"Русская правда" как памятник права

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Московский гуманитарно-экономический институт

Волгоградское представительство

РЕФЕРАТ ПО ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

Тема: «РУССКАЯ ПРАВДА» КАК ПАМЯТНИК ПРАВА

Выполнила студентка 1 курса

Ф-6з-01

Колпакова Ксения Евгеньевна

Рецензент: Левин

Александр Александрович

г. Волгоград, 2001

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Правовое положение населения

Происхождение и источники

Гражданское право

Право собственности

Обязательственное право

Наследственное право

Преступление и наказание

Суд и процесс

Список используемой литературы

Введение.

Крупнейшими памятником русского права является Русская Правда. Списки Русской Правды дошли до нас в большом количестве, но их единая классификация до сих пор отсутствует.

Русская Правда была кодексом древнерусского феодального права Ее нормы лежат в основе Псковской и Новгородской судных грамот и последующих законодательных актов не только русского, но и литовского права.

В статьях Русской Правды говорится об установлении права феодальной собственности не только на землю и угодья, но и на движимое имущество коней бобров орудия производства и др.

Для эпохи предшествовавшей Русской Правде характерным объединением сельского населения была соседская община Она выросла в процессе разложения семейной общины.

Древнейшая часть Русской Правды является записью более старых норм сделанной при князе Ярославле Владимировиче. Ее иногда называют «Правдой Ярослава». Эта часть состоит из первых 16 статей «Краткой Правды». За ней следует «Правда Ярославичей», т. е. сыновей Ярослава Пространная редакция более сложна по составу и включает в себя множество княжеских законов изданных между серединой XI и началом XIII в.в., систематизированных и хронологически перемешанных.

Основное содержание Русской Правды отражает интересы княжеского хозяйства управления. При сравнении отдельных ее частей ясно виден рост княжеской власти и расширение княжеского суда.

Правовое положение населения

Все феодальные общества были строго стратифицированы, то есть. состояли из сословий, права и обязанности которых четко определены законом как неравные по отношению друг к другу и к государству. Иными словами, каждое сословие имело свой юридический статус. Было бы большим упрощением рассматривать феодальное общество с точки зрения эксплуататоров и эксплуатируемых. Сословие феодалов, составляя боевую силу княжеских дружин, несмотря на все свои материальные выгоды, могло потерять жизнь — самое ценное — проще и вероятнее, нежели бедное сословие крестьян.

Феодальное общество было религиозно-статичным, не склонным к резкой эволюции. Стремясь закрепить эту статичность, государство консервировало отношения с сословиями в законодательном порядке.

Не сложившись в глобальную систему производства, рабство Руси получило распространение как общественный уклад. Источником рабства был прежде всего плен, рождение от рабыни. В рабство попадали за тяжкие уголовные преступления (поток и разграбление), зависимый закуп обращался в раба в случае бегства от хозяина и кражи, в рабство обращался злостный банкрот (ст. ст. 56, 64, 55 Пространной Правды). Статья 110 Пространной Правды устанавливает еще три случая холопства: женитьба на рабе без договора, поступление в услужение ключником-тиуном без договора о свободе, самопродажа в рабство хотя бы за «наготу».

В первом тысячелетии н.э. рабство у славян, по сообщениям римские авторов, носило патриархальный характер, пленных рабов отпускали за выкуп или включали в состав племени; Самые жесткие формы присущи рабству на ранних этапах государственности, в IХ-Х вв. рабы у славян являются предметом продажи и обогащения. В договорах с Византией (Х в.) фигурирует специальная «челядинная цена». В XI в. в русском праве уже действует принцип, согласно которому раб не может быть субъектом правоотношений, вступать в договоры. Русская Правда считала холопов собственностью господина, сами они не обладали собственностью. За уголовные преступления холопов и нанесенный ими имущественный ущерб ответственность по его возмещению несли хозяева. За убийство холопа полагалось возмещение ущерба в 5−6 гривен (как за уничтожение вещи). Хозяин холопа за его убийство не привлекался к ответственности — за подобные случаи назначалось церковное покаяние.

В русской Правде отразились процессы, аналогичные римскому праву, где раб наделялся особым имуществом (пекулием), с правом распоряжаться им в хозяйственных целях в пользу господина. В Уставе о холопах (ст. ст. 117, 119 Пространной Праады) гговорится о ведении торговых операций холопами по поручению хозяев.

Класс феодалов формировался постепенно. В него входили князья, бояре, дружина, местная знать, посадники, тиуны и т. д. Феодалы осуществляли гражданское управление и отвечали за профессиональную военную организацию. Они были взаимно связаны системой вассалитета, регулирующей права и обязанности друг перед другом и перед государством. Для обеспечения функций управления население платило дань и судебные штрафы Материальные потребности военной организации обеспечивались земельной собственностью. Вассальные и земельные отношения феодалов, их связь с великим князем регулировались, скорее всего, специальными договорами. В Русской Правде раскрыты лишь некоторые аспекты правового статуса этого сословия. Она устанавливает двойную виру (штраф за убийство) в 80 гривен за убийство княжеских слуг, тортов, конюхов, огнищан. Но о самих боярах и дружинниках кодекс молчит. Вероятно, за посягательства на них применялась смертная казнь. В летописях неоднократно описывается применение казни во время народных волнений.

Следующая группа статей Русской Правды защищает собственность. Устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной межи. Некоторые исследователи считают, что высокая ставка штрафа указывает на принадлежность собственности феодалу. Такой же штраф следует за разорение пчельников, бояриных угодий, за кражу ловчих соколов и ястребов. Высшие штрафы в 12 гривен устанавливаются за побои, выбитые зубы, поврежденную бороду, — видимо, корпоративное понимание чести зачастую приводило к физическим столкновениям.

В феодальной прослойке ранее, всего произошла отмена ограничений на женское наследование. В церковных уставах за насилия над боярскими женами и дочерьми устанавливаются высокие штрафы — от 1 до 5 гривен золота, за остальных — до 5 гривен серебра.

Обязанности крестьянского населения по отношению к государству выражались в уплате налог9 В в форме дани и оброков и участии в вооруженной защите в случае военных действий. На крестьян распространялись государственная юрисдикция и княжеский суд.

В науке существует ряд мнений о смердах, их считают свободными крестьянами, феодальнозависимыми, лицами рабского состояния, крепостными и даже категорией, сходной с мелким рыцарством. Но основная полемика ведется по линии: свободные — зависимые (рабы). Важное место в обосновании мнений имеют две статьи Русской Правды.

Статья 26 Краткой Правды, устанавливающая штраф за убийство рабов, в одном прочтении гласит: «Ав смерде и в холопе 5 гривен» (Академический список). В Археографическом списке читаем: «А в смердьи в холопе 5 гривен». В первом прочтении получается, что в случае убийства смерда и холопа выплачивается одинаковый штраф. Из второго списка следует, что смерд имеет холопа, которого убивают. Разрешить ситуацию невозможно.

Статья 90 Пространной Правды гласит: «Если смерд умрет, то наследство князю; если будут дочери у него, то дать им приданое…» Некоторые исследователи трактуют ее атом смысле, что после смерти смерда его имущество переходило целиком к князю и он человек «мертвой руки», то есть не способный передавать наследство. Но дальнейшие статьи разъясняют ситуацию — речь идет лишь о тех смердах, которые умерли, не имея сыновей, а отстранение женщин от наследства свойственно на определенном этапе всем народам Европы.

Однако трудности определения статуса смерда на этом не кончаются. Смерд по другим источникам выступает как крестьянин, владеющий домом, имуществом, лошадью. За кражу его коня закон устанавливает штраф 2 гривны. За «муку» смерда устанавливается штраф в 3 гривны. Русская Правда нигде конкретно не указывает на ограничение правоспособности смердов, есть указания на то, что они выплачивают штрафы (продажу), характерные для свободных граждан.

Русская Правда всегда указывает при необходимости на принадлежность к конкретной социальной группе (дружинник, холоп и т. д.). В массе статей о свободных людях, именно свободные и подразумеваются, о смердах речь заходит лишь там, где их статус необходимо специально выделите.

В древнерусском обществе огромное значение имела собственность. Отношение к личности определялось в первую очередь именно наличием собственности. Человек, лишенный собственности или промотавший ее, мог обеспечить имущественные связи с другими лицами единственным, что у него осталось, собственной личностью.

Городское население состояло из ремесленников, мелких торговцев, купечества и т. д. В науке вопрос о его проворам положении, в должной мере не решен из-за недостатка источников. Трудно определить, в какой степени население русских городов пользовалось городскими вольностями, аналогичными европейским, способствующим и в дальнейшем развитию капитализма в городах. По подсчетам М. Н. Тихомирова, на Руси в домонгольский период существовало до 300 городов. Городская жизнь была настолько развита, что это позволило В.0. Ключевскому выступить с теорией «торгового капитализма» в Древней Руси. МЛ. Тихомиров полагал, что на Руси «воздух города делал человека свободным», и в городах скрывалось множество беглых холопов.

Свободные жители городов пользовались правовой защитой Русской Правды, на них распространялись все статьи о защите чести, достоинства и жизни. Особую роль играло купечество. Оно рано начало объединяться в корпорации (гильдии), называвшиеся сотнями. Обычно «купеческое сто» действовало при какой-либо церкви. «Ивановское сто» в Новгороде было одной из первых купеческих организаций в Европы.

Древняя Русь развивалась в том же направлении, что и крупнейшие страны Европы. Она обладала огромным культурным потенциалом, высокоразвитой юридической сферой. Политическая раздробленность страны совпала с ордынским разорением, и это вызвало крайне тяжелые последствия, предопределило деформацию естественного хода политико-правового развития.

Происхождение и источники

Русская Правда — древнейший русский сборник законов сформировалась на протяжении Х1-Х11 вв., но отдельные ее статьи уходят" в языческую старину. Первый текст был обнаружен и подготовлен к печати В. Н. Татищевым в 173 Г. г. Сейчас имеется более ста списков, сильно различающихся по составу, объему и структуре. Название памятника отлично от европейских традиций, где аналогичные сборники права получали чисто юридические заголовки — закон. законник. На Руси в это время были известны понятия «устав». «закон», «обычай». но кодекс обозначен легально-нравственным термином «Правда».

Принято делить сборник на три редакции (большие группы статей, объединённые хронологическим и смысловым содержанием): Краткую, Пространную и Сокращенную. В Краткую редакцию входят две составные части: Правда Ярослава (или Древнейшая) и Правда Ярославичей — сыновей Ярослава Мудрого. Правда Ярослава включает — первые 18 статей Краткой Правды и целиком посвящена уголовному праву. Скорее всего, она возникла во время борьбы за престол между Ярославом и его братом Святополком (1015−1019 гг.). Наемная варяжская дружина Ярослава вступила р конфликт с новгородцами, сопровождавшийся убийствами и побоями. Стремясь урегулировать ситуацию. Ярослав задобрил новгородцев «дав им Правду, и устав списав, тако рекши им: по ее грамоте ходите». За этими словами в Новгородской 1 летописи помещен текст Древнейшей Правды.

Правда Ярославичей включает ст. ст. 19−43 Краткой Правды (Академический список). В ее заголовке указано, что сборник разрабатывался тремя сыновьями Ярослава Мудрого при участии крупнейших лиц Из феодального окружения. В текстах есть уточнения. из которых можно заключить, что сборник утвержден не ранее года смерти Ярослава (1054 г.) и не позднее 1072 г. (год смерти одного из его сыновей).

Со второй половины ХI в. стала формироваться Пространная Правда (121 статья по Троицкому списку), сложившаяся в окончательном варианте в ХП в. По уровню развития правовых институтов социально-хозяйствейному содержанию это уже весьма развитой памятник права. Наряду с новыми постановлениями он включал и видоизмененные нормы Краткой Правды. Пространная Правда состоит как бы из объединенных единым смыслом групп статей. В ней представлено уголовное и наследственное право, основательно разработан юридический статус категорий населения и холопов, содержится банкротский устав и т. д. К началу XII в. Пространная Правда сформировалась.

В ХIII-XIV вв. возникла Сокращенная редакция, дошедшая до нас всего в нескольких списках (50 статей по IV Троицкому списку). Она представляет собой выборку из Пространной Правды, приспособленную для более развитых общественных отношений периодам раздробленности.

Гражданское право

Право собственности

В феодальном обществе право собственности в среде феодалов определяется их взаимной связью и связью с государством. то есть системой вассальной зависимости, а в крестьянской среде системой запретов на распоряжение. От различий этих отношений зависит и различия в статусе собственности. В дореволюционных исследованиях шло в основном обсуждение вопросов о существовании родовой и частной собственности, мнение о коллективных формах земельной собственности преобладало.

Юридические различия и специальная терминология для обозначения движимой и недвижимой собственности возникают значительно позднее, скачала в Европе. В силу влияния развитого римского праве, а потом в России. Юридическая формулировка права собственности складывалась в России под воздействием буржуазных отношений и соответствовала, аналогичному понятию в других буржуазных странах. Ее суть, заключающаяся в том чтобы подчеркнуть экстраординарное положение субъекта собственности. определена еще в римском праве: «Собственнику принадлежит исключительное, и независимое господство над вещью».

В Х-Х1 вв. общинные пережитки на Руси еще довольно значительны. Однако определять степень наличия коллективных и индивидуальных форм собственности весьма трудно из-за недостатка источников. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет об индивидуальной собственности. (конь, оружие, одежда и т. д.). Скорее всего, в развитых районах, где действовало княжеское законодательство, индивидуальная (частная) собственность играла решающую роль.

Собственник по Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей — кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и многое другое.

Другие источники свидетельствуют о наличии в рассматриваемый период индивидуального крестьянского хозяйства. Однако они указывают на существование сел, погостов, вервей, весей сельских населенных пунктов с коллективными формами владения землей. Вероятно, это соседские общины с индивидуальной формой собственности на дворовый участок и, периодическими переделами пахотной земли. Платежи налогов князю не препятствовали населению распоряжаться землей по коллективному усмотрению, ибо единицей обложения данью была не земля, а двор, хозяйства.

Формы собственности были различными. Помимо семейно-индивидуальных и общинных хозяйств имелись следующие княжеский домен представлял собой конгломерат земель, принадлежавших лично князьям. Они взимали там оброки, налагали иные повинности, распоряжались землями по собственному усмотрению.

Собственность феодалов возникала как частная и основанная на княжеских пожалованиях. В Х1 В. летописи — упоминают о селах княжеских дружинников, в XII в. таких свидетельств уже гораздо больше. Вотчины бояр были частной собственностью. Князья раздавали земли под условием службы (владения бенефициальго типа, временного или пожизненного). О. Раков, считает, что были наследственные бенефиции. Условные держания могли быть и в самой боярской иерархии. Княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов (независимых действий в этих владениях) — судебных, финансовых, управленческих. В Русской Правде нет сведений о землевладении феодалов, но в Пространной Правде упоминаются лица, жившие на этих землях: тиун боярский (ст. 1), боярские холопы (ст. 46), боярский рядович (ст. 14). Внутрифеодальные договоры о земле и кодексы, регулирующие землевладельческие отношения, до нас не дошли, можно лишь догадываться об их существовании.

Земельная собственность церкви возникла на основе государственных пожалований в виде десятины. В дальнейшем она росла за счет вкладов, покупок и т. д.

Субъектами права собственности могли быть только люди не рабского состояния. Деление вещей на движимость и недвижимость не нашло юридического оформления, но статус движимости разработан в Русской Правде довольно обстоятельно. Собственностью ее содержание, и различные виды владения не им1ели специальных обобщающих терминов, однако на практике законодатель различал право собственности и владение.

Собственник имел право на, возврат своего имущества (коня, оружия, одежды, холопа), из чужого незаконного! владения на основе строго установленной процедуры за причиненную «обиду» назначался штраф в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбирательства при необходимости перед «сводом из 12 человек» (ст. ст. 13, 14,-15, 16 Краткой Правды; ст. ст. 34, 35 Пространной Правды). Общий принцип защиты движимой собственности заключался в том, чтобы вернуть ее законному хозяину и заплатить, ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимая собственное (включая холопов) считается в Русской Правде объемом полного господства собственника: при спорах о ее возвращении государство не накладывает штрафов, стороны сами договариваются между собой. Доверившие имущество рабам и холопам (для торговых операций и т. д.) несли в случае причащения убытков и, истребления вещи ответственность перед третьими лицами в полном объеме (ст. ст. 116, 117). Иными словами, законодатель понимал, что право, собственности определяется волей самого собственникам Защита движимой собственности, если это не было связанно с уголовным Преступлением, не носило сословного, характера каждый вправе равнозначно определять ее судьбу.

Обязательственное право

Обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого лицо, нарушившее интересы другого лица, обязано совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Отличия гражданско-правового обязательства от уголовно-правового возникают лишь, на определенном уровне правового развития, в древней же период они смешиваются. Только с формированием отраслей гражданского и уголовного права законодатель вносит ясность в эти вопросы.

В древности существовало два вида обязательств -из правонарушений (деликтов) и договоров, причем первые, видимо, возникли раньше. В Русской Правде обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. И Краткой Правды). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. ст. 12. 13 Краткой Правды). Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, но понятия абстрактного понятия договора еще не существует. Позднее под договором стали понимать соглашение двух или нескольких лиц. В результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. В Древней Руси существовало несколько разновидностей договоров.

Стороны (субъекты) договоров должны отвечать требованиям возраста, правоспособности и свободы. Мы ничего не знаем о возрасте вступавших в обязательства в дохристианский период С принятием христианства действовал, видимо, общий принцип, согласно которому вступление в брак было юридическим фактором достижения и имущественной самостоятельности лица. Неизвестны нам и те аспекты заключения договоров в языческий период, которые определялись полом лица. Однако в Русской Правде женщина уже выступает как собственник имущества, следовательно, она была вправе совершать еде-той. В этом сборнике законов закреплено влияние на обязательства статуса свободы. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, также ложились на последнего.

Древнему праву известны два вида ответственности по договорам: личная и имущественная (в историческом отношении более поздняя и развитая). В Древнем Риме лишь закон Петелия (VI в. до н.э.) устанавливал имущественную ответственность. В первом случае лицо, не выполнившее обязательств, превращалось в раба, во втором случае его собственность переходила кредитору. В Русской Правде доминирует ответственность имущественная. Однако закуй в случае нарушения условий обязательств мог обращаться в полного холопа, злостный купец-банкрот также обращался в рабство. При неразвитости рабства зарождается принцип. согласно которому не выполнивший обязательств. становился зависимым от кредитора на тот срок, в течение которого отрабатывал ему весь объем долга и убытков.

В IХ--ХII вв. письменная форма договоров еще не развилась, они совершались, как правило, в устной форме. Для устранения последующих взаимных претензий, при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, но суд принимал и любые- другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных Русской Правде сделок еще не очень значительно.

В обиходе договор купли-продажи был самым распространенным. Продавались имущество (движимое и недвижимое) и холопы, причем продаже последних в законодательстве того времени уделяется весьма большое внимание. В Русской Правде регламентировался не столько сам договор купли-продажи (его условия зависели от воли сторон) сколько споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Стороны могли распоряжаться, лишь своей собственностью, имущество краденое или неизвестного происхождения оспаривалось после покупки в присутствии администрации. Если законность принадлежности проданного не доказывалась, сделка расторгалась и имущество возмещалось оспаривавшему его лицу. Сделка о продаже сколько-нибудь значимых вещей совершалась на торгу публично во избежание последующих претензий.

Продажа недвижимости, видимо, ранее всем начала оформляться письменными актами (дошедшие до нас датируются начиная с ХП в.). С. В. Юшков полагал, что существовали сроки предъявления претензий по недостаткам купленной вещи. Существовал и договор самопродажи в холопство в присутствии свидетелей.

По мнению С. В. Юшкова, этот договор был достаточно распространен в рассматриваемый период и исторически предшествовал договору купли-продажи. Хотя в Русской Правде овне упоминается, условия его заключения, скорее всего, были аналогичными договору купли-продажи.

В Русской Правде имеется упоминание о найме рабочих «мостников» для ремонта и строительства мостов (ст. 97 Пространной Правды). Устанавливается размер платы за работы и питание. В ХП-ХШ вв. появляется категория «наймитов», которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. В то же время имеются упоминания о челядных-наймитах, закупах-наймитах сохранявших зависимость. Характер имущественного найма в Русской Правде не раскрывается.

В XII—XV вв. проявились три тенденции развития обязательственного права. Во-первых, развитие товарно-денежных отношений привело к появлению новых видов договоров ударение, залог, поручительство) и умилению имущественной ответственности сторон в обязательствах. Обязательства из правонарушений постепенно смещаются в область уголовно наказуемую. Во-вторых, при господстве феодальных отношений сохранялась личная ответственность должников. Должники попадали в хозяйственную зависимость от заимодавцев, обязаны были отрабатывать долг, находясь как бы под патронатом. Личная зависимость распространялась даже в среде феодалов в вассальных, отношениях с государством или сюзереном. В-третьих, в Новгороде и Пскове формировалась система обязательственного Права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарно-денежном обмене.

Наследственное право.

Семейно-Наследственное право относится к медленно изменяемой сфере. С момента принятия христианства основ православной семьи долгие столетия оставались статичными, постепенно допускались к наследованию женщины, варианты наследования были строго ограничены (по обычаю, по закону, по завещанию). Отношения в семье основывались на власти отца, лишь в поздний феодальный период складывается принцип раздельности имущества. Это — основные тенденции в указанной области права.

Ко времени Русской Правды мы не встречаемся со свидетельствами о приниженном положении женщины. По мнению некоторых исследователей, семья патриархального типа отражена в Русской Правде в понятии «вервь», то есть коллектива родственников, связанных общей ответственностью платежом «дикой виры». Однако, как следует из ряда статей Русской Правды, посторонние лица могли «вкладываться» в общую виру, не будучи родственниками. М. Косвен предложил гипотезу, согласно которой «вервь» Древней Руси — переходная форма от патриархальной семьи к индивидуальной. с сохранением коллективных порядков (патронимия). Но отличительных черт патронимии не выделено, в ней сохранялись коллективное хозяйство, родственные связи и обычаи. Единственный отличительный признак — меньшая численность — вообще трудно определим. Поэтому патронимия, больше похожа на чисто логическую конструкцию.

В Древней Руси к XI в. господствовала моногамная семья с индивидуальным хозяйством. С принятием христианства в конце X в. церковь вела активную борьбу с язычеством, за торжество индивидуальной семьи и семейной нравственности. Брак, развод, моральные отношения в семье стали санкционироваться ею. Не освященный брак считался грехом и мог отразиться на потомках. Летопись гласит: лот греховного корня злой бывает плод". Верховенство мужчины в христианской семье сохранилось и упрочилось, постепенно становилось частью государственной идеологии. Летопись оправдывает это: не внимай злой жене: ибо мед каплет с уст ее. Жены прелюбодейки. Но мгновение это. Не путем жизни идет она, сближающиеся с ней пойдут после смерти в ад".

Христианская семья должна была подчиняться суровым нравственным канонам, в основе новой идеологии лежали трудолюбие, смирение, ответственность перед Богом. Формирование семьи христианского типа происходило постепенно, государство относилось к язычеству достаточно терпимо, но подтвердить конкретными фактами сосуществование христианских и языческих семей невозможно.

В глубокой древности наследование осуществлялось на основе обычного права, с правом всего коллектива на какую-то часть имущества. Ранее всего индивидуализировалось наследование движимости (лук, копье, топор). Возникло деление наследственной массы на доли: часть — коллективу, часть — семье, часть по усмотрению самого лица. Ибн Фадлан свидетельствовал, что к X в. имущество умерших руссов делилось на три части.

Наследование на основе обычного права в видоизмененной форме входит в общегосударственный закон. Видимо, параллельно развивались завещательные отказы, ограниченные долями в пользу ближайшим родственников. Можно выделить две формы наследованиям по закону и по завещанию. Отстранение, женщин от наследования не может рассматриваться как средство не сознательного принижения. Выходя замуж за члена другого рода, они не могли забирать имущество, нажитое членами своего рода. Воевали за новые территории мужчины и обрабатывали землю мужчины, поэтому институт наследования недвижимости по мужской линии устойчив у всех европейских народов.

Право родни на долю из штрафов в случае убийства закреплено в ст. 4 договора с Византией 911 г. Видимо, родственники в любых случаях могли претендовать на часть имущества. В остальном, договор рисует картину развитого наследственного права, где действует первенство завещания над законом. Статья 13 гласит: «Если кто из русинов умрет, не урядив своего имения, будучи на службе в Византии, а родственников там не имеет, то возвращается имущество близким родственникам на Русь. Если оставит завещание, то имущество идет тому, в пользу кого составлено завещание». Правда, следует иметь в виду, что такая развитая форма предписывается имущей среде, в крестьянских общинах обычное наследование продолжало действовать.

Споры о наследстве возникали довольно часть, и Уставы церковные Владимира 1 и Ярослава Мудрого взяли эти тяжбы родственников под свою юрисдикцию. Но поскольку положение церкви в это время не было достаточно прочным, нормы о наследовании имущества, вошедшие в Русскую Правду, расписаны очень подробно, видимо, во избежание коллизий языческих обычаев и христианских установок индивидуализированной семьи. Институт наследования в Русской Правде — один из наиболее разработанных.

В XI в. брак стал церковной прерогативой, в участии в судебных процессах о наследстве могли отказать лицам без соответствующих церковных свидетельств, точных данных о возрасте вступления в брак до нас не дошло. С. В. Юшков считал, что он составлял 14−15 лет для мужчин и 12−13 лет для женщин.

В Русской Правде речь идет об индивидуальной семье (муж, жена, дети) с личным хозяйством. В статьях о «верви» подразумеваются, возможно, коллективы родственников. В Пространной Правде имеется целый устав о наследстве (ст. 90−95, 98−106). Две первые статьи (ст. 90, 91) закрепляют древние ограничения в общинах смердов: имущество умершего, не оставившего сыновей, переходит князю, дочерям до замужества выделяется часть на приданое. В то же время в среде дружинников и бояр действовал иной принцип: «наследство князю не идет, его наследуют дочери». В остальных статьях регулируется наследование на базе частной собственности и индивидуального хозяйства.

Общий принцип известен еще по Договорам с Византией: приоритет наследования по завещанию с обеспечением законных долей членов семьи. Статья 92 гласит: «Кто умирая разделит свой дом детям, на том стоять, кто без ряда умрет, всем детям идет имущество». Наследование по завещанию ограничено сыновьями и женой, дочери получают только часть ст. 9 3, 95). Дети от первой жены имеют право на часть имущества принадлежащего матери (ст. 94). Дети от рабыни не наследуют ничего, но получают с матерью свободу (ст. 98). Во всех случаях «двор» переходил младшему сыну (ст. 100) как к менее способному к самостоятельному существованию. Имущество малолетних детей находится под управлением матери: если она выходит замуж, то назначается родственник-опекун. Мать, опекун (отчим) отвечают за это имущество и несут материальную ответственность за его утрату. Своей частью имущества мать распоряжается самостоятельно, может завещать его детям, лишать их наследства, если они будут «лихи» (ст. 106).

Такой порядок наследования обеспечивал имущественные права всех членов семьи и в целом просуществовал до того момента, когда к Наследованию стали допускаться женщины. Одновременно установилась зависимость благополучия детей мужского пола от воли завещателя как основа «доброго» отношения к родителям, при сохранении младшим детям гарантии средств к существованию.

Преступление и наказание.

Уголовное право как совокупность норм, представляющих собой обособившуюся отрасль права, сформировалось на стадии позднего феодализма и продолжало развиваться в буржуазный период. Поэтому для более раннего времени правильнее говорить об уголовном законодательстве, в центре которого стоят две кате, горни — преступление и наказание. В Х-ХV вв. понятия вины, соучастия, подготовки к совершению преступления находились в зачаточном состоянии, постепенно, на протяжении ХV1-ХV11 вв., а формировались, и лишь в Уложении 1649 г. они находят более или менее полное отражение.

В арабских источниках, летописях, договорах Руси с Византией имеется достаточно сведений о караемых государством криминальных посягательствах в 1Х-Х в.в. Речь идет о кражах, в убийствах, побоях и т. д., но они не характеризуются какими-либо особыми терминами. Преступные действия в летописях именуются злыми делами. Главный элемент преступного действия — наказуемость. В качестве объекта нарушения могли выступать государственный закон, обычаи, религиозно-нравственные установления. В литературе принято считать, что первая попытка определить преступное сделана в Русской Правде, где нанесение вреда личности именуется «обидой». Например, при нанесении побоев следовало «платить за обиду 12 гривен».

Субъектами преступлений, то есть лицами, способными отвечать за криминальные действия, могли быть 'свободные люди. Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Холопы и рабы, сами, будучи разновидностью собственности, таковой не имели и имущественную ответственность за них несли хозяева. Очень трудно определить влияние «а положение субъекта сословного статуса. Мы не имеем сведений документов о последствиях, например драки дружинника и крестьянина, хотя наиболее правдоподобная версия возникновения Древнейшей Правды связывается именно с побоищем между княжеской дружиной Ярослава Мудрого и. новгородскими горожанами. Наиболее вероятно, что во времена. Русской Правды при изустных привилегиях феодалов за оскорбления, бесчестье и т. д. все свободное население отвечало за криминальные действия в отношении представителя другого сословия. Русская Правда ничего не говорит о совершении преступлений женщинами, о возрасте преступников. С принятием христианства возраст преступника стал определяться. на основе церковных установлений.

Можно предполагать, что в древний период в «крестьянских общинах практиковались наказания на основе обычного права, но конкретных источников до нас не дошло. В Русской Правде отражены только два вида преступлений: против личности (убийство, телесные повреждения, оскорбления, побои) и против собственности (разбой, кража, нарушение земельных границ, не законное пользование чужим имуществом). Закон защищал интересы индивидуума, который, выделившись из общинной системы, нуждался в охране как своей личности, таки своего1 хозяйства. Государственные преступления. В Русской Правде не упоминаются, весьма нечетко обрисованы деяния против княжеской администрации (например, убийство конюха). На данном этапе еще не существовало абстрактного понимания государства и его интересов, вред государству отождествлялся с вредом князю, и посягательства против князей рассматривались как тяжкие деяния. К участникам восстаний применялась казнь на месте преступления, часто — массовая. Князья в борьбе за власть порой прибегали к весьма недостойным приемам, но вопрос об ответственности решался в их среде. Измена князю так же рассматривалась в княжеском окружении. Ответственность во многом зависела от расстановки политических сил.

В Русской Правде доминируют штрафы, хотя на практике арсенал уголовных кар был довольно велик. Утвержденный вскоре после принятия христианства кодекс, будучи государственным законодательством, порывал с морально нравственными установками язычества, но новые христианские ценности усваивались постепенно. В таких условиях единственным критерием интересов индивидуума мог быть только денежный эквивалент причиненного ущерба, что и закрепляла система штрафов. Сыграло роль и то, что жесткие виды наказаний противоречили христианской доктрине гуманности, они в кодекс не вошли. По этой же причине Русская Правда является сугубо светской, уголовные наказания против интересов церкви устанавливались в церковных уставах.

В практике применялись следующие виды наказаний: кровная месть (ее лишь условно можно отнести к наказаниям), «поток и разграбление», смертная казнь, уголовные штрафы, заключение в темнице, членовредительные кары. Уголовные штрафы за посягательства на личность носят выраженный сословный характер, при посягательстве на имущество это проявляется менее резко.

Об убийствах упоминается в договоре с Византией 911 г. (в случае убийства кого-либо убийца должен «умереть на месте» (кровная месть). Если же виновный успевал скрыться, вступала в действие имущественная ответственность: имущие лица отдавали свою часть собственности в качестве выкупа, не обладавших собственностью родственники убитого преследовали до отмщения. Статья 1 Правды Ярослава Мудрого также предусматривает месть родственников за убийство, если мстителей «не будет», выплачивается штраф в 40 гривен. В этой статье еще отсутствует социальная дифференциация виновных при выплате штрафа, но убийство признается самым опасным преступлением с него начинаются все редакции Русской Правды. В Правде Ярославичей за убийство огнищан, конюхов князя, тиуна предусмотрен уже повышенный штраф в ВО гривен, за убийство свободного человека выплачивался штраф в 40 гривен.

Нанесение побоев, оскорбления, телесные повреждения карались денежными штрафами. За повреждение пальца выплачивалось 3 гривны, за улары жердью, палкой, за вырывание бороды и усов12 гривен. За отрубание руки полагался штраф 40 гривен. Угроза оружием наказывалась штрафом в 1 гривну. Хотя штрафы дифференцированы в зависимости от тяжести увечья, ясного Понимания степени вреда в Русской Правде нет, поэтому можно говорить о принципе казуальности: в кодексе перечисляются случаи нарушения телесной неприкосновенности с конкретными штрафами, но без попыток обобщения.

Больше всего внимания в Русской Правде уделяется краже. Подробно расписывается, какой штраф обязан уплатить уличенный вор за коня, корову, утку, дрова, сено, холопки т.д. Законодатель, стремясь ничего не упустить, включает в этот список и зерно, и ловчих птиц, и охотничьих собак. Общий принцип таков, что пострадавшему следует полностью компенсировать материальный урон, поэтому виновный должен выплатить стоимость украденного и заплатить штраф. Сословная защита имущества встречается редко. Например, за кражу княжеского коня устанавливался штраф в 3 гривны, за коня смерда — 2 гривны. В Пространной Правде за кражу коней (основной рабочей силы) вор выдавался «на поток и разграбление». Убийство вора, на месте преступления не? считалось преступлением и наказания не влекло. Все иные виды посягательств на чужую собственность карались штрафами (нарушение земельных границ, сжигание пчель, пиков, самовольный захват чужого коня или оружия, поломка чужих вещей) размером до 12 гривен.

Русская Правда не знает смертной казни, но она применялась на практике за антигосударственную деятельность, за участие в восстаниях, разбойничьих шайках. Любопытно, что уже в Х-Х1 вв. это наказание регулировались государством.

Сведения, о применении смертной казни правителем руссов имеются в арабских источниках 1Х-Х вв. По свидетельствам ибн Ласта и ибн Фадлана, варан разбойника могли лишить жизни через повешение. Применяли варварские казни княгиня Ольга и князь Святослав (до 972 г.) в осажденном городе Доростоле. Согласно арабским наблюдениям, существовала альтернатива жизни: преступника могли «выслать» на окраины государства (вариант изгнания из общины). Примерно в X в. казнь уступила место уголовным штрафам за преступления имущественные и против личности. В конце X в. Владимир 1 из-за усилившихся «разбоев» обсуждал вопрос о введении за них смертной казни, причем опасался этого, «боясь греха». Следовательно, в ограничении смертных приговоров сыграло роль принятие христианства. Но княжеское окружение санкционировало усиление репрессий, поскольку князь обязан «бороться со злом». Введенные казни за разбои привели к оскудению казны, куда перестали поступать штрафы, и последовала замена лишения жизни Штрафами. Причем речь, видимо, шла, не только о разбоях, а о широком круге посягательств на собственность и личность.

В таком виде система уголовных штрафов вошла в Русскую Правду в XI в. Смертная казнь стала прерогативой экстраординарных полномочий княжеской власти в государственной неполитической сфере и за обычные преступления не применялась долгое время. В то же время отсутствие законодательной регламентации способов казни приводило порой к необузданной жестокости князей. Например, на рубеже ХЦ-ХШ вв. Галицкий князь Роман закапывал непокорных бояр живьем в землю, четвертовал их с изуверской назидательностью: «Не раздавив пчел, меду не съесть».

Штрафы были ведущим и основным видом наказания по Русской Правде, применялись за все виды преступлений и служили источником существенного пополнения государственной казны. Размер штрафа колебался от 1 до 80 гривен серебра, а в церковных уставах — до 100 гривен. С точностью определить, какая часть шла потерпевшим, а какая — государству, не представляется возможными

Продажа — самый распространенный штраф, выплачиваемый за нанесение побоев, посягательства на собственность, оскорбления. Его размер составлял от 1 до 12 гривен. Например, за удар не обнаженным мечом, за вырывание бороды полагалось 12 гривен. В некоторых статьях лишь указана сумма штрафа без упоминания «продажи». В кодексе есть прямые указания, что продажа платится князю, это — публичный штраф, свидетельствующий о. свободном состоянии виновного.

Вира — представляла собой уголовный штраф, который выплачивался только за убийство и только свободного человека. В Русской Правде нет упоминаний об убийстве феодалов, за это полагалось более суровое наказание, нежели вира. За 40 гривен по ценам того времени можно было купить 20 коней. Выплата таких сумм была не каждому по силам. Поэтому существовал коллективный институт «дикой виры», куда делали взносы члены общины, чтобы в случае необходимости внести выкуп за убийство. Дикая вира выплачивалась общиной и в случае разбойного убийства, если она не разыскивала преступника. Вероятно, кое-кто из феодальных верхов не прочь был заполучить лишний уголовный штраф за случайно обнаруженное тело, и Русская Правда запрещала поэтому взыскивать дикие виры за неопознанных убитых и скелеты (ст. 3−8, 19 Пространной Правды). Не делавшие в дикую виру взносов в случае убийства самостоятельно выплачивали всю сумму.

Уроками назывались штрафы за истребление собственности и имущества. Например «кто намерено коня зарежет или скотину, то платит 12 гривен продажи, а хозяину урок» (ст. 84 Пространной Правды). Поскольку рабы и холопы приравнивались к имуществу хозяев, за, их убийство выплачивался урок, а не вира. Стоимость холопов Русская Правда оценивает в, 5−6 гривен, а более высокопоставленных холопов (тиуна, ремесленника) — в 12 гривен.

Русская Правда ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. Тюрем в Древней Руси еще не было, как и осознания тюремного влияния на преступника. Применялось заточение в «проруб». (подвал) высокопоставленных лиц, князей, посадников, лиц княжеского окружения. Эта мера являлась временным ограничением свободы до наступления определенных событий. Например, в 1067 г. великий князь Изяслав посадил в «проруби князя Всеслава с двумя сыновьями, после смерти Ярослава Иудрога его сыновья выпустили из «проруба» дядю Судислава и насильно постригли в монахи. Телесные наказания также применялись, но государство все же отдавало Предпочтение штрафам.

Законодатель сознавал, что степень тяжести преступления может зависеть как от преступника, так и от внешних обстоятельств. Однако эти элементы он не мог формулировать в абстрактном виде, отягчающие обстоятельства, соучастие, формы вины и т. д. — продукт более позднего времени. И все же с состоянием опьянения (при разорении купца) Русская Правда связывает более тяжкие последствия. В трех случаях она предусматривает групповые кражи скота (ст. ст. 40, 41, 43 Пространной Правды) и устанавливает, что каждый участник должен заплатить штраф в полном объеме. Понимал законодатель и различную направленность умысла преступника, поэтому в кодексе разграничены случайные убийства или неосторожные (в обиду), убийства в разбое, убийства на Миру «явлено», «в сваде». За «разбой без всякой свады» полагалось строгое наказание. Однако. отделяя преступления преднамеренные от бытовых, законодатель руководствовался принципом казуальности и фиксировал их без теоретических обобщений. В Русской Правде только намечается деление на умышленные и неосторожные деяния.

Карательные нормы Русской Правды продолжали действовать, но к концу XV в. была подготовлена база для качественно нового уровня уголовного права. Это связано с тем, что появились новые виды преступлений против государства, его аппарата, и дол1эиностных лиц, преступность стала более масштабной и уголовное законодательство отреагировало на это усилением репрессий.

Суд и процесс.

Древнейшей формой судебного процесса был суд общины, члены которой в равной степени обладали правами и обязанностями тяни в судебных разбирательствах. Состязательность сторон сохранялась долгое время, поэтому процесс в Древней Руси называют состязательным (реже — обвинительным). Ему присущи такие отличительные Черты, как относительное равенство сторон и их активность при рассмотрении дела в сборе доказательств и улик. Одновременно в Х-Х1 вв. укрепляется процесс, где ведущую роль играли князь него администрация: они возбуждали процесс, сами собирали сведения и выносили приговор, часто сопряженный со смертным исходом. Прототипом такого процесса может служить суд княгини Ольги над послами древлян в период восстания или суд князей над восставшими в 1068 г. и 1113 г.

Поводами к возбуждению процесса служили жалобы истцов, захват преступника на месте преступления, факт совершения преступления. Одной из форм начала процесса был так называемый «заклич»: публичное объявление о пропаже имущества и начале поиска похитителя (обычно на торгу). Давался трехдневный срок для возвращения похищенного, по истечении которого лицо, у которого обнаруживались искомые вещи, считалось виновным и должно было вернуть имущество и доказывать законность его приобретения. Можно предполагать, что использовались различнее виды доказательств: устные, письменные, свидетельские, улики. Очевидцы происшествия назывались видоками. Существовали «послухи», которых одни исследователи считают очевидцами по слуху", другие — свидетелями «доброй славы» обвиняемого могли быть только свободные люди: «на холопа послушества не складывают, поскольку он н свободен», — гласит Русская Правда. Равенство, сторон в процессе диктовало привлечение к свидетельству столько свободных. Лишь в «малой тяжбе» и по нужде можно было «ссылаться на закупа». Если не было свободных, то ссылались на тиуна боярского, а на «иных не складывать» (ст. 66 Пространной Правды).

В Русской Правде предусмотрена особая форма обнаружения утраченного имущества -свод. Если после «заклича» пропавшая вещь обнаруживалась у лица, заявившего себя добросовестным приобретателем, начинался свод. Указывался человек, у которого приобреталась вещь, тот, в свою очередь, указывал на другого, и т. д. Кто не мог указать источник приобретения, считался вором, должен был вернуть вещь (стоимость) и заплатить штраф. В пределах одной территориальной единицы свод шел до последнего лица, но если в нем участвовали жители другой территории (города), он шел до третьего лица, которое выплачивало повышенное возмещение и начинало свод по своему месту проживания (ст. 35−39 Пространной Правды).

Другое процессуальное действие — гонение следа — представляло собой розыск Преступника по следам. В случае убийства наличие следов преступника в какой-либо общине обязывало ее членов выплачивать «дикую виру» или разыскивать виновное лицо. При терявшихся следах на пустошах и дорогах поиски прекращались (ст. 77 Пространной Правды).

Нормы Русской Правды, действующие в «русских княжествах в ХII-ХV вв., продолжали использовать в судебном процессе рассматриваемого периода. При сохранении состязательных начал в судебном процессе усиливались роль и активность государственной администрации. Повсеместно выросло значение судебного поединка при невозможности выяснения пистоны иными способами. Ордалии уходили в прошлое поскольку противоречили христианскому пониманию выяснения истины, судные клятвы лишались языческой атрибутики. Одновременно возросла роль письменных документов, особенно в земельных спорах и тяжбах.

Для эпохи, предшествовавшей Русской Правде, характерными объединением сельского населения была соседская община. Она выросла в процессе разложения прежней семейной общины. Частная собственность на землю постепенно разлагает прежде однородную массу общинников: наряду с зажиточными появляются бедняки, терявшие свои участки. Выходя из общины, они в поисках работы попадали в зависимость от богатых землевладельцев — князей и бояр.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой