Анализ криминальной ситуации и тенденции ее развития в Чеченской Республике

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Государственное учреждение

«Всероссийский научно-исследовательский институт МинистерствА внутренних дел Российской Федерации»

Курсовая работа по теме:

«Анализ криминальной ситуации и тенденции ее развития в Чеченской Республике»

Москва 2008

Содержание

Введение

1. Криминологическая характеристика преступности в Чеченской Республике

2. Особенности личности преступника в Чеченской Республике

3. Факторы преступности в Чеченской Республике

4. Тенденции развития социально-политической и криминальной ситуации в Чеченской Республике

Заключение

Приложения

Введение

Почти все многонациональные государства испытывают межнациональные трения и конфликты, корни которых уходят вглубь веков. В них порой в сложный узел сплетаются социальные, духовные, государственные, правовые, демографические и иные проблемы народов. Это касается как промышленно развитых, так и развивающихся стран, причем самой разной политической ориентации, уровня экономического развития, общественно-политического строя, государственного и конституционного устройства, конфессиональной принадлежности.

Распад СССР повлек за собой скоротечное «погружение» российского общества в обстановку конфликтов в самых различных сферах жизнедеятельности. При этом, стремясь к преодолению конфликтной ситуации, нередко на государственном уровне применялись меры, не только не способствовавшие снижению социальной напряженности, но и, напротив, приводившие к углублению противоречий и эскалации конфликтов, переводу их в стадию военного противодействия См.: Куликов В. Ю., Плотникова Н. Ю. Юридические конфликты в сфере применения права: понятие, признаки, механизм преодоления // История государства и права". 2006. № 9. Характерным примером подобного противостояния является конфликтная ситуация 90-х годов прошлого века, сложившаяся в Чеченской Республике.

Вооруженный конфликт и обострившийся в связи с ним социально-экономический кризис в Чеченской Республике стали мощным стимулятором преступности, выплеснувшейся далеко за пределы республики. Целый комплекс неблагоприятных обстоятельств политического, экономического, исторического и религиозного характера сформировали в республике уникальный криминальный анклав, доходы которого извлекались из незаконной торговли нефтепродуктами, похищений людей, бандитизма, разбоев, грабежей См.: Шинкин И. А. Криминологическая характеристика преступности на территории Чеченской Республики. Ростов-на-Дону. 2006. С. 5. Кроме того, отмечались попытки криминалитета взять под контроль экономические сферы всего Южного федерального округа в таких высокодоходных секторах, как банковская система, внешнеэкономическая деятельность, производство спирта и алкогольной продукции и добыча морских биоресурсов См.: Стюфляев В. Ф. Некоторые оценки, характеризующие состояние преступности в субъектах Федерации ЮФО // Организационно-правовые проблемы борьбы с преступностью в регионах России. ВНИИ МВД России, М., 2005. С. 34.

В ходе проведения анализа криминальной ситуации авторским коллективом ВНИИ МВД России были использованы материалы ранее проводившихся научных исследований по данной проблематике, публикации в средствах массовой информации, аналитические материалы МВД России и МВД по Чеченской Республике, доклады и выступления государственных и политических деятелей России и Чеченской Республики, данные официальной статистики о социально-экономической и криминальной ситуации в Чеченской Республике. Кроме того, по специально разработанному научному инструментарию были проведены исследование личности осужденных, отбывающих наказание в исправительном учреждении ФГУ ИК-2 в населенном пункте Чернокозово Наурского района республики, опрос сотрудников МВД по Чеченской Республики, интервьюирование экспертов.

1. Криминологическая характеристика преступности в Чеченской Республике

Изменение количественно-качественных характеристик современной преступности отмечалось не только в целом по стране, но и в ее отдельных субъектах.

Вооруженный конфликт и обострившийся в связи с ним социально-экономический кризис в Чеченской Республике стали мощным стимулятором преступности, выплеснувшейся далеко за пределы республики. Целый комплекс неблагоприятных обстоятельств политического, экономического, исторического и религиозного характера сформировали в республике уникальный криминальный анклав, доходы которого извлекались из незаконной торговли нефтепродуктами, похищений людей, бандитизма, разбоев, грабежей См.: Шинкин И. А. Криминологическая характеристика преступности на территории Чеченской Республики. Ростов-на-Дону. 2006. С. 5. Кроме того, отмечались попытки криминалитета взять под контроль экономические сферы всего Южного федерального округа (ЮФО) в таких высокодоходных секторах, как банковская система, внешнеэкономическая деятельность, производство спирта и алкогольной продукции и добыча морских биоресурсов См.: Стюфляев В. Ф. Некоторые оценки, характеризующие состояние преступности в субъектах Федерации ЮФО // Организационно-правовые проблемы борьбы с преступностью в регионах России. ВНИИ МВД России, М., 2005. С. 34.

В настоящее время криминальная ситуация в Южном федеральном округе оценивается как относительно стабильная. Это подтверждает снижение уровня преступности с 1620 в 2006 г. до 1607 в 2007 г., что на 899 ниже общероссийского показателя. Наиболее низкий уровень преступности на 100 тыс. населения на протяжении последних лет традиционно регистрируется в Чеченской Республике, что можно объяснить своеобразием геополитического положения, административно-территориальным устройством, менталитетом народов, проживающих на территории региона, и, как следствие, — высокой латентностью преступности.

Анализ данных официальной статистики свидетельствует о том, что криминальная обстановка на территории Чеченской Республики с 2005 года характеризуется снижением уровня зарегистрированных преступлений. Это подтверждают приведенные ниже сведения (см. рис. № 1).

Рисунок № 1

Так, если в 2003 г. уровень преступности в Чеченской Республике составлял 2456,8 на 100 тыс. населения, то в 2007 г. — 481,2 (в России данный показатель равнялся 1923,0 и 2519,0 соответственно). Таким образом, по отношению к 2003 г. снижение преступности составило 80,4%. В 2007 году общее количество зарегистрированных преступлений снизилось на 9,2%, при этом в 6 районах республики отмечался рост преступности. Наиболее заметно увеличение этого показателя в Надтеречном (+15,1%), Сунженском (+12,0%) и Веденском (+5,7%) районах.

В истекшем году на территории округа зарегистрировано 365 994 преступлений, что на 0,9% меньше, чем в 2006 году. В первом полугодии текущего года зарегистрировано 2502 преступлений, что на четверть меньше аналогичного периода прошлого года (-25,8%) (см. рис. № 2).

В 2007 году правоохранительными органами на территории ЮФО раскрыто 221 799 преступлений (+2,7%; по России: -1,1%), установлено 163 155 (-0,3%) лиц, их совершивших. В Чеченской Республике отмечался один из наиболее высоких уровней общей раскрываемости (количество раскрытых преступлений превысило остаток нераскрытых в 4,6 раза).

Раскрыто 2002 преступления (АППГ-2753, -41,6%), общая раскрываемость составила 89,5 процента (+2,0%), по линии криминальной милиции — 85,7 процента (+0,9%), компетенции милиции общественной безопасности — 95,8 процента (+4,6%).

Рисунок № 2

Вместе с тем, увеличилось количество раскрытых посягательств против жизни и здоровья (+6,2%), государственной власти (+5,0%), собственности (+2,7%), в том числе грабежей (+2,2%). Уровень раскрываемости убийств и покушений на убийство в Чеченской Республике составил 31,2%, что ниже показателей других регионов ЮФО и общероссийского (73,1% и 85,1% соответственно).

Рисунок № 3

В структуре преступных посягательств 43,3% (158 414) преступлений, совершенных на территории ЮФО, относятся к составам средней тяжести, 30,2% (110 441) — небольшой тяжести, 22,8% (83 610) — тяжкие, 3,7% (13 529) — особо тяжкие.

В 2007 г. удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в Чеченской Республике составлял 31,1%, что выше общероссийского (26,8%) и среднеокружного (26,5%) значений. Вместе с тем, в структуре преступных посягательств сократилось количество тяжких (-19,8%) и особо тяжких (-32,1%) преступных проявлений; преступлений, совершенных против жизни и здоровья (-20,8%); с применением оружия (-46,0%), умышленных убийств (-35,0%), разбойных нападений (-65,4%), грабежей (-26,3%), краж (-6,7%), похищений людей (-91,7%).

Подробнее структура зарегистрированной преступности на территории Чеченской Республике представлена далее (см. рис. № 3).

Рисунок № 4

Одним из признаков нормализации криминальной ситуации в Чеченской Республике является существенное снижение количества зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений (см. рис. № 5).

Рисунок № 5

Из приведенного рисунка видно, что в 2003 г. был зафиксирован максимальный уровень данных преступлений, который составил 1260,9, а в 2007 г. минимальный — 149,4. Анализ показал, что в период с 2003 по 2007 гг. снижение данных преступлений составило 50,2%.

Кроме того, существенно снизилось количество убийств — на 81,1% (в 2007 г. было совершено 136 преступлений). Для более объективной оценки реального количества совершаемых убийств следует учитывать и сведения официальной статистики, характеризующие количество лиц, без вести пропавших. Результаты научных исследований свидетельствуют, что жертвами данных преступлений становятся 20−25% таких лиц. Согласно статистическим данным, в 2007 году в Чеченской Республике объявлено в розыск 27 без вести пропавших лиц, т. е. вдвое меньше, чем в 2006 г., когда ситуация с нарушениями прав человека характеризовалась значительным количеством жалоб от населения, основная часть которых содержала информацию об исчезновении родственников и применении пыток к задержанным (см. рис. 6).

Рисунок № 6

Однако говорить, что ситуация полностью нормализовалась, пока нельзя. Поэтому на основании Указа Президента Чеченской Республики № 451 от 6 декабря 2007 г. «О дополнительных мерах по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республике» были созданы Советы содействия главам администраций Шелковского и Наурского районов. Эти органы призваны объективно оценивать общественно-политическую обстановку, способствовать достижению укрепления мира и политической стабильности, оказывать содействие в обеспечении прав и свобод человека и гражданина См.: Ш. Ледиев. Права человека — главная ценность // Вести республики. № 133. 16 июля 2008 г.

Несмотря на то, что в 2007 г. в ЮФО количество зарегистрированных изнасилований и покушений на изнасилование сократилось на 15,3% (по России: -20,7%), в Чеченской Республике напротив был отмечен прирост данного вида преступлений (+29,4%).

Вместе с тем, показатели раскрываемости изнасилований достаточно высокие и составляют 72,7% (Россия: 89,2%).

В структуре преступности традиционно преобладают преступления против собственности. Их доля в структуре всех зарегистрированных преступлений за последние пять лет составила в среднем 33,3%. При этом отмечается снижение уровня данных преступлений с 268 в 2003 г. до 156,5 в 2007 г., которое наглядно показано на приведенном ниже рисунке (см. рис. № 7).

Рисунок № 7

Наиболее распространенным преступлением данного вида являются кражи (487 преступлений), однако их число практически не изменилось по сравнению с предшествующим годом (+0,8%). Следующими по распространенности является мошенничество. Таких преступлений в 2007 г. было зарегистрировано 1063, что на 19,5% меньше, чем в 2006 году. Число зарегистрированных грабежей сократилось на 50,9%, а разбойных нападений — на 25,3%. Незначительно (+2,9%) возросло количество выявленных преступлений, связанных с присвоением или растратой. Сократилось количество зарегистрированных фактов вымогательства (-12,9%).

Криминальные процессы по-прежнему в значительной степени влияют практически на все отрасли экономики и бюджетной сферы ЮФО. Сохраняются, особенно характерные как для Чеченской Республики, так и округа в целом, криминальные тенденции сплочения в организованные преступные группировки (ОПГ) на земляческой, национальной, иной основе и формирования значительного криминального капитала, установления контроля за высокодоходными секторами и отдельными объектами экономики, разработки новых способов уклонения от уплаты налогов и др.

Так, только за 2006 подразделениями правоохранительных органов Чеченской Республики выявлено 63 284 преступление экономической направленности, что на 13,4% больше, чем за январь — декабрь 2005 года (Россия: +11,8%). Выявлено более 29 887 лиц, совершивших экономические преступления (+13,7%; Россия: +12,5%), из них 25 515 лиц, или 85,4%, привлечено к уголовной ответственности (Россия: 81,4%).

Материальный ущерб, причиненный государству и коммерческим структурам преступлениями экономической направленности, в 2006 г. составил 10 925 303 тыс. рублей, а его возмещение 8 465 415 тыс. рублей или 77,5% (Россия: 69%).

Подразделениями по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел Чеченской Республики в январе — декабре 2006 года выявлено 25 096 (+10,5%) преступлений экономической направленности, в том числе 3847 (+12,6%) — совершенных в крупном и особо крупном размерах.

В целом активнее выявлялись такие виды и категории преступлений, как: преступления в сфере экономической деятельности; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества нажитого преступным путем; против государственной власти и интересов госслужбы; связанные с потребительским рынком; в сфере финансово-кредитной системы.

Установленный материальный ущерб, причиненный в результате совершения экономических и налоговых преступлений (по оконченным уголовным делам из числа находящихся в производстве, по преступлениям, выявленным сотрудниками органов внутренних дел) составил 104,4 млн. рублей. Возмещён ущерб на сумму 24,8 млн. рублей.

На фоне общего сокращения преступности в ЮФО отмечается рост количества преступлений в общественных местах и на улицах на 11,3% (47 463,0). В целом по стране напротив наблюдается снижение данных преступлений на 12,2%. Вместе с тем, удельный вес данных преступлений в ЮФО значительно ниже среднероссийского показателя (19,2%) и составляет 7,8%. Самый низкий удельный вес зафиксирован в Чеченской Республике — 0,5%.

В Чеченской Республике анализ статистических данных также показал снижение уровня преступлений, совершенных в общественных местах, в период с 2003 по 2007 гг. (см. рис. № 8).

Рисунок № 8

Так, если в 2003 г. уровень преступлений, совершенных в общественных местах составлял 96,78, то к 2007 году — 2,20. Таким образом, с 2003 г. снижение данных преступлений составило -97,7%. В целом, в последнее время наметились позитивные тенденции «уличной» преступности.

Для Чеченской Республики в период с 2003 по 2005 гг. характерно некоторое снижение уровня преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, сменившееся затем до 2007 г. включительно постепенным ростом (см. рис. № 9).

Рисунок № 9

Так если в 2003 г. уровень данных преступлений составлял 94,5, в 2005 г. — 16,0, то в 2007 г. — 34,2. В целом в 2007 г. по отношению к 2003 г. отмечалось сокращение на 63,8%. В борьбе с данным видом преступности подразделениями органов внутренних дел Чеченской Республики принимались меры, направленные на перекрытие каналов поступления наркотиков, выявление наркосбытчиков, преступных групп, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, других тяжких преступлений по данной линии. В результате в истекшем году выявлено 737 (+27,5%) преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (+27,5%). Из них 596 преступлений было раскрыто (+17,6%). Из незаконного оборота изъято 126,0 кг наркотиков (40,7 кг за 2006 г.), в том числе: 125,1 кг — марихуаны, 211 г — гашиша, 82 г — опия, 96 г — ацетилированного опия, 54 г — сильнодействующих и психотропных веществ, 46 г — героина.

Хотелось бы отметить, что в Чеченской Республике ежегодно растет число наркоманов. По словам главного нарколога республики Мусы Дальсаева, официальное число наркозависимых составляет 2000 человек, реальное число больных примерно в 10 раз больше. Ежегодно к ним прибавляется по 100 человек, и умирает примерно столько же.

Кроме того, на рассматриваемую проблему обращено внимание и Президента Чеченской Республики Р. Кадырова: «Сегодня нашей Отчизне, как никогда, нужны здоровые, умные, образованные и перспективные молодые люди. Но о каком здоровье, созидании и перспективах мы можем говорить, если наше общество будет заражено наркоманией и сопутствующими заболеваниями. Наша задача — уберечь молодежь от этого зла, сохранить здоровье и цвет нации См.: Р. Битиров. Наркомания — угроза национальной безопасности // Вести республики. № 121. 28 июня 2008 г. Уже предприняты определенные шаги, призванные искоренить наркоманию: на уровне Президента и Правительства Чеченской республики разработана антинаркотическая программа «Республиканская антинаркотическая программа» (до 2009 г.), направленная против распространения наркомании, а также действует республиканская комиссия по председательством Р. Кадырова, главная цель которой — ликвидировать наркоманию и сохранить здоровую нацию. Помимо этого, в бюджете Чеченской Республики предусмотрены расходы на софинансирование подпрограмм, утвержденных Правительством Чеченской Республики, которые входят в ФЦП «Предупреждение и борьба с социально-значимыми заболеваниями на 2007−2011 годы»: «Неотложные меры по предупреждению распространения в ЧР ВИЧ-СПИД», «Неотложные меры борьбы с туберкулезом в Чеченской Республике», «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотикам и их незаконному обороту».

В современном российском обществе наибольший общественный резонанс вызывают террористические акты, поэтому правоохранительными органами уделяется значительное внимание профилактике именно этих преступлений. Принятыми правоохранительными органами мерами удалось добиться значительного снижения количества терактов на территории Чеченской Республики (на 96,0%). Число фактически совершенных терактов (без учета преступлений прошлых лет) снизилось с 326 преступления в 2003 году до 1 преступления в 2007 году (см. рис. № 10).

Рисунок № 10

Некоторые исследователи основой криминальной экономики определенных северокавказских регионов России наряду с торговлей оружием и наркотиками, считают похищение людей с целью получения выкупа и работорговлю. Толчок для расцвета работорговли дала война, хотя невольники использовались и в советское время. Боевые действия способствовали не только расширению рынка работорговли, но и его диверсификации. Кроме того, рабов начали использовать не только как рабочую силу или предмет торговли, но и как донорский материал См.: Арутюнов Л. С., Касьяненко М. А. Криминальная политика государства в области национальных отношений // «Безопасность бизнеса», 2007, N 3.

В этой связи необходимо отметить позитивную тенденцию снижения количества зарегистрированных похищений человека на территории Чеченской Республики с 455 преступлений в 2003 году до 74 преступлений в 2007 году. По сравнению с 2006 годом прирост составил +21,3%.

На 43,8% сократилось количество зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным лишением свободы.

Повысилась эффективность деятельности органов внутренних дел ЧР по раскрытию преступлений данного вида. Раскрываемость похищений человека возросла на 20,7%, преступлений, связанных с незаконным лишением свободы — на 42,5%.

Снижение рассматриваемых показателей во многом явилось результатом проведения оперативно-розыскных и профилактических мероприятий, направленных на реализацию «Комплексной программы по борьбе с похищениями людей и розыску без вести пропавших лиц на 2006−2010 годы».

Среди условий, способствующих совершению террористических актов, выделяется фактор находящегося в криминальном обороте огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Активная работа по изъятию из незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ является важной мерой профилактики терроризма, бандитизма, других тяжких и особо тяжких преступлений.

Органами внутренних дел Чеченской Республики уделяется особое внимание вопросам организации борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, профилактике, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных с их использованием, обеспечению взаимодействия с заинтересованными ведомствами по предупреждению и пресечению фактов хищения из предприятий.

В результате принятых мер в 2006 году на территории округа зарегистрировано на 12,4% меньше преступлений совершенных с использованием огнестрельного оружия, ВВ и ВУ, всего — 3450.

Основными источниками поступления в незаконный оборот оружия в Чеченской Республике остаются: контрабандный ввоз с территорий межнациональных конфликтов, в том числе зон, где велись боевые действия; хищения из спецобъектов и воинских частей, у индивидуальных владельцев; утрата табельного оружия военнослужащими.

Улучшены результаты работы органов внутренних дел Чеченской Республики по выявлению преступлений, связанных с незаконным хранением, приобретением, передачей, сбытом и ношением оружия, ВВ и ВУ (ст. 222 УК РФ). Подобных преступлений в 2006 г. выявлено на 8,5% больше (Россия: +0,1%), однако отмечается сокращение результативности на этом направлении в Чеченской Республике — на 26,2%.

Количество фактов хищения оружия по округу в отчетном периоде сократилось на 21,8% (Россия: -11,9%).

В то же время органам внутренних дел Чеченской Республики, как и ЮФО в целом не удалось организовать целенаправленную и скоординированную работу по выявлению и перекрытию конкретных каналов поставок оружия, по-прежнему отсутствует системное оперативно-агентурное сопровождение этой деятельности, неэффективно организовано взаимодействие с особыми отделами воинских частей, арсеналов и т. д.

Одной из проблем в решении задач противодействия незаконному обороту оружия по-прежнему остается отсутствие номерного учета вооружения и его движения. В МВД России функционирует электронная система учета гражданского и служебного оружия, целесообразно создать аналогичную систему учета боевого оружия, имеющегося во всех военизированных организациях Аналитический материал «Комплексный анализ состояния преступности в ЮФО в 2006 году и прогноз развития криминальной ситуации на 2007−2008 гг.». Ростов-на-Дону, 2007.

В 2007 году, в результате оперативно-розыскных, профилактических и специальных контртеррористических мероприятий из незаконного оборота изъято 412 ед. огнестрельного оружия, более 60 тысяч различных боеприпасов, 2,4 тыс. снарядов, мин и фугасов, 26 СВУ, более 539 кг взрывчатых веществ. Обеспечена добровольная сдача гражданами незаконно хранящихся предметов вооружения: 87 ед. огнестрельного оружия, 18,3 тыс. различных боеприпасов, более 1 тонны взрывчатых веществ, на возмездной основе, на общую сумму более 33,8 млн. рублей.

Выявлено 375 преступлений, связанных с незаконным сбытом, хранением или ношением оружия, что на 35,7% меньше, чем в 2006 году. Число зарегистрированных преступлений, совершенных с применением оружия, сократилось на 36,2%.

Изучение криминальной обстановки на территории Чеченской Республики показывает, что главным препятствием на пути окончательной нормализации обстановки в республике остается продолжающаяся деятельность организованных преступных групп и бандформирований террористической и уголовной направленности.

Деятельность организованных преступных формирований по-прежнему является одним из основных криминогенных факторов, дестабилизирующим оперативную обстановку в Чеченской Республике. В этой связи борьба с организованной преступностью продолжает оставаться одной из приоритетных задач органов внутренних дел округа как в Чеченской Республике, так и ЮФО в целом.

Принимаемые меры организационного и практического характера по противодействию организованной преступности позволили в 2006 г. добиться некоторых положительных результатов на данном направлении работы. Количество раскрытых преступлений, совершенных членами организованных групп и преступных сообществ, увеличилось на 6,8% (Россия: +5,6%) и составляет 4608, их доля составляет 2,1% в общем объеме раскрытых преступлений.

Органами внутренних дел Чеченской Республики в отчетном периоде пресечена деятельность 2026 лидеров и активных участников организованных преступных групп и сообществ, которым инкриминировано совершение 4608 преступлений. Число установленных лиц, совершивших преступления в составе организованных групп (преступных сообществ), увеличилось на 6,8% (Россия: +5,6%).

За январь — декабрь 2006 года выявлено 44 (+10%; Россия: +4,5) преступления, связанных с организацией преступного сообщества.

Активней выявлялись преступления экономической направленности, совершенные членами организованных преступных групп и сообществ. В 2006 г. выявлено 2059 таких преступлений, что на 22,4% больше чем за аналогичный период прошлого года (Россия: +10,9%).

Эффективней, чем в январе — декабре 2005 года, организована борьба с бандитизмом. В анализируемый период на территории Чеченской Республики выявлено 182 (+18,2%) преступлений, квалифицируемых по ст. 209 УК РФ (Россия: -8,7%), в том числе 141 — совершенных ОПГ.

Совместными усилиями ликвидировано три бандгруппы и уничтожено при оказании сопротивления 29 боевиков (в том числе 4 главаря бандгрупп), склонен к явке с повинной 41 участник и пособник незаконных вооруженных формирований.

Приняты исчерпывающие меры по охране общественного порядка и личной безопасности граждан при проведении общественно-политических, спортивных и культурно-массовых мероприятий.

На сегодняшний день с уверенностью можно констатировать, что деятельность бандитского подполья окончательно утратила признаки широкомасштабного и скоординированного вооруженного противостояния. В последнее время она все больше приобретает общеуголовную сущность.

Борьба с терроризмом и экстремизмом продолжает оставаться одной из самых значимых в деятельности органов внутренних дел задач. Она проявляется в обеспечении антитеррористической безопасности в Чеченской Республики.

В виду отсутствия у террористов достаточного потенциала для совершения вооруженных нападений на охраняемые объекты дислокации подразделений силовых структур ими все чаще используются отвлекающие действия, направленные на создание условий для совершения диверсионно-террористических актов в заранее подготовленных местах, удобных для устройства засад. Значительное внимание экстремистами и их пособниками уделяется сбору информации о маршрутах передвижения служебного автотранспорта и местах жительства сотрудников правоохранительных органов в целях организации покушений на них и членов их семей. Это подтверждается изъятыми у задержанных боевиков и в обнаруженных схронах списков сотрудников милиции, их адресов и используемых автомобилей.

В 2007 году выявлено 506 преступлений, связанных с участием в незаконных вооруженных формированиях или их организацией (+1,8%).

На территории республики продолжает действовать 31 бандгруппа общей численностью 382 участника. Наибольшее количество бандгрупп действует в Веденском (9 бандгрупп общей численностью 85 участников), Ножай-Юртовском (2 бандгруппы, 55 участников) и Грозненском© (2 бандгруппы, 38 участников) районах. Наиболее известными лидерами этих банддвижений являются «президент Ичкерии» Д. Умаров, С. Абдуллаев, арабские наемники Ясир и Сейф Ислам.

Обезвреживание участников бандформирований затруднено их постоянным переходом в соседние субъекты Российской Федерации и скрытным пребыванием там, а также финансированием со стороны международных террористических и экстремистских организаций: «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Исламское движение Туркестана», «Аль-Каида», «Бригады аль-Исламбули», «Талибан», «Таблиг», «Общество социальных реформ», «Тайба» и «Высшая военная Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа». Однако в результате оперативно-розыскных и специальных контртеррористических мероприятий задержано 325 участников бандформирований. При оказании вооруженного сопротивления уничтожено 72 боевика (в том числе 11 главарей бандгрупп — Басаев Р. Х., Мутиев М. М., Ахмадов Ю. А., Бакаев А. В., Батаев Т. Х., Салуев Р. М., Имурзаев С. Э., Джабихаджиев А. И., Мусаев А. Л-А., Михалов Р. З., Алисултанов А.А.), ликвидировано 7 бандгрупп, склонено к явке с повинной 139 боевиков.

Тем не менее, за 5 месяцев 2008 года ликвидировано 3 бандгруппы, задержано 167 участников бандформирований. При оказании вооруженного сопротивления уничтожено 24 боевика, в том числе 4 главаря бандгрупп.

В 2007 году было выявлено 3 745 (-3,7%) лиц этой категории. В их структуре увеличилось число лиц, признанных рецидивистами (+5,2%), несовершеннолетних (+6,6%) и лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения (+53,8%). В то же время заметно снизилось количество женщин (-15,8%), учащихся и студентов (-36,8%), безработных (-10,1%), совершивших преступления группой лиц по предварительному сговору (-28,2%), лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества (-10,9%), лиц в состоянии алкогольного опьянения (-19,0%).

В целях повышения эффективности противодействия терроризму и экстремизму осуществляется ряд организационных и практических мероприятий. В частности, приняты дополнительные меры по оперативному прикрытию объектов повышенной техногенной и экологической опасности и прилегающей к ним территории с целью получения разведывательной информации о лицах, подготавливающих террористические акты, и их пособниках.

Принимаются меры по усилению охраны объектов социальной сферы (школы, детские сады и ясли, больницы, центры досуга). К ним приближены маршруты патрулирования мобильных экипажей милиции. Особое внимание уделяется мероприятиям антитеррористической направленности в местах массового пребывания людей. При проведении общественно-политических, культурно-массовых и спортивных мероприятий с применением специально обученных собак осуществляется обследование объектов и прилегающей территории на предмет обнаружения взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Вместе с тем, в январе — декабре 2006 года на территории округа зарегистрировано 721 преступление террористического характера, из которых раскрыто 630. Выявлено 583 лица, совершивших указанные преступления. Остаются не раскрытыми 200 преступлений этой категории.

В то же время количество зарегистрированных террористических актов сократилось на 42% - (101), раскрыто 64 из них, показатель раскрываемости составил 56,6% (Россия: 62,4%). Выявлено 84 лица, их совершивших.

По-прежнему остается высокой вероятность активизации деятельности бандподполья и совершения бандформированиями резонансных террористических акций в различных регионах Чеченской Республики при поддержке ваххабистских религиозных организаций, а также националистических и экстремистских движений.

Проблема сохраняющейся угрозы совершения террористических актов непосредственно связана с деятельностью экстремистски настроенных лидеров исламского фундаментализма, значительная часть которых специально подготовлена для ведения диверсионно-террористической деятельности.

В результате принимаемых мер криминальная ситуация продолжает стабилизироваться. По итогам 5 месяцев 2008 года уровень преступности в среднем по республике составил 160,9. Данный показатель является одним из наиболее низких в Российской Федерации.

Несмотря на наличие ряда нерешенных политических, социально-экономических, межнациональных, религиозных и иных проблем, которые продуцируют преступность в Чеченской Республике, приведенные выше статистические данные свидетельствуют о снижении криминальной напряженности и стабилизации криминальной обстановки в республике.

2. Особенности личности преступника в Чеченской Республике

Изучение личности преступника имеет большое значение, которое определяется тем, что преступление, будучи актом сознательной волевой человеческой деятельности, в значительной мере обусловлено сущностью и особенностями лица, избирающего подобную форму поведения. Личность — основное и важнейшее звено всего механизма преступного поведения. Знание личности преступника, умение выявить основные характеризующие ее признаки и свойства являются непременным условием организации и осуществления предупреждения преступлений.

В научной литературе существуют различные подходы к понятию личности преступника.

При всем многообразии понятий личности преступника, безусловно, имеющих право на существование, достаточно убедительной является позиция тех авторов, которые считают, что для определения понятия личности преступника необходимо решить ряд специальных вопросов, в частности:

1) охватывает ли это понятие всех лиц, совершивших преступления, или только часть из них;

2) какие стороны и особенности личности преступника необходимо изучать.

В связи с этим, исчерпывающим, на наш взгляд, является определение личности преступника как личности человека, который совершил преступление вследствие присущих ему психологических особенностей, антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к нравственным ценностям и выбора общественно опасного пути для удовлетворения своих потребностей или непроявления необходимой активности в предотвращении отрицательного результата См.: Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. СПб., 2004. С. 16.

Это определение достаточно полно не только в том смысле, что охватывает и тех, кто совершил преступление умышленно, и тех, кто виновен в преступной неосторожности. Такая оценка его обоснованна и потому, что она содержит перечень признаков, которые должны быть предметом криминологического познания.

С учетом изложенного, закономерным является вопрос, с какого момента начинается личность преступника и когда она заканчивается?

Понятно, что совокупность личностных качеств, обусловливающих преступление, появляется не в момент его совершения, а складывается в процессе всей предшествующей жизни и социальной практики индивида.

Личностные свойства, обусловившие совершение преступления, не исчезают с фактом его совершения. Последующие события и обстоятельства жизни индивида, в особенности расследование преступления, судебный процесс, отбывание наказания, несомненно, отражаются на личности преступника, изменяя в той или иной мере различные ее черты и свойства.

С уголовно-правовых позиций о личности преступника можно говорить только тогда, когда лицо совершило преступление и признано судом виновным.

Пределы существования личности преступника строго определены законом и заканчивается с момента отбытия наказания и погашения судимости. Все это дает полное основание рассматривать личность преступника с системных позиций.

Изучение личности преступника требует уровневого подхода, учитывающего и отражающего различную степень обобщения исследуемого явления. Следует выделять три таких уровня:

1) индивидуальный — предполагающий конкретного субъекта преступления. Необходим при решении вопросов по конкретному уголовному делу и осуществлении предупредительных мер в отношении конкретного лица;

2) групповой — различные категории и типы преступников (насильственных, корыстных, неосторожных, рецидивистов и т. д.). Дает наибольший материал для выявления причин и разработки мер предупреждения отдельных видов преступлений;

3) обобщенный — соответствующий общему понятию преступника как лица, виновно нарушающего запрет уголовного закона. Служит основой разработки общих вопросов учения о личности преступника.

Авторским коллективом ВНИИ МВД России по специально разработанной анкете было проведено исследование личности осужденных из числа местного населения, отбывающих наказания в исправительном учреждении ФГУ ИК-2 в населенном пункте Чернокозово Наурского района республики.

Проведенное исследование и статистические данные ГИАЦ МВД России позволили определить социальный портрет граждан, совершающих преступления на территории Чеченской Республики, и выявить основные причины их преступного поведения.

Личность человека раскрывается через социальную сущность, а также сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений во взаимодействии с индивидуальными особенностями и жизненными факторами, лежащими в основе поведения. В свою очередь сознание и воля данного лица реагируют на внешние условия и активно обусловливают его поведение в конкретной ситуации См.: Павлов В. Г. Субъект преступления. СПб, 2001. С. 274, 275.

Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления в рассматриваемом субъекте России, предполагает выявление и изучение трех основных подсистем:

1. Социальный статус личности, определяющийся принадлежностью лица к тому или иному классу и группе с социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное и должностное положение, национальная и профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности и др.).

2. Социальные функции (роли) личности, включающие совокупность видов деятельности лица как гражданина в системе общественных отношений (культурно-образовательный уровень, знания, навыки, умения).

3. Нравственно-психологические качества: отношение к религии, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки.

Изучение статистических данных ГИАЦ МВД России показало, что в Чеченской республике, как и в целом по России, динамике женской преступности присущ волнообразный характер, удельный вес женщин среди лиц, выявленных за совершение преступлений относительно не велик и в период с 2000 по 2007 гг. не превысил показатель 26,5%. Однако он выше, чем аналогичный показатель, характеризующий женскую преступность, как в Южном федеральном округе, так и по России в целом (см. Таблицу 2. 1).

Таблица 2.1.

Удельный вес женщин, совершивших преступления в структуре всех выявленных лиц в Российской Федерации

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Прирост (снижение) к 2000 г.

Чеченская

республика

12,4%

13,5%

21,4%

24,0%

25,1%

26,5%

25,8%

22,6%

+82,3%

Южный федеральный округ

16,2%

16,3%

17,2%

16,3%

12,9%

12,8%

14,1%

14,9%

— 8,0%

Россия

16,3%

17,0%

17,8%

16,6%

13,4%

13,8%

15,1%

15,2%

-6,7%

Как свидетельствуют данные таблицы 2.1. в Чеченской республике в отличие от Южного федерального округа и России в целом отмечается рост женской преступности.

Необходимо отметить, что удельный вес несовершеннолетних женского пола в общем числе несовершеннолетних, совершивших преступления в течение указанного периода самой высокой отметки (1,4%) достиг в 2006 г. В 2007 г. этот показатель составил 0,5%, в то время как по России в целом — 6,4%.

Одной из характерных современных тенденций современной России является увеличение доли несовершеннолетних женского пола среди несовершеннолетних, совершающих преступные деяния. Для Чеченской республики подобная тенденция не свойственна.

Следующим важным социально-демографическим признаком является возраст — качественно определенный этап становления личности, с присущими ему особенностями восприятия человеком окружающего мира См.: Зелинский А. Ф. Криминальная психология. Киев, 1999. С. 110. С возрастом изменяются социальные функции человека, привычки, характер, способы реагирования на конфликтные и сложные ситуации. В силу этого возрастные особенности не могут не влиять на поведение человека, в том числе отклоняющееся.

По возрастной шкале осужденные распределились следующим образом: 26% в возрасте 18−29 лет; 39% - 30−39 лет; 32% - 40−50 лет. Иными словами можно сказать, что преступления чаще совершают люди более зрелого возраста, психологически уже сформировавшиеся.

Неблагоприятные семейные отношения и тяжелое материальное положение часто несут в себе криминальную нагрузку и при стечении определенных условий способствуют совершению преступлений.

Большинство принявших участие в опросе осужденных (63%) состоит в браке, холостыми являются 23%, разведенными — 12%. У менее четверти респондентов дети отсутствуют, одного-двух детей имеют около 64% опрошенных.

Важной социальной характеристикой преступника является образование, которое благотворно влияет на развитие личности, формирование ее мировоззренческих и моральных установок. Конечно, нет прямой зависимости между уровнем образования и формой поведения. Однако уровень образования оказывает влияние на правосознание и на способность выбора того или иного варианта поведения. Так, например, низкий уровень образования может затруднить выбор человеком приемлемых вариантов поведения в сложной жизненной ситуации.

Образовательный уровень лиц, совершающих преступления в Чеченской Республике, ниже аналогичного общероссийского показателя. Высшее образование имеют всего 3% осужденных, среднее специальное — 15%, неполное среднее — 32%, среднее — 45%.

Важной социальной характеристикой личности являются сведения о трудовой деятельности и об отношении к труду. Можно констатировать весьма неблагоприятную тенденцию последних лет — резкое снижение числа работающих и увеличение числа безработных. Так, по данным ГИАЦ МВД России в Чеченской республике в 2000 г. доля безработных среди лиц, выявленных за совершение преступлений, составляла 3,3%, а в 2007 г. — 29,7%. В Южном федеральном округе — 6,6% в 2000 г. и 8,8% в 2007 г. По России в целом эти показатели равны 5,3% и 5,6% соответственно.

Особое беспокойство вызывают 54,3% (2007 г.) лиц, совершивших преступление, которые не имели постоянного источника дохода. Однако в Чеченской республике этот показатель ниже, чем в Южном федеральном округе и в России в целом, где он в 2007 г. соответственно равен 68,4% и 59,6%.

Что касается социального положения, то среди осужденных имеются представители различных слоев населения: предприниматели; рабочие на производстве, строительстве, участники незаконных вооруженных формирований (по 2,6%); малоквалифицированные подсобные рабочие — 3,8%; лица без определенных занятий — 6,4%, а также лица, находящиеся на иждивении, учащиеся, студенты, работники сельского хозяйства (по 1,3%). Однако преобладает группа (78,2%) безработных, т. е. лиц, находившихся до совершения преступлений в маргинальном состоянии.

Важнейшим показателем, характеризующим нравственный облик личности преступника, является его отношение к антиценностям, и прежде всего к алкоголизму и наркомании.

В Чеченской республике доля лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения за период с 2000 по 2007 гг. в 5,5 раз меньше чем по России в целом. Существенной разницы в данных, характеризующих долю лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, согласно сведениям ГИАЦ МВД России не отмечается.

При рассмотрении криминологической характеристики личности необходимо обратить внимание на ее уголовно-правовые свойства.

Лица, являющиеся объектом исследования, отбывают наказания за совершение различных преступлений, в основном за участие в незаконном обороте наркотиков, убийство, кражу, мошенничество и подделку, изготовление или сбыт поддельных документов.

Данные о судимости могут охарактеризовать устойчивость антиобщественной направленности поведения, взглядов, навыков, привычек, проявляющихся наиболее активно в повторном совершении преступления.

Согласно результатам исследования, 41% опрошенных ранее были судимы. Соответственно 59% преступников привлечены к уголовной ответственности впервые.

Необходимо также учитывать исключительно высокий уровень латентности преступности на территории Чеченской Республики. За годы вооруженного конфликта и фактически неконтролируемого разгула преступности население приобщилось к различным видам криминального промысла, который стал единственным и естественным источником получения средств к существованию. Таким образом, лиц, повторно совершивших преступления на территории республики, в действительности значительно больше.

Личность рассматриваемой категории осужденных имеет существенные особенности, обусловленные целым рядом факторов, среди которых наиболее значимыми являются:

1) замкнутая этническая социальная группа (чеченское общество длительное время находилось в «вакууме» относительно общероссийского гуманитарного пространства и межнационального общения);

2) ограниченные возможности повышения образовательного и культурного уровня;

3) ограниченные возможности правовой социализации;

4) длительная психотравмирующая ситуация См.: Шинкин И. А. Указ. раб. С. 102.

Жизненный опыт жителей Чеченской Республики уникален, он резко отличается от жизненного опыта населения России, что связано с влиянием происходивших в недавнем прошлом травматических событий. Иногда негативные последствия переживания травматического события имеют тенденцию не только не исчезать со временем, но и становиться более выраженными, а также проявляться внезапно даже на фоне общего благополучия См.: Каменченко П. В. Посттравматическое стрессовое расстройство // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 1993, № 3. С. 95−99.

Пережитое в экстремальных событиях не только не способствует, но и препятствует естественной перестройке на мирную жизнь. В условиях боевых действий вырабатываются необходимые приспособительные механизмы (восприятие окружающей среды как враждебной, гипербдительности, автоматизации навыков, готовности к моментальному реагированию на угрожающий стимул через агрессию, вплоть до физического уничтожения источника угрозы). Для таких личностей характерны настороженность и отчуждение от людей, включая членов семьи, склонность к взрывным аффективным реакциям. Отсюда следуют склонность к насилию и иным противоправным действиям. Не менее тяжелые психические травмы переживают беженцы.

Обследование жителей Чеченской Республики, не выезжавших за ее пределы, а также беженцев в лагерях на территории Республики Ингушетия, проведенное научными сотрудниками Грозненского педагогического института, выявило наличие посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) у 42% испытуемых; у 29,7% - ПТСР и стойкую социально-психологическую дезадаптацию; у 15,3% - стойкую социально-психологическую дезадаптацию См.: Люди на войне // НГ-Наука. 2004. 8 сентября. Для всех были характерны отчужденность, замкнутость, подозрительность, высокая тревожность, чувство вины.

Основными психотравмирующими факторами для указанных категорий людей стали гибель родственников и разрушение дома.

Психотравмирующее воздействие ситуации вооруженного конфликта перенесли также лица, совершившие преступления на территории Чеченской Республики, — ее жители. Исследования показывают, что 79,5% преступников (из числа, не участвующих в незаконных вооруженных формированиях на момент начала антитеррористической операции) так или иначе пострадали от боевых действий, при этом у 32% было разрушено жилье, у 25% погибли родственники, близкие люди. Немалое число преступников (38,8%) не выезжали из зоны боевых действий (22,3% находились на территории республики в 1994—1996 гг. и 16,5% - в 1999—2001 гг.).

В связи с вышеизложенным большинство преступников, совершивших преступления в Чеченской Республике, имеют следующие личностные деформации:

— нарушение способности поддерживать социальные контакты и отсутствие потребности в душевной близости с другими людьми (33,2% преступников характеризуются как замкнутые, необщительные; 39,4% неоднократно в течение года меняли место работы и род занятий; 38,6% не проявляли интерес к общественной жизни и активность при решении собственных жизненно важных проблем; 34,1% имели острые, продолжительные конфликты в семье, вызванные претензиями членов семьи к их образу жизни);

— душевная черствость, эмоциональная неустойчивость, низкий самоконтроль, гиперагрессивность (18,7% преступников характеризуются как жестокие, властные, самоуверенные, бестактные, упрямые люди, 16,4% - как люди вспыльчивые, остро (нередко неадекватно) реагирующие на критические замечания в свой адрес; 15,2% - как скандалисты, постоянно вступающие в конфликты с окружающими) См.: Шинкин И. А. Криминологическая характеристика преступности на территории Чеченской республики. Ростов-на-Дону. 2006. С. 106−108.

Тяжелая социально-экономическая ситуация оказывает в целом деморализующее действие на личность. Немалую роль в причинном комплексе преступности на территории Чеченской Республики играет нравственно-психологический кризис, так называемая «чеченская депрессия» См.: Минасян Л. Чеченская депрессия // Новые Известия. 2003, 11 июля. Депрессия рождает отчаяние, чувство горя и тоски. Подверженных ей людей легко склонить к неадекватным действиям, к «шахидизму».

Перечисленные отличительные черты позволяют говорить о личности гражданина, совершившего преступление на территории Чеченской Республики, как об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе. Его специфика определяется реакцией на воздействие социальной среды, т. е. на социальные процессы, имеющие место в рассматриваемом регионе.

3. Факторы преступности в Чеченской Республике

Выше уже упоминалось о влиянии на преступность комплекса неблагоприятных обстоятельств различного характера. Преступность в Чеченской Республике является результатом влияния внешних и внутренних факторов.

К внешним следует отнести:

— процессы глобализации, в результате которых интеллектуально и технологически развитые страны в еще большей степени втягивают локальные национальные миры в орбиту собственного влияния при постоянной тенденции социокультурной унификации развитых стран. При этом происходит разрушение веками складывавшейся системы восстановительного правосудия, опиравшегося не на наказание, а на примирение. Лежащие в основе этого способа урегулирования конфликта родоплеменные, семейные, клановые, тейповые отношения позволяют рассматривать преступление и наказание в рамках этих отношений;

— невиданные ранее масштабы миграционных процессов расшатывают и тем самым осложняют и дестабилизируют социально-культурное устройство государств. В этих условиях обостряется проблема социокультурной идентификации и адаптации личности в обществе, что неблагоприятно сказывается на показателях преступности;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой