"Табель о рангах" Петра I как система реформирования бюрократического аппарата

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. История создания «Табели о рангах»

1.1 Преобразование государственной службы

1.2 Создание «Табели о рангах»

2. Формирование бюрократического аппарата

2.1 Основные принципы формирования бюрократического аппарата

2.2 Эволюция «Табели о рангах»

2.3 Знаки отличия новой бюрократии и их значение

3. Характеристика «Табели о рангах»

3.1 Особенности «Табели о рангах» в сравнении с зарубежным законодательством

3.2 «Табель о рангах» как НПА

4. Итоги реформы

Заключение

Список используемых источников

Приложение 1

Приложение 2

Введение

Термин «бюрократия» происходит от сочетания французского «bureau» — «бюро», «канцелярия» и греческого «kratos» — «власть» и означает буквально «господство канцелярии».

В этом смысле «бюрократия» может быть истолкована в различных значениях, как:

1) узкий, привилегированный чиновничье-административный слой;

2) Специфическая форма социальной организации, в которой исполнительная власть практически независима и проявляет тенденции к произволу, формализму, стремлению подчинить правила и задачи деятельности организации целям своего сохранения и укрепления.

Сейчас, во время формирования бюрократического аппарата современной России, этот вопрос становится очень актуальным. При его создании законодатель должен учитывать исторический опыт решения этой проблемы.

Важной вехой мировой истории нового времени являются реформы Петра I, т.к. они означали начало процесса модернизации и европеизации в мировом масштабе. При сохранении известной преемственности, новая система учреждений, созданных в России первой четверти XVIII века, означала в то же время радикальный разрыв с предшествующей практикой управления. Качественно новыми чертами петровской и всей имперской административной системы по сравнению с приказной системой Московского государства стали — унификация, централизация и дифференциация функций аппарата управления. Административные реформы Петра, которым он придавал большое значение, воплощая в себе модернизацию и европеизацию, выступали первыми в ряду подобных преобразований нового времени.

Создавая новую систему формирования бюрократического аппарата, Петр I стремился решить поставленные задачи:

· Создание регулярной армии

· Создание действенного аппарата государственного управления

· Окончательная ликвидация системы местничества

· Привлечение дворянского сословия на государственную службу

Важнейшим итогом и, вместе с тем, законодательным закреплением всей реформаторской деятельности Петра в области гражданской, военной и судебной администрации явилась знаменитая Табель о рангах (1722г.).

Она представляла собой закон о порядке государственной службы, обозначивший разрыв с предшествующей патриархальной традицией управления, воплощенной в местничестве. Основное историческое значение Табели состояло в рационализации административной службы: в ее основание в качестве важнейшего принципа происхождения, знатности рода или «породы» был положен принцип служебной годности. В социальном плане это означало известную демократизацию правящего сословия, поскольку было узаконено приобретение дворянства выслугой и пожалованием государя (а не передачей сословных преимуществ лишь по наследству).

В процессе юридического оформления дворянского сословия в России ведущее место принадлежит Табели о рангах. В начале XVIII века господствующий класс, разделенный на различные сословные группы, был сплочен в единый класс — сословие. Тогда же вырабатывается и единый термин, обозначающий это сословие. Вначале было использовано польско-немецкое слово шляхетство, но уже к 20-м годам оно заменяется старинным русским словом — дворянство.

Табель о рангах явилась нормативным актом, который подвел итог преобразованиям государственного аппарата и законодательно закрепил новый порядок прохождения государственной службы. Тем не менее, старые чины продолжали существовать в течение всего царствования Петра и даже при его преемниках почти до второй половины XVIII в.

Петровская «Табель», определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий. «Дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать" — гласила одна из описательных статей закона.

Целями курсовой работы являются:

1) проследить историю создания «Табели о рангах» Петра Великого;

2) рассмотреть «Табель о рангах» как исторический документ и с правовой точки зрения

3) выделить основные принципы формирования бюрократического аппарата по петровской «Табели о рангах»

«Табель о рангах» является одним из важнейших нормативно правовых актов, созданных при Петре I. Кроме этого, она является важным этапом в развитии российского права в целом. Практически все авторы, пишущие о Петре Первом, часто затрагивают эту тему: Анисимов, Баггер, Буганов, Мавродин, Павленко. Историки, пишущие не только о Петре I, а о формировании российской государственности, тоже затрагивают эту тему: Ключевский, Платонов, Титов. Исследователи, пишущие не историю России, а историю чиновничьего мира и формирование бюрократии, не могут не затронуть эту тему, так как «Табель о рангах» является важной ступенью в истории развития бюрократического аппарата в России. Только лишь после нее стала постепенно формироваться бюрократия в современном понимании этого слова.

1. История создания «Табели о рангах»

1. 1 Преобразование государственной службы

В XVII в. боярство стало постепенно утрачивать свое былое значение. Изо всех сил оно старалось «удержаться на плаву». «Два раза остатки боярства пытались захватить в свои руки дела государства: в конце 1681 года, накануне самой отмены местничества», т. е. законодательного разрушения своей служебной организации. Второй раз в 1730 году — «предпринята была попытка овладеть центральным управлением посредством олигархически составленного Верховного тайного совета. Против попытки верховников поднялось дворянство».

Отмена местничества в 1682 году явилась лишь началом преобразования государственной службы в России. Необходимо было упорядочить новую систему назначений, отрегулировать производство в чины таким образом, чтобы государственная служба сплачивала, а не разобщала складывающуюся бюрократию — опору развивающегося абсолютизма. Попытка установить новую систему чинов, предполагавшая внесение изменений в структуру государственных органов, была предпринята еще в царствование Федора Алексеевича в проекте Устава о служебном старшинстве бояр, окольничих и думных людей по 34 статьям, где ясно прослеживается стремление правительства привести систему чинов в соответствие с требованиями времени. Проект не был проведен в жизнь, он интересен как один из путей решения вопроса. То, что преобразования в этой области назрели, было видно и для современников. Так, князь Щербатов, современник петровских преобразований, писал, что, «хотя местничество было уничтожено, порядок не заведен, ибо в бояре и в окольничие производились по-прежнему по знатности родов, а не по заслугам». Такую практику полностью не преодолел и Петр I. Хотя царь и выдвигал своих единомышленников на высшие государственные посты, в ряде случаев даже он не мог пойти против устоявшегося правила: например, в начале Северной войны главнокомандующим был назначен представитель знатного боярского рода Б. Ф. Шереметьев.

Еще указом 1701 г. было категорически определено, что все служилые люди с земель службу служат, а даром землями никто не владеет". Здесь под землями имелись в виду поместья. Но затем указом 1704 года к ним были приравнены в правовом отношении и вотчины.

Всеми этими мероприятиями Петр Великий не предполагал создать класс людей, превращающих государственную службу в доходную профессию и отождествляющих себя с правительством, свои личные выгоды и интересы корпорации с пользой и интересами государства. «Преобразователь не щадил чиновничество, не замедлившее воспользоваться своим привилегированным поведением в ущерб и во вред народу.» 24 декабря 1713 года лицам всех званий, и великих, и малых, запрещается брать посулы и пользоваться казенными доходами под предлогом торга, подряда и т. п.; за нарушение закона виновный «жестоко на теле наказан, шельмован, всего имения лишен и из числа добрых людей извержен и смертию казнен будет». Сами обыватели обязаны обличать таких преступников «не выкручиваясь тем, что страха ради сильных лиц или что его служитель». Не ограничиваясь указами, правительство преследовало взятки и казнокрадство «особыми печатными объявлениями, которые оповещались народу чтением в церквах». Тем не менее, уже в июне 1720 года Нестеров докладывал царю, что поступило множество жалоб на губернаторов, вице-губернаторов и других должностных лиц.

Правовой статус дворянства был существенно изменен принятием Указа о единонаследии 1714 г. Этот акт имел несколько последствий:

· Юридическое слияние таких форм земельной собственности, как вотчина и поместье, привело к возникновению единого понятия «недвижимая собственность». На ее основе произошла консолидация сословия. Появление этого понятия привело к выработке более точной юридической техники, разработке правомочий собственника, стабилизации обязательственных отношений.

· Установление института майората — наследование недвижимости только одним старшим сыном, целью которого было сохранения от раздробления земельной дворянской собственности.

· Наследование заставляло его представителей служить за жалование; быстро стал формироваться бюрократический аппарат и профессиональный офицерский корпус.

Это положение Указа вызвало наибольшее недовольство со стороны дворян (оно было отменено уже в 1731 году).

«Функция государственной службы объединяет дворянство в политически и юридически консолидированную группу».

«Петр разработал целую систему превращения просто дворян в служилых людей, ибо вне службы их жизнь, в сущности, царем не мыслилась. Следствием этого стала практика обязательного обучения дворянских детей, ибо без элементарного образования нельзя было служить. Причем Петр, как и всегда, действовал весьма решительно. Указ от 20 января 1714 года уникален в русской истории: дворянину, не постигшему основ знаний, необходимых для службы, запрещалось жениться… «

В ходе реформ государственного управления появляются новые чины, которые царь раздавал, основываясь главным образом на личных качествах назначаемых. «Местничались» теперь не только потомки древних боярских родов, но и новая знать, причем именно споры последней вынудили царя в 1719 году издать указ о пресечении местничества в коллегиях.

«Под вопли родителей дворянские отроки отправлялись за счет государства (отсюда применяемый к ним термин „пенсионеры“) заграницу, где они обучались специальностям. В отечестве эти функции выполняли Морская, Инженерная, Артиллерийская академии… Однако самой важной школой дворян была гвардия — Преображенский и Семеновский полки, где они были обязаны служить с малых лет». Они служили с людьми из низших классов общества, которые поступали по рекрутским наборам. «От его личных способностей и усердия зависело выбиться в офицеры; личная заслуга выдвигала в офицеры и простого крестьянина-солдата».

Более того, Петр стремился преградить продвижение по службе тем дворянам, которые не служили рядовыми, в самом нижнем чине, не прошли школы гвардии. 26 февраля 1714 года был издан соответствующий указ. Тот же принцип зафиксирован в воинском Уставе 1716 года: «Шляхетству российскому иной способ не остается в офицеры происходить, кроме что служить в гвардии». Ни один дворянин не мог стать офицером, если не был солдатом; но любой офицер, кто бы он ни был по происхождению, становился дворянином.

Самодержавию были нужны не только солдаты и офицеры, но и чиновники учреждений. Генеральный регламент закреплял законодательным путем идею о гражданской службе русского дворянства как «одной из важнейших форм исполнения обязанностей перед государем и государством».

В Генеральный регламент была внесена глава, которая предполагала обучать дворянских детей канцелярскому делу. С 1722 года для дворянских детей была введена специальная канцелярская должность — камер-юнкер, «исполнять которую надлежало без послаблений».

К концу первой четверти XVIII века сложились предпосылки создания новой системы формирования бюрократического аппарата, одной из которых является отсталость старых принципов

1. 2 Создание «Табели о рангах»

Табель о рангах создавалась приблизительно с 1719 по 1722 год. Однако первые шаги, подготовлявшие появление этого документа, относятся к более раннему периоду. В донесении Якова Брюса Петру I, датированном 13 июля (года нет, по предположению Н. А. Воскресенского, не ранее 1702 года), говорится об отсылке царю описания к чинам, которые были у «агленского короля у артиллерии на войне и во время миру».

Основная работа по сбору материала легла на Иностранную коллегию. Изучалось законодательство о чинах Англии, Франции, Голландии, Дании, Пруссии. В подготовительных материалах имеются как подлинные тексты иностранных законов, так и их переводы на русский язык. Наиболее подходящими были сочтены законодательства Дании (1699 и 1717 гг.) и Пруссии (1705 и 1713 гг.). Некоторые из этих актов (английский, датский, прусский) относили к классам в общей последовательности не только должностных лиц разного типа, но и обладателей родовых титулов (графов, баронов) и просто дворян («которые вотчины в том государстве и землях имеют»), лиц, имевших духовные и ученые звания, кавалеров орденов (орденов Святого Духа, Слона, Черного Орла и др.). Ни обладатели родовых титулов, ни дворяне-помещики в Табель о рангах не попали. Дворяне оказались вне главной служебной иерархии и для попадания в нее должны были поступать на государственную службу. Не упускалась из виду и русская практика: сохранился текст «Показаний древнейших русских чинов гражданских и придворных с изъяснением каждого», подготовленный по приказу Петра. Важную роль сыграло и предшествующее петровское законодательство.

«Однако царь многократно предупреждал против слепого копирования и механического перенесения шведских образцов на русскую почву. В указе от 9 мая 1718 г. о составлении регламента Юстиц-коллегии он рекомендовал использовать два источника: Уложение 1649 г. и «уставы шведские». Среди источников Табели о рангах Воскресенский называет в первую очередь русскую практику, потом челобитные, и лишь на третьем месте находится, по его мнению, иностранное законодательство.

Отдельные положения этого нормативного акта действовали задолго до его обнародования. «Напомним, что Петр при подборе соратников руководствовался не породой, а принципом служебной годности». Появление в окружении царя таких выдающихся сподвижников из лиц, не принадлежавших к потомственному дворянству, как Меншиков, Шафиров, Ягужинский и др., относится к концу XVII — началу XVIII вв. «Такие должности, как канцлер и вице-канцлер, тоже появились в обиходе ранее 1722 года — сразу же после Полтавской виктории».

В подготовке Табели активное участие принимал сам Петр I: сохранились его проекты и замечания на текст этого документа. Работа была завершена в начале 1721 г. 1 февраля Петр подписал этот акт, но, придавая ему большое значение, распорядился: «Сие не публиковать и не печатать до сентября месяца, дабы еще осмотреться, ежели что переменить, прибавить или убавить, о чем надлежит в Сенате во время сей отсрочки думать: так ли быть всем чинам или которые переменить и как? И свое мнение к сентябрю изготовить, а особливо о тех чинах, статских и дворовых, которые от ранга генерал-майора и ниже». Мнения о Табели были затребованы не только от Сената, но и от Военной и Адмиралтейской коллегий.

Свое мнение Сенат представил 20 сентября 1721 года. Военные и морские чины не вызвали замечаний. По этому поводу говорилось: «Понеже о воинских сухопутных и морских чинах сочиненный порядок в рангах сходен против рангов других государей, особливо же французского, яко древнего и самодержавного короля, того ради об оных ничего к перемене потребного не рассуждаем показать во мнении своем…». Замечания по другим категориям чинов сводились главным образом к уточнению классов (рангов) некоторых из них, применительно к тому, как это было в других странах. В заключение предлагалось приравнять к рангам Табели ряд исконно существовавших в России «чинов», которыми ко времени составления Табели обладали некоторые лица: «Притом же всеподданнейше доносим, понеже еще остались в древних чинах некоторые персоны, а именно: бояре, кравчие, окольничьи, думные дворяне, спальники, стольники и прочие чины, того ради предлагается, не изволит ли его царское величество оных по их живот определить против других рангами, ибо в России из тех чинов ныне определены и впредь определяемы быть имеют в губернаторы, в вице-губернаторы, в воеводы и ежели ранги им будут не определены, то от подчиненных им будет не без противности». Однако эта рекомендация не была принята.

Но Петр постоянно вносил в Табель изменения. Окончательно подписанный вариант Табели о рангах отличается от опубликованного: в последний были внесены изменения уже после утверждения. Такая тщательная отделка документа и активное участие царя в его составлении говорят о большом значении, которое придавалось этому акту.

К началу XVIII в система формирования аппарата государственных служащих устарела и нуждалась в реформировании. В ходе реформ конца XVII — начала XVIII вв. сложились предпосылки необходимые для этого. Воспользовавшись как зарубежным так и отечественным опытом, Петр Первый создал принципиально новую систему комплектования государственного аппарата, просуществовавшую, с некоторыми изменениями до начала XX века.

2. Формирование нового бюрократического аппарата

2. 1 Основные принципы формирования бюрократического аппарата

Преимущественное право на государственную службу предоставлялось дворянам (имелось в виду главным образом потомственное поместное дворянство). Это право проявлялось, во-первых, в льготных условиях самого поступления на службу и, во-вторых, в более быстром продвижении по ее рангам. Ставка на дворян учитывала не только значение дворянства как социальной опоры самодержавия, но также его более высокий в целом образовательный уровень (дворянам легче было получить образование) и имущественную обеспеченность. Последнее было важно ввиду сравнительно низкого материального вознаграждения за государственную службу, которая считалась сословной обязанностью дворянства. Существовало убеждение, что зависимость государственного служащего от получаемого им жалованья лишает его необходимой свободы суждений и поведения.

Табель о рангах предусматривала возможность поступления на государственную службу и представителей других свободных сословий с получением соответствующих классных чинов. Но такая возможность рассматривалась как исключительная и в значительной мере вынужденная.

Один из главных организационных принципов государственной службы заключался в том, что государственный служащий должен был пройти ее снизу вверх целиком, начиная с выслуги низшего классного чина. Это диктовалось как необходимостью замещения всех должностей, так и получения требуемой опытности (поскольку сама практика службы была главной школой профессиональной подготовки чиновничества)

В каждом классе необходимо было прослужить известный минимум лет (в низших классах обычно 3−4 года). За особые заслуги по службе этот срок мог быть сокращен. Переход в следующий класс предполагался как занятие открывшейся вакансии. В связи с тем, что гражданских должностей было больше, чем военных, в гражданской службе открывалось больше вакансий, а потому и движение по службе там могло быть более быстрым. Учитывался и общеобразовательный уровень государственного служащего. Законами 1731, 1747 и 1757 гг. предусматривалось, что лица, окончившие курс наук в кадетском шляхетском корпусе и в университете, получали право быть назначенными сразу не только в XIV класс, но и в более высокие обер-офицерские чины. Поскольку число высших должностей всегда было меньше числа низших, продвижение по службе нередко оказывалось слишком медленным и не заинтересовывало в продолжение службы. В связи с этим в гражданской службе минимум лет службы в каждом классе со временем стал рассматриваться как максимум, дающий право назначения на должность более высокого класса, а при отсутствии вакансий — производства в следующий класс с оставлением на прежней должности. Класс как ранг должности превращался в самостоятельный правовой феномен — ранг без должности, получивший название чина или классного чина (для отличия от чина вообще, чина как должности и звания), а за его обладателем утвердилось наименование «чиновник». «Табель о рангах» перевернула старую идею местничества: титул и звание превратились из основания для получения должности в результат продвижения по службе. «

Получение чина более высокого класса (на 1−2 ранга), чем класс фактически занимаемой должности, стало в гражданской службе обычным явлением. Возможность этого предусматривалась уже в самой Табели, где говорилось, что если кто-то «выше ранг получил, нежели по чину, который он действительно управляет, то имеет он при всяких случаях ранг вышнего его чина». Тот, кто получил следующий класс, становился кандидатом на соответствующую этому классу должность. Из нескольких претендентов старшим считался тот, кто раньше был произведен в этот класс. Старшинству производства придавалось огромное значение. Закон 15 февраля 1742 года подтверждал это с полной определенностью: «…как в военной сухопутной и морской, так и в штатских службах обретающихся впредь производить в чины по старшинству и заслугам, а не по старшинству никого не производить». 13 января 1753 года такой порядок был вновь подтвержден, но делалось одно исключение для поощрения лиц, имевших «знатные» заслуги по службе: последние могли получать следующий чин в обход старших их по службе, но лишь по «высочайшему» усмотрению. В. А. Евреинов пришел к заключению, что «признание законом самостоятельного значения „табельного“ ранга как чина» произошло при Екатерине II и Павле I. «Сначала в виде частной меры, а потом в 1767 году как общее правило установлено было отдельное от должности повышение в классах против класса, присвоенного занимаемой чиновником должности».

Возможен был и противный вариант: назначение на должность более высокого класса, чем чин. Необходимость этого обнаружилась сразу же после введения Табели, когда пришлось па гражданские должности высоких классов назначать людей, не успевших выслужить соответствующие чины. Чинопроизводство при этом обычно ускорялось. Служащий, назначенный на должность, класс которого был выше класса его чина, имел право лишь на «почести» по должности, но не получал тех преимуществ, которые были прямо связаны с классом чина (дворянства, например).

Такой чин (не связанный с должностью) сначала пытались обозначать указанием классов (например, коллежский асессор VIII класса, а после получения следующего чина — коллежский асессор VII класса), но это оказалось неудобным, прежде всего потому, что каждая должность относилась лишь к одному классу. Поэтому чины гражданской службы стали обозначаться либо наименованиями некоторых должностей (коллежский секретарь), либо званиями, относившимися к классу данного чина (тайный советник), либо специально созданными названиями (статский советник).

В связи с возникновением феномена чина «Табель о рангах» в середине XVIII в. как бы раздвоилась, превратившись в своем основном качестве в перечень чинов, разнесенных по родам службы и рангам; вместе с тем по-прежнему в соответствии с классами Табели распределялись все должности в штатных расписаниях государственных учреждений.

Используя зарубежный и отечественный опыт, Петр Первый пытался создать принципиально новую, очень прогрессивную для того времени, систему формирования бюрократического аппарата. При оценивании результатов, которых ему удалось достичь, нельзя забывать что на момент создания «Табели» значение «аристократии» было велико, она являлась уже основной опорой самодержавия в Российской империи, и потому Петр не мог создать систему формирования бюрократического аппарата, основанную только на принципе «выслуги».

2. 2 Эволюция «Табели о рангах»

Изменения «Табели о рангах» начались еще при жизни Петра I и продолжались при его ближайших приемниках. В основном они шли по следующим направлениям:

1) Пополнение и изменение перечня должностей

2) Повышение рангов отдельных чинов и должностей

3) Дальнейшее развитие принципа заслуги и выслуги

По мере увеличения числа должностей (особенно в гражданской службе) обнаруживалось, что обойтись без широкого привлечения недворян на государственную службу нереально. Поскольку в условиях сословного строя России исполнение государственными служащими их должностных обязанностей было возможно лишь в том случае, если чиновник будет иметь статус дворянина, Табелью о рангах предусматривалось, что каждый, выслуживший первый (низший) классный чин, получал дворянство. Еще 16 января 1721 г. право на дворянство было установлено в общем порядке для всех офицеров. В законе говорилось: «Все обер-офицеры, которые произошли не из дворян, оные и их дети и их потомки суть дворяне и надлежит им дать патенты на дворянство». Причисление к дворянству давало ряд льгот (о чем подробнее мы будем говорить далее), что было серьезным стимулом к поступлению на государственную службу. В военной службе уже XIV класс сообщал потомственное дворянство; в гражданской же — лишь VIII, а низшие чины давали только личное дворянство. Статус личного дворянства был создан специально для данного случая и имел целью несколько сдержать и замедлить пополнение рядов потомственного дворянства за счет служилого сословия. Это подтверждалось и указом от 31 января 1724 года, которым предписывалось «в секретари не из шляхетства (дворянства) не определять, дабы потом [не] могли в асессоры, советники и выше происходить», т. е. производиться в чины, дававшие права потомственного дворянства. Однако здесь же допускалось исключение: разрешалось производить в эти классы тех «из подьяческого чина, кто какое знатное дело покажет и заслужит». В дальнейшем под давлением обстоятельств (недостатка родовых дворян для замещения вакантных должностей государственной службы, с одной стороны, и общего возрастания числа самих этих должностей, особенно в начале XIX в. в связи с введением в России министерской системы управления, — с другой) приток на государственную службу недворян постоянно возрастал. Вследствие этого 11 июня 1845 года класс, дававший потомственное дворянство в гражданской службе, был повышен до V; VI — IX классы стали давать личное дворянство, а Х — XIV — личное почетное гражданство. В военной же службе потомственное дворянство стал давать VIII класс, а низшие — только личное. 9 декабря 1856 года право на потомственное дворянство в гражданской службе было передвинуто на один класс выше (вместо V на IV), а в военной — с VIII на VI класс (VII — XIV классы давали личное дворянство). В 1880-е гг. предполагалось и в военной, и в гражданской службе повысить класс, дающий дворянство, с VI и IV до III, но это намерение не было реализовано. 1 августа 1898 года в гражданской службе были введены новые ограничения: чин IV класса стал даваться только после пяти лет пребывания в предыдущем чине и нахождения в должности не ниже V класса. 2 августа 1900 года к этому было добавлено еще одно условие — общий срок службы в классных чинах не менее 20 лет.

Установив четкую иерархию всех чинов, «Табель о рангах» предписывала строгое соблюдение принципа их старшинства (приоритета старшинства) и связанного с ним чинопочитания.

Несмотря на то, что «Табель о рангах» действовала до начала XX века, она не могла оставаться без изменений в течение столь продолжительного срока и потому эти изменения были неизбежны.

2. 3 Знаки отличия новой бюрократии и их значение

Екатерина II признавала существование в России правила «чин чина почитай». Позднее А. С. Пушкин считал это правило «общеупотребительным», явно противостоящим другому возможному, «например: ум ума почитай». По наблюдениям Н. В. Шелгунова, чувство личного достоинства в дворянско-чиновной среде в большинстве случаев трансформировалось в «достоинство положения и принадлежности к чему-то, что, собственно, и давало значение человеку… Непомерно высоко ставилась честь мундира, достоинство дворянского звания, достоинство положения начальника… Каждый чувствовал свое достоинство только в первенстве, каждый хотел быть выше другого, иметь власть над ним, чем-нибудь от него отличаться, каждый хотел быть первым и как-то не хотел быть равным. Гвардеец чувствовал себя выше кавалериста, кавалерист выше армейца, армеец выше штатского».

Среди проявлений чинопочитания важное значение приобрели формулы титулования — общий титул по классу чина или должности. Формулы эти не были установлены законом и сложились постепенно на практике, ориентируясь на западноевропейские нормы. В первой трети XVIII в. наиболее устойчиво использовались три общих титула: ваше превосходительство (для чинов высших классов), ваше сиятельство (для сенаторов- при жизни Петра) и ваше благородие (для прочих чинов и дворян). К концу века таких титулов было уже пять (более чем в других европейских странах): 1 и II классы — ваше высокопревосходительство. III — IV классы — ваше превосходительство; V класс — ваше высокородие; VI — VIII классы — ваше высокоблагородие; IX-XIV классы — ваше благородие.

Обращает внимание некоторая алогичность такой системы: титул V класса по своим компонентам (высокородие) оказался менее «почетным», чем титул VI- VIII классов (высокоблагородие). Титул «высокопревосходительство» по европейским меркам оказывался неимоверно высок: так обращались только к главам государств и правительств. Вообще нелепым было титулование государственных служащих формуле" благородие. В Германии, например, аналогичная формула применялась только к собственно дворянам, а титул высокоблагородие употреблялся при обращении к графам.

Пользование общим титулом по чину было обязательно во всех случаях обращения к вышестоящему по службе или по общественному положению.

Применение общего титула в сочетании с частными титулами по чину и должности зависело, во-первых, от того, имелось ли в виду адресование, обращение или именование (упоминание в третьем лице); во-вторых, от ситуации: устное или письменное титулование, служебное или частное; в-третьих, от того, в каких отношениях старшинства и соподчиненности находились корреспонденты — собеседники. Наиболее церемонным было официальное письменное адресование низших должностных лиц и просителей к высшим. До середины XIX в. оно включало как частный, так и общий титулы, причем первый использовался и по должности, и по чину и следовал за вторым. Например: его превосходительству товарищу министра финансов тайному советнику N. Во второй половине века частный титул по чину и фамилия стали опускаться. При личном обращении употреблялся только общий титул (чаще всего без имени); при именовании, наоборот, чаще всего только частный (директор Хозяйственного департамента или статский советник); Письменное адресование нижестоящему лицу содержало только частный титул по должности (фамилия не указывалась). Примерно равные между собой должностные лица обращались друг к другу либо как к высшим, либо по чину (господин капитан), либо по имени и отчеству (в случае письменного обращения — с указанием общего титула и фамилии на поле документа).

Для рангов полагался убор и прочие знаки отличия: «Понеже знатность и достоинство какой особы часто умаляется, когда убор и прочий поступок чем не сходствует». Уничтожая преимущества рождения, «Табель о рангах» вносила в жизнь новое зло: низкопоклонство, пролазничество, чванство чинами и т. д. Дворянам заведены особы списки; таким образом положено начало родословным книгам и герольдии. За высшие заслуги жалуются иностранные титулы, герб и некоторые особые права и преимущества.

Наглядным выражением принадлежности к государственной службе была форменная одежда. Слово мундир рассматривалось в двух значениях: в широком и узком. В широком понимании оно обозначало полный комплект официально установленной форменной одежды: камзол или жилет, мундирный фрак, сюртук, штаны, головные уборы, обувь, шинель и т. п. В узком же смысле под мундиром подразумевался лишь главный элемент этой одежды — кафтан, а все прочее считалось необходимым его дополнением.

Мундиры должны были быть внешне привлекательны, единообразны (для мундиров каждого рода) и функционально удобны. Совместить эти требования, особенно первое и третье, не всегда удавалось. По мундиру можно было определить род службы, ведомство (или род войск) и класс чина (в военной службе) или должности (в гражданской службе). Первыми в России еще в конце XVII в. появились военные мундиры. Лишь в начале 1780-х гг. были введены губернские мундиры для гражданских чиновников и дворян-помещиков. В конце XVIII в. начинают вводиться гражданские ведомственные мундиры (для чиновников центральных и местных учреждений каждого ведомства), в связи с чем губернские мундиры с начала 1830-х гг. становятся только дворянскими. Наконец, в 1796 году появились придворные мундиры. С многочисленными изменениями мундиры просуществовали до 1917 года. Форменная одежда могла сопутствовать человеку почти всю жизнь — от гимназии или кадетского корпуса до выхода на пенсию (право ношения мундира могло сохраняться). Мундиры изготавливались за счет их обладателей, что ложилось тяжелым бременем на бюджет государственных служащих.

После введения «Табели о рангах» быстро стал формироваться бюрократический корпус. Это дало возможность не дворянам получать земли в имущество не благодаря титулу или родовитости, а исключительно благодаря своим способностям и старанию. Так было задумано Петром. Но со временем дворянам стала делать предпочтение в получении очередных чинов и имущества, что отрицало петровский принцип «заслуги и выслуги».

3. Характеристика «Табели о рангах»

3. 1 Особенности «Табели о рангах» в сравнении с зарубежным законодательством

Табель о рангах состоит из двух частей: собственно табели и пунктов к ней. Структура акта обычна для документов этого рода; соответствующее разделение встречается и в шведских уставах о чинах 1696 и 1705 гг., и в регламентах датских королей Христиана V (1699 год), Фредерика IV (1717 год) и др.

В Табели о рангах впервые в истории России государственная служба четко разделяется на военную и гражданскую, а гражданская в свою очередь — на статскую и придворную. Соответственно выделялись чины: военные, статские и придворные.

В проекте Табели Остермана отсутствовали воинские и морские чины, духовенство и кавалеры ордена Андрея Первозванного. За основу расположения чинов Остерман взял придворную службу. По ней строилась система чинов государственной службы (1цивилной штат).

Такой принцип был заимствован из законодательства западных стран, где огромное количество придворных было строго распределено по чинам. Петр I целиком изменил принцип построения Табели. В основу классификации была положена военно-морская служба, а придворная отодвинулась на последнее место.

Сохранилось 4 наброска, сделанные Петром при исправлении первой редакции Табели. В первом — перечислены чины морской и сухопутной службы, определено соответствие между ними. Во втором наброске, датированном 19 января 1721 года, чины гражданские соотносятся с чинами воинскими. Ясно видно, что предпочтение отдается воинским чинам: высшему воинскому чину — генералу-фельдмаршалу — не соответствует никакой гражданский чин; канцлер, высший чин гражданской службы, имеет лишь второй ранг. На следующий день, 20 января, Петр вносит ряд исправлений в список чинов, составленный накануне. Так, в переписанном набело документе появляется вставка, сделанная рукою Петра, относящая кавалеров ордена

Андрея Первозванного к третьему рангу. В наброске Табели придворных чинов высший придворный чин, обер-маршал, приравнивается Петром к чину тайных советников, т. е. третьему рангу по первой редакции Табели о рангах. Такое размещение чинов является принципиальным для законодательства Петра I, который неоднократно подчеркивал значение военной службы в Российском государстве. Даже в самом заглавии Табели о рангах, написанном лично Петром и внесенном им в третью редакцию Табели в 1722 году, отмечается, что 3 воинские выше прочих. В процессе обсуждения проекта Табели высшими сановниками было предложено особо выделить гвардию. Петр учел это пожелание, закрепившее привилегированное положение дворян-гвардейцев.

Все чины, помещенные в Табели, разделялись на классы или ранги. Первоначально в проекте Остермана было представлено 13 рангов. Есть точка зрения, что Петр увеличил их число до 14. В каждом из подразделений (воинские, статские, придворные) можно насчитать лишь по 13 рангов. Число рангов было искусственно увеличено за счет секретарей корабельных, введенных 11-м рангом в морские чины. В остальных чинах этот ранг не представлен. Однако такое утверждение не совсем верно, поскольку во второй редакции Табели число рангов равняется 15 и еще есть должности, не включенные даже в последний класс и находящиеся как бы уже за чертой. Так что число рангов, скорее всего, пришлось сокращать, а не увеличивать.

В проекте Табели Остерман использовал названия должностей, применяемые в других европейских странах, особенно в Пруссии и Швеции, однако, по подсчетам исследователей, 34 должности придворного штата из 44, названных Остерманом, уже существовали при русском дворе в XVII — начале XVIII в., но под другими наименованиями. Свыше 90% названий должностей государственного управления, включенных в проект к весне 1719 года, можно было найти в русских официальных документах.

Некоторые должности не были включены в Табель о рангах из-за того, что занимались они преимущественно одними разночинцами. Табель же регулировала главным образом статус дворянской бюрократии. По этой же причине воинские чины начинались с обер-офицерских, а в статских чинах не канцеляристов, переписчиков и других мелких служащих.

Много внимания было уделено вопросу соотнесения должностей воинских и статских. Петр в своем проекте Табели сильно понизил статские должности по сравнению с воинскими. В ходе обсуждения проекта в Сенате, Военной и Адмиралтейской коллегиях было высказано мнение о необходимости повысить в рангах некоторые должности, главным образом высшие.

Особенно отмечалось, что должность канцлера, соответствовавшая по проекту Табели второму рангу, должна быть повышена до первого ранга. Петр I удовлетворил это: в окончательной редакции Табели канцлер имеет первый ранг.

Второй частью Табели о рангах являются так называемые пункты, в которых содержится объяснение документа, и излагаются основные принципы государственной службы в России. Такие объяснительные статьи содержались и в аналогичных законах западных стран. В Табели их значительно больше. Содержание статей приспособлено к российским условиям. Петр I понимал, что, несмотря на значительные заимствования, Табель о рангах является чисто российским за коном, поэтому он вычеркнул из проекта преамбулы к пунктам указание Остермана на подражательный характер закона.

Петровская «Табель о рангах» является важным этапом в развитии российского законодательства и формировании бюрократического корпуса.

3. 2 «Табель о рангах» как НПА

ПУНКТ 1

В основу текста пункта был положен п. 1 датской Табели о рангах 1717 года. Содержание типично для права абсолютной монархии, в котором закрепляется превосходство царствующей фамилии.

Упоминание в статье о принцах не по крови, а вследствие вступления в брак с принцессами крови было особенно злободневно для петровского двора, поскольку к моменту принятия Табели у Петра было достаточно много дочерей и племянниц при остром дефиците потомков мужского пола. Однако в российском законе, в отличие от датского, ничего не говорится о привилегированном положении внебрачных детей царских особ. Для русского права введение такого положения было просто невозможно, поскольку противоречило бы всему духу права Российского государства.

ПУНКТ 2

Этот пункт был вставлен уже при окончательном редактировании проекта. Он продиктован исключительно интересами военного дела. Здесь определяется подчиненность воинских чинов в конкретной обстановке, что было особенно важно в военное время.

ПУНКТ 3

Текст этого пункта был заимствован Остерманом из регламента 1696 года Карла XII. В шведском регламенте речь шла, прежде всего, о требовании чиновниками более высоких рангов, чем они заслуживали; в русском варианте упор сделан на незаконность требования, а по сути, присвоения чиновниками более высоких почестей, чем им давал их ранг.

Упоминается в пункте о денежном жалованье, которое при Петре вытесняет такое вознаграждение за службу, как раздача земли. Переход к денежной оплате способствовал формированию бюрократии, социальной группы, не принадлежавшей к классу феодалов, но стоявшей на страже интересов феодального государства.

Размер штрафа был взят Остерманом из шведского закона. По этому закону было предусмотрено частичное направление штрафов в богадельни. Однако Петр вместо богаделен постановил отдавать деньги в госпитали.

Исключением из общего правила, требовавшего вести себя в соответствии с занимаемым положение, признавались дружеские вечера, или ассамблеи. Эти собрания, на которых можно было не соблюдать ранги, специально упомянуты в связи со стремлением правительства привить господствующему классу новые формы быта.

В этом пункте речь идет также о дамах, нарушивших нормы субординации.

ПУНКТЫ 4−6

Пункты 4−5 имеют источником регламент Карла XII, п. 6 взят из датского регламента. Остерман только немного их подредактировал.

Согласно закону, лицо не могло претендовать на ранг, не имея должности, соответствующей данному рангу. Ранг, таким образом, можно рассматривать как звание, право на которое давала должность.

ПУНКТ 7

Введение Петром I при русском дворе порядков, установившихся в других странах Европы, коренным образом изменило быт русских женщин, принадлежавших к господствующему классу. Они должны были присутствовать во дворце на торжественных церемониях вместе с мужем или отцом, посещать ассамблеи. У императрицы и царевен появился свой штат придворных дам. Этот пункт адресован только замужним дамам.

ПУНКТ 8

Если жены и дочери получали ранги, соответствующие рангам своих мужей и отцов, то сыновья «знатнейшего дворянства» могли присутствовать на тожествах при дворе, но ранга никакого не получали. Здесь закреплен принцип, положенный в основу Табели о рангах: 3 никому никакого ранга не позволяем, пока они нам и отечеству никаких услуг не покажут.

Упоминаемые в пункте титулы графов и баронов, ранее в России не употреблявшиеся, были заимствованы Петром из Западной Европы.

Во многом они должны были подчеркнуть могущество русского императора, способного любого человека сделать знатнейшим дворянином Российской империи. Помимо старинного русского титула князя, Петр ввел также титул светлейшего князя и присвоил его своему ближайшему сподвижнику А. Д. Меньшикову, происходившему из незнатного дворянского рода.

ПУНКТ 9−10

В пунктах чувствуется влияние датского законодательства, в котором довольно подробно была регламентирована придворная служба дам. Пункт 10 говорит именно о придворной службе самих женщин, независимо от положения их мужей и отцов. То, что ранги за свою службу могли получить и женщины, свидетельствует о серьезных переменах в их правовом положении (имеются в виду представительницы господствующего класса).

ПУНКТ 11

Положение, согласно которому за достижение высокого чина лицу из непривилегированных сословий присваивалось дворянство, было известно европейскому законодательству. Все чиновники статской службы получали потомственное дворянство по достижении 8-го ранга. Данный пункт существенно изменил правовое положение дворянства, которое теперь могло пополняться за счет талантливых выходцев из других сословий. Однако дворянство продолжало быть замкнутым сословием, и доступ в него оставался затрудненным.

Пункт был обращен только к чиновникам, служащим по гражданскому ведомству. Это объяснялось тем, что Остерман, включивший его в проект, военной служб вообще не касался.

ПУНКТ 12

В пункте говорится о случаях, когда одно и то же лицо занимает две и более должности, относящиеся к различным рангам. Возможность подобного совместительства во время правления Петра появилась в связи с бурным ростом государственного аппарата, с одной стороны, и нехваткой людей, способных исполнять государственную службу, с другой. В рассматриваемом пункте вопрос решен достаточно четко: лицо во всех случаях обладает правами, предоставляемыми ему высшим рангом, кроме случаев исполнения им низшей должности.

ПУНКТ 13

По Табели о рангах Петр ввел в России строгое разделение между военной и гражданской службой. До Табели чины жаловались за заслуги независимо от исполняемой службы. Новые военные чины были введены Петром раньше гражданских.

Представляется, что первая половина пункта носит временный характер: пока есть 1нужда 0 в годных к гражданской службе дворянах. Отсюда и определенная раздвоенность между должностью и рангом, которая не должна была быть такой резкой. Поэтому возможно было большое количество злоупотреблений при присвоении рангов Сенатом, и Петр особо подчеркивает, что эта область деятельности Сената ставится под контроль фискалов, хотя, строго говоря, они и так должны были бы за этим следить.

Во второй части пункта устанавливается обычный порядок прохождения гражданской службы, при котором вакансии замещаются путем продвижения по службе, а не со стороны, т. е. каждое государственное учреждение должно было воспитать свои кадры. Для этого создается резерв из молодых дворян, зачислявшихся в чин коллегии юнкеров и получавших в связи с этим 14-й ранг. Число их не должно было превышать семи человек. Основной их обязанностью было обучение делу.

ПУНКТ 14

Этот пункт развивает положения XXXVI главы Генерального Регламента «О молодых людях для обучения при канцелярии». Но в отличие от Регламента, в котором речь шла о том, чтобы будущие чиновники прилежным списывание дел в письме и арифметике обучались, Табель о рангах предъявляет к ним более высокие требования. Н. А. Воскресенский показал, что в основу данного пункта лег указ Петра о производстве в чины гражданской службы после установленных сроков службы в предыдущих чинах, с учетом полученного образования за границей и у себя в Отечестве, от 7 марта 1721 года. Петр, включивший пункт в проект уже после обсуждения его в Сенате, устанавливает в нем, что право получить чин и стать членом коллегии юнкеров имели лишь те, которые были испытаны в своих знаниях в коллегиях, а затем представлены Сенату. Согласно законодательству, никто в вышний градус и до министерского чина произведен быть не может, минуя нижние чины (глава XXXVI Генерального Регламента).

Молодые дворяне, получившие чин коллегии юнкеров, изучали делопроизводство, экономику и право. Совершенствовать свои знания их посылали за границу. Таков идеальный порядок начала прохождения службы. Но законодатель в порядке исключения допускает нужды ради и за оскудением ученых прием лиц, которые не учились. Они зачислялись титулярными коллегии-юнкерами и чина не получали. В Табели о рангах совершенно определенно прозвучала мысль об обязательности обучения дворян для работы в аппарате государственного управления.

ПУНКТ 15

Пункт был написан самим Петром. В нем говорится о присвоении потомственного дворянства офицерам начиная с 14-го ранга. Этот порядок был обусловлен желанием правительства укрепить армию, более всего нуждавшуюся в толковых офицерах.

При окончательной доработке пункта был использован указ Петра об установлении дворянства для обер-офицеров не из дворян и для их потомков от 10 января 1722 года. В Табель внесли положение, согласно которому дворянство получали все лица, ставшие обер-офицерами, а также их дети, родившиеся после присвоения отцу обер-офицерского чина. Дети же, родившиеся ранее, оставались в прежнем сословии, но отец мог ходатайствовать о записи во дворянство одного сына.

Позднее было выведено понятие личного дворянства. Чиновники, дослужившиеся по гражданской службе до 8-го ранга, и обер-офицеры получали потомственное или, как его называли в быту, столбовое дворянство. Чиновники 14−9-го рангов стали впоследствии рассматриваться как получившие личное дворянство, т. е. обладали рядом льгот и преимуществ потомственного дворянства: были освобождены от телесных наказаний, от рекрутской повинности, от податей, но не имели права передать дворянство своим детям, не могли иметь крепостных крестьян и участвовать в корпоративной жизни дворянства.

ПУНКТ 16

Абсолютизм зорко следил за законностью получения дворянства. Права и преимущества, которые давало дворянство, привлекали многих, и возникали многочисленные случаи самозванства. Для борьбы с таким явлением и предусматривается комплекс мер по проверке чистоты дворянского сословия. С этой целью используется опыт западноевропейских стран, где дворянству выдавались дипломы и присваивались гербы. Обязанность выдавать их была возложена на герольдмейстера, должность которого была учреждена в 1722 году.

«Табель в данном пункте впервые узаконивает гербы. До середины XVII века Россия гербов не знала. Они пришли из Польши и Украины».

В пункте говорится и о пожаловании дворянства не за службу.

Отмечается, что это исключительная прерогатива императора. Порядок рассмотрения прошений о даровании дворянства установлен следующий: в первой инстанции их должен рассматривать Сенат, а во второй — сам император.

Служба и личные заслуги могли открыть дорогу в сословие дворян сравнительно немногим. Тем не менее, под знатным дворянством Петр понимал не только выходцев из древнейших русских знатных родов. На запрос Сената в 1724 году к императору, считать ли за знатное шляхетство тех, которые имеют более ста дворов, или же по рангам, Петр ответил: «Знатное дворянство по годности считать».

ПУНКТ 17

Пункт был включен в проект Табели только в 1722 году. На ноту, содержащуюся в нем, оказало влияние законодательство Дании и, особенно, Пруссии. Там известные должности давали определенные привилегии, пока их занимали; уходя в отставку или на другую должность, лицо лишалось всех привилегий. Пункт перечисляет аналогичные должности применительно к России и полностью соответствует пп.4 и 6 Табели.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой