"Дворцовые перевороты" М.А. Бойцова

Тип работы:
Анализ книги
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Рецензия

на книгу М. А. Бойцова «Дворцовые перевороты»

Период, который начинается после смерти Петра I в 1725 г. и длится вплоть до 1762 г., т. е. до воцарения Екатерины II, традиционно называется в историографии «эпохой дворцовых переворотов». Высказывались сомнения в целесообразности применения такого понятия (С.М. Троицкий), но вряд ли стоит ломать традицию. Ведь, действительно, в стране за 37 лет сменилось 6 императоров, причем, четверо оказались на престоле в результате переворотов. Смены царствующих особ сопровождались ожесточенной борьбой между различными группировками придворной знати. Разобраться в этом калейдоскопе очень непросто.

Но прежде чем переходить к характеристике самих событий, нужно уметь их оценивать в целом. Еще дореволюционный историк В. А. Мякотин разработал концепцию этого периода. Суть ее сводилась к тому, что 1) широкие народные массы в дворцовых переворотах участия не принимали; 2) в это время происходило неуклонное усиление экономической и политической роли дворянства; 3) причины переворотов и проистекали из укрепившихся позиций дворян. Пережив экстремизм социал-демократической историографии пред- и послереволюционных лет, эта концепция в несколько видоизмененном виде вошла и в советскую историческую литературу.

Книга М. А. Бойцова состоит из пролога, 7 частей, эпилога, комментария.

Пролог

Споры о значении для судеб России преобразований Петра I начались еще при жизни реформатора, но конца им не видно, пожалуй, и сегодня. За триста прошедших лет не раз менялись имена, которыми называли себя «сторонники» и «противники» Петра, но суть обсуждения была одна и та же -- судьба России.

Смерть Петра Мы выяснили, что «эпоха переворотов» -- прямое следствие реформ Петра, своеобразная расплата за них, свершившаяся не над самим реформатором, но над его преемниками на российском престоле. Соперничество в придворных кругах принимает особенно ожесточенный характер, поскольку политика целых групп оказывается, окрашена сильными и единодушными эмоциями.

Император пожертвовал сынам ради реформ, но отсутствие общепризнанного наследника затянуло Россию, разворошенную петровскими новшествами, в водоворот политических кризисов, делавших весьма сомнительным само продолжение начатых реформ…

Падение А. Д. Меншикова. 1727 г

Не потребовало даже такого вмешательства военных. Речь шла, как правило, лишь о ссылке, причем жертва политических обстоятельств не сразу подвергалась жестоким репрессиям, а как бы постепенно спускалась с высот власти к положению заключенного или ссыльного. Так было с Меншиковым, покидавшим Петербург еще со всем блеском своего миновавшего величия, так было с Долгорукими, получавшими сначала довольно почетные назначения, правда в отдаленных краях, и лишь затем подвергавшимися аресту… Воцарение Анны Иоанновны. 1730г

Перелом наступает на рубеже сороковых годов, возможно, не без влияния строгостей царствования Анны Иоанновны, изрядно ожесточивших общество. Возникает новый, классический для русской истории, тип военного переворота. Гвардия уже главный и единственный участник передачи власти одного лица другому. Офицеры теперь выходят на политическую сцену не для того, чтобы оказывать давление на гражданские, так сказать, «конституционные» органы власти, а чтобы подменить их. Они насильно свергают одних правителей и возвышают других, ставя остальное общество перед свершившимся фактом. Жертвы военных мятежей не встречают той предупредительности, на которую могли рассчитывать опальные вельможи предшествующих десятилетий.

Арест Бирона

В октябре 1740 г. Анна умерла. На русском престоле оказался грудной ребенок, родившийся от брака племянницы императрицы Анны Леопольдовны Мекленбургской с герцогом Брауншвейгским. За спинами «брауншвейгской фамилии» маячила фигура могущественного регента Бирона. Но Бирон правил всего 22 дня. Он был свергнут Минихом, который произвел самый «дворцовый» из всех дворцовых переворотов. Ночью его адъютант арестовал Бирона и отправил в Петропавловскую крепость. Но и Миних не мог удержать ставшую такой скользкой власть. Путем тонкой интриги его отправил в отставку Остерман. Около года власть была у Остермана, а официально правила Анна Леопольдовна.

Переворот Елизаветы

Переворот имел ряд особенностей. Как показал Е. В. Анисимов, это был один из самых «демократических» переворотов, так как в его подготовке активное участие принимали низы Гвардии. Правда, это связано не только с позицией Елизаветы, привлекавшей гвардейцев, но и с предшествующей политикой Бирона, который пытался ослабить гвардию, «размывая» ее выходцами из низов. Другая особенность заговора Елизаветы — активное участие в его подготовке французского и шведского посланников. Их участие тоже понятно. Россия все больше становилась одним из важнейших факторов международных отношении в Европе и от того, на чьей стороне окажется новое российское правительство, зависело многое. Надо отдать должное Елизавете: используя помощь иностранных представителей, она вела себя с ними весьма осторожно и не давала серьезных обещаний.

В ноябре 1741 г. переворот состоялся. Елизавета, при поддержке роты гренадеров Преображенского полка, явилась во дворец. «Брауншвейгское семейство» было арестовано и отправлено в ссылку.

Низложение Петра III

Петр III — сын дочери Петра I Анны, которая была замужем за голштинским герцогом Карлом-Фридрихом, был привезен в Россию в 1742 г. как наследник Елизаветы. Поддержки в России он не имел. А попытка развязать войну с Данией, бессмысленность которой хорошо осознавалась в самых различных кругах, популярности ему не прибавила. Не способствовало росту этой популярности и то, что он стал изменять состав гвардии за счет офицеров-голштинцев.

Душой нового дворцового переворота стала жена Петра III — Екатерина Алексеевна. В ночь на 28 июня 1762 г. Екатерина была привезена из Петергофа, где она находилась летом, в Петербург. В тот же день Сенат провозгласил ее императрицей и объявил низложенным Петра III. Последний был заключен в небольшом имении Ропша под Ораниенбаумом и вскоре убит.

Дело Б.Я. Мировича

дворцовый переворот петр восстание

Дворцовые перевороты сделали в глазах знати смену власти делом не столь уж трудным. В 1764 г. офицер Мирович сделал попытку освободить содержащегося в Шлиссельбургской крепости Ивана Антоновича и провозгласить его императором. Эта попытка не увенчалась успехом: солдаты внутреннего караула закололи Ивана Антоновича еще до того, как Мирович со своей ротой ворвался в каземат. Екатерина была сильно перепугана этой попыткой дворцового переворота. Убийство Павла I

Жесткие, доходящие до жестокости методы управления Павла I, созданная им обстановка страха и неуверенности, недовольство высших дворянских кругов (лишенных былой свободы и привилегий), столичного гвардейского офицерства, нестабильность политического курса привели к возникновению заговора против императора. Нити его сошлись в руках петербургского военного губернатора графа П. Д. Палена, контролировавшего ситуацию в столице. В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. Павел I был убит заговорщиками в своем новом, только что построенном в Петербурге Михайловском замке. Престол наследовал его сын Александр I.

Восстание декабристов. 1825 г

События 14 декабря 1825 г. заслуживают отдельного сборника записок очевидцев и участников, тем более что подлинная картина этого восстания широкому читателю в подробностях неизвестна. Для эпилога книги о дворцовых переворотах достаточно краткой записи обычного российского обывателя" молодого чиновника, оказавшегося свидетелем некоторых эпизодов одного из самых знаменитых дней в русской истории-подчеркнутое верноподданничество может быть искренним, возможно, и он, спустя много лет мог бы сделать примечание к своим запискам, как один из его «соседей» в толпе перед Адмиралтейством 14 декабря: «Почти все выражение мною поставлено из эгоизма и опасения, тогда все боялись обыска полиции…» Петербург знал много мятежей, но впервые на его улицах гремели пушки, впервые бунтовщиков косила картечь… России наступали новые времена…

Эпилог

Прежде всего, очевидно, что в любую эпоху крупных преобразований усиливаются трения между разными группами в тех слоях общества, которые непосредственно затрагиваются этими новшествами. Тут дело даже не в принципиальных взглядах, а в том, что реформы приводят к выдвижению на главные роли в государстве новые социальные типы. В нашем случае это, скажем, неродовитое дворянство или же «иностранцы», окружившие трон. Естественно, что потесненная у кормила государственной власти аристократия не вполне довольна происходящим. В зависимости от политических обстоятельств эти условно выделенные крупные «партии» начинают дробиться на всевозможные «факции», как говорили тогда, сплачивающиеся вокруг влиятельных лиц. Соперничество в придворных кругах принимает особенно ожесточенный характер, поскольку политика целых групп оказывается, окрашена сильными и единодушными эмоциями.

Конечно, и при «тишайшем» Алексее Михайловиче боярин обижался, если его лишали милости, и дрожал за свое место. Но в эпоху реформ опасения за собственное, личное, будущее накладываются на, пусть даже неосознанную, тревогу о судьбе всей социальной группы, к которой человек принадлежит. Ощущение общей опасности сплачивает и побуждает активно и совместно противодействовать ей. В условиях самодержавного правления это означает борьбу за то, чтобы посадить на престол ставленника своей «факции» или хотя бы не допустить подобного успеха для враждебной партии.

Раз в период реформ корона неизбежно становится объектом настойчивых притязаний борющихся за свое выживание групп, то для политической стабильности в стране крайне важно существование сильной династии, способной сглаживать противоречия или играть на них. Но именно такого наследия Петр после себя не оставил. И причины тому отнюдь не в случайных совпадениях. Династический кризис возник из-за того, что сын и законный наследник Петра не разделял его политических взглядов, не принимал его реформ. Ситуация, когда оппозиция собирается вокруг преемника правящего государя, подчиняет его своему влиянию и использует как символ и знамя, вполне типична. Нетипичен способ разрешения возникшего конфликта, который нашел Петр. Лишение Алексея прав на престол, затем суд над царевичем и его казнь пресекли естественный порядок передачи короны.

Мы уже никогда не узнаем, как могла сложиться судьба нововведений Петра I, если бы ему наследовал Алексей. Но заявить, что «эпоха дворцовых переворотов» решительно ускорила осуществление начатого Петром, вряд ли кто-нибудь решится. Все-таки, скорее, наоборот. Император пожертвовал сынам ради реформ, но отсутствие общепризнанного наследника затянуло Россию, разворошенную петровскими новшествами, в водоворот политических кризисов, делавших весьма сомнительным само продолжение начатых реформ…

Если не придавать чрезмерного значения точным календарным датам, восемнадцатое столетие окончилось в России в 1812 году. Нашествие Наполеона, Бородинское поле, московский пожар и лед Березины, наконец, казаки на Монмартре и в Пале-Рояле, -- все это подвело окончательную черту под веком Петра и Екатерины. Та давняя Отечественная война видится сейчас порой чем-то вроде водевиля «на гусарскую тему» -- нам почти невозможно всерьез представить себе силу пережитого русским обществом в Двенадцатом году потрясения. Не только отстроенная после «просвещенных варваров» Москва выглядела по-новому -- вся Россия переменилась, и не столько в образе жизни, сколько -- в образе мыслей и действий. И на фоне этой новой российской действительности восстание 1825 г. кажется романтическим подражанием опытам ушедшего века, проявлением ностальгии по звездным (или казавшимся таковыми) мгновениям недавней тогда еще истории.

Конечно, движение декабристов, о котором здесь не место говорить сколько-нибудь подробно, несравненно глубже по политическому содержанию и значительнее по месту, занятому в отечественной культуре, чем любой из дворцовых переворотов XVIII в. Но либеральные идеи, по большей части занесенные с Запада молодыми офицерами, причудливо соединились в их действиях с почтенной отечественной традицией введения общеполезных новшеств путем военного мятежа. Едва ли не все черты, присущие «классическому» дворцовому перевороту, заметны в восстании на Сенатской площади. Были и спешная импровизация, и предательство накануне выступления, и заготовленный манифест, и сознательный обман солдат (чего стоит хотя бы знаменитый клич «Да здравствует Константин и жена его Конституция!»), были, возможно, и шансы на успех. Не было лишь победы. И виной тому отнюдь не слабая организационная подготовка мятежа -- она была не хуже чем при удачно завершавшихся заговорах предшествовавших десятилетий.

Дворцовые перевороты -- не случайные эпизоды нашего прошлого, не результат стечения редких и не слишком серьезных обстоятельств, а проявление глубоких процессов в общественном и политическом развитии страны, тесно связанных с попытками реформ рубежа XVII и XVIII вв.

Вряд ли стоит пренебрегать и событиями 1730 или 1764 годов. В них ярко проявились отношения между властью и подданными, создававшие подходящую атмосферу (не только политическую, но и культурную, психологическую) для осуществления дворцовых переворотов. Так сложилась структура книги, посвященной лишь одной из сторон богатой политической истории России XVIII века, но зато едва ли не самой характерной. В работе дано подробное описание события исторических переворотов, ярко представлены личности престолонаследников, их взаимоотношения с простыми людьми, и даже с врагами. Автор пытается проанализировать роль каждого престолонаследника, подчас ведущей конформистскую политику по отношению к врагам, и то влияние, которое эта политика оказывает на развитие событий. Как мне кажется, данный источник дает основополагающий материал для нас.

Аннотация рецензируемой книги адресует ее вниманию широкого круга читателей. Такая посылка по большому счету не противоречит историческому названию книги, так как дворцовые перевороты является весьма содержательной частью истории Отечества

На основе системного анализа и высказываний авторов научно обоснованно и убедительно делает методологически выверенный вывод об дворцовых переворотов автор. Справедливости ради отметим, что автор взялся за очень сложную историческую проблему, что обусловливается недавними идеологическими наслоениями не только в «классических» теоретических работах, но и фактически в практической направленности истории Отечества, на деле изо дня в день, из года в год, на протяжении многих лет обслуживающей идеологизированную политику не всегда добросовестных политических деятелей. Влияния этих обстоятельств не избежал и автор, без должной критики процитировавший некоторых исторических исследователей теоретиков, в прошлом неоспоримых авторитетов, у которых обозначенные социальные ценности разошлись с практикой их угнетения и подавления. Книга интересна и содержательна. В ее 7 частях автор избрал достаточно оригинальный ключ подачи материала, назвав «Дворцовые перевороты» глубоко проанализированы проблемные, философские, теоретические характеристики исторических событий: сущность, содержание и понятийный аппарат; структура системы престолонаследия.

Наиболее значительным по содержанию и объему является части Смерть Петра, Переворот Елизаветы, Восстание декабристов. Примечательно, что наряду с глубоким научным раскрытием поставленных вопросов автор делает основательный анализ теории проблемы. В книге познавательно и интересно представлены престолонаследники и роль Дворцовых переворотов России. От многих теоретических работ по истории рецензируемая книга отличается непривычной полемичностью. Автор сделал верный отход, от классической объемной соразмерности частей варьируя в зависимости от сложности и значимости материала.

Есть основания полагать, что успешному овладению сложнейшей в теоретическом и прикладном значении темой автору способствовало умелое и умеренное использование научно-справочного аппарата с позиций этимологии, А это совместимо с глубоким интересным анализом только на базе основательных исторических знаний, что подтверждено текстуально. В порядке пожеланий автору представляется необходимым отметить следующее.

1. Избыток сносок — практически в среднем на каждую страницу приходится от трех и более сносок — это много даже для теоретической работы, для которой на страницу в среднем достаточно и двух. Изобилие сносок чревато тем, что из-за закавыченных и других отступлений теряется объективность восприятия авторских суждений.

2. Наряду с историческими фактами дворцовых переворотов имеются биографии престолонаследников России представляется уместным более обстоятельное указание роли в исследуемой книге.

3. Следует обратить внимание, что вышеуказанное не влияет на общую положительную оценку рецензируемой работы. Судя по введению и содержанию книги, автор выполнил стоявшую перед ним задачу. Эта интересная историческая книга обоснованно и правильно адресована не только историкам, но и нам читателям, интересующимся историей государства.

В истории человечества встречаются такие события, которые, некогда появившись, проходили затем через века, через доступную нашему умственному взору смену эпох и поколений. Такие события — поистине «вечные спутники» человечества. Речь может идти о политических и государственных событиях.

К числу таких «вечных спутников» человечества принадлежит тема дворцовых переворотов. Престолонаследники, судьба которых была необычайно сложна и противоречива. И в то же время, он была яркой индивидуальностью во всем, и именно это позволило им ломать устоявшиеся традиции, обычаи, привычки, обогащать старый опыт новыми идеями и деяниями, и однозначные оценки невозможны, ибо не все исследователи учитывают образ мыслей, способности, характер тех людей, которые, будучи у власти, влияли на исторический процесс. Конечно, их личные качества определяются в немалой степени воспитанием, и, следовательно, средой и эпохой. Но ведь одна и также эпоха воспитывает разных людей, и далеко не безразлично, кто именно стоит у власти или командует армией.

Каждая эпоха выносит представление об исторической личности нечто свое, характерное именно для данной эпохи, раскрывая те грани и аспекты, тот смысл и значение, то особенное, что было просмотрено эпохами предыдущими и в этом заключается развитие исторической мысли.

Поэтому каждая эпоха знает своего Петра, Меньшикова, Бирона, Елизавету и многих других.

Время позволяет теперь взглянуть на дворцовые перевороты с более чем 200-летнего расстояния, увидеть в преобразованиях, личный вклад в строительство государства Российского, укрепление его позиций, его славы, что актуально в наши дни для молодых независимых государств.

В заключение заметим: в книге М. А. Бойцова много находок, интересных наблюдений. Дорого и то, что она проникнута стремлением отойти от привычного и шаблонного прочтения исторической литературы. И пусть в книге нет иллюстраций, содержания, списка литературы, книга при прочтение очень интересная, читается легко. Следует сказать, что все публикации М. А. Бойцова заслуживают самого пристального и благодарного внимания читателей, так как они существенно пополняют мировую историю, вводят множество новых фактов, снабженных компетентными и полными комментариями, ставят ряд актуальных проблем, волнующих нас студентов и любителей истории.

Автор ставил цель дать представление о дворцовых переворотах, описывал обстановку в стране (она широко известна из учебников и в то же время присутствует в книге «за кадром» как определяющий фактор всех позиций). Он отобрал главное — Личность, перевороты и последовательно развивал свою концепцию в работе. Можно не соглашаться с концепцией автора, но нельзя не отдать должное ее стройности и огромным конкретным материалом.

Задача этой книги -- противопоставить научно, профессионально сделанную оценку политики престолонаследников обыденной, основанной на стремлении принять желаемое за действительность. Здесь главным является; максимальная мобилизация материала, и прежде всего тех фактов, которые говорят в пользу исторических персонажей, вошедшего в историю и историографию со знаком минус.

Вот так дает М. А. Бойцов современному читателю ответы на вопросы о престолонаследие, дворцовых переворотах.

Описывая события, автор книги пытается объективно разобраться в судьбе России. Он использует свидетельства, русских и иностранцев, выписки из документов, результаты исторических исканий известных русских историков, многочисленные архивные документы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой