"Канон врачебной науки" Ибн Сины о принципах медицины, диете и профилактике, занятиях физической культурой, болезнях и их лечении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский государственный университет

медицинский факультет

специальность «Лечебное дело»

Реферат

По дисциплине «Лечебное дело»

«Канон врачебной науки» Ибн Сины о принципах медицины, диете и профилактике, занятиях физической культурой, болезнях и их лечении

Выполнила: студентка 1 курса 101 гр.

О.К. Джумаева

Проверила: преподаватель

Л.А. Сорокина

Санкт-Петербург

2011

Введение. Медицина Средневековья. Медицина в халифатах

История знала несколько великих империй — Римскую, Византийскую (Восточную Римскую), империю Александра Македонского, Китайские империи, Российскую. В числе их и халифаты, которые образовались в результате арабских завоеваний с конца VII в. до н.э., совпавших с распространением ислама пророком Магометом. Халифаты включали в себя огромную территорию стран Ближнего и Среднего Востока, Среднюю Азию, Кавказ и другие государства — от Индии до Атлантического океана, на которой проживали многочисленные народы. С представлениями о развитии науки и культуры в арабском мире времен Средневековья связаны сведения об изобретениях в областях оптики, химии, достижениях в математике и астрономии, введении арабских цифр, которыми пользуются до сих пор. Известные великие ученые арабских халифатов (Мухаммед Ал Хорезми, Ал Бируни) выступали как выдающие энциклопедисты, использующие в своих трудах наследие Египта, Индии, Греции, Рима, Александрии. Также можно назвать целое созвездие известных ученых и практиков-врачей (Ибн ал Хайсам, Али ал Маусили, Али ибн Иса, Абу-л-Касим Халаф ибн Аббас из Захравии, Разес). Наряду с этими учеными, составляющими гордость средневековой науки, выделяется известный ученый, философ, поэт, энциклопедист, врач Ибн Сина, Абу Али Хусейн ибн Абдаллах, (латинизированное — Авиценна) (Avicenna) (в других источниках -Абу Али ал Хусейн Ибн Эбдаллах Ибн ал Хасан Ибн Али Сина). Этот человек обладал поистине энциклопедическими знаниями. Его научные труды охватывали все области естественных наук. Ибн Сина смог стать неоспоримым авторитетом в области медицины более чем на 500 лет. Его книги, в частности «Канон врачебной науки» в 5 частях, на протяжении 600 лет являлись основными учебными пособиями для студентов европейских медицинских университетов.

1. Краткая биография

Родился Ибн Сина в 980 г. в небольшом укрепленном селении Афшана близ Бухары, где прошла его молодость, где он сформировался как ученый и врач.

Его биография, составленная им самим (охватывает первые 30 лет жизни) и продолженная его учеником ал-Джузджани, сохранилась в трех близких редакциях.

Начальное образование получил от отца -- чиновника саманидской администрации, принадлежавшего к исмаилитам. Детство маленького Хусейна прошло в благодатной атмосфере. Когда мальчику исполнилось 5 лет, вся семья переехала в Бухару -- столицу большого государства Самонидов. В этот город съезжались образованные люди со всего Востока: философы, поэты, врачи, музыканты. К тому же в Бухаре находилась богатейшая дворцовая библиотека. Ибн Сина был принят в начальную мусульманскую школу -- мэктэб, которую закончил в 10 лет. Он, отличаясь незаурядными способностями, уже к 10 годам знал наизусть Коран и освоил словесные дисциплины (грамматику персидского и арабского языков, поэтику, риторику, литературу и историю). После завершения школьного образования Ибн Сина становится шейхом. Вспоминая свое детство, он писал: «К 10 годам я изучил Коран и литературную науку и делал такие успехи, что все поражались». Впоследствии Хусейн занимался самообразованием, а отец, видя неординарные способности сына, нанимал самых лучших учителей. Когда Ибн Сине не исполнилось и двенадцати лет, по совету знаменитого врача и философа Абу Салаха ал-Масихи, он всерьез заинтересовался медициной. Ему приходилось осматривать трупы, которые оставались после кровопролитных битв. «Посещал я больных, и в результате достигнутого мною опыта открылись такие врата исцеления, что это не поддается описанию, а было мне в это время 16 лет», -- писал Авиценна. Сначала Ибн Сина изучал медицину под руководством Абу-л-Мансура Камари, известного бухарского медика, но вскоре начал самостоятельную практику и за короткое время стал широко известным врачом. Неудивительно, что именно его пригласили во дворец для лечения эмира Бухары Нуха ибн-Мансура. Отчего заболел эмир и как его лечил Ибн Сина, точно не известно, но можно сказать одно -- лечение помогло. Наградой молодому талантливому врачу стал доступ к знаменитому книгохранилищу Самонидов. В библиотеке Ибн Сина работал несколько лет подряд. Именно там он завершил свое самообразование. Некоторые историки предполагают, что в это время он задумал создать книгу по медицине, в которой планировал обобщить опыт предшествующих поколений врачей и свой собственный. В 18 лет Ибн Сина вел активную переписку с крупнейшими учеными Востока, в том числе среднеазиатским ученым-энциклопедистом Бируни. А в 20 лет написал несколько книг: многотомный медицинский словарь, энциклопедию о естественных науках, книги разъяснений законов, состоящие из 20 томов. Многое из задуманного осталось невыполненным в связи со смертью его отца в 999 г. К тому же изменилась и политическая ситуация в стране. Двор Самонидов был разрушен нападением турецкого религиозного фанатика Махмуда. Один из красивейших городов -- Бухару -- нещадно разграбили карахиниды, огромнейшая библиотека сгорела. С этого времени на плечи Ибн Сины легла забота о семье. Он принял решение переехать в Гуранж -- столицу Хорезма. Его выбор был не случайным. Хорезмшах покровительствовал ученым, а его дворец стал местом обсуждения новых научных теорий. Вскоре в Хорезм прибыли Бируни и Масихи. Несколько лет ученые занимались научными исследованиями: проводили физические и химические опыты, наблюдали за звездным небом. Но через несколько лет судьба вновь заставила Ибн Сину искать новое пристанище. Властелин соседнего государства султан Махмуд Газневи потребовал, чтобы ученые прибыли в столицу, дабы оказать им особую почесть -- присутствовать на собрании у султана. На самом же деле он вынес им смертный приговор. Ибн Сина и его учитель Масихи отказались ехать к султану и решили бежать через пустыню Кара-Кум. На третий день пути их настиг сильный ураган. Беглецы заблудились, у них не осталось еды и воды. Вскоре Масихи умер в пустыне, а Ибн Сина чудом спасся. Но султан Махмуд Газневи не отступил от своего намерения. По всем городам были разосланы гонцы с описанием внешности Ибн Сины. За его голову была обещана большая награда. Скитания великого ученого закончились в Гургане. В это время Ибн Сина начал работать над «Каноном врачебной науки». Позже, спасаясь от преследования, он побывал у владык городов Абиверда, Нишапура, Турса, Рея. В 1016 г. ученый попал в Хамадан и вскоре стал придворным врачом, а чуть позже -- визирем правителя Хама-дана. Как врач Ибн Сина пользовался огромным уважением и почетом, но как талантливый человек -- приобрел массу врагов среди мусульманского духовенства. Ученый всегда отличался независимостью суждений, и его философские убеждения расходились с догмами ислама. Современник Ибн Сины имам Аль Газали назвал его неверным, а его труды подверг запрету. Много врагов ученый нажил себе и среди военных. Они требовали казнить строптивого визиря за инакомыслие, но эмир встал на его защиту и заменил казнь изгнанием. Через 40 дней после этого события у эмира Хамадана случился очередной приступ болезни, который заставил правителя не только отыскать Ибн Сину, но и вернуть ему должность визиря. Спустя несколько лет ученый поступил на службу к эмиру из Хафана Шамсу ад-Даулаху. В это время он активно работал над книгой «Исцеление». Но его местонахождение стало известно султану Махмуду, Ибн Сину схватили и по ложному доносу заточили в крепость. В заключении он пробыл 4 месяца и все это время работал над новыми научными трудами. В тюрьме у Ибн Сины не было книг, однако благодаря своей феноменальной памяти он ни на день не прекращал работу. В это время были написаны трактат «О Хайе, сыне Якзана» и другие. Последние четырнадцать лет жизни Ибн Сина провел в Исфахане, где ему были созданы благоприятные условия для научной работы. Во время очередного похода правителя Аль ад-Даула против одного из газневидских полководцев у Ибн Сины внезапно обнаружилась серьезная болезнь. Вылечиться самостоятельно ему не удалось, в июне 1037 г. выдающийся ученый умер от болезненного истощения. Выдающегося ученого Ибн Сину похоронили в Хамадане возле городской стены, а через 8 месяцев его прах был перевезен в Исфахан и погребен в мавзолее Аль ад-Даула.

Согласно мусульманскому летоисчислению в 1954 г. исполнилось 1000 лет со дня рождения Ибн Сины. По призыву Всемирного совета мира эту дату отмечали во всем мире. В Хамадане был торжественно открыт новый мавзолей Авиценны. И с тех пор каждое утро к нему идут люди: старые и молодые, здоровые и больные, верящие в чудесное исцеление от одного только прикосновения к древней могиле великого врачевателя…

2. Наследие Авиценны

Творческое наследие великого ученого, философа, врача и поэта Абу Али ибн Сины, получившего широкую известность в Европе под именем Авиценны, огромно. Труды Ибн Сины принадлежат к числу выдающихся творений, обогативших сокровищницу мировой культуры.

«Море слов сокровенного смысла полно,

Этот смысл я читать научился давно.

Но когда размышляю о тайнах Вселенной,

Понимаю, что мне их прочесть не дано".

Авиценна (Абу Али ибн Сина)

До наших дней сохранилась значительная часть философских и научных сочинений Ибн Сины.

Его работы, написанные в основном по-арабски (некоторые -- на фарси), охватывают, помимо философских дисциплин, химию, геологию, грамматику, поэтику, историю, кораническую экзегетику, мистику. Библиография его трудов насчитывает 276 названий. В философском наследии Ибн Сины центральное место занимает «Книга исцеления» («Китабаш-шифа»). Это сочинение насчитывает несколько томов и охватывает все разделы философии как науки: логику, математику, химию, физику, метафизику. Ибн Сина действительно был человеком, как сейчас принято говорить, опередившим свое время: он умел получать хлороводородную, серную и азотную кислоты, гидроксиды калия и натрия; считается отцом процесса перегонки эфирных масел. К основным философским трудам ученого относятся также «Книга указаний и наставлений», «Книга знания» (на языке фарси), в которой он выступил основоположником ираноязычной философской литературы. Во многие области научных исследований он внес новую струю. Многие серьезные научные труды Ибн Сина писал в виде поэм, используя образные звучные четверостишия. Урджуза (Алурджуза фи-т-тибб) -- поэма о медицине. Это произведение стоит на втором месте после «Канона врачебной науки» по содержанию и охвату материала. Поэма была переведена на латинский язык еще в XII веке Герардом Кремонским (1114--1187), с XV по XVII вв. она печаталась на латыни. Позже эта книга переводилась и издавалась на других европейских языках.

«О назначении медицины

Здоровье сохранять — задача медицины,

Болезней суть понять и устранить причины.

Об общих симптомах

Симптомы общие определить есть средство

Одно — исследовать мозг, печень, сердце.

Из благородных органов они

Важнейшие — и важность их цен".

Авиценна. Из книги «Поэма о медицине».

Общее число медицинских трудов Ибн Сины доходит до 50, но до нас дошло около 30. По содержанию их можно разделить на три группы:

1) Труды общего характера, в которых освещены те или иные разделы медицины и некоторые ее теоретические вопросы; 2) труды о заболеваниях какого-либо одного органа или об одной конкретной болезни; 3) труди по лекарствоведению.

Однако, главным медицинским трудом, безусловно, является «Канон врачебной науки», подлинно медицинская энциклопедия, в которой Ибн Сина смог с логической стройностью изложить все, что относилось к профилактике и лечению, обобщая опыт греческих, римских, индийских и среднеазиатских врачей. Книга была напечатана сразу же вслед за Библией и соперничала с ней по количеству изданий. В это же время и имя автора было изменено на более простое, латинизированное — Авиценна.

3. «Канон врачебной науки»

ибн сина авиценна врачебная наука врачевание

Относительно времени и места написания Канона не найдено никаких упоминаний.

Труд «Канон врачебной науки» («Аль-Канун фи-т-тибб») состоит из пяти книг и охватывает все известные к тому времени разделы врачевания, его теории и практики. По характеристике самого автора Канон имеет следующую структуру: «Книга первая: об общих вопросах врачебной науки. Книга вторая: о простых лекарствах. Книга третья: о частных заболеваниях внешних и внутренних, поражающих разные органы человека от темени до стопы. Книга четвертая: о частных заболеваниях, которые, возникая, не ограничиваются каким-либо одним органом, и о придании красоты. Книга пятая: о составлении лекарств, т. е. фармакопея».

В первом томе изложены теоретические сведения о медицинской науке, охватывающей такие области знания, как анатомия, физиология, диагностика, хирургия. В нем даются определения понятия медицины, раскрываются задачи этой науки. Приводятся учения об особенностях и строении организма, сжатый анатомический очерк т.н. «простых» органов человеческого тела — костей, хрящей, нервов, артерий, вен, сухожилий, связок и мышц и общие правила их лечения. Так же Ибн Сина описал строение мышц глаза, что совершило революцию в медицинских кругах.

По мнению Авиценны: «Медицина — наука, познающая состояние тела человека, поскольку оно здорово или утратит здоровье, для того, чтобы сохранить здоровье и вернуть его, если оно утрачено» и «Медицина, прежде всего, разделяется на две части: теоретическую часть и практическую часть. Каждая из этих частей является наукой и теорией. Однако та часть, которая особо именуется теорией, говорит только о воззрениях, а никак не о практических знаниях, то есть это та часть, при помощи которой познаются натуры, соки, силы, разновидности болезней, их проявление и причины. Та часть, которая особо именуется практической, дает познание того, как производить процедуры и устанавливать режим, то есть это та часть, которая учит тебя, как сохранить здоровье при таком-то состоянии тела или же как лечить тело при таком-то состоянии тела или же как лечить тело при таком-то заболевании».

Задачи медицины:

«Медицина рассматривает тело человека, поскольку оно здорово или утрачивает здоровье. Познание всякой вещи, если оно возникает, достигается и бывает совершенным через познание ее причин, если они имеются; поэтому в медицине следует знать причины здоровья и болезни. Причины эти бывают явные, а бывают и скрытые, постигаемые не чувством, а умозаключением на основании акциденций; поэтому в медицине необходимо также знать и акциденции, которые имеют место при здоровье и при болезни. В истинных науках изъяснено, что познание вещи приобретается через познание ее причин и начал, если они ей присуди, а если их нет, то через познание ее акциденций и обязательных существенных признаков. Причины, однако, бывают четырех разновидностей — материальные, действенные, формальные и конечные. Материальные причины это заложенные в теле основы, в которых существует здоровье и болезнь. Ближайшая основа — орган или пневма, более отдаленная основа — соки, еще более отдаленная — элементы. Эти две последние основы различаются, смотря по сочетанию, хотя при сочетании имеет место также и превращение. Все то, что устроено таким образом, стремится при сочетании и превращении к некоему единству; в данном положении единством, связанным с этим множеством, является либо натура, либо определенная форма. Что касается натуры, то она возникает по превращению, определенная же форма возникает по сочетанию. Действенные причины — это причины, которые изменяют состояние тела человека или сохраняют его неизменным. Таковы состояния воздуха и то, что с ними связано; еда, вода, напитки и то, что с ними связано; опорожнение, запор, страна, жилище и то, что с ними связано, телесные и душевные движения и покой. К этим же причинам относятся сон, бодрствование, переход из одного возраста в другой, различия по возрасту, полу, ремеслу, привычкам, а также то, что происходит с человеческим телом и соприкасается с ним — либо не противоречащее природе, либо находящееся в противоречии с природой. Формальные причины — это натуры и возникающие после них силы, а также сочетания. Что же касается конечных причин, то это действия. В познание действий неизбежно входит познание сил, а также познание пневмы, несущей силы, как мы это изъясним в дальнейшем. Таково содержание врачебной науки, поскольку она исследует тело человека — как оно бывает здоровым и как болеет. Однако, с точки зрения конечной цели этого исследования, то есть сохранения здоровья и прекращения болезни, у медицины должны быть также и другие предметы; соответственно средствам и орудиям, применяемым при этих двух состояниях. Средствами здесь являются целесообразное пользование едой и напитками, правильный выбор воздуха, определение меры покоя и движения, лечение лекарствами и лечение рукой. Все это у врачей применяется в соответствии с тремя разновидностями людей: здоровых, больных и средних, о средних мы еще будем говорить и скажем, почему можно считать, что они стоят между двумя группами, которые в действительности не связаны никаким посредствующим звеном. И вот теперь, когда мы привели эти объяснения по отдельности, в совокупности у нас получилось, что медицина рассматривает элементы, натуры, соки, простые и сложные органы, пневмы с их естественными, животными и душевными силами, действия и состояния тела — здоровье, болезнь и среднее состояние, а также причины этих состояний: кушанья, напитки, воздух, воду, страну, жилище, опорожнение, запор, ремесло, привычки, движения и покой тела и души, возраст, пол, те необычные события, которые случаются с телом, разумный режим в еде и напитках, выбор подходящего воздуха, выбор движения и покоя, а также лечение лекарствами и действия рукой, ведущие к сохранению здоровья, и терапию каждой болезни по отдельности. Некоторые из этих вещей врачу следует, поскольку он врач, представлять себе только по существу, научным представлением, и подтверждать их существование тем, что это вещи общепризнанные, принятые знатоками науки о природе; другие же он обязан доказывать в своем искусстве. Говоря о тех из них, что подобны аксиомам, врач должен утверждать их существование безусловно, ибо начала частных наук бесспорны и они доказываются и поясняются в других науках, стоящих впереди них; так идет все далее и далее до тех пор, пока начала всех наук не поднимутся до первой мудрости, которую называют наукой метафизики.

Что же касается тех вещей, которые врач обязан и представлять себе, и доказывать, то это болезни, их частные причины, их признаки, а также и то, как прекращать заболевание и сохранять здоровье. Врач обязан дать доказательства существования тех из этих вещей, которые существуют скрыто, во всей подробности, указывая их величину и периодичность".

Ибн Сина впервые дал научное определение болезни как нарушение функционирования организма: в главе «Об определении понятий «причина», «болезнь», «проявление» он пишет: «Мы говорим: причиной в книгах о медицине называется обстоятельство, которое возникает первично и обусловливает бытие того или иного состояния человеческого тела или же устойчивость этого состояния. Болезнь же есть неестественное состояние человеческого тела, обусловливающее по существу первичным образом расстройство в действии больного органа. Это происходит либо от неестественной натуры, либо от неестественного сочетания частиц. А проявление есть нечто такое, что следует за этим состоянием, и оно неестественно, причем безразлично, является ли оно противоположным естественному или не является, как например, чрезмерное покраснение щек при воспалении легких. Пример причины — гнилостность; пример болезни — лихорадка; пример проявления — жажда и головная боль. И еще пример причины — переполненность сосудов, спускающихся к глазу; пример болезни — закупорка сосудов в виноградной оболочке; это болезнь орудия, зависящая от сочетания частиц; пример проявления — утрата зрения. Проявление называют «проявлением», рассматривая его само по себе или по отношению к тому, у кого оно имеет место, и называют «признаком» с точки зрения исследования его врачом, который переходит от этого признака к познанию сущности болезни. Болезнь иногда бывает причиной другой болезни, больше того, даже проявление болезни может быть причиной болезни: так, сильная боль становится причиной обморока; сильная боль может также быть причиной опухоли при излиянии материи к болящему месту. Проявление и само по себе становится болезнью. Такова, например, головная боль, проистекающая от лихорадки: порой она так утверждается и укрепляется, что становится болезнью».

Ученый рассуждает о разных состояниях человеческого тела и о родах болезней, обобщая опыт предшественников:

«Состояний человеческого тела, по Галену, существует три: здоровье — то есть состояние, при котором тело человека по натуре и по сочетанию частиц таково, что все исходящие от него действия совершаются здраво и полностью. Болезнь есть состояние человеческого тела, противоположное этому, а третье состояние, по Галену, не есть ни здоровье, ни болезнь — либо по причине отсутствия полного здоровья и полной болезни, как бывает, например, с телом стариков, выздоравливающих и детей, либо по причине совпадения обоих состояний одновременно в двух органах или одном органе, но в двух далеких друг от друга категориях, как например, когда орган здоров в отношении натуры, но болен в отношении сочетания частиц, или же в одном органе и в близких друг к другу категориях, как например, когда орган здоров в отношении формы, но не здоров в отношении размера и положения, или здоров в отношении пассивных качеств, но не здоров в отношении качеств активных. А иногда это состояние возникает от того, что здоровье и болезнь следуют друг за другом в разное время, как например, когда кто-нибудь здравствует зимой и болеет летом.

Болезни бывают простые и сложные. Простая болезнь — это болезнь, являющаяся одной из разновидностей заболевания натуры или одной из разновидностей болезни сочетаний частиц, о которых мы будем говорить после. А сложная болезнь — такая, в которой соединяются две из этих разновидностей или больше, сливающиеся в одно заболевание.

Родов простых болезней бывает три. Род первый — это болезни, относимые к органам, сходным в отношении частиц, то есть болезни от расстройства натуры. Их относят к органам, сходным в отношении частиц, потому, что они прежде всего и по существу случаются с органами, сходными в отношении частиц, и только из-за этого поражают сложные органы. Такие болезни могут образоваться и стать существующими в каком угодно органе, сходном в отношении частиц, тогда как для сложных болезней это невозможно.

Второй род — это болезни органов-орудий. Это болезни сочетаний частиц, которые возникают в органах, составленных из органов, сходных в отношении частиц и являющихся орудиями действий.

Третий род — это общие болезни, которые случаются с органами, сходными в отношении частиц, но случаются и с органами-орудиями, поскольку это органы-орудия, без того, чтобы появление таких болезней у органов-орудий следовало за появлением их у органов, сходных в отношении частиц. Таковы, например, болезни, называемые «нарушением непрерывности» и «распадом единого». Нарушение непрерывности иногда происходит с сочленением, совершенно не поражая сходных в отношении частиц органов, из которых слагается сочленение, а иногда происходит, например, с одними лишь нервами, костями и сосудами. В общем, болезней существует три рода — болезни, следующие за расстройством натуры, болезни, следующие за расстройством образа сочетания частиц, и болезни, следующие за нарушением непрерывности. Всякая болезнь следует за одним из этих явлений, происходит от него и приписывается ему".

Невероятно, но к созданному Авиценной учению о пульсе современные ученые до сих пор ничего не могут добавить:

«Пульс — это движение сосудов, слагающееся из сжатия и расширения, для того, чтобы охладить пневму легким дуновением воздуха. Рассматривать можно пульс либо вообще, либо в частности по отношению к каждой болезни. Здесь мы поговорим об общих правилах науки о пульсе, а частные отложим до рассуждения о частных болезнях. Мы говорим: каждая пульсация слагается из двух движений и двух моментов покоя, ибо пульс всегда состоит из сжатия и расширения, а между каждыми двумя противоположными движениями обязательно должен иметь место момент покоя, ибо одно движение не может быть непосредственно связано с другим, после того, как фактически наступил конец и предел его расстояния. Это относится к тем явлениям, которые объясняются в физике. А раз так, то у каждой пульсации, пока за ней не последует другая, необходимо должно быть четыре части: два движения и два периода покоя — движение расширения, период покоя между расширением и сжатием; движение сжатия и период покоя между сжатием и расширением. Движение сжатия, по мнению многих врачей, совершенно не ощущается; другие, однако, считают сжатие ощутимым при сильном пульсе из-за его силы, при большом пульсе — из-за его высоты, при твердом пульсе — из-за сильного сопротивления при щупаньи, а при медленном — вследствие длительности периода его движения. Говорил Гален: «Некоторое время я постоянно упускал период сжатия, потом стал повторять прощупывание, пока не почувствовал его признаки, а затем, недолго спустя, воспринял его вполне. После этого передо мной открылись врата познания пульса, и всякий, кто будет так же усердно его прощупывать, как я, постигнет то, что я постиг. Однако, если дело и обстоит так, как говорят, то в большинстве случаев сжатие пульса не ощутимо.

Причиной того, что для ощупывания сосуда было выбрано предплечье, служат три обстоятельства: до него легко добраться, его мало стесняются показывать, оно находится напротив сердца, поблизости от него. Прощупывать пульс следует, когда рука повернута боком, так как рука, лежащая ладонью вниз, более широка и приподнята и менее длинна, особенно у худощавых, а рука, лежащая ладонью вверх, более приподнята и более длинна, но менее широка. Прощупывать пульс должно в такое время, когда человек свободен от гнева и радости, не делает физических усилий, не испытывает каких-либо воздействий, отягчающей сытости или голода, не прекращает обычного образа жизни и не усваивает новых привычек. Предварительно следует испытать пульс уравновешенного по натуре человека, с превосходным здоровьем, чтобы сравнить с ним пульс другого.

Далее мы скажем: разновидностей, по которым врачи узнают состояние пульса, существует, в соответствии с тем, как это описывают врачующие, десять, хотя следовало бы считать, что их девять.

Первая разновидность устанавливается по величине расширения, вторая разновидность — по качеству удара бьющейся артерии в пальцы, третья разновидность — по длительности времени движения, четвертая разновидность — по состоянию стенки артерии, пятая разновидность — по степени пустоты и наполнения пульса, шестая разновидность — по теплоте и холодности прощупываемого места, седьмая разновидность — по времени покоя, восьмая разновидность — по ровности и неровности пульса, девятая разновидность — по наличию какого-либо порядка в неровности и отсутствию всякого порядка. Десятая разновидность — по «размеру» пульса.

Что касается разновидности величины пульса, то она свидетельствует о состоянии пульса по его трем измерениям, то есть длине, ширине и глубине. В этом отношении у пульса бывает девять простых качеств, а также сложные, сочетающиеся из них. Девять простых разновидностей пульса — это долгий, короткий и уравновешенный; широкий, узкий и уравновешенный; низкий, высокий и уравновешенный. Долгий пульс — такой, части которого ощущаются по длительности большими, чем-то, что ощущаешь обычно, либо вообще, то есть при истинно уравновешенной натуре, либо обычной для данного человека, то есть при уравновешенной натуре, свойственной ему лично. Различие между этими двумя натурами ты уже узнал раньше. Короткий пульс противоположен долгому, а уравновешенный стоит между ними. По аналогии с этим суди и об остальных шести разновидностях.

Что касается разновидностей сложных, сочетающихся из этих простых, то у некоторых из них есть названия, а у некоторых названия нет. Пульс, превосходящий обычный по длине, ширине и глубине, называется большим, пульс, уступающий обычному в этих трех отношениях — малый; уравновешенный стоит между ними. Пульс, превосходящий обычный своей шириной и подъемом артерии, называется толстым; уступающий в этих двух отношен — тонким; уравновешенный стоит между ними.

Что же касается разновидности, черпаемой из качества удара в пальцы при движении артерии, то видов удара бывает три: сильный, то есть такой, который противится прощупыванию при расширении, слабый — противоположный сильному, и уравновешенный, стоящий между ними.

Разновидность, взятая по длительности времени каждого движения пульса, имеет три вида: скорый, то есть такой, который заканчивает движение в короткое время, медленный — ему противоположный и уравновешенный, стоящий между ними. Разновидность, взятая по качеству артерии, тоже имеет три вида: мягкий, то есть такой, который способен легко уходить внутрь при надавливании, твердый — противоположный ему, и уравновешенный. Разновидность пульса, взятая по качеству того, что содержит в себе артерия, имеет три вида: полный, то есть такой, когда в полости артерии нащупывается значительное количество наполняющей ее жидкости, а не чистая пустота; пустой, противоположный этому, и затем уравновешенный. Разновидность, взятая по ощущению на ощупь, имеет три вида: горячий, холодный и уравновешенный, стоящий между ними.

Разновидность, взятая по длительности периода покоя, имеет три вида: частый, то есть пульс с короткими ощущаемыми перерывами между двумя ударами, — его называют также «настигающим» и «уплотненным», — редкий, противоположный ему, — его также называют «отстающим» и «вялым» и, между ними, уравновешенный. Этот период определяется в зависимости от того, как ощущается сжатие артерии, если сжатие не ощущается вовсе, то периодом покоя считается промежуток времени между каждыми двумя расширениями; если же сжатие, уловимо, то период покоя определяется по времени конца обоих состояний.

Что касается разновидности, взятой по ровности и неровности биения пульса, то пульс бывает либо ровный, либо неровный, причем имеется в виду сходность ударов, частей ударов или одной какой-либо части удара в отношении пяти качеств: большой или малой величины, силы или слабости, скорости или медленности, частоты или редкости, твердости или мягкости. Ведь даже у одного и того же человека части расширения пульса бывают иногда быстрей из-за большой разгоряченности натуры или слабей из-за слабости. Если угодно, можно расширить это рассуждение и иметь в виду, в отношении ровности и неровности биения пульса, не только три упомянутые разновидности, но и все другие разновидности, однако главное внимание обращается на эти три разновидности.

Пульс ровный вообще — это пульс ровный во всех упомянутых отношениях; если же он ровен в одном из них, то называется ровным только лишь в этом отношении, так что можно сказать: «ровный в силе», «ровный в скорости». То же самое неровный пульс: он бывает неровный вообще или в том, в отношении чего он является неровным.

Что касается категории, взятой по наличию порядка или беспорядка биения пульса, то в этой категории две разновидности: пульс неровный упорядоченный и неровный неупорядоченный. Упорядоченный — это такой пульс, неровность которого сохраняет известный порядок и повторяется циклически. Неровный упорядоченный пульс бывает двояким: это либо неровный пульс, упорядоченный вообще, когда постоянно повторяется лишь одна какая-либо неровность, либо упорядоченный циклический, когда бывает два цикла неровностей или больше. Так, например, при этом может быть один цикл и другой, отличный от него, но только они всегда возвращаются вместе, друг за другом, как один цикл, а неупорядоченный неровный пульс — нечто противоположное этому. Если тщательно исследовать, то окажется, что эта девятая разновидность в действительности есть как бы вид восьмой разновидности и подходит под категорию неровного пульса.

Тебе должно знать, что у пульса существует некое музыкальное естество. Как искусство музыки совершенно благодаря сочетанию звуков в известном соотношении по остроте и тяжести и кругам такта величины промежутков времени, разделяющих удары по струнам, таково и качество ударов пульса. Отношение быстроты и частоты их темпа есть отношение ритмическое, а отношение их качеств по силе и слабости и по достоинству есть отношение как бы сочетательное. Так же, как темпы такта и достоинство звуков бывают согласные, а бывают и несогласные, так и неровности пульса бывают упорядоченные, а бывают и неупорядоченные. И еще скажу, что отношения качеств ударов пульса по силе и слабости и по достоинству могут быть согласными, а могут быть и несогласными и. даже несходными, и тогда это выходит из категории определения какого бы то ни было порядка неровностей пульса. Гален считает, что ощутимым достоинством соотношения ритма пульса является достоинство, выраженное одним из следующих соотношений, встречающихся в музыке, о которых упоминалось выше. Это может быть отношение «целого к целому с пятью», то есть отношение утроенной величины к ординарной величине, ибо такое отношение есть отношение удвоенной величины к ординарной величине с добавлением половины удвоенной величины. Это и есть то, что называется «отношением с пятью». Либо это может быть «отношение с целым», то есть удвоение, либо «отношение с пятью», то есть увеличение наполовину, либо «увеличение с четырьмя», то есть увеличение на одну треть; либо увеличение на одну четверть. Дальше изменение уже не ощущается. Я считаю очень важным установить эти отношения на ощупь. Это легче всего для человека, который по ремеслу привык иметь дело со степенями такта и соотношениями звуков и обладает способностью изучить музыку теоретически и сопоставить сделанное на практике с известным из теории. Такой человек, когда обратит наблюдение на пульс, быть может, почувствует эти отношения на ощупь. Скажу еще: выделение особо категории упорядоченного и неупорядоченного пульса, которая является одной из десяти категорий, хотя и полезно, но неправильно при делении, ибо эта категория подходит в разряд неровного пульса и как бы является одним из его видов".

Во втором томе труда рассказано о разнообразных лекарствах -- 811 средствах растительного, животного и минерального происхождения, расположенных по алфавиту, производимых не только на территории Средней Азии и Ближнего и Среднего Востока, но и в Индии, Китае, Греции, Африки, Средиземноморья и других районов земного шара. Многие лекарственные средства стали известны благодаря труду Авиценны и используются до сих пор. Ученый описывает их действие на организм, способы применения, правила сбора и хранения.

Практическая медицина, по мнению автора, разделяется на две части. Первая из них — знание режима здоровых тел, то есть она посвящена вопросам сохранения здоровья и поэтому называется наукой сохранения здоровья. Вторая же часть — знание режима больного тела, указывающее пути возврата к здоровому состоянию; она называется наукой лечения.

Его рассуждения о лечении":

«Я говорю, что лечение совершается тремя вещами. Одна из них — режим и питание, вторая — применение лекарств и третья — применение действия рукой. Под режимом мы разумеем регулирование ограниченных числом, необходимых факторов, которые существуют обычно; к ним относится и пища.

Предписания режима соответствуют предписаниям лекарств в отношении их качества. Однако для питания в числе этих предписаний есть особые, относящиеся к количеству, потому что пищу иногда запрещают, иногда уменьшают, иногда делают умеренной, а иногда увеличивают по количеству. И действительно, запрещают пищу тогда, когда врач хочет, чтобы естество занималось приведением в зрелое состояние соков, а уменьшают количество пищи, когда цель врача сохранить при этом силу питаемого. При этом будет обращено внимание и на силу, которая может уменьшиться, и на дурной сок, дабы естество не было занято лишь перевариванием большого количества пищи. Всегда обращается внимание на то, что важнее, а таковым является либо сила, если она очень слаба, либо болезнь, если последняя очень сильна.

Пищу уменьшают в двух отношениях: 1) в отношении количества и 2) в отношении качества. Если ты сочетаешь эти два отношения, то получается еще и третье отношение. Разница между отношениями количества и качества заключается в следующем: бывает пища с большим объемом и с малой питательностью, вроде овощей и фруктов, и если кто-нибудь употребляет их в большом количестве, то он увеличивает количество пищи, но не качество ее. Бывает пища с малым объемом, но с большой питательностью, вроде яиц и яичек петуха. Мы иногда нуждаемся в уменьшении качества и увеличении количества пищи, а именно, когда аппетит бывает очень силен и в сосудах имеются сырые соки. Мы желаем удовлетворить аппетит наполнением желудка и воспрепятствовать попаданию большого количества вещества в сосуды для того, чтобы созрело сначала уже находящееся в них вещество, а также и ради других целей. Иногда мы нуждаемся в увеличении качества и уменьшении количества пищи. Это бывает в тех случаях, когда мы желаем поднять силу больного, но естество, управляющее желудком, настолько слабо, что не справляется с перевариванием пищи в большом количестве.

Большей частью мы стремимся уменьшить и запретить пищу тогда, когда заняты лечением острых болезней. Мы уменьшаем пищу также и при хронических заболеваниях, но это уменьшение будет гораздо меньше, чем уменьшение при острых заболеваниях, потому что при хронических заболеваниях мы больше заботимся о силе больного, ибо знаем, что до кризиса таких заболеваний далеко, далеко также и их окончание. Если не сохранить силу, то не хватит ее стойкости до момента кризиса и ее не хватит для приведения к зрелому состоянию того, период созревания чего продолжается долго.

Что касается острых заболеваний, то кризис их близок, и мы надеемся, что сила больного не изменит ему до конца болезни. Если мы опасаемся этого, то не будем чрезмерно уменьшать пищу.

Всякий раз, когда мы имеем дело с заболеванием, которое началось недавно и проявления которого еще спокойны, то мы питаем такого больного, чтобы укрепить его силу. А если заболевание начало развиваться и проявления его усиливаются, то уменьшаем пищу в соответствии с тем, что сказано выше. Этим самым мы укоротим время борьбы силы. Перед окончанием болезни мы значительно смягчим режим.

Чем острее болезнь и ближе ее кризис, тем больше мы смягчаем режим, за исключением тех случаев, когда появляются обстоятельства, запрещающие нам это. Об этом мы упомянем в Книге о частных заболеваниях.

Когда мы желаем принять меры против упадка животной силы и хотим ее поднять и когда нет времени или сил, достаточных для переваривания медленно переваривающейся пищи, тогда мы нуждаемся в быстро проникающей пище. Нужно остерегаться давать быстроперевариваемую пищу, когда принятие ее придется на ранее съеденную, медленно перевариваемую пищу. Тогда мы опасаемся, что обе они смешаются и получится то, что нами изложено было выше. Мы также остерегаемся тяжелой пищи, узнав, что стали появляться закупорки. Однако мы предпочитаем сильнопитательную и медленно перевариваемую пищу, когда желаем укрепить больного и подготовить его к сильным физическим упражнениям, и предпочитаем легкую пищу для тех, у кого происходит быстрее уплотнение пор.

Что касается лечения при помощи лекарств, то для него есть три правила: 1) правило выбора лекарства по его качеству, то есть выбор горячего или холодного, влажного или сухого, 2) правило выбора лекарства по количеству, и это правило содержит в себе правило измерения веса, и правило измерения свойств, то есть степеней горячности, холодности и прочего, 3) правило распределения времени приема лекарства. Что касается правила выбора по качеству лекарств вообще, то выбор пойдет по правильному пути при распознании рода заболевания. Поистине, когда будет понятно качество болезни, нужно выбрать лекарство с противодействующим качеством, ибо болезнь лечится противодействием, а здоровье сохраняется содействием.

Количественное измерение лекарства в двух отношениях, взятое в целом, производится путем проницательности врачебного искусства, основываясь на естестве органа, степени заболевания, и факторов, которые указывают на соответствие и сообразность этих лекарств; эти факторы суть пол, возраст, привычка, сезон, страна, профессия, сила и наружность.

Познание естества органа обнимает в себе знание четырех вещей: 1) натуры органа, 2) его природного устройства, 3) его положения и 4) его силы. Что касается натуры органа, если известна его естественная натура и его болезненная натура, то путем проницательности врачебного искусства узнается, насколько натура его отклонилась от своей естественной натуры; определяется количество того, что возвратит натуру в естественное состояние. Например, если здоровая натура будет холодной, а болезненная горячей, то значит, что последняя очень отклонилась от естественной натуры, и необходимо сильное охлаждение. Если обе натуры являются горячими, то в этом деле достаточно слабого охлаждения.

Относительно природного устройства органа мы уже сказали, что оно обнимает собой несколько значений, — пусть внимательно посмотрят это место. Затем знай, что одни органы по своему устройству имеют удобные каналы и имеют внутри и снаружи пустые места, и поэтому излишки удаляются из них при помощи легких и умеренных лекарств; другие же такими не бывают, и тогда возникает необходимость в сильных лекарствах. Одни органы бывают еще и рыхлыми, а другие плотными. Для рыхлого органа достаточно легкое лекарство, а для плотного нужно сильное лекарство".

Третий том «Канона» самый обширный, и он посвящен патологии и терапии. Трактуются «частные» и «местные» болезни от головы до пят (частная патология и терапия). Каждый раздел этого тома снабжен анатомо-топологическим введением с подробным описанием соответствующего органа (голова, мозг, грудь, уши, нос, полость рта, язык, зубы, губы, горло, легкие, сердце, пищевод, печень, желчный пузырь, селезенка, кишки, мочевой пузырь и т. д.).

Кроме того, изложены рассуждения о причине здоровья и болезни, способах сохранения здоровья. Ибн Сина видит приоритет в восстановлении здоровья человека на основе знаний о его строении. Поэтому большое значение он придает диететике, гимнастике, чистоте тела, массажу, общим оздоровительным методам. Интересны его взгляд на физическую культуру.

«Поскольку самое главное в режиме сохранения здоровья есть занятие физическими упражнениями, а затем уже режим сна, то необходимо начать изложение с физических упражнений.

Мы говорим, что физическое упражнение есть произвольное движение, приводящее к непрерывному глубокому дыханию. Умеренно и своевременно занимающийся физическими упражнениями человек не нуждается ни в каком лечении, направленном на устранение болезней, вызываемых испорченными соками, а также болезней, обусловливаемых натурой и зависящих от предыдущих болезней. При этом, конечно, и другие режимы должны быть соответствующими и правильными. И вот почему: как ты знаешь, мы нуждаемся в пище и в сохранении здоровья, которое тоже достигается употреблением подходящей пищи, умеренной по количеству и качеству. Нет никакого потенциально питательного вещества, которое целиком превращалось бы в питательное вещество в действительности. После каждого переваривания остается какой-то излишек. Естество человека старается выделить его, однако одного только выделения, произведенного естеством человека, оказывается недостаточно, и в результате после каждого переваривания непременно остаются некоторые следы излишка. Кое-что накапливается в значительном количестве, и от его скопления образуются излишние вещества, которые причиняют вред телу по многим причинам. Одна из них следующая: если излишек гниет в теле, то появляются гнилостные болезни, а усиление такого состояния излишка приводит к порче натуры, увеличение же количества излишка порождает вышеупомянутые болезни, связанные с переполнением тела. Если же излишек вливается в какой-нибудь орган, то там образуются опухоли, и пары излишков портят натуру субстанции пневмы. В результате всего этого, непременно возникает необходимость опорожнения от излишков. Однако опорожнение будет полным и хорошим тогда, если производится при помощи ядовитых лекарств, ядов. Эти средства вместе с тем, безусловно, истощают естество человека; употребление же неядовитых лекарств тоже обременяет естество, ибо, как сказал Гиппократ, лекарство и очищает и раздражает. Лекарство также отнимает от тела добрую часть превосходных соков, прирожденной влаги и пневмы, представляющей собой субстанцию жизни. В результате всего слабеют силы главенствующих и служебных органов. Итак, все это и прочее относится к разряду вреда от переполнения, независимо от того, останется ли переполняющее нетронутым или же будет тело от него опорожнено.

Физические упражнения при правильном соблюдении других режимов являются наиболее сильными факторами, предотвращающими скопление зачатков переполнения, вместе с тем они повышают прирожденную теплоту и придают телу легкость, потому что они возбуждают легкую теплоту и растворяют те излишки, которые ежедневно накопляются.

Движение также помогает излишкам скользить и двигаться по выводным протокам, в результате чего с течением времени накапливается сколько-нибудь значительного количества излишков.

Вместе с тем, как мы уже сказали, физическое упражнение увеличивает прирожденную теплоту, укрепляет суставы и сухожилия, и в результате усиливается способность к действию и способность к испытанию действия на себе, органы снова принимают пищу вследствие уменьшения в них излишков. Также придет в движение привлекающая сила, разгладятся и смягчатся узлы в органах, различные влаги станут более жидкими, а поры более широкими.

Бросивший заниматься физическими упражнениями часто чахнет, ибо сила его органов слабеет вследствие отказа от движения, привлекающего в органы прирожденную пневму, являющуюся для каждого органа орудием жизни.

К физическим упражнениям относятся и упражнения, производимые во время занятия какой-нибудь работой, и чисто физические упражнения. Здесь имеются в виду именно эти последние, ибо они являются физическими упражнениями, и ими занимаются только ради получаемой от них пользы.

Физические упражнения бывают разные, а именно: малые или большие, очень сильные и слабые, быстрые или медленные, или же проворные, состоящие из резких и быстрых движений, бывают и вялые упражнения. Кроме того, между каждыми двумя крайностями имеются и умеренные виды упражнений.

Резкие и быстрые упражнения проделываются с перерывами или вместе с более легкими упражнениями. Необходимо, чтобы в упражнениях было разнообразие, не задерживаться на одном.

Авиценна пишет: «Для каждого члена имеются особые упражнения», а также: «Упражнения должны быть соответствующими для каждого человека». Далее подробно приводятся необходимые упражнения и способы их выполнения для каждого конкретного органа с учетом состояния и особенностей человека. Например: «Что касается пищеварительных органов, то их упражнение подчиняется физическим упражнениям всего тела. Упражнение зрения производится путем пристального вглядывания в мелкие предметы, а время от времени бросания беглых взглядов на возвышенности. Слух нужно упражнять путем слушания нерезких звуков, и реже — сильных звуков. Для каждого органа имеются особые упражнения, о чем мы упомянем ниже, в связи с сохранением здоровья каждого органа в отдельности в Книге о частных заболеваниях. Желательно, чтобы занимающийся физическими упражнениями предохранял свои слабые органы от напряженного движения. Упражнения должны находиться в зависимости от состояния органов, например, страдающий расширением вен на ногах должен заниматься такими видами упражнения, в которых движений ног не много, а мало; все движения он должен перенести на верхнюю часть тела, как-то: шею, голову и руки, причем так, чтобы влияние упражнения на ноги исходило от верхней части тела. Для слабого тела физические упражнения должны быть легкими, а для сильного — сильными. Знай, что каждый орган имеет свои особые упражнения, например, глаз упражняется путем пристального вглядывания в мелкие предметы, горло — путем постепенного усиления голоса; имеются упражнения также и для зубов и ушей, о чем мы скажем в своем месте».

Время начала и завершения занятий физическими упражнениями также имеют значение.

Четвертый том Канона посвящен хирургии. В этой книге Авиценна подробно описывает лечение вывихов и переломов, лихорадки, особое место он уделяет лечению различных опухолей, гнойных воспалений. В свое время он первым из хирургов провел трепанацию черепа. Здесь же Ибн Сина рассказывает о вирусах. Невероятно, но гипотезу Авиценны о том, что вирусы являются возбудителями инфекционных болезней, знаменитый ученый Луи Пастер смог подтвердить лишь через 800 лет! В книге описаны такие болезни, как чума, холера, желтуха. Кроме того, Авиценна впервые проанализировал причины возникновения таких тяжелых болезней, как менингит и язва желудка.

Освещены основные вопросы учения о ядах (токсикология) и противоядиях. Специальный раздел посвящен вопросам сохранения красоты тела (косметика).

Пятый том посвящен сложным лекарствам, их изготовлению и применению («Фармакопея»).

«Канон врачебной науки» обеспечил Авиценне «самодержавную власть в течение пяти столетий во всем медицинском мире Средних веков» и много веков был обязательным руководством для врачей.

Заключение. Значение Канона

Вклад Ибн Сины в развитие медицины огромен. Его клинический метод не ограничивался наблюдениями у постели больного, индивидуальным подходом к диагностике и терапии, но и включал элементы эксперимента. Канон — произведение уникальное как по объему вложенной в него информации, так и по логичности и доступности изложения. Никому до Ибн Сины не удавалось вместить столько сведений в относительно краткий для того времени труд, добиться такого четкого и стройного изложения. Канон является обобщающим элементы медицины Греции, Рима, Индии, Китая, Средней Азии, Сирии, Ирана и Арабского Востока.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой