Криминогенные процессы в российском обществе: развитие в условиях социальной транзиции

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная структура, социальные институты и процессы
Страниц:
164


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. Глубокие изменения во всех сферах общественной жизни, вызванные социетальной трансформацией, определяют необходимость обращения к исследованию сущности трансформации как таковой, направленности и характера ее осуществления в России, а также выведения закономерностей посттрансформационного развития и перехода к рынку & laquo-нерыночных»- обществ. Как свидетельствуют исследования, посттрансформационная реальность значительно отличается от представлений о ней, сложившихся априори у инициаторов и теоретиков реформ. Известная утопичность этих представлений определялась, прежде всего, недопониманием длительности реальных преобразований, масштабности их социальной цены, значительности социокультурных и социально-психологических ограничений на пути к рынку, связанных со спецификой российского менталитета. Практика осуществления трансформации общества стала подлинным критерием адекватности избранной реформаторами стратегии и показала, что теоретические представления о переходе российского общества к рынку нуждаются в корректировке и уточнении.

Одним из наиболее важных аспектов такой корректировки должно стать более глубокое социологическое исследование комплекса явлений, который можно, по нашему мнению, назвать & laquo-посттрансформационным синдромом& raquo-. Наличие посттрансформационного синдрома в той или иной степени прослеживается во всех обществах, переживающих социетальную трансформацию. Что касается его сущности, то она определяется совокупностью деструктивных для социальной ткани временных изменений в характере общественной жизнедеятельности, обусловленных радикальным разрывом с прежней системой ценностей, обеспечивавшей социетальное единство, ломкой прежних, привычных институциональных форм, в которых осуществлялись социальные практики, масштабными сдвигами и деформациями в стратификационной структуре общества. Причем радикальная ломка старого вызывает посттрансформационный синдром не просто самой своей радикальностью: негативные следствия трансформации тем значительнее, чем менее общество в целом было действительно, а не в субъективных представлениях, готово к предстоящим изменениям — психологически, идеологически, технико-технологически, экономически и социально.

Рассматривая посттрансформационный синдром как некую целостность, как системное состояние, а нам представляется, что это единственно верный подход к его исследованию, необходимо остановить внимание на такой характеристике этого состояния как повышенная криминогенное^. Действительно, как мы видим на практике, в пореформенном российском обществе наблюдается активизация криминогенных процессов, что проявилось в распространении криминальных форм поведения, росте правового нигилизма в общественном мировоззрении, развитии коррупции на всех уровнях, сращении коррумпированных представителей властных и силовых структур с организованной преступностью- в криминальном характере становления российского бизнеса- в повышении интереса общества к криминальному как таковому, в чем не последнюю роль сыграла массовая культура и деятельность СМИ- в охвате криминализацией различных возрастных и тендерных групп, особенно молодежи, подростков, детей.

Нам представляется, что правомерным и актуальным было бы рассмотрение источников криминогенности современного российского общества в едином контексте & laquo-посттрансформационного синдрома& raquo-. Актуальность такой постановки проблемы определяется, с одной стороны, очевидной связанностью роста преступности с разрушительным воздействием радикальных перемен в обществе и с необходимостью глубже исследовать эту связь. С другой стороны, исследование криминогенных процессов как части & laquo-посттрансформационного синдрома& raquo- актуально в силу того, что оно дает возможность осмысления закономерности и преходящего характера этого явления как обусловленного объективными особенностями переживаемого обществом периода. Наконец, это исследование актуально и потому, что позволяет осмыслить на новом уровне социальную опасность криминогенных процессов в обществе и наметить перспективы противодействия этой тенденции в контексте перехода от посттрансформационного состояния к периоду социальной стабилизации.

Степень научной разработанности темы. Ввиду острой актуальности на сегодняшний день проблемы криминализации посттрансформационного российского общества исследования на данную тему широко представлены в отечественной научной литературе. Поскольку факторы ускоренного развития криминогенных процессов в данном случае имеют преимущественно социально-экономическую природу, их изучение осуществляется на стыке криминологии, социологии и экономики и отражено в многочисленных публикациях в рамках перечисленных дисциплин. Необходимо отметить, в первую очередь, ряд фундаментальных криминологических исследований, выполненных авторскими коллективами под руководством известных ученых — А. И. Алексеева, А. И. Долговой, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева, Г. М. Миньковского, В. Е. Эминова и др., в которых рассматриваются общетеоретические и частные аспекты процесса криминализации современного российского общества.

Помимо этого, имеется значительное число исследовательских работ, осуществленных как в рамках криминологии и правоведения, так и в предметном поле социологии, в которых исследуются мировоззренческие и культурно-правовые факторы криминализации российского общества, — это исследования таких отечественных авторов как Н. Варламова, Я. И. Гилинский, В. Гойман, В. А. Дубовцев, А. Колесников, В. Ломовский, Н. Матузов, И. Невважай, А. Новиков, А. Семитко, Э. Соловьев, В. Туманов, С. Шейфер. Глубокая укорененность в российской культуре правового нигилизма и его актуализация под влиянием посттрансформационного синдрома рассматривается как важнейший мировоззренческий и социально-психологический фактор развития криминогенных процессов в современной России в работах А. Альбова, Р. Байниязова, В. Бегинина, В. Лапаевой, В. Мапельмана, И. Невважая, А. Окусова, М. Смоленского, Ю. Чуфаровского и др.

Процессы габитуализации иллегальных социальных практик, кризис нормативно-правовой регуляции, рост неформального сектора социальных отношений анализируются как последствия посттрансформационного синдрома и факторы криминализации современного российского общества в работах крупных отечественных социологов, таких как 3. Голенкова, Т. Заславская, Р. Капелюшников, Л. Косалс, В. Локосов, А. Олейник, В. Радаев, Р. Рывкина, О. Яницкий и др.

Факторы криминализации общества, восходящие к качеству отечественной политической и управленческой элиты, прямо или косвенно затрагиваются в исследованиях по российской элитологии И. Бунина, О. Гаман-Голутвиной, В. Гельмана, А. Кара-Мурзы, С. Кислицына, О. Крыштановской, А. Панарина, А. Понеделкова, В. Черноуса, Е. Шестопала и др. При этом непосредственный анализ теневых и неформальных сторон деятельности российской управленческой элиты, сближения ее представителей с криминальными сообществами и структурами развит в работах М. Афанасьева, С. Барсуковой, В. Воронова, В. Воротникова, Т. Заславской, И. Клямкина, Л. Колесниковой, Ю. Латова, А. Макарина, Т. Нестика, В. Римского, Р. Рыбкиной, Н. Седовой, А. Старостина, Л. Тимофеева, В. Титова, М. Шабановой и др.

Распространение коррупции во властных структурах исследуется В. Бурлаковой, М. Гавриловым, М. Горным, М. Гришанковым, С. Гребениченко, А. Гуровым, В. Давыдовым, А. Дукой, В. Лунеевым, А. Марковой, О. Митрошенковым, Г. Мишиным, В. Сальниковым, Г. Сатаровым, М. Шабановой и др.

Процесс криминализации общественного сознания россиян анализируется в работах Т. Заславской, Р. Капелюшникова, А. Олейника, Г. Осадчей, Л. Косалса, А. Хлопина, О. Яницкого и др. Такие авторы как И. Викентьев, А. Здравомыслов, В. Коган, К. Лоренц, И. Панарин, Е. Улыбина отмечают и убедительно обосновывают криминализирующее влияние на общественное сознание негативных сторон деятельности СМИ и распространения массовой культуры.

Тем не менее, несмотря на обилие публикаций по теме диссертации и высокий уровень ее разработанности в литературе, в настоящее время недостает специальных исследований, в которых криминализация современного российского общества рассматривалась бы во взаимосвязи с посттрансформационными процессами. В настоящей диссертационной работе, согласно замыслу автора, ставится цель восполнить этот пробел.

Цель исследования заключается в осуществлении социологического анализа факторов и траекторий развития криминогенных процессов в российском обществе переходного периода.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих промежуточных исследовательских задач:

— исследовать состояние нормативных лакун и качество социального контроля, связанных с переходным состоянием современного российского общества, в качестве факторов развития криминогенных процессов в нем- выявить влияние посттрансформационной ценностной дезинтеграции общества, состояния психологической аномии как кризисного аксиологического контекста развития криминогенных процессов-

— проанализировать влияние генерализации иллегальных практик и формирования теневого социального порядка в качестве факторов, стимулирующих криминогенность-

— проанализировать коррумпированность и криминализацию управленческих элит как важнейшего направления криминогенных процессов в современном российском обществе-

— обосновать роль организованной преступности и криминального перерождения правоохранительных структур как важнейшей траектории развития криминогенных процессов в современном российском обществе-

— определить масштабы криминализации массового сознания и поведения россиян на уровне повседневных практик и показать ее значимость с точки зрения развития криминогенных процессов в обществе.

Объектом данного диссертационного исследования являются криминогенные процессы в современном российском обществе.

Предмет исследования составляют факторы и основные траектории развития криминогенных процессов в российском обществе в условиях социальной транзиции.

Теоретико-методологической основой исследования послужили труды классиков социологии и современных исследователей, разработавших методологические подходы к изучению влияния социальных факторов на состояние и развитие преступности: Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Т. Селлина и др. В рамках подхода к пониманию социальной природы преступности, развитого Э. Дюркгеймом и криминологами социологической ориентации — Г. Гентигом, Э. Сатерлендом, Ф. Танненбаумом, криминогенные процессы рассматриваются в их генетической связи с социальными процессами, состоянием норм и ценностей общества, а также социальных институтов. Существенную роль для методологической ориентации исследования играет теория социальной и психологической аномии, созданная Э. Дюркгеймом и Р. Мертоном и переосмысленная применительно к ситуации кризисов переходных обществ, в частности, российского, рядом отечественных исследователей. Большое значение для решения задач, связанных с анализом влияния аксиологического контекста как фактора криминализации общества, имела концепция социетальных ценностей Т. Парсонса. В ходе исследования автор в значительной мере опирался на идеи и концепции современных российских социологов, касающиеся закономерностей переходного периода социального развития, специфических особенностей посткоммунистической трансформации, формирования & laquo-посттрансформационного синдрома& raquo-.

В исследовании содержатся следующие элементы научной новизны:

— доказано, что связанная с переходным периодом развития общества нормативная неопределенность, проявляющаяся в наличии институциональных и правовых лакун и ослаблении социального контроля, является элементом посттрансформационного синдрома и фактором ускоренного развития криминогенных процессов в современном российском обществе-

— установлено, что закономерные для посттрансформационного периода ценностная дезинтеграция общества, психологическая аномия в целом образуют аксиологический контекст, стимулирующий развитие криминогенных процессов-

— выяснено, что всеобщий характер распространения в современном российском обществе вследствие посттрансформационного состояния ценностно-нормативной неопределенности иллегальных социальных практик и формирование на этой основе теневого социального порядка выступает фактором ускоренного развития криминогенных процессов-

— обосновано, что коррупция и криминализация управленческих элит современного российского общества является одной из основных траекторий распространения криминальных моделей социальных взаимодействий на все общество-

— установлено, что криминальное перерождение правоохранительных структур и сращение их с организованной преступностью является одной из основных траекторий развития криминогенных процессов в посттрансформационном российском обществе-

— доказано, что всеобщность и масштабность криминализации массового сознания рядовых акторов и вовлеченности их в не правовые повседневные практики делают этот процесс основной траекторией развития и распространения криминогенных процессов в российском обществе переходного периода.

Новизна исследования нашла отражение в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Закономерной составляющей посттрансформационного синдрома является институционально-нормативная неопределенность, возникающая вследствие асинхронности реформирования отдельных подсистем и институтов социальной системы, несоответствия темпов возникновения новых социальных практик темпам формирования новых регулирующих их норм. В силу этого появляются и длительное время существуют лакуны в нормативном регулировании повседневной жизнедеятельности общества, стихийно заполняемые неформальными правилами игры, принимающими характер всеобщих норм. Соответственно этому сокращаются возможности осуществления институционально-правового контроля над социальными практиками, что составляет объективную предпосылку расширенного развития криминогенных процессов.

2. Быстрый рост социальной дифференциации и сопутствующее ему стремительное разрушение социетального единства ценностей до состояния мировоззренческого и аксиологического вакуума, неспособность общества к краткие сроки выработать новые ценности с достаточным интегративным потенциалом, психологическая аномия, обусловленная утратой ценностно-нормативных ориентиров и связанных с ними личностных смыслов, образуют единый, организованный по нигилистическому типу аксиологический контекст, выступающий стимулом формирования на уровне массового сознания толерантности к неправовому и криминальному поведению и ощущения дозволенности его как способа решения повседневных жизненных проблем.

3. На основе указанных институциональных и ценностно-мировоззренческих предпосылок, обусловленных посттрансформационным синдромом, в современном российском обществе произошло широкомасштабное распространение иллегальных социальных практик, в которые оказались вовлеченными акторы всех уровней. Теневые экономические отношения и регулирующие их неформальные нормы приобрели всеобщий характер, в результате их габитуализации и воспроизводства во всех. сферах жизни общества сложился теневой социальный порядок, блокирующий государственно-правовой и общественный контроль и являющийся питательной средой для развития и распространения преступности.

4. Воспроизводство социального порядка, интегрирующего и поддерживающего всеобщий характер распространения неправовых взаимодействий, осуществляется через ряд более частных процессов, которые можно рассматривать как базовые траектории развития криминогенных процессов. Одной из таких траекторий является распространение коррупции среди представителей управленческих структур всех уровней, способствующее развитию правового нигилизма и криминальных личностных черт у акторов, социально-профессиональный статус которых определяет социальную значимость их повседневной деятельности, а также приводящее к расширенному тиражированию коррупционной модели поведения в обществе и к ее габитуализации.

5. В качестве базовой траектории развития криминогенных процессов в современном российском обществе следует рассматривать криминальное перерождение представителей правоохранительных структур и их сращение с организованной преступностью, блокирующее нормальное осуществление институционально-правового контроля и выступающее фактором углубления отчуждения населения от государства и права, роста массового правового нигилизма, дальнейшего кризиса норм и ценностей. Ощущаемая акторами в этой связи незащищенность их личностных прав, повышенный риск повседневных взаимодействий выступает препятствием для нормальной идентификации своих интересов с интересами государства и общества и способствует формированию идентификации с неформальным социальным порядком.

6. Наиболее значимой траекторией развития криминогенных процессов в современном российском обществе является развитие деформаций массового сознания россиян, связанное с актуализацией нигилистических установок по отношению к праву, патологической толерантностью к неправовым социальным взаимодействиям, неготовностью к защите собственных прав, распространенностью самодеструктивных и девиантных форм поведения, выступающих фоном и стимулом вовлечения в криминальную деятельность.

Научно-практическая значимость диссертации определяется острой актуальностью проблем, связанных с развитием криминогенных процессов в современном российском обществе, а также тем, что полученные в ходе исследования результаты позволяют углубить и систематизировать имеющиеся теоретические представления о факторах и основных траекториях развития криминогенных процессов в посттрансформационном социальном пространстве.

Материалы диссертации могут быть использованы при чтении общих и специальных курсов по социологии, социологии права, криминологии.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедр Краснодарского университета МВД России, теории и истории государства и права НОУ ВПО & laquo-Отрадненский гуманитарный институт& raquo- и прошли апробацию на ряде всероссийских и региональных научно-практических конференций. По теме диссертационного исследования автором опубликовано 3 научных статьи и тезиса, 1 научное издание и 1 учебное пособие общим объемом 7,4 п.л.

Структура диссертации обусловлена ее исследовательскими задачами и состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы. Общий объем работы 164 страницы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наше изложение подошло к концу, и осталось сделать ряд итоговых выводов.

Современное российское общество на протяжении последнего десятилетия находится в переходном состоянии, обусловленном проведением широкомасштабных экономических и политических реформ. Не будет преувеличением сказать, что транзитивный характер социальной ситуации в России всецело определяет специфику жизни общества и накладывает отпечаток на функционирование институциональных структур и на поведение людей. Как всякая коренная ломка, российские реформы повлекли за собой массу последствий во всех сферах жизни общества, как позитивных, так и негативных. Среди негативных последствий переходного периода одно из первых мест по тяжести и разрушительности для общества занимает катастрофический рост преступности, как в традиционных, так и в совершенно новых для России формах. & laquo-Катастрофична ситуация в сфере правопорядка. Преступность растет устрашающими темпами. Россияне оказались беззащитными перед волной криминального террора& raquo-85.

Негативное воздействие на динамику криминогенной ситуации оказали переживаемые обществом финансово-экономические затруднения и связанная с ними социальная напряженность. Особые опасения вызывают обстоятельства, свидетельствующие о доминировании в структуре преступности тяжких и особо тяжких преступлений- об усилении корыстной направленности преступности- о ее профессионализации- о появлении и широком распространении таких

85 Добренькое В. И. Российское общество: современная ситуация и перспективы //Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе & laquo-Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы& raquo-: В 3 т. -М., 2003. -Т. 1. С. 3−4. доселе неведомых в России форм преступности, как терроризм, открытая пропаганда национальной розни и нетерпимости- о нарастающей алкоголизации и наркотизации широких масс населения, в том числе молодежи и несовершеннолетних. Проявились и приняли беспрецедентно широкомасштабные формы негативные тенденции в функционировании государственных управленческих структур, вооруженных сил, правоохранительных органов. Множественные факты коррупции российских должностных лиц, в том числе и самых высокопоставленных и ответственных, стали общеизвестными не только в пределах нашего общества, но и за рубежом, что наносит огромный урон международной репутации России как государства. На сегодняшний день в обществе сложилась ситуация, требующая интенсификации борьбы с его криминализацией и изменения самого качества этой борьбы.

Современная Россия является обществом, лишенным идентичности. Функционирование социальных сфер и структур общества приобрело разбалансированный характер. Результатами негативных процессов в российском обществе стало сращение новой бюрократической государственной элиты и олигархического капитала, образование мафиозных структур, криминализация бизнеса, приводящая к разграблению сырьевых ресурсов страны.

Существенным криминализирующим фактором в условиях России является и неразвитость гражданского общества, которое в странах с демократическими традициями служит в качестве инструмента правового контроля. Функционирование демократических институтов не может быть адекватным вне соответствующей среды, без инициативы & laquo-снизу»-, контроля & laquo-снизу»- за деятельностью власти, ее строгой подотчетности обществу. Для России, напротив, традиционной является неподотчетность вплоть до беспредела правящей элиты на фоне общего правового нигилизма. Эта черта правовой ментальности сохраняется в настоящее время: принадлежность к властной элите является индульгенцией за любые злоупотребления.

Низкий уровень правовой культуры представителей правящей российской элиты проявляется как криминализирующий фактор прежде всего в пренебрежении к реальной защите законных интересов и прав & laquo-маленького человека& raquo- и в прямом их нарушении. Естественным фоном этого стали правовая неграмотность населения, его юридическая пассивность, нигилистическое и пессимистическое отношение к формальным правовым механизмам поддержания законности. В результате происходит вытеснение формального права на обочину социальной жизни и нарастает доминирование неформальных регуляторов, которому сопутствует формирование & laquo-живой»- ориентирующей на неправо квазиправовой культуры. Эта деформированная правовая культура, сложившаяся в обществе, где место закона заняли & laquo-правила игры& raquo-, характеризуется прежде всего распадом ценностных установок, дискредитацией в конечном счете всех форм социальной регуляции, развитием и небывало широким распространением в обществе нигилистического отношения к праву.

В результате формальные политические и правовые институты представляют собой лишь фасад общества, реальные же политические и социальные практики регламентируются нелегальными, теневыми отношениями и структурами. С ростом теневого сектора в обществе растет и криминализация элит, крепнут их неформальные связи, все больше становится влияние теневых влияний и альянсов на практическую политику. Теневизация всех сфер социальной жизнедеятельности непосредственно увязана со складывающимся в современном российском обществе нигилистическим социальным порядком, основанным на фактическом отрицании как населением, так и элитой формально признаваемых ими же ценностей права, демократии, гласности- на экономическом, символическом и физическом насилии при фактическом отсутствии реальной социальной и правовой защиты масс- на растущей закрытости управленческой элиты, отчуждении ее от народа и социальной бесконтрольности ее деятельности.

Ввиду тесной связи, существующей между правовой культурой и правовым поведением, нигилистические деформации правопонимания на уровне социальных практик сказываются в массовости противоправных деяний, а на уровне общественного мировоззрения — в отсутствии адекватной оценки последних, в & laquo-переворачивании»- культурных стереотипов, когда противоправные действия получают неадекватную, нигилистическую в своих корнях оценку, вызывая не осуждение, а полное или полуосуждающее одобрение и даже восхищение практикующими их индивидами.

Борьба с криминализацией российского общества должна проводиться на нескольких уровнях: нормативно-правового обеспечения, политического и административного управления, гражданского ассоциирования, соответствующей коррекции деятельности СМИ. Необходимо сознавать, что криминальные образцы поведения, популяризируемые СМИ, являются реально действующими факторами криминализации общественного сознания и обладают широкими возможностями содержательного и эмоционального воздействия на общественные настроения.

Необходимо действенное противостояние антигражданской идеологии, & laquo-антигражданскому обществу& raquo-, криминальной культуре, росту & laquo-теневой»- экономики и политики как их питательной среде.

Однако в настоящее время мощный криминальный фон социальной жизни свидетельствует о недостаточной эффективности государственных мер, направленных на снижение уровня криминализации. Низкий уровень правовой культуры населения и слабость институтов гражданского общества определяют необходимость реорганизации характера взаимодействия правоохранительных, законодательных и судебных органов, прокуратуры и адвокатуры, а также изменения репрессивно-карательного характера работы правовой системы на восстановительно-терапевтический.

Анализ опыта противостояния тенденции криминализации в современных экономически развитых странах показывает необходимость формирования активной социальной политики, направленной на актуализацию культурных источников, блокирующих делинквентные практики в фазе их зарождения. Мы полагаем, что важным направлением в борьбе с криминализацией России является укрепление структур гражданского общества. При развитости последних все общество в целом и каждый его член кровно заинтересованы в поддержании правопорядка. Несмотря на то, что преступность в функциональных пропорциях не может не существовать в любом обществе, развитое гражданское общество в силу своих структурных и идеологических характеристик исключает то состояние, которое в многочисленных описаниях современной российской действительности квалифицируется как & laquo-беспредел»-.

Криминализация социального поведения в результате развития посттрансформационного синдрома представляет серьезную опасность для самосохранения общества и государства. Поэтому научное исследование проблем, связанных с криминализацией российского общества, распространения нигилистических установок по отношению к праву в массовом сознании россиян, в настоящее время обладает особой, не только теоретической, но и социальной, и политической актуальностью. Что же касается теоретической значимости, то подобные исследования станут ценным вкладом в осмысление социальных феноменов настоящего.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Посттрансформационный синдром как криминогенное системное состояние общества.

1.1. Нормативно-институциональные лакуны и ослабление социального контроля в пореформенном российском обществе.

1.2. Ценностная дезинтеграция, социальная и психологическая аномия: аксиологический контекст развития криминогенных процессов.

1.3. Генерализация иллегальных социальных практик и формирование теневого социального порядка как криминогенный фактор.

Глава 2. Основные траектории развития криминогенных процессов в современном российском обществе.

2.1. Коррупция управленческих элит в контексте криминогенных процессов.

2.2. Развитие организованной преступности и криминальное перерождение правоохранительных структур.

2.3. Криминализация массового сознания и поведения на уровне повседневных практик.

Список литературы

1. Агапонов А. К., Акопов Г. Л., Игнатов В. Г., Понеделков А. В., Старостин A.M. Политические элиты современной России: профессионализм, ответственность, эффективность / Ростов н/Д: Изд-eo СКАГС, 2003.

2. Айдинян Р., Гилинский Я. Функциональная теория организации и организованная преступность //Организованная преступность в России: теории и реальность. СПб., 1996.

3. Алексеев Н. Н. Основы философии права. СПб., 1999.

4. Артемьев A.M., Потехина О. А., Яковенко Е. Г. Криминализация экономической деятельности. М.: «Щит-М», 2006.

5. Артюхов А. В. Криминальные практики России сквозь призму культуры. Ростов-на-Дону: Изд-во РГПУ, 2004.

6. Афанасьев М. Правящие элиты России: образ деятельности. // МЭиМО, 1996, № 3.

7. Бабенко А. Н. Правовая социализация как процесс освоения правовых ценностей //Государство и право. 2005. № 2.

8. Байниязов Р. С. Роль правосознания в выработке и реализации государством правовой политики // Правоведение. 1997. № 4.

9. Байниязов Р. С. Правосознание и российский правовой менталитет //Правоведение. 2000. № 3.

10. Балина Т. Н. Психологические аспекты формирования индивидуального правосознания //Философия права. 2005. № 1.

11. П. Валерий Рашкин, депутат Государственной Думы Р Ф: Их общий срок 590 лет тюремного заключения // crime. vl. ru (03. 14. 2007).

12. Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. М., 1990.

13. Властные элиты современной России в процессе политической трансформации / Отв. ред. В. Г. Игнатов, О.В. Гаман-Голутвина, А. В. Понеделков, А. М. Старостин. Ростов н/Д: Изд-во СКВГС, 2004.

14. Власть и народ в России: обновление повседневных практик и варианты универсализации институционального порядка. М., 2003. 15. «-Возможности регулирования неформальной экономики& raquo-. Круглый стол //www. ecsocman. edu. ru/images/pubs/2005/06/24

15. Володин А. Г. Гражданское общество и модернизация в России //Полис. 2000. №.3.

16. Воротников В. П. Преодоление теневизации российского общества. Проблема и решения. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2004.

17. Воротников В. П. Теневизация общества: особенности российского политического процесса // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Политология. — 2004. — № 1 (5).

18. В стране нет ничего организованного. Кроме преступности //2003. novayagazeta. ru

19. Гаврилов М. В. Моделирование в антикоррупционной политике // Правоведение. 2006. № 2.

20. Галкин А. А., Красин Ю. А. Россия: QUO VADIS? М., 2003.

21. Гаман-Голутеина О. В. Современная политическая элита России: факторы неэффективности. В сб. Куда идет Россия? М., 1999.

22. Гилинский Я. И. Преступность в современной России: ситуация, тенденции, перспективы // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. № 4(5) 2002.

23. Глава МВД Нургалиев: масштабы коррупции угрожают безопасности России // NEWSru. com

24. Глаголев B.C. К характеристике постсоветского & laquo-среднего класса& raquo- /Средний класс в современном Российском обществе. М., 1999.

25. Гоббс Т. О гражданине. М., 1989. Т. 1.

26. Горный М. Б. Общественное участие в процессах предупреждения коррупции. Центр & quot-Стратегия"-, www. strategy. spb. osi. ru.

27. Граждане о произволе властей: Силовики запугали полстраны //opec. ru (10. 10. 2003).

28. Гребениченко С. Ф., Давыдов В. П. Сложный путь становления демократии в России // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Политология. — 2004. — № 1 (5).

29. Гречин А. С. Социология правового сознания: Учеб. Пособие для вузов -М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001.

30. Гудков JI. Негативная идентичность. Новое литературное обозрение ВЦИОМ-А. М., 2004.

31. Гуров А. И. Организованная преступность в России // www. aferizm. ru (2006 г.).

32. Гусейнов А. А. Гражданское общество, правовое государство и право //Вопросы философии. 2002. № 2.

33. Добренькое В. И., Кравченко А. И. Социология: В 3 т. Т. З. Социальные институты и процессы. М., 2000.

34. Доклад Генерального прокурора РФ В. Устинова на расширенной Коллегии Генеральной прокуратуры России 21 января 2005 года в Москве, //crime. vl. ru

35. Заславская Т. И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М., 2004.

36. А9. 3аславская Т.И., Шабанова М. А. Социальные механизмы трансформации неправовых практик // Общественные науки и современность. 2001. № 5.

37. Ильин А. И. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. -М., 1992.

38. Клейнер Г. Нет тени только у привидений (О книге & quot-Неформальный сектор экономики& quot-)// Вопросы экономики. 1999. № 4.

39. Клямкин И. М., Тимофеев JI.M. Теневое общество. М., 2000.

40. ЬА. Клямкин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая Россия: Экономикосоциологическое исследование. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т. 2000.

41. Кола Д. Политическая социология. М., 2001.

42. Коррупция преодолела семипроцентный барьер // ГАЗЕТА КОММЕРСАНТЪ. № 204 (№ 3535) от 31. 10. 2006.

43. Кочетков А. В. Проблемы противодействия криминальной идеологии в культуре: Криминологические и уголовно-правовые аспекты: Автореф. Дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М., 2002.

44. Коррупция в России возведена в ранг злейшего из зол // http: //www. rian. ru/analytics/20 051 001/41567738. html

45. Коррупция лишает власть уверенности (Беседа с первым заместителем председателя Комитета Госдумы по безопасности, председателем Комиссии Госдумы по противодействию коррупции Михаилом Гришанковым) //www. parlcom. ru/index. php? p=MC84& id=8155

46. Корчагин Ю. А. Диверсификация экономики России и ее зависимость от декриминализации государства // erc. 12 345. ruinformatics (октябрь 2006 г.).

47. Краткий отчет. Московский Центр Карнеги // www. carnegie. ru (02. 02. 2007). 72. Кривошеее В. В. Особенности аномии в современном российском обществе //Социологические исследования. 2004. № 3.

48. Крухмалев А. Е. Политическая социология: новые подходы к проблеме // Социологические исследования. 2000. № 2.

49. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005.

50. Крыштановская О. Вертикальная страна (беседа с Виталием Ярошевским) // Новая газета. 2004. № 74,07. 10−10. 10.

51. Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Криминология и проблемы декриминализации // Журнал российского права. 2005. № 4.

52. Култыгин В. П. Теория рационального выбора возникновение и современное состояние // Социол. исслед. 2004. № 1.

53. Лапин Н. И. Пути России: социокультурные трансформации. М., 2000.

54. Левада Ю. А. От мнений к пониманию: социологические очерки, 1993−2000. М.: Московская школа политических исследований, 2000. 85. Покосов В. В. Трансформация российского общества (социологические аспекты). М., 2002.

55. Макеев В. В., Сафронов А. А. Правовая культура личности как фактор современного развития государства и общества //Философия права. 2005. № 1.

56. Мамут Л. С. Гражданское общество и государство: проблема соотношения //Общественные науки современность. 2002. № 5.

57. Мартышин О. В. О некоторых особенностях российской правовой и политической культуры //Государство и право. 2003. № 10.

58. Матузов Н. И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны & quot-одной медали& quot- // Правоведение. 1994. № 2.

59. Матузов Н. И. Правовой нигилизм и правовой идеализм: Курс лекций // Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 1997.

60. МВД: доля теневой экономики в России превышает 40% // static. newsru. com (2005 г. октябрь).

61. Межуее В. М. Гражданское общество, правовое государство и право //Вопросы философии. 2002. № 2. 98. Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура //Социологические исследования. 1992. № 2.

62. Митрошенков О. Граждане не заметили диктатуры закона. // Независимая газета. 2003. — 8 декабря.

63. Митрошенков О. А. Отношение населения и госслужащих к существующему правопорядку //Социологические исследования. 2004. № 5.

64. Мишин Г. Необходим закон о борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти//Уголовное право. 2002. № 7.

65. Модернизация в Россини конфликт ценностей. М., 1993.

66. Наронская А. Г. Особенности эволюции российской политической элиты: Автореф. дис. к-та полит, наук: 23. 00. 02. Екатеринбург, 2004.

67. Невважай И Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. 2000. №. 3.

68. Неформальный сектор в российской экономике. Под ред. Т. Долгопятовой. М., 1998.

69. Неформальная экономика: Россия и мир. Под ред Т. Шанина, Москва, & laquo-Логос»-, 1999.

70. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997.

71. Общая теория прав человека. / Отв. ред. Е. А. Лукашева, М., 1996.

72. Общественная палата: Коррупция в России угрожает государственному строю // Grani. ru

73. Олешж A.M. & laquo-Жизнь по понятиям& raquo-: институциональный анализ повседневной жизни & laquo-российского простого человека& raquo- //Политические исследования. 2001. № 2.

74. Ш. Осипов Г. В., Покосов В. В. Социальная цена неолиберального реформирования. М., 2001.

75. Осипов Г., Мартыненко В. Десять лет, которые потрясли Россию. М., 2000.

76. ИЗ, Отчет по исследованию & laquo-Физическое насилие в правоохранительных органах (опрос врачей и фельдшеров скорой помощи и травмопунктов)& raquo-. Левада-центр, июль 2004.

77. Павлова Т. В. Партийно-политические практики в России в контексте формирующегося политического порядка / Форум. Социум и власть. М., 2003.

78. Панов Н. И., Герасина Л. К & quot-Социальная мимикрия& quot- коррупции: политико-правовой дискурс//Право и политика. 2000. № 8.

79. Парламентские слушания & quot-О государственной политике и стратегии противодействия коррупции& quot-. Москва, 21 апреля 2005 г. Доклад Председателя Комиссии Государственной Думы по противодействию коррупции М. И. Гришанкова // www. grishankov. ru/news/ln280405. htm

80. Парсонс Т. Современное состояние и перспективы систематической теории в социологии // Современная западная теоретическая социология. Т. Парсонс. М.: ЙНИОН РАН, 1994.

81. Перегудов С. П. Гражданское общество как политический феномен // Свободная мысль, 1992. № 9.

82. Перушкин В., Сорокин П. Как Брежнев арестовал Андропова // Аргументы и факты. 1999. № 51.

83. Подолъный Н. А. Организованная преступность, как институт общества. Следует ли с ним бороться? // Следователь. Федеральное издание. 2004. № 12.

84. Политический режим и преступность / Под ред. В. Н. Бурлакова, Ю. Н. Волкова, В. П. Сальникова. СПб., 2001.

85. Полтерович В. М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. 1999. Т. 35. № 2.

86. Попов В. Г. Молодежь в сфере криминогенного влияния //Социологические исследования. 1998. № 5.

87. Потякин А. А. Правовой нигилизм как вариант современного российского правосознания //Общество и политика. СПб., Издательство Санкт-Петербургского университета. 2000.

88. Правовая культура в России на рубеже столетий (обзор Всероссийской научно-теоретической конференции) //Государство и право. 2001. № 10.

89. Пресс-выпуск № 481. ЕЩЁ РАЗ О КОРРУПЦИИ: институциональный аспект (29. 06. 2006) // wciom. com).

90. Пресс-выпуск № 584. КОРРУПЦИЯ В РОССИИ И КАК С НЕЙ БОРОТЬСЯ (27. 11. 2006) // wciom. com).

91. Путин В. В. Послание Президента Р Ф Федеральному Собранию Р Ф //Российская газета. 2004.

92. Радаев В. Деформализация правил и уход от налогов в российской хозяйственной деятельности // Вопросы экономики. 2001, № 6.

93. Радаев В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М., 1998.

94. Ратинов А. Р., Ефремова Г. Х. Правовая культура и поведение //Юридическая психология. СПб, Издательство & laquo-Питер»-. 2001.

95. Рашева Н. Ю., Гомонов Н Д. Ценность права в контексте системы ценностей современного российского общества // Вестник МГТУ, т. 9, № 1,2006.

96. Редель А. И. Духовность основа российского менталитета. М., 2000.

97. Резник Ю М Гражданское общество как идея //Социально-гуманитарное знание. 2002. № 2.

98. Ритцер Дж. Аномия в макдонализированных системах: инверсия дюркгеймианского подхода / Социология и общество. Первый Всероссийский социологический конгресс. Тезисы докладов. Спб., 2000.

99. Розмаинский И. С. Трансформация экономических институтов в постсоветской России (микроэкономический анализ). М., 2000.

100. Романовская В. Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России. / Автореф. диссерт. докт. юрид. наук. СПб., 1997.

101. Российская молодежь: проблемы и решения. М., 2005.

102. Российская Федерация сегодня, 2003, № 3.

103. Россия и коррупция: кто кого. Аналитический доклад. Фонд ИНДЕМ. www. indem. ru.

104. Руткевич A.M. Теория институтов А. Гелена // Социологическое обозрение. Т. 1. 2001. № 2.

105. Русанова Н. М. Правовые установки и правовое поведение россиян //Социология и общество. Тезисы Первого Всероссийскогосоциологического конгресса & laquo-Общество и социология: новые реалии и новые идеи& raquo-. СПб., 2000.

106. Рыбаков В. Китай: опыт воспитания бюрократии // Нева. 2005. № 4.

107. Рыбаков О. Ю. Тенденции развития российской правовой политики // Правоведение. 2004, № 3.

108. Рыбас С. Поражение элиты может привести к катастрофе всего общества // Литературная газета, № 17, 2004 г.

109. Рывкина Р. В. От теневой экономики к теневому обществу // Pro et Contra. Зима 1999.

110. Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации российского общества// Социологические исследования. 1997. № 4. С. 73−83.

111. Рывкина Р. В. Теневизация российского общества: причины и последствия//Социологические исследования. 2000. № 12.

112. Самофалов, Ю. В. Криминализации должна противостоять законность. 'Интервью. /Ю. В. Самофалов — Интервьюер Н. Пименова. //Закон и право. 2006. № 5. С. 21 25.

113. Сатаров Г. Кто исправит наших акул // Известия. 2003. 29 мая.

114. Сатаров Г. Россия во мзде// Новая газета. 2000. № 61.

115. Саттер Д. Тьма на рассвете: Возникновение криминального государства в России. М., 2004.

116. Сафонов В. Г. Понятие правового нигилизма //Государство и право. 2004. № 12.

117. Сафонов В. Г. Пути преодоления правового нигилизма в России // Вестник Российского Союза Юристов. 2003. № 9.

118. Смоленский М. Б. Правовая культура: опыт социокультурного анализа. Ростов на/Д, 2002.

119. Смоленский М. Б. Право и правовая культура как базовая ценность гражданского общества //Журнал российского права. 2004. № 1.

120. Тлехатук А. К. Теневые практики в общественном сознании населения (опыт регионального эмпирического исследования). Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета. 2006.

121. Тощенко Ж. Т. Парадоксальный человек. М., 2001.

122. Трансформация экономических институтов в постсоветской России. Под ред. проф. P.M. Нуреева. Москва, МОНФ, 2000. 170. Трибуна. 28 июля 2004 г.

123. Федоренко К. Г., Щавинский Б. В. Правовой нигилизм и правовая позиция: философские и методологические аспекты соотношения //Философия права. 2002. № 6.

124. Федотова В. Г. Анархия и порядок в контексте посткоммунистического развития // Вопросы философии. 1998. № 5.

125. Философия права. Учебник. /Под ред. О. Э. Данильяна. М., 2005.

126. Фочкин О. Под колпаком. Разноцветные & laquo-кровельщики»- делают нашу жизнь дороже на треть. МК, 5 июня 2002.

127. Фридмэн Л. Введение в американское право. М., 1993.

128. Харт К. Возможности неформальных доходов и занятость в Гане // Неформальная экономика: Россия и мир / Под. ред. Шанина. Т. М: Логос, 1999.

129. Хлопин А. Закон в социальных представлениях & quot-новых русских& quot-, или Где проходит грань преступления? // Pro et contra. 2001. Т. 6. № 3.

130. Холмс К. Чему Россия учит нас теперь? Как слабость государства угрожает свободе // Pro et contra. 1997. № 4.

131. Сорокин П. А. Кризис нашего времени //Американская социологическая мысль. М., 1996.

132. Сорокин П. А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М.: Наука, 1994.

133. Старостин A.M. Административно-политические элиты России: позицирование во власти и управленческая эффективность. Ростов н/Д.: Изд-во С АГС, 2003.

134. Старостин A.M. Эффективность деятельности государственной власти и управления: критерии оценки, анализ состояния, пути повышения (элитологический аспект). Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2005.

135. Судьбы гражданского общества в России. В 2 тт. Коллектив авторов. Т.1. Версии гражданского общества в общественной мысли России XIX—XX вв. Т.2. Современные аспекты концептуального осмысления проблем гражданского общества. ЕкатеринбургЖ УрО РАН, 2004.

136. Сунгуров А. Структуры гражданского общества и становление института Уполномоченного по правам человека в российских регионах, http: //www. prof. msu. ru/publ/book3/sung. htm

137. Тамбовцев В. Экономические институты российского капитализма. В кн.: Куда идет Россия: кризис институциональных систем /Под ред. Т. Заславской. М., 1999.

138. Теневые отношения. Pro et Contra, зима 1999, Москва.

139. Тер-Акопов А. А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. М., 2003.

140. Тимофеев JI. Общественный договор & quot-ноль прав собственности& quot- и теневой порядок // Вопросы экономики. 1999. № 4. 180. Чистые руки, 2002, № 5.

141. Цыбулевская О. И. Нравственные основания современного российского права. // Право и политика. № 4. 2004.

142. Шабанова М. & quot-Неправовая свобода& quot- и социальная адаптация // Свободная мысль. 1999. № 11.

143. Шабанова М. А. Социология свободы: трансформирующееся общество. Под ред. акад. Т. Н. Заславской. М.: МОНФ, 2000.

144. Шаповалов И. А. Некоторые теоретические аспекты формирования российского правосознания //Государство и право. 2005. № 4.

145. Шаронов А. Противодействие коррупции в России в рамках проводимой административной реформы //parkmedia. ru (16. 06. 2006).

146. Шереги Ф. Э. Социология права. М., 2002.

147. Шеслер А. В. Криминологические и уголовно-правовые аспекты групповой преступности. Тюмень, 2005.

148. Швери Р. Теория рационального выбора: История и современное состояние. / Дис. канд. социол. наук. М., 1997.

149. Шлейменов Р. Кто и сколько украл в России. Рецензия на ежегодный прокурорский доклад // Новая газета. № 17 (850). 6−12 марта 2003 г.

150. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социологические исследования. 2001, № 1.

151. Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе // Социологические исследования. 2001, № 2.

152. Щепанъский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1966.

153. Щербинин А. И. Человек во власти (региональные политические элиты в современном избирательном процессе) // Куда идет Россия?. Власть, общество, личность. М.: МВШСЭН, 2000.

154. Юридическая социология. М., 2000.

155. Явлинский Г. А. Демодернизация: униженные люди не создадут экономику XXI века // Новая газета. 2002. 11−13 ноября.

156. Яницкий О. И. Социология риска: ключевые идеи //Мир России. 2003. N 1.

157. Doroshenko A. Corruption: Post-Communist Menaces and European Responses//Yearbook of Polish European Studies, 5/2001.

158. Eggertsson T. Economic Behavior and Institutions. Cambridge: Cambridge University Press, 1990.

159. Gehlen A. Urmensch und Spatkultur. Philosophische Ergebuisse und Ausagen S. Crufl., «Aula». Wiesbaden, 1986.

160. Goudie A.W., Stasavage D. A Framework for the Analysis of Corruption I I Crime, Law & Social Change. 1998. Vol. 29. № 2−3.

161. Ledeneva, Alena. Russia’s Economy of Favours: Blat, Networking and Informal Exchange. Cambridge University Press, 1998.

162. Parsons T. Essays on sociological theory. N.Y. 1964.

163. Radaev V. Informatization of Rules In Russian Economy. Paper at the Annual Conference of International Society for New Institutional Economics (Tuebingen, Germany, 22−24 September, 2000).

164. Rose-Ackerman, Susan. Corruption and Government. Cambridge University Press, 1999.

Заполнить форму текущей работой