Анализ криминологических аспектов профессиональной преступности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение

Глава 1. Понятие, основные признаки, общественная опасность и тенденции развития профессиональной преступности

§ 1. Понятие и основные признаки профессиональной преступности

§ 2. Общественная опасность и тенденции развития профессиональной преступности

Глава 2. Детерминанты профессиональной преступности

§ 1. Классификация детерминантов профессиональной преступности

§ 2. Влияние субъективных факторов для становление профессионального преступника

Глава 3. Профилактика профессиональной преступности

§ 1. Особенности профилактики профессиональной преступности

§ 2. Поощрение общественно полезных форм экономического поведения

Заключение

Введение

Россия всегда была страной со стойкими традициями криминального профессионализма и развитой криминальной субкультурой. Эта тема является достаточно популярной среди многих социальных слоев населения

Криминологическая характеристика профессиональной преступности требует изучения личности, так как свойства личности являются важнейшими мотивирующими факторами. Характеристика личности профессионального преступника позволяет установить группы риска и скорректировать работу правоохранительных органов.

Высокий уровень профессиональной преступности свидетельствует о том, что применяемое к осужденным уголовное наказание не всегда оказывает на них должное исправительное воздействие. Неэффективность наказания отражает несовершенство примененной законодательной нормы, ошибки в избрании судом вида и срока наказания. Борьба с профессиональной преступности занимает одно из центральных мест в деятельности общества и государства. По данным уголовной статистики каждый год свыше 300 000 ранее неоднократно судимых совершают новые преступления. Увеличивается число тяжких преступлений, многие из них носят особо дерзкий характер. Уровень и динамика профессиональной преступности в основном совпадают с такими же показателями общей преступности.

В связи с этим цель данной работы, заключающаяся в характеристике профессиональной преступности, кажется чрезвычайно своевременной и актуальной.

Впервые в советский период целая совокупность признаков криминального профессионализма была выделена Н. Ф. Кузнецовой в монографии «Преступление и преступность». По мнению автора, профессиональный преступник характеризуется следующим:

1) занимается преступлениями как бизнесом, специализируясь на каком-либо одном типе преступления, т. е. преступная деятельность является для него основным или исключительным источником существования;

2) действует с умением, тщательно планирует преступление, технически его оснащает, использует определенный «инструментарий» (орудия и средства, специальные приемы);

3) оттачивает свои знания, опыт, искусство;

4) делает преступную деятельность своей карьерой, все подчиняет ей, в том числе философию и мировоззрение;

5) идентифицирует себя с преступным миром См.: Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. М.: Проспект. 2009. С. 205.

В дальнейшем исследователи брали за основу именно эти признаки профессиональной преступности.

Наибольшую разработку эта проблема получила в начале 80-х годов прошлого столетия в работах А. И. Гурова, доступ исследователей к которым был ограничен. Остальные авторы освещали эту проблему в основном в рамках рецидивной преступности, в последние несколько лет стали выделяться отдельные разделы в монографиях и учебниках Долговая А. И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Проспект. 2012. С. 28.

Глава 1. Понятие, основные признаки, общественная опасность и тенденции развития профессиональной преступности

§ 1. Понятие и основные признаки профессиональной преступности

Профессиональная преступность, как и любой вид преступности, обладает родовыми признаками (социальный, уголовно-правовой, относительно-массовый, системный характер, временная и территориальная определенность), состоит из целой совокупности преступлений, образующих в своей системе криминальный профессионализм, лиц, их совершивших (в данном случае профессиональных преступников), среды профессиональных преступников, обладает общественной опасностью, которая является повышенной и специфической.

Ядро профессиональной преступности образует криминальный профессионализм. По мнению А. И. Гурова, криминальный
профессионализм — это разновидность преступного занятия, являющегося для субъекта источником средств существования, требующего необходимых знаний и навыков для достижения конечной цели и обуславливающего определенные контакты с антиобщественной средой См.: Гуров А. И. О некоторых вопросах изучения криминального профессионализма. М.: Проспект. 2011. С. 40. Прежде всего, в предложенном автором определении отсутствует указание на то, что криминальный профессионализм представляет собой не что иное, как преступную деятельность, а остальные признаки лишь характеризуют его как определенную разновидность. Отдельная совокупность даже большого количества преступлений, не взаимосвязанных между собой, не представляющих собой единой, целостной системы в виде деятельности, криминального профессионализма не образует (например, совершение одним человеком в течение месяца таких преступлений, как кража, убийство, изнасилование, сбыт наркотических средств, получение взятки, халатность, нарушение правил дорожного движения).

Такой вывод вытекает из сущности самой профессии, определяемой в словарях как основной род занятий, трудовой деятельности См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. Екатеринбург: ИКД Зерцало-М. 2012. — С. 543., требующей специальных теоретических знаний и практических навыков и являющейся обычно источником существования.

Ключевым в этом понятии выступает категория деятельности, которая представляет собой социальную форму движения материи: способом существования жизни является активность, животных — жизнедеятельность, человека — деятельность. Человеческая деятельность характеризуется в литературе как совокупность осознанных и целенаправленных действий, объединенных в единую систему общим мотивом. Соответственно этому преступная деятельность определяется как система преступных и тесно связанных с ними допреступных и посткриминальных деяний, объединенных общим мотивом. Включение непреступных деяний в преступную деятельность обусловлено тем, что они имеют общий мотив с преступными действиями, включены в единую цепь преступной деятельности. Например, уголовно наказуемым является приготовление к тяжким и особо тяжким преступлениям (ч. 2 ст. 30 УК РФ). Однако любое приготовление образует определенный этап в развитии преступной деятельности, в силу чего является ее составной частью. Посткриминальная деятельность, направленная на сокрытие совершенного преступления, также является определенным этапом преступной деятельности, однако наказание за нее предусмотрено не во всех, а лишь в определенных случаях (ст. ст. 174, 174 -1, 175, 316 УК РФ). Фактическое участие физических лиц, не обладающих признаками субъекта преступления, в преступлении, совершенном лицом, обладающим такими признаками, является составной частью совместной преступной деятельности, однако не может быть признано преступлением Шеслер А. В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты. Екатеринбург: ИКД Зерцало-М. 2012. С. 12−13.

Такое понимание преступной деятельности исключительно важно для профилактики криминального профессионализма в тех сферах деятельности, где он стремится к легализации, используемой им для расширения своего влияния на общество (например, в сфере политики).

Итак, криминальный профессионализм является, прежде всего преступной деятельностью, которая обладает такими видовыми признаками, свойственными всякой профессии, как специализация, квалификация, способность быть источником материального существования, принадлежность к определенной преступной социальной среде, в которой она осуществляется.

В дореволюционной России среди воров-профессионалов выделялись такие специализации, как медвежатники, совершающие кражи из сейфов, карманники, домушники, совершающие кражи из квартир, майданники (транспортные воры), стопорилы, совершающие хищения с применением холодного и огнестрельного оружия, воздушники, совершающие кражи с возов и лотков на рынках, хапушники, совершающие хищения рывком имущества из рук потерпевшего, кликушники, совершающие кражи из церквей, голубятники, совершающие кражи белья с веревок См.: Кузьмин С. Организованные преступные группировки в местах лишения свободы. М.: Проспект. 2010. С. 12. Разумеется, что специализация существует и у современных воров-профессионалов. Среди них выделяют лиц, занимающихся кражей антиквариата, карманных воров, «рыночников», совершающих кражи на рынках, «кротов», совершающих кражи у пассажиров метрополитенов, квартирных воров, воров, специализирующихся на угоне автотранспорта, «трясунов» из числа глухонемых, «ширмачей» и т. д. Среди мошенников выделяется более сорока специализаций Гуров А. И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М.: Проспект. 2012. С. 43−46.

преступник борьба экономика профессиональный

§ 2. Общественная опасность и тенденции развития профессиональной преступности

Квалификация в рассматриваемом аспекте предполагает уровень профессиональной подготовленности лица к какому-либо виду деятельности. Иначе говоря, квалификация является качественной характеристикой специализации, показывающей уровень профессионализма определенного лица. Очевидно, что уровень квалификации профессионального преступника является достаточно высоким, что позволяет ему довольно долго и успешно заниматься преступной деятельностью. Виртуозность и изобретательность, которой обладают многие профессиональные преступники, вызывает удивление. Например, в литературе описан актерский талант дореволюционной воровки Соньки Золотая ручка (Софья Блювштейн), которая умела выдать себя за аристократку, очаровать помещиков, дворян, чиновников, являвшихся постояльцами гостиниц, пассажирами поездов, разжалобить их, изобразить влюбленную в них женщину, войти с ними во флирт или половую связь, а затем, усыпив потерпевшего с помощью снотворного или воспользовавшись его естественным сном, совершить у него кражу денег, драгоценностей или других вещей. По свидетельству А. П. Чехова, осужденная Софья неоднократно использовала свою привлекательную внешность и актерские данные, пытаясь сбежать с Сахалина, нарядившись солдатом или очаровав надзирателей, один из которых даже бежал вместе с нею См.: Чехов А. П. Сочинения. Т. 14−15. Из Сибири; Остров Сахалин. М.: Проспект. 2010. С. 89−90.

Личностный смысл профессиональной преступной деятельности состоит в том, что осуществляющее ее лицо стремится за счет этого обеспечить свои материальные потребности. Именно поэтому преступная деятельность как источник материального существования становится обязательным атрибутом криминального профессионализма. При этом профессиональный преступник может полностью существовать за счет доходов от преступной деятельности, а может лишь частично удовлетворять свои материальные потребности за счет этих доходов. Конечно, за счет преступлений могут удовлетворяться и другие потребности личности. Например, кровавый маньяк Чикатило, убивая свои жертвы, удовлетворял свои извращенные, болезненные половые потребности. Однако в этом он видел личностный смысл своего маргинального существования. Совершаемые им преступления не позволяли даже в малой степени решать его материальные проблемы. Смысл всякой профессиональной деятельности состоит именно в возможности материального существования за счет нее Устинов В. С., Муравьев В. В. Рецидив преступлений. Н. Новгород: ИКД Зерцало-М. 2012. С. 59. Поэтому правы те авторы, которые не считают удовлетворение в процессе преступной деятельности потребностей нематериального характера признаком профессиональной преступности.

Профессиональные преступники совершают чаще всего корыстные преступления (кражи, мошенничества, ненасильственные грабежи и т. д.). Разумеется, что эти лица могут совершать и корыстно-насильственные преступления, однако корысть в них является движущим мотивом, а насилие в основном только средством совершения деяния. Не случайно в литературе отмечается, что в «блатном» фольклоре героями былинного жанра будут в основном «медвежатники», карманники и «каталы», а «мокрушники» окажутся героями страшилок Ибрагимов Р. Н. Социальное насилие: Феномен, проблема. Абакан: ИКД Зерцало-М. 2011.С. 246. Степень общественной опасности профессиональной преступности является более высокой по сравнению с преступностью, не относящейся к таковой. Это обусловлено тем, что профессиональная преступная деятельность, в силу повышенного «мастерства» ее субъектов, создает большую вероятность наступления социально-негативных последствий, причем более тяжких, чем обычная преступность. Следует также отметить, что криминальный профессионализм означает ориентацию на длительную преступную деятельность, а существование профессиональной преступной среды является основой для его воспроизводства и развития. Все это повышает прецедентность существования профессиональной преступности.

Кроме того, повышенная степень общественной опасности профессиональной преступности состоит также в том, что она, вместе с некоторыми иными видами преступности (например, организованной), порождает специфический вид последствий — социально-негативную среду, криминализирующую современный социум. Это выражается в следующем:

1. В экономической сфере происходит криминализация производственных отношений, отчего общество несет материальные издержки. В частности, в предпринимательской деятельности широкое распространение получил рэкет, который выражается в основном профессиональной групповой преступной деятельностью, направленной на отнятие у предпринимателей части прибавочного продукта за счет криминального насилия. Результатом такой деятельности является удорожание производимых товаров и оказываемых услуг, снижение их качества, сужение базы налогообложения из-за сокрытия части прибыли, отдаваемой рэкету.

2. В сфере социального управления криминализация состоит в выполнении криминалитетом многих функций, аналогичных функциям государственных органов, в частности, в местах лишения свободы. Особо показательным в этом отношении является институт «смотрящих», которые назначаются «ворами» в законе из числа приближенных к ним осужденных. «Смотрящие» занимаются сбором с осужденных денег, продуктов, иных предметов потребления в «общак», при достижении компромисса с администрацией мест лишения свободы помогают ей поддерживать порядок, выполнять производственные задания, оказывают в необходимых случаях осужденным материальную и моральную поддержку при выходе из мест лишения свободы и в других сложных ситуациях. В обязанности «смотрящих» входит также контроль за деятельностью администрации мест лишения свободы с тем, чтобы она не нарушала права осужденных: правила техники безопасности, условия оплаты труда осужденных и т. д. Практика показывает, что «смотрящие» выполняют эти функции иногда эффективнее, чем работники прокуратуры или сотрудники управленческого аппарата исправительных учреждений, осуществляющие ведомственный контроль за местами лишения свободы. В состоянии преступная среда в местах лишения свободы проводить также работу, аналогичную оперативно-розыскным мероприятиям. В целом ряде учреждений преступными авторитетами ведется своеобразная разведывательная и контрразведывательная деятельность. Разведывательная деятельность направлена в основном на установление коррумпированных сотрудников из числа администрации мест лишения свободы, сбор на них компрометирующей информации с целью склонения к сотрудничеству с криминальными структурами. Контрразведывательная деятельность криминальной среды направлена на обеспечение ее закрытости, пресечение возможной утечки информации, выявление негласных сотрудников администрации, распространение дезинформации Кузьмин С. И. Об отдельных аспектах деятельности криминалитета в местах лишения свободы. Элита преступного мира. М.: Проспект. 2012. С. 17.

Следует обратить также внимание на стремление криминальных структур войти в отдельные политические партии и движения. Это явление можно рассматривать одновременно и как вхождение криминалитета
в политику, представители которого избираются в законодательные органы по партийным спискам, и как легализацию незаконных доходов, которыми финансируется деятельность этих партий и движений Босхолов С. С. Основы уголовной политики. М.: Проспект. 2010. С. 77−78.

3. В сфере социальных отношений криминализация социума состоит в том, что криминальный профессионализм становится средством адаптации целых социальных общностей в сложных экономических условиях. Значительная часть населения втягивается не просто в теневую, а в криминальную экономику. Так, в профессионально действующие преступные группы перерастают целые цыганские общины, занимающиеся сбытом наркотических средств и другими видами криминального предпринимательства. Отсутствие в современном социуме усилий государства, направленных на вовлечение цыган в позитивную деятельность, сохранение родоплеменной организации их общности, не позволяют цыганской общине занять социально-позитивную нишу в общественном разделении труда, усвоить законопослушные нормы и социальные роли, заниматься легальным предпринимательством.

4. В сфере социализации подрастающего поколения криминализация выражается в существовании и деятельности криминогенных территориальных подростково-молодежных группировок, через которые идет интенсивный процесс воспроизводства социальной базы преступного мира. Эти группировки как фактор криминальной социализации несовершеннолетних проявляют себя, во-первых, в том, что создают относительно закрытую антиобщественную среду, находясь в которой подростки приобщаются к криминальным нормам и ценностям, субкультуре, социальным ролям и образу жизни, а также активно воспроизводят криминальный образ жизни в своей жизнедеятельности. Во-вторых, в том, что негативно влияют на многие процессы в социуме, в частности, разрушают позитивную неформальную среду социализации подростков, претендуя на единственно возможную организационную форму объединения несовершеннолетних, негативно сказываются на воспроизводстве рабочей силы и деятельности многих социальных институтов, ухудшают морально-психологический климат среди населения из-за массовых нарушений общественного порядка и других преступлений, вызывающих большой общественный резонанс, способствуют деформации правового сознания.

5. В сфере освоения правового поля криминализация социума выражается, во-первых, в частичной легализации профессиональной преступности. Во-вторых, в использовании профессиональными преступниками имеющихся «пробелов» в праве и существующих правовых норм в противоречии с их социальным назначением. В первом случае криминалитет пользуется неурегулированностью некоторых отношений действующим законодательством. Например, криминальные структуры активно легализовали незаконные доходы, приобретя на них в начале 90-х годов XX века приватизированные объекты, пользуясь тем, что
от участников приватизации ранее действующее законодательство не требовало доказывания правомерности происхождения доходов. Во втором случае с помощью права создается дополнительный барьер безопасности для криминалитета от позитивного социального контроля со стороны социума. В ряде случаев представителям криминалитета удается получить депутатский мандат для того, чтобы приобрести депутатскую неприкосновенность. Следует отметить, что освоение правового пространства — это явление не только новое для современного криминалитета. Оно представляет также отступление от определенных устоев такой разновидности профессиональной криминальной среды, как «воры в законе». Отдельные авторы рассматривают такое отступление от традиций воровской среды, которой свойственно негативное отношение к законопослушному образу жизни, как двуличность «воров в законе», как реализацию ими только своих личных целей. На мой взгляд, это поверхностное объяснение глубинной стратегии приспособления криминальной среды к новым социально-экономическим условиям.

6. Криминализация творческой деятельности выражается, во-первых, в том, что один из ее продуктов — криминальная субкультура становится обыденным явлением жизни. В частности, широкое распространение получил криминальный жаргон. Некоторые лингвисты считают это явление нормальным и даже позитивным, способствующим развитию
и совершенствованию русского языка. Вместе с тем внедрение жаргона
в нормальную социальную среду влечет негативные изменения в сознании
и поведении людей. Особенно негативную роль играет вульгарно-бранная часть жаргона.

7. В информационно-психологической сфере криминализация социума состоит, во-первых, в превращении средств массовой коммуникации в мощную детерминанту преступности, способствующую разрушению позитивного правосознания граждан, дискредитации авторитета государственных органов, и, прежде всего, правоохранительных органов, нормативному утверждению криминального образа жизни, разрушению системы государственного и общественного контроля над преступностью. Это стало возможным в результате противоречивого развития средств массовой коммуникации (печати, радио, кинематографа, телевидения). С одной стороны, утрачена неоправданная монополия государства на массово-коммуникативное воздействие, оказываемое на население, с другой стороны, к средствам массовой коммуникации получили доступ деструктивные силы, в частности криминальные структуры, которые навязывают обывателю свои квазиценности, формирующие личность непродуктивной, антисоциальной ориентации. Культивирование маргинального поведения увеличивает круг людей, пользующихся услугами порочного свойства, на которых экономически паразитирует организованная и профессиональная преступность. В частности, обращение к услугам проституток стало обыденным явлением среди «новых русских» в период их многочисленных попоек.

Во-вторых, криминализация социума в указанной сфере состоит также в освоении криминалитетом виртуальной реальности в преступных целях. Пополнение рынка безработных высококвалифицированными специалистами-компьютерщиками, которые не могли позитивного применения своим способностям, представляет большой интерес для криминальных структур, превращает компьютерную технику в мощное информационное оружие совершения преступлений Вехов В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. М: Проспект., 2012. С. 9−15. Профессиональная преступность, войдя в сферу виртуальной реальности, стала в еще меньшей степени подвергаться контролю со стороны общества, поскольку результаты разработки технических средств защиты от компьютерной агрессии до сих пор не являются достаточно эффективными.

На наш взгляд, создание негативной социальной среды жизнедеятельности, криминализация социума являются основным и наиболее значительным вредом от профессиональной преступности, которая становится одним из сильнейших элементов самодетерминации преступности в целом.

Глава 2. Детерминанты профессиональной преступности

§ 1. Классификация детерминантов профессиональной преступности

Нам следует выделять три вида детерминант профессиональной преступности, а именно: причины, которые порождают эту преступность как свое закономерное следствие; условия, которые либо формируют причины этой преступности, либо способствуют их проявлению; факторы, которые определенным образом влияют на состояние этой преступности. Изучение причин и условий позволяет ответить на вопрос о том, почему профессиональная преступность существует, изучение факторов — на вопрос о том, почему профессиональная преступность достигла определенного уровня. В реальности все эти детерминанты воплощаются в единую криминогенную ситуацию, в которой одно и тоже явление может выступать одновременно в указанных трех качествах. Например, проведенная в России приватизация оказалась одновременно, во-первых, причиной профессиональной преступности, так как она расширила экономическую основу этой преступности — криминальный сектор экономики; во-вторых, условием, так как она в значительной мере обусловила коррумпированность государственного аппарата, являющуюся одним из элементов системы защиты преступных групп, действующих на профессиональной основе, от предупредительного воздействия; в-третьих, фактором, так как способствовала усилению социальной напряженности в стране, расширению социальной базы профессиональной преступности.

Классификации детерминант профессиональной преступности могут осуществляться по различным основаниям. В литературе по содержанию выделяют детерминанты преступности, действующие в сфере экономики, социальной и политической жизни, духовно-нравственной сфере общества, по природе происхождения различают объективные, субъективные, объективно-субъективные детерминанты преступности, с точки зрения детерминирующего воздействия — главные и второстепенные, по источнику происхождения — внутренние, обусловленные внутренними противоречиями общества, и внешние, обусловленные влиянием на общество других государств и т. д.

Однако классификация, которая позволяет дать наиболее емкую криминологическую характеристику детерминант профессиональной преступности и оптимально выделить объекты предупредительного воздействия на нее, должна быть основана на уровнях их действия. Исходя из уровня действия, детерминанты преступности в литературе рассматриваются применительно к обществу в целом, отдельным социальным группам, индивидам. Соответственно этому объяснение детерминант преступного поведения дается на трех уровнях:

1. Психологическом, на котором изучается процесс рассогласования личности со средой.

2. Философском, на котором формируется общая концепция детерминант преступности в обществе, рассматриваются глобальные общественные процессы.

3. Социологическом, который предполагает изучение образа жизни различных социальных, профессиональных, возрастных групп населения Кудрявцев В. Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М.: Проспект. 2011. С 11−21.

На наш взгляд, такой подход нуждается в некотором уточнении.

Во-первых, рассмотрение детерминант преступности на философском и социологическом уровне фактически означает их рассмотрение на одном уровне — общесоциальном, так как рассмотрение макросоциальных процессов невозможно без отрыва от социальной активности макрогрупп, которые представляют предмет социологического изучения.

Во-вторых, при таком подходе из поля зрения криминолога выпадает важнейшее звено, через которое трансформируются общесоциальные детерминанты преступности в детерминанты конкретного преступления, а именно: малые социальные группы.

Дело в том, что деформации образа жизни макрогрупп сами по себе не могут привести к формированию субъективной детерминанты индивидуального преступного поведения, то есть к негативным нравственно-психологическим свойствам личности. Формирование этих свойств происходит в малых социальных группах — семье, учебном или производственном коллективе, ближайшем неформальном окружении.

Исходя из этого, детерминанты профессиональной преступности, как и преступности в целом, следует рассматривать на трех уровнях, а именно: общесоциальном, социально-психологическом и психологическом.

Общесоциальные детерминанты профессиональной преступности связаны с социальными процессами, происходящими в обществе в целом (прежде всего макроэкономическими процессами) и отражающимися на образе жизни целых макрогрупп (возрастных, национальных, профессиональных и т. д.).

Социально-психологический уровень детерминант профессиональной преступности связан с существованием малых групп, в которых формируется и действует профессиональный преступник.

Психологический уровень предполагает изучение взаимодействия свойств личности профессионального преступника с конкретной жизненной ситуацией совершения преступлений.

Раскрытие общесоциальных детерминант профессиональной преступности позволяет утверждать, что она тесно связана с глобальными социально-экономическими и политическими катаклизмами в обществе. Отдельные лица, которые профессионально приобщались к криминальной деятельности, объединения этих лиц в шайки, банды и иные преступные группы, существовали с тех пор, как в обществе появилась преступность. Однако появление криминального профессионализма как относительно массового социального явления обусловлено отменой в 1861 году крепостного права, после чего началось интенсивное развитие капитализма
в деревне и бурный рост промышленности в России в целом. Однако реформы 1861 года не только положили начало позитивным преобразованиям в стране, но и привели к целому ряду негативных последствий в обществе, большая часть которых была связана с сельским хозяйством. Прежде всего это коснулось таких сословий, как крестьянство и дворянство. Анализ судебной статистики в дореформенный период показывает, что эти сословия отличались наименьшей криминальной активностью, спустя несколько лет после реформ ситуация резко изменилась См.: Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М.: Проспект. 2010. С. 26−29. Капитализация деревни сильно ослабила крестьянскую общину, которая не только консервировала развитие производительных сил в деревне, но и защищала экономические, правовые и иные интересы крестьян, в значительной мере способствовала сохранению нравственных устоев, языка и культуры российского землепашца. Позитивные свойства русской крестьянской общины составили основу идеи русской национальной исключительности, из которой исходили в своих воззрениях в XIX веке славянофилы и другие представители патриархально-дворянского либерализма. Начавшийся процесс разложения сельской общины лишил крестьян единства и защищенности, а нецивилизованная и откровенно грабительская поступь российского капитализма привела к их массовому обезземеливанию, обнищанию и даже вымиранию целых деревень.

Итак, специфика общесоциальных детерминант профессиональной преступности состоит, во-первых, в существовании большого количества маргиналов, вынужденных приобщаться к криминальной деятельности уже существующих преступных групп или объединяться в такие группы для адаптации к усложнившимся условиям через преступное поведение.

Во-вторых, в наличии пространственно-временных образований («серых зон»), в которых формируются и воспроизводятся социально-негативные связи между людьми, перерастающие в сообщества лиц, профессионально занятых преступной деятельностью.

§ 2. Влияние субъективных факторов для становление профессионального преступника

Для формирования личности профессионального преступника особое значение имеет его нахождение в местах лишения свободы. Неформальная среда осужденных в основных ее типичных чертах сформировалась в России к началу XIX века со всеми ее атрибутами (общинной кассой, сходками и стратификацией осужденных, специфической субкультурой и т. д.) и всегда играла важную роль для воспроизводства преступного мира, т.к. отрицательно влияла на осужденных Мокрецов А. И., Шмаров И. В. Микросреда осужденных в ИТУ. М.: Проспект. 2012. С. 3−5. Неформальная среда осужденных являлась в основном той социальной базой, на которой формировалась среда криминального профессионализма. В свою очередь, криминальный профессионализм управлял неформальной средой осужденных, придавал ей ярко выраженный негативный характер, рассматривал эту среду как наиболее приемлемую для своего воспроизводства. Вместе с тем деятельность криминального профессионализма не ограничивается только местами лишения свободы. Поэтому среду криминального профессионализма следует рассматривать в качестве самостоятельного социально-психологического явления, формирующего профессиональных преступников.

Влияние конкретной жизненной ситуации на преступное поведение состоит в следующем:

а) она объективно ставит личность перед необходимостью выбора определенного варианта поведения (правомерного или преступного);

б) обуславливает содержание и форму избранного варианта поведения, раскрывает степень (уровень) готовности человека действовать определенным образом.

Вполне очевидно, что такое воздействие на личность может оказывать не просто жизненная ситуация, а ситуация, предполагающая проявление личностной активности в поисках выбора возможных вариантов поведения, то есть проблемная жизненная ситуация См.: Кудрявцев В. Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М.: Проспект. 2011. С. 64−65.

Итак, специфика психологических детерминант профессиональной преступности состоит во взаимодействии свойств личности, необходимых для совместной преступной деятельности, и фронтальной ситуации совершения преступления в виде воздействия на личность среды криминального профессионализма.

Взаимосвязь свойств личности, необходимых для профессиональной преступной деятельности, и указанной фронтальной ситуации представляет собой механизм конкретного преступления, совершаемого профессиональным преступником.

Глава 3. Профилактика профессиональной преступности

§ 1. Особенности профилактики профессиональной преступности

Важнейшим видом предупреждения преступности является криминологическая профилактика.

Этот вид деятельности выделялся исследователями прежде всего на основе проведения отличия между мерами криминологическими и мерами, закрепленными в нормах уголовного, уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) и уголовно-процессуального права.

Криминологическая профилактика имеет особый объект, специфические цели, меры и субъектный состав, осуществляющий эту деятельность.

Объект криминологической профилактики включает в себя, во-первых, социальную среду, содержащую в себе детерминанты профессиональной преступности (группы и лиц, для которых нормой является социально отклоняющееся, однако не преступное поведение), во-вторых, социальную среду, содержащую элементы этой преступности (профессиональных преступников и преступные группы, объединяющие этих лиц). Цель криминологической профилактики состоит в устранении или нейтрализации детерминант профессиональной преступности, возможностей социальной среды по их воспроизводству, общественной опасности профессиональных преступников и их объединений. Специфика мер криминологической профилактики состоит, во-первых, в том, что их реализация основана на нормах профилактического законодательства, а не на нормах уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права либо регулируются правом в общей форме (например, воспитательное воздействие), во-вторых, в том, что эти меры предполагают принуждение, не связанное с реализацией уголовной ответственности.

Кроме того, криминологическая профилактика предполагает не только и не столько принуждение, но и проведение с определенными лицами и социальными группами воспитательной работы, защиту прав и законных интересов личности, оказание лицам необходимой социальной и правовой помощи.

Особенность субъектного состава криминологической профилактики состоит в том, что в ней участвуют не только органы правосудия (в широком смысле), но и иные государственные и негосударственные органы, а также должностные лица и отдельные граждане.

§ 2. Поощрение общественно полезных форм экономического поведения

Поощрение общественно полезных форм экономического поведения предполагает, во-первых, создание государством благоприятных условий для законной предпринимательской деятельности.

Такая деятельность должна быть направлена на отдание приоритета в экономической политике вкладыванию капитала в производственную сферу, а не в торгово-финансовую Алексеев А. И. Криминология. М.: Проспект. 2011. С. 269.

Во-вторых, государство должно стимулировать деятельность законопослушных предпринимателей по созданию и усилению ими системы криминологической безопасности своих объектов собственности.

Криминологическая безопасность представляет собой комплекс организационно-управленческих, правовых, специальных, социально- психологических, режимных, технических, профилактических и пропагандистских мер, направленных на защиту объекта. Вклад государства в эту систему может состоять в создании необходимой законодательной базы, выявлении и пресечении преступлений против безопасности, взаимодействии с частными охранными и детективными предприятиями, службами собственной безопасности предприятий Ветров Н. И., Зацепин М. Н. Полиция и безопасность предпринимательства. М.: Проспект. 2013. С. 16−17.

Вторая стратегия борьбы с «теневой» экономикой предусматривает, как уже отмечалось, ограничение и пресечение нежелательных видов экономического поведения. В частности, необходимо ужесточить контроль за оборотом предметов, представляющих повышенную опасность для окружающих (оружия, наркотических средств и т. д.). Либерализация такого оборота способствует формированию криминального рынка и обслуживающей его предпринимательской деятельности.

В-третьих, необходимо усилить контроль государства за кредитно-финансовой сферой, которая является наиболее удобной для легализации криминального капитала, прежде всего, обеспечить прозрачность финансовых сделок для уполномоченных органов. Безусловно, это ограничивает сферу действия банковской тайны в тех случаях, когда речь идет о выявлении компетентными органами незаконных финансовых операций. Однако такое ограничение является общепринятой мировой практикой, предусматривающей две модели контроля за такими сделками. Первая предполагает обязательное сообщение компетентным государственным органам о всех сделках, превышающих определенную сумму наличными или их эквивалента. Вторая модель контроля предполагает сообщение банками властям о всех подозрительных сделках, в которых могут присутствовать наркодоходы. Представляется, что в российских условиях, где финансовые структуры не отличаются особой щепетильностью в выборе клиентов, а само понятие подозрительной сделки является крайне неопределенным, предпочтительной представляется первая модель контроля за финансовыми сделками. Мировой опыт показывает, что при наличии такого контроля за деятельностью банков отмывание доходов начинает происходить в небанковских финансовых учреждениях (пунктах обмена валюты, игорных заведениях и т. д.). При установлении контроля за деятельностью этих учреждений криминальный капитал перемещается
в нефинансовые сферы предпринимательства, операции с ним сводятся
к нелегальным сделкам с лицами, не имеющими влияния в сфере легального предпринимательства.

В-четвертых, необходимо ограничить необоснованно широкую либерализацию внешнеэкономической деятельности, способствующую незаконному вывозу из России сырьевых ресурсов, проникновению в страну транснациональных преступных группировок, их сращиванию с российской профессиональной и организованной преступностью.

Предупредительное воздействие на «теневую» экономику способствует сужению не только экономической, но и социальной основы профессиональной преступности. Это обусловлено тем, что сужается круг лиц, втянутых в «теневую» экономику, живущих за счет нее, а следовательно, заинтересованных в ее существовании.

Сужение социальной базы профессиональной преступности предполагает также разработку обществом такой социальной политики, которая была бы направлена на создание нормальных условий жизнедеятельности и социальной адаптации через правомерное поведение лиц, представляющих интерес для криминальных структур с точки зрения должностного положения (должностные лица правоохранительных органов), имеющейся квалификации (юристы, экономисты, бухгалтеры, программисты и т. д.), характера прошлой деятельности (бывшие военнослужащие спецподразделений, бывшие сотрудники правоохранительных органов, спортсмены), в силу принадлежности к определенным социальным группам (например, цыгане выживающие за счет розничной и мелкооптовой торговли наркотиками), принадлежности к территориальным подростковым и молодежным группировкам антиобщественной направленности.

Заключение

Проведенный анализ криминологических аспектов профессиональной преступности позволяет сделать следующие выводы.

1. Профессиональная преступность, как и любой вид преступности, обладает родовыми признаками (социальный, уголовно-правовой, относительно-массовый, системный характер, временная и территориальная определенность), состоит из целой совокупности преступлений, образующих в своей системе криминальный профессионализм, лиц, их совершивших (профессиональных преступников), среды профессиональных преступников, обладает общественной опасностью, которая является повышенной и специфической.

2. Криминальный профессионализм, как ядро профессиональной преступности, представляет собой преступную деятельность, которая обладает такими видовыми признаками, свойственными всякой профессии, как специализация, квалификация, способность быть источником материального существования, принадлежность к определенной преступной социальной среде, в которой она осуществляется.

3. Криминологическая профилактика профессиональной преступности представляет собой осуществляемую государственными и негосударственными органами, должностными и не должностными лицами деятельность с помощью принуждения, воспитания, защиты прав и законных интересов личности, оказания социальной и правовой помощи с целью устранения или нейтрализации детерминант профессиональной преступности, возможностей социальной среды по их воспроизводству, общественной опасности профессиональных преступников и их объединений.

4. Детерминанты профессиональной преступности следует рассматривать на трех уровнях: общесоциальном, социально- психологическом и психологическом.

Общесоциальные детерминанты связаны с социальными процессами, происходящими в обществе в целом и отражающимися на образе жизни целых макрогрупп (возрастных, национальных, профессиональных и т. д.); cоциально-психологический уровень детерминант связан с существованием малых групп, в которых формируется и действует профессиональный преступник; психологический уровень предполагает изучение взаимодействия свойств личности профессионального преступника с конкретной жизненной ситуацией совершения преступлений.

5. В криминологической профилактике профессиональной преступности, исходя из особенностей объекта, следует выделять два ее вида, а именно: общекриминологическую и специально-криминологическую. Общекриминологическая профилактика опосредованно воздействует на профессиональную преступность через ту часть социальной среды, которая является носителем ее детерминант, с тем, чтобы устранить или нейтрализовать детерминанты этой преступности и возможности социальной среды по их воспроизводству. Специально-криминологическая профилактика непосредственно воздействует на профессиональную преступность, так как ее объектом является социальная среда, содержащая профессиональных преступников и их объединения. Общекриминологическая профилактика осуществляется в основном теми субъектами, которые решают общесоциальные задачи, не связанные с обеспечением правопорядка в обществе, и теми мерами, которые, как правило, не связаны с принуждением. Специально-криминологическая профилактика осуществляется субъектами, обеспечивающими правопорядок в обществе (в основном правоохранительными органами), и мерами, многие из которых связаны с принуждением.

Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 26. 01. 2009. — № 4. — Ст. 445.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. -- 1996. -- № 25. -- Ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 21. 10. 2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 24. 12. 2001. — № 52. — Ст. 4921.

4. О полиции: Федеральный закон от 07. 02. 2011 № 3-ФЗ. // Гарант: справочно-правовая система. -- Электрон. дан. (1 файл). -- 17. 04. 2013.

Научная литература и материалы периодической печати

5. Алексеев А. И. Криминология. — М., 2011. — 291с.

6. Босхолов С. С. Основы уголовной политики. — М., 2010. — 174 с.

7. Ветров Н. И., Зацепин М. Н. Полиция и безопасность предпринимательства. — М., 2013. — 93 с.

8. Вехов В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения и раскрытия. — М., 2012. — 117 с.

9. Гуров А. И. О некоторых вопросах изучения криминального профессионализма. — М., 2011. — 119 с.

10. Гуров А. И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 2012. — 201 с.

11. Долговая А. И. Преступность: иллюзии и реальность. — М., 2012. — 179 с.

12. Ибрагимов Р. Н. Социальное насилие: феномен, проблема. — Абакан, 2011. — 246 с.

13. Кудрявцев В. Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. — М., 2011. — 241 с.

14. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. — М., 2009. — 223 с.

15. Кузьмин С. И. Об отдельных аспектах деятельности криминалитета в местах лишения свободы. Элита преступного мира. — М., 2012. — 140 с.

16. Кузьмин С. И. Организованные преступные группировки в местах лишения свободы. — М., 2010. — 112 с.

17. Мокрецов А. И., Шмаров И. В. Микросреда осужденных в ИТУ. — М., 2012. — 97 с.

18. Ожегов С. И. Словарь русского языка. — Екатеринбург, 2012. — 543с.

19. Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 2010. — 211 с.

20. Устинов В. С., Муравьев В. В. Рецидив преступлений. — Н. Новгород, 2012. — 87 с.

21. Чехов А. П. Сочинения. Т. 14−15. Из Сибири; Остров Сахалин. — М., 2010. 351 с.

22. Шеслер А. В. Групповая преступность: криминологические и уголовно- правовые аспекты. -Екатеринбург, 2012. — 186 с.

Практические материалы (Материалы судебной и следственной практики)

Литература электронных ресурсов удалённого доступа

23. Министерство Внутренних дел Российской Федерации: [Электронный ресурс]. URL: http: //mvd. ru/news/item/176 181/ (Дата обращения: 01. 11. 2013).

24. Главное Управление МВД России по Свердловской области: [Электронный ресурс]. URL: http: //66. mvd. ru/ (Дата обращения: 06. 11. 2013).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой