Кадровый состав выборных партийных и советских органов региональной власти второй половины 1920-х годов: На материалах Нижегородской губернии и Вотской автономной области

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
273


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В современной отечественной историографии все больший интерес вызывает вопрос взаимоотношения общества и власти в России, особенно в её новейший период. Данная проблема имеет не только научный, но и общественно-политический интерес. Сегодня, когда в России строится гражданское общество, необходимо изучение становления политической системы страны на отдельных этапах её развития, и на разных уровнях функционирования государственной системы — общегосударственном и региональном.

Еще в начале XX века произошёл стремительный переход от монархии к & laquo-прямой демократии& raquo- - советам. Именно в этом бурном процессе переустройства политической системы развивалась история представительных учреждений России. Значительный интерес вызывает конкретно-исторический опыт функционирования советов и партии, взаимоотношения общества и власти в СССР. Его изучение приобретает на современном этапе особое значение и привлекает внимание специалистов разных областей гуманитарного знания — философов, историков, политологов.

В последнее время появилось значительное количество работ, в которых исследуются различные аспекты этой проблемы. Появляются многочисленные публикации документов. Сформулированы важные выводы и обобщения, касающиеся общих вопросов данной темы. При этом историков все больше интересует региональный аспект темы общества и власть, до последнего времени один из наименее изученных. На наш взгляд, без привлечения региональной проблематики не возможна ни разработка целостной научной концепции истории отечества XX века, ни глубина обобщений исторического опыта, которая может оказать влияние на практику развития страны. Все это и определяет научную значимость и общественно-политическую актуальность темы исследования.

Следует так же подчеркнуть источниковедческий аспект избранной темы. Дело в том, что сегодня историческая наука располагает исключительной возможностью введения в научный оборот широкого комплекса исторических источников, анализ которых дает возможность выявить специфику местной, региональной политической истории. Здесь исключительно важным является вопрос источников, разработка методик и приёмов анализа исторических документов, изучение и обобщение исторической информации. Это еще одно обоснование актуальности избранной темы.

Вопросы формирования выборных органов власти в отечественной историографии изучены достаточно глубоко. Это традиционная тема для советской исторической науки, которая наряду с научными вопросами решала идеологические и пропагандистские задачи, стараясь показать сложившуюся систему & laquo-вершиной»- подлинной демократии и народовластия.

В истории разработки интересующей нас темы можно выделить пять этапов.

На первом этапе 1925 — 1929 годов изучение советов, их деятельности имело непосредственно практическое значение, что нашло отражение в научной и научно-популярной литературе. В это время государственные и партийные деятели публиковали работы, которые, как они надеялись, будут способствовать совершенствованию советского аппарата, станут своеобразным руководством к действию местных советских работников. В них содержится много ценного материала, характеризующего эволюцию теоретических взглядов на советское строительство тех, кто стоял во главе реформ или бьш их активным проводником.

Среди публикаций тех лет можно найти и работы по истории центральных и местных советских и партийных органов, обобщающих опыт проводимых преобразований политической системы государства, в которых содержится достаточно широкий фактический материал, даются первые оценки деятельности советов, месте партии в системе управления страной, её взаимоотношения с советами, эффективности советской системы вцелом. Л

Идеологическая заданность и практическая направленность первых работ, разумеется, накладывала свой отпечаток на труды, увидевшие свет в 192 0-е годы, но в то время еще бьши возможны дискуссии и различные подходы, даже в рамках государственной идеологии, по тем или иным вопросам истории и современности.

1. Бауман К., Любимов И. Партия и оживление советов. М., 1925- Зиновьев Г. Е. Как большевики строят государство рабочих и крестьян: по отчету Центрального комитета XIII съезду РКП (б), М., 1924- Киселев A.C. Городские советы и вопросы массовой работы в них. М. — Л., 1926- Каганович Л. М. Как улучшить работу советов в деревне. М., 192 4 — Он же. Очередные задачи партийной работы после XIY конференции РКП (б). Харьков, 1925 — Он же. Партия и советы. М. — Л., 192 8 — Молотов В. М. О работе партии среди деревенской бедноты. М. — Л., 1925- Он же. Выборы в советы и задачи рабочего класса. Л., 1928.

2. Ананов И. Н. Местные органы Советской власти. М. — Л., 1925- Арбузов М. Ф. Выдвижение рабочих и крестьян в госаппарат. М., 1929- Болдырев М. Ф. Оживление советов. М. — Л., 1926- Бродович С М. Губернские съезды советов и губиспол-комы. М., 1928- Бурак Ю. А. Сельские советы и волисполкомы. Л., 1926- Комаров Н. Г. Лицо классового врага. Л., 1929- Лужин А., Ревунов М. Низовой советский аппарат. М., 192 9 — Игнатьев В. И. Советская власть и стоящие перед ней задачи. Л., 1925- Михайлов Г. С. Местное советское управление. Учебное пособие для вузов и комвузов. М., 1926- Петере Я. А. Очищение советского аппарата. М., 1929- Чугунов С И. Что показали последние перевыборы советов. М. — Л., 1926- Яковлев Я. А. Ячейка и Советы в деревне. М., 1925.

Иначе складывалась обстановка на втором этапе изучения этой темы, охватывающем 193 0 — первую половину 1950-х годов. Под влиянием укрепившейся диктатуры И. В. Сталина схоластика и догматизм стали господствовать в исторической науке. Многие темы становятся запретными, а разработка других резко сокращается. К последним относится история советов периода НЭПа.

В условиях беззакония, раскручивавшегося маховика репрессий, подлинная история представительных органов власти была не только не нужна правящей партийно-правительственной верхушке, но и опасна. К тому же новая экономическая политика стала & laquo-лишней»- и её предпочитали не изучать, а замалчивать. Все это привело к тому, что в этот период практически не выходит научных работ, посвященных советскому строительству в послереволюционное десятилетие.

Начало третьего этапа советской историографии принято связывать с XX съездом КПСС, осудившим культ личности Сталина. Поворот к демократизации политической жизни вызвал интерес историков к проблемам советского строительства. Большое значение имела публикация новых архивных документов, расширение источниковой базы исследований. Появляются научные труды, посвященные истории советов, становлению и развитию центральных и местных выборных органов власти. Л

3-. Кукушкин Ю. С. Роль сельских советов в социалистическом переустройстве деревни (По материалам РСФСР). М., 19 62 — Он же. Сельские советы и классовая борьба в деревне { 1929 — 1 932). М., 1 968 — Найда С. Ф., ред. Советы за 50 лет. М., 1967- Лепешкин А. И. Местные органы Советского государства. М., 1959.

Однако историки все еще продолжали находиться в плену трактовок и подходов & laquo-Краткого курса ВКП (б)". Негативное влияние оказывало и то, что многие политические деятели, игравшие большую роль в 192 0-е годы, в это время не были реабилитированы и историки были вынуждены трактовать их деятельность и взгляды в старом ключе.

Все это приводило к ограничению уровня теоретического осмысления противоречивых процессов формирования советов, иллюстративно-описательному подходу, к необъективному анализу деятельности партии, стремлению, во что бы то ни стало, обосновать её руководящую роль в обществе как объективную закономерность социалистического строительства.

Начавшаяся в 1985 году перестройка существенно повлияла и на состояние исторической науки, ознаменовав начало четвертого этапа. Идет переосмысление прошлого. Много уделяется внимания истории НЭПа, в котором видели аналоги наметившихся во второй половине 1980-х годов преобразований. Однако проблемы истории советов этого периода решались в публикациях историков однобоко. Л

С началом 1990-х годов начинается новый, пятый этап историографии. Крушение советской системы заставило историков по-другому подойти к проблемам сущности советов, их жизнестойкости и возможностям функционирования на принципах демократии. Хотя круг современных работ сравнительно узок, но постановка вопросов, требующих серьезного изучения, определения новых подходов к проблеме весьма

4. Олейник H.H. Деятельность коммунистической партии по укреплению Советов. Харьков, 1989- Селиванов A.M. Организационное укрепление советского государственного аппарата в 1921 — 1925 годах. Ярославль, 1985- Шерстенева Г. С. Перестройка организации и деятельности советов в 1921 — 1925 годах. Куйбышев,

1 98 9. показательнал.

В них рассматриваются становление и эволюция административно-командной системы, место и роль в ней советов и партии, причины неэффективности советской формы правления и т. д.

В настоящее время изучение вопросов новейшей отечественной истории вряд ли может быть успешным без решения целого ряда проблем историографии источниковедения. Сегодня историки, обращаются к новым темам, ранее закрытым для историографии, и сталкиваются при подходе к ним с таким новым явлением, как открытость архивов, с не быва-льм прежде объемом и разнообразием источников. Эти объективные сложности требуют от историка для того, чтобы решать исследовательские задачи, проведения довольно сложной работы с источниками. Поскольку он сталкивается с массовыми источниками, возникает вопрос о новых, не традиционных методиках их изучения. К таковым относятся методы количественного анализа (исторической информатики), применение которых дает большой эффект в разработке многих проблем новейшей отечественной истории.

Современный этап развития исследований с использованием количественных методов характеризуется не просто ростом их числа, расширением сферы применения, многообразием программного обеспечения для решения различных

5. Гимпельсон Г. Е. Политическая система и нэп: неадекватность реформ //Отечественная история. 1993. № 2- Он же. Путь к однопартийной диктатуре // Отечественная история. 1994. № 4 — 5- Он же. Формирование советской политической системы. М., 1995- Дегтев С И. Крестьянство и формирование низовых властных структур в 1920-е годы // Власть и общественные организации России в первой трети XX века. М., 1993 — Киселев А. Ф., Чураков Д. О. Бюрократия и нэп // там же- Соколов А. К. Советы от власти иллюзий к иллюзии власти // Формирование административно-командной системы. М., 1992. исследовательских задач, как конкретного, так и общего плана, наличием множества информационно-поисковых систем и словарей, разнообразием и совершенствованием методических приемов и средств, но, прежде всего постановкой таких исследовательских задач, которые трудно или вообще невозможно решить традиционными методами исторической науки Л.

Сегодня в сфере применения количественных методов оказалась и политическая история страны, особенно ее новейший период, которая была отражена в массовых источниках. К ним можно отнести- анализ составов различного рода выборных органов, в частности депутатов съездов советов после 1917 года и другие темы. Применение количественных методов поставило целый ряд проблем источниковедения новейшей истории, в частности достоверности, репрезентативности конкретно-исторических данных, получаемых при анализе, как массовых источников, так и нарративных — текстовыхЛ.

6. Ковальченко И. Д., Устинов В. А. О применении ЭВМ для обработки историко-стати-стических материалов // Вопросы истории, 1964. N 1. Массовые источники по социально-экономической истории России эпохи капитализма. М., 1979- Массовые источники по социально-экономической истории советского периода. М., 1979- Массовые источники по истории советского рабочего класса периода развитого социализма. М., 1981. Соколов А. К. Делегаты — рабочие на 1 съезде Советов СССР: (Анализ жизненных путей делегатов и их влияние на формирование состава съезда) //Рабочий класс и современный мир. 1984 ^ 4.- Соколов А. К. Методика обработки анкет делегатов съездов советов как источника для изучения высших представительных органов власти // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1986. Т. ХУ1.- Наумов О. В., Петросян Л. С, Соколов А. К. Кадры руководителей, специалистов и обслуживающего персонала промышленных предприятий по данным профессиональной переписи 1918 года //История СССР. 1981. N 6. Общество и власть. Российская провинция 1917 -1980-е годы. Москва — Нижний Новгород — Париж 2002.

7. Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях. М., 1981. С. 65.

Объектом исследования мы избрали формирование региональных выборных органов власти Нижегородской губернии и Вотской автономной области во второй половине 1920-х годов.

Предметом исследования является изучение избирательных кампаний по выборам губернских и областных съездов советов и партийных конференций, их количественный и качественный состав, деятельность выборных органов по проведению политики & laquo-оживления»- советов 192 6 — 192 9 годов.

Цель исследования заключается в анализе количественного и качественного состава региональных выборных органов власти и его влияние на характер взаимоотношений партии и советов во второй половине 1920-х годов. Задачи исследования:

1. Методами количественного анализа источников выяснить количественные и качественные характеристики состава региональных выборных органов власти.

2. Определить схему формирования выборных органов власти и методику организации отчетно-выборных кампаний.

3. Проследить динамику изменений делегатского и депутатского корпусов.

4. На основе количественного анализа анкетных данных составить & laquo-социальный портрет& raquo- работника выборных структур власти (возраст, социальное происхождение, образование, политический опыт и др.).

5. Проследить характер взаимоотношений между партией и советами в ходе осуш- ествления политики & laquo-оживления»- советов. б. Сформировать источниковый комплекс анкет делегатов и депутатов выборных органов и представить его в виде банка данных (архива машиночитаемых данных). Хронологические рамки диссертационного исследования обусловлены тем, что выбранный нами период является переломным в истории нашей страны. Обострившаяся ситуация из-за кризисов нэпа и политическая борьба в руководстве партии не могли не отразиться на развитии политической системы и органов власти. В эти годы происходит радикальное изменение в системе управления страной и во взаимоотношениях органов власти.

Территориальные рамки исследования. Нижегородская область, губерния в прошлом, громадный Волго-Вятский регион в истории России, население данного обширною региона оказывало на развитие экономической, социальной, культурной, политической, духовной жизни страны в целом огромное влияние. С одной стороны, нижегородская история отразила в себе общие тенденции исторического развития, а с другой, в ней проявились такие особенности, без знания которых невозможно понимание общероссийской истории.

Вотская автономная область была типично сельскохозяйственным регионом. Крестьянское хозяйство составляло 90% её экономики. Кроме того, она являлась национальным образованием, коренное население Удмурты, составляли 8 0% населения. В исследование региона она вносит национальные черты, что для многонациональной страны весьма важно. На её территории проживало около одного миллиона человек. В 192 9 году BAO вошла в состав Нижегородского края.

В истории этих регионов отразились общероссийские и региональные особенности развития, что дает возможность сравнительного анализа и изучения Волго-Вятского региона согласно специфике исследуемой темы.

Научная новизна исследования.

1. Её тема является частью общероссийского исследовательского проекта под общим названием & laquo-Номенклатура СССР 1917 — 1991 годы& raquo-, организованного Институтом Российской истории РАН и Центральным государственным архивом социально-политической истории.

2. На основе созданного источникового комплекса исследуется количественный и качественный состав выборных органов региональной власти.

3. Делается попытка анализа взаимоотношений партийных и советских органов власти в контексте изменений и динамики развития кадрового состава.

Методологическая основа исследования. В основе работы лежат общеисторические методы, принципы историзма, научной объективности, а так же конкретные методы исторической науки: хронологический, историко-сравнительный, методы исторической информатики. Особое значение имеет применение методов источниковедения массовых исторических источников, это, прежде всего, методы количественного анализа (многомерный статистический анализ и контент-анализ).

Необходимость применения количественных методов анализа обусловлена: во-первых, наличием обширного источ-никового комплекса анкет депутатов съездов советов различного уровня, делегатов партийных конференций, сотрудников партийных и государственных структур, во-вторых, степенью изученности отдельных периодов истории советского государства второй половины 1920-х годов, которая является предметом диссертационного исследования.

В настоящее время привлечение этого массива источников дает возможность получить богатейшую информацию по социальной и политической истории советского общества. Применение количественных методов облегчает исследователю эту задачу.

Источниковая база исследования. Для проведения исследования нами используются документы советских и партийных органов власти Губернского комитета ВКП (б), Губернского исполнительного комитета Нижегородской губернии, Областного комитета ВКП (б) и Областного исполнительного комитета Вотской автономной области, хранящиеся в фондах Государственного общественно-политического архива Нижегородской области (ГОПАНО), фонд № 1, ГубК ВКП (б), в Государственном архиве Нижегородской области (ГАНО), фонд № 5 6 ГубИК, Государственном общественно-политическом архиве Удмуртской республики (ГОПАУР), фонды № 1 — 2, Обком ВКП (б) BAO, Государственном архиве Удмуртской республики (ГАУР), фонды № 164, 195 ОБИК BAO.

Это следующие виды и группы документов: материалы партийных конференций и съездов советов, протоколы, отчеты мандатных комиссий, переписка.

Особое место в работе занимают анкеты делегатов партийных конференций и депутатов съездов советов. В архивах хранятся тысячи анкет. Нами этот массовый источник представлен в виде банка данных, который может быть проанализирован с применением методов количественного анализа. Следующую группу источников составляют так же выступления руководства губернии и области, они сохранились в архивах и частично публиковались в печати. Еще один вид источников, использованный в нашей работе, местная губернская и областная печать, газеты и сборники материалов агитационного плана издаваемых к выборам.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что впервые для исследования вводится комплекс массового исторического источника, созданный на основе анкет делегатов партийных конференций и депутатов съездов советов регионального уровня. Кроме того, нами создан архив машиночитаемых данных, который позволяет рассматривать все анкеты как единый исторический источник. Он направлен в институт Российской истории РАН, а так же хранится в ГОПАНО. На его основе, предпринята попытка, связать изменения. Он может быть использован историками для решения других исследовательских задач, по региональной истории 1920 — 1930-х годов, подготовке и чтению курса исторической информатики.

Проведенная нами работа и результаты исследования могут служить наглядньм примером для развития данных исследований в различных регионах нашей страны. Это существенно расширит источниковую базу советского периода истории России и позволит создать общероссийскую картину структуры формирования выборных органов власти.

Структура исследования. Структура диссертации обусловлена целью, задачами и предметом исследования, разработана в соответствии с научной методологией познания и отражает логику диссертационного исследования.

Диссертация состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, примечаний, списка литературы и источников и приложений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В нашей работе мы поставили цель проанализировать взаимоотношения партии и советов, политику & laquo-оживления»- советов, кадровый состав делегатов партийных конференций и депутатов съездов советов Нижегородской губернии и Вотской автономной области, в 1925 — 192 9 годах. Для решения данной цели мы обратились во-первых, к исследованию формирования выборных органов власти регионального уровня, во-вторых к анализу анкет делегатов выборных органов, с привлечением методов & laquo-Исторической информатики& raquo-- в-третьих, к изучению отчетов мандатных комиссии и стенограмм съездов и конференций, в-четвертых, к документам губкома, обкома ВКП (б) и ГПУ, характеризующим политическое состояние.

Анализируя формирование выборных органов власти мы пришли к выводу, что большое влияние на жизнь в исследуемых регионах оказывала политика НЭПа, в том числе на реорганизацию советов и партии, разветвленная сеть которых пронизывала весь государственный аппарат сверху до низу. Поэтому любое преобразование приводило к большим изменениям советских и партийных органов, находя отражение на их структуре и методах работы.

В целом можно выделить следующие направления реформ их деятельности во второй половине 1920 годов:

1. Советское и партийное строительство находилось в тесной зависимости от курса развития страны, принимая формы, характерные для каждого периода. В 192 6 -1927 годах неудача углубления НЭПа привела к тому, что прежние реформы, хотя и сохранялись формально, но были сильно ограничены, проводились по инерции.

Крах нэпа стал одновременно крахом созданной системы управления.

2. Реформы государственной системы проводились по двум направлениям: а) & laquo-оживление»- советов, как административно-хозяйственных органов. Значительные успехи достигаются только в 192 6 — 1927 годах. Восстановление народного хозяйства, укрепление бюджета советов, накопленный опыт реформ позволили усовершенствовать структуру, улучшить делопроизводство, повысить эффективность советов. Вместе с тем с конца 1927 года начинается новая политическая линия, а с ней чистки и массовая сменяемость руководства местных органов власти. Вся деятельность партии направлена на создание совершенно новых органов местного управления. В задачу, которых входило решение совершенно новых задач, кардинально отличных от периода НЭПа, б) изменение отношений партии к советским органам, создание такой системы управления страной, когда определяющее и решающее значение станет иметь партийный аппарат, как руководящая структуры государства, в) использование системы советов для обеспечения социально-экономических преобразований.

3. Создание партийно-советской номенклатуры из представителей рабочего класса и крестьянства, которые бы стали основной структурой управления после упразднения чрезвычайных структур. К концу 1920-х годов этот процесс получил большое развитие, но бьш прерван с становлением сталинской диктатуры.

4. Активизация партийных организаций в системе управления страной, прежде всего первичных, для поднятия авторитета партии в глазах населения. Для этого советско-партийные отношения сводились к двум категориям: во-первых, на уровне президиумов губернского, областного и частично уездного исполнительных комитетов советов, президиумы, как правило, бьши укомплектованы коммунистами, пользующимися доверием центра, обладающими навыками административной работы, таким образом, президиум превращался фактически в отдел партийного комитета, имея благодаря этому значительные полномочия и сферу деятельности. Во-вторых, деятельность высшего партийного руководства по отношению к местным советам была направлена на демонстрацию возрастающего внимания государства к нуждам населения, на самом деле к превращению местных советов в основное орудие проводимой ЦК ВКП (б) политики, отсюда не случайно высказывание И. Сталина: & laquo-Надо установить специальные меры, вплоть до исключения из ЦК и из партии, против тех, которые, попытаются нарушить секретность решений партии, её ЦК, её политбюро& raquo-"-"-"-.

Поэтому, исходя из тех задач, которые ставило партийное руководство страны, происходило формирование выборных органов власти на местах, их деятельность и взаимоотношения. Проведённый нами анализ перевыборных кампаний, анкет делегатов партийных конференций и депутатов съездов советов, стенограьш, а так же отчетов мандатных комиссий и отчетов ГПУ в Нижегородской губернии и Вотской

1. Сталин И. В. Вопросы ленинизма. М., 1952. С. 293. автономной области, яркое тому свидетельство.

Частые перевыборы и большая сменяемость партийных и светских структур, а так же требования составлять и направлять в центр статистические отчеты породили большой комплекс анкет партийных и советских работников регионального уровня, которые мы попытались анализировать в диссертационном исследовании.

Анкеты представляют собой широко распространенный вид массовых источников, который нами был рассмотрен как единый источниковый комплекс. Данный источник союзного и российского уровня разработан достаточно подробно в советской и российской историографии. Методика анализа анкет с помощью методов исторической информатики разрабатывалась советскими историками начиная с 70-х годов XX века. На данную тематику написано большое количество работ. Однако подобное исследование регионального уровня проведено впервые. На основе статистической обработки, систематизации анкет делегатов трех губернских партийных конференций и анкет депутатов губернских съездов советов, был создан банк данных, который можно рассматривать, и исследовать как новый исторический источник, содержащий обширный массив информации поддающийся количественным методам анализа при исследовании широкого круга исследовательских задач.

Банк данных созданный нами хранится в архивах ГОПАНО Нижнего Новгорода. В нашей работе он представлен в & quot-Итоговой таблице& quot- и таблице & quot-Депутат"-, приведенных в приложениях к диссертации. Создание банка данных — один из полученных результатов нашего исследования.

На основе анализа банка данных, обобщенных анкет делегатов губернских партийных конференций и депутатов съездов советов мы попытались составить обобщенный социально-политический портрет делегата партконференций и депутата съезда советов губернского уровня. Портрет политического деятеля, местного уровня, от которого зависела во многом жизнь губернии, области, да и страны в период с 1927 — 1929 годов.

Проведенное исследование дало следующие результаты. Во-первых, на протяжении всех 1920-х годов основная деятельность партии бьша направлена на организацию и проведение выборных кампаний, в ходе которых реализовалась задача формирования таких выборных органов, которые на местах проводили бы в жизнь решения высшего партийного руководства. Причем, как показывают документы, проводилась своеобразная селекция, в ходе которой оставались на своих постах только самые исполнительные работники выборных органов, которые, четко, не задумываясь, исполняли инструкции, циркуляры и распоряжения высшего партийного руководства. Схема организации и проведения выборов была достаточно проста, предварительно, на собраниях партийных комитетов, отбирались нужные люди и выдвигались в качестве кандидатов в депутаты и вся деятельность избирательной комиссии бьша направлена на их продвижение в местный совет. За счет частой сменяемости выборных органов, кассации итогов голосования существовала возможность быстрой смены неугодных депутатов. Во-вторых, оно подтвердило ранее выдвинутое положение о том, что к концу двадцатых годов у власти на местах стояли молодые коммунисты, вступившие в партию в период гражданской войны и революции, а так же совсем молодые люди, вступившие в партию во время & quot-ленинских"- призывов.

Таким образом, средний партийный стаж делегатов равнялся 5−10 годам. Именно этот партийный & laquo-возраст»- делегатов определял деятельность выборных органов, и именно он оказывал решающее влияние на работу губернских съездов советов и конференций. Средний возраст избранников составлял 30 — 34 года.

По социальному положению подавляющее большинство на партийных форумах и съездах советов составляли рабочие, так как партийное руководство в 1920-х годах не раз акцентировало внимание на том, чтобы в партию привлекались, прежде всего, рабочие. Упор на пролетариат делался еще и потому, что за годы развития НЭПа деревня в своей основе осереднячилась, развивалась по мелкобуржуазному пути, ориентировалась на дальнейшее развитие рыночных отношений в экономике- объективно расходилась с курсом партии на социалистическую плановую экономику.

Состав делегатского и депутатского корпуса характеризует происходившее разделение между городом и деревней в плане дальнейшего социально-экономического и политического развития. Крестьянство вступавшее в партию, даже в лице & laquo-деревенского пролетариата& raquo-, батраков и бедняков несло в партийные ряды мелкобуржуазный менталитет, отсюда постоянные чистки рядов ВКП (б) на местах. Причем центральное партийное руководство само демонстрирует методы борьбы с врагами в ЦК ВКП (б), разоблачая различные уклоны и жестоко карая всякую фракционность. Отсюда и та рьяность в чистках первичных партийных ячеек на местах. Однако необходимость увеличения численности партии приводит к тому, что объявляются новые и новые партийные наборы, после которых снова следуют чистки, таким образом, как и в советах в партии идет селекция.

Основным видом деятельности делегатов и депутатов была служба в государственных и партийных учреждениях от секретарей ячеек до секретаря губкома партии и от председателя сельсовета до руководителя ОБИК. Среди наиболее активной части делегатского корпуса преобладали секретари ячеек, что, в общем-то, характерно для партийного форума местного уровня. На съездах советов, по активности в работе, секретари ячеек делили место с председателями исполнительных комитетов, так как очень часто это были одни и те же люди.

Профессиональный состав делегатов и депутатов отличался друг от друга. Среди делегатов партийных конференции основной была профессия металлиста, а среди депутатов губернских съездов советов преобладали крестьяне (& laquo-крестьяне»- и & laquo-металлисты»- по социальному положению, однако, как уже отмечалось, в настоящее время по основной профессии они не работали). Это объясняется тем, что на партийных форумах присутствовали в основном жители городов — рабочей их части, среди которой процент коммунистов бьш достаточно высоким. Депутаты съездов советов представляли кроме городов основную массу населения губернии и области — крестьянство, а процент партийцев среди этой части населения бьш чрезвычайно низким, и коммунисты в основном занимали на местах те или иные административные и выборные должности.

По образовательному уровню среди избранников преобладали люди с низшим или начальным образованием, окончившие церковно-приходскую школу или земскую начальную с образованием один — два класса. Если, среди выступавших на партконференциях неграмотных делегатов не было, то на съездах советов, среди выступавших 5 депутатов отметили, что они неграмотны и потому просили заполнить анкету членов мандатной комиссии.

Национальный состав делегатского и депутатского корпусов так же представляет интерес. Среди населения Нижегородской губернии преобладают русские, татары, мордва, именно эти народности являются коренными. Анализ анкет показал, что среди делегатов и депутатов, преобладают лица русской национальности, потом делегаты и депутаты еврейской национальности, за ними татары и латыши. На наш взгляд это вполне закономерно, исходя из того, что среди коммунистов, процент евреев и прибалтийских народов бьш достаточно высок, еще со времен революции и гражданской войны. К этому следует добавить и то, что коренные национальные меньшинства Нижегородской губернии татары и мордва по своему социальному положению более чем на 90% бьши крестьянами. Как мы уже отмечали, крестьянство на конференциях и съездах бьшо представлено местными чиновниками, а на руководящие же должности избирались в основном русскоязычные кандидаты.

В Вотской автономной области картина национального состава бьша приблизительно такой же, как в Нижегородской губернии. Несмотря на то, что основным населением области были удмурты. Они не охотно вступали в партию, хотя ЦК ВКП (б) постоянно направлял директивы с требованием привлекать в партию коренное население BAO. Основой для этого служила национальная политика, проводимая партийным руководством, когда поощрялось избрание делегатов той национальности, к которой, принадлежало большинство население данного региона, эта политика называлась & quot-вовлечением в активную работу коренных национальных кадров& quot-. Однако удмурты, составляя в основном деревенское население, активности при вступлении в партию не проявляли. Поэтому основная часть коммунистов BAO бьша русскоязычной.

Таким образом, портрет среднего делегата, следующий: русский, 30-ти лет, рабочий, причем в последнее время по основной своей профессии не работал, а занимал какой-либо государственный или партийный пост. Иногда совмещал работу секретаря ячейки с работой в каком-нибудь партийном комитете. Общей чертой делегата являлось самое активное участие в гражданской войне. Вступил в партию этот делегат в период 1917 — 1920 годов, то есть после октябрьского переворота, в годы гражданской войны, тогда ему бьшо в среднем 23 года.

Центральное партийное руководство сделало ставку именно на эту категорию молодых людей, опьяненных духом революции и & laquo-жаждой мирового революционного пожара& raquo-, именно они стали основой партии, опорой режиму, именно они помогли ему стать тем, чем он стал в тридцатые годы. И материал анкет ярчайшее тому подтверждение. Бьша сделана ставка на молодость и безрассудство, и она оказалась выигрышной.

Еще одним, не менее важным выводом диссертационного исследования стало то, что демократия, как в партии, так и в стране, о которой постоянно заявляли партийные руководители, на самом деле отсутствовала, так как все рассматриваемые на партийных конференциях и съездах советов вопросы заранее обсуждались и рассматривались при подготовке форумов, на пленумах обкома и губкома ВКП (б). Кроме того, заранее назначались выступающие в прениях по основному докладу. Исходя из анализа текстов выступлений делегатов на партийных конференциях видно, что все они однотипны, и построены по одному плану.

Таким образом, вся работа конференций и съездов сводилась к принятию и утверждению документов, которые были подготовлены аппаратом партийных и советских органов, именно поэтому итоговые документы немногим отличаются от проектов предлагаемых руководством партийной организации.

Подводя итоги работы трех партийных конференции и двух съездов советов, следует отметить, что определяла работу этих форумов:

Во-первых, социальная группа делегатов, которую мы выше уже описали. Однако, руководили этой группой делегаты, представители губкома партии, которые готовили партийные конференции, и выступали с докладами по основным вопросам повестки дня, определяя в своих выступлениях позицию губернского комитета партии и ЦК ВКП (б) по тому или иному вопросу.

Во-вторых, влияние на ход конференции оказывало то обстоятельство, что их резолюции были подготовлены на пленумах губкома. На самой конференции, они в основном не менялись, а только дополнялись пунктами касающимися местного развития.

В-третьих, влияние состояния самой партии, то есть ее внутреннее положение, взаимоотношения руководителей партии, так как именно они определяли в этот период развитие, как партии, так и страны в целом. И от распределения сил в ЦК ВКП (б) и политбюро зависели последние решения партии.

В-четвертых, это то, что не было значительного изменения в социальном составе партии, как это написано в ряде работ. ВКП (б) оставалась рабочей партией, причем коммунисты в ней в основном бьши с десятилетним стажем и более и ссылаться на то, что отказ от НЭПа произошел из-за изменения социального состава партии и рабочего класса без серьезных оговорок на наш взгляд нельзя.

В-пятых, следует отметить, исходя из наших исследований, что внутрипартийная демократия, как раз в эти годы стала преобразовываться в диктатуру и командно-административную или сталинскую систему.

В-шестых, решения, принимаемь/е высшим руководством партии, по иерархической лестнице спускались до низовых организаций, которые должны были беспрекословно их выполнять.

Перед ЦК партии стоял вопрос установления полного контроля над бюрократическим аппаратом, налаживания его нормального функционирования и его работой на себя, когда его собственные корпоративные интересы берут верх над общегосударственными и общественными.

Для решения этой задачи существуют три способа:

Во-первых, поставить бюрократию под контроль общества через конституцию и разделение властей, выборность, гласность, свободное общественное мнение, гарантии политических и гражданских свобод, через узаконенную оппозицию.

Во-вторых, превратить бюрократический аппарат в бессловесную машину, исполнителей — винтиков, действующих по инструкции, полностью изгнав самостоятельность в мыслях и поступках.

В-третьих, установить жесткий репрессивный режим, жестоко карать чиновников за любую провинность.

Таким образом, в нашем государстве ЦК партии во главе со Сталиным избрал и в полной мере реализовал второй и третий способ управления страной, и выводы полученные в ходе нашего исследования доказывают это.

Исходя из того, что даже делегаты являлись простыми константанами, то, что можно говорить о рядовых коммунистах и работниках местных советов. Вся их деятельность зависела от политики проводимой ЦК ВКП (б). Поэтому взаимоотношения партии и советов складывались однозначно. & laquo-Диктатура пролетариата& raquo- реализовалась в виде власти коммунистической партии по иерархическим ступеням от верхней — Политбюро, до нижних — местные партийные комитеты. Партийно-государственные структуры осуш- ествляли диктатуру от имени пролетариата, который в действительности бьш отдален и от собственности и от власти. Рабочих & laquo-от станка& raquo- и крестьян & laquo-от сохи& raquo- на съездах и конференциях было крайне мало. Считалось, что их интересы представляют коммунисты рабочие по социальному происхождению, но служащие на данный момент в партаппарате. Однако за пять семь лет нахождения на различных партийных и государственных постах, они фактически ни какого отношения к рабочему классу и крестьянству уже не имели. И выражали корпоративные интересы, партаппарата и сложившейся командно-административной системы. Такая направленность советской политической системы изначально определялась идеологическими постулатами большевиков (& laquo-диктатура пролетариата& raquo-, монопольная государственная собственность, & laquo-руководящая роль партии& raquo-).

Основная деятельность партии была направлена на формирование таких низовых партийных и советских структур, которые бы слепо проводили политику ЦК ВКП (б).

Партийные комитеты почувствовали себя властью- они определяли состав исполкомов, издавали распоряжения и постановления, обязательные для местной советской власти. Отсюда частая сменяемость, перевыборы, кассация итогов голосований. В конце 20-х годов, в местных советах была создана полная неразбериха, сменяемость по отдельным сельсоветам за год составляла до 900%. Естественно в подобной ситуации ни о какой плодотворной работе говорить не приходится. Однако именно на этой основе сформировалась сталинская система управления государством. Установилось абсолютное господство партии над советами. И именно & laquo-средний»- делегат, полученный нами в ходе анализа ис-точникового комплекса анкет, стал опорой складывающейся новой сталинской системы управления страной.

Кроме того, сопоставляя данные отчетов мандатных комиссий и результаты АМД, мы наблюдаем их частичное несоответствие, по основным — ключевым позициям. Здесь явно налицо погоня за цифрами спускаемыми сверху. Подтверждением этому служат так же большое количество анкет заполненных карандашом и одним почерком, что давало возможность скорректировать итоги статистического отчета мандатной комиссии.

В конечном итоге, установился режим несовместимый с демократией. Были созданы основы общества, лишенного возможности оказать сопротивление беззакониям власти. Создался отлаженный механизм управления и принуждения, беспощадный в осуществлении целей партии. Именно в этой ситуации сформировался новый исторический источник — анкеты делегатов партийных конференций и депутатов съездов советов.

Коммунистическая партия окончательно завладела государственным аппаратом через своих представителей в нём, как освобожденных от партийной работы, так и совмещавших государственные и партийные посты.

Использование в нашей работе математических методов позволило нам создать обширный банк данных делегатов и депутатов съездов советов и партийных конференций Нижегородской губернии и BAO. На его основе, рассмотреть как внутренний состав корпуса делегатов и депутатов в динамике, так и проанализировать их деятельность.

Созданный банк данных, может быть в дальнейшем использован любым историком с разными исследовательскими задачами. Однако заметим, что использование математических и статистических методов должно быть совместно с традиционными методами и ни в коем случае они не должны обособляться и противопоставляться друг другу.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3-

ГЛАВА I 15

ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ, МЕТОДЫ ИХ АНАЛИЗА

§ 1. Иса? ориоз7рафия 15

§ 2. Анкеты депутатов съездов советов и деле- 20 — 39 гатов партийных конференций как источни-ковый комплекс

§ 3. Методика количественного анализа источ- 3 9−65 пикового комплекса

ГЛАВА II 66

КАЧЕСТВЕННЫЙ СОСТАВ ВЫБОРНЫХ СОВЕТСКИХ И ПАРТИЙНЫХ ОРГАНОВ 1927 — 1929 ГОДОВ (съезды советов и партийные конференции)

§ 1. Организахфия и проведение избирательных 66 кампаний в местные органы власти

§ 2. Состав депутатского корпуса 74

§ 3. Состав делегатского корпуса 112

ГЛАВА III

ПРАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАРТИЙНЫХ ОР- 149 — 210 ГАНОВ ВЛАСТИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПОЛИТИКИ & laquo-ОЖИВЛЕНИЯ»- СОВЕТОВ В 1927 — 1929 ГОДАХ ЗАКЛЮЧЕНИЕ 211

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 225

Список литературы

1. Государственный общественно-политический архив Нижегородской области (ГОПАНО): Губернский областной комитет ВКП (б)

2. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1944, 4116, 4712, 4715, 4723, 5118, 5120, 5121, 5122, 5123, 5124, 5125, 5126, 5127, 5129, 5130, 5243, 5348, 6051.

3. Нижегородский государственный областной архив (НОГА): Губернский исполнительный комитет.1. Ф. 52. Оп. 1. Д. 4318.

4. Ф. 56. Оп. 1. Д. 2020, 2021, 2022, 2023, 2024, 2025, 2026, 2027, 2028, 2029, 2030, 2031, 2032, 2033, 2034, 2035.

5. Центральный государственный архив Удмуртской республики (ЦГА УР):

6. Ф.Р. 195. Областной исполнительный комитет совета рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов. Оп. 1. Д. 11, 27, 39, 867, 551, 552, 566, 568, 572, 585, 613, 643, 681, 693, 717, 775, 797, 827, 833, 835, 847, 853, 185, 186, 190, 192, 197.

7. Ф.Р. 41. Глазовский исполнительный комитет совета рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов. Оп. 1. Д. 541, 548, 601, 681, 682. Оп. 2. Д. 6.

8. Ф.Р. 427. Оп. 1. Д. 4, 1. Оп. 5. Д. 6, 12, 14.

9. Ф.Р. 164. Годовые планы Вотской автономной области. Оп. 3. Д. 4, 1. Оп. 1. Д. 59, 160.

10. Ф.Р. 42. Материалы статбюро Вотской автономной области. Оп. 1. Д. 128, 139.

11. Государственный общественно-политический архив Удмуртской республики (ГОПА УР):

12. Ф. 2. Документы Глазовского У К ВКП (б) за 1927 192 9 год. Оп. 1. Д. 1038, 1039, 1043, 1046, 1063, 1153, 1170, 1171, 1217, 1221, 1243, 1273, 1270, 1300, 1303.

13. Ф. 18. Документы Ижевского У К ВКП (б) за 1928 192 9 год. Оп. 1. Д. 719, 654, 621, 722.

14. Ижевская правда. 1918, 1919, 1921, 1925, 1927.

15. Удмуртская правда. 1954, 1968.7. Правда. 1988, 1989.

16. Экономическая газета. 1987.

17. Литературная газета. 1988.

18. Социалистический вестник. 1925, 1927.

19. Коммунист. 1986, 1988, 1989. 12. Вопросы истории. 198 9. 13. Родина. 1989, 1991.

20. Дружба народов. 1988, 1989. 15. Октябрь. 1988, 1989.1. ЛИТЕРАТУРА

21. Архангельская И. Д. К вопросу изучения периодической печати методами контент-анализа. //Методы количественного анализа текстов нарративных источников. М., 1983.

22. Барг М. А. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

23. Бородкин Л. И. МГУ. М., 198 6.

24. Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М., 1986.

25. Бородкин Л. И., Соколов А. К. Опыт создания базы данных на основе анкетных сведений о делегатах съездов Советов. //История СССР. 1984. N2-

26. Бородкин Л. И., Соколов А. К. Рабочий класс и революционные изменения в социальной структуре общества. М. 1987

27. Бородкин Л. И., Соколов А. К. Опыт создания базы данных на основе анкетных сведений о делегатах съездов Советов //История СССР. 1984. N 2.

28. Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М., 1986.

29. Бородкин Л. И., Соколов А. К. О методах обработки данных анкет делегатов съездов Советов. В кн.: Актуальные проблемы архивоведения и документоведения в свете решений XX YI съезда КПСС. М., 1984.

30. Бородкин Л. И. многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М., 1986.

31. Бородкин Л. И. Методологические проблемы исторической информатики. Информационный бюллетень Ассоциации & quot-История и компьютер& quot-, N 15, апрель 19 95.

32. Бородкин Л. И., Лазарев В. В. История и компьютер: к новому modus vivendi //Компьютер и историческое знание. Международный сборник научных трудов. Барнаул, 1994.

33. Бордюгов Г. А., Козлов В. А. Революция сверху и трагедия чрезвычайщины (192 7 1937 гг.) М., 1988.

34. Буховец О. Г. Математика в исследовании общественного сознания: крестьянские приговоры и наказы 1905−1907ГГ. // Число и мысль. Вып.9. М., 1986.

35. Буховец О. Г. К методике изучения & quot-приговорного"- движения и его роли в борьбе крестьянства в 1905−190 7ГГ. // История СССР. 197 9. N 3.

36. Бокарев Ю. П. Количественные методы в исследованиях по истории советского доколхозного крестьянства. //Количественные методы в советской и американской историографии. М., 1983. С. 247.

37. Бокарев Ю. П. Крестьянское хозяйство и развитие промышленности советской России в середине 20-х годов XX в. //Математические методы в историко-экономических и историко-культурных исследованиях. М., 1977.

38. Бокарев Ю. П. Бюджетные обследования крестьянских хозяйств 20-х годов как исторический источник. М., 1981, N 1.

39. Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 25.

40. Воспоминания о Марксе и Энгельсе. М., 195 6.

41. Вихарев B.C. Удмуртия социалистическая. Ижевск., 1967.

42. Гарскова И. М., Тяжельникова B.C. О методике перевода статистического источника в базу данных. (На материалах Всесоюзной партийной переписи 1927 г.) //Вестник МГУ. Серия 8. История. 1992, N 3. С. 65 78.

43. Гарскова И. М. Количественные методы и ЭВМ для историка: (Обзор англо-американских изданий)

44. Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях. М., 1981.2 4. Гарскова И. М. Базы и банки данных в исторических исследованиях. 0ое^1пдеп, 1994.

45. Гиппиус 3. Живые лица. Стихи, дневники. Тбилиси. 1991. С. 159 170.

46. Гуревич Ф. И. (Дан) // Социалистический вестник. 1927 .Ы. 21

47. Гимпельсон Е. Г. Формирование советской политической системы 1917 1923 гг. М., 1995.

48. Дробижев В. З., Пивоваров Е. И. Массовые источники по истории советского рабочего класса и количественные методы их анализа. //Количественные методы в советской и американской историографии. М., 1983

49. Данилов В. П. НЭП в 20-е годы и борьба альтернатив // Вопросы истории 1988. № 9.

50. Долгопалов О. Ю., Паршенко И. Н. Источники о рабочих депутатах Советов и их государственной и общественной деятельности. //Массовые источники по истории советского рабочего класса периода развитого социализма. М., 198 2.

51. Дробижев В. З. Методика статистической обработки протоколов ВСНХ 1917−192 9 годы // Вестник МГУ. Серия 9. История. Ы6.

52. Дробижев В. З., Соколов А. К., Устинов В. А. Рабочий класс в первый год пролетарской диктатуры: (Опыт структурного анализа по материалам профессиональной переписи 1918 г.). М., 1975.

53. Дробижев В. З., Соколов А. К. Социальный облик рабочего класса Советской России. //ВИ. 1974. N 11.

54. Елисеева И. И. Юзбашев М.М. Общая теория статистики. М. 1995. С. 32.

55. Журавлев В., Наумов В. Возвращение к правде // Правда. 1988. 9 октября.

56. Зеленин Н. Е. Осуществление политики & laquo-ликвидации кулачества как класса& raquo- // История СССР. 19 90 № 6.

57. Иванов Е. П. Поднимать новые и возрождать & laquo-забытые»- проблемы // Вопросы истории. 1988. № 9.

58. Исторические исследования в России, тенденции последних лет. Под ред. Г. А. Бордюгова. М., 1996.

59. Казаринов A.C. Расширение области применения шкалы обучения в педагогических исследованиях. //Применение математических методов и ЭВМ в педагогических исследованиях. С, 1989.

60. Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

61. Ковальченко И. Д. Милов Л.В. Всероссийский аграрный рынок XYIII начала XX в. (Опыт количественного анализа). М., 1974.

62. Ковальченко И. Д., Бородкин Л. И. Аграрная типология губерний европейской России на рубеже XIX XX вв.

63. Опыт многомерного количественного анализа)1. История СССР, 1979, N 1.

64. Ковальченко И. Д. Бородкин Л.И. Структура и уровень аграрного развития районов европейской России на рубеже XIX XX -вв. (Опыт многомерного анализа) //История СССР, 197 9, N 4.

65. Количественные методы в исторических исследованиях. Учебное пособие для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности & quot-история"-. Под ред. И. Д. Ковальченко. М., 1984.

66. Количественные методы в исторических исследованиях. М., 1984.

67. Коэн Стивен. Бухарин. Политическая биография 1888 -1938. М., 1988.

68. Красильников С. А. Периодическая печать Сибири в период Октября в системе политической пропаганды // Книжное дело Сибири и Дальнего Востока в годы строитель ства Социализма. Новосибирск. 198 4.

69. Крамм Р. Системы управления базами данных dBASEII и dBASEIII для персональных компьютеров. М., 1989.

70. Ковальченко И. Д., Устинов В. А. О применении ЭВМ для обработки историко-статистических материалов. // Вопросы истории, 1964. N 1.

71. Куликов К. И. Удмуртская Автономия: этапы борьбы, свершений и потерь. Ижевск, 19 90.

72. Лиа? вак Б. Г. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России XIX в. М., 1967.

73. Литвак Б. Г. Опыт статистического изучения крестьянского движения в России XIX в. М., 1967.

74. Литвак К. Б. Вопросы методики изучения социально-экономического строя крестьянского хозяйства по итогам земских переписей. //Применение количественных методов в исследованиях по аграрной истории СССР. М., 1984.

75. Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях. М., 1981.5 7. Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. Под ред. Ковальченко И. Д. М. 1979.

76. Массовые источники по социально-экономической истории советского общества. Под ред. Ковальченко И. Д. М. 1979.

77. Массовые источники по истории советского рабочего класса периода развитого социализма. Под ред. Ковальченко И. Д. М. 1982.

78. Массовые источники по социально-экономической истории советского периода. М. Д979.

79. Массовые источники по истории советского рабочего класса периода развитого социализма. М., 1981.

80. Миронов Б. Н. Статистическая обработка ответов на сенатскую анкету 17 67 г. о причинах роста хлебных цен. //Математические методы в исторических исследованиях. М., 1972.

81. Миронов Б. Н. Внутренний рынок России во второй половине ХУШ-первой половине XIX в.Л., 1981.

82. Миронов Б. Н. Формализация и генерализация содержания массовых источников: на материалах анкеты о ярмарках 17 7 9 г. // Вспомогательные исторические дисциплины. T. XIII. Л., 1982.

83. Миронов Б. Н. Статистическая обработка ответов на сенатскую анкету 17 67 г. о причинах роста хлебных цен. //Математические методы в исторических исследованиях. М. 197 2.

84. Миронов Б. Н., Степанов З. В. Историк и математика

85. Математические методы в исторических исследованиях). Л., 1979

86. Милов Л. В., Булгаков М. Б., Гарскова И. М. Тенденции аграрного развития России в первой половине XYII столетия. М., 1986.

87. Московское городское объединение архивов. База данных & quot-Лишенцы"-. Разработчики: В. И. Тихонов, B.C. Тяжельникова, И. Ф. Юшин.

88. Наумов О. В., Петросян Л. С, Соколов А. К. Кадры руководителей производства, специалистов и обслуживающего персонала предприятий по материалам переписи 1918 г. История СССР. М., 1981.

89. Наумов О. В., Петросян Л. С, Соколов А. К. Кадры руководителей, специалистов и обслуживающего персонала предприятий по материалам профессиональной переписи 1918 г. // История СССР, 1981, N 6.

90. Наумов О. В., Петросян Л. С, Соколов А. К. Кадры руководителей, специалистов и обслуживающего персонала промышленных предприятий по данным профессиональной переписи 1918 года //История СССР. 1981. N б.

91. Никольский С. А. Административно-бюрократическая система и коллективизация // Вопросы истории. 1988. № 12.

92. О применении математико-статистических методов в исторических исследованиях //Источниковедение. Теоретические и методические проблемы. М., 19 69.

93. Осокина В. Я. Социалистическое строительство в деревне и община 1920 1933 гг. М., 1974.

94. Очерки истории Удмуртской АССР Ижевск, 1962.

95. Очерки истории Удмуртской организации КПСС Ижевск, 1968.

96. Плотников И. Е. Роль советов в подготовке коллективизации сельского хозяйства Челябинск, 1980.

97. Рабочая книга социолога. М. 1976. Гл. УХ.

98. Решетников Н. Т. История и практика социалистической реконструкции сельского хозяйства Удмуртии Ижевск, 1935.

99. Соколов А. К. Рабочий класс и революционные изменения в социальной структуре общества. М., 1987.

100. Соколов А. К. Методика выборочной обработки первичных материалов профессиональной переписи 1918 г. История СССР. 1971. N 4.

101. Соколов А. К., Устинов В. А. Дробижев В.З. Рабочий класс в первый год пролетарской диктатуры: (Опыт структурного анализа по материалам профессиональной переписи 1918 года). М. 1975.

102. Соколов А. К. Делегаты рабочие на 1 съезде Советов СССР: (Анализ жизненных путей делегатов и их влияние на формирование состава съезда) //Рабочий класс и современный мир. 1984. М 4.

103. Соколов А. К. Методика обработки анкет делегатов съездов советов как источника для изучения высших представительных органов власти // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 198 б. Т. XYI.

104. Славко Т. И. /Математико-статистические методы в исторических исследованиях// М. 1981 г.

105. Смирнов А. Время трудных вопросов // Правда, 1989. 30 сентября.

106. Сталин И. В. Собр. соч. Т. YIII.С. 348−349,355−35 6

107. Суханов Н. Н. Записки о революции М., 19 91.

108. Таллер М. KLEIO 4. Система управления банком данных. М., 1995.

109. Тяжельникова B.C. В поисках информационных технологий. //Исторические исследования в России, тенденции последних лет. М., 19 96.

110. Тяжельникова B.C., Леверман В. Источнико-ориентированная обработка данных. KLEIO. Руководство для пользователя. М., 19 95.

111. Тихонов В. И., Тяжельникова B.C., Юшин И. Ф. Об адекватном представлении структуры источника в базе данных: Построение компьютерной модели личного дела в системе обработки исторических данных КЛИО // Компьютер и историческое знание.

112. Тихонов В. И., Тяжельникова B.C., Юшин И. Ф. Методика оценки информационного потенциала комплекса массовых источников / Круг идей: новое в исторической информатике. Труды I конференции ассоциации & quot-История и компьютер& quot-. М., 1994.

113. Троцкий Л. Д. К истории русской революции М., 19 90. 236

114. Устинов В. А. Применение вычислительных машин в исторической науке. М., 19б4

115. Устинов В. А., Фелингер А. Ф. Историко-социальные исследования- ЭВМ и математика. М., 1973.

116. Хвостова К. В. Количественный подход к средневековой социально-экономической истории. М., 1980.

117. Ципко А. Истоки социализма // Наука и жизнь. 1988. № 12.

118. Четвериков В. Н., Ревунков Г. И., Самохвалов Э. Н. Базы и банки данных. М., 1987.

119. Шелестов Д. Время Алексея Рыкова М., 19 90.

120. Шибанов К. И. Кенеш орган самоуправления удмуртской деревни // Пропагандист и агитатор. 1988. № 12.

121. Шмелёв Г. И. Не сметь командовать // Октябрь. 1988. № 2.

Заполнить форму текущей работой