Анализ картины Теодора Жерико "Плот Медузы". Реминисценция с отрывком из книги Джулиана Барнса "История мира в 10, 5 главах"

Тип работы:
Творческая работа
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Факультет современных иностранных языков и литературы

Направление «Филология. Зарубежная филология. Английский язык и литература»

Творческая работа

Анализ картины Теодора Жерико «Плот Медузы». Реминисценция с отрывком из книги Джулиана Барнса «История мира в 10,5 главах» (на материале пятой главы)

студентки II курса

Тимиркиной Марии Эмильевны

Теодор Жерико — французский художник начала XIX в., в творчестве которого соединились черты классицизма, романтизма и реализма. Родился художник в Руане, получил очень хорошее образование, проходя обучение в лицее.

В 1817 г. художник совершил путешествие в Италию, где занимался изучением искусства Возрождения. После возвращения из Италии Жерико обратился к изображению героических образов. Его взволновали события, связанные с гибелью фрегата «Медуза». При кораблекрушении из 140 человек экипажа спаслись только 15. Они сумели высадиться на плот, и их 12 дней носило по морю, пока спасенных не подобрал бриг «Аргус». Как утверждали многие, катастрофа произошла по вине капитана, который был взят на судно по протекции.

Эти события явились сюжетом для масштабной картины художника, которая называется «Плот „Медузы“». На огромном полотне изображены люди на плоту, только что заметившие на горизонте корабль [100 художников XX века 1999: 208].

Картину «Плот „Медузы“» художник создавал около года. Перед тем как начать картину Жерико обрил себе голову. Художник нуждался в уединении и покое. Поэтому он обрил голову, чтобы ни с кем не видеться. Он заперся у себя в студии и вышел, только когда закончил свой шедевр.

«На полотне Жерико „Плот „Медузы““ нет героя, зато увековечены безымянные люди, страдающие и достойные сочувствия. В композиции картины художник верен традиции классической живописи: все полотно занимает пирамидальная группа скульптурно вылепленных, объемных человеческих тел. Персонажи картины даже в минуты отчаяния сохраняют величие. И лишь страстное движение, которым проникнута вся группа, нарушает равновесие. Композиция картины построена на двух пересекающихся диагоналях, которые должны были подчеркнуть и стремление людей туда, где виднеется спасительный корабль, и стихийное встречное движение ветра, надувшего парус и относящего плот прочь. Резкое освещение сверху контрастно подчеркивает напряжение героев картины.» [Тропинин 1989: 305]

Как мы видим, на полотне основное движение развивается по диагонали в направлении друг к другу. Здесь прослеживаются традиции барокко. Также стоит отметить резкие контрасты света и тени, которые в данной ситуации создают сильную эмоциональную нагрузку и стойкое психическое напряжение. Следует упомянуть, что романтики, как и представители барокко, в отличие от классицистов, обращаются к крайним проявлениям эмоций. Напомним, что в классицизме присутствует строгость форм и выверенность линий, строгое подчинение каноном этого жанра, что находит свое отражение в произведениях, созданных в традициях этого жанра. Чего нельзя сказать о жанре барокко, где эмоции выходят на первый план. Таким образом, человек в этой концепции не подчиняется разуму, а живет и действует во власти чувств. Герой, обуреваемый эмоциями, в большинстве случаев не контролирует себя, отсюда различные конфликты с социумом и просто окружающим миром. Таким образом, мы можем видеть, что картина находится на стыке классицизма и барокко, что отчетливо прослеживается в смешении этих традиций при изображении художником трагического сюжета. Это можно объяснить тем, что художник жил и творил во время, если и не борьбы, то противодействия, этих двух направлений.

«Цветовая гамма картины очень сурова и мрачна, лишь изредка кое-где появляются пятна яркого света. Сам стиль изображения, точность и скульптурность в прорисовке человеческих тел говорят о том, что работа выполнена в художественной манере классицизма. Однако сюжет картины — современный и весьма конфликтный — позволяет отнести это произведение к числу шедевров романтизма. Впервые художником были показаны динамично сменяющиеся психологические состояния людей, бурный драматический конфликт со стихией.» [Турчин 1982: 295]

Также стоит отметить цветовое решение, к которому прибегает автор на своем полотне. На картине мы видим оттенки холодного красного, темно-синего и грязно-серого и коричневого, которые символизируют общую безысходность и трагичность положения людей, находящихся на терпящем бедствие плоту. Таким образом, данная цветовая гамма создает гнетущую атмосферу уныния и безвыходности, но вместе с тем на картине мы можем наблюдать яркие пятна белого цвета, которые в свою очередь могут символизировать надежду на лучшее светлое будущее.

«Колорит картины почти монохромен. Тусклые краски характеризуют образ с какой-то безжалостной откровенностью. Вода вдали словно светится, хлопья пены падают на доски плота. За плотом поднимается гигантская волна, готовая ввергнуть оставшихся в пучину океана.» [Воротников 1997: 153]

Стоит отметить, что на картине есть портретные изображения действительных участников событий — врача Савиньи и инженера Корреара. Они оба спаслись в ужасной катастрофе и позировали Жерико во время написания картины. Следует подчеркнуть, что художника интересовала ситуация борьбы человека со стихией и героическая победа над ней. Отсюда, можно сделать вывод, что автор размышлял над проблемой выживания человека в экстремальных условиях на грани человеческих возможностей организма, что непосредственно находит свое отражение на полотне. Но это не единственная проблема, которой коснулся Жерико в своей работе. Он также размышлял на темы взаимного сосуществования людей в социуме. Его картина, точнее образ тонущих люди на ветхом плоту, является аллегорией людей, находящихся в затруднительных и нестабильных условиях в обществе. Следует провести реминисценцию с книгой Джулиана Барнса «История мира в 10,5 главах», а именно с пятой главой этого постмодернистского романа второй половины двадцатого века (1989 г.). В своей книге автор рассматривает ряд общечеловеческих проблем в философском аспекте. Барнс обращает внимание читателей на некомпетентность морских офицеров фрегата «Медуза», коррумпированность Королевского флота, бессердечное отношение представителей правящего класса к тем, кто находится рангом ниже. В более широком смысле можно подразумевать действия людей, которые живут и выживают за счет других, вопреки благу других людей. Отражение этой проблемы мы можем видеть и на полотне Жерико, где множество человеческих образов подразделяется на живых людей, смотрящих с надеждой на виднеющуюся вдали точку на горизонте, отдаленно напоминающую силуэтом судно; и на бездыханные человеческие тела, статично лежащие в причудливо уродливых положениях на ветхом плоту. Все люди изображены в своеобразном клубке из сплетенных человеческих тел. Живые и мертвые. Художник тем самым аллегорично показывает связь между жизнью и смертью, её неразрывность.

Каннибализм, описанный пятой главе романа Барнса, стал своеобразным итогом кровавой бойни на ветхом плоту, ставшем жалким приютом на две недели терпящей бедствие группе людей. У Жерико на полотне нет шокирующе кровавых подробностей и фрагментов, ярко представляющих каннибализм. Но мы можем видеть подобие этому в образе двух мужчин, когда один вцепился зубами в спину другого.

Жерико на своей картине запечатлел момент приближающегося спасения в виде еле виднеющегося корабля на горизонте. Реакция на это действие различна. Часть людей утратила всяческую надежду на избавление от мук и страданий, смирилась с приходом своей скорой смерти; другая группа энергично размахивает руками в сторону приближающегося корабля, пытаясь тем самым привлечь наибольшее внимание экипажа судна. Они, как мы можем видеть, не пали духом и верят в ближайшее спасение.

В книге Д. Барнса аллегорией надежды и скорого спасения является белая бабочка, которая, по рассуждениям людей на плоту, может обитать только вблизи суши.

«Иные же увидели в этой обыкновенной бабочке знамение, вестницу Неба, белую, как Ноев голубь. Даже скептики, не верящие в Божий промысел, осторожно согласились с тем обнадеживающим соображением, что бабочки недалеко от твердой земли». [Барнс 2005: 133]

На полотне художник не изобразил белокрылой бабочки, но символом приближающегося спасения является светлая цветовая гамма, красками которой художник расписал небо вдоль линии горизонта. В отличие от цветового решения вокруг людей, находящихся на плоту. Тем самым художник небесным просветлением символизирует надежду на спасение, которая появилась вместе с кораблем на горизонте.

Список использованной литературы

картина плот жерико барнс

1. Барнс Д. — М.: АСТ: ЛЮКС, 2005.

2. Тропинин В. А. (под ред. М.М. Раковской). — М: Изобразительное искусство, 1982.

3. Турчин В. С. Теодор Жерико. — М: Изобразительное искусство, 1982.

4. Филимонова С. В. История мировой художественной культуры. — Мозырь: Белый ветер, 1997.

5. 100 художников XX века 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой