Анализ инвестиционной привлекательности Сибирского Федерального Округа

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Понятие, сущность, направления модернизации экономики

1. 1 Понятие и сущность модернизации экономики

1. 2 Повышение инвестиционной привлекательности субъекта федерации как одно из направлений модернизации экономики

2. Анализ и пути повышения инвестиционной привлекательности Сибирского Федерального Округа

2. 1 Анализ инвестиционной привлекательности регионов СФО

2. 2 Потенциал и перспективы экономического развития СФО

3. Рекомендации по увеличению инвестиционной привлекательности регионов

Заключение

Список литературы

Введение

Проект модернизации России -- это проект вхождения в глобальную экономику с сохранением собственной идентичности, экономической независимости и социальной справедливости посредством консолидации общества на базе общего понимания проблем глобализации и повышения управляемости глобальными процессами. Это не сугубо национальный проект развития одной отдельно взятой страны; это общезначимая модель, альтернатива развития, позволяющие России оставаться на уровне мировых процессов и мировой компетентности.

Мир входит в фазу глобальной трансформации, связанной с окончанием эпохи модерна, индустриализма, кейнсианских и неокейнсианских моделей обществ потребления, изобилия, процветания и т. д. Произошел возврат к консервативным ценностям и смыслам жизни, что было ознаменовано неоконсервативными революциями. Запад смог осуществить серию экономических и управленческих революций -- технологическую, структурную, информационную, организационно-управленческую. Произошла настоящая институциональная трансформация западного мира, устремившегося к горизонтам постэкономического, информационного общества.

Оправдался, на наш взгляд, прогноз о том, что конец XX века пройдет под знаком левого вызова. Чрезвычайно важен и полезен опыт европейских социал-демократий последнего десятилетия XX века, сумевших после триумфов неоконсервативных революций и затяжного кризиса левых партий и движений преодолеть теоретические и политические тупики, вернуться во власть и достойным образом, без потери политической идентичности, собственного лица умножить и развить достижения предыдущей неоконсервативной эпохи. Нынешняя Европа процветает под управлением социалистических и социал-демократических правительств.

Конец XX — начало XXI века ознаменовалось вступлением в фазу глобализации. 1

Оказавшись в ситуации исторического выбора, Россия в очередной раз попыталась провести назревшие преобразования по теоретическим парадигмам вчерашнего дня, встать на пути догоняющей модернизации, перенести на русскую почву западные цивилизационно-культурные ценности и институты, выстроить экономику, рынок по классическим либеральным образцам.

В обществоведческой литературе последних лет критика модели догоняющей модернизации наиболее ярко представлена в философских и политологических работах А. С. Панарина, В. Г. Федотовой, В. И. Толстых, С. Е. Кургиняна, А. Дугина. Критика слева осуществлена группой авторов, объединившихся вокруг журнала «Альтернативы» и реализовавших исследовательский проект под названием «Россия в конце ХХ века. Итоги и перспективы модернизации», в котором проблемы модернизации российского общества рассмотрены и, в том числе, с точки зрения левых альтернатив развития.

Более серьезное отношение к проблемам модернизации прослеживается и в кругу либеральных экономистов. Об этом говорит и особый упор на модернизацию экономики в новой правительственной программе, подготовленной под руководством Г. Грефа. Однако, несмотря на более комплексную и углубленную проработку вопроса в очередном программном документе реформаторов, ряд принципиальных вопросов модернизационного проекта остается за кадром.

Проблема модернизации российского общества, экономики в рамках его системной трансформации стоит очень остро. России ещё только предстоит решить целый набор исторических задач, который западные общества и новые индустриальные страны решали тогда, когда в нашей стране рушились основы созданного индустриального общества, многонационального мира, социально-культурной инфраструктуры, государственности. Россия нуждается в аутентичном (самотождественном) модернизационном проекте, который в сжатые исторические сроки сможет реализовать незавершенные цели обновления.

Цель данной работы — рассмотреть сущность процесса модернизации экономики РФ, рассмотреть пути повышения инвестиционной привлекательности регионов, входящих в Сибирский Федеральный Округ.

В работе поставлены следующие задачи:

· Рассмотреть понятие и сущность модернизации экономики;

· Рассмотреть повышение инвестиционной привлекательности субъекта федерации как одно из направлений модернизации экономики

· Провести анализ и пути повышения инвестиционной привлекательности Сибирского Федерального Округа.

· Дать рекомендации по увеличению инвестиционной привлекательности регионов.

1. Понятие, сущность, направления модернизации экономики

1. 1. Понятие и сущность модернизации экономики

По самому общему определению, модернизация представляет собой процесс перехода от традиционного общества (аграрного, с патриархальной культурой и жестко закрепленной социальной иерархией) к индустриальному, основанному на крупном машинном производстве и рациональном управлении общественными процессами с опорой на законы. В теории под модернизацией понимается совокупность процессов индустриализации, секуляризации, урбанизации, становления системы всеобщего образования, представительной политической власти, усиление пространственной и социальной мобильности… и др., ведущие к формированию «современного открытого общества» в противовес «традиционному закрытому». [12]

Понятие «модернизация экономики» в современной интерпретации включает:

· создание благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата;

· защита прав собственности и корпоративное управление

· реформирование налоговой системы;

· развитие института банкротства и защита прав кредиторов

· дебюрократизация экономики;

· выравнивание условий конкуренции и государственная антимонопольная политика;

· управление государственной собственностью;

· развитие рынка земли и других объектов недвижимости

· финансовая инфраструктура и финансовое посредничество

· реформирование банковской системы

· инструменты денежного рынка

· развитие фондового рынка и инвестиционных институтов

· развитие рынка страховых услуг

· политика поощрения инвестиций

· политика в сфере развития «новой экономики»;

· развитие телекоммуникационной и информационной инфраструктуры;

· агропродовольственная политика

· развитие транспортного комплекса

· развитие транспортной инфраструктуры

· реструктуризация естественной монополии на железнодорожном транспорте

· транспорт нефти и нефтепродуктов

· структурные изменения в электроэнергетике

· структурные изменения в газовом комплексе

· структурные изменения в жилищно-коммунальном хозяйстве

· реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (ОПК)

· экономические аспекты экологической политики и природопользования

· внешнеэкономическая политика

Сегодня всё чаще вместо понятия «экономические реформы» используется понятие «модернизация экономики». Ряд экономистов в качестве «русской идеи» выдвигает идею модернизации России, что означает реконструкцию социально-экономических, политических, культурных, религиозно-нравственных и других основ жизни российского общества путём различных нововведений и усовершенствований. Важное место в модернизации России должна занять модернизация российской экономики. Причём большая часть исследователей слово «модернизация» органично связывают с понятием «эволюционный подход». Итак, можно сформулировать задачу в экономической сфере: от радикальных экономических реформ к эволюционной модернизации российской экономики. Необходим поиск путей такой модернизации.

На мой взгляд, основной задачей в области экономики должна стать эволюционная модернизация российской экономики с целью созидания смешанной экономики, с учетом российской специфики и мировых тенденций.

Основой экономики XXI века должны стать научные, воплощенные как в человеческих ресурсах, в продукции и услугах, так и в организации хозяйства. С долгосрочных позиций угрозой для России является перспектива остаться на периферии мирового инновационного развития. За последние 10 лет количественные параметры национальной инновационной системы России сократились: по финансированию в 5−7 раз, по кадрам — в 2 раза, по основным фондам — в 2,1 раза. Снижение качества остающихся научных ресурсов, по-видимому, перекрывает ухудшение количественных показателей. Главные причины кризиса инновационного процесса: 1) отсутствие замещения традиционного государственного спроса на инновации спросом частного сектора; 2) падение инвестиций и отсутствие конкурентного климата; 3) архаичная институциональная структура национальной инновационной системы и низкие темпы ее адаптации к новым экономическим реалиям.

Создание условий для перехода к инновационному типу экономического роста имеет критическое значение для определения будущего страны, ее места в международной системе координат и потому должно стать одним из центральных разделов долгосрочного стратегического плана развития РФ. В этой связи можно предложить несколько направлений для определения плана конкретных действий, нацеленных на расширение источников технологического развития:

Сферой государственной ответственности должна остаться фундаментальная наука и ограниченный спектр критических технологий, преимущественно двойного назначения. Вместе с тем при всей актуальности увеличения бюджетного финансирования развития науки и технологий трудно ожидать здесь драматических изменений в ближайшие годы. Даже при двукратном увеличении расходов на НИОКР они будут в десятки раз меньше текущего научного бюджета США, страны, имеющей максимально широкий спектр научного поиска. В связи с этим необходима очередная концентрация и оптимизация приоритетов госбюджетного финансирования по двум критериям:

1) поддержка исследований в областях, где невозможно заимствование технологий;

2) финансирование программ, соответствующих или опережающих мировой уровень.

Концентрация российских наукоемких предприятий, НИИ и ОКБ, объединенных единым рынком сбыта и технологической нишей в целях устранения избыточного дублирования.

Постепенное перекладывание основного бремени создания нововведений на самофинансирование предприятиями путем создания взаимоувязанной системы мер налоговой, кредитной амортизационной и таможенной политики, стимулирование инновационного спроса, в том числе через лизинг.

Защита интеллектуальной собственности, торговых знаков и промышленной собственности мерами жесткого государственного регулирования.

Открытое провозглашение и разработка национальной программы широкого заимствования технологий (опыт Японии, Южной Кореи), для чего необходимо привлечение иностранных инвестиций с максимальными льготами и гарантиями в случае поступления по этим каналам новых технологий; стимулирование импорта технологического оборудования, а не готовых изделий.

Поддержка интеграции отечественных предприятий в международные технологические альянсы и гармонизация отечественных и зарубежных систем менеджмента, сертификации продукции и услуг инжиниринга, квалификации персонала.

Поддержка малого наукоемкого бизнеса, создание условий для венчурного финансирования.

Развитие специальной сети новых финансовых рынков, ориентированной на отечественные «компании роста» (опыт Германии).

Поощрение возвращения российских ученых и специалистов, работающих и обучающихся за рубежом (опыт Китая).

Разработка стратегической перспективы в научно-технической сфере должна учитывать мировые тенденции.

Проведенный в ИМЭМО анализ фактически сложившейся структуры приоритетов и тенденций их изменения в развитых странах показал, что научные и технологические приоритеты — это далеко не одно и то же. Научные приоритеты, наиболее тесно связанные с внутренней логикой познания, в то же время отражают и общие социально-экономические потребности развития. Так, в последние 10−15 лет во всех развитых странах произошла перестройка дисциплинарной структуры науки: снизился удельный вес технических знаний, возросла доля комплекса «наук о жизни» — биологии, генетики, всех отраслей медицины, а также биохимии, биофизики и других междисциплинарных исследований, создавших принципиально новые области применения. В области фундаментальных исследований США здравоохранение давно опережает все остальные статьи государственных научных расходов: на медицинскую науку тратится в три раза больше, чем на исследования космоса, и в шесть раз больше, чем на фундаментальные исследования в интересах обороны.

В отраслевой, технологической структуре приоритетов первая тройка лидеров в ведущих странах долгое время была идентичной — аэрокосмическая промышленность, автомобилестроение, электротехническое машиностроение. На каждую из этих отраслей приходилось от 10 до 15% расходов на исследования и разработки в отраслях хозяйства США, Японии, ЕС. К середине 90-х годов ситуация изменилась. В США лидером стала сфера услуг, представленная в основном информационными технологиями (около 20%), которая потеснила аэрокосмическую отрасль (12%) и автомобилестроение (11%). Аналогичные тенденции характерны для стран ЕС и Японии.

Ведущаяся в ИМЭМО работа по прогнозированию социально-экономических последствий научно-технологического развития позволила выявить во второй половине XX века эволюцию стратегических целей НТП в развитых странах от обеспечения военно-технического превосходства к поддержке национальной конкурентоспособности и далее к обеспечению устойчивого роста и повышению качества жизни. В этой связи по размаху коммерциализации научных и технологических достижений, а также по их инновационному потенциалу можно выделить следующие главные направления научно-технического развития начала XXI века: информационные и телекоммуникационные технологии; технологии здравоохранения; новые материалы и новые источники энергии; защита окружающей среды. Именно эти направления имеют самые высокие рейтинги в оценках их мультипликативного эффекта и глубины воздействия на все сферы человеческой деятельности. Все они переросли рамки фундаментальных теоретических открытий и быстро формируют глобальные технологические рынки.

Модернизационная политика в ближайшие десять лет должна основываться на следующих слагаемых инвестиционного климата:

1. Обеспечение самовоспроизводства основного капитала за счет преимущественного использования амортизации и прибыли как главных источников финансирования.

2. Оптимизация баланса «сбережение — инвестиции — потребление» с ориентацией на систему поддержки населения с низкими и умеренными доходами, обеспечение государственных гарантий по страхованию инвестиционных рисков как для частных и смешанных финансовых структур, так и для населения.

3. Привлечение частных инвестиций для финансирования объектов производственной и социальной инфраструктуры на базе предпринимательской, арендной, концессионной и партнерской моделей.

4. Разработка стратегии преференциального привлечения прямых иностранных инвестиций.

5. Обеспечение финансово-кредитной политики, направленной на минимизацию риска инвестирования, установление ценовых ориентиров в расчетах ожидаемой прибыли, снижение цены кредита.

6. Преодоление глубокого кризиса в инвестиционной сфере требует также новых стратегических подходов, направленных на оптимизацию и экономию ресурсов в ходе собственно инвестиционного процесса.

Новая модель инвестиционного процесса, по нашему мнению, должна базироваться на следующих приоритетных задачах:

· преодоление разорванности и нескоординированности стадий инвестиционного цикла, что может привести к снижению его продолжительности в 2−2,5 раза;

· повышение удельного веса прогрессивных форм управления инвестиционным процессом (проектного финансирования, профессионального управления, «прокьюремент систем» и др.), с нынешних 6−7% в общем объеме инвестиций до 50−60%;

· рост доли торгов, обеспечивающих прозрачность сделок и создание конкурентной среды, в общем объеме осуществляемых инвестиционных проектов в РФ с 10−12% до 70−80%.

· Реализация этих задач позволит снизить удельную капиталоемкость объектов инвестирования минимум на 30−40%.

1.2 Повышение инвестиционной привлекательности субъекта федерации как одно из направлений модернизации экономики

Основная задача инвестиционной политики региона заключается в создании условий для эффективных вложений в его экономику на принципах: доброжелательности во взаимоотношениях с иностранными инвесторами, сбалансированности публичных и частных интересов, информационной открытости для всех инвесторов, ясности и простоты инвестиционного процесса, равноправия инвесторов, объективности и здравого экономического смысла в принимаемых решениях, неизменности принимаемых решений и своевременного и четкого выполнения своих обязательств, поддержки и стимулирования инвесторов.

Региональная инвестиционная политика определяется внешними (политическая ситуация в стране, общеэкономическая ситуация, состояние финансового рынка, надежность контрагентов) и внутренними (выбранная инвестиционная стратегия, обеспеченность инвестиционными ресурсами, квалификация кадров, существующая система управления) факторами, обуславливающими решение комплекса задач по стабилизации политической ситуации в регионе, снижению инфляции, повышению привлекательности корпоративных инвестиций. Причем в каждом конкретном регионе эта политика должна учитывать его конкурентоспособность, то есть роль в экономическом пространстве России, способность обеспечить достойный уровень жизни населения и реализовать имеющийся в регионе экономический потенциал.

В качестве методов, повышающих конкурентоспособность региона на финансовом рынке и, как следствие, инвестиционную привлекательность, можно рассматривать создание системы консолидации и локализации финансовых ресурсов, например на основе создания региональных инвестиционных структур на базе отдельных муниципальных образований.

Данные структуры могли бы сконцентрировать существующие активы и финансовый капитал, направить их на развитие территории в рамках комплексных инвестиционных проектов. В основе этого метода лежит идея о необходимости реформирования существующей системы хозяйственного управления. Создание региональных инвестиционных структур создаст условия, когда средства региона будут сохраняться в рамках региона и вкладываться в развитие данного территориального образования.

В целом же одной из ключевых задач политики региона по привлечению инвестиционных ресурсов является доведение совокупности хозяйствующих субъектов региона до «рыночного вида» посредством создания соответствующей инфраструктуры: трастовые компании, лизинговые механизмы, финансовые, страховые компании и т. п.

Таким образом, уже в первом приближении очевидно, что модернизация для России является вопросом жизни и смерти. Отставание России от ведущих стран Запада, новых индустриальных стран в 90-е годы стало принимать характер необратимого разрыва. Реформы не только не привели к модернизационному рывку, но и отбросили страну далеко назад в технологическом, структурном и экономическом плане. Любые политические силы, приходящие во власть, вынуждены будут решать эти проблемы, но уже в гораздо более худших условиях. При определенном стечении обстоятельств ответ на модернизационный вызов может быть дан с помощью чрезвычайных мер и ценой отказа от завоеванных экономических и политических свобод.

Прошедшие годы показали, что для модернизации смертельно опасны любые -- экономические, политические и социальные -- утопии. Они вдвойне опасны, если базируются на упрощенных идеологических и теоретических конструкциях, отражающих вчерашний день обществоведческого знания.

Опыт российского реформирования вскрыл и ещё одно обстоятельство. Трансформация самостоятельных цивилизационно-культурных метасистем, к которым относится Россия, не укладывается в стандартные модернизационные сценарии.

Очень важен современный глобальный контекст российской модернизации. Россия была и остается в самом центре мирового средоточия геополитических и геоэкономических интересов, её будущее затрагивает всю систему мировых балансов сил и интересов. В этом смысле судьбы российской модернизации затрагивают не только интересы самой России. В этой связи возможны несколько сценариев отношения к России и её будущему.

Первый -- сценарий геополитического противостояния и давления -- основан на идеях З. Бжезинского, которые сводятся к необходимости окончательно редуцировать Россию до уровня второстепенной страны, перевести её в клиентеллу США и Запада, навсегда ликвидировать её как самостоятельного геополитического субъекта и равноценного игрока глобальной политики.

Второй -- сценарий изоляции России и от России -- связан с концепцией дистанцирования от России, как пространства многочисленных конфликтов, потенциальных и реальных угроз стабильности и безопасности в мире и сопряженных регионах, выстраивания санитарных кордонов и т. д.

Третий -- сценарий нового партнерства в условиях общемирового процесса трансформации и глобализации, на основе балансов сил и интересов -- основан на рационализме и здравомыслии, стремлении выстраивать мир партнерства, кооперации, координации взаимных интересов, выдвижении во главу угла переговорных и договорных начал при урегулировании любых конфликтов.

Очевидно, что приверженность различным сценариям обуславливает различный подход и разную степень заинтересованности ведущих субъектов мировой политики в благоприятном решении проблем российской модернизации.

Сегодня лицо современного мира определяют две центральные мировые тенденции: глобализация и неомодернизация, под которой понимается глобальная трансформация. Весь набор базисных глобальных вызовов лежит в плоскости этих двух тенденций развития. Судьбы российского модернизационного проекта напрямую зависят от характера исторического выбора, который сделает страна, т. е. от определенности ответов на данные глобальные вызовы.

Русские как национальный тип и характер, как нация доказали свои уникальные способности творить собственную историю и культуру. В русском самосознании сложилась и никогда не прекращала развиваться (несмотря на периодически случавшиеся национальные умопомрачения) Русская идея как представление нации о самой себе, своем предназначении, миссии, историческом задании. Русский народ создал и развил не только собственные, присущие только ему типы индивидуальности, общественности, государственности. Россия является отдельным, самоценным типом цивилизации.

Вместе с тем, особенности духовного и психологического склада; иерархия ценностей; отношение к традициям и новациям; внутреннему миру человека и внешнему миру человеческого общежития -- в значительной мере обусловили равнодушие и нигилизм к рациональным формам социальной организации, их важности для нормальной, упорядоченной и достойной жизни человека. Сложная, противоречивая и, во многом, трагическая циклика российской истории часто приводила к отвержению и слому цивилизационно-культурной идентичности, унижению и попиранию национального достоинства.

Бич Божий российской истории -- внешние, насильственные, чуждые подавляющему большинству общества формы исторических модернизаций. Именно с этой стороны нависали угрозы уничтожения цивилизационно-культурной идентичности, национального унижения, социальных и демографических катастроф. Именно в силу этого в качестве ответа имело место их отторжение страной, огромная цена проведения российских модернизаций. Иной раз почти столетие-полтора требовались для переваривания и адаптации новых форм жизни. Но к этому времени уже вызревал следующий модернизационный цикл. Отсюда -- конвульсивность российских модернизаций, их глубоко конфликтный характер. Даже тогда, когда ценой огромных усилий и издержек достигался успех в проведении технологических модернизаций, они оставались внешними, оторванными от сопутствующей экономической и социальной культуры, не имели в себе потенциала саморазвития, воспроизводства. Имелись и исторические прецеденты срыва модернизационного проекта вообще (судьба Великих реформ в России).

Для современного российского модернизационного проекта принципиально важно то, чтобы и условиями, и конечными целями его осуществления были сохранение и упрочение цивилизационно-культурной идентичности; безусловное уважение национального достоинства страны и её народа, национальное самоуважение; недопустимость социал-дарвинистских идеологий и практик, преступного пренебрежения судьбами, социально-экономическим положением людей, социальных групп, целых социальных классов.

2. Анализ и пути повышения инвестиционной привлекательности Сибирского Федерального Округа

2.1 Анализ инвестиционной привлекательности регионов СФО

Дата образования Сибирского Федерального округа 13 мая 2000 года. В Сибирский федеральный округе входит 16 субъектов РФ. Территория СФО составляет 30% территории России, население — 20,5 млн человек (14,3% населения России). На территории Сибири сосредоточены: 85% общероссийских запасов свинца и платины, 80% угля и молибдена, 71% никеля, 69% меди, 44% серебра, 40% золота.

Валовый региональный продукт составляет 11,4% ВВП России. [9]

Доля округа в общем объеме промышленного производства РФ в 2001 году составила 12,4%. Доля СФО в общей протяженности железных дорог России — 17,5%.

Основные социально-экономические показатели развития регионов Сибирского федерального округа приведены в табл. 1.

Таблица 1 Основные социально-экономические показатели развития регионов Сибирского федерального округа на 1. 01. 2006 г

Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по видам экономической деятельности, млн. руб. (в действующих ценах)

Объем работ, выполненных по виду деятельности «Строительство», млн. руб.

добыча полезных ископаемых

обрабатывающие производства

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

Сибирский федеральный округ

23 570

77 319

28 483

7106,9

Республика Алтай

13,5

20,1

118

49,4

Республика Бурятия

353

872

1350

116,7

Республика Тыва

55,8

33,3

115

14,9

Республика Хакасия

691

1826

791

259,8

Алтайский край

14,2

4170

2625

219,6

Красноярский край

2519

20 009

5185

1235,3

в том числе: Таймырский АО

71,2

3,7

99,9

-

Эвенкийский АО

51,9

4,1

86,6

2,8

Иркутская область

937

9933

3867

874,6

в том числе: Усть-Ордынский АО

0,5

15,9

10,6

7,6

Кемеровская область

12 007

14 513

4757

2087,1

Новосибирская область

916

4909

4709

459,8

Омская область

936

17 672

2425

702,2

Томская область

4534

2980

1656

912,4

Читинская область

595

382

886

175,1

в том числе: Агинский Бурятский АО

-

3,5

25,6

4,1

Строительство жилых домов, тыс. м2 общей площади

Оборот розничной торговли, млн. руб.

Объем платных услуг населению, млн. руб.

Число зарегистрированных преступлений, единиц

Сибирский федеральный округ

130,9

68 572,5

19 893,6

42 807

Республика Алтай

4,7

339,3

78,6

482

Республика Бурятия

5,5

2684,8

732,3

2255

Республика Тыва

0,1

400,1

97,4

695

Республика Хакасия

4,3

1136,1

389,3

1460

Алтайский край

25,4

5440,6

1949,4

5831

Красноярский край

6,2

10 497,9

4007,5

6946

в том числе: Таймырский АО

-

127,4

38,9

51

Эвенкийский АО

-

41

10,3

40

Иркутская область

4,4

9178,7

2452,6

5993

в том числе: Усть-Ордынский АО

-

110

10,5

223

Кемеровская область

63,4

12 494,2

2376,6

4007

Новосибирская область

4,8

12 143,2

3472,9

6390

Омская область

5,5

7025,7

2053,1

3830

Томская область

4,7

4107

1529,5

2346

Читинская область

2,1

3124,9

754,4

2572

в том числе: Агинский Бурятский АО

0,2

178,3

19,3

86

Как видно из табл. 1., наибольшее привлекательными регионами в СФО являются Кемеровская, Новосибирская области, наименьшей — Эвенкийский А О.

Проведем анализ социально-экономического положения отдельных регионов по результатам рейтинговых оценок регионов РФ.

Омская область характеризуется:

-Сбалансированная бюджетная политика: начиная с 2002 года, регион работает с профицитными бюджетами. В 2004 году профицит бюджета увеличился до 12,4% общих доходов по сравнению с 6,2% годом ранее, что позволило снизить долговую нагрузку и способствовало снижению кредитных рисков.

-Стабильный рост налоговых доходов: в 2003—2004 году налоговые доходы ежегодно увеличиваются темпами, превышающими 90%, что позволяет говорить о значительном прогрессе в качестве налогового администрирования и собираемости налогов.

-Умеренная долговая нагрузка: совокупный долг составил по итогам 2004 года не более 12% собственных доходов региона, что является нормальным показателем и не вызывает озабоченности уровнем долговой нагрузки. Кроме того, более 80% долга приходится на государственные гарантии.

-Диверсифицированная налоговая база: в экономике региона нет доминирующей отрасли — кроме крупных предприятий химической, топливной промышленности и черной металлургии, широко представлена пищевая промышленность.

Иркутская область:

Положительные факторы развития

-Высокое качество исполнения бюджета: в течение 2001−2004 гг. бюджеты региона исполняются с превышением заложенных в планы параметров, что говорит о стабильности денежных потоков доходов области и высоком уровне бюджетного прогнозирования со стороны администрации.

-Умеренная долговая нагрузка: отношение долга к собственным доходам составило по итогам 2004 года 22,8%, осталось на уровне предыдущего года. Средний уровень долговой нагрузки вместе с отсутствием у региона внешнего долга оказывают поддержку кредитному рейтингу субъекта.

-Высокая отраслевая диверсификация: отсутствие в структуре промышленного производства области ярко выраженных доминирующих отраслей будет способствовать стабилизации показателей наполняемости бюджета в условиях колебания цен на отдельных сырьевых рынках.

Наиболее широко представлены компании цветной металлургии, лесной и деревообрабатывающей отраслей.

Отрицательные факторы развития

-Замедление роста налоговых доходов: начиная с 2001 года, наблюдается тенденция ежегодного увеличения объема налоговых поступлений. Темпы роста налоговых доходов составляли 45−65% на протяжении 2002−2003 годов, и претерпели определенное снижение до 18,7% по итогам 2004 г.

-Относительно низкая самостоятельность доходов: несмотря на увеличение доли собственных доходов бюджета с 69% до 76% в течение 2004 года, практически четверть доходов региона по-прежнему составляют безвозмездные перечисления от других уровней бюджетной системы.

-Низкая самостоятельность муниципальных образований: более 40% расходов субъекта приходится на помощь муниципальным образованиям, впрочем, увеличение доли общих расходов с 39% до 42% естественно вписывается в рамки проводимых реформ межбюджетных отношений.

Кемеровская область

Положительные факторы развития

-Самостоятельность доходов: 80% доходов региона приходится на собственные доходы, что говорит о хорошей обеспеченности субъекта собственными источниками финансирования бюджета и невысоких рисках возникновения бюджетного дисбаланса.

-Стабильно высокие темпы роста налоговых доходов: увеличение налоговых поступлений составило в 2004 году более 73%, претерпев незначительное снижение с 82,1% годом ранее и оставшись на высоком уровне. Стабильный рост налоговых доходов способствовал увеличению доли собственных доходов и оказал существенную поддержку кредитному рейтингу региона.

-Перевыполнение бюджетных планов: исполнение бюджета 2004 года превысило плановые параметры по доходам на 81%, по расходам — на 47%, что стало следствием бурного роста собственных доходов и послужило стимулом снижения зависимости регионального бюджета от помощи из федерального центра.

Отрицательные факторы развития

-Низкая самостоятельность муниципальных образований: более 50% расходов приходится на помощь бюджетам других уровней, что даже в рамках идущей реформы межбюджетных отношений представляется достаточно высоким значением.

-Долговая нагрузка: несмотря на увеличение размера долга по абсолютной величине с 5,23 млрд. до 6,664 млрд. рублей, можно отметить небольшое снижение долговой нагрузки на регион. Так, отношение долга к собственным доходам снизилось с 35,6% 2003 года до 26,3% по итогам 2004, что, тем не менее, представляется умеренным значением особенно в свете изменения структуры долга. Доля государственных гарантий уменьшилась в течение 2004 года с 66% до 28%.

-Низкая отраслевая диверсификация: доминирование топливной промышленности и черной металлургии в структуре промышленного производства накладывает риски колебания налоговых доходов региона вследствие нестабильной обстановки на отдельных сырьевых рынках

Красноярский край

Факторы положительного влияния:

-Высокие темпы роста налоговых доходов: в 2004 году произошло увеличение налоговых поступлений на 73%, что с учетом уверенного роста налоговых доходов, отмеченного в предыдущие годы, говорит о существенном развитии налогооблагаемой базы региона.

-Умеренность в построении бюджетных планов: реализация бюджетов 2003—2004 годов проходила с превышением плановых параметров. Исполнение бюджета 2004 года превысило план по доходам на 12,8%, по налоговым доходам — на 15,3%. Данный факт положительно характеризует край, говоря о стабильности поступления средств в региональный бюджет.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Долговая нагрузка: несмотря на смену приоритетов в вопросах управления государственным долгом и сокращение долговой нагрузки, она составляет наиболее значимую часть кредитных рисков субъекта. Отношение долга к общим доходам региона составило по итогам 2004 года более 26%.

-Низкая отраслевая диверсификация: доминирующее положение цветной металлургии в структуре промышленного производства региона накладывает на налоговые доходы бюджета дополнительные риски колебания цен на рынках металлов.

-Низкая самостоятельность муниципальных образований: несмотря на проведение реформы межбюджетных отношений, 53% расходов бюджета, приходящиеся на помощь муниципальным образованиям, представляются достаточно высоким значением.

Томская область

Факторы положительного влияния:

-Консервативные прогнозы при планировании бюджета: фактическое исполнение бюджета 2004 превысило план по доходам на 22,2%, по расходам на 15,6%. Перевыполнение плановых параметров бюджета отмечено на протяжении 2001−2004 гг. и говорит о консервативной стратегии администрации региона при построении бюджетных прогнозов.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Умеренные темпы роста налоговых поступлений: Рост налоговых доходов составил по итогам 2004 года 25,1%, снизившись с 85% в 2002 году. Замедление роста налоговых поступлений обусловило снижение темпов роста собственных доходов, определяющих уровень самостоятельности региона в финансировании расходной части бюджета.

-Долговая нагрузка на регион: отношение долга к собственным доходам составило по итогам 2004 года 34%, что представляется значением выше среднего и выступает в качестве фактора, ограничивающего кредитоспособность субъекта.

-Дефицит бюджета: расходы бюджета превысили доходы на 4,6%, что стало основной причиной увеличения размера государственного долга субъекта.

— Относительно высокие платежи на обслуживание долга: несмотря на постепенное снижение долговой нагрузки, расходы на обслуживание долга, как и в предыдущие годы, остались на уровне 2% общих расходов.

Агинский и Бурятский АО

Факторы положительного влияния:

-Отсутствие долга: исполнение бюджетов 2001—2004 годов с профицитом стало причиной низкой заемной активности субъекта ввиду обеспеченности собственными средствами при финансировании расходной части бюджета. Государственный долг на текущий момент отсутствует.

-Профицит бюджета: составил по итогам 2004 года 17,7% доходов и может служить источником финансирования программ развития региона, что объясняет полное отсутствие у региона долговой нагрузки.

-Рост налоговых доходов: стабилизация темпов прироста налоговых поступлений выступает в качестве фактора, поддерживающего кредитный рейтинг субъекта. Налоговые доходы бюджета увеличились в 2004 году на 23,5%.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Доминирование цветной металлургии и промышленности строительных материалов в экономике региона свидетельствует о невысокой степени диверсификации промышленного производства

-Отсутствие информации об исходных бюджетных планах ограничивает рейтинг субъекта.

Алтайский Край

Факторы положительного влияния:

-Рост налоговых доходов: темп роста налоговых доходов составил в 2003 году 72,4% и дополнительно увеличился по итогам 2004 года до 114%, что вкупе с ростом числа крупных и средних предприятий в регионе и соответственно расширением налогооблагаемой базы должно стать стимулом снижения зависимости от поддержки бюджетов других уровней.

-Сбалансированная бюджетная политика: расходы бюджетов 2001—2004 гг. несущественно отклонялись от доходов, определяя наличие в различные годы незначительного дефицита/профицита бюджета, что позволяло обходиться без привлечения заемного капитала для финансирования расходной части бюджета.

-Качественная система бюджетного прогнозирования: исполнение бюджетов последних лет проходит с превышением плановых параметров, по итогам 2004 года план по доходам перевыполнен на 11,6%, по расходам — на 8,6%.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Слабая обеспеченность собственными источниками доходов: безвозмездные перечисления превысили в 2004 году 67% краевого бюджета. Данный факт свидетельствует о слабом контроле над бюджетными доходами со стороны администрации региона и низкой самостоятельности субъекта в финансировании расходной части бюджета.

-Высокая долговая нагрузка: несмотря на положительную динамику собственных доходов региона, отношение долга к собственным доходам превысило по итогам 2004 года средний уровень и достигло 57,5%.

Республика Бурятия

Факторы положительного влияния:

-Прогресс в качестве исполнения бюджетных планов: реализация бюджета 2003 года отклонилась от плановых параметров по налоговым доходам на 11%, по итогам 2004 года наблюдалось перевыполнение плана по налоговым доходам на 24,1%. Исполнение плановых значений бюджета рассматривается нами в качестве фактора, поддерживающего кредитоспособность субъекта.

-Устранение бюджетного дисбаланса: в отличие от предыдущих лет, по итогам 2004 года можно отметить профицит бюджета на уровне 2,4% общих доходов, позволивший сократить размер государственного долга субъекта и снизить долговую нагрузку.

-Рост налоговых поступлений: 30% прирост объема налоговых доходов республиканского бюджета способствует увеличению самостоятельность региона, снижая риски неполного исполнения всей бюджетной программы.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Низкая самостоятельность доходов: доля собственных доходов регионального бюджета осталась практически на уровне предыдущего года, увеличившись по итогам 2004 года с 31,9% до 36,6%, что представляется низким значением и негативно отражается на кредитоспособности субъекта.

-Высокая долговая нагрузка: несмотря на наличие профицита в бюджете 2004 года и сокращение объема государственного долга, отношение долга к собственным доходам составило по итогам 2004 года 42,3%, несколько снизившись с 60,9% (2003 г.) Внешний долг составляет 9% общего долга. Доля государственных гарантий в структуре долга снизилась с 23,4% в 2003 году до 21,8% по итогам 2004-го. Совокупность факторов позволяет говорить о существенной долговой нагрузке на регион.

-Зависимые муниципальные образования: безвозмездные перечисления бюджетам муниципальных образований возросли в 2004 году до 65% общих расходов бюджета.

Новосибирская область

Факторы положительного влияния:

-Увеличение самостоятельности бюджета: доля собственных доходов возросла в течение 2004 года с 59% до 69%. Обеспеченность собственными источниками формирования бюджета снижает риски колебания доходов бюджета и позволяет администрации субъекта проводить последовательную региональную политику вне зависимости от получения помощи из федерального центра.

-Относительная автономность муниципальных образований: расходы на поддержку муниципальных образований составили всего 22% общих расходов, незначительно увеличившись по сравнению с 19,3% годом ранее.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Снижение темпов роста налоговых поступлений: налоговые доходы продемонстрировали прирост в 74% в 2003 году и увеличились всего на 20% в течение 2004 года. Снижение темпов роста налоговых доходов ограничивает возможности развития региона, и степень самостоятельности в финансировании расходной части бюджета.

-Снижение качества исполнения бюджетных планов: исполнение бюджета 2003 года прошло с превышением плановых параметров, в 2004 году план по доходам выполнен всего на 86,5%, по расходам — на 95%.

-Рост объема долга: государственный долг возрос в течение 2004 года с 4,2 млрд. до 11,4 млрд. рублей. Платежи по обслуживанию долга достигли 6,1% общих расходов, что свидетельствует о предельно допустимой долговой нагрузке на региональный бюджет.

-Бюджетный дисбаланс: увеличение в 2004 году дефицита бюджета с 4,2% до 10,3% общих доходов негативно сказывается на кредитоспособности субъекта и является одной из причин роста долговой нагрузки.

Республика Тыва

Факторы положительного влияния:

-Стабильный рост налоговых доходов: объем налоговых поступлений в бюджет региона увеличивается на 50−60% ежегодно в течение 2002−2004 годов. Уверенные темпы роста налоговых поступлений — признак качественного развития региона и фактор постепенного снижения зависимости от поддержки из федерального центра.

-Сбалансированная бюджетная политика: дефицит бюджета 2002 года составил немногим более 2%, в 2003 году — 0,5%, по итогам 2004 — 0,6%. Таким образом, можно констатировать отсутствие серьезных отклонений расходной и доходной статей бюджета.

-Умеренная долговая нагрузка: отношении долга к собственным доходам осталось практически на уровне предыдущего года и составило 17,1%.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Дотационный характер наполнения бюджета: более 90% доходов бюджета составляют субсидии от других уровней бюджетной системы, что ставит исполнение бюджета в прямую зависимость от своевременности поступления средств из федеральной помощи и негативно сказывается на кредитоспособности субъекта.

-Отсутствие законов о бюджете 2003−2004 гг. ограничивает возможности оценки качества исполнения бюджетных планов.

Республика Алтай

Факторы положительного влияния:

-Низкая долговая нагрузка: отношение долга к общим доходам регионального бюджета составляет 7,1% на конец 2004 года. Государственные гарантии — 48,4% объема долга. Коэффициент долг/собственные доходы превышает 39%, что объясняется ограниченной обеспеченностью собственными средствами.

Факторы риска изменения кредитоспособности:

-Дотационный характер наполнения бюджета: государственные субсидии превысили 80% доходов бюджета, что ставит политику администрации субъекта в прямую зависимость от помощи других уровней бюджетной системы и накладывает риски колебания доходной части бюджета.

-Низкие темпы роста налоговых доходов: объем налоговых доходов в 2003 году составил не более 83% от доходов 2002 года. По итогам 2004 года прирост налоговых поступлений в бюджет составил всего 2,1%.

-В структуре валового регионального продукта доминирует сельское хозяйство — отрасль, подверженная влиянию фактора сезонности, что содержит в себе значительные риски колебания налоговых доходов бюджета.

2.2 Потенциал и перспективы экономического развития СФО

Одним из основных факторов, определяющих перспективы экономического развития Сибири и ее место в российской экономике, является огромный ресурсный потенциал этого региона, в том числе месторождения полезных ископаемых. Извлекаемые разведанные запасы нефти в Сибири составляют 77 процентов российских запасов, природного газа -- 85 процентов, угля -- 80 процентов, меди -- 70 процентов, никеля -68 процентов, свинца -- 85 процентов, цинка -- 77 процентов, молибдена -82 процента, золота -- 41 процент и металлов платиновой группы -99 процентов.

Гидроэнергетические ресурсы Сибири составляют 45 процентов гидроэлектроэнергетического потенциала России, биологические -- около 9 процентов мировых запасов древесины и более 41 процента российских запасов.

Другим важным фактором экономического развития Сибири является ее сравнительно высокий производственный, научно-технический и научно-образовательный потенциал. В Сибири развиты такие отрасли, как топливная промышленность, энергетика, черная и цветная металлургия, машиностроение и металлообработка, лесная и деревообрабатывающая промышленность, работает более 200 научно-исследовательских и опытно-конструкторских центров сибирских отделений Российской академии наук. Российской академии медицинских наук. Российской академии сельскохозяйственных наук, министерств и ведомств, более 100 высших учебных заведений. Образовательный комплекс способен обеспечить потребности развивающейся экономики в высококвалифицированных кадрах. Принимая во внимание тот факт, что в стоимости наукоемкой продукции затраты на транспорт и энергию составляют относительно небольшую часть, сибирская наукоемкая продукция сможет конкурировать с продукцией других регионов.

Экономика Сибири в современных условиях по многим видам продукции оказывается неконкурентоспособной. К числу основных факторов, сдерживающих экономическое развитие Сибири, относятся следующие: качественное ухудшение сырьевой базы. Наиболее освоенные крупные нефтегазоносные месторождения Западной Сибири находятся на поздней стадии разработки, когда происходит падение уровня добычи нефти и газа. Доля трудноизвлекаемых запасов нефти составляет 55--60 процентов и продолжает расти. Некоторые месторождения практически исчерпаны; высокие затраты на транспорт, обусловленные удаленностью Сибири от густонаселенной и более развитой европейской части России и промышленно развитых стран Европы и Азиатско-тихоокеанского региона, низкой плотностью населения в самой Сибири и недостаточным уровнем развития транспортной инфраструктуры; повышенный расход топливно-энергетических ресурсов на производственные и социальные нужды из-за суровых природно-климатических условий; отсутствие эффективных мер привлечения инвестиций на региональном уровне.

Приоритетами развития Сибирского Федерального округа являются: обеспечение развития сырьевых производств с целью их стабилизации на российском и внешних рынках природных ресурсов и притока финансовых средств. Важнейшими стратегическими ресурсами Сибири являются нефть, газ, частично уголь, цветные и благородные металлы; развитие высокотехнологичных наукоемких отраслей и производств; развитие транспортной инфраструктуры как основы сбалансированного социально-экономического развития Сибири, интеграции в мировое экономическое пространство и улучшения инвестиционного климата сибирских регионов; повышение энергоэффективности экономики Сибири, сокращение издержек на удовлетворение потребностей общества в энергоресурсах в первую очередь за счет интенсификации энергосбережения; оптимизация системы расселения в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с целью снижения нерациональных расходов бюджетов всех уровней, предприятий и организаций.

Реализация развития Сибирского Федерального округа предусматривает достижение следующих основных целей: снижение негативного влияния неблагоприятных природно-климатических условий и экономико-географического положения на социально-экономическое развитие Сибири, в том числе за счет развития транспортной инфраструктуры и создания оптимальной системы расселения; повышение инвестиционной привлекательности сибирских регионов; обеспечение устойчивого развития «сырьевых» регионов; повышение роли «не сырьевого» сектора в экономике Сибири, развитие производства наукоемкой продукции; повышение уровня жизни населения сибирских регионов; обеспечение геополитических и экономических интересов России. Достижение намеченных целей планируется осуществить в 3 этапа.

Стимулирование развития ведущих отраслей экономики будет проводиться в рамках федеральных целевых программ «Энергоэффективная экономика» на 2002--2005 годы и на перспективу до 2010 года, «Модернизация транспортной системы России (2002--2010 годы)», «Электронная Россия (2002--2010 годы)», «Экология и природные ресурсы России (2002--2010 годы)» и других. Ресурсное обеспечение этих программ будет распределяться в зависимости от приоритетности конкретных направлений.

Ежегодно будет осуществляться подготовка предложений по отбору объектов для финансирования за счет средств федерального бюджета в рамках реализации федеральной целевой программы «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002--2010 годы и до 2015 года)». В эти же годы в субъектах Российской Федерации должны быть приняты региональные программы социально-экономического развития.

В 2005--2010 годы будет обеспечено проведение реструктуризации и модернизации экономики Сибири, а также достижение оптимальных темпов экономического развития региона.

В 2011--2020 годы исходя из общего улучшения экономической ситуации в стране, разработки новых инструментов федеральной экономической политики в отношении проблемных регионов предполагается достижение наибольших результатов в сокращении дифференциации отдельных регионов Сибири по уровню их экономического развития.

Эффективное освоение природных ресурсов -- основа развития сибирской экономики

Освоение природных ресурсов предполагает не только добычу, переработку и транспортировку ресурсов, но и проведение широкого комплекса природохозяйственных мероприятий, в том числе в области лесохозяйственной, водохозяйственной и природоохранной деятельности.

Эффективность использования природных ресурсов непосредственно связана с технологической модернизацией промышленности и внедрением новых технологий. Основными целями в области освоения природных ресурсов являются: увеличение нефтеотдачи пластов, повышение коэффициента извлечения газа и газового конденсата, добыча и использование низконапорного газа; углубление переработки углеводородного сырья и производство высококачественных топлив и масел, современных полимерных материалов; высокоэффективное и экологически чистое сжигание топлива при производстве тепло- и электроэнергии; полное извлечение ценных химических компонентов (этансодержащие, гелийсодержащие газы и др.); облагораживание углей, утилизация метана угольных пластов; комплексное использование многокомпонентных руд цветных и редкоземельных металлов.

Основное место в природно-ресурсном потенциале Сибири принадлежит топливно-энергетическим ресурсам. Одним из основных направлений оптимизации использования ресурсного потенциала должно стать совершенствование системы налогообложения предприятий минерально-сырьевого сектора экономики. Ресурсный потенциал позволяет в перспективе (при условии осуществления инвестиций в соответствующих объемах) обеспечить ежегодную добычу нефти с газовым конденсатом на месторождениях в Западной Сибири в объемах до 255--270 млн. тонн (в том числе в Ханты-Мансийском автономном округе -- до 200--220 млн. тонн, в Ямало-Ненецком автономном округе -- до 40--50 млн. тонн, в Томской области -- до 12--15 млн. тонн), освоение месторождений юга Тюменской области, Новосибирской и Омской областей, а также добычу газа -- до 620--670 млрд. куб. метров (в том числе в Ямало-Ненецком автономном округе -до 580--635 млрд. куб. метров). Ухудшение качества сырьевой базы Западной Сибири в перспективе потребует создания новых центров добычи нефти и газа в Восточной Сибири. Геологические условия позволяют довести добычу нефти и газового конденсата в Восточной Сибири до 40--50 млн. тонн в год, газа -до 70--80 млрд. куб. метров в год. Потенциальные возможности добычи угля в Сибири составляют до 400 млн. тонн в год.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой