Анализ института соучастия

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • Глава 1 Общая характеристика уголовной ответственности и история института соучастия в уголовном праве
  • 1.1 Понятие уголовной ответственности
  • 1.2 Генезис института соучастия в уголовном законодательстве
  • Глава 2 Понятие, особенности и значение соучастия в уголовном праве
  • 2.1 Понятие и значение института соучастия в науке уголовного права
  • 2.2 Объективные и субъективные признаки соучастия
  • 2.3 Виды соучастников
  • Глава 3 Особенности ответственности за преступления, совершенные в соучастии
  • 3.1 Основания и пределы ответственности соучастников
  • 3.2 Соучастие в судебной практике: трудности правоприменения
  • 3.3 Совершенствование практики квалификации преступлений совершенных в соучастии
  • Заключение
  • Список использованных источников и литературы

Введение

преступление наказание провокатор соучастник

Анализ статистических данных за последние несколько лет свидетельствует о замедлении роста числа преступлений, совершенных в соучастии: в 1999 г. было зарегистрировано 450 930, в 2000 г. — 418 973, в 2001 г. — 376 939, в 2002 г. — 254 997, в 2003 г. — 245 989 преступлений, совершенных в соучастии.

Однако, несмотря на некоторое снижение уровня таких преступлений, их удельный вес все еще остается весьма значительным. Более того, обращает на себя внимание другая тенденция — рост преступлений в организованных формах соучастия: организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией). Так, в 2002 г. было зарегистрировано 404 случая бандитизма, в 2003 г. — 454; за эти же периоды зарегистрированы 123 и 141 преступление, совершенные преступным сообществом (преступной организацией).

Анализ судебно — следовательной практики показывает, что, несмотря на обилие новелл в институте соучастия по действующему уголовному законодательству, многие вопросы правоприменения по различенным формам совместной преступной деятельности вызывают определенные трудности, что свидетельствует о недостаточной проработанности ряда указанных норм, отсутствии их системного восприятия, внутренней противоречивости.

Так, например, сформулированная в ч. 4 ст. 35 УК РФ, категория «сплоченность» не имеет четких правовых параметров, пригодных, для реального правоприменения. В результате и правоприменительная практика встает в тупик в случае необходимости установления по конкретному уголовному делу признака «сплоченности» в преступной деятельности группы лиц. Таким образом, проблема повышение эффективности ст. 210 УК РФ зависит от повышения эффективности части 4 ст. 35 УК РФ, поскольку эти нормы органично связаны между собой на понятийном уровне. Необходимо отметить, что проблема соучастия является дискуссионной в науке уголовного права. Построение научно обоснованной и практически значимой теории соучастия позволяет полнее раскрыть сущность и природу соучастия, познать характер общественной опасности отдельных его проявлений и определить объем ответственности виновных, а также правила квалификации их действий, соучастников. Выше указанные обстоятельства обуславливают актуальность темы исследования и ее теоретическую и практическую значимость. В качестве объекта исследования настоящей выпускной квалификационной работы выступают общественные отношения в сфере правового регулирования уголовной ответственности за преступления совершенные в соучастии

Предметом исследования стали особенности ответственности за преступления, совершенные в соучастии. Целью выпускной квалификационной работы является анализ института соучастия, разработка предложений по совершенствованию уголовного законодательства. Цель выпускного квалификационного исследования определила исследование следующих задач:

1. Раскрыть понятие уголовной ответственности

2. Рассмотреть генезис института соучастия в уголовном законодательстве

3. Иследовать и показать понятие и значение института соучастия в науке уголовного права

4. Рассмотреть объективные и субъективные признаки соучастия

5. Охарактеризовать виды соучастников

6. Рассмотреть основания и пределы ответственности соучастников

7. Исследовать трудности применения института соучастия в судебной практике

8. Рассмотреть вопросы совершенствование практики квалификации преступлений совершенных в соучастии.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых по уголовному праву: Арутюнов А. А., Бурчак Ф. Г., Быков В. М., Гришаев П. И., Кригер Г. А., Иванов Н. Г., Коржанский Н. И., Кубов Р. Х., Пионтковский А. А, Разинкин В. С, Таганцев Н. С., Тельнов Ф. П., Улицкий С.

Эмпирическую базу исследования составили:

1. Нормативно-правовые акты: Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации и другие нормативно правовые акты.

2. Материалы судебной практики.

Методологическую основу исследования составляет комплекс научных методов, в частности, сравнительно-правовой, формально-юридический, историко-правовой и другие общественные и специальные методы исследования.

По своей структуре дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

В первой главе дается общая характеристика уголовной ответственности и характеристика истории института соучастия в уголовном праве.

Во второй главе раскрывается понятие и значение соучастия в уголовном праве.

В третьей главе исследуются основания особенностей ответственности за преступления, совершенные в соучастии.

Глава 1. Общая характеристика уголовной ответственности и истории института соучастия в уголовном праве

1.1 Понятие уголовной ответственности

Одним из наиболее значительных институтов уголовного права является уголовная ответственность. Понятие уголовной ответственности тесно связано прежде всего с понятием уголовного закона, что проявляется, в частности, в многочисленном ее упоминании в УК РФ. Так, только в Общей части термин «уголовная ответственность» указывается свыше шестидесяти раз, а в Особенной — свыше двадцати раз. Уголовная ответственность как правовое понятие используется в уголовном законе в различных смысловых сочетаниях, неоднократно употребляется при формулировании уголовно-правовых норм. Однако само определение данного института в Уголовном кодексе РФ отсутствует, что, как представляется, затрудняет уяснение его места в уголовном законодательстве и может служить основанием для продолжения дискуссии о значимости одного из самых важных уголовно-правовых институтов. Лишь в статье 8 раздела I УК РФ, озаглавленного «Уголовный закон», указываются основания уголовной ответственности. Кроме того, в ч. 1 ст. 5 УК определяется, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Возможно, что указанное обстоятельство объясняется тем, что, во-первых, проблема определения уголовной ответственности требует более тщательного, полного исследования, а во-вторых — тем, что институт уголовной ответственности взаимосвязан не только с уголовным, но и с иными отраслями права (уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным). При этом очевидно, что именно уголовный закон должен содержать все основные концептуально значимые признаки, относящиеся к определению и содержанию уголовной ответственности как одного из наиболее важных уголовно-правовых понятий. По вопросам, связанным с определением уголовной ответственности, в литературе высказывались многие известные специалисты в области уголовного права — Я. М. Брайнин, Н. И. Загородников, Н. Ф. Кузнецова, В. Н. Кудрявцев, А. А. Пионтковский, Б. С. Утевский, М. Д. Шаргородский, С. Г. Келина и др. Вместе с тем и в настоящее время исследования, касающиеся проблемы определения и сущности уголовной ответственности, целью которых является совершенствование уголовного законодательства, как представляется, не утратили своей актуальности. Предметом уголовной ответственности являются те виды и меры уголовного воздействия и наказания, которые применяются как государственное принуждение за совершенное преступление. Задачей уголовной ответственности является охрана общественных отношений, конкретных объектов от посягательств, которая достигается посредством установления в уголовном законе соответствующих этим объектам уголовно-правовых запретов. Целью уголовной ответственности является предупреждение совершения преступлений. К основным принципам уголовной ответственности, согласно ч. 2 ст. 2 УК РФ, следует относить указанные в ст. 3 — 7 УК принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма. К дополнительным, специальным принципам уголовной ответственности относятся принципы неотвратимости, целесообразности, обоснованности, презумпции невиновности. По существу принципы уголовной ответственности совпадают с принципами уголовного закона, что надо признать правильным. В литературе под уголовной ответственностью понимается выраженная в уголовном законе оценка от имени государства в лице управомоченных им органов конкретного деяния как преступления, а также порицание лица, его совершившего[35]. Кроме того, уголовная ответственность определяется как предусмотренные законом негативные последствия, налагаемые судом на лицо, совершившее преступление, выраженные в самом факте осуждения и судимости, или осуждения, сопряженного с исполнением наказания и судимостью[22]. Указанные определения уголовной ответственности связаны с понятием наказания, применением института судимости, исполнением наказания, однако они расширяют границы ее содержания. Следует отметить, что и понятия наказания и судимости не ограничиваются лишь уголовным законом; они находят свое выражение в уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве. Наиболее полным, может быть следующее определение: уголовная ответственность как мера и способ государственного принуждения заключается в уголовном воздействии и наказании, которое применяется к лицу, совершившему преступное деяние, содержащее все объективные и субъективные признаки, характеризующие это деяние как общественно опасное, предусмотренное конкретной уголовно-правовой нормой. При этом квалификация деяния должна быть подтверждена только приговором суда. Поэтому о содержании уголовной ответственности следует говорить лишь в рамках уголовного закона, а уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное понимание уголовной ответственности остается за его пределами и реализуется через этот институт уголовного права. Факт совершения конкретного деяния выражается в конкретных действиях (или бездействии) лица, которыми нарушается определенная норма уголовного закона, что уже по существу является основанием для возникновения охранительных уголовно-правовых отношений между лицом, совершившим это деяние, и государством в лице правоохранительных органов. Так, в случае совершения убийства, совершенного по найму, виновный, как правило, с места происшествия скрывается. Однако по факту содеянного возбуждается уголовное дело, так как уже имеется основание для возникновения уголовной ответственности, несмотря на то, что отсутствует субъект преступления. Представляется, что основание возникновения уголовной ответственности необходимо связывать именно с фактом совершения конкретного деяния (действия, бездействия) и наступившими общественно опасными последствиями.

В то же время, в соответствии со ст. 49 Конституции Р Ф, «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Следовательно, лицо, например, может быть освобождено от уголовной ответственности в случае, если не будут доказаны фактические обстоятельства уголовного дела либо если будут отсутствовать необходимые признаки состава преступления. Согласно п. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, то есть наличие самого факта его совершения (уголовно-процессуальное основание), а в другом случае, согласно ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является наличие в деянии состава преступления (уголовно-правовое основание). Таким образом, следует различать понятия основания для возбуждения уголовного дела и основания уголовной ответственности. По поводу охранительной функции уголовной ответственности все достаточно ясно, так как она характеризуется, прежде всего, наличием в уголовном законе специальных норм, закрепляющих основания и принципы уголовной ответственности. В то же время уголовная ответственность как уголовно-правовой институт регулирует отношения, складывающиеся по поводу привлечения лица к ответственности за содеянное. Виновный в совершении преступления обязан подвергнуться мерам уголовного воздействия, наказанию, а государство обязано осуществить применение мер уголовной ответственности и определить вид и меру уголовного наказания либо иного воздействия. В механизме правового регулирования уголовной ответственности можно выделить и иные функциональные виды уголовной ответственности — общепревентивную и частнопревентивную. Так, угроза применения уголовной ответственности заключается в реально существующих нормах уголовного закона, закрепляющих основные положения, касающиеся установления, основания привлечения к уголовной ответственности. Нормы уголовного закона, определяющие вид конкретного преступления, а также наказание за него, означают, что уголовная ответственность применяется к виновным только за нарушение этих норм. В данном случае речь идет об отношении института уголовной ответственности к неопределенному кругу лиц (общепревентивная функция). Частнопревентивная функция уголовной ответственности выражается в том, что в случае нарушения виновным нормы уголовного закона уже к конкретному лицу применяется уголовная ответственность и впоследствии определяются ему вид и мера уголовного наказания либо иного воздействия.

Понятие уголовной ответственности неразрывно связано с понятием состава преступления. Состав преступления является единственным и достаточным основанием уголовной ответственности. Никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и подвергнут наказанию, если в его действиях отсутствует состав преступления. Состав преступления характеризуется совокупностью объективных и субъективных признаков, которые необходимы для привлечения виновного к уголовной ответственности. Развитие уголовной ответственности, ее стадий может быть прекращено в связи с применением уголовно-правовых норм, образующих институт освобождения от уголовной ответственности либо от наказания. Под освобождением от уголовной ответственности следует понимать устранение всех правовых последствий для лица, совершившего преступление. Так, в соответствии со ст. 75 — 78 УК РФ, основанием для освобождения от уголовной ответственности может быть деятельное раскаяние, примирение сторон, изменение обстановки, истечение сроков давности. Таковым основанием могут служить также акты амнистии и помилования. Основанием освобождения от наказания может послужить условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, наличие болезни и другое (ст. 79 — 83 УК РФ). Освобождение от уголовной ответственности и наказания следует отличать от прекращения уголовной ответственности, например, ввиду отсутствия признаков состава преступления. Поскольку институт уголовной ответственности является наиболее значимым во всей системе уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, он требует более глубокого и тщательного исследования вопросов, связанных с его сущностью, что, несомненно, будет способствовать совершенствованию уголовного законодательства[20].

1.2 Генезис института соучастия в уголовном законодательстве

Соучастие в преступлениях следует отличать от случаев совершения преступлений вследствие стечения действий нескольких лиц, хотя и направленных на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга и не объединенных единым умыслом. Существо соучастия известный русский ученый Н. С. Таганцев выразил следующим образом: «…к соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института"[39]. Установления, определявшие ответственность соучастников в связи с совершением конкретных преступлений, ранее других были сформулированы в Русской Правде. Так, в ст. 31 Краткой редакции (по Академическому списку) сказано: «А если (кто-либо) украдет коня или волов или (обокрадет) дом, да при этом крал их один, то платить ему гривну (33 гривны) и тридцать резан; если воров будет 18 (даже 10), то (платить каждому) по три гривны и по тридцать резан платить людям (княжеским)[47].

В Уголовном уложении Российской империи 22 марта 1903 г. соучастию были посвящены всего 2 статьи, в которых соучастниками признавались исполнители, подстрекатели и пособники (ст. 51), а также выделялись такие формы соучастия, как сообщество и шайка, и определялись условия ответственности их членов (ст. 52). В Особенной части Уложения предусматривалась ответственность за участие в публичном скопище (ст. 121−123), сообществе (ст. 124−127), за участие в шайке, созданной в определенных целях (ст. 279), а в качестве квалифицированных видов преступлений выделялось совершение их в составе сообщества (например, ст. 102). Ответственность за недонесение о совершении тяжкого преступления и укрывательство предусматривалась в главе 7 Уложения.

В советский период законодательное определение понятия соучастия впервые было дано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР. Согласно ст. 21 «за деяния, совершенные сообща группою лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники». Однако У К РСФСР 1922 г., 1926 г., Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. выделяли соучастников (подстрекателей, пособников и исполнителей), в отношении которых устанавливались в качестве общих принципов применения наказания: а) степень участия лица в совершении преступления; б) степень опасности совершенного деяния и в) степень опасности лица, участвовавшего в данном преступлении. В Особенной части УК предусматривались групповые преступления как элементы квалифицированных составов и отдельно устанавливалась ответственность за такие формы попустительства, как укрывательство и недонесение. В 30−50-е гг. XX столетия правоприменительная практика нередко расширяла границы соучастия. Так, например, введенная в действие 8 июня 1934 г. ЦИК СССР ст. 58−1а (измена Родине) в теоретическом плане и в практическом значении применительно к институту соучастия истолковывалась в виде «широкого» понятия соучастия, для которого не требовалось устанавливать ни наличия вины, ни причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившим преступным результатом.

Один из главных идеологов такой трактовки соучастия А. Я. Вышинский считал неприемлемым применение при ответственности за соучастие общих принципов уголовной ответственности. В своей работе он писал: «Правильный сам по себе, этот принцип неприменим в вопросе о соучастии, если соучастие понимать не в узком смысле этого слова, т. е. не как участие нескольких лиц в совершении общими усилиями одного или нескольких преступлений, а понимать его в широком смысле слова, т. е. как совокупность действий многих или нескольких лиц, не только вызвавших данный преступный результат, но и в той или иной мере и степени, прямо или косвенным образом, посредственно или непосредственно предопределивших или облегчивших наступление преступного результата"[11]. Таким образом, умышленный характер соучастия выхолащивался, отрицалась необходимость причинной связи между действиями соучастников и преступным результатом, а институт соучастия заменялся некой безграничной и неопределенной причастностью к совершению преступления.

Итог развитию института соучастия был подведен принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Согласно ст. 17 Основ, воспроизведенной без изменений в ст. 17 УК РСФСР 1960 г., соучастием признавалось «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления» Кроме того, Основы ввели новую фигуру соучастников — организатора, а также признали пособничеством лишь заранее обещанное укрывательство. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. редакционно и по существу уточнили понятие соучастия, определив его как «умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления». В 1994 г. УК РСФСР 1960 г. был дополнен ст. 17−1, а которой шла речь о групповом совершении преступления. Понятие соучастия, сформулированное в Основах 1991 г., было воспроизведено в ст. 32 УК РФ 1996 г. 14]

Таким образом, по итогам изучения главы можно сделать следующие выводы:

— уголовная ответственность, по существу, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, который наделен своим специфическим содержанием, чем и отличается от других институтов уголовного права. Он включает в себя как основные правовые понятия (предмет, задачи, цели, принципы), так и дополнительные, связанные в основном с применением уголовной ответственности (функции, стадии);

— история развития института соучастия в уголовном праве представляет собой эволюционное развитие, которое характеризуется постепенным введением новых норм уточняющих понятие соучастия, субъектов соучастия;

— Исторически служебная функция института соучастия прежде всего выражалась в обосновании уголовной ответственности лиц, которые сами непосредственно преступления не совершали, но в различных формах оказывали содействие его выполнению. В уголовном законодательстве это достигалось путем определения видов соучастников и дифференциации их ответственности.

Глава 2. Понятие, особенности и значение соучастия в уголовном праве

2.1 Понятие и значение института соучастия в науке уголовного права

Определение понятия соучастия включает в себя наиболее типичные признаки данного института. К таковым относятся: участие в одном и том же преступлении двух и более лиц; совместность их участия в преступлении; умышленный характер деятельности соучастников. Различными являются критерии классификации: степень организованности (сплоченности) участников преступления (А.Н. Трайнин); характер их деятельности (М.И. Ковалев); способ взаимодействия между соучастниками (П.Ф. Тельнов); характер существующей субъективной связи (Г.А. Кригер); индивидуальная роль каждого соучастника (И.П. Малахов); конструкция состава преступления, определяющего ответственность отдельных соучастников (Ф.Г. Бурчак). Всего налицо три варианта: субъективные критерии (А.Н. Трайнин, П. И. Гришаев, Г. А. Кригер, А. А. Пионтковский и др.)[43], объективные (Ф.Г. Бурчак, Н.Г. Иванов)[8] и смешанные (П.Ф. Тельнов, В.С. Прохоров)[41]. Фактически отрицает формы соучастия в подобном понимании И.П. Малахов[25].

Понятию соучастия в преступлении в УК посвящена самостоятельная статья. Этим законодатель подчеркивает значение уголовно-правового регулирования данного института в борьбе с преступностью. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Закон называет следующие признаки соучастия: объективные — участие двух или более лиц, совместное участие в совершении преступления; субъективные — умышленное совместное участие в совершении преступления, совместное участие в совершении умышленного преступления. Статья 32 УК, содержащая характеристику соучастия и условия уголовной ответственности за соучастие в преступлении, не может распространяться на статьи Особенной части УК, в которых содержатся признаки преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (ст. 35). Если в действиях соучастников имеются признаки того или иного вида преступления, описанного в статье Особенной части УК, то содеянное надлежит квалифицировать лишь по данной статье Особенной части.

Существующие критерии классификации не имеют единого основания, что является необходимым условием любой научной классификации. С точки зрения понятийного аппарата существуют философские парные категории — форма и содержание, а также род и вид. Форма — это способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением, а содержание — это единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме. Родом является группа, объединяющая близкие виды, а видом — подразделение в систематике, входящее в состав высшего раздела — рода[27]. Видно, что если взять соотношение элементов разных парных категорий, например между видом и формой, то вид здесь будет выступать в качестве содержания.

Таким образом, психическая сторона определяет содержание, сущность явления, внешняя же сторона — его форму. Формы соучастия необходимо выделять по временному (объективному) критерию существования преступных групп, то есть всего формы соучастия две: группа соисполнителей на этапе сговора и группа соисполнителей на этапе реализации сговора. Деление же соучастия на виды имеет основанием субъективный критерий, а именно степень согласованности или степень субъективной связи, что имеет целью показать степень согласованности соучастников и соразмерить опасность этих преступлений в конкретном случае.

В теории уголовного права существуют две сложившиеся точки зрения на конструкцию соучастия. Первая исходит из признания акцессорного (несамостоятельного) характера соучастия, вторая рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности.

Указанные теории соучастия не позволяют обосновать ответственность соучастников, не выполняющих объективную сторону состава преступления.

Н.С. Таганцев убедительно обосновывал совместность причинения при соучастии: «Как в оркестре нельзя приписать одному лицу исполнение музыкального произведения, так и при соучастии невозможно выделить единственного причинителя общего результата"[38].

В.Д. Спасович считал, что соучастники, причинившие преступный результат, отвечают за все последствие солидарно. «Каждый соучастник отвечает за все преступление в полном объеме. Если три сообщника совершили убийство, то каждый из них должен быть наказан как за целое убийство, а не как за одну треть убийства"[37].

И действительно, как можно разделить на отдельные самостоятельные части по количеству соучастников преступный результат, возникающий при соучастии в преступлении? Ведь поскольку преступный результат причинен системой соучастия, то он является общим и неделимым.

Элементами состава преступления являются:

1) объект преступления;

2) объективная сторона преступления;

3) субъект преступления;

4) субъективная сторона преступления.

В любом составе преступления должны быть установлены все указанные четыре элемента. Отсутствие любого из них означает отсутствие состава преступления в целом. В свою очередь, отсутствие состава преступления означает отсутствие основания уголовной ответственности.

Каждый состав преступления конкретен. Совокупность элементов конкретного преступления, совершенного соучастниками, представляет общий состав преступления в соучастии.

Тем самым мы признаем, что соучастие создает особые основания уголовной ответственности соучастников.

В советской юридической литературе общепризнанным было положение о том, что объектом преступления являются общественные отношения, охраняемые законом[18].

Многие авторы при определении объекта преступления используют категорию интереса[19]. При этом одни авторы (Б.С. Никифоров, Я. М. Брайнин, Е. А. Фролов, Ю.И. Ляпунов) полагают, что интерес входит в структуру общественного отношения, другие (Н.И. Коржанский, Е.К. Каиржанов) отождествляют интересы и общественные отношения. А. В. Наумов считает, что «теория объекта преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом, не может быть признана общей универсальной теорией», и приходит к выводу, что «объектом преступления следует признать те блага (интересы), на которые посягает преступное деяние и которые охраняются уголовным законом"[26].

Применительно к соучастию начальным моментом деяния могут быть признаны общественно опасные и противоправные действия любого из соучастников (подстрекателя, организатора), а не только действия исполнителя.

Конечный момент действия обусловлен его описанием в диспозиции статьи Особенной части УК РФ и определяется совершением (для формальных составов) или наступлением преступных последствий (для материальных составов) либо отпадением общественной опасности или противоправности деяния.

Бездействие — это пассивная форма поведения. Бездействие заключается в несовершении определенного, требуемого уголовным правом действия, которое конкретное лицо было обязано и имело реальную возможность совершить.

Таким образом, преступное бездействие — это общественно опасное, противоправное, пассивное поведение человека, обязанного и имеющего реальную возможность совершить определенные, требуемые уголовным правом, действия.

Бездействие лишь тогда может быть поставлено лицу в вину, когда оно должно было совершить определенные действия. Если лицо могло, но не должно было эти действия совершать, то нет и бездействия. Далее, лицо должно иметь реальную возможность совершить определенные действия. Если лицо должно было, но не могло их совершить, то бездействия также нет.

Преступное бездействие начинается с того момента невыполнения юридически обязательных действий, когда они стали объективно необходимыми и реально возможными.

Применительно к соучастию исполнителем преступления, совершаемого путем бездействия, является лицо, обязанное и имеющее реальную возможность совершить определенные, требуемые уголовным правом, действия.

В рамках объективной стороны состава преступления, совершенного в соучастии, должны устанавливаться не только действия исполнителя, но и действия (бездействие) всех соучастников. Это связано с тем, что исполнитель без соучастников не сможет выполнить объективную сторону состава преступления. Значит, утверждать, что только исполнитель непосредственно совершил преступление, нельзя. Вряд ли можно также считать, что действия каждого соучастника являются частицей, вкладом для достижения общего преступного результата. Это упрощенный подход, не учитывающий, что объединение соучастников — не простая сумма усилий отдельных лиц, а система с интегративными свойствами, которых нет ни у одного из соучастников. Именно поэтому соучастники несут ответственность за единое и неделимое преступление, которое полностью вменяется каждому соучастнику.

Субъект преступления — это вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом (ст. 19 УК РФ).

Субъект преступления, как это следует из содержания ст. ст. 19, 20, 21 УК РФ, характеризуется тремя обязательными признаками: 1) физическое лицо; 2) вменяемое лицо; 3) лицо, достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Указанные признаки характеризуют понятие «общий субъект преступления». Субъект преступления, наделенный помимо указанных еще и дополнительными признаками, предусмотренными в статьях Особенной части УК РФ, именуется специальным субъектом преступления.

Из изложенного логически вытекает, что если, например, из двух лиц лишь одно обладает признаками общего субъекта преступления, то соучастие исключается.

Соучастие отличается от преступления, совершенного одним лицом, не только количеством субъектов преступления.

Субъективная сторона преступления — это психическая сторона деятельности лица, непосредственно связанная с совершением общественно опасного деяния. Это обязательный элемент состава преступления.

Содержание субъективной стороны состава преступления раскрывается через вину, мотив и цель. Вина является обязательным признаком субъективной стороны состава преступления, а мотив и цель — факультативными признаками. При характеристике отдельных составов преступлений (ст. 106, 107, 113 УК РФ) в субъективную сторону преступления включены эмоции.

Вина — это психическое отношение лица к объективным признакам (объекту и объективной стороне) состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может быть выражена в форме умысла или неосторожности.

Умысел любого соучастника охватывает и то, что преступление совершается в соучастии. Это означает, по нашему мнению, что субъективная сторона преступления, совершенного в соучастии, имеет свои особенности.

Подытоживая, можно заключить, что поскольку неосторожно причиняемые последствия не охватываются даже умыслом исполнителя, то другие соучастники никак не могут нести за них ответственность. Неосторожно причиняемые последствия могут поэтому вменяться только исполнителю преступления. Соучастники в подобных случаях могут нести ответственность лишь за те последствия, которые охватывались их умыслом.

Например, исполнитель несет ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека (последствие, охватываемое его умыслом), повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (последствие, не охватываемое его умыслом). Соучастники в этом случае могут нести ответственность лишь за последствия, охватываемые их умыслом (тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека).

Нетрудно заметить, что фактически в данном случае имеет место эксцесс исполнителя. Следовательно, при соучастии в преступлениях с двумя формами вины должны применяться правила об эксцессе исполнителя.

Таким образом, совокупность элементов конкретного состава преступления, совершенного соучастниками, представляет общий состав преступления в соучастии. Тем самым мы признаем, что соучастие создает особые основания уголовной ответственности соучастников. Повторимся, что общий состав преступления, совершенного в соучастии, отнюдь не исключает возможности определять ответственность соучастников в зависимости от характера и степени фактического участия каждого из них в совершении преступления[1].

2.2 Объективные и субъективные признаки соучастия

Из ст. 32 УК следует, что о соучастии в преступлении можно говорить лишь тогда, когда в совершении преступления участвовало два и большее число лиц. Наличие двух и более лиц предполагает, что все соучастники достигли возраста, установленного законом, позволяющего привлечь их к уголовной ответственности (ч. 1 ст. 20), а также что все соучастники были вменяемы во время совершения преступления (ст. 21).

Совместность является не только объективным, но и субъективным признаком соучастия. Совместное участие двух или более лиц в совершении преступления имеется тогда, когда деятельность одного соучастника дополняет деятельность другого, что позволяет достичь общего для них общественно опасного последствия. Если такая совместная деятельность имеет лишь внешний характер и лишена внутренней, осознанной связи, то нельзя говорить о соучастии в едином преступлении. В этих случаях виновные должны нести самостоятельную уголовную ответственность, несмотря на то, что объективно их деятельность явилась причиной общего, одного результата. Совместность действий соучастников заключается в едином для них последствии, в наличии причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившим последствием, а также в создании условий совершения действий другими соучастниками.

Причинная связь при соучастии в преступлении проявляется в установлении того обстоятельства, что в объективной действительности наступившие вредные последствия вызваны совместной преступной деятельностью всех соучастников. Преступный результат при соучастии является следствием деятельности исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Хотя при соучастии действия, описанные в качестве конкретного вида преступления, непосредственно выполняются лишь исполнителем, действия других соучастников, создавая условия для совершения преступления исполнителем, причинно обусловливают выполнение им объективной стороны преступления.

Вопрос о совместности решается не только на основе установления объективных моментов, но и во многом зависит от установления субъективных моментов (психической общности соучастников). Содержание психической связи (субъективный момент совместности) характеризуется сознанием каждого соучастника о деятельности других лиц и стремлением к достижению преступного последствия в результате общих усилий.

Для субъективной стороны соучастия характерно наличие не только субъективной связи между соучастниками, но и отношения соучастников к совершенному совместно деянию и его последствиям.

В общем понятии соучастия, которое дается в ст. 32 УК, содержится указание на умышленный характер действий всех соучастников, что исключает возможность соучастия в неосторожных преступлениях. Умыслом соучастников должно охватываться осознание общественной опасности своих деяний и общественной опасности деяний исполнителя. Вместе с этим соучастники желают или допускают, чтобы исполнитель совершил эти общественно опасные деяния. Сознанием соучастников охватывается и причинная связь между их деяниями и деяниями исполнителя, которые обусловлены предшествующей деятельностью соучастников. Сознанием соучастников охватываются и возможные общественно опасные последствия деяний исполнителя, и осознание развития причинной связи между деяниями исполнителя и его последствиями хотя бы в общих чертах.

Интеллектуальный момент умысла соучастников характеризуется осознанием не только обстоятельств, относящихся к объективной стороне деяния исполнителя, но и тех, которые относятся к объекту преступления и субъекту — исполнителю преступления. Совместность деятельности двух и более лиц в совершении одного преступления обусловливает посягательство всех соучастников на один, общий для них объект преступления, который должен охватываться сознанием каждого соучастника.

Соучастники должны сознавать обязательные признаки, характеризующие субъекта преступления (исполнителя), описанные в Особенной части УК (например, должностное лицо, военнослужащий, их возраст, пол и т. д.). Если соучастник заблуждается относительно, например, возраста исполнителя, соучастие в преступлении исключается, так как в совершении преступления участвует одно лицо. Содеянное неудавшимся соучастником должно быть квалифицировано как покушение на соучастие в преступлении по ст. 30 и 33 УК, а также по статье Особенной части УК.

Содержание волевого момента в соучастии характеризуется желанием или сознательным допущением наступления общего, единого преступного результата. Мотивы и цели соучастников могут совпадать, но это совсем не обязательно. Различная степень согласованности действий соучастников позволяет выделить две формы соучастия: соучастие без предварительного соглашения и соучастие с предварительным соглашением, которое проявляется в разновидностях, предусмотренных Особенной частью УК. Такими разновидностями являются: простое соучастие с предварительным соглашением, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Виды соучастия выделяют в зависимости от характера и степени участия отдельных соучастников в совершении преступления. Непосредственное совершение преступления несколькими лицами называется соисполнительством. Для данного вида соучастия характерно то, что все соучастники участвуют в преступлении, каждый из участников преступления выполняет объективную сторону преступления от начала до конца. При соисполнительстве с разделением ролей отдельные соучастники могут выполнить и часть объективной стороны преступления. Последствия преступления в этих случаях наступают в результате совокупной деятельности соисполнителей и являются общими для них.

При соисполнительстве необходима осведомленность каждого участника о действиях других соисполнителей и знание того, что преступление совершается им непосредственно и совместно с другими соисполнителями. Без этого каждый участник преступления действует самостоятельно и отвечает лишь в пределах им лично совершенного.

Для соучастия в узком смысле слова характерно распределение ролей между соучастниками. В этом виде соучастия появляются исполнитель, который непосредственно выполняет объективную сторону преступления, организатор, подстрекатель и пособник. Формы и виды соучастия нельзя рассматривать в отрыве друг от друга, они могут сочетаться. Например, нередко организатор и подстрекатель непосредственно с другими участниками выполняют объективную сторону преступления или часть ее. В этом случае следует говорить об одной из разновидностей соучастия с предварительным соглашением (форма соучастия), о соисполнительстве и соучастии в тесном смысле слова (виды соучастия). Установление определенной формы и вида соучастия влияет на решение вопросов о квалификации содеянного и об индивидуализации ответственности. Определение форм и видов соучастия позволяет определить характер и степень общественной опасности совместной преступной деятельности соучастников. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления в соучастии означает учет степени согласованности действий соучастников. Чем теснее связь между соучастниками, тем их действия носят более организованный характер, а следовательно, тем опаснее преступление, совершенное ими. В действующем законодательстве некоторые формы соучастия предусмотрены в статьях Особенной части УК в качестве необходимых или квалифицирующих признаков. А все формы соучастия и его разновидности предусмотрены в числе отягчающих ответственность обстоятельств (п. «в» ст. 63), которые учитываются судом при назначении наказания[18]. В соответствии со ст. 19 УК РФ субъект преступления — это вменяемое физическое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности. Субъект преступления, как это следует из содержания статей 19 — 21 УК РФ, характеризуется тремя обязательными признаками: физическое лицо; вменяемое лицо; лицо, достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Эти признаки характеризуют понятие общего субъекта преступления. Если субъект преступления наделен, помимо указанных, еще и дополнительными признаками, предусмотренными в статьях Особенной части УК РФ, то он именуется специальным субъектом преступления. Из сказанного логически следует, что если, например, из двух лиц лишь одно обладает признаками общего субъекта преступления, то соучастие исключается. Судебная практика исходит из того, что достигшим 14- или 16-летнего возраста следует считать лицо с начала следующих суток после дня рождения. К примеру, человек, совершивший убийство в день своего четырнадцатилетия, например 20 августа, не подлежит уголовной ответственности. Но ситуация кардинально меняется, если убийство совершено 21 августа — в этом случае уголовная ответственность наступает. В п. 7 Постановления Пленума В С РФ от 14. 02. 2000 № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указывается: «…лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток». Однако понятно, что личность подростка в возрасте 14 (или 16) лет без одних суток и по истечении этих суток не имеет заметных ни качественных, ни количественных различий. Если несовершеннолетний достиг возраста 14 или 16 лет, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Такой несовершеннолетний не будет являться субъектом преступления, совершенного в соучастии[6]. Соучастие не создает каких-либо дополнительных оснований уголовной ответственности. Соучастники в преступлении отвечают в равном объеме с лицами, совершившими преступление в одиночку. При этом каждый соучастник отвечает самостоятельно за содеянное и несет персональную ответственность.

Рассматривая соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности, следует отметить, что деяния соучастников нельзя рассматривать в отрыве от деяния исполнителя. Между соучастниками преступления (организатором, подстрекателем, пособником) и исполнителем существует взаимосвязь и взаимообусловленность, которая, в частности, проявляется в том, что степень осуществления преступного намерения исполнителем, приближение его к намеченной цели обусловливает решение вопроса об ответственности соучастников. Если исполнитель по независящим от него обстоятельствам прерывает преступную деятельность в стадии приготовления или покушения, то и все остальные соучастники могут быть привлечены к уголовной ответственности за участие в приготовлении или покушении на преступление. Когда преступление совершается в результате совместной деятельности нескольких соучастников, то в действие вступает норма Общей части о видах соучастников (ст. 33 УК РФ). В этих случаях признаки преступления соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) описаны не только в статьях Особенной части УК РФ, они дополняются положениями ст. 33 УК РФ, поэтому при квалификации содеянного этими лицами необходимо всегда ссылаться на ст. 33 УК РФ помимо указания в формуле квалификации статьи Особенной части УК РФ.

Принцип индивидуальной ответственности соучастников проявляется в том, что иногда возможна различная ответственность соучастников и исполнителя (при расхождении содержания умысла, когда исполнитель обладает определенными личными качествами, влияющими на квалификацию содеянного). Учитывая, что каждый из соучастников совершил преступление, суд при назначении ему наказания обязан определить роль в совершенном преступлении и степень общественной опасности содеянного каждым.

Признание самостоятельной ответственности соучастников вовсе не означает, что к уголовной ответственности должны привлекаться обязательно все соучастники. Положение ч. 2 ст. 14 УК РФ распространяется и на случаи соучастия в преступлении. Если действия того или иного соучастника были малозначительными, т. е. не сыграли и не могли сыграть существенной роли для достижения преступного результата, то он не должен привлекаться к уголовной ответственности.

Организационную деятельность, подстрекательство и пособничество называют неудавшимися в случаях, когда они остались безрезультатными (исполнитель либо не собирался совершать преступления, либо собирался, но передумал и не совершил его). Исполнитель в этих случаях не может быть привлечен к уголовной ответственности. Организатор, подстрекатель, пособник совершили действия на склонение лица к совершению преступления или по оказанию содействия в предполагаемом преступлении, что должно рассматриваться как приготовление к соучастию в преступлении, т. е. действия виновных должны квалифицироваться по ст. 30, 33 УК РФ и статье Особенной части УК РФ, в которой предусмотрена ответственность за преступление, к которому склоняли исполнителя.

Неудавшимися подстрекательство и пособничество будут и тогда, когда подстрекатель и пособник сделали все для совершения преступления, но исполнитель не мог его совершить (например, в связи с его смертью, утратой вменяемости и т. д.). Преступление, совершенное в соучастии, как и любое другое, совершенное одним лицом, характеризуется смягчающими и отягчающими обстоятельствами, которые влияют на решение вопроса об ответственности. По общему правилу, вопросы об учете смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств решаются в зависимости от того, относятся ли они к содеянному и личности соучастников (организатор, подстрекатель, пособник) или к содеянному и личности исполнителя. Любые обстоятельства, которые характеризуют деяния или личность соучастников, учитываются при квалификации лишь содеянного конкретным участником и остаются без учета при квалификации содеянного другими лицами.

Иначе решается вопрос о смягчающих и отягчающих обстоятельствах, которые относятся к деяниям и личности исполнителя. Эти обстоятельства, в зависимости от того, относятся ли они к деяниям или к характеристике личности исполнителя, имеют различные юридические последствия. Обстоятельства, относящиеся к характеристике преступления, вменяются в ответственность каждому соучастнику, если эти обстоятельства осознавались соучастниками. Например, если исполнитель совершил убийство общеопасным способом, то каждый соучастник несет уголовную ответственность с учетом этого обстоятельства, предусмотренного п. «е» ст. 105 УК РФ. Обстоятельства, относящиеся к характеристике субъекта преступления (исполнителя), должны учитываться при квалификации содеянного соучастниками. Так, по общему правилу, например, исполнителями преступлений со специальным субъектом могут быть лишь лица, обладающие специальными качествами. Остальные лица исполнителями этих преступлений быть не могут, но они могут быть соучастниками. Обстоятельства, относящиеся сугубо к личности исполнителя, могут учитываться лишь при решении вопроса об ответственности самого исполнителя. При индивидуализации ответственности и наказания данные обстоятельства, характеризующие преступление, субъекта и личность, также учитываются. При этом обстоятельства, характеризующие преступление, должны быть учтены при индивидуализации ответственности всех соучастников. Аналогично следует поступить с обстоятельствами, характеризующими субъекта (исполнителя) преступления. В соответствии со ст. 34 УК суд при назначении наказания должен учесть характер и степень фактического участия каждого из соучастников в совершении преступления.

Характер соучастия в преступлении определяется видом и формой соучастия, т. е. непосредственным участием в выполнении объективной стороны преступления, предварительным соглашением на совершение преступления или его отсутствием, разновидностью соучастия с предварительным соглашением, если оно имело место. Как более опасный вид соучастия следует рассматривать соучастие в узком смысле слова по сравнению с соисполнительством. Однако это правило может иметь исключение, что обусловлено характером самого преступления. Когда сравнивается опасность видов, форм, разновидностей соучастия, это условное сравнение допустимо лишь в рамках, обусловленных характером преступления. Установив соучастие, суд должен учесть, что, как правило, соучастие с предварительным соглашением более опасно, чем без предварительного соглашения. Необходимо учесть и разновидности соучастия с предварительным соглашением, в иерархии которых первое место занимает преступное сообщество, затем — организованная группа лиц и, наконец, — группа с предварительным сговором.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой