Каменная индустрия поселений эпохи ранней бронзы Окуневского археологического микрорайона

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
327


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ Эпоха ранней бронзы на сегодняшний день является одним из наиболее слабо изученных периодов в истории Среднего Прииртышья. Во многом сложившаяся ситуация обусловлена тем, что до недавнего времени на этой территории было известно и исследовано не так много памятников данного хронологического периода. Многие вопросы культурной принадлежности и хронологии комплексов эпохи ранней бронзы, !ф производственно-хозяйственная деятельность, направления и характер связей населения на сегодняшний день далеки от разрешения. В поиске ответов представляются перспективными сразу несколько направлений, в первую очередь исследование и введение в научный оборот материалов новых памятников и активное привлечение источников, которым ранее не уделялось достаточного внимания. Одним из таких источников должна стать каменная индустрия.

Значение и информативность изделий из камня как археологического источника для палеолита, мезолита и неолита давно стали общепризнанным фактом. Данные, полученные в ходе их изучения, используются для культурно-хронологических построений, реконструкции хозяйственной деятельности населения и т. д. Однако каменная индустрия не исчезает с появлением орудий из меди и бронзы. На протяжении длительного хронологического периода она сосуществует с изделиями из металла, причем порой в очень развитых формах. К сожалению, в исследованиях по эпохе бронзы изделия из камня редко становятся объектом внимательного и разностороннего анализа и поэтому недостаточно используются в качестве ^ археологического источника.

Другой аспект актуальности предлагаемого исследования состоит в специфике каменной индустрии Среднего Прииртышья. Данная территория практически лишена камня. Постоянно испытываемый недостаток в сырье обусловил экономное и бережное отношение как к нему, так и к самим изделиям. Это стало причиной того, что в коллекциях большинства памятников Среднего Прииртышья, как эпохи камня, так и бронзы, каменные изделия чаще всего немногочисленны, редко встречаются следы обработки и представительные серии орудий. Данные обстоятельства не способствуют проявлению интереса исследователей к каменной индустрии эпохи бронзы Среднего Прииртышья. На наш взгляд, эта особенность — не показатель низкой информативности рассматриваемого источника, а признак его специфики, требующий более внимательного отношения к материалам подобного рода и разработки специального подхода в исследованиях.

В последние полтора десятилетия на территории Окуневского археологического микрорайона (Среднее Прииртышье) исследованы несколько поселений и могильник, предоставившие значительный материал по эпохе ранней бронзы (Матющенко В.И., 1999, с. 91). Существенную долю в их коллекциях составляют находки из камня. Результаты исследований частично опубликованы (Матющенко В.И., 1999- Матющенко В. И., Полеводов А. В., Толпеко И. В., 1997, 1998- ТолпекоИ.В., 1994а, 19 946, 1995а, 19 956, 1997а, 19 976, 1997в- 1999, 2000, 2001а, 20 016- Толпеко И. В., Хвостов В. А., 1999- Болыпаник П. В., Жук А. В., Матющенко В. И. и др., 2001 и др.). Однако в данных изданиях представлена и детально проанализирована только часть находок из камня. Поэтому актуальность работы во многом определяется необходимостью наиболее полного включения в научный оборот новых материалов, которые могут существенно дополнить круг источников для эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья.

На сегодняшний день остро ощутимо отсутствие четких представлений о характерных и особенных чертах каменного инвентаря памятников эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья, в частности для использования их как диагностирующих признаков при определении культурно-хронологической принадлежности памятников.

Металл, кость, дерево и изделия из них в материалах памятников эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья встречаются крайне редко. Поэтому орудия из камня — один из немногочисленных источников, который может и должен быть использован для реконструкции производственно-хозяйственной деятельности населения этой территории.

Специфика данной работы, обуславливающая и одну из сторон ее актуальности, состоит в исследовании материалов достаточно узкого хронологического периода одного локального района, в котором сосредоточено несколько культурно и хронологически близких друг другу археологических памятников.

В каменном инвентаре проявляются в разных соотношениях черты, связанные с природной обстановкой, экономикой общества и т. д. И нередко признаки, сложившиеся под влиянием природных факторов и экономики, закрепляются традицией и превращаются в культурообразующие. Основная составляющая каменной индустрии — конкретное изделие. Но ни конкретное изделие, ни даже один из типологических рядов, пусть и самый выдающийся и бросающийся в глаза, не могут характеризовать весь каменный инвентарь в целом. Суть и специфику последнего определяют все изделия в качестве & laquo-единого организма и особые специфические черты, присущие этому организму как таковому& raquo- (Массон В.М., 1972, с. 5). Именно такой подход позволяет выявить локальные различия каменных индустрий, которые являются не категориями служебного характера, а & laquo-проявлением подлинной исторической действительности, материальным выражением особенностей развития отдельных обособленных групп древнейшего населения. Изучение этих локальных различий, их историческая интерпретация, открывают путь к воссозданию древнейшей истории населения той или иной области& raquo- (Любин В.П., 1972а, с. 15). Локальные различия каменных индустрий представляют собой результат & laquo-взаимодействия разных по природе, масштабу и значимости факторов, главные из которых — социальный, природный и функциональный (хозяйственно-производственный)" (Там же, с. 16). Особенно важны в этом плане исследования и историческая ф интерпретация групп однокультурных памятников (Любин В.П., 19 726, с. 26).

Обоснование же выделения локального варианта сейчас уже нельзя проводить только с точки зрения технико-морфологического анализа. Необходимость основываться в этом случае на комплексе признаков была высказана уже давно (функциональное назначение орудий, экологическая обстановка, влияние первичного материала на происхождение формы и качества каменных орудий, полнота представленного материала, характер стоянки) (Ранов В.А., 1972, с. 33 -34). Это особенно актуально для каменной индустрии эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья в силу присущих данному источнику специфических черт, определяющих в ряде случаев его низкую информативность в качестве археологического источника.

Объект проведенных исследований — каменная индустрия эпохи ранней бронзы.

Предметом исследований в первую очередь стали свойства и признаки изделий из камня эпохи ранней бронзы и их познавательные возможности.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Целью работы является характеристика и интерпретация каменной индустрии поселений эпохи ранней бронзы Окуневского археологического микрорайона, выявление ее реальных познавательных возможностей и места среди синхронных комплексов.

Цель исследования определила следующие задачи: 1. Выполнить таксономическую группировку изделий из камня поселенческих памятников исследуемого района на основе технико-морфологического анализа, ф 2. Провести трасологический анализ всех изделий из камня- выявить особенности применения их в качестве орудий- реконструировать хозяйственную деятельность населения Окуневского AMP на основе полученных результатов.

3. Охарактеризовать сырье, возможные источники, пути и способы его поступления.

4. Выявить зависимость между использовавшимся сырьем, технико-морфологическими характеристиками и применением каменных орудий.

5. Раскрыть реальные возможности использования изделий из камня эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья в качестве культурно-диагностирующего и датирующего признака.

6. Определить характерные и особенные черты каменной индустрии поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP и место рассматриваемых памятников в системе древних обществ Западной Сибири.

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ И ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Территориальные рамки исследования ограничены пределами Окуневского археологического микрорайона, расположенного в низовьях реки Тары (правый приток Иртыша) (рис. 1, 2). Основанием для их определения стало, с одной стороны, наличие на небольшой территории целого ряда культурно близких памятников, с другой — их достаточно хорошая изученность.

Окуневский археологический микрорайон расположен вблизи деревни Окунево Муромцевского района Омской области, на левом берегу реки Тары (рис. 1, 2). О первых находках из этих мест стало известно еще в конце 1930-х годов (Матющенко В.И., Полеводов А. В., 1994, с. 3). На сегодняшний день здесь зафиксировано свыше тридцати памятников различной культурно-хронологической принадлежности (рис. 3). Первые раскопки были начаты в конце 1970-х годов. С 1985 года и по настоящее время (с некоторыми перерывами) в Окуневском археологическом микрорайоне работают экспедиции под руководством В. И. Матющенко (1985, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1998, 1999, 2003) и И. В. Толпеко (1994, 1995, 1997, 1998 гг.).

Природно-географическая ситуация на данной территории весьма благоприятна для жизнедеятельности человека (Большаник П.В., Жук А. В. ,

Матющенко В.И. и др., 2001, с. 77−78). Обнаруженные археологические памятники свидетельствуют о том, что заселение этих мест началось с позднего неолита и к периоду ранней — развитой бронзы они были уже хорошо освоены. В этой местности лесостепь, соседствующая с южной тайгой, и река Тара с ее старичными озерами, позволяли заниматься любым видом хозяйственной деятельности — охотой, рыболовством, собирательством, а также земледелием и скотоводством. В то же время р. Тара и близость Иртыша, сравнительно небольшая заболоченность с южной и юго-западной стороны, близость лесостепи, несомненно, играли большую роль для контактов, развития обменных и торговых отношений.

Окуневский археологический микрорайон входит в состав обширного Нижнетарского археологического микрорайона, который занимает правобережное Прииртышье от д. Артын до д. Усть-Тары по р. Иртышу и от с. Бергамак до д. Усть-Тары по р. Таре (Нижнетарский археологический микрорайон, 2001, с. 79, рис. 8).

В ходе работы также были проанализированы опубликованные материалы и каменный инвентарь памятников первой половины эпохи бронзы с сопредельных территорий Среднего Прииртышья, севера и юга Западной Сибири, Восточной Сибири и Зауралья.

Хронологические рамки исследования — эпоха ранней бронзы, под которой мы понимаем для Среднего Прииртышья конец III — первую треть II тыс. до н.э.

Необходимо отметить, что результатом слабой изученности периода ранней и развитой бронзы Западной Сибири стала несогласованность терминов, как используемых непосредственно для их обозначения, так и для выделяемых внутри этапов. С 1960-х годов для начала эпохи бронзы достаточно часто использовалось понятие & laquo-ранний металл& raquo- - & laquo-очень неточное, неопределенное, внесшее немало путаницы в понимание хода археологических процессов в том или ином регионе& raquo- (Матющенко В.И., 1999, с. 11). В зависимости от обстоятельств и точки зрения исследователей на проблемы периодизации и культурной принадлежности памятников эпохи ранней и развитой бронзы Западной Сибири в публикациях можно встретить такие определения как энеолит, ранняя бронза, развитая бронза, первая половина эпохи бронзы, начальные этапы эпохи бронзы, предандроновский или доандроновский период, сейминско-турбинский или самусьско-ростовкинский хронологический горизонт и т. д. При этом одни и те же памятники или комплексы могут соотноситься с совершенно разными эпохами. Так, сейминско-турбинский или самусьско-ростовкинский горизонт одними исследователями относится к эпохе поздней бронзы (Членова H. JL, 1972, с. 138), другими — к эпохе развитой бронзы (Молодин В.И., 1985, с. 106), а некоторыми — к эпохе ранней бронзы (Кирюшин Ю.Ф., 2002, с. 7581). Анализ публикаций показывает, что в настоящее время среди ученых не сложилось единой точки зрения на периодизацию эпохи бронзы Западной Сибири (Трушин С.П., 2002, с. 84−87).

Различия во взглядах исследователей по поводу выделения эпохи ранней бронзы и вычленения внутри ее отдельных этапов, культур, культурных типов и горизонтов на сегодняшний день носят объективный характер. Одной из основных причин этого, на наш взгляд, является неодинаковая степень изученности различных районов Западной Сибири.

Неопределенность ситуации осложнена и отсутствием какого-то общего мнения среди исследователей как по поводу хронологических границ для этого периода, так и по времени и последовательности существования в его рамках тех или иных культур и типов памятников в Среднем Прииртышье и на сопредельных территориях Западной Сибири.

В результате многие ученые для первой половины эпохи бронзы, в которую включается и ранняя бронза, используют определяющие, но не ограничивающие термины: & laquo-Пока же из-за малого количества источников раннебронзового периода, датируемого обычно первой третью II тыс. до н.э., иногда с конца III тыс. до н.э., по-видимому, целесообразно рассматривать их вместе с материалами периода средней бронзы (XVIII — XIV вв. до н.э.) в рамках одной эпохи, которую по возможности можно обозначить как предандроновскую или доандроновскую& raquo- (Корочкова О.Н., Стефанов В. И., Стефанова Н. К., 1991, с. 71).

Нам данное предложение представляется достаточно спорным. На территории Среднего Прииртышья средняя (или развитая) бронза представлена, в частности, памятниками кротовской культуры. По мнению Ю. Ф. Кирюшина (2002, с. 104−105), с которым мы полностью согласны, кротовская культура в северных районах Обь-Иртышского междуречья развивалась одновременно с андроновской. Соответственно время ее существования не может быть объединено с эпохой ранней бронзы Среднего Прииртышья в границах доандроновской эпохи.

По нашему мнению, для определения периода, нижней границей которого является энеолит (или поздний неолит для ряда районов Сибири, в том числе и Среднего Прииртышья), а верхней — развитая бронза, наиболее корректно использование термина & laquo-эпоха ранней бронзы& raquo-. Употребление в данной работе иной терминологии для обозначения этого периода допускается нами при привлечении опубликованных материалов и мнений различных исследователей. Вносить свои изменения в указанных случаях нам представляется недопустимым, так как это может исказить авторские точки зрения.

ИСТОЧНИКИ. Основная источниковая база включает в себя материалы трех поселений с полностью изученным каменным инвентарем — Окунево-VI (OM-VI), Окунево-Х (ОМ-Х), Окунево-XV (OM-XV).

Окунево-VI (рис. 3). Многослойное поселение. Находится в 2 км к западу-северо-западу от д. Окунево на мысу высотой 4 — 8 м. Общая площадь памятника около 2500 кв. м. Открыто в 1968 г. В. А. Могильниковым. В 1976 г. вторично обследовано А. И. Петровым. Раскапывалось А. И. Петровым, В. И. Матющенко и автором. Общая площадь вскрытий -около 600 кв. м. (рис. 4). Находки представлены фрагментами керамики, изделиями из камня, кости, бронзы. Исследовано жилище и несколько ф погребений. В полученных материалах вычленяются комплексы разных этапов эпохи бронзы, раннего железного века, эпохи средневековья (Болыпаник П.В., Жук А. В., Матющенко В. И. и др., 2001, с. 82- Здор М. Ю., Татауров С. Ф., Тихомиров К. Н., 2000, с. 54−55- Матющенко В. И., Полеводов А. В., 1994, с. 3−4- Толпеко И. В., 2001, с. 43−49).

Окунево-Х (рис. 3). Поселение. Находится в 1,5 км к западу-северо-западу от д. Окунево на мысу коренной террасы р. Тара высотой 6 — 9 м. Общая площадь памятника около 2000 кв. м. Обнаружен в 1988 г.

В.И. Матющенко. Исследовался сплошной площадью В. И. Матющенко и автором. Общая площадь раскопов составила около 1300 кв. м. (рис. 5). Многочисленный комплекс материалов представлен фрагментами керамики, изделиями из камня, бронзы и железа, костями животных. Зафиксированы рабочие площадки и остатки легких наземных жилищ. Находки можно разделить на два культурно-хронологических горизонта — эпохи ранней бронзы и периода раннего средневековья (Болыпаник П.В., Жук А. В., Матющенко В. И. и др., 2001, с. 82−83- Здор М. Ю., Татауров С. Ф., Тихомиров К. Н., 2000, с. 58−62- Матющенко В. И., Полеводов А. В., 1994, с. 3, 5- Толпеко И. В., Хвостов В. А., 1999, с. 129−142).

Окунево-XV (рис. 3). Поселение. Расположено в 1,2 км от д. Окунево на высокой террасе (около 14 м) в некотором удалении от берега р. Тара. Выявлено С. С. Тихоновым в 1992 г. Исследовалось С. С. Тихоновым и автором (рис. 6). Выделены два комплекса. Самый значительный из них представлен 92 жилищами эпохи средневековья. Менее представительный комплекс (площадью в несколько десятков кв. м.) относится к эпохе ранней бронзы (Болыпаник П.В., Жук А. В., Матющенко В. И. и др., 2001, с. 83- Здор

0 М.Ю., Татауров С. Ф., Тихомиров К. Н., 2000, с. 62−63- Матющенко В. И. ,

Полеводов А.В., 1994, с. 3, 5- Толпеко И. В., 1997, с. 159−163- 1999, с. 296 298).

Использованные в работе материалы коллекций и полевые отчеты хранятся в Музее археологии и этнографии Омского государственного университета (Матющенко В.И., 1985- 1987- 1988- 1989- 1990- 1991- 1992- 1993- Тихонов С. С., 1992- Толпеко И. В., 1994- 1995- 1996- 1997- 1999).

Источниками для данного исследования стали и опубликованные материалы памятников эпохи ранней бронзы с территории Западной Сибири, а также материалы поселений и могильников из Приуралья, Западной и Восточной Сибири, относимые непосредственно к сейминско-турбинскому культурно-хронологическому горизонту или синхронизируемые с ним. При рассмотрении некоторых вопросов были привлечены данные этнографии. Отдельную группу источников составляют справочные издания. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА. Методологической основой исследования стали отдельные положения исторического материализма о закономерностях социально-экономического развития общества, о традиционности и преемственности культурных традиций, о роли географической среды в жизни человека. В основу работы положен комплексный подход к изучению археологических материалов.

На первом этапе работы проводился общий анализ археологических коллекций и других материалов для выяснения степени их информативности в последующих исследованиях.

Изучение конкретного материала было выполнено с привлечением следующих методов:

— формально-типологического-

— статистического-

— технико-морфологического-

— трасологического-

— петрографического-

— сравнительно-исторического-

— ретроспективного-

— планиграфического.

Использование статистического, технико-морфологического, трасологического и петрографического методов в данном исследовании имело свою специфику, в частности, применение массового анализа изделий из камня и т. д. Эти особенности приведены и охарактеризованы в соответствующих разделах, предваряющих описание и интерпретацию результатов исследований, полученных в ходе использования каждого из этих методов.

НОВИЗНА работы состоит в том, что в научный оборот вводятся материалы, позволяющие получить новую информацию по Среднему Прииртышью в эпоху ранней бронзы. Слабая источниковая база делает значительным каждый новый выявленный и исследованный комплекс этого хронологического периода на данной территории.

Впервые при изучении каменного инвентаря эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья использован комплексный подход, позволяющий получить наиболее полную и объективную информацию.

Технико-морфологический анализ значительных коллекций изделий из камня позволил выполнить таксономическое группирование, которое может быть положено в основу разработки классификации для каменного инвентаря эпохи ранней бронзы Среднего Прииртышья.

Ранее для выявления функций орудий из камня рассматриваемой территории практически не применялся трасологический анализ. Впервые для изучения под микроскопом коллекций каменного инвентаря эпохи бронзы Среднего Прииртышья использован прием массового анализа артефактов.

В работе представлена попытка выявить взаимосвязь между выбором сырья, техникой изготовления, формой и использованием изделий из камня.

Таким образом, впервые предпринята попытка изучения каменной индустрии Среднего Прииртышья в эпоху ранней бронзы как самостоятельного и полноценного археологического источника.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ РАБОТЫ. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в разработках проблем эпохи бронзы Западной и Восточной Сибири, Зауралья, Алтая и в написании обобщающих работ. Каменная индустрия поселений Окуневского археологического микрорайона и итоги ее изучения существенно расширяют наши представления по эпохе ранней бронзы Среднего Прииртышья. Это позволяет подойти к решению целого ряда таких проблем, как развитие обработки камня в эпоху бронзы, использование каменного инвентаря в качестве культурно-диагностирующего признака в границах рассматриваемого хронологического периода, характеристика хозяйственной деятельности и т. д.

Данная работа является первым опытом детального и разностороннего анализа массового каменного инвентаря для Среднего Прииртышья. Такой подход к этому источнику, как нам представляется, может стать основой для проведения подобных исследований на других памятниках этой территории.

Полная статистическая обработка результатов работы и таксономическое группирование, выполненное на основе технико-морфологического анализа изделий из камня, дают возможность проводить сопоставления с другими памятниками, использовать каменный инвентарь для культурно-хронологической идентификации поселений и могильников Среднего Прииртышья эпохи ранней бронзы.

Полученные данные можно использовать при создании и обновлении общих и специальных курсов по археологии и древней истории Сибири.

Результаты работы применяются автором в чтении курсов & laquo-Древняя история Сибири& raquo- и & laquo-История первобытной культуры& raquo- на историческом факультете Омского государственного университета.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основные результаты работы были представлены на региональных и всероссийских конференциях в Таре (1994 г.), Омске (1994, 1995, 1997, 1998, 2002 гг.), Новосибирске (1996 г.), Томске (1998 г.), Кемерово (1999 г.), Тюмени (1999 г.), Павлодаре (1999 г.), Челябинске (1999 г.), на международных конференциях в Омске (1997 г.) и Челябинске (Аркаим) (1999 г.).

По теме диссертации опубликованы 25 научных работ, в том числе разделы в двух коллективных монографиях.

Автор выражает большую благодарность за возможность использовать в работе неопубликованные материалы раскопок проф, д.и.н В. И. Матющенко и к.и.н. |А.И. Петрову!, за консультации в проведении трасологических исследований д.и.н. Ю. Б. Серикову и к.и.н. А. А. Погодину, за консультации в определении минералов и пород к.г. -м.н [А.А. Кожухарю и к.г. -м.н. Н. А. Кулик. 0

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Каменный инвентарь является одной из основных составляющих источниковой базы археологии. Важность этой категории артефактов для эпохи камня не вызывает сомнений. Появление металла на многих территориях стало объективной причиной уменьшения количества орудий из камня и деградации их производства, а соответственно понижения их роли в качестве источника.

Малочисленность изделий из камня на памятниках, удаленных от источников сырья также не способствовала привлечению к ним внимания исследователей.

Коллекции, полученные в ходе раскопок памятников Окунево-VI, Окунево-Х и Окунево-XV позволили коренным образом изменить наше представление как об эпохе ранней бронзы в Среднем Прииртышье, так и о роли каменной индустрии в этот период. --

Комплексный подход к изучению каменного инвентаря памятников сделал возможным использование этого источника для решения многих вопросов, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности и обменных связей, с использованием природных ресурсов и т. д.

На основе технико-морфологических характеристик выполнено таксономическое группирование каменного инвентаря поселений эпохи ранней бронзы. Данный анализ показал, что в материалах каменной индустрии поселениях Окунево-VI и Окунево-Х представлены почти все этапы изготовления орудий. Однако наблюдается их значительная диспропорция относительно друг друга. Сырье, нуклеусы и заготовки орудий представлены немногочисленными сериями. Наиболее представительны в материалах всех рассматриваемых памятников продукты первичного расщепления, особенно мелкие отщепы без желвачной корки.

Морфологически выраженных орудий выявлено не много. Они представлены ножами, наконечниками стрел и скребками. Несмотря на значительное количество типов, выявленных для каждой из этих групп, доминировали несколько. Среди ножей преобладают небольшие, треугольно-асимметричные, среди наконечников стрел — треугольные бесчерешковые и треугольно-удлиненные бесчерешковые, среди скребков — подтреугольные и подтрапециевидные концевые, оформленные ретушью со спинки. При изготовлении изделий этих типов строго соблюдались размеры и пропорции.

Значительна доля в материалах рассматриваемых памятников пластинчатого комплекса, представленного в большинстве правильными пластинами средних размеров, трапециевидными в сечении. Среди подработанных преобладает ретушь с дорсальной стороны. Много пластин без ретуши, в том числе и правильных. В комплексе представлены как целые экземпляры, так и различные сечения.

Комплексный подход позволил достоверно установить единство пластинчатого и отщепового комплексов.

Количество изделий, их типологические и технологические характеристики указывают на существование высокоразвитого производства по изготовлению орудий из камня. Состав типологически выраженных орудий не отличается разнообразием — наконечники стрел, ножи, скребки. Однако они представлены информативными сериями. Выделяемые типы отличает поразительная унификация форм, размеров и способов обработки. Причинами этого явления, на наш взгляд, были серийность, мастерство и глубокие традиции.

Уже на стадии технико-морфологического анализа была выявлена особая роль отходов производства в осуществлении производственно-хозяйственной деятельности. Среди этой категории артефактов оказалось много орудий, которые использовались в работе после минимальной вторичной обработки или в естественном виде. Типологизация этих изделий показала, что отбор экземпляров для дальнейшего использования в различных трудовых операциях производился целенаправленно и с большой тщательностью еще в процессе изготовления орудий. Подобный факт очень

0 экономного отношения к камню является одним из признаков высокой утилизационной направленности производственной деятельности обитателей поселений. В свою очередь это одна из черт, характеризующих специфику каменной индустрии большей части территории Среднего Прииртышья.

Выполнен массовый трасологический анализ изделий из камня поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP. Он стал важной частью комплексного подхода. Как оказалось, изделия ярко выраженных, специфичных форм, изготовленные специально и тщательно, составляют лишь небольшую часть от всех орудий, использовавшихся в работе. К тому же, количество функциональных групп среди них относительно невелико и не может достаточно полно проиллюстрировать хозяйственно-производственную деятельность населения.

В ходе трасологического анализа было выявлено наличие связей между морфологическими характеристиками орудий и их функцией. Причем это удалось проследить не только для типологически выраженных каменных артефактов, но и для тех, которые являли собой отходы производства, заготовки, бракованные и сломанные орудия. С другой стороны, многие изделия с четкими формами использовались для выполнения различных т трудовых операций, совершенно не свойственных данному типу. Характерный пример представляют собой наконечники стрел, среди которых обнаружены мясные ножи, скребки, резчики, проколки и развертки по коже, скребки и сверла по дереву и кости.

Трасологическое исследование позволило выявить специфику памятника Окунево-XV, каменный инвентарь которого на первый взгляд не представлял особого интереса из-за малочисленности и невыразительности (всего • несколько морфологически выраженных орудий). Как оказалось, лишь два изделия из камня этой коллекции не являлись орудиями. Остальные, среди которых первичные и вторичные краевые сколы, отщепы, истощенные нуклеусы и сколы от их подправки, использовались для работы по коже, дереву и кости. Всего выделено 17 функциональных групп. Таким образом, несмотря на господство в инвентаре стоянки отходов каменной индустрии, она не была местом, где производилось изготовление орудий из камня.

Данные функционального анализа каменных орудий рассмотренных поселений свидетельствуют, что хозяйственная деятельность населения осуществлялась по двум основным направлениям: 1) обработка мяса и шкур, 2) работа с деревом и костью. Характерная черта инструментального набора памятников — большое число и разнообразие функциональных групп, а также многолезвийных и многофункциональных орудий.

Специфика типологического и функционального состава инструментария памятников состоит в отсутствии орудий для заготовки дерева и обработки больших кусков древесины (топоров, тесел, долот). Однако зафиксировано большое количество и разнообразие мелких орудий для обработки дерева. Нет в составе инвентаря крупных ножей, наконечников копий. Нет и их обломков или заготовок. При столь значительном объеме коллекции каменных изделий объяснить такое отсутствие только бережным обращением с крупными орудиями нельзя. Факты объективно свидетельствуют о существовании орудий добычи и заготовки, которые изготавливались из бронзы.

На широкое использование изделий из дерева и кости, при их отсутствии, указывает большое количество разнообразных инструментов из камня, предназначенных для изготовления орудий из этих материалов.

Помимо этого, на поселениях Окунево-Х и Окунево-VI производилось массовое изготовление орудий из камня. Целый ряд признаков позволяет интерпретировать эти памятники как поселения — мастерские. Очень незначительное количество орудий для работы по камню, на наш взгляд, результат того, что изготавливались они преимущественно из органических материалов (кость, рог).

Анализ сырьевой базы каменной индустрии памятников с одной стороны показал идентичность состава использовавшихся населением Окуневского

AMP в эпоху ранней бронзы пород, а с другой — ее значительное отличие от предшествующих периодов каменного века.

Одним из основных предполагаемых источников поступления сырья было Павлодарское Прииртышье. Местонахождение другого источника -розового халцедона из коренных месторождений — до сих пор не выявлено.

Население широко использовало самые разнообразные породы камня (кварцит, песчаник, халцедон и др.), прекрасно знало их свойства. Это позволяло удачно подбирать и сочетать различные приемы обработки, добиваясь эффективного расчленения сырья на заготовки и изготовление орудий с минимальными потерями.

Прослеживается четкая взаимосвязь между подбором сырья, типами, выделенными с помощью технико-морфологического анализа, и функциональными группами орудий. Выявлено, что изготовление морфологически выраженных орудий длительного применения (скребки) и пластинчатая индустрия базировались на качественном сырье, преимущественно на розовом халцедоне.

Изучение каменной индустрии позволило ставить и решать вопросы существования населения на территории локального микрорайона в условиях жесткой зависимости от поставок и качества сырья. Выявлено, что экономное обращение с камнем нашло отражение в целенаправленном подборе пород для изготовления орудий определенных типов и высокой утилизационной направленности каменной индустрии данных памятников.

Наличие значительного количества камня на поселениях свидетельствует о постоянных устойчивых контактах с источниками сырья. Это позволило рассмотреть проблему существования и осуществления обмена и связей различного рода в этот хронологический период. Одним из ярких свидетельств таких связей, причем с весьма отдаленными территориями (Прибайкалье), говорит наличие в материалах памятника Окунево-XV нескольких нефритовых колец.

Рассматриваемые памятники обладают ярко выраженной спецификой каменного инвентаря. Целый ряд признаков может рассматриваться в качестве культурно-диагностирующих. Среди них — использование розового халцедона, наличие изделий из нефрита, высокий уровень развития каменной индустрии, применение различных техник обработки камня, большая доля пластинчатого комплекса, представленного значительным количеством правильных экземпляров, дифференциация пород относительно изделий различного назначения, состав морфологически выраженных орудий определенных типов (скребки, ножи, наконечники стрел).

Относительно изучения памятников и культур периода камня — бронзы Среднего Прииртышья мы можем говорить о феномене каменной индустрии поселений Окуневского AMP.

Наличие на небольшой территории локального микрорайона целого ряда памятников одного культурно-хронологического периода позволило предложить схему заселения и освоения этой территории в отдельно взятую эпоху.

На основании комплексного анализа каменного инвентаря изученных памятников Окуневского археологического микрорайона был сделан вывод о принадлежности их к сейминско-турбинскому кругу памятников, а именно к начальным этапам существования этого феномена.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. Технико-морфологический анализ изделий из камня поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP

§ 1. Проблемы и принципы классификации каменного инвентаря

§ 2. Таксономическое группирование изделий из камня поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP

§ 3. Технико-морфологическая характеристика каменной индустрии поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP

Глава II. Трасологический анализ изделий из камня поселений эпохи ранней бронзы Окуневского археологического микрорайона

§ 1. Метод трасологического анализа

§ 2. Трасологическое исследование каменного инвентаря памятников

§ 3. Хозяйственная деятельность населения Окуневского AMP по данным трасологического анализа

Глава III. Сырьевая база каменного инвентаря поселений эпохи ранней бронзы Окуневского археологического микрорайона

§ 1. Сырьевая основа каменной индустрии поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP

§ 2. Пути и способы поступления каменного сырья

§ 3. Каменная индустрия поселений эпохи ранней бронзы

Окуневского AMP в аспекте ее зависимости от сырьевой базы

Глава IV. Место поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP в системе древних обществ Западной Сибири по материалам каменной индустрии)

§ 1. Поселения Окуневского AMP и «самусьско-ростовкинская» общность

§ 2. Феномен каменной индустрии поселений эпохи ранней бронзы Окуневского AMP

Список литературы

1. Коллекция могильника Окунево-У, УП из раскопок В. И. Матющенко в 1985 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. V1. К. 235−1.

2. Коллекции могильника ОкуневоЛ^УП и поселения Окунево-Х из раскопок В. И. Матющенко в 1988 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 247−1- 235−3- 248−1.

3. Коллекции могильника Окунево-VII и поселения Окунево-Х из раскопок В. И. Матющенко в 1989 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 235−4- 248−6.

4. Коллекция могильника Окунево-У, УП из раскопок В. И. Матющенко в 1990 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 248−7.

5. Коллекция могильника Окунево-У, УП из раскопок В. И. Матющенко в 1991 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 235−6.

6. Коллекции могильника Окунево-VjVII и поселения Окунево-Х из раскопок В. И. Матющенко в 1992 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 235−7.

7. Коллекция поселения Окунево-Х из раскопок В. И. Матющенко в1993 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 248−3.

8. Коллекция поселения Окунево-VI из раскопок И. В. Толпеко в1994 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 263−3.

9. Коллекции курганного могильника Окунево-VIII, Villa и поселения Окунево-XV из раскопок И. В. Толпеко в 1995 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 276- 278- 277.

10. Коллекция поселения Окунево-Х из раскопок И. В. Толпеко в1996 г. //МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 248−4.

11. Коллекция поселения Окунево-Х из раскопок И. В. Толпеко в1997 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 248−5.

12. Коллекция поселения Окунево-Х из раскопок И. В. Толпеко в 1999 г. // МАЭ ОмГУ. Ф. VI. К. 248−6.

13. Матющенко В. И. Отчет о раскопках в д. Окунево Муромцевского района Омской области в 1985 г. // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 44−1а.

14. Матющенко В. И. Отчет о раскопках в д. Окунево Муромцевского района Омской области в 1987 году, проведенных кафедрой всеобщей истории ОмГУ // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 51−1.

15. Матющенко В. И. Отчет об исследованиях памятников в окрестностях д. Окунево Муромцевского района Омской области в 1988 // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. И. Д. 58−1.

16. Матющенко В. И. Отчет о работах по исследованию археологических памятников в окрестностях д. Окунево Муромцевского района Омской области, проведенных Омским государственным университетом в 1989 году // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 61−1а, 16.

17. Матющенко В. И. Отчет об исследованиях памятника на Татарском Увале в окрестностях д. Окунево Муромцевского района Омской области в 1990 году // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 70−1.

18. Матющенко В. И. Отчет о раскопках на Татарском увале у д. Окунево Муромцевского района Омской области, проведенных сектором археологии ОИИФФ СО РАН в 1991 году // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 802,3.

19. Матющенко В. И. Отчет о раскопках, произведенных кафедрой первобытной истории ОмГУ в окрестностях д. Окунево Муромцевского района Омской области на памятниках OM-VII (a) и ОМ-Х в 1992 году // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 82−1.

20. Матющенко В. И. Отчет о полевых работах, проведенных кафедрой первобытной истории ОмГУ в 1993 г. в окрестностях д. Окунево Муромцевского района Омской области // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 88−12.

21. Тихонов С. С. Инструментальная съемка археологических памятников близ д. Окунево Муромцевского района Омской области летом 1992 года (приложение к отчету В.И. Матющенко) // Архив ОмГУ. Ф. II. Д. 82−4.

22. Толпеко И. В. Отчет о раскопках поселения Окунево-VI у д. Окунево Муромцевского района Омской области летом 1994 года // Архив МАЭОмГУ. Ф. II. Д. 97−1.

23. Толпеко И. В. Раскопки археологических памятников Окунево-VIII, Villa, XV близ деревни Окунево Муромцевского района Омской области в 1995 году // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 109.

24. Толпеко И. В. Отчет о раскопках поселения Окунево-Х (ОМ-Х) у д. Окунево Муромцевского района Омской области летом 1996 года // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 119−1.

25. Толпеко И. В. Отчет о раскопках поселения Окунево-Х в 1997 г. у д. Окунево Муромцевского района Омской области // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. 2. Д. 127.

26. Толпеко И. В. Отчет о раскопках поселения Окунево-Х в 1999 г. у д. Окунево Муромцевского района Омской области // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 147.

27. Толпеко И. В. Материалы трасологических исследований коллекций каменного инвентаря памятников Окунево-VI, Окунево-Х, Окунево-XV // Архив МАЭ ОмГУ. Ф. II. Д. 156−1.1. ЛИТЕРАТУРА

28. Археология Западной Сибири в свете новейших открытий: Каталог выставки. Ханты-Мансийск, 2002. 38 с.

29. Бадер О. Н. Древнейшие металлурги Приуралья. М.: & laquo-Наука»-, 1964. 175 с.

30. Болыпаник П. В., Жук А. В., Матющенко В. И., Татауров С. Ф., Татаурова Л. В., Тихонов С. С., Толпеко И. В. Нижнетарский археологический микрорайон. — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 2001. 256 с.

31. Бушмакин А. Ф. Минералы, использовавшиеся в древности // История и философия минералогии. Материалы II Международного минералогического семинара. Сыктывкар: & laquo-Геопринт»-, 1999. С. 119−120.

32. Вертушков Г. Н., Авдонин В. Н. Таблицы для определения минералов по физическим и химическим свойствам. М.: & laquo-Недра»-, 1992. 496 с.

33. Волков П. В. Тесловидно-скребковидные орудия осиповской культуры // Проблемы технологии древних производств. Новосибирск: & laquo-Полиграф»-, 1990. С. 21−37.

34. Волков П. В. Орудия для массовой обработки рыбы (экспериментально-трасологические исследования) // Экспериментальная археология. Тобольск: Изд-во ТГПИ, 1992. Вып. 2. С. 42−52.

35. Волков П. В. Стандартные схемы работы основными орудиями верхнего палеолита // Экспериментальная археология. — Тобольск: Изд-во ТГПИ, 1994. Вып. 3. С. 105−118.

36. Волков П. В. Трасологические исследования в археологии Северной Азии. Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 1999. 192 с.

37. Волков П. В. Экспериментально-трасо логические и технологические исследования палеолита Северной, Центральной и Средней Азии: Автореф. дис. доктора ист. наук.- Новосибирск, 2000. 58 с.

38. Генинг В. Ф. Исследования Уральской археологической экспедиции в 1970 г. // ИИС. Томск: Изд-во ТГУ, 1974. Вып. 15. С. 3−13.

39. Генинг В. Ф., Петрин В. Т., Косинская Л. Л. Первые поселения эпохи позднего палеолита и мезолита в Западной Сибири // ИИС. Томск: Изд-во ТГУ, 1973. Вып. 5. С. 24−47.

40. Генинг В. Ф., Стефанова Н. К. Черноозерье IV поселение кротовской культуры // Археологические исследования севера Евразии. ВАУ. -Свердловск: Изд-во УрГУ, 1982. Вып. 16. С. 53−64.

41. Герасимова М. М. Черепа из Фофановского могильника (р. Ока, Селенга) // Древности Байкала. Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 1992. С. 97−111.

42. Глушков И. Г. Кротовская культура на Иртыше (по материалам поселения Саранин II) // Проблемы этнической истории тюркских народов Сибири и сопредельных территорий. Омск: Изд-во ОмГУ, 1984. С. 33−57.

43. Глушков И. Г., Петров А. И. Памятники самусьско-сейминской эпохи в лесном Прииртышье // Проблемы этнической истории тюркских народов Сибири и сопредельных территорий. Омск: Изд-во ОмГУ, 1984. С. 21−33.

44. Горбунова Т. А. Поселение — мастерская по обработке камня в Среднем Прииртышье // Четвертые исторические чтения памяти М. П. Грязнова. Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 37−39.

45. Городцов В. А. Сейминская культура. Отчет императорского Русского исторического музея за 1914 г. СПб, 1916.

46. Григорьев С. А. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинск, 1999. 444 с.

47. Грушин С. П. Проблема изучения сейминско-турбинского феномена на Алтае // Пятые исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. Омск: Изд-во ОмГУ. 2000. С. 37−38.

48. Грушин С. П. Культура населения эпохи ранней бронзы лесостепного Алтая: Автореф. дис. канд. ист. наук. — Барнаул: Изд-во АГУ, 2002. 24 с.

49. Грушин С. П. Основные концепции археологической периодизации памятников эпохи бронзы юга Западной Сибири // Актуальные вопросы истории Сибири. Третьи научные чтения памяти профессора А. П. Бородавкина. Барнаул: Изд-во АГУ, 2002. С. 84−87.

50. Турина Н. Н. Опыт первичной классификации кремневых наконечников стрел // Орудия каменного века. — Киев: & laquo-Наукова Думка& raquo-, 1978. С. 57−70.

51. Турина Н. Н. Древние кремнедобывающие шахты. Л.: & laquo-Наука»-, 1976. 178 с.

52. Денисов И. В. Новая методика классификации и типологизации каменных наконечников стрел эпохи бронзы Северной Евразии // XV

53. Уральское археологическое совещание. Тезисы докладов международной научной конференции. Оренбург, 2001. С. 21−22.

54. Жуков В. А. О количественной характеристике отщепов как массового материала // Проблемы терминологии и анализа археологических источников. Иркутск: Изд-во Иркутского госуниверситета, 1975. С. 15−16.

55. Здор М. Ю., Татауров С. Ф., Тихомиров К. Н. Археологическая карта Муромцевского района Омской области. Омск: Изд-во ОмГУ, 2000. 135 с.

56. Ивашина Л. Г. Неолит и энеолит лесостепной зоны Бурятии. — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1979. 157 с.

57. Ивашина Л. Г. Комплекс неолитических орудий из таежной зоны Северо-Восточной Бурятии // Древнее Забайкалье и его культурные связи. — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1985. 174 с.

58. Иващенко С. Н., Толпеко И. В. Мастерские по обработке камня Нижнетарского археологического микрорайона // Интеграция археологических и этнографических исследований. Омск — Ханты-Мансийск: Изд-во ОГПУ, 2002. С. 121−122.

59. Каган М. С. Классификация и систематизация // Типы в культуре. -Л.: & laquo-Наука»-, 1979. С. 6−11.

60. Касымов М. Р., Крижевская Л. Я. О классификации кремнеобрабатывающих мастерских// СА. 1969. № 1. (?)

61. Кеворкова Н. В., Леонова Н. Б. Методика исследования скоплений кремня // Описание и анализ археологических источников. Иркутск: Изд-во Иркутского госуниверситета, 1981. С. 43−64.

62. Кернер В. Ф. Производственные комплексы эпохи неолита // Проблемы реконструкции хозяйства и технологий по данным археологии. — Петропавловск, 1993. 255 с.

63. Киевлянко Е. Я., Сенкевич Н. Н. Геология месторождений поделочных камней. М., 1976.

64. Кирюшин Ю. Ф. Новые могильники ранней бронзы на Верхней Оби // Археологические исследования на Алтае. Барнаул: Изд-во АТУ, 1987. С. 100−125.

65. Кирюшин Ю. Ф. О феномене сейминско-турбинских бронз и времени формирования культур ранней бронзы в Западной Сибири // Северная Евразия от древности до средневековья. СПб, 1992. С. 66−69.

66. Кирюшин Ю. Ф. Энеолит и ранняя бронза юга Западной Сибири. -Барнаул: Изд-во АТУ, 2002. 294 с.

67. Кирюшин Ю. Ф. Этнокультурная ситуация в Верхнем Приобье в эпоху энеолита и ранней бронзы // Северная Евразия в эпоху бронзы. Пространство. Время. Культура. Барнаул: Изд-во АТУ, 2002. С. 51−53.

68. Кирюшин Ю. Ф., Грушин С. П. К вопросу о соотношении елунинской и кротовской археологических культур // Историко-культурное наследие Северной Азии. Барнаул: Изд-во АТУ, 2001. С. 33−42.

69. Кирюшин Ю. Ф., Грушин С. П., Тишкин А. А. Опыт классификации наконечников стрел эпохи ранней бронзы Верхнего Приобья // Материалы по военной археологии Алтая и сопредельных территорий. — Барнаул: Изд-во АТУ, 2002. С. 16−32.

70. Кирюшин Ю. Ф., Грушин С. П., Тишкин А. А. Погребальный обряд населения эпохи ранней бронзы Верхнего Приобья (по материалам грунтового могильника Телеутский Взвоз-1). Барнаул: Изд-во АГУ, 2003. 333 с.

71. Кирюшин Ю. Ф., Кунгурова Н. Ю. Следы использования на каменных орудиях из погребений могильника на Старом Мусульманскомкладбище // Погребальный обряд древних племен Алтая. — Барнаул: Изд-во ЛГУ, 1996. С. 5−10.

72. Кирюшин Ю. Ф., Малолетко A.M. Географическое распространение кварцитовидных песчаников — сырья для изготовления орудий в эпоху неолита и бронзы // Древние горняки и металлурги Сибири. -Барнаул: Изд-во АТУ, 1983. С. 3−19.

73. Кирюшин Ю. Ф., Малолетко A.M. Производство орудий труда и типы хозяйства в Васюганье в эпоху бронзы // ИИС. Томск: Изд-во ТГУ, Вып. 21. С. 90−110.

74. Кирюшин Ю. Ф., Нохрина Т. И., Петрин В. Т. Методика обработки коллекций каменного инвентаря неолитического времени. — Барнаул: Изд-во АТУ, 1993. 65 с.

75. Кирюшин Ю. Ф., Шмидт А. В. Проблемы болынемысской культуры в Верхнем Приобье // Проблемы изучения древней и средневековой истории. Барнаул: Изд-во АГУ, 2001. С. 28−39.

76. Клейн JI.C. Археологическая типология. Л., 1991. 448 с.

77. Ковнурко Г. М. К изучению свойств кремня // КСИА. М.: & laquo-Наука»-, 1962. № 92. С. 97−99.

78. Кондратьев О. М. Раскопки поселения эпохи поздней бронзы Черноозерье VI в 1970 г. // ИИС. Томск: Изд-во ТГУ, 1974. Вып. 15. С. 1719.

79. Коников Б. А. Омская стоянка — выдающийся памятник Среднего Прииртышья // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. Омск: & laquo-РИО»-, 1996. № 4.

80. Кононенко Н. А. К вопросу о назначении терочников (по материалам памятников Приморья III I тыс. до н.э.) // СА. 1982. № 2. С. 214−218.

81. Коробкова Г. Ф. Результаты изучения производственных функций каменных орудий из Усть-Нарыма // Новые методы в археологических исследованиях. M. -JL: & laquo-Наука»-, 1963. С. 215−233.

82. Коробкова Г. Ф. Применение метода микроанализа к изучению функций каменных и костяных орудий // Археология и естественные науки. МИА. 1965. № 129.

83. Коробкова Г. Ф. Орудия труда и хозяйство неолитических племен Средней Азии // МИА. Л., 1969. № 158. 216 с.

84. Коробкова Г. Ф. Трасологическое исследование каменного инвентаря Самаркандской стоянки (по материалам 1958 1960 гг.) // МИА. -Л., 1972. № 185. С. 157−169.

85. Коробкова Г. Ф. Культурные и локальные варианты мезолита и неолита Средней Азии (по материалам каменной индустрии) // С А. 1975. № 3. С. 8−26.

86. Коробкова Г. Ф. Хозяйственные комплексы ранних земледельческо-скотоводческих обществ юга СССР. Л.: & laquo-Наука»-, 1987. 319 с.

87. Коробкова Г. Ф., Шаровская Т. А. Функциональный анализ каменных и костяных орудий из курганов эпохи ранней бронзы у станиц Новосвободной и Батуринской // Древние культуры Евразийских степей. Л.: & laquo-Наука»-, 1983. С. 88−94.

88. Коробкова Г. Ф., Щелинский В. Е. Методика микро-макроанализа древних орудий труда. СПб, 1996. Ч. 1. Археологические изыскания. Вып. 36.

89. Корочкова О. Н., Стефанов В. И., Стефанова Н. К. Культуры бронзового века предтаежного Тоболо-Иртышья (по материалам работ УАЭ)

90. Вопросы археологии Урала. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 1991. Вып. 20. С. 70−92.

91. Косарев М. Ф. Древние культуры Томско-Нарымского Приобья. — М.: & laquo-Наука»-, 1974. 166 с.

92. Косарев М. Ф. Географическая среда, хозяйственные типы и факторы первобытного обмена по материалам Западной Сибири // Археология Прииртышья. Томск: Изд-во ТГУ, 1980. С. 57−67.

93. Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М.: & laquo-Наука»-, 1981. 278 с.

94. Косарев М. Ф. К вопросу о методике археолого-этнографических сопоставлений // Методические аспекты археологических и этнографических исследований в Западной Сибири. — Томск: Изд-во ТГУ, 1981. С. 113−123.

95. Косарев М. Ф. Западная Сибирь в древности. М.: & laquo-Наука»-, 1984. 243 с.

96. Крижевская Л. Я. Кремнеобрабатывающая неолитическая мастерская и поселение на северо-востоке Башкирии // МИА. М. -Л., 1960. № 79. С. 239−280.

97. Крижевская Л. Я. О некоторых особенностях материальной культуры южно-уральских неолитических племен // УЗ ПГУ. Труды Камской археологической экспедиции. Пермь, 1968. № 191. Вып. IV. С. 172−185.

98. Кулаков С. А. Мастерские в каменном веке: история выделения, критерии определения и классификации // Петербургский археологический вестник. СПб: & laquo-Фарн»-, 1993. С. 3−12.

99. Кунгурова Н. Ю. Признаки сработанности на скребках в изучении технологических традиций // Интеграция археологических и этнографических исследований. Омск & mdash-Уфа: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 84−87.

100. Кызласов Л. Р. Проблемы археологии Сибири эпохи металла // Материалы конференции & laquo-Археология и социальный прогресс& raquo-. М., 1991. Вып. 2. С. 64−71.

101. Липницкая О. Л. Кремнеобрабатывающие мастерские запада ицентра Европейской части СССР. Автореф. дис. канд. ист. наук. Л., 1988.

102. Любин В. Н. К вопросу о методике изучения нижнепалеолитических каменных орудий // МИА. М. -Л., 1965. № 131. С. 775.

103. Любин П. В. К вопросу о локальных различиях в верхнем палеолите (по материалам Кавказа) // Каменный век Средней Азии и Казахстана. Ташкент: & laquo-ФАН»-, 1972а. С. 15−21.

104. Любин П. В. О проявлениях локальных различий в нижнем палеолите (по материалам Кавказа) // Успехи среднеазиатской археологии. — Л., 19 726. Вып. 2. С. 19−29.

105. Малолетко A.M., Уткин Ю. В. Минералы кремнезема, кварцевые и халцедоновые породы как сырье для изготовления каменных орудий в древности (археологический аспект) // Проблемы изучения древней и средневековой истории. Барнаул: Изд-во АТУ, 2001. С. 13−17.

106. Массон В. М. Эволюция первобытных поселений Средней Азии // Успехи Среднеазиатской археологии. Л.: & laquo-Наука»-, 1972. Вып.1. С. 5−10.

107. Масон В. М. Экономика и социальный строй древних обществ (в свете данных археологии). Л.: & laquo-Наука»-, 1976. 191 с.

108. Матюшин Г. Н. О методах классификации массового инвентаря памятников каменного века (верхний палеолит — энеолит) // История материальной культуры Узбекистана. Ташкент: & laquo-ФАН»- Узбекской ССР, 1975. Вып. 12. С. 38−59.

109. Матюшин Г. Н. Яшмовый пояс Урала. М.: Искусство, 1977. 176с.

110. Матющенко В. И. Вновь о & laquo-неолите»- и & laquo-энеолите»- в Западной

111. Сибири // Проблемы неолита энеолита юга Западной Сибири. — Кемерово: & laquo-Кузбассвузиздат»-, 1999. С. 9−11.

112. Матющенко В. И. Еще раз о сейминско-турбинском феномене // XIV Уральское археологическое совещание. — Челябинск: & laquo-Рифей»-, 1999. С. 90−91.

113. Матющенко В. И. Могильник на Татарском увале у д. Окунево (ОМ VII) // Новое в археологии Прииртышья. — Омск: Изд-во ОмГУ, 2003. Вып. 3. 157 с.

114. Матющенко В. И., Полеводов А. В. Комплекс археологических памятников на Татарском увале у деревни Окунево. — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1994. 223 с.

115. Матющенко В. И., Полеводов А. В., Толпеко И. В. К проблеме самусьско-ростовкинских памятников Прииртышья // Четвертые исторические чтения памяти М. П. Грязнова. Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 87−91.

116. Матющенко В. И, Полеводов А. В., Толпеко И. В. Поселение ОМ-X один из памятников Окуневского археологического микрорайона // Исторический ежегодник, 1997. — Омск: Изд-во ОмГУ, 1998. С. 106−132.

117. Матющенко В. И., Синицина Г. В. Могильник у деревни Ростовка вблизи Омска. Томск: Изд-во ТГУ, 1988. 135 с.

118. Миловский А. В. Минералогия и петрография. М.: & laquo-Госгеолтехиздат»-, 1958. 350 с.

119. Молодин В. И. Памятник Сопка-2 на реке Оми (культурно-хронологический анализ погребальных комплексов неолита и раннего металла). Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2001. Т.1. 127 с.

120. Молодин В. И., Глушков И. Г. Самусьская культура в Верхнем Приобье. Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1989. 168 с.

121. Монгайт JI.A. Археология Западной Европы. Каменный век. М.: & laquo-Наука»-, 1973. 355 с.

122. Народы Австралии и Океании. М.: & laquo-Наука»-, 1956. 852 с.

123. Нохрина Т. Н. Каменная индустрия эпохи неолита энеолита Уральского Приозерья. Автореферат дис. канд. ист. наук. Новосибирск, 1988.

124. Окладников А. П. Неолитические находки в низовьях Ангары (К итогам работ 1937 г.) // Вестник древней истории, 1939. № 4.

125. Окладников А. П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья (историко-археологическое исследование) ПУМА. М.- JL, 1952. № 18. Ч. I и II. 412 с.

126. Окладников А. П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья (Глазковское время) // МИА. М.- JI. 1955. № 43. Ч. III. 374 с.

127. Окладников А. П. Неолит Сибири и Дальнего Востока // МИА. -М.: & laquo-Наука»-, 1970. № 166. С. 172−193.

128. Окладников А. П. Неолитические памятники Ангары (от Щукино до Бурети). — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1974. 320 с.

129. Окладников А. П. Неолитические памятники Средней Ангары (от устья р. Белой до Усть-Уды). Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1975. 318 с.

130. Окладников А. П. Неолитические памятники Нижней Ангары (от Серово до Братска). — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1976. 327 с.

131. Окладников А. П. Кириллов И.И. Юго-восточное Забайкалье в эпоху камня и ранней бронзы. Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1980. 176 с.

132. Очерки общей этнографии: общие сведения, Австралия и Океания, Америка, Африка. М.: Изд-во АН СССР, 1957. 343 с.

133. Першиц А. И. Этнография как источник первобытно-исторических реконструкций // Этнография как источник реконструкции истории первобытного общества. — М.: & laquo-Наука»-, 1979. С. 26−42.

134. Петров А. И. Работы в Среднем Прииртышье // Археологические открытия 1976 г. -М., 1977. С. 230.

135. Петров А. И. Эпоха позднего неолита и ранней бронзы в Среднем Прииртышье: Автореф. дис.. канд. ист. наук. Кемерово, 1986. 23 с.

136. Петров А. И. Эпоха позднего неолита и ранней бронзы в Среднем Прииртышье. Дис. канд. ист. наук (рукопись). Кемерово, 1985. 155 с.

137. Петров А. И. Периодизация и хронология памятников екатерининской культуры в Среднем Прииртышье // Источники по истории Западной Сибири (история и археология). Омск: Изд-во ОмГУ, 1987. С. 420.

138. Петрографический словарь. М.: & laquo-Недра»-, 1981. 496 с.

139. Плешаков А. А., Зайберт В. Ф. Рубящие орудия поселения Ботай // Энеолит и бронзовый век Урало-Иртышского междуречья. Челябинск: Изд-во Башкирского университета, 1985. С. 48−59.

140. Погодин А. А. Камнеобработка на севере Западной Сибири // Северный Археологический Конгресс. Тезисы докладов. Екатеринбург: & laquo-Академкнига»-, 2002а. С. 33−35.

141. Погодин А. А. Технико-функциональная характеристика каменного инвентаря могильника Товкуртлор 3 // Северный Археологический Конгресс. Тезисы докладов. Екатеринбург: & laquo-Академкнига»-, 20 026. С. 247−248.

142. Розова С. С. Классификационная проблема в современной науке. — Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1986. 223 с.

143. Раков В. А. К проблеме выделения локальных палеолитических культур в Средней Азии // Каменный век Средней Азии и Казахстана. — Ташкент: & laquo-ФАН»-, 1972. С. 31−34.

144. Семенов С. А. О каменных сверлах // МИА. 1953. № 39. С. 455 458.

145. Семенов С. А. О технике сверления нефрита из погребений глазковского времени // МИА. M. -JL, 1955. № 43. Ч. III. С. 370−371.

146. Семенов С. А. Первобытная техника // МИА. M. -JL, 1957. № 54. 240 с.

147. Семенов С. А. Изучение первобытной техники методом эксперимента // Новые методы в археологических исследованиях. М. -Л. «Наука», 1963. С. 191−214.

148. Семенов С. А. Развитие техники в каменном веке. Л.: & laquo-Наука»-, 1968. 362 с.

149. Семенов С. А. Каменные орудия эпохи ранних металлов // С А. 1969. № 2.

150. Семенов С. А. Производство и функции каменных орудий // МИА. -М., 1970. № 166. С. 7−18.

151. Семенов С. А., Коробкова Г. Ф. Технология древнейших производств (мезолит энеолит). — Л.: & laquo-Наука»-, 1983. 255 с.

152. Скакун Н. Н. Функциональное исследование каменных наконечников стрел эпохи бронзы // Каракумские древности. Ашхабад, 1972. Вып. 4. 184 с.

153. Табарев А. В. Функциональная жизнь каменных орудий и явление & laquo-Фризон эффекта& raquo- // Экспериментальная археология. — Тобольск: Изд-во ТГПИ, 1992. Вып. 2. С. 46−54.

154. Тимофеев В. И., Зайцева Г. И. К проблеме радиоуглеродной хронологии неолита степной и юга лесной зоны европейской части России и Сибири (обзор источников) // Радиоуглерод и археология. Ежегодник радиоуглеродной лаборатории. СПб, 1997. Вып. 2. С. 98−108.

155. Толпеко И. В. Соотношение памятников с каменным инвентарем Окуневского археологического микрорайона // Таре 400 лет. Проблемы социально-экономического освоения Сибири. — Омск: Изд-во ОмГТУ, 1994. Ч. 2. С. 31−32.

156. Толпеко И. В. Некоторые аспекты изучения сырьевой базы коллекции камня Окуневского археологического микрорайона // Археологические микрорайоны Западной Сибири. Омск: Изд-во ОмГУ, 1994. Ч. 2. С. 90−91.

157. Толпеко И. В. Трасологический анализ как источник определения функционального назначения орудия // Третьи исторические чтения памяти М. П. Грязнова. — Омск: Изд-во ОмГУ, 1995. Ч. 2. С. 76−77.

158. Толпеко И. В. Каменный инвентарь эпохи неолита и ранней бронзы как источник по изучению обмена // Очерки истории обмена и торговли в древности на территории Западной Сибири. — Омск: Изд-во ОмГУ, 1995. Ч. 1. С. 53−65.

159. Толпеко И. В. О возможностях археолого-этнографических сопоставлений в изучении эпохи камня // Интеграция археологических и этнографических исследований. Новосибирск — Омск: Изд-во ОмГУ, 1996. Ч. 2. С. 13−15.

160. Толпеко И. В. Памятники с каменным инвентарем периода позднего неолита ранней бронзы в Среднем Прииртышье // Россия и

161. Восток: археология и этническая история. — Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 1114.

162. Толпеко И. В. Каменная индустрия в аспекте археолого-этнографических сопоставлений // Интеграция археологических и этнографических исследований. Омск — Уфа: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 153 155.

163. Толпеко И. В. Нефритовый комплекс памятника Окунево XV // Четвертые исторические чтения памяти М. П. Грязнова. Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. С. 159−163.

164. Толпеко И. В. Исследование поселения Окунево X // Археологические открытия 1996 года. М: Изд-во НПБО & laquo-Фонд археологии& raquo-, 1997. С. 362−363.

165. Толпеко И. В. Многослойные памятники раннего времени на территории Омского Прииртышья // Музей и общество на пороге XXI века. Материалы Всероссийской научной конференции к 120-летию ОГИК музея. Омск: Изд-во ОГИК музея, 1998. С. 32.

166. Толпеко И. В. Сырьевая база каменной индустрии древнего населения Среднего Прииртышья // XIV Уральское археологическое совещание. Челябинск: & laquo-Рифей»-, 1999. С. 45−47.

167. Толпеко И. В. Великий нефритовый путь: миф или реальность? // Комплексные общества центральной Евразии в III I тыс. до н. э. — Челябинск — Аркаим: Изд-во ЧелГУ, 1999. С. 296−298.

168. Толпеко И. В. К вопросу об использовании местных ресурсов древним населением Омского Прииртышья // Экология древних и современных обществ. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 1999. С. 149−150.

169. Толпеко И. В. Охра в жизни древнего населения Западной Сибири // История и философия минералогии. Материалы II Международного минералогического семинара. Сыктывкар: & laquo-Геопринт»-, 1999. С. 115.

170. Толпеко И. В. Еще раз к вопросу о комплексном анализе каменного инвентаря // Проблемы неолита-энеолита юга Западной Сибири. — Кемерово: & laquo-Кузбассвузиздат»-, 1999. С. 64−66.

171. Толпеко И. В. Отходы производства в каменной индустрии как информативный источник // Исторический ежегодник. Специальный выпуск. Посвящается 70-летию В. И. Матющенко. Омск: Изд-во ОмГУ, 2000. С. 195 199.

172. Толпеко И. В. Поселение Окунево VI // Материалы по археологии Обь-Иртышья. Сургут: РИО СурГПИ, 2001. С. 43−49.

173. Толпеко И. В. Каменный инвентарь Окунево VI, X и XV // Нижнетарский археологический микрорайон. Новосибирск: & laquo-Наука»-, 2001. С. 102−126.

174. Толпеко И. В., Аветисян О. Х. Неолит Омского Прииртышья: проблемы и перспективы исследования // Культурология и история древних и современных обществ Сибири и Дальнего Востока. Омск: Изд-во ОмГТГУ, 2002. С. 205−207.

175. Толпеко И. В., Хвостов В. А. Поселение Окунево X // Новое в археологии Среднего Прииртышья. Омск: Изд-во ОмГУ, 1999. С. 129−142.

176. Толстой М. П. Геология с основами минералогии. М.: & laquo-Агропромиздат»-, 1991. 398 с.

177. Трифонов В. А. К абсолютной хронологии евро-азиатских культурных контактов в эпоху бронзы // Радиоуглерод и археология. Ежегодник радиоуглеродной лаборатории. СПб, 1997. Вып. 2. С. 94−97.

178. Федосеева С. А. Ымыяхтахская культура Северо-Восточной Азии. -Новосибирск: & laquo-Наука»-, 1980. 224 с.

179. Федосеева С. А. Археология Якутии 1999. С. 129−142и ее место в мировой науке о происхождении и эволюции человечества. Якутск: & laquo-Литограф»-, 1999. 132 с.

180. Ферсман А. Е. Путешествие за камнем. М.: Изд-во АН СССР, 1960. 391 с.

181. Филиппов А. К. Трасологический анализ каменного и костяного инвентаря из верхнепалеолитической стоянки Мураловка // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. Л.: & laquo-Наука»-, 1977. С. 167−181.

182. Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен). М.: & laquo-Наука»-, 1989. 320 с.

183. Членова Н. Л. Хронология памятников карасукской эпохи // МИА. -М., 1972. № 182. 247 с.

184. Шаманаев А. В. Стратегия добычи и использования каменного сырья населением Нижнего Притоболья в мезолите раннем бронзовом веке // XIV Уральское археологическое совещание: Тезисы докладов. — Челябинск: & laquo-Рифей»-, 1999. С. 48−50.

185. Шаманаев А. В. Скребки: функциональные признаки и технологический процесс // Северный Археологический Конгресс. Тезисы докладов. Екатеринбург: & laquo-Академкнига»-, 2002. С. 258−259.

186. Шилов С. Н., Зырянова С. Ю., Шаманаев А. В. Комплекс боборыкинской культуры поселения Пикушка I // ВАУ. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2002. Вып. 24. С. 90−118.

187. Шуман В. Мир камня. Горные породы и минералы. М.: & laquo-Мир»-, 1986. Т.1. 215 с.

188. Шуман В. Мир камня. Драгоценные и поделочные камни. М.: & laquo-Мир»-, 1986. Т.2. 263 с.

189. Щелинский В. Е. Экспериментально-трасологическое изучение функций нижнепалеолитических орудий // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. JL: & laquo-Наука»-, 1977. С. 182−196.

190. Щелинский В. Е. Функциональное назначение двусторонне обработанных орудий мустьерской стоянки Заскальная V в Крыму // Археологические вести. СПб, 1994. № 3. С. 16−21.1. СОКРАЩЕНИЯ

191. АГУ Алтайский государственный университет AMP — Археологический микрорайон ИИС — Из истории Сибири

192. КСИА Краткие сообщения Института археологии

193. МАЭ Музей археологии и этнографии

194. МИА Материалы и исследования по археологии СССР

195. ОГИК музей Омский государственный историко-краеведческий музей

196. ОмГПУ — Омский государственный педагогический университет

197. ОмГТУ — Омский государственный технический университет

198. ОмГУ Омский государственный университет1. С А Советская археология

199. СурГПИ — Сургутский государственный педагогический институт ТГПИ Тобольский государственный педагогический институт ТГУ — Томский государственный университет

200. УЗ ПГУ — Ученые записки Пермского государственного университета УрГУ Уральский государственный университет ЧелГУ — Челябинский государственный университет

Заполнить форму текущей работой