"Мрачные картины" Франсиско Гойи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский Государственный Университет Культуры и Искусств

Факультет Мировой Культуры

Кафедра музеологии и культурного наследия

Группа 24/3−402

Реферат на тему: «Мрачные картины» Франсиско Гойи

Выполнила: Лобызаева А. С.

Проверил: кандидат философских наук,

доцент Мухин А. С.

Санкт-Петербург

2013 г

Содержание

Введение

Часть 1. Биография

Часть 2. «Мрачные картины»

Заключение

Введение

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес — имя личности, долгое время привлекавшей и до сих пор привлекающей к себе внимание писателей, режиссёров, искусствоведов, художников. Гойя — живописец с непростой судьбой и самобытным талантом — изучается и постигается многими до си пор, ему посвящаются художественные книги и фильмы, научные исследования, однако необыкновенное, «магическое» мировосприятие Гойи, отражённое в его творчестве, всё ещё остаётся неразгаданной загадкой. И останется таковою навсегда, ибо ни тысячи слов книг, ни тысячи кадров фильмов не дадут возможности абсолютно познать творческий мир художника, многогранный и уникальный.

Одна из самых загадочных сторон этого мира — «Мрачные картины» (иногда название серии дословно переводится как «Чёрные картины»), которые были написаны Гойей в 1820—1823 годах. Это необычные картины — они были фресками на стенах дома Гойи, в котором он прожил несколько лет. В тот период Гойя перенёс тяжёлую болезнь и страдал глухотой, которая мешал полноценно жить художнику — и поэтому его дом получил название «Кинто дель Сордо», что переводится с испанского как «Дом Глухого». Эта серия картин, уже после смерти Гойи перенесённых на холст, была неизвестна его современникам, за исключением нескольких человек, и стала всемирно известной уже множество лет спустя как одна из самых необычных и загадочных серий картин испанского искусства.

«Мрачным картинам» и посвящена данная работа, также частично освещающая биографию художника — ведь творческий путь всегда тесно связан с путём жизненным.

Часть 1. Биография

30 марта 1746 года в арагонской провинции, в небольшой деревушке Фуендетодос, на свет появился Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес. Франсиско стал младшим сыном в семье мастера-позолотчика, довольно известного и почитаемого, и дочери обедневшего идальго. Семья, таким образом, имела средний достаток, но сыновья получили не очень качественное школьное образование. Так или иначе, все три сына затем нашли себе достойное занятие — старший стал священником, средний пошёл по стопам отца, ну, а младший — художником, который прославится на весь мир. Франсиско в возрасте тринадцати лет был отдан на обучение в мастерскую к художнику Хосе Луи-сан-и-Мартинесу, когда семья переехала в Сарагосу. В течение трёхлетнего обучения молодой Гойя в основном копировал гравюры и слепки но, как он позже сам признаётся в этом, не получал полноценного удовольствия и результата от такого процесса — ему хотелось творить по-настоящему, создавать что-то своё.

Так в 1763 году Гойя переезжает в Мадрид, чтобы поступить в Королевскую Академию изящных искусств. Он терпит неудачу, но всё-таки остаётся в Мадриде, знакомясь с работами придворных художников и развивая своё мастерство. Затем Гойя совершает путешествие по Италии, по возвращению из которого получает свой первый серьёзный крупный заказ — капитул церкви Нуэстра-Сеньора-Дель-Пилар в 1771 году поручает ему роспись купола одной из капелл базилики. Эта работа вызывает множество восторженных отзывов, Гойя получает другие заказы, как, например, роспись оратория дворца Собрадиэль.

В 1773 году Гойя берёт в жёну Хосету Байеу, сестру влиятельного придворного живописца Франсиско Байеу, этот брак так же сыграл свою роль в утверждении Гойи в художественной среде того времени. Они прожили вместе с Хосетой вплоть до её смерти в 182 году, у них было несколько детей, но до зрелого возраста дожил только один сын — Хавьер. Гойя окончательно обосновывается в Мадриде и начинает работать в мастерской своего новоиспечённого родственника Франсиско Байеу, профессора Королевской Академии Изящных Искусств Сан-Фернандо.

Первым придворным заказом Гойи были картоны для шпалер в столовую будущего короля Карла 4 во дворце Эскориал. Позже Гойя получает и другие заказы на эскизы шпалер для королевской семьи. Он становится всё ближе и ближе к королевскому двору, и вскоре просит место придворного живописца — однако ему отказывают. Этому поспособствовал и его шурин Байеу, не желающий делить место первого придворного художника. И всё же Гойя приобретает популярность, многие придворные начинают заказывать ему свои портреты, и вскоре Гойя приобретает репутацию замечательного портретиста. Одни из самых известных его работ этого периода — портрет графа Флоридобланка (1783), портрет маркизы де Понтес (1786).

В 1789 году новым королём Испании становится Карл IV, а Гойя становится его придворным живописцем. В 1792 году Гойя отправляется в Кадис, навестить своего друга Себастьяна Мартинеса (тогда же Гойя пишет его портрет), где тяжело заболевает. Точный его диагноз неизвестен, но можно определённо утверждать, что появившаяся у него затем глухота стала следствием перенесённой болезни. Гойе удаётся выздороветь, и он возвращается в Мадрид, где продолжает работать. Вскоре он сближается с семейством герцогов Альба, в 1795 году Гойя пишет портреты герцога и герцогини (герцогиня на долгое время становится его музой, позже он напишет ещё несколько её портретов). В этом же году умирает шурин Гойи Байеу, и Гойя становится директором живописного отделения Королевской академии изящных искусств, однако уже через пару лет отказывается от этой должности под предлогом плохого состояния здоровья.

К последним годам 18 века Гойя заканчивает удивительную серию офортов, объединённых названием «Капричос», которое на русский можно перевести как «фантазии», «причуды». Эта серия из 80 гравюр вышла в продажу в феврале 1799 года, и через 4 дня после выхода продаваемые экземпляры были изъяты инквизицией. Причина этому понятна — своими гротескными сюжетами офорты изображали пороки современного общества, обратные стороны светской, политической и религиозной жизни. В «Капричос» появляются мотивы, которые затем усиливаются в творчестве Гойи, в особенности в его «Мрачных картинах» — мистика, фантасмагория, карикатурные изображения людей и изображения демонических существ.

Можно сказать, что в творчестве Гойя представлял собою две разные стороны — Гойя-портретист, придворный художник, выполняющий официальные заказы, и Гойя, который смотрел на мир особенным взглядом, видящим вокруг «другие стороны» жизни, наполненные магией, стороны тёмные, непознаваемые.

Между тем, карьера Гойи-придворного художника продолжала развиваться, в 1799 году он наконец получает место первого придворного живописца. Он пишет несколько портретов королевы Марии-Луизы и короля Карла IV, в том числе и известный портрет всего королевского семейства (1800 г.), исполненный в очень реалистичной манере.

Примерно в этот же период Гойей создаются две знаменитые картины — «Маха обнажённая» и «Маха одетая», изображающие испанскую горожанку в похожей для обоих картин позе — разница между картинами лишь во времени написания и в том, что на первой модель полностью обнажена, на второй — одета. Кто был той моделью доподлинно неизвестно, однако в то время сильны были служи о том, что моделью была сама герцогиня Альба, в будуаре которой и хранились картины до самой её смерти. Гойя продолжает создавать портреты представителей испанской аристократии и буржуазии, например портрет Исобель Порсель (1804−1805), портрет Феликса де Азара (1805), портрет маркизы Санта-Круз (1805) и др.

Жизнь Гойи проходит на фоне сложного для Испании периода. В начале 19 века страна оккупирована французами, вспыхивают партизанские восстания. Впечатлённый хаосом, который создаёт война, её нечеловеческой жестокостью, порождающей ужасные картины, Гойя приступает к созданию серии офортов «Бедствия войны». В итоге за несколько лет он создаёт 82 гравюры.

В 1812 году в Мадрид с войсками входит Веллингтон, Гойе поручают написать его портрет, однако между ними возникла неприязнь, и Веллингтон остался совсем недовольным своим портретом. После окончательного освобождение Испании от французов в 1814 году Гойя пишет две картины, посвящённые восстаниям в Мадриде — «Восстание на Пуэрта дэль Соль 2 мая 1808 года» и «Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года».

Известно, что новый испанский король Фердинанд VII не относился к Гойе с симпатией, однако художник сохраняет место при дворе, при дворе, продолжаю писать портреты и картины с религиозной тематикой. Одна из последних работ художника в Мадриде — «Последнее причастие св. Иосифа Каласанского» для церкви Эскуэлас Пиас (1819). В феврале 1819 года Гойя приобретает тот самый «Дом глухого», где живёт в тяжёлый для него период очередной болезни.

В 1820-х годах художник знакомится с Леокадией де Вейс, женой промышленника, которая позже разводится с мужем и уходит к Гойе. У них рождается дочь Росарита, и в 1824 году они перебираются во Францию, потому что Гойя опасается гонений со стороны нового испанского правительства. Однако, когда в 1826 году он совершает поездку в Мадрид, его «как патриарха: «Он слишком знаменит, чтобы ему вредить, и слишком стар, чтобы его бояться». Ему удаётся добиться разрешения уйти на покой с сохранением жалования и возможностью жить во Франции. Гойя обосновывается в Бордо, где пишет портреты членов семейства и своих друзей, однако обострения болезни уже не дают художнику полноценно работать. В итоге Гойя умирает в своей квартире в Бордо 16 апреля 1828 года в возрасте 82 лет. Его прах был перевезен на родину и захоронен в мадридской церкви Сан-Антонио де ла Флорида. Той самой церкви, стены и потолок которой когда-то расписал художник.

Часть 2. «Мрачные картины»

Итак, остановимся на определённом моменте биографии Гойи — 1819 год. Художник приобретает двухэтажную усадьбу на берегу реки Мансанарес в окрестностях Мадрида. В этот же период он снова серьёзно заболевает. Художник борется с болезнью, однако глухота всё больше и больше овладевает им. Поэтому данное самим Гойей странное название поместью — «Дом Глухого» — «Кинто дель Сордо» — совсем не случайно. В последующие три года Гойя расписывает стены своего дома в технике «а секко» по вторично увлажнённой штукатурке. Доподлинно известно, что «Мрачные картины» были написаны поверху более ранних изображений, которыми Гойя воспользовался как основой.

В 1823 году Гойя уезжает в Бордо и оставляет своё имение внуку Мариано — возможно для того, чтобы уберечь имущество от возможной конфискации после восстановления в Испании Фердинандом Седьмым абсолютной монархии. На протяжении полувека росписи «Дома Глухого» были неизвестны общественности, за исключением нескольких друзей художника и специалистов. В 1874 году художник Сальвадор Мартинес кубельс по просьбе французского банкира Фредерика Эмиля д’Эрлангера начал переводить все росписи со стен на полотна. Это заняло несколько лет. Д’Эрлангер хотел продать картины на Всемирной выставке в Париже, однако этому не суждено было свершиться, и в 1881 году он передал картины в музей Прадо в Мадриде, где они и находятся по сей день.

Сам Гойя не давал названия своим «Мрачным картинам». Это было сделано его другом — художником Антонио Бругадой, который после смерти Гойи в 1828 году каталагизировал весь цикл. В итоге картины получили следующие названия:

Первый этаж дома.

— «Фестиваль в Сан-Исидро»

— «Шабаш ведьм»

— «Юдифь и Олоферн»

— «Сатурн, пожирающий своих детей»

— «Донья Леокадия Зорилла»

— «Старик и монах» или «Два старика».

Второй этаж дома.

— «Фантастические видения» или «Асмодей»

— «Паломничество к источнику Сан-Исидро»

— «Атропос» или «Судьба»

— «Поединок на дубинах»

— «Смеющиеся женщины»

— «Читающие мужчины»

— «Собака»

-«Два старика, кушающие суп»

Расположение картин в доме известно благодаря фотографиям, сделанным фотографом Жаном Лораном в 1874 году. Благодаря этим фотографиям известно, что картины также были обрамлены лепкой, как и окна и двери в доме. Кроме того, можно заметить разницу в состоянии картин до переноса их на холсты, увидеть недостающие фрагменты.

Фактической же информации о самом процессе росписей стен нет. В связи с этим даже возникали слухи, что картины написаны не Гойей — существовала теория, что они написаны Хавьером, его сыном, уже после того как Гойя уехал в Бордо. Однако искусствоведы отвергают эту теорию — техника, в которой выполнены фрески и их стиль даёт подтверждение авторству художника.

Неизвестно, что именно побудило Гойю расписывать стены своего дома именно этими сюжетами. Но известно то, что картины создавались в не самый лучший период жизни художника. Было нестабильным его физическое состояние, было нестабильным и состояние жизни Испании вообще. В стране шла гражданская война, которая закончилась восстановлением абсолютной монархии. Три года этой войны как раз приходятся на период написания «Мрачных полотен». В картинах легко проследить аналогию с ситуациями в социальной, политической и религиозной сферами страны того времени. Проанализируем некоторые из работ.

«Сатурн, пожирающий своих детей» — действительно жуткое произведение, при взгляде на которое у человека пробуждается есть не страх, то в любом случае неприязнь и тревожность. Древнее божество — Сатурн — изображён на фоне угольно-чёрной тьмы, его фигура изломана и будто бы бьётся в конвульсиях, руки, похожие на сплетения ветвей деревьев, держат тело ребёнка, которому Сатурн откусывает голову. Красным тревожным цветом на полотне выделяется кровь. Можно говорить о том, что Гойя писал это в подавленном состоянии, и, возможно, с мыслью о войне в Испании — можно сравнить Сатурна со страной, которая уничтожает своих собственных детей.

В картине «Юдифь и Олоферн» царит энергия земного деяния, схваченного в его мгновенности. Только что спрыгнувшая с ложа Олоферна (чуть видного справа), не прибрав еще своей растрепанной, смятой любовными ласками одежды, героиня взметнула меч над головой заснувшего ассирийского военачальника и сейчас отрубит ее (здесь возникает первое зрительно-смысловое соответствие ее и Сатурна- тот начал пожирать свою жертву с головы). Падающее вперед движение Юдифи, ее резко высветленное лицо, плечо, рука с мечом -все это также выпирает из пространственного поля росписи, как колени, руки и голова Сатурна.

«Паломничество к Сан-Исидро» перекликается с более ранней работой Гойи, написанной в 1788 году — «Народное гулянье в день святого Исидора». Обе работы изображают один из любимейших праздников жителей Мадрида. Каждый год 15 мая они отправлялись на берег реки Мансанарес, чтобы устраивать там пикники, танцевать и пить целебную воду из источника, который, по преданию, нашел святой Исидор. И, если в 1788 эту сцену живописец представил как красочный и жизнерадостный национальный праздник, полный беззаботного веселья, то в позднем варианте из «Дома Глухого» господствуют тона черного и царит тревожное ощущение надвигающейся неотвратимой беды. По сухой неровной земле бредет толпа людей, тесно прижавшихся друг к другу. Их лица искажены страшными гримасами, выражают страх, боль, ужас, ехидство и звериную злобу.

Такие же мотивы появляются и в «Шабаше ведьм». Композиционный центр картины — тоже безликая, безобразная толпа, сосредоточенная вокруг фигуры козла в монашеской рясе, внимающая каждому слову посланника сатаны. Лица людей — безобразные гримасы, которые на лица людей даже не похожи — Гойя словно хотел подчеркнуть, как человек легко может утратить свой человеческий облик.

В «Поединке на дубинах» так же можно найти отклик на военные события, происходящие рядом с художником — два человека, которые так похожи друг на друга, пытаются покалечить друг друга тяжёлыми булавами в жестоком слепом поединке. Не видно, как их ноги стоят на земле — они будто бы парят в пространстве, также, как персонажи картин «Атропос, или Судьбы» и «Асмодей».

Эти картины полны мистики, на них словно изображён совсем другой, нереальный мир, невозможно даже сказать, кто персонажи картин — люди или какие-то фантастические существа. Сюжет картины «Атропос» — интерпретация образов древнегреческих богинь судьбы — Мойр или судьбы как таковой у Гомера, Гесиода, Вергилия и других античных авторов. Мойры возглавлялись Атропой, безжалостной богиней, которая своими ножницами отрезала нить жизни. Её соратницами были Клото и Лахесис, однако на полотне есть ещё четвёртая фигура, напоминающая мужчину, у которого связаны руки — возможно потому что он бессилен перед богинями, определяющими его судьбу.

«Собака» написана в более светлых тонах, нежели другие «Мрачные полотна», однако всё равно несёт в себе грусть и безысходность — на картине изображена голова собаки, которая тонет или в волнах моря, или в грудах песка — точный сюжет картины необъясним, она, возможно, вообще не была окончена, можно только строить догадки. Морда собаки устремлена вверх, печальные глаза смотрят куда-то вперёд, словно ищут спасения. На фотографии Лорана, сделанной в 1874 году, на картине можно видеть очертания, напоминающие утёс и фигуры птиц, на которые, возможно, и смотрит собака.

Гамма всех четырнадцати полотен — это чёрные, коричневые, песочные, тёмные оттенки, на картинах практически нет ярких, сочных цветов, разве что в «Поединке» выделяется кусок голубого небосвода, а в «Сатурне» ярко-красная кровь. Благодаря таким тонам эмоции, которые несут в себе сами сюжеты картин, усиливаются во много раз. Неслучайно эти полотна названы «Мрачными».

Но нужно сказать, что все названия и интерпретации картин — результат деятельности других людей, других поколений. Нам не дано узнать, что на самом деле было внутри у художника, когда он расписывал стены своего дома, с какой целью он это делал, кому он хотел оставить эти картины и что ими сказать. Можно лишь проводить аналогии с известными биографическими фактами о Гойе, с событиями, происходящими в 1820-х годах в Испании. Эти события не могли не отразится в творчестве Гойи, внимательного и чуткого, беспокоящегося о переменах в жизни своей страны, замечающего людские пороки и слабости, и изобличающего их, как он делал это в серии «Капричос».

Несомненно лишь то, что Росписи «Дома Глухого» — это уникальное наследие испанского и мирового искусства, картины действительно необычные и выдающиеся для того периода времени, когда они были написаны. В них мы видим «настоящего» Гойю — ведь художник писал их на стенах своего дома, а не для того, чтобы выставить на суд общественности или продать — а значит, он мог совершенно точно передать свои мысли и состояния на эти полотна.

Заключение

картина мистический гойя художник

Полотна в «Доме Глухого» — необыкновенное явление в испанской живописи, привлекающее к себе интерес многих до наших дней. С одной стороны, написанные в ключе течения романтизма, господствующего в период жизни художника, они, с другой стороны, отличаются от других полотен своим содержанием, драматизмом, эмоциональностью, техникой выполнения.

Франсиско Гойя — поистине великий испанский художник, и, изучив всё его творчество, можно с уверенностью говорить о том, насколько полон и многогранен был его творческий гений. Контраст этих «Мрачных полотен» с его придворной живописью разительный — один и тот же человек создавал реалистические портреты, выполненные в светлых тонах, красочные, парадные, писал замечательные пейзажи и картины на исторические темы, и в то же время создавал работы, погружающие зрителя в удивительный, фантасмагорический мир, мир ночи и тёмной магии, мир, непохожий на реальный, мир, который создавало воображение художника. Колдуны, ведьмы, животные в человеческих одеждах, демонические существа, дряхлые безобразные старики -никто не отваживался писать то, что писал Гойя. Эти полотна помогают постичь загадочный внутренний мир художника, пути к познанию которого пытаются найти уже множество лет.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой