"Институциональные ловушки" в экономике Российской Федерации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Теоретические аспекты сущности институциональных ловушек

1.1 Понятие, сущность и виды институциональных ловушек

1.2 Причины появления институциональных ловушек

1.3 Формирование и возможности преодоления институциональных ловушек

2. Институциональные ловушки в экономике Российской Федерации

2.1 Примеры институциональных ловушек и причины их возникновения в России

2.2 Пути выхода из инвестиционных ловушек применительно к российской экономике

Заключение

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

При исследовании процессов формирования и использования финансовых ресурсов государства возникают особые ситуации, когда логическое обоснование ранее принятых решений не согласуется с реальной действительностью. Такое положение вещей не объясняется стандартными (общепринятыми) постулатами экономической теории, и иногда в учебниках по микро- или макроэкономике называется «эффектом непредвиденных последствий».

В процессе импорта институтов в рамках, казалось бы, аналогичных правовых систем могут возникать как эффективные, так и неэффективные нормы поведения (институциональные ловушки).

Естественного отбора эффективных институтов не происходит, неэффективные нормы поведения могут оказаться устойчивыми.

В настоящее время известен не один десяток видов институциональных ловушек. Причем некоторые из них существуют в Российской Федерации достаточно давно и устранение которых, на данной момент, проходит не так эффективно, как этого бы хотелось.

В частности коррупция, возникшая в нашей стране давно, на сегодняшней день остается одной из главных проблем экономики в целом, и общества в частности.

Все выше сказанное доказывает актуальность темы исследования, поскольку изучение действия институциональных ловушек, причины возникновения и поиск выхода из них является одним из способов налаживания экономической ситуации в стране, а впоследствии предотвращением возникновения новых институциональных ловушек.

Целью курсовой работы является исследование категории «институциональных ловушек» применительно экономике Российской Федерации.

Для достижения поставленной цели можно выделить следующие задачи:

1) рассмотреть понятие, сущность и виды институциональных ловушек;

2) обозначить причины возникновения институциональных ловушек;

3) изучить процесс формирования и возможности преодоления институциональных ловушек;

4) рассмотреть примеры институциональных ловушек и причины их возникновения в России

5) выявить возможные пути выхода из институциональных ловушек применительно к экономической системе России.

Объектом исследования является предприятие Общество с ограниченной ответственностью «Фантазия», производящее кондитерскую продукцию.

Методологической основой исследования послужили статьи, учебники и учебные пособия отечественных ученых — экономистов в области институциональной экономике.

При написании курсовой работы были использованы методы сравнения, наблюдения и др.

1. Теоретические аспекты сущности институциональных ловушек

1.1 Понятие, сущность и виды институциональных ловушек

Экономические преобразования в бывших социалистических странах привели к многочисленным негативным последствиям, многие из которых явились неожиданностью и не могли быть заранее предсказаны. В связи с этим актуализировалась задача выявления неких общих закономерностей развития реформируемых экономик и построения соответствующей теории, способной объяснить возникновение различных экономических аномалий. Серьезным шагом в данном направлении явилось создание так называемой теории институциональных ловушек, проблема возникновения которых в последнее время привлекает пристальное внимание экономистов и ученых, занимающихся изучением экономических процессов в странах с переходной экономикой.

Данной проблеме было удалённо большое внимание таких ученых как Е. В. Балацкий, Е. А. Бренделева, П. Дэвид, Л. Полищук, В. М. Полтерович и т. д.

Именно Полтеровичем В. М. было введено понятие «институциональная ловушка», которая представляют собой неэффективную устойчивую норму (неэффективный институт), имеющую самоподдерживающий характер [11]. Этим термином описывается приобретение устойчивого характера отрицательных явлений: бартер, неплатежи, коррупция, уход от налогов, теневые экономические процессы и т. д

Если говорить о зарубежных авторах, то в англоязычной литературе «институциональная ловушка» используется чаще всего не как «institutional trap», а как эффект блокировки (lock-in effect): по Д. Норту, это означает, что однажды принятое решение трудно отменить.

В работах П. Дэвида, в качестве понятия институциональная ловушка, применятеся термин QWERTY-эффект. Причем проблема QWERTY-эффекта, изложенная в работе П. Дэвида, и явилось основой, а в дальнейшем получило развитие в работах В. М. Полтеровича.

Таким образом, исходя из анализа различных литературных источников, можно заметить, что под понятием «институциональные ловушки» разными авторами понимается одно и то же и в основу все-таки берется определение, предложенное В. М. Полтеровичем. Различия состоят лишь в понятие сущности, причин возникновения данной категории в экономе страны.

Следует заметить что сущность понятия институциональных ловушек, как и самой теории институциональных ловушек связано с понятием трансакционных издержек и издержками институциональной трансформации.

Трансакционные издержки — это издержки взаимодействия агента с партнерами в рамках той или иной нормы поведения.

При этом к основным составляющим траснсакционных издержек относятся [11]:

1) поиск информации о товаре и услуге, поиск партнера в сделке, сбор информации о нем;

2) процедура торга, приготовление и подписание контракта;

3) контроль партнера в процессе выполнения контракта, принуждение к выполнению контракта;

4) Оплата и оформление контракта в процессе его реализации;

5) защита контракта от третьих лиц

Аузан А.А. [4] под трансакционными издержками понимает ценность ресурсов (денег, времени, труда и т. п.), затрачиваемых на планирование, адаптацию и обеспечение контроля выполнения взятых индивидами обязательств в процессе отчуждения и присвоения прав собственности и свобод, принятых в обществе.

Другим видом издержек являются издержки институциональной трансформации, или трансформационные издержки [11] под которыми понимаются издержки, связанные с переходом от одной нормы к другой.

При этом к трансформационным издержкам относятся:

1) составление проекта трансформации;

2) «Лоббирование» проекта;

3) создание и поддержание промежуточных институтов для реализации проекта;

4) реализация проекта;

5) адаптация системы к новому институту.

Далее рассмотрим основные виды институциональных ловушек в зависимости от различных признаков.

Полтерович В.М. выделяет следующие виды институциональных ловушек.

1) Бартер.

Бартер нередко сопровождает быструю инфляцию. Суть этого явления можно объяснить, опираясь на понятие трансакционных издержек. В современной экономике трансакционные издержки бартера обычно превышают издержки денежных трансакций, поэтому бартерный обмен сравнительно редок. С увеличением темпа инфляции хранение денег приводит все к большим потерям, чтобы уменьшить их, экономические агенты стремятся увеличить скорость обращения, а это приводит к росту собственных издержек трансакций (затрат на осуществление сделок). С некоторого моменте трансакцмонные издержки денежного обмена могут возрастать очень быстро, если финансовая система не справляется с увеличивающимся объемом транзакционной активности.

В зависимости от транзакционных издержек фирма может предпочесть бартер по одному виду продукции и монетарный обмен — по другому. При учете трансформационных издержек кроме «чистых» равновесий появляется также смешанные нормы поведения, в соответствии с которыми часть однородного товара фирма обменивает по бартеру, а оставшеюся часть — за деньги. В точках смешанного равновесия разница между предельными издержками бартера и монетарного обмена, обусловленная эффектом координации, не компенсирует предельные издержки трансформации, так что ни увеличение, ни уменьшение денежных обменов невыгодно.

2) Неплатежи

Если одно из предприятий не платит своим поставщикам, это сказывается на их платежеспособности и может послужить источником «лавины неплатежей». В развитых экономиках возникновение таких «лавин» предотвращается благодаря эффективным институтам кредитования и механизмам принуждения к платежу — процедурам банкротства и санации предприятий.

3) Уклонение от налогов

Для экономического агента стратегии уплаты (или неуплаты) налогов определяется фундаментальными и организационными факторами. К первым относиться налоговая политика и политика государственных расходов.

Для того, чтобы граждане не уклонялись от налогов, они должны верить, что налоги будут потрачены на увеличение их благосостояния и при том — эффективным образом. Отсутствие этой веры существенно обостряет проблему займа. При нерациональной политике государства неуплата налогов может оказаться более эффективным поведением не только с точки зрения каждого отдельного фрирайдера, но и для общества в целом. Уклонение от налогов получает моральное оправдание. Кредит доверия особенно подрывается, если государство одновременно увеличивает налоги и уменьшает расходы на социальное обеспечение.

4) Коррупция

Неадекватность законодательства, нерациональность государственной политики и высокая дифференциация доходов является фундаментальными факторами, способствующими коррупции, так что коррумпированная система может оказаться экономически более эффективной, чем безкоррупционная. Эти факторы дополняются размытостью моральных норм, слабостью механизмов государственного и общественного контроля.

А.В. Иванов в своей работе по социологии «Модернизация России и институциональные риски» также затрагивает понятие и проблему возникновения институциональных ловушек.

В данной работе выделяются следующие виды институциональных ловушек.

1) Ловушка инерционности.

2) Бюрократическая ловушка

3) Коррупционная ловушка

4) Инвестиционная ловушка.

5) Ловушки образования

6) Ловушка бедности (У. Истерли)

7) Ловушка богатства (У. Истерли)

8) Ловушка инерционной ментальности

Подробное описание данных видов будет приведено в следующей главе применительно к экономике Российской Федерации.

В.В. Лесных, канд. экон. наук в своей работе «Институциональная ловушка неэффективного собственника как фактор торможения реформ (на примере ОПК) [6].

Разделяет институциональные ловушки на три вида:

· системные институциональные ловушки;

· структурные институциональные ловушки;

· финансовые институциональные ловушки.

Причем в рамках структурных институциональных ловушках он выделяет:

· административные барьеры;

· давальчество;

· ловушка заниженной оценки приватизируемых основных фондов;

· ресурсно-институциональная ловушка;

· ловушка деградации институтов государственного управления;

· ловушка консервативных форм регулирования социально — трудовых отношений;

· постприватизационная ловушка;

· ловушка модели социального контракта при организации производства образоватедбных услуг;

· «диссертационная ловушка» в российской экономической науке;

· институциональный конфликт между сферой образования и рынком труда.

Колодий С.Ю. в своей работе рассматривая подробно возникновение институциональных ловушек в процессе формирования и использования финансовых ресурсов государства, выделяет следующие виды институциональных ловушек:

Данный автор в качестве основного критерия классификации институциональных ловушек выбрал сферу воздействия на сбалансированность финансовых ресурсов государства. В зависимости от этого институциональные ловушки могут негативно воздействовать:

1) одновременно на процессы формирования и использования финансовых ресурсов государства;

2) на процессы формирования финансовых ресурсов государства;

3) на процессы использования финансовых ресурсов государства.

Классификация институциональных ловушек исходя из рассмотренного признака представлена на рис. 1.1.

Рис. 1.1 Классификация институциональных ловушек в процессе формирования и использования финансовых ресурсов государства.

Далее следует обратить внимание на причины появления институциональных ловушек в экономике страны.

1.2 Причины появления институциональных ловушек

В предыдущем разделе нами было рассмотрено понятие институциональной ловушки, которая приобретает различные формы и негативно сказывается как на отдельной сфере, так и экономике страны в целом.

При изучении данной категории для поиска выхода из сложившейся ситуации, несомненно, важно выяснить причины появления институциональной ловушки.

Так экономисты В. М. Полтеровича, А. К. Ляско, О. С. Сухарева признают наиболее существенной причиной возникновения ловушек резкое изменение макроэкономических условий. «Институциональные ловушки» также могут возникать в результате неправильной государственной политики и проявляться практически в любой сфере общественной жизни. Неправильность такой политики может происходить из выбора ошибочной или искаженной избранной цели, а также, некорректно применяемых инструментов политики.

Помимо Полтерович В. М. [11] раскрыл роль трех групп факторов возникновения ловушек. Так, под фундаментальными факторами понимаются ресурсно-технологические возможности и макроэкономические характеристики системы, под организационными — действующие законы и инструкции, облегчающие «столкновение» на рынке спроса и предложения, под социальными — факторы, отражающие сложившиеся ожидания и стереотипы социального взаимодействия.

Другой причиной возникновение институциональной ловушки, которую выделяет Н. Д. Дроздов [3] является наличие неадекватных формальных институтов и механизмов принуждения к исполнению их предписаний (enforcement), а также результатов ограничений, накладываемых неформальными институтами.

Е.А. Бренделева [1] одной из основных причин появления институциональных ловушек называет расхождение краткосрочных и долгосрочных интересов экономических агентов и сочетания моделей поведения, сформированных на основе этих интересов, с экономической эффективностью.

Данный автор достаточно понятно объясняет данную причину на примере советского и российского общества.

Так, по мнению Бренделевой Е. А. за период существования советской модели развития в обществе сформировалась поведенческая модель, ориентированная на достижение долгосрочных интересов и базирующаяся на долгосрочном

В переходной экономике меняется система базовых ценностей общества: происходит переориентация с долгосрочной модели поведения на краткосрочную. Это происходит по той причине, что в условиях неопределенности и нестабильности следование долгосрочной модели приносит только убытки, а прибыльные краткосрочные посреднические сделки убеждают экономических агентов отказаться от модели основанной на долгосрочных интересах. Разрушению последней способствовали многочисленные неудачные попытки граждан спасти свои обесценивающиеся сбережения в многочисленных финансовых пирамидах, подозрительных банках, сомнительных аферах. Разрушение долгосрочной модели поведения происходило одновременно с разрушением института доверия к государству, системе права, партнерам, и, наконец, соседям, друзьям, родственникам.

В результате в обществе укоренилась модель, ориентированная на достижение краткосрочных интересов. Жизнь «сегодняшним днем» стала нормой и процессы возврата к прежней модели связаны с большими издержками.

Следует сказать, что на наш взгляд, причин возникновения институциональных ловушек достаточно много, их комплексность меняется применительно к определенной институциональной ловушки. И поскольку видов и примеров институциональных ловушек большое множество, следовательно, и причины для каждой из них следует выделять в отдельности.

Так Е. В Макарова [7] для определенного вида институциональных ловушек следующие причины, представленные в таблице 1. 1

Таблица 1. 1

Институциональные ловушки, возникающие в условиях переходного периода и препятствующие согласованию интересов бизнеса, общества и власти (развитию социально ответственного бизнеса)

Причины возникновения

Институциональные ловушки

Несовершенство экономических институтов

1. Рентоориентированное поведение

2. «Размывание» прав собственности

Несовершенство политических институтов

Провозглашаемый антилегализм

Несовершенство идеологических институтов

Персонифицированное доверие

Неконгруэнтность формальных и неформальных институтов

Системные институциональные ловушки «Жизнь одним днем»

2. Высокие трансакционные издержки

Таким образом, причины возникновения институциональных ловушек в экономике страны многочислены. Выяснение причин появления данной категории является одним из главных этапов выхода из сложившейся ситуации, а анализ причин позволяет предотвратить похожие ситуации в будущем.

Последнее достаточно важно, поскольку в результате действия институциональных ловушек создаются предпосылки для разбалансированности финансовых ресурсов государства, роста бюджетного дефицита, государственного долга. Как следствие этого, национальная экономика будет функционировать в условиях макроэкономической нестабильности, основными характеристиками которой являются ускорение инфляционных процессов, рост процентных ставок, снижение ликвидности банковской системы, повышение уровня рисков, и другие.

Процесс формирования институциональных ловушек и возможности их преодоления будут рассмотрены в следующем разделе данной работы.

1.3 Формирование и возможности преодоления институциональных ловушек

Наиболее полно процесс формирования институциональных ловушек был описан В. М. Полтеровичем.

Как отмечалось раннее, под институциональными ловушками понимаются устойчивые неэффективные институты. При этом устойчивость институциональных ловушек означает, что при незначительном внешнем воздействии на систему она остается в институциональной ловушке, возможно, лишь незначительно меняя параметры состояния, а после снятия возмущения возвращается в прежнее равновесие.

Следует отметить любой институциональный проект должен включать оценку соответствующих издержек, а возможно, и выигрышей. Так, например, показатель трудности реформы рассчитывается как отношение дохода, перераспределяемого в процессе реформирования, к выигрышу, возникающему вследствие увеличения эффективности системы. По-другому этот показатель называется «political cost — benefit ratio»

Правило или норма поведения становится устойчивой, если индивидам невыгодно от нее отклоняться. Устойчивость обеспечивается следующими механизмами стабилизации:

* структурой индивидуальных предпочтений и культурными традициями;

* предусмотренными законом, обычаем или контрактом санкциями за отступление от правил;

* эффектом координации и эффектом обучения. Координация действий агентов уменьшает трансакционные издержки тех, кто следует правилу, и отклонение от него становится невыгодным. Со временем правило закрепляется благодаря эффекту обучения, результатом которого также становится уменьшение трансакционные издержки, связанных с применением данного правила;

* эффектом сопряжения. С течением времени возникшее правило оказывается сопряженным со многими другими правилами, встроенным в систему правил. Отказ от следования правилу повлечет за собой высокие издержки институциональной трансформации, что также способствует закреплению данного правила;

* культурной инерцией, т. е. нежеланием агентов менять стереотипы поведения, доказавшие свою жизнеспособность в прошлом.

В.М. Полтерович считает, что в процессе закрепления институтов трансакционные издержки и меняются в противоположных направлениях: первые уменьшаются, а вторые увеличиваются. Кроме того, издержки институциональной трансформации неравномерно распределяются между агентами, а все вместе взятое приводит к возникновению групп давления (лобби), препятствующих изменению действующих институтов.

Описанные выше механизмы могут привести к формированию институциональным ловушкам.

Выход из институциональной ловушки представляет собой трудный и сложный процесс, что доказывается современным состоянием российской экономики. Возрастающие издержки институциональной трансформации с целью выхода из институциональной ловушки могут стать настолько большими, что переход на иные правила окажется невыгодным. Значит, выбрав неэффективную траекторию, система будет двигаться по ней, пока не разовьется системный кризис. Это должно учитываться дискреционной политикой государства.

Однако существует мнение, согласно которому с течением времени в экономике автоматически формируются механизмы, способствующие выходу из институциональной ловушки или препятствующие попаданию в нее. Во-первых, если рынок несовершенен и трансакционные издержки велики, то происходит спонтанный процесс укрупнения фирм, т. е. замена рынка иерархий.

Во-вторых, в долгосрочном периоде важны репутация и имитация успешного поведения других агентов. В условиях разнообразия фирм некоррумпированное поведение некоторых из них обеспечит им высокую репутацию, а значит, и относительные преимущества. Другие фирмы могут копировать такое поведение и распространять норму честного предпринимательства, конечно, если позволят общие правила игры. В-третьих, существует эффект догоняющего развития, т. е. страны, начинающие решать аналогичные проблемы в более поздний период, анализируя исторический опыт, имеют возможность избежать части негативных последствий институциональных преобразований и скорректировать движение. Эффект обучения имеет здесь позитивное значение.

Переход в начальное состояние или выход из институциональной ловушки связан с очень высокими издержками трансформации, что и сдерживает какие-либо серьезные преобразования, предопределяя тем самым длительное существование неэффективной нормы, кроме этого выход из институциональной ловушки может сдерживаться такими силами, как государство, влиятельные группы интересов и т. д.

Следует отметить, что Е. А. Бренделева в рамках теории институциональных изменений и теории трансакционных издержек рассматривает два возможных выхода из институциональной ловушки:

1) Эволюционный, при котором условия выхода формируются самой экономической системой, например, разрушению институциональной ловушки может способствовать ускорение экономического роста, системный кризис и т. д.

Критический момент (бифуркационная точка истории) наступает, когда трансакционные издержки функционирования неэффективной нормы превысят трансформационные издержки отмены старой нормы и/или введения новой нормы.

В качестве примера можно рассмотреть введение новых форм организации труда или производства, в рамках институциональной терминологии институтов: цеховой системы, трестов, синдикатов, маркетинга и т. д.

В качестве определяющих величин следует рассматривать как издержки по адаптации нового института, так и социально-экономические последствия продолжения функционирования старой неэффективной нормы.

2) Революционный, при котором ликвидация и замена неэффективной нормы происходит насильственным путем, в результате реформ, предусматривающих изменение культурных ценностей общества и проводимых, в частности, государством, или от его имени отдельными группами интересов. Если подобные изменения связаны с перераспределением собственности и затрагивают интересы большинства социальных групп, то реформы проходят достаточно медленно, наталкиваясь на сопротивление тех слоев, чьи интересы ущемляются, что неизбежно приводит к резкому росту издержек трансформации. В данном случае успех зависит от соотношения средств и готовности «идти до конца» различных групп интересов.

При этом издержки выхода из институциональной ловушки данным автором классифицируются следующим образом:

— издержки установления новой нормы;

— издержки преодоления культурной инерции (нежелание менять старые стереотипы);

— издержки, связанные с разрушением механизма лоббирования старой нормы;

— издержки адаптации новой нормы к существующей институциональной среде;

— издержки создания сопутствующих норм, без которых функционирование новой нормы будет неэффективно и т. д.

Таким образом, в результате действия институциональных ловушек возникают стабильные негативные ситуации, которые можно исправить, только понимая природу и причины их возникновения. Проблема институциональных ловушек усугубляется тем, что часто субъекты институционального регулирования, не понимая причину их возникновения, могут принимать решения, не способствующие, и даже ухудшающие ситуацию. Более того, иногда пытаясь исправить сложившееся положение путем реформирования институциональной среды, субъекты институционального регулирования внедряют нормы и правила, приводящие к возникновению новых институциональных ловушек. Из чего следует, что негативное воздействие институциональных ловушек как бы наслаивается друг на друга, и поэтому эффективно реформировать институциональную среду становится гораздо труднее. Кроме того, задача выявления природы и причин возникновения ловушек также намного усложняется.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что институциональная ловушка является не только проблемой для экономики страны, но и сложной экономической категорией, которая требует детального осмысления и изучения. Только выяснив природу возникновения данной ловушки, причины можно выбрать путь для выхода из нее.

В следующей главе остановимся подробнее на возникновении и существовании институциональных ловушек в Российской Федерации.

2. Институциональные ловушки в экономике Российской Федерации

2.1 Примеры институциональных ловушек и причины их возникновения в России

институциональный ловушка финансовый

Одним из основных препятствий для успешного экономического развития является формирование институциональных ловушек — неэффективных, но устойчивых институтов, или норм поведения, удерживающих экономику в неэффективном равновесии. Преобладание бартерных обменов, неплатежи, коррупция, теневая активность являются примерами институциональных ловушек, затруднявших реформы в современной России [10]

Следует сказать, что на современном этапе развития страны имеют место быть все описанные раннее институциональные ловушки.

Кроме того в условиях модернизации российского общества данные ловушки не только исчезают, но и возникают новые. Чем раньше общество осознает опасности ловушек, тем меньше будут трансформационные издержки по выходу из них.

Выход из ловушек предполагает системное решение, а сами ловушки являются прямым указанием на нерешенные проблемы предыдущих этапов развития.

Рассмотрим примеры институциональных ловушек, которые существуют на сегодняшний день в экономике страны.

Ловушка инерционности.

Прежде всего, ловушкой является само инерционное развитие (с включением элементов сценариев «рантье» и «мобилизации»). Велика опасность глобального отставания от мировых технологических лидеров и окончательного превращения страны в сырьевой придаток развитых стран. Выход из этой ловушки будет практически невозможен. Обозначим данное препятствие ловушкой инерционности. В настоящий момент эта ловушка наиболее опасна. Достаточно высокие темпы роста последнего десятилетия порождают иллюзию приемлемости инерционного развития, тем более что выход из нее требует значительных затрат и снижения темпов роста. Ловушка, как и другие, имеет самоподдерживающий характер.

Бюрократическая ловушка

Суть в данной ловушки состоит в чрезмерном административном давлении на экономику, в немотивированности чиновников на позитивные перемены. Ведь мотивация на перемены означает готовность к переменам в собственном положении, готовность к риску и потере собственного места, к конфликтам с вышестоящим руководством. Бюрократическая ловушка обусловлена не столько конкретными интересами чиновников, сколько самой системой власти, ее вертикальной структурированностью и соподчиненностью, боязнью принять и даже предложить решения, стремлением избежать конфликтов, ограниченностью кругозора и знаний. И опасность ее не только в коррупционном налоге на бизнес, но, главным образом, в подрыве конкурентных основ российского общества.

Коррупционная ловушка

Коррупционная ловушка вместе с бюрократической выталкивает из экономики наиболее успешных, грамотных, мотивированных на конечный результат предпринимателей — наиболее активных представителей среднего класса. Коррупционная ловушка для определенного круга лиц становится нормальным видом дохода и может не восприниматься как преступное деяние. Культурная инерция превращает коррупционную ренту в своеобразное «корпоративное благо» и способ легитимного обогащения за счет приватизации государственных институтов различными элитными группами.

Инвестиционная ловушка

Суть в слабой инвестиционной и особенно инновационной активности бизнеса, недостаточной экономической креативности среднего класса. Инновационная продукция занимает в ВВП России мене 1%, в ВВП Италии, Испании, Португалии — от 10 до 20%, в Финляндии — 30%. Бизнес сегодня ориентирован скорее на получение природной ренты, чем на вложения в долгосрочные проекты. Преодоление этой ловушки возможно на основе создания системы институтов поддержки инновационного предпринимательства, включая венчурные фонды, технопарки, налоговые преференции.

Ловушки образования

Она состоит в том, что лидерство России по относительной численности студентов сопровождается антилидерством по качеству образования. Низкое качество образования значительной части дипломированных специалистов как результат коррупции при поступлении в вузы в сочетании с низкой квалификацией молодых специалистов — одно из серьезнейших препятствий движения страны к экономике знаний. Главная опасность ловушки необразованности в том, что не мотивированные на знания, труд, студенты свой опыт беспринципности, дополненный системой непотизма, начинают воспринимать как социальную норму, что усиливает и поддерживает бюрократическую и коррупционную ловушки. Это обесценивает образование как таковое. Последовательное внедрение Болонской системы, повышение ответственности вузов, их руководства за качество знаний выпускников позволит уменьшить издержки выхода из этой ловушки.

Ловушка бедности (У. Истерли)

Бедные понижают производительность друг друга. В зоне бедности находится гораздо большая доля населения, чем определяет официальная статистика. Но в отдельных регионах страны, в отдельных населенных пунктах, в отдельных кварталах крупных городов формируется своеобразный кластер бедности с характерными признаками: абсолютная необразованность, культурный примитивизм, низкие доходы, плохие жилищные условия, недоступность качественного образования и качественной медицинской помощи. Задача государства — приложить максимум усилий для того, чтобы «вырвать» подрастающее поколение из этого кластера — зоны социального риска. Для того чтобы обеспечить подросткам из этих семей «свет в конце туннеля», одновременно постепенно сокращая размер этого кластера, решая проблему нарастающего дефицита рабочих кадров, следует продумать предложение о воссоздании института ремесленных училищ с полным государственным обеспечением учащихся.

Ловушка богатства

Высокие стандарты жизни порождают и соответствующий уровень культуры, и инициативность, предприимчивость, образованность. И к такой ловушке надо стремиться. Но в условиях переходной экономики России взрывное формирование относительно небольшого, но влиятельного слоя миллиардеров породило новый российский «праздный класс» (Т. Веблен) с характерным демонстративно престижным потреблением, с ориентацией на низкопробную эрзац-культуру Запада, а часто беспринципных, утверждающих вседозволенность, разлагающе влияющих на гораздо более широкие круги населения, включая средние слои. Несмотря на все многообразие рисков и проблем в процессе модернизации, государство может перенацелить интересы различных конфликтующих социальных слоев в полезное для будущего России русло, изменив институциональную систему взаимоотношениий между государством и обществом.

Несомненно, в российской экономике в настоящее время существуют институциональные ловушки которые существовали и 10 и 20 лет назад, такие как неуплата налогов, коррупция и др., но на современном этапе развития экономики, инновационного развития, также возникают определенные проблемы, которые в последствии перерастают в инвестиционные ловушки.

Остановимся на институциональных ловушках инновационного развития более подробно.

Итак, инновационное развитие экономики является результатом взаимодействия трех составляющих. Эти составляющие:

1) инновационный потенциал -- некая предпосылка инновационного развития, своего рода накопленный капитал, вовлекаемый в инновационный процесс, являющийся результатом прежней деятельности по формированию предпосылок инновационного развития.

2) инновационные затраты -- поток расходов ресурсов на инновационную деятельность, направленных как на поддержание и воспроизведение потенциала инновационной деятельности, так и на его приращение и модернизацию. Это финансовые вливания, которые могут превратиться в любые элементы затрат (основной капитал, оборотный капитал, затраты на фактор труд и др.);

3) инновационные результаты -- количественная и качественная характеристика производительности инновационных затрат.

Международные рейтинги инновационного развития, такие как «The Global Innovation Index» BCG& NAM, «The Global Innovation Index» INSEAD и «Innovation Capacity Index» (индекс способности к инновациям), свидетельствуют о том, что из трех составляющих инновационной деятельности у России несколько лучше обстоит дело с количественными показателями инновационного потенциала. Показатели инновационных затрат находятся в среднем диапазоне (правда в последнее время они увеличиваются за счет активной роли государства в инновационном процессе), и совсем низкие -- показатели инновационных результатов.

В России в годы рыночных реформ не происходило даже простого воспроизводства научно-технического потенциала, был серьезно нарушен цикл инновационной деятельности. В силу некомплементарности инновационного потенциала инновационные затраты в настоящее время не дают необходимой отдачи.

Формируемые государством институты инновационного развития (например, только принятая в 2006 г. федеральная программа развития технопарков в сфере высоких технологий предполагала объем финансирования в размере 29 млрд руб. на 4 года) пока не востребованы в должной степени. Инновационная деятельность государства и бизнеса носит фрагментарный характер и не представляет единого целого.

В России создаваемые и поддерживаемые государством институты инновационной деятельности не дают желаемого результата также ввиду «вязкости» институциональной среды, гасящей инновационные стимулы. Институтам, способствующим инновационному развитию, противостоят институты, препятствующие инновационному развитию, и пока вторые оказываются сильнее. Как раз такие институты можно назвать институциональными ловушками инновационного развития экономики.

В связи с выше сказанным можно выделит следующие ловушки инновационного развития России.

1. Психологическая неготовность -- это целый спектр проблем психологического характера, как-то: скептицизм и нигилизм либо, напротив, удовлетворенность и успокоенность, несклонность к риску, несклонность к изменениям, отсутствие понимания проблемы и способов ее решения.

Современная институциональная среда культивирует такие ценности, как эгоизм и агрессивность, соответствующие стратегиям индивидуального захвата экономической власти в условиях эволюционного выживания, в то время как инновационное предпринимательство основано на кооперации и отношениях партнерства, организационной идентификации (Вишневский и Дементьев 2010, 53−54, 59).

2. Ловушки рентоориентированного поведения -- в странах, богатых природными ресурсами, к числу которых относится Россия, присвоение природной ренты становится более эффективной краткосрочной моделью поведения, чем разработка способов увеличения добавленной стоимости. Добавленная стоимость, создаваемая в секторе добычи, достается с меньшими усилиями и меньшим риском. При отсутствии инициативного управления институциональной средой, а тем более при наличии деструктивных институтов, в частности в сфере общественных финансов, государство и общество естественным образом оказываются нацеленными на развитие институтов создания и присвоения природной ренты, а не институтов преодоления ресурсной ограниченности.

Рентоориентированное поведение, порождая целый комплекс комплементарных себе институтов, становится устойчивой институциональной альтернативой инновационному поведению. Это происходит естественным образом, если государство не управляет институциональной средой, не создает конструктивные альтернативы институциональным ловушкам.

3. Ловушки догоняющего развития и копирования. Копирование как краткосрочная модель поведения с экономической точки зрения может быть более эффективно, чем создание нового продукта, технологии или совершенствование организации. Функцией хозяйствующего субъекта может быть как максимизация прибыли, так и снижение затрат для достижения фиксированного результата. Именно эта вторая функция -- минимизации усилий -- объясняет, почему проторенный путь развития с точки зрения конкретного хозяйствующего субъекта нередко оказывается более эффективным, чем открытие нового пути. К тому же большинство хозяйствующих субъектов нацелено на удовлетворительный результат, а не на наилучший из возможных. И они будут приобретать ресурсы по минимальной цене, пока их использование в конкурентной среде позволяет им оставаться в этой самой зоне удовлетворительности.

Функция минимизации усилий, часто игнорируемая современной неоклассической теорией, где традиционно предпочтение отдается функциям максимизации (прибыли, полезности), позволяет ответить на многие вопросы. Люди не занимаются инновационной экономической деятельностью по тем же самым причинам, по которым они не разрабатывают новые методы счета или новые системы мер и весов. Они просто берут готовое знание и извлекают из него вмененную ренту, пока это возможно делать в кооперации с другими людьми. В этом смысле инновации могут возникнуть только в неких критических сферах, -- таких, где под угрозу поставлено благополучие человека (коллектива, общества) или даже его выживание. Например, они могут появиться в сферах разработки заменителей исчерпаемых ресурсов, новых систем здравоохранения, безопасности жизнедеятельности, борьбы с терроризмом и т. п.

В то же время важной причиной эффективности стратегий незаконного копирования и заимствования является отсутствие действенных санкций за нарушение авторских прав.

На это влияет вероятность выявления нарушения и правоприменения, а также тяжесть наказания. В последнее время недостаточность первого замещается избыточностью второго, о чем свидетельствуют единичные, но весьма яркие случаи возбуждения уголовных дел о нарушении авторских прав. Однако, как демонстрирует последний опыт России, во многих случаях на защиту обвиняемого встает общественность. Последнее свидетельствует о том, что нарушение авторских прав в некоторых сферах деятельности (например, касающихся прав на аудио- и видеопродукцию) превратилось в деструктивную неформальную норму, которой соответствуют собственные способы защиты.

4. Нежелание бизнеса инвестировать средства (как собственные, так и заемные) в свое развитие, вследствие чего происходит недостаточное воспроизводство базы исследований. Инновации связаны с инвестициями в специфические активы, приносящими доход в течение длительного периода времени, в то же время сопряженные с высокими рисками и неопределенностью. Между тем более предпочтительным нередко оказывается увеличение личного дохода владельцев бизнеса, сберегательная часть которого расходуется на стандартное портфельное инвестирование с сильно диверсифицированным риском.

Несклонность бизнеса к инвестированию в специфические активы объясняется разными причинами. Во-первых, «короткими дистанциями» его функционирования.

Во-вторых, в условиях слабой защиты прав интеллектуальной собственности обостряется проблема некомпенсируемой положительной экстерналии и сопутствующая ей проблема безбилетника. Иными словами, бизнес не может защитить и собрать интеллектуальную и технологическую ренту, что подвергает его инновационный проект дополнительным рискам и неопределенности.

В-третьих, существуют серьезные проблемы координации инновационного процесса, связанные с противоречиями интересов его участников: главным образом разработчиков идеи и владельцев бизнеса, осуществляющих ее коммерческое использование

5. Ловушки системы общественных финансов -- это целый комплекс проблем, связанных с низкой эффективностью производства общественных благ в современной России. В контексте инновационного развития эти проблемы приобретают особую значимость, потому что в условиях недостаточного инвестирования бизнесом средств большая доля расходов инновационного характера (в настоящее время 2/3) падает на государство.

Проблема государственного финансирования производства социально значимых благ, к разряду которых можно отнести фундаментальные исследования, и благ с положительными внешними эффектами, куда входит большинство прикладных разработок, имеет многоаспектный характер

6. Имитация инновационной деятельности. Эта проблема напрямую связана с предыдущей, т. е. с неэффективным распоряжением общественными финансами.

К основным причинам, по которым, финансирование могут получить лжеизобретения и лжеоткрытия, относятся следующие:

1) личные связи конкретного бизнеса с конкретными чиновниками -- распорядителями общественных ресурсов;

2) применение при отборе заявок формальных требований и недостаток технической экспертизы у конкурсных комиссий;

3) плохой мониторинг и контроль расходования государственных средств, слабое отслеживание дальнейшей судьбы проектов, в том числе в силу реализации чиновниками целевой функции минимизации усилий, о которой как о некой мощной альтернативе функции максимизации полезности говорилось выше;

4) высокий уровень неопределенности исхода каждого конкретного проекта (известно, что из 10 проектов в лучшем случае «выстреливает» только один) снижает уровень ответственности как чиновников, так и получателей государственных грантов и привилегий, служит для них оправданием собственных промахов.

Таким образом, серьезные намерения государства относительно стимулирования инновационной деятельности наталкиваются на не менее серьезные ловушки инновационного развития, многие из которых имеют достаточно глубокие корни, сопряжены друг с другом и не могут быть преодолены в одночасье.

Следует добавить, что нынешняя Россия не только не входит в число стран первого ряда, но быстро теряет остающиеся шансы когда-либо попасть в него. Главная причина этого — архаичность (а то и простое отсутствие) институтов, механизмов и процедур, четко регламентирующих экономическую, социальную и общественно-политическую жизнь в стране. Развитие происходит в режиме «ручного управления», «по понятиям», «по знакомству» и т. п. алгоритмах. И всё это окутано созданными за последние годы имитациями конкуренции, выборов, свободы слова.

Именно поэтому не просто отказ от нынешних порочных российских практик, и не просто заимствование нынешних передовых институтов, а участие в формировании обновленных институтов экономической и социально-политической жизни цивилизационного пространства, которое весьма условно можно назвать европейским, и их внедрение в ткань российской жизни и есть суть предстоящей модернизации.

На пути которой существуют инвестиционные ловушка, одна из которых поддаться соблазну свести модернизацию лишь к некоему материально осязаемому и точечному проекту типа иннограда Сколково.

Однако даже выдающегося университета недостаточно. Это лишь зерно. Его надо посадить в подходящую почву, иначе оно не прорастет. Чтобы инновационные проекты появлялись как грибы после дождя, университет должен быть расположен в городе, который имеет другие достоинства кроме университета.

Можно, как предлагается авторами идеи о «Сколково», начать с чистого листа с надеждой на то, что когда-нибудь из этого стерильного инкубатора пройдет модернизационный сигнал по всей стране. Но слишком велики шансы на то, что без создания хотя бы базовой общенациональной институциональной среды (свобода частной инициативы; честная конкуренция — и не только в экономике; независимая судебная система; эффективные правоохранительные органы; государство, адекватное масштабу стоящих перед страной задач и т. д.) даже самые вроде бы перспективные территориально привязанные инновационные проекты могут оказаться неудачными.

Из всего выше сказанного, можно сделать вывод, что на данном этапе развития экономики страны возникают и существуют многообразные институциональные ловушки, выход из которых является непростой задачей и требуют обдуманной стратегии, и действие которых приносит определённые негативные последствия.

О чем пойдет речь в следующих разделах данной работы.

2.2 Пути выхода из инвестиционных ловушек применительно к российской экономике

Формирование инвестиционной ловушки происходило за менее короткий срок, чем выход из нее. Это объясняется тем, что для понятия выгоды от долгосрочных инвестиций экономическим агентам требуется больше времени, чем для укоренения обратной модели поведения, причем значительный временной лаг существует между принятием решений и выгодой полученной новаторами и консерваторами, принимающими решение о долгосрочных инвестициях только после того, как новаторы будут получать не разовую, а постоянную прибыль.

Выход из институциональной ловушки очень длителен и достаточно тяжелый.

Как было отмечено ранее, существует два варианта выхода из институциональной ловушки: эволюционный и революционный.

Причем эволюционный путь возможен, но только с помощью государства. Пока оно само не изменит свою политику с краткосрочной модели на долгосрочную и не начнет вкладывать в свой капитал (в большей степени в человеческий, поскольку вложения в производственный могут быть осуществлены и частным сектором), показывая таким образом серьезность своих намерений, экономические агенты будут чувствовать себя неуверенно и не будут осуществлять долгосрочных инвестиций, то есть менять свою поведенческую модель с краткосрочной на долгосрочную. Только тогда, когда экономические агенты-резиденты начнут получать выгоды от следования долгосрочной модели можно ожидать долгосрочных иностранных инвестиции.

Таким образом, для выхода из ловушки необходимо изменение действующих институтов в результате спонтанной эволюции или целенаправленного государственного вмешательства.

Вопросу о том, как выйти из той или иной конкретной институциональной ловушки (как бороться с коррупцией, с неплатежами, с теневой экономикой, и т. п.) посвящена обширнейшая литература. Но подавляющее большинство предложений носят характер рецептов, не вписанных ни в какую теорию и не имеющих серьезного обоснования. Они, как правило, не приводят к успеху и в лучшем случае дают лишь временный эффект.

Имеются основания полагать, что институциональные ловушки, чаще всего, оказываются устойчивыми лишь в среднесрочных периодах, и что экономические системы постепенно вырабатывают механизмы, способствующие выходу из неэффективных равновесий. Теория, бегло очерченная выше, дает основу для систематического рассмотрения таких механизмов.

Согласно сказанному ранее, агенты предпочтут переход к эффективной норме, если сумма соответствующих ей приведенных трансакционных издержек и трансформационных издержек перехода окажется меньше приведенных трансакционных издержек функционирования в рамках действующей неэффективной нормы.

Отсюда следует, что для выхода из ловушки необходимо выполнить хотя бы одну из трех задач:

a) увеличить трансакционные издержки действующей неэффективной нормы;

b) уменьшить трансакционные издержки альтернативной эффективной нормы;

c) снизить трансформационные издержки перехода к альтернативной норме. Для достижения этих целей следует подходящим образом воздействовать на механизмы координации, сопряжения и культурной инерции.

Итак, рассмотрим меры микро- и макроэкономического характера, которые могут быть предприняты правительством, а также спонтанные тенденции, которые иногда способствуют выходу из институциональных ловушек.

1) Санкции.

Простейший рецепт увеличения трансакционных издержек неэффективной нормы — введение подходящих санкций, например, строгую уголовную ответственность за коррупцию или высокий налог на бартерные сделки.

На самом деле, однако, строгие санкции могут вести к высоким издержкам.

Имеются, по крайней мере, три источника таких издержек. Во-первых, при ужесточении санкций могут расти расходы на их осуществление, в частности, в связи с увеличением сопротивления тех, кто подвергается санкциям, необходимостью тотального контроля, и т. п.

Во-вторых, санкции, направленные на предотвращение нежелательного поведения определенного типа, могут привести к его замещению еще более неэффективной нормой.

В результате система может перейти из одной институциональной ловушки в другую. Например, строгое наказание за неплатежи может побудить фирмы «уйти в тень».

В третьих, следует принять во внимание возможность ошибочного применения санкций. Социальные издержки в результате наказания невиновного тем больше, чем строже наказание.

2) Механизмы репутации.

Развитие механизмов репутации — другая возможность увеличить трансакционные издержки коррупции, неплатежей, уклонения от налогов, и т. п. Их становление лишь частично связано с государственными решениями. В других отношениях оно определяется спонтанными процессами. В начале российских реформ 90- ых годов старые репутационные механизмы (в частности, система «личных дел», характеристик, и т. п.) перестали работать. Новые механизмы возникали постепенно благодаря усилению государства и формированию новых бизнес-сетей.

Механизмы репутации не только увеличивают трансакционные издержки неэффективных норм, но одновременно снижают трансакционные издержки эффективного поведения. Устанавливая связь между поведением экономического агента (индивида, фирмы, и т. п.) в прошлом и его текущим вознаграждением, механизмы репутации способствуют позитивным культурным сдвигам, побуждая агентов к увеличению их планового горизонта — периода, на котором они учитывают последствия своих решений.

3) Амнистия

Трансакционные издержки функционирования в рамках определенной нормы могут зависеть от предыстории агента. Так, если «злостный неплательщик» решил добросовестно платить налоги, это может мало сказаться на вероятности его привлечения к уголовной ответственности. Соответственно, его стимулы к переходу снижаются.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой