Костяная индустрия мезолита лесной зоны Восточной Европы

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
499


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В каменном веке кость и рог, наряду с различными породами камня и деревом, являлись важнейшим сырьем для изготовления орудий труда, предметов вооружения, украшений и других изделий различного назначения. Обработка кости и рога, достигшая определенного совершенства в позднем палеолите, получила дальнейшее развитие в эпоху мезолита, что нашло отражение как в разнообразии изделий из этих материалов, так и в их широком распространении от Англии до Урала.

Первые находки мезолитических костяных и роговых изделий на территории лесной зоны Восточной Европы были сделаны при добыче мела со дна бывшего озера Кунда в Эстонии еще в конце прошлого века (Grevingk, 1882). Немного позже были найдены мезолитические костяные изделия при мелиоративных работах в Восточной Пруссии (Gross, 1937). В тридцатые годы нашего столетия проведены раскопки поселения Кунда-Ламмасмяги в Эстонии (Indreko, 1948) и Нижнее Веретье на юге Архангельской области (Фосс, 1941), а также Оленеостровского могильника в Южной Карелии (Гурина, 1956). В это же время собраны коллекции костяных и роговых изделий в Эстонии и Латвии, некоторые датированы спорово-пыльцевым методом. В 50−70 гг. раскопаны торфяниковые поселения Звидзе (Лозе, 1988), Оса (Загорскис и др., 1984), Звейниеки 2 (Zagorska, 1980) и могильник Звейниеки (Zagorskis, 1987) в Латвии- продолжены раскопки поселения Кунда-Ламмасмяги и раскопаны поселения Нарва-город (Янитс, 1966), Пулли (Jaanits L., Jaanits К., 1975), Умбузи в Эстонии. На юге Архангельской области с конца 70-х годов раскапываются памятники культуры веретье (Ошибкина, 1983, 1997). С середины 70-х гг. исследуются стоянки Ивановского торфяника в Верхнем Поволжье (Крайнов и др., 1984). В последнем регионе в 80−90-х гг. выявлено более 50 торфяниковых мезолитических стоянок, из них 14 раскопаны в 90-х гг. (Жилин, 1993, 1997- Lozovski, 1996- Сидоров, Сорокин, 1998) 5

Интенсивные полевые исследования последних десятилетий привели к резкому увеличению числа открытых и раскопанных памятников эпохи мезолита в Восточной Европе. В результате появилась серия стратифицированных поселений и могильников, давших, наряду с каменными изделиями, орудия из кости, рога и других органических материалов. Широкое применение естественнонаучных методов позволило надежно их датировать, достоверно реконструировать окружающую среду и систему хозяйства, определить основные объекты охоты и рыболовства. Работы на ряде известных ранее торфяниковых поселений позволили уточнить их стратиграфию и хронологию, получить новые материалы. Благодаря проведенным исследованиям стала возможной попытка межрегионального анализа мезолитических изделий из кости и рога.

Еще не так давно эти предметы из-за своей малочисленности рассматривались как некое экзотическое дополнение к коллекциям каменных изделий, датировка большинства из них была неясна. Теперь же появилась возможность разработать хронологию костяных и роговых орудий мезолита лесной зоны Восточной Европы, основываясь на надежно датированных памятниках этой обширной территории, а не на аналогиях, нередко весьма далеких. Вместе с орудиями из органических материалов торфяниковые поселения дали значительное количество каменных изделий, обычно встречаемых на дюнных стоянках. Это дает возможность легко сопоставлять памятники и определять культурную принадлежность торфяниковых стоянок. Предлагаемая работа построена на материалах стратифицированных раскопанных памятников, культурная принадлежность которых ясна, а датировка установлена не только археологическими, но и естественнонаучными методами.

Отдельные находки и коллекции костяных и роговых изделий мезолитического облика из различных сборов также представляют определенный интерес, однако, требуют более критичного отношения. Лишь для некоторых из них получена датировка слоев, в которых были найдены изделия. При этом практически нет данных о том, как орудия в эти 6 слои попали. Зачастую такие вещи попадают в более древние отложения (например, при битье рыбы острогой или стрельбе из лука). Они могут быть и переотложены в более позднее время (например, в результате перемыва). Поэтому датировка отложений не всегда может совпадать с датировкой найденных в них отдельных вещей. Для большинства же случайных находок нет и этих данных. Как правило, отсутствует и контекст, позволяющий определить их культурную принадлежность, которая обычно устанавливается с определенной степенью вероятности по аналогиям с материалами раскопанных памятников. Такие находки интересны, главным образом, для уточнения ареалов различных типов орудий.

Сочетание изделий из камня и органических материалов дает возможность анализировать инвентарь, характерный для археологических культур или их этапов, в целом. Это особенно важно учитывать, поскольку многие костяные орудия не имели аналогов в камне, или же из камня делалась лишь небольшая их часть. В первую очередь это относится к орудиям рыболовства и оружию. Последнее большинством исследователей рассматривается как важнейший компонент инвентаря памятников и служит основой многих культурно-хронологических построений. В то же время в большинстве мезолитических культур лесной зоны Восточной Европы предметы вооружения из камня значительно уступают костяным как по количеству, так и по разнообразию типов. То же можно сказать и о многих хозяйственно-бытовых орудиях, и в еще большей степени, об украшениях и произведениях искусства. Орудия из кости и рога, начиная с раннего мезолита, играли в жизни населения лесной зоны Восточной Европы не менее важную роль, чем каменные.

Даже при беглом знакомстве с большими сериями костяных и роговых орудий заметны их отличия в разных регионах и на разновременных памятниках. Единообразие костяных изделий на больших территориях при более детальном рассмотрении оказывается лишь поверхностным. Выделяются многие типы и варианты, имеющие 7 довольно узкое распространение в пространстве и во времени. Это дает возможность использовать имеющиеся данные по изделиям из кости и рога для культурно-хронологических построений наряду с каменными орудиями. Особенно продуктивным это может быть для культур лесных охотников-рыболовов-собирателей умеренной зоны, хозяйство которых было основано на охоте на крупных копытных.

Как и при изучении каменных орудий, интерес представляет не только форма изделий из кости и рога, но и технология их изготовления. Как и форма, технология изготовления орудий труда и оружия, различных бытовых предметов и украшений, как из камня, так и из кости, изменялась со временем, появлялись новые приемы и способы обработки этих материалов, а старые частично изживались. Изучение эволюции технологии обработки костяных и роговых изделий может дать важную информацию для датировки как памятников, не имеющих независимых дат, так и случайных находок. С другой стороны, технология изготовления изделий из различных материалов, в том числе, кости и рога достаточно традиционна и специфична для различных групп древнего населения. Вместе с тем, ряд приемов обработки кости и рога зависит, главным образом, от физических характеристик данных материалов как сырья для производства орудий. Такие приемы оказываются сходными в разновременных и разнокультурных памятниках каменного века, часто удаленных друг от друга территориально. Однако детальное исследование этих приемов важно для понимания процесса изготовления орудий в его целостности. Понимание того, как древний человек изготавливал орудия, ломимо всего прочего, дает важную информацию для изучения его поведения и интеллектуального развития, способности к адаптации.

Основными задачами настоящей работы является изучение морфологии и технологии изготовления изделий из кости и рога, определение их хронологии и эволюции на протяжении эпохи мезолита. Не менее важной задачей является установление ареалов различных типов изделий и роли, которую играли изделия из кости 8 и рога в инвентарях мезолитических культур лесной зоны Восточной Европы. Решение этих задач будет во многом способствовать достоверной реконструкции сложных и разнообразных процессов развития древних производств, взаимодействия человека с окружающей средой и адаптации мезолитического населения, сложения и трансформации мезолитических культур и межкультурных контактов.

Полноценная работа над данной темой была бы невозможна без использования данных естественнонаучных анализов. Хочу выразить глубокую благодарность Е. А. Спиридоновой, Л. Д. Сулержицкому, И. В. Кирилловой, Е. А Антипиной, В. И. Данильченко за проведенные палинологический, радиоуглеродный и остеологический анализы. Также хочу выразить благодарность Д. А. Крайнову, И. А. Загорской и И. В. Калининой за предоставленную возможность работы с их неопубликованными материалами, О. В. Чистяковой, нарисовавшей значительную часть костяных изделий, и всем сотрудникам Верхневолжской экспедиции. 9

Заключение

Начало голоцена в Восточной Европе отмечено серьезными климатическими изменениями, которые привели к довольно быстрой смене ландшафтов. Вместо холодных тундростепей позднего плейстоцена и парковых тундр и лесотундр младшего дриаса рапространяются сначала разреженные, а к середине пребореала уже плотные таежные леса. Формируется лесная зона Восточной Европы. И хотя в течение мезолита происходили различные климатические колебания, с этого момента лес в пределах лесной зоны Восточной Европы остается единственным зональным типом растительности и безраздельно господствует в ландшафте. Соответствующим образом меняется и состав фауны. На смену северному оленю как основному объекту охоты финального палеолита, уже в начале мезолита приходит лесная фауна, основным промысловым животным становится лось. На втором месте в различных регионах стоит бобр, благородный олень, кабан, северный олень. Человек в начале голоцена расселяется на новые территории, по разному обеспеченные сырьем для изготовления орудий. В это время складываются основные мезолитические культуры на данной территории, устанавливаются межкультурные связи, происходят контакты с населением соседних и более далеких территорий.

Эти события не могли не отразиться в орудийном наборе древнего человека. По сравнению с финальным палеолитом разнообразнее становится каменный инвентарь, однако наиболее яркие изменения происходят в изделиях из органических материалов, прежде всего, кости и рога. Твердость и упругость, способность размягчаться и восстанавливать свои свойства при высыхании, пригодность для обработки оббивкой, резанием, скоблением, строганием, пилением, сверлением, шлифовкой и полировкой, крупные размеры и повсеместная распространенность определили важнейшую роль кости

298 и рога в качестве сырья для изготовления орудий в мезолите. Особенно это было важно для районов, бедных кремнем, которых немало на территории лесной зоны Восточной Европы. По сравнению с финальным палеолитом количество и ассортимент костяных и роговых орудий в раннем мезолите увеличились во много раз.

За последние десятилетия существенно выросло число раскопанных мезолитических памятников с костяным и роговым инвентарем, появились новые серии надежных естественнонаучных датировок, существенные успехи были достигнуты в изучении морфологии костяных и роговых изделий. Одновременно значительный прогресс наблюдался и в развитии технологического метода изучения древних орудий. Развитие методики трасологического анализа, основанного на экспериментальной отработке той или иной технологии сделало возможным широкомасштабное изучение технологии изготовления костяных изделий в мезолите лесной зоны Восточной Европы. Результатом такого исследования явилась детальная реконструкция первичной и вторичной обработки кости и рога и технологии изготовления различных изделий с точной характеристикой каждой операции. На основании этого стало возможно проследить как эволюцию морфологии и технологии изготовления костяных и роговых орудий в мезолите лесной зоны Восточной Европы в целом, так и дать характеристику особенностей костяной индустрии в отдельных мезолитических культурах данной территории, провести сравнение с соседними.

Важнейшие изобретения в наборе орудий и технологии обработки кости и рога были сделаны в лесной зоне Восточной Европы в самом начале мезолита, в пребореальном периоде. К их числу относится появление составных вкладышевых наконечников стрел, оснащенных правильными микропластинками, отжатыми со специальным образом подготовленных нуклеусов, закрепленными в продольно прорезанных пазах с помощью клеящего вещества. Вторым принципиальным изобретением были составные рубящие орудия, состоящие из рогового или каменного

299 клинка, закрепленного в роговой муфте, насаженной на деревянную рукоятку. Эти два нововведения во многом определили развитие оружия и рубящих орудий до конца бореального периода.

Одновременно с ними появляются и другие орудия и технологические приемы их изготовления. Развитие рыболовства требовало новых снастей, и уже в пребореале появляются первые цельные и составные рыболовные крючки и наконечники рыболовных копий и острог (зубчатые острия). Обработка дерева, ставшего благодаря распространению лесов одним из наиболее доступных материалов, также диктовало необходимость новых орудий, и в раннем мезолите появляются долота, стамески, различные орудия из зубов и челюстей животных.

Но настоящий расцвет костяных и роговых орудий наступает в первой половине -середине бореального периода. В это время освоены уже все технологические приемы обработки кости, многие из них стали стандартными. Самые разные типы костяных и роговых изделий производятся серийно, достигает совершенства обработка их поверхности, многие изделия орнаментируются и смотрятся как произведения искусства.

Во второй половине мезолита мы видим продолжение традиций изготовления костяных и роговых орудий, однако новых приемов почти не появляется, наоборот, исчезают некоторые типы и группы орудий и связанные с ними технологии. Некоторые, например, обработка как на токарном станке, не восстанавливаются до железного века. Падает роль вкладышевой техники, постепенно исчезают муфты, желобчатые долота и скребки, наконечники копий и некоторые другие орудия, правда появляются и начинают серийно изготовляться некоторые новые типы и варианты наконечников стрел и зубчатых острий, прототипы большей их части были известны в предшествующий период.

Этот же процесс продолжается и в финальном мезолите, многие орудия и предметы вооружения делаются небрежно, как бы наспех. Из инноваций этого периода можно отметить появление составных наконечников стрел, на конце которых вырезан

300 желобок для крепления каменного острия. Другой существенной инновацией явилось распространение скульптуры из кости и рога выполненной в технике объемного резания. Те же тенденции продолжаются и в раннем неолите, правда кое-где распространяются новые технологические приемы, как например, распиливание кости в нарвской культуре, ограниченно применявшееся на позднем этапе кундской.

Технико-морфологический анализ изделий из кости и рога отдельных археологических культур показал значительное сходство не только в морфологии, но и в технологии изготовления костяных и роговых орудий у населения, оставившего культуры кунда, веретье, онежскую и бутовскую. Они могут быть объединены в кундско-бутовскую культурную общность, сложившуюся в раннем мезолите на единой свидерской подоснове. Во многом сходным было и развитие их костяного инвентаря на протяжении мезолита. Вместе с тем, каждой из них присуща своя специфика в морфологии костяных и роговых изделий, в технологии их изготовления и развитии костяной индустрии, убедительно говорящая о том, что это хоть и родственные, но разные культуры. К концу мезолита эти различия становятся более ощутимыми. Рессетинская культура, для которой характерен другой кремневый инвентарь, показывает отличия и в костяных изделиях. Эта культура пока изучена довольно слабо,-однако ясно, что к кундско-бутовской общности она не относится.

Сравнение с материалами соседних территорий — культур дуфензе и маглемозе с запада и уральского региона с востока, показало различную картину. Сходство в наборе изделий и технологии изготовления костяных орудий с культурами дуфензе и маглемозе только самого общего порядка, объяснимое характером сырья и способами работы мезолитическими каменными орудиями, различия носят принципиальный характер и говорят о принадлежности населения названных культур и лесной зоны Восточной Европы к разным культурным общностям, или пользуясь терминологией Дж. Кларка, технокомплексам. Эпизодические контакты с культурами дуфензе и маглемозе в

301 бореальное время прослеживаются только в материалах культуры Кунда.

Иная картина отмечена при сравнении морфологии и технологии изготовления костяных изделий лесной зоны Восточной Европы и Уральского региона. Несмотря на очень серьезные различия, которые также свидетельствуют о принадлежности населения этих территорий к разным культурным общностям, или технокомплексам, отмечается сильное сходство, в том числе на уровне специфических деталей, не обусловленных сырьем или общими моментами обработки кости в мезолите. Особенно ярко это проявляется в такой важнейшей группе изделий, как наконечники стрел. На основании этого можно сделать вывод о заимствовании уральским населением из лесной зоны Восточной Европы ряда типов костяных наконечников вместе с технологией их изготовления, вероятнее всего, в первой половине бореала. Механизм этого явления на имеющихся материалах проследить не представляется возможным, но уже сейчас можно сказать, что граница между этими общностями была размыта и контакты населения были устойчивыми и регулярными. В дальнейшем это просматривается и в раннем неолите.

Проведенное исследование показало большую информативность мезолитических костяных изделий и правомерность изучения этого источника с позиций как морфологического, так и технологического анализа. Наравне с каменными, они могут широко привлекаться для культурно-хронологического анализа памятников. Особенно информативны предметы вооружения, рубящие орудия и украшения. Изучение материалов опорных памятников позволило определить как морфологические, так и технологические критерии для датирования и культурной атрибуции костяных и роговых изделий. Задача дальнейших работ — разборка имеющихся больших смешанных коллекций и надежная атрибуция случайных находок путем подбора точных аналогий в материалах опорных памятников. К сожалению, последних пока не так много, и их поиски, раскопки и введение коллекций в научный оборот также представляется первостепенной задачей.

302

Изделия из кости и рога, многие из которых не имеют аналогов из камня, являются ценнейшим источником для реконструкции хозяйственной деятельности и образа жизни мезолитического человека. Для понимания развития производства и творческой работы древних людей крайне важным представляется точное определение назначения и способов использования орудий из кости и рога на основе трасологических и экспериментальных работ с широким привлечением данных этнографии, но это уже тема отдельного большого исследования.

303

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Развитие природной среды и культурно-хронологическое деление мезолита лесной зоны Восточной Европы

Глава 2. Опорные памятники с изделиями из кости и рога в мезолите лесной зоны Восточной Европы

Глава 3. Методика исследования

Глава 4. Кость и рог как сырье для изготовления орудий

Глава 5. Типологическая классификация и технология изготовления изделий из кости и рога.

1. Наконечники стрел

2. Наконечники дротиков и острог (зубчатые острия)

3. Наконечники гарпунов

4. Наконечники копий

5. Кинжалы

6. Клевцы

7. Рыболовные крючки

8. Ножи

9. Орудия для протягивания сухожилий

10. Скребки струги и лощила

11. Шилья, проколки, иглы и игольники

12. Иглы для вязания сетей, кочедыки

13. Резцы, ножи, скобели из челюстей и зубов животных

14. Долота, стамески, клинья

15. Топоры и тесла

16. Кирки, мотыги, пешни

17. Муфты

18. Выпрямители

19. Посредники и ретушеры

20. Рукоятки

21. Ложки и лопаточки

22. Украшения и амулеты

23. Изделия, переделанные из других

Глава 6. Метки, рисунки и орнаменты на кости и роге, скульптурные изображения из кости и рога

Глава 7. Хронология изделий из кости и рога и эволюция технологии их изготовления

Глава 8. Костяной и роговой инвентарь мезолитических культур лесной зоны Восточной Европы

Список литературы

1. Абрамова З А., Григорьева Г. В. 1997. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Вып. 3. Спб.

2. Алешинская A.C., Спиридонова Е. А. 1998. Геохронология и палеоэкология первобытного человека на стоянке Ивановское 7 (по данным палинологического анализа)// Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

3. Бадер О. Н. 1966. Мезолит лесного Приуралья и некоторые общие вопросы изучения мезолита. // МИА. М., Л. 126.

4. Бадер Н. О., Церетели Л. Д. 1989. Мезолит Кавказа. // Мезолит СССР. Археология СССР. м.

5. Брюсов А. Л. 1940. Гонцовская стоянка. CA, V.

6. Брюсов А. Я. 1952. Очерки по истории племен Европейской части СССР в неолитическую эпоху. М.

7. Буров Г. М. 1967. Древний Синдор. М.

8. Величко A.A., Грехова Л. В., Грибченко Ю Н, Куренкова Е. И. 1997. Первобытный человек в экстремальных условиях среды. Стоянка Елисеевичи. М.

9. Величко A.A., Грехова Л. В., Губонина З. П. 1977. Среда обитания первобытного человека Тимоновских стоянок. М.

10. Верещагина И. В. 1977. Мезолитические памятники на Северной Двине. // КСИА. 149.

11. Верещагина И. В. 1996. Новая стоянка в группе мезолитических памятников на304

12. Песчанском полое Северной Двины. //Древности Русского Севера. Вып. 1. Вологда.

13. Воеводский М. В. 1929. Тимоновская палеолитическая стоянка. Русский антропологический журнал, т. XVIII, в. 1−2.

14. Воеводский М. В. 1952. Палеолитическая стоянка Рабочий ров (Чулатово П). Ученые записки МГУ, вып. 158. Ископаемый человек и его культура на территории СССР. М.

15. Воробьев В. М. 1979. Некоторые вопросы изучения мезолитисческих рубящих орудий. // CA, 3.

16. Галимова М. Ш. 1996. Тетюшская III стоянка. // Новые материалы по мезолиту Волго-Уралья. Казань.

17. Галимова М. Ш. 1999. Памятники позднего палеолита и мезолигга в устье Камы. Автореферат канд. дис. М.

18. Гвоздовер М. Д. 1952. Вкладышевый наконечник с палеолитической стоянки Талицкого. // Ископаемый человек и его культура на территории СССР. Ученые записки МГУ, выпю 158. Труды Института антропологии. М.

19. Грехова Л. В. 1977. Обработанная кость Тимоновской стоянки. // Проблемы палеолита Восточной и Центральной Европы. Л.

20. Григорьева Г. В. 1997. Костяной инвентарь верхнепалеолитических стоянок бассейна Десны-Днепра. // Абрамова З. А., Григорьева Г. В. 1997. Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. Вып. 3. Спб.

21. Турина H.H. 1956. Оленеостровский могильник. МИА, 47, М-Л. Турина H.H. 1965. Новые данные о каменном веке Северо-Западной Белоруссии. МИА. М., Л. 131.

22. Турина H.H. 1989а. Мезолит Литвы и Белоруссии. // Мезолит СССР. Археология СССР. М. (включая раздел, посвященный мезолиту Калининградской области, написанный В.И. Тимофеевым). 305

23. Турина, 19 896. Мезолит Карелии. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

24. Турина H.H. 1991. Некоторые общие вопросы изучения древнего рыболовства и морского промысла на территории СССР. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. Л.

25. Гусенцова Т. М. 1981. Новые мезолитические поселения в междуречье Камы и Вятки. CA. 3.

26. Девятова Э. И. 1988. Палеогеграфия и освоение человеком Карелии. // Поселения древней Карелии. Петрозаводск.

27. Долуханов П. М. 1989. Природные условия эпохи мезолита на территории СССР. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

28. Жилин М. Г. 1987. Обработка камня в бутовской культуре. // Социально-экономическое развитие древних обществ и археология. Москва.

29. Жилин М. Г. 1992 & quot-Некоторые итоги и проблемы изучения Волго-Окского мезолита. "- // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Нижний Новгород, вып. 3.

30. Жилин М. Г. 1993а. Костяное вооружение древнейшего населения Верхнего Поволжья. М.

31. Жилин М. Г. 19 936. Результаты разведки на Подозерском торфянике в 1992 г. // Плесский сборник, вып. 1, Плес.

32. Жилин М. Г. 1994а. Археологические исследования на Озерецком торфянике в 1990—1992 гг. // Тверской археологический сборник. Выпуск 1. Тверь.

33. Жилин М. Г. 19 946 & quot-Некоторые вопросы перехода от мезолита к неолиту на Верхней Волге. // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Выпуск 1. Иваново.

34. Жилин М. Г. 1994 В. Оленеостровский могильник и синхронные поселения Верхнего Поволжья. // Вопросы геологии и археологии. Санкт-Петербург. 306

35. Жилин М. Г. 1994 г. Результаты разведки в верховьях р. Малого Киржача. //Краеведческий сборник Александровского историко-архитектурного музея. Александров.

36. Жилин М. Г. 1995а. Стоянка Окаемово 4 на Средней Дубне. // Проблемы изучения первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып. 2., Иваново.

37. Жилин М. Г. 19 956. О работах Верхневолжской экспедиции в 1994 г. // АО 1994. Москва

38. Жилин М. Г. 1996а. Некоторые итоги раскопок стоянки Озерки 5 в 1990—1994 гг. // Тверской археологический сборник, Вып. 2, Тверь.

39. Жилин М. Г. 19 966. Наконечники стрел & quot-шигирского"- типа в мезолите и раннем неолите Восточной Европы. // Тверской археологический сборник, вып 2. Тверь.

40. Жилин М. Г. 1997а. Вкладышевые наконечники стрел бутовской мезолитической культуры // Нижегородские исследования по краеведению и археологии, вып. 2. Нижний Новгород.

41. Жилин М. Г. 19 976. Памятники мезолита и раннего неолита западной части Дубненского торфяника. // Древности Залесского края. Сергиев Посад.

42. Жилин М. Г. 1997 В. Орудия из нижних челюстей бобра из поселения Веретье 1. // Ошибкина C.B. 1997. Веретье 1. Поселение эпохи мезолита на Севере Восточной Европы. М. Приложение 2.

43. Жилин М. Г. 1998а. Адаптация мезолитических культур Верхнего Поволжья к каменному сырью. // Тверской археологический сборник. Вып. 3. Тверь.

44. Жилин М. Г. 19 986. Многослойное поселение Ивановское 7 (по раскопкам 19 921 997 гг.) //Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

45. Жилин М. Г. 1999. Хронология и периодизация бутовской мезолитической307культуры. // Исторический музей: энциклопедия Отечества. М.

46. Жилин М. Г., Кравцов А. Е. 1991. Ранний комплекс стоянки Усть-Тудовка 1. // Археология Верхнего Поволжья. Н. Новгород.

47. Жилин М. Г., Фролов A.C., Крымов Е. Ю. Стоянка Прислон 1 на Верхней Волге. // Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь.

48. Журавлев А. П. 1983. Мезолитическое поселение Пегрема 8 в Карелии. // Изыскания по мезолиту и неолиту СССР. Л.

49. Загорска И. А. 1978. Костяные и роговые острия и гарпуны каменного века из Восточной Прибалтики. // Орудия каменного века. Киев.

50. Загорска И. А. 1991. Рыболовство и морской промысел в каменном веке на ерритории Латвии. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. Л.

51. Загорскис Ф. А., Эберхардс Г. Я., Стелле В. Я., Якубовская И. Я. 1984. Оса -многослойное поселение эпох мезолита и неолита на Лубанской низине (Латвийская ССР). // Ареология и палеогеография мезолита и неолита Русской равнины. М.

52. Зайцева Г. И., Тимофеев В. И., Загорская И. А., Ковалюх.. 1997. Радиоуглеродные даты памятников мезолита Восточной Европы. Радиоуглерод и археология. Вып. 2. С-Петербург.

53. Зализняк Л. Л. 1986. Культурно-хронологическая периодизация мезолита Новгород-Северчкого Полесья. // Неприна В. И., Зализняк Л. Л., Кротова A.A. Памятники каменного века Левобережной Украины. Киев.

54. Зализняк Л. Л. 1989. Охотники на северного оленя Украинского Полесья эпохи финального палеолита. Киев.

55. Зализняк Л. Л. 1991. Население Полесья в Мезолите. Киев.

56. Зотько М. Р. 1994. Историографический очерк изучения иеневской и песочноровской культур в свете проблемы их культурного единства. // Тверской308археологический сборник. Вып. 1. Тверь.

57. Исаенко В. Ф. 1966. Мезолит и неолит Припятского Полесья. // Древности Белоруссии. Минск.

58. Карху A.A. 1998. Остатки птиц с поселения Ивановское 7 (предварительные результаты). // Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

59. Кириллова И. В. 1998. Охотничья добыча обитателей стоянки Ивановское 7 (по костным остаткам млекопитающих). // Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

60. Кольцов Л. В. культурные различия в раннем мезолите Волго-Окского междуречья. // Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М.

61. Кольцов JI.B. 1977. Финальный палеолит и мезолит Южной и Юго-восточной Прибалтики. М.

62. Кольцов Л. В. 1989а. Мезолит Волго-Окского междуречья. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

63. Кольцов Л. В. 19 896. Мезолит Среднего Поволжья. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

64. Кольцов Л. В. 1996. Мезолитические культуры Волго-Окского междуречья в контексте Восточной Европы. // Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь.

65. Кольцов Л. В., Жилин М. Г. 1999. Мезолит Волго-Окского междуречья. Памятники бутовской культуры. М.

66. КопытинВ.Ф. 1977. Мезолит Юго-Восточной Белоруссии. //КСИА. Вып. 149. Коробкова Т Ф. 1969. Орудия труда и хозяйство неолитических племен Средней Азии. МИА. М. 158.

67. Косменко М. Г. 1977. Мезолит Среднего Поволжья. // КСИА. 149.

68. Косорукова Н. В. 1995. Мезолитическая стоянка Марьино 4 в бассейне средней309

69. Мологи. // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып. 2. Иваново.

70. Косорукова Н. В. 1997. Мезолит Молого-Шекснинского междуречья. Автореферат канд. дис. С-Петербург.

71. Косорукова-Кандакова Н.В. 1991. Мезолитическая стоянка на Лотовой Горе в бассейне Шексны. // Археология Верхнего Поволжья. Нижний Новгород.

72. Кравцов А. Е. 1991а. К хронологии бутовской и иеневской мезолитических культур. С А, 1991, N2.

73. Кравцов А. Е. 19 916. О хронологии бутовской и иеневской мезолитических культур в Волго-Окском междуречье (по данным радиоуглеродного и спорово-пыльцевого анализов). // Кравцов А. Е., Сорокин А. Н. Актуальные вопросы Волго-Окского мезолита. М., с. 38−65.

74. Кравцов А. Е., Лозовский В. М. 1989. Мезолитическая стоянка Черная 1 в Мещере. СА, № 4.

75. Кравцов А. Е., Леонова Е. В., Лев С. Ю. 1994. К вопросу о месте иеневской культуры в мезолите Волго-Окского междуречья. // Тверской археологический сборник. Вып. 1. Тверь.

76. Кравцов А. Е., Спиридонова Е. А. 1996. О возрасте и природном окружении стоянок иеневской культуры в Тверском Поволжье. // Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь.

77. Крайнов Д. А., Зайцева Г. И., Уткин А. В. 1990. Стратиграфия и абсолютная хронология стоянки Ивановская 3. СА, № 3, с. 25−31.

78. Крайнов Д. А., Лозовский В. М., Костылева Е. Л. 1990. Мезолитическая стоянка Сахтыш 9. //Археологические памятники Волго-Клязьминского междуречья. Иваново, вып. 3, с. 23−31.

79. Крайнов Д А., Ошибкина C.B., Зимина М. П. 1992. Искусство каменного века. М. 310

80. Крайнов Д. А., Хотинский H.A. 1977. ¦ Верхневолжская ранненеолитическая культура, CA, № 2. с. 42−67.

81. Крайнов Д. А., Хотинский H.A. 1984. Ивановские стоянки комплекс мезо- и неолитических озерно-болотных поселений на Волго-Окском междуречье. // Археология и палеогеография мезолита и неолита Русской равнины. М., с. 92−109.

82. Левицький I. Ф. 1947. Гонщвска палеолггична стоянка (за даними дослщжень 1935 р.). Палеолп- i неолп- Украши, т. I.

83. Левковская Г. М. 1987. Природа и человек в среднем голоцене Лубанской низины.1. Рига.

84. Лобанова Н. В. 1995. О двух костяных изделиях из мезолитического поселения Бесов нос 6. // Вестник Карельского краеведческого музея. Выпуск 3. Петрозаводск.

85. Лозе И. А. 1968. Рисунок и орнамент на костяных и роговых предметах эпохи камня Латвии. Известия А Н Латв. ССР., № 11.

86. Лозе И. А. 1988. Поселения каменного века Лубанской низины. Мезолит, ранний и средний неолит. Рига.

87. Лозе И. А., Лийва A.A., Стелле В Я., Эберхардс Г. Я., Якубовская И. Я. 1984. Звидзе многослойное поселение эпох мезолита и неолита на Лубанской низине. // Археология и палеогеография мезолита и неолита Русской равнины. М.

88. Лозовская О. В. 1997. О функциональном назначении орудий 45% из мезолитических слоев стоянки Замостье 2. // Древности Залесского края. Сергиев Посад.

89. Лозовский В. М. 1993. Костяное охотничье вооружение первобытного населения Волго-Окского междуречья. РА, 2.

90. Лозовский В. М. 1997. Искусство мезолита-раннего неолита Волго-Окского междуречья, (по материалам стоянки Замостье 2). // Древности Залесского края. Сергиев Посад.

91. Лузгин В. Е. 1972. Древние культуры Ижмы. М. 311

92. Матюшин Г. Н. 1976. Мезолит Южного Урала. М.

93. Матюшин Г. Н. 1989. Мезолит Южного Урала. // Мезолит СССР. Археология СССР. M

94. Мельничук А. Ф. 1979. Новые памятники в Осинском р-не Пермской обл. // АО1978 г.

95. Нейштадт М. И., Завельский Ф. С., Микляев A.M., Хотинский Н. А. 1969. Комплексы стоянок мезолита и неолита на болотах Берендеево и Ивановское в Ярославской области. // Голоцен. М., Наука, с. 169.

96. Ошибкина C.B. 1994. Мезолитические погребения Восточного Прионежья. // Археологические Вести, № 3, Спб.

97. Ошибкина C.B. 1997. Веретье 1. Поселение эпохи мезолита на Севере Восточной Европы. М.

98. Ошибкина C.B., Крайнов Д. А., Зимина М П. 1992. Искусство каменного века (Лесная зона Восточной Европы). М.

99. Панкрушев Г. А. 1978. Мезолит и неолит Карелии. Л. 4.1. Пидопличко И. Г. 1940. Палеолитическая стоянка Чулатово 1. СА, V. Пидопличко И Г. 1976. Межиричские жилища из костей мамонта. Киев. Римантене Р. Л. 1971. Палеолит и мезолит Литвы. Вильнюс.

100. Семенов С. А. 1947. Костяные разбильники из Роданова городища. КСИИМК, вып.1. XV.

101. Семенов С. А. 1957. Первобытная техника. МИ А, 54, М-Л. Семенов С. А. 1968. Развитие техники в каменном веке. М-Л. 312

102. Семенов С. А., Коробкова Г. Ф. 1983. Технология производств в эпоху мезолита -энеолита. Л. ,

103. Сериков Ю. Б. 1992. Кокшаровско-Юрьинская торфяниковая стоянка в Среднем Зауралье. // РА, 4.

104. Сидоров В. В., Сорокин А Н. 1997. Многослойное поселение Замостье 5. // Древности Залесского края. Сергиев Посад.

105. Синицын A.A., Праслов Н. Д., Свеженцев Ю. С., Сулержицкий Л. Д. 1997. Радиоуглеродная хронология верхнего палеолита Восточной Европы. // Радиоуглеродная хронология палеолита Восточной Европы и Северной Азии. Проблемы и перспективы. Спб.

106. Смирнов A.C. 1991. Неолит Подесенья. М.

107. Сорокин А. Н. 1981. Позднемезолитическая стоянка Микулино (Мещера). // CA. 1.

108. Сорокин А. Н. 1984. Мезолит Великих мещерских озер. // CA. 1.

109. Сорокин А. Н. 1989. Ресеетинекая культура. // Мезолит СССР. Археология СССР.1. М.

110. Сорокин А. Н. 1990. Бутовская мезолитическая культура. М.

111. Сорокин А. Н. 1991. Новые данные по мезолиту бассейна р. Оки. // Кравцов А. Е., Сорокин А. Н. Актуальные вопросы Волго-Окского мезолита. М.

112. Сорокин А. Н. 1996. О связях населения бутовской и иеневской культур. // Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь.

113. Синицына Г. В. 1996. Исследование финальнопалеолитических памятников в Тверской и Смоленской областях. С-Петербург.

114. Спиридонова Е. А., Алешинская A.C. 1995. Периодизация мезолита Волго-Окского междуречья по палинологическим данным. // & quot-Палинология в России& quot-. М.

115. Спиридонова Е. А., Алешинская A.C. 1996. Особенности формирования и структуры растительного покрова Волго-Окского междуречья в эпоху мезолита. //313

116. Тверской археологический сборник. Вып. 2. Тверь.

117. Старков В. Ф. 1989. Мезолит Среднего Приуралья. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

118. Сулержицкий Л. Д., Зарецкая Н. Е., Жилин М. Г. 1998. Радиоуглеродная хронология поселения Ивановское 7. // Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

119. Сычевская Е. К. 1998. Остатки рыб с поселения Ивановское 7. // Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

120. Телегин Д. Л. 1989. Мезолит Юго-Запада СССР. (Украина и Молдавия). // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

121. Тимофеев В. И. 1987. Изделия из кости и рога мезолитической стоянки Соколок (Ленинградская обл.). //КСИА 189, с. 100−104.

122. Тимофеев В. И. 1989. Мезолит Калининградской области. // Мезолит СССР. Археология СССР. М.

123. Тимофеев В. И. 1993. Памятники мезолита и неолита региона Петербурга и их место в системе культур каменного века Балтийского региона. // Древности Северо-запада России. С-петербург.

124. Толмачев В. Я. 1913. Древности Восточного Урала. // Материалы по первобытной историко-бытовой археологии зауральской части Пермской губ. Записки Уральского отделения любителей естествознания, т. ХХХП, вып. 2.

125. Уткин А. В. 1985. Костяные изделия стоянок Берендеево V и IX. // СА, 1. Филатова В. Ф. 1978. Костяные изделия мезолитических поселений Оровнаволока. //Мезолитические стоянки Карелии. Петрозаводск.

126. Филатова В. Ф. 1991. Хронология и периодизация мезолита Карелии. // Хронология и периодизация археологических памятников Карелии. Петрозаводск.

127. Филатова В. Ф. 1996. Мезолит Обонежья. // Археология Карелии. Петрозаводск. 314

128. Филиппов A.K. 1978. Технология изготовления костяных наконечников в верхнем палеолите. Советская археология 2.

129. Филиппов А. К. 1983. Проблемы технического формообразования орудий труда в палеолите. // Технология производства в эпоху палеолита. Л.

130. Фосс М. Е. 1941а. Стоянка Веретье. // Труды ТИМ, вып. ХП.

131. Фосс М. Е. 19 416. Костяные и деревянные изделия стоянки Веретье. // МИА, 2. МЛ.

132. Фролов A.C. 1987. Стоянка Заозерье 1 на Москве-реке. КСИА, вып. 189. Хотинский H.A. 1977. Голоцен Северной Евразии. М.

133. Чернявский М. М. 1991. Древнейшие рыболовные орудия Северной Белоруссии. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. Л.

134. Шовкопляс Г Г. 1952. Юстяш вироби Супоневско! палеолтичшн стоянки. Археолопя, Кшв.

135. Шовкопляс И. Г. 1965. Мезинская стоянка. Киев.

136. Шовкопляс И. Г. 1972. Добраничевская стоянка на Киевщине (некоторые итоги исследования). МИА, N 185.

137. Шумкин В. Л. 1993. Ранний каменный век западной части Европейской Арктики (мезолит Северной Скандинавии). // Древности Северо-запада России. С-Петербург.

138. Янитс К. Л. 1977. Мезолитическая стоянка в Умбузи. // Известия А Н ЭССР. Том 26. Общественные науки, 1.

139. Янитс К. Л. 1991. Рыболовство и морской промысел на территории Эстонской ССР. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. Л.

140. Янитс Л. Ю. 1959. Поселения эпохи неолита и раннего металла в приустье р. Эмайыги. Таллин. 315

141. Янитс Л. Ю. 1966. Новые данные по мезолиту Эстонии. // МИ, А 126, М-Л. Andersen К, Jorgensen S, Richter J. 1982. Magiemose hytterne ved Ulkestrup Lyng. Kobenhavn.

142. Bagniewski Zbignew, 1990. Mesolithic peat levels at the site Pobiel 10. In: Archaeologia Interregionalis. Warszawa.

143. Brzozowski Jerzy, Siemaszko Jerzy. 1995. The Mesolithic site at Miluki research results. In: Recent Research on the Stone and Early Bronze Ages in the South-eastern Subbalticum. Supras 1 (Poland), September 1994.

144. Gramsch D., Kloss K. 1989. Excavations near Friesak: An Early Mesolithic Marshland Site in the Northern Plain of Central Europe. In: The Mesolithic in Europe. Edinburgh.

145. Grewingk K.C. 1882. Geologie und Archeologie des Vergellagerns von Kunda in Estland. // Archiv fur die Naturkunde Liv-, Est- und Kurlands. 1. Ser. Dorpat. Bd. 9, H. 1.

146. Gross H. 1937. Der erste sichere Fund eines palaolitischen Gerats in Ostpreussens. Mannus, Bd 29. H. 2.

147. Gross H. 1940. Die Renntierjager-kulturen Ostpreussens. PZ, Bd. XXX-XXXI. 316

148. Henriksen B.B. 1980. Lundby-holmen. Kobenhavn. Indreko R. 1948. Die mittlere Steinzeit in Estland. Stockholm.

149. Jaanits K. 1980. Die mesolithischen Siedlungplatze mit Feursteininventar in Estland. In: Veroffentlichungen des Museums fur Ur- und Fruhgtschichte. Potsdam. Band 14/15/1980.

150. Jaanits L., Jaanits K. 1975. Fruhmesolithische Siedlung in Pulli. In: Eesti NSV Teaduste Akadeemia, Toimetised, Uhiskonnateadused. 1975. Roide 24, N 1, pp. 64−70.

151. Jaanits L., Jaanits K. 1978. Ausgrabungen des Fruhmesolithische Siedlung in Pulli. In: Eesti NSV Teaduste Akadeemia, Tjimetised, Uhisknnateadused. 1978. Roide 27, N 1, 56−63.

152. Koltsov L.V., Zhilin M.G., 1999. Tanged point cultures in the upper Volga Basin. In. S. Kozlowsri et al. (ed). Tanged Points cultures in Europe. Lublin.

153. Kozlowski J.K., Kozlowski S.K. 1975. Pradzieje Europy od XL do IV tysiaclecia p.n.e. Warszawa.

154. Matiskainen Heikki, 1996. Discrepancies in Deglaciation Chronology and the Appearence of Man in Finland. In: L. Larsson (ed.) Earliest Settlement of Scandinavia. Acta317

155. Archaeologica Lundensia. 80, No 24.

156. Olsen S.L. 1988. Surface Modification on Bone: Trampling versus Butchery. In: Journal of Archaeological Science. 15, 535−553.

157. Olsen S.L. 1989. On Distinguishing Natural from Cultural Damage on Archaeological Antler. In: Journal of Archaeological Science. 16, 125−135.

158. Oshibkina S.V. 1989. The Material Culture of the Veretye-type Sites in the Region to the East of Lake Onega. In: Clive Bonsall (ed.) The Mesolithic in Europe. Edinburgh.

159. Oshibkina S.V. 1999. Tanged point industries in the North-West of Russia. In. S. Kozlowski et al. (ed). Tanged Points cultures in Europe. Lublin.

160. Ostrauskas T. 1996. Vakaru Lietuvos Mesolitas. In: Lietuvos Archeologija. 14. Vilnius. Palsi S. 1920. Ein Steinzeitlichen Moorfund bei Korpilahti kirchspiel Antrea, Lan Viborg. SMYA 28, 2: 3−19.

161. Shild Romuald. 1996. Radiochronology of the Early Mesolithic in Poland. In: L. Larsson (ed.) Earliest Settlement of Scandinavia. Acta Archaeologica Lundensia. 80, No 24.

162. Shuldt E. 1961. Hohen Viecheln. Ein mettelsteinzeitlicher Wohnplatz in Mecklenburg.1. Berlin.

163. Sulgostowska Zofia. 1996. The Earliest Mesolithic Settlement of North-Eastern Poland. In: L. Larsson (ed.) Earliest Settlement of Scandinavia. Acta Archaeologica Lundensia. 80, No 24.

164. Sulgostowska Zofia, Hjffmann Miroslaw J. Kosciane Ostrze Mesolityczne z Wkladkami Krzemiennymi z Tlokowa, woj. Olsztynskie Aspekt Technologiczny. In: Archeologia Polski. XXXVII: 1993. Zeszyt 1. 318

165. Zagorska I. 1972. Akmens Laikmeta Harpunas Latvija. In: Latvijas PSR Zinatnu Akademijas Vestis. 1972, N 8 (301).

166. Zagorska I. 1974a. Vela paleolita dzivesvieta Salaspils Laukskola. In: Materiali par arheologu un etnografu. 1973. GADA. Riga.

167. Zagorska I. 1974b. Videja Akmens Laikmeta Zivku Skepi Latvija. // Arheologija un etnografija, XI. Riga.

168. Zagorska I. 1977. Viengabala Kaula Makskeres Aki Latvija. // Latvijas PSR Zinatnu Akademijas Vestis. N8 (361).

169. Zagorska I. 1980. Das Fruhmesolithicum in Lettland. In: Veroffentlichungen des Museums fur Ur- und Fruhgeschichte. Potsdam. Band 14/15.

170. Zagorska, I. 1994a. Jani Dati par Zvejnieku Akmens Laikmeta Kapulauka Hronologiju. In: Latvijas Vestures Instituta Zurnals. 1994:4.

171. Zagorska I. 1994b. Saliktie Makskeraki Latvijas Arheologiskaja Materiala. In: Arheologiaja un Etnografia. Riga, 1994. — 17. Laid.

172. Zagorska Ilga. 1996. Late Palaeolithic Finds in the Daugava River Valley. In: L. Larsson (ed.) Earliest Settlement of Scandinavia. Acta Archaeologica Lundensia. 80, No 24.

173. Zagorska Ilga and Zagorskis Francis. 1989. The Bone and Antler Inventory from Zvejnieki II, Latvian SSR. In: Clive Bonsall (ed.). The Mesolithic in Europe. Edinburgh.

174. Zagorskis F. 1987. Zvejnieku Akmens Laikmeta Kapulauks. Riga.

175. Zhilin M. 1996. The Western Part of Russia in the Late Palaeolithic Early Mesolithic. In: L. Larsson (ed.) Earliest Settlement of Scandinavia. Acta Archaeologica Lundensia. 80, No 24.

176. Zhilin Mickle. 1997. Artifacts Made of Animals' Teeth and Jaws in the Mesolithic of Eastern Europe. In: Third Annual Meeting of the European Association of Archaeologists. Abstracts. Ravenna.

177. Zhilin Mickle G. 1998. Technology of the manufacture of Mesolithic bone arrowheads on320

Заполнить форму текущей работой