Историко-политические и этические взгляды Франческо Гвиччардини в произведениях раннего периода творчества

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Всеобщая история
Страниц:
295


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Франческо Гвиччардини (1483−1540), один из самых ярких представителей флорентийской общественно-политической элиты конца XV — начала XVI в. В течение своей жизни он занимал множество важных и почетных должностей. Умный, проницательный, расчетливый и совершенно не подверженный эмоциям, Гвиччардини любил свою родину и желал видеть в ней хорошо устроенную республику, освобожденную от варваров и тирании & laquo-этих злодеев попов& raquo-1. Современники, среди которых были и известнейшие люди, такие как испанский король Фердинанд, герцог Козимо I и французский король Карл VIII, оценивая достижения Гвиччардини на политическом поприще, считали его & laquo-великим»- человеком2, которого можно было не любить, но которым нельзя было не восхищаться3. Зато потомки, в чьи руки попадали опубликованные много позже работы Гвиччардини, именовали его & laquo-подлым негодяем& raquo-, чье имя должно быть высечено золотыми буквами & laquo-на позорном столбе& raquo-4. Столь неоднозначная и яркая фигура оказалась практически неизвестна в XIX — XX вв. Своей славой затмил Гвиччардини его современник Никколо Макиавелли, прижизненное признание которого было куда менее выдающимся. Интересно, что на протяжении вот уже около 500 лет имя Гвиччардини упоминается, как правило, при анализе взглядов и суждений Никколо Макиавелли. Для выдающегося мыслителя не находится более достойного оппонента, способного понять его и & laquo-подняться до его [Макиавелли — Л. А.] уровня& raquo-5, чем Гвиччардини. Следует отметить, что сам Макиавелли, находясь в дружеских отношениях с Франческо Гвиччардини, очень ценил и уважал его. В письме к Франческо Веттори от 16 апреля 1527 г. Макиавелли писал: & laquo-Я

1 Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских // Гвиччардини Ф. Сочинения. — М.: Academia, 1934. -С. 182.

2 См., например, кн.: Durant W. Storia delta civilta. II Rinascimento: in 2 vol. — Cuneo: ArabaFenice edizioni, 1996. — Vol. I: Firenze e I’ltalia. — P. 292.

3 Alexander S. Introduction //Guicciardini F. The history of Italy. -New Jersey: Princeton, 2002. -P. XXIV.

4 Дживелегов A.K. Франческо Гвиччардини // Гвиччардини Ф. Сочинения. — М.: Academia, 1934. -С. 12.

5 Хлодовский Р. О Никколо Макиавелли, секретаре флорентийской республики, гуманисте, историке, авторе комедий, а также поэте трагическом // Макиавелли Н. Избранное. — M., 1999. -С. 74. люблю мессера Франческо Гвиччардини, и я люблю мою страну больше, чем свою душу& raquo-1. У Макиавелли было немало друзей, не менее умных и талантливых, чем Гвиччардини, но лишь последнему он посвятил такие слова.

К сожалению, в отечественной и в зарубежной исследовательской литературе долгое время отсутствовало должное внимание к работам Гвиччардини. Лишь спустя три века после смерти мыслителя ученые-историки, политологи и социологи, а также широкая читающая аудитория стали все чаще обращаться к произведениям флорентийского политика. Только тогда были оценены по достоинству и тонкий психологизм, и прекрасная политическая интуиция, и высокие литературные достоинства сочинений Гвиччардини.

Франческо Гвиччардини создал множество произведений, ни одно из которых не получило известности при его жизни. Однако даже когда эти труды были опубликованы, восприняты они были далеко не однозначно и зачастую признавались лишенными всяческих научных и литературных достоинств. Сам же Гвиччардини воспринимался исключительно как младший современник Никколо Макиавелли, и упоминался для сравнения или с целью противопоставления последнему. Однако вклад Гвиччардини в историческую и политическую мысль эпохи был явно недооценен. Являясь крупным политическим мыслителем, он попытался предсказать судьбу своего родного города, сделав ставку на олигархическую республику, и -проиграл. Зато мимоходом, словно того не желая, он предсказал судьбу всей Италии. Не абсолютная монархия, как доказывал Макиавелли, но конфедерация независимых государств, как предположил Гвиччардини. Именно такой путь, что и подтвердила история, оказался самым приемлемым для итальянского государства. И вплоть до сегодняшнего дня Италия & laquo-1о amo messer Francesco Guicciardini, ато la patria mia piu dell’anima". Цит. по кн.: Machiavelli N. N. Machiavelli a F. Vettori il 16 aprile 1527 // Machiavelli N. Lettere a Francesco Vettori e a Francesco Guicciardini / A cura di G. Inglese. — Milano, 1989. — P. 505. фактически переживает процесс эволюции от конфедерации к полному объединению.

Для того, чтобы уяснить взгляды историка, нашедшие отражение в его произведениях, необходимо иметь представление о том, из какой семьи происходил Гвиччардини, как складывалась его карьера и через какие испытания ему пришлось пройти.

Сведения о своей жизни, о своей семье Франческо Гвиччардини

1 2 отразил в & laquo-Семейной хронике& raquo- и в & laquo-Воспоминаниях о себе самом& raquo-.

Источником для написания & laquo-Семейной хроники& raquo-, по словам самого автора, послужили не столько собственные воспоминания, сколько семейные письма, сравниваемые им с & laquo-зеркалом»-, в котором отражались не только дела предков, но их качества и нравы3. В & laquo-Семейной хронике& raquo- автор рассказывает о происхождении своего рода, о том, кто из его семьи занимал важные политические и общественные должности, каких высот удалось достичь благодаря таланту и честолюбию.

Другое сочинение Франческо Гвиччардини, & laquo-Воспоминания о себе самом& raquo- - работа автобиографического характера. Автор подробно описывает свою учебу, занимаемые должности, приводит свои письма братьям — Якопо и Луиджи, а также своему другу Никколо Макиавелли. Замечательно это сочинение еще и тем, что в нем содержатся составленные автором и адресованные самому себе Accusatoria (Обвинение) и Difensoria (Защита)4. Эти произведения, не предназначавшиеся для посторонних глаз, содержат весьма ценный материал для анализа самовосприятия Гвиччардини, понимания его собственной роли в неоднозначных политических событиях того времени.

1 Гвиччардини Ф. Семейная хроника//Гвиччардини Ф. Сочинения. — М., Academia, 1934. -С. 231−300.

2 Гвиччардини Ф. Воспоминания о себе самом // Гвиччардини Ф. Сочинения. — М.: Academia, 1934. -С. 301 522.

3 Гвиччардини Ф. Семейная хроника. — С. 232.

4 Хотя Accusatoria и Difensoria включены автором в & laquo-Воспоминания»-, они, на наш взгляд, являются вполне самостоятельными произведениями.

Я, Франческо, сын Пьеро Гвиччардини, в настоящее время доктор гражданского и канонического права, родился 6 марта 1482 года1 во Флоренции около десяти часов. Крестил меня мессер Марсилио Фичино. »-2. Так Гвиччардини начинает свое повествование. И уже начало жизни знаменательно, ибо крестным отцом стал один из ярчайших представителей гуманистической мысли Кватроченто — Марсилио Фичино. И хотя нет свидетельств о том, посещал ли Гвиччардини Платоновскую академию и насколько часто он общался со своим крестным отцом, не вызывает сомнения тот факт, что воздействие идей гуманизма на формирование взглядов флорентийского историка было более чем значительным.

Происхождение рода Гвиччардини проследить достаточно сложно. Однако известно, что уже в XIII в. это имя упоминается довольно часто в городских записях. Представители семьи Гвиччардини занимали наиболее важные государственные должности: 16 раз они становились гонфалоньерами Правосудия и 44 раза приорами, т. е. входили в состав Синьории, высшего исполнительного и законодательного органа Флоренции3. Подобные факты позволяют рассматривать род Гвиччардини как один из самых влиятельных и богатых в городе на Арно. По своему положению представители этого рода находились на одном уровне с семьями Строцци и Сальвиати, уступая лишь влиянию и богатству Медичи.

Отец Франческо Гвиччардини, Пьеро, был очень образованным человеком и был вхож в гуманистическую среду, знал греческий, латынь и являлся другом философа и гуманиста Марсилио Фичино, который впоследствии стал крестным отцом его сына.

О детстве Франческо неизвестно практически ничего, и можно лишь сделать некоторые выводы, имея перед собою несколько беглых замечаний,

1 По современному стилю 1483 года, так как новый год во Флоренции начинался с 25 марта.

2 Гвиччардини Ф. Воспоминания о себе самом. — С. 303.

3 Bondanella Р.Е. Francesco Guicciardini. — Indiana University: Twayne Publishers, 1976. — P. 13. оставленных самим автором. Благодаря воспитанию он был набожным ребенком1, и в этом не было ничего сверхъестественного, поскольку Пьеро Гвиччардини находился под влиянием религиозных идей Савонаролы. В своих заметках Франческо Гвиччардини пишет, что & laquo-с ранних лет он не знал ни испорченности, ни фривольности, ни лени& raquo-. Образование, которое он получил дома, было классическим для эпохи Возрождения — обязательными были история, литература, латынь и греческий. Но если история, в частности труды Тацита и Тита Ливия, произвели на будущего политика большое впечатление, то греческий был забыт уже через несколько лет.

К 15 годам Франческо Гвиччардини определил для себя, что хочет связать свою будущую карьеру с юриспруденцией, и с 1498 г. он начал изучать гражданское право, сначала во Флоренции, а затем в Ферраре и Падуе. По окончании учебы в 1505 г. Ф. Гвиччардини получил степень доктора гражданского права. Степень доктора канонического права Гвиччардини посчитал для себя пока ненужной, тем более, что требовались дополнительные затраты в размере 12 с половиной дукатов3.

Через год последовало подписание брачного контракта с дочерью Аламанно Сальвиати Марией. И хотя Аламанно был врагом пожизненно избранного гонфалоньера Пьеро Содерини, которого поддерживал отец Ф. Гвиччардини, сын все-таки настоял на заключении этого брака. Здесь хотелось бы подробнее остановиться на том, что значила женитьба для представителя деловой среды во Флоренции XIV—XV вв. В сознании предпринимателя и целеустремленного человека вообще практические выгоды женитьбы и соображения о приданом явно доминировали над влечениями сердца4. Выражалось это в том, что к личности будущей супруги не проявлялось особого интереса. Важным фактором вступления в брак являлись размер приданого и надежды на повышение социально

1 Ridolfi R. Life of Franccsco Guicciardini. — London, 1967. — P. 5.

2 Цит. по кн.: Ibidem.

3 Bondanella P.E. Op. с it. — P. 15.

4 Краснова И. А. Деловые люди Флоренции X1V-XV вв.: в 2 Ч. — М. -Ставрополь, 1995. -Ч. 2. — С. 28. политического статуса за счет нового родства. С этой точки зрения женитьба Франческо Гвиччардини кажется энциклопедическим примером того, какие цели преследовал жених, решаясь на этот ответственный шаг. Гвиччардини не написал в своих & laquo-Воспоминаниях»- или & laquo-Заметках»- ни единой строки о чувствах, которые он испытывал к своей жене, мы ничего не знаем ни о ее внешности, ни о ее характере. Поэтому вывод о том, что эти качества мало интересовали вступающего в брак, очевиден. Кроме того, тот факт, что свою жену Гвиччардини впервые увидел спустя 2 года после заключения брачного договора, говорит сам за себя. Зато мы точно знаем, что Гвиччардини получил хорошее приданое в размере 2000 дукатов и покровительство одного из самых влиятельных людей в городе. Новые родственные связи принесли свои плоды немедленно, однако покровительство Аламанно Сальвиати продолжалось недолго, так как в апреле 1510 г. он умер1. Тем не менее, к этому времени Гвиччардини уже был на хорошем счету и благодаря ходатайствам тестя, и благодаря собственным талантам.

В этот период, приблизительно между 1508 и 1509 гг., Гвиччардини пишет свою работу, правда оставшуюся незавершенной, известную как & laquo-История Флоренции& raquo-. Это сочинение является размышлением начинающего политика, принадлежавшего к аристократическому крылу, о событиях 13 781 509 гг. Автор пытается проследить эволюцию флорентийской государственности и ответить на вопрос, какая форма правления является наилучшей для Флоренции.

В 1511 г. Гвиччардини был избран послом в Испанию. Сам факт его избрания был беспрецедентен, поскольку дорога к высоким политическим должностям открывалась обычно лишь после исполнения претенденту тридцати лет. Гвиччардини же было лишь двадцать восемь. Франческо долго колебался, принимать или не принимать назначение, и только после настоятельной рекомендации отца Пьеро Гвиччардини сын решился Бонданелла приводит другую дату-24 марта 1509 г. отправиться в Испанию. Можно сказать, что этим был сделан первый значительный шаг в его политической карьере. В Испании Франческо начинает & laquo-коллекционировать»- свои размышления и наблюдения на различные темы, что впоследствии выльется в создание & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo-. В этот же период Гвиччардини находит время для создания одного из наиболее важных своих сочинений, известных как & laquo-Рассуждение в Логроньо& raquo-, в котором он изложил аристократическую программу политических преобразований Флоренции.

Спустя почти два года, в 1513 г., Гвиччардини вернулся на родину, не застав живым своего отца, что было настоящим ударом для Франческо. Пьеро был для него своего рода идеалом. Его всегда восхищало в своем отце то, что при любом политическом строе & laquo-он всегда сохранял свое положение и никогда не был в опасности& raquo-1.

За то время, что Гвиччардини был в Испании, во Флоренции произошли важные политические изменения, которые, впрочем, он предвидел: власть Медичи была восстановлена. Это позволило молодому политику без труда оказаться среди членов Синьории, а через 2 года стать адвокатом консистории при папе Льве X, происходившем из рода Медичи.

После этого назначения карьера Франческо Гвиччардини очень быстро пошла в гору. В 1514 г. он стал членом балии, а в следующем году и членом Синьории. В 1516 г. молодой политик был назначен губернатором Модены. Эта область к тому времени полностью погрязла в финансовой и политической неразберихе: большинство налогов не собиралось, а те, что взимались, тут же разворовывались чиновниками, деятельность которых у никогда не контролировалась. Помимо финансовых и политических неурядиц, в городе не было хороших дорог, сливов для воды, а по улицам бродили многочисленные животные. В целом, по словам итальянского историка, автора монографии, посвященной Франческо Гвиччардини,

1 Гвиччардини Ф. Воспоминания о себе самом. — С. 332.

2 Ridolfi R. Op. cit. — P. 66.

Эдуардо Биззарри, Модена скорее казалась хлевом, нежели городом1. Двух месяцев Гвиччардини хватило, чтобы навести здесь порядок. Губернатор был непоколебим в увольнении бюрократов для сокращения расходов и в вынесении приговоров провинившимся. Для обеспечения чистоты в городе Гвиччардини издал указы, по которым каждый домовладелец обязан был вымостить камнями участок улицы перед собственным домом, все отходы должны были вывозиться за пределы города, а животных не разрешалось оставлять без присмотра внутри городских стен. Кроме того губернатор никогда не брал взяток, что делало его независимым ни от одной из соперничавших политических партий. В результате через какое-то время он добился такого порядка, какому соседние провинции могли только 2 позавидовать.

В 1517 г. Гвиччардини обратился с просьбой к папе о передаче в свое распоряжение соседнего с Моденой города Реджио. Просьба была удовлетворена, однако ситуация в г. Реджио оказалась куда более сложной, чем в Модене. Причиной тому было существование сильных политических группировок, соперничавших друг с другом. Их вражду удалось ликвидировать лишь к лету 1519 г.

После смерти Льва X в начале декабря 1520 г. папский престол занял Адриан VI. В 1521 г. в связи с возобновлением военных действий на территории Апеннинского полуострова со стороны французского короля Франциска I, Гвиччардини оказался в числе тех, кто нес ответственность за защиту управляемой им территории. Выполнил он это с честью, и, как пишет Р. Ридольфи, даже отличился, организовав защиту города Парма.

После избрания папой Клемента VII, так же как и Лев X происходившего из рода Медичи, влияние Гвиччардини возросло. Теперь он был уже опытным политиком, проявившим себя с наилучшей стороны не только в деле управления несколькими значительными городами, но и как

1 Bizzarri Е. L’italiano Francesco Guicciardini. — Firenze: Valecchi editore, 1942. — P. 61.

2 Ridolfi R. Op. с it. — P. 69. и талантливый военачальник, сумевший организовать оборону города в очень трудных условиях при нехватке денег, людей и отсутствии своевременной помощи со стороны папы. Подобные таланты Франческо Гвиччардини не остались незамеченными, и к концу декабря 1524 г. он получил от Клемента VII должность президента Романьи, одной из наиболее важных областей, принадлежавших церкви. Гвиччардини ждал этого назначения с нетерпением, и уже в начале апреля 1525 г. он приступил к исполнению своих обязанностей. Новая должность предполагала контроль над территориями Равенны, Имолы, Фаэнци, Форли, Чезены и Римини, не считая менее значимых мест. Губернаторы всех этих территорий зависели от президента, который, в соответствии со своим характером и в отличие от своих предшественников, держал их в ежовых рукавицах1.

В 1525 г. всю Италию потрясла новость о том, что в сражении при Павии между французскими и испанскими войсками Франциск I был взят в плен, а его армия была разгромлена. В этих обстоятельствах Венеция, Папская область, Генуя, Флоренция и Милан пошли на союз с Францией, создав в 1526 г. Коньякскую лигу с целью изгнания из страны испанцев. Одним из наиболее ярых ее сторонников и вдохновителей был Франческо Гвиччардини, назначенный после ее образования генерал-лейтенантом папских войск. Однако война, которая сначала казалась всем легкой и быстротечной, затянулась. Главной причиной всех трудностей, и Гвиччардини это понимал, была крайне плохая организация командования2. Давала о себе знать и постоянная нехватка денег на оплату наемников. В письмах, адресованных папе и знатным гражданам Флоренции, Гвиччардини взывает к чувству патриотизма, глубоко переживая за состояние дел во всей Италии: & laquo-Я удивлен, что вы и другие раздражены, как вы пишете в своих письмах, нуждами, из-за которых была начата война. И если мы не поможем себе сами, у нас не останется ничего, что мы могли бы назвать своим

1 Ridolfi R. Op. cit. -P. 122.

2 Ibid. -P. 156. собственным. Действительно, времена тяжелые, и я считаю, что каждый должен охотно помогать своему ближнему и, не жалея, тратить на безопасность суммы, не большие тех, что в другое время мы тратили на свои амбиции& raquo-1.

К сожалению, армия Коньякской лиги не смогла предотвратить разграбление Рима в мае 1527 г. В то время как имперская армия вторглась в папский город, Клемент VII скрылся в замке Сан Анджело, вынужденный в отсутствии всяческой помощи капитулировать на очень жестких условиях. Наемники, действия которых было невозможно контролировать, оставались в городе несколько месяцев, и на протяжении всего этого времени зверства солдат продолжались. Были разграблены сотни домов, убиты тысячи людей, в том числе женщины и дети. Многие памятники искусства были безвозвратно утрачены. Добыча наемников только деньгами оценивалась в 1 миллион дукатов2. И когда после 9 месяцев оккупации армия ушла из Рима из-за начавшейся чумы, позади остались руины. Естественно, что подобная трагедия не прошла бесследно для тех, кто своими глазами видел все творимые в Риме преступления3. Пессимистические настроения, фатализм, понимание своей беспомощности перед лицом объективных обстоятельств стали неотъемлемыми спутниками мыслителей этого времени.

К 1526 г. Гвиччардини завершает & laquo-Диалог об управлении Флоренцией& raquo-4. Это произведение написано в виде беседы между сторонниками республиканских порядков Пьеро Гвиччардини, отцом историка, Паолантонио Содерини и Пьеро Каппони. Противостоит им Бернардо дель Неро, сторонник медичейской группировки. Он и пытается доказать своим оппонентам, насколько иллюзорна идея республиканских свобод, подчеркивая, что в режиме народного правления присутствуют более серьезные пороки, чем в монархическом государстве. Нет сомнения, что

1 Цит. по кн.: Ridolfi R. Op. cit. — P. 157.

2 Young G. F. The Medici. — N. -Y., 1926. — P. 452−453.

3 Ibid. — P. 455.

4 Guicciardini F. Dialogue on the government of Florence. — Cambridge, 2002. устами дель Неро говорит сам Гвиччардини, сторонник правления меньшинства.

Из Флоренции в очередной раз были изгнаны Медичи, а народное правительство избрало гонфалоньером Никколо Каппони1. Гвиччардини же оказался не у дел: его подозревали в растрате денег коммуны, которые должны были идти на оплату солдат-наемников. Более того, как приверженец Медичи в прошлом, он должен был неоднократно выплачивать значительные суммы денег. С постоянными упреками в адрес Гвиччардини связано то, что он сочинил для себя & laquo-Обвинение»- (Accusatoria), приписываемое воображаемому обвинителю. В ответ на & laquo-Обвинение»- он начал писать и свою & laquo-Защитную речь& raquo- (Difensoria), но не успел завершить ее.

Гвиччардини слишком быстро был переведен в лагерь врагов Флоренции, несмотря на все его заслуги перед государством. Макиавелли в & laquo-Истории Флоренции& raquo- дал этому очень удачное объяснение: война в городе на Арно часто использовалась для уничтожения политических противников. Если случалось поражение, то виновниками его объявлялись не военная удача или сила неприятеля, а неспособность командования. & laquo-Отсюда и все обвинения должностных лиц и комиссаров: если они были обоснованы, их всячески раздували- если их не было, их выдумывали- но и справедливые и несправедливые, они охотно принимались на веру народом, ибо он большей частью ненавидел тех лиц, которые подвергались упрекам& raquo-2.

В 1528 г. во Флоренции началась чума, и Гвиччардини оставил город, перебравшись в недавно приобретенную виллу Санта Маргерита, а Монтичи3, где в спокойствии он завершил ряд своих произведений: среди них & laquo-Замечания на Рассуждения Макиавелли о первой декаде Тита Ливия& raquo-, а также ряд & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo-. Однако не все было спокойно внутри Флоренции: на выдвинутое папой требование Ridolfi R. Op. cit. -P. 179−180.

1 Макиавелли Н. История Флоренции // Макиавелли Н. Государь. — М. -Харьков, 2003. — С. 395. 3 Ridolfi R. Op. cit. -P. 188. упразднить народное правительство и восстановить семью Медичи в прежних правах был получен отказ. Флорентийцы решили защищать недавно приобретенную свободу до последней капли крови и скорее сжечь город, чем сдаться папским войскам. 12 октября 1529 г. началась осада Флоренции. Франческо Гвиччардини был на стороне осаждавших. В сентябре 1530 г. после капитуляции города Гвиччардини вернулся на родину. На какое-то время бывшему дипломату и генерал-лейтенанту Коньякской лиги показалось, что удача вновь улыбнулась ему. Став членом Совета Восьми, он сделал все, чтобы подчинить государство режиму Медичи. Поддерживая правление Алессандро, Гвиччардини был назначен папским вице-легатом в Болонье, но после смерти Клемента VII в 1534 г. он вынужден был вновь вернуться во Флоренцию. Вскоре умер и Алессандро Медичи, а Гвиччардини оказался в немилости, попытавшись ограничить в интересах олигархии режим абсолютной власти герцога Козимо де Медичи. И хотя Гвиччардини все еще находился на государственной службе, его влияние сводилось к минимуму1.

Несколько последних лет жизни он провел на своей вилле в Арчетри, посвятив это время написанию & laquo-Истории Италии& raquo-. Это было единственное произведение, написанное Гвиччардини с целью публикации, что подтверждается и аккуратностью в выборе источников, и вниманием к стилю и литературной форме произведения2. В многочисленных исправлениях и черновиках & laquo-Истории»- Гвиччардини пытается избавиться от & laquo-флорентинизмов»- (диалектных слов, характерных для Флоренции) и латинизмов. В & laquo-Истории»- многое взято из гуманистической историографии: особое внимание уделяется описанию военных действий, часто используется прямая речь героев. Но есть и отличия: Гвиччардини не пытается учить читателя на примерах, он далек от выведения моральных истин. Основное же

1 Alexander S. Introduction // Guicciardini F. The history of Italy. — P. XXIII.

2 Опубликована & laquo-История Италии& raquo- была впервые уже после смерти автора, в 1562 г. Первое критическое издание & laquo-Истории»- было выполнено Алессандро Герарди в 1919 г. (Guicciardini F. Storiad’Italia/ A curadi А. Gherardi: in 4 vols. — Firenze, 1919). отличие заключается в том, что автор преклоняется перед исторической правдой. В & laquo-Истории»- нет однобокого освещения фактов, применяемого для доказательства правоты своих мыслей. Автор проявляет большую проницательность в определении мотивов различных поступков. Его интересует при этом не их этическое или моральное наполнение, а воздействие на события.

Гвиччардини проделал огромную работу по сопоставлению источников. В 1530 г. он принес домой большую часть флорентийского архива, благодаря чему мог обращаться к отчетам флорентийских послов и использовать другие официальные документы1. Доказательству достоверности & laquo-Истории Италии& raquo- посвящена статья 1939 г. Н. М. Пакуля, профессора Харьковского университета. Сравнивая некоторые эпизоды & laquo-Истории Италии& raquo- и материалы дипломатической миссии Макиавелли, Н. М. Пакуль приходит к выводу, что освещение фактов в произведении Гвиччардини и в официальных донесениях Макиавелли совпадает. На основе полученных данных автор утверждает, что достоверность изложения Гвиччардини не вызывает сомнений, и оно вполне соответствует документальным материалам3, хотя многие историки и высказывали свои сомнения на этот счет4.

Помимо своего семейного архива историк использовал архивы других флорентийских семей, письма, документы, частные рассказы, а также сочинения других историков. Даже де Санктис, настроенный против Гвиччардини и считающий его предвестником слабого и испорченного поколения, признает, что & laquo-История Италии& raquo- с точки зрения

1 Asor-Rosa A. Machiavelli е Guicciardini. Storiaеantologiadella litteratura italiana.- Firenze, 1979. -P. 215.

2 Пакуль Н. М. К вопросу о достоверности & laquo-Истории Италии& raquo- Гвиччардини // Учеш записки Хармвського державного ушверситету! м. О. М. Горького. — Кн. 15. — Труди вторичного факультету. -Т. 1. -Хармв: Видання Харювського державного ушверситету, 1939. — С. 41 — 61.

3 Там же. — С. 61.

4 См., например Luciani V. Francesco Guicciardini and his european reputation. -N. -Y.: K. Otto, 1936. интеллектуальной силы & laquo-представляет собой величайшее достижение итальянского разума& raquo-1.

Умер Франческо Гвиччардини 22 мая 1540 г. Он был погребен в родовой усыпальнице, но это место не было отмечено ни памятником, ни даже надгробием. Родственники объяснили это отсутствием какого-либо пожелания со стороны самого Гвиччардини2.

Изучение биографии Франческо Гвиччардини служит доказательством того, что это и вправду был неординарный человек, добившийся высокого положения не только благодаря факту своего рождения в достаточно уважаемой флорентийской семье, но в гораздо большей степени благодаря своим талантам в сфере государственной деятельности. Не вызывает сомнения то, что работы Ф. Гвиччардини, составляющие его творческое наследие, позволяют более глубоко проанализировать перипетии политической жизни Флоренции и всей Италии XV—XVI вв.: ведь автор имел доступ к многочисленным документальным материалам и лично участвовал во многих важных событиях итальянской истории.

Актуальность исследования трудов Франческо Гвиччардини объясняется их ролью для изучения историко-политических и этических взглядов, господствовавших в начале XVI в. не только во Флоренции, но и во всей Италии. Творчество мыслителя находится на стыке двух значительных периодов — Возрождения и Нового времени, и поэтому в произведениях историка нашли отражение все характерные для этого периода черты: осознание скорого крушения эпохи, а отсюда пессимизм и желание понять причины, которые привели к столь плачевным последствиям. Если в последующие столетия получили развитие исторические и в некотором роде философские основы, что были заложены в произведениях мыслителя, то эпоха предшествующая содержала в себе элементы, которые определили

1 Де Санктис Ф. История итальянской литературы: в 2 т. — М.: Прогресс, 1964. — Т. 2. — С. 142.

2 Ridolfi R. Op. cit. -P. 274. формирование взглядов самого Гвиччардини. Будучи оригинальными, они, тем не менее, испытывали на себе влияние и политической, и экономической ситуации в государстве, а также богатого культурного наследия, насчитывавшего не один десяток известнейших имен. Следовательно, понять произведения Гвиччардини, оценить правильно его творчество, означает более глубоко понять все те процессы, что происходили в общественной и культурной жизни описываемого периода.

Объектом диссертационного исследования является общественно-политическая мысль Италии на рубеже периода Возрождения и Нового времени.

Предметом исследования являются исторические, политические и этические воззрения Франческо Гвиччардини в ранний период его творчества, анализ и характеристика его представлений о проблемах политического и исторического развития Италии и флорентийского государства в современную ему эпоху.

Целью работы является изучение политических, исторических и этических взглядов Ф. Гвиччардини в ранний период творчества, а также места и роли Ф. Гвиччардини в развитии исторической мысли Возрождения и Нового времени.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда научных задач:

1) Изучить общественно-политическую обстановку во Флоренции к концу XV в. и отметить характерные черты социально-политического развития Флоренции в XV — начале XVI в., повлиявшие на формирование общественных взглядов Гвиччардини.

2) Выявить особенности политической концепции Ф. Гвиччардини:

— рассмотреть взгляды Гвиччардини на эволюцию государственного устройства Флоренции в XIV—XV вв.- определить, какой тип правления — демократический, олигархический, монархический — Гвиччардини считал наилучшим-

— рассмотреть его отношение к представителям дома Медичи-

— дать характеристику разработанному Гвиччардини проекту идеального устройства Флорентийского государства и отметить появление в его концепции понятия & laquo-общественное благо& raquo-.

3) Исследовать взгляды Гвиччардини на отдельные проблемы исторического и этического плана: на формирование национального характера и самобытности народов- на природу человека и ее реальное проявление- на возможные пути достижения надличностного, общечеловеческого благополучия.

4) Определить место Ф. Гвиччардини в развитии европейской политической и исторической мысли.

Источниковая база исследования представляет собою целый комплекс материалов, на первое место среди которых следует поставить сочинения Ф. Гвиччардини. Для анализа исследуемых в диссертации работ Гвиччардини использовались различные издания произведений автора на итальянском и русском языках. Одно из самых ранних сочинений Гвиччардини, созданное между 1508 и 1509 гг., & laquo-История Флоренции& raquo-1, рассматривалось по итальянскому изданию, вышедшему под редакцией Р. Пальмарокки в 1931 г. Для работы был привлечен также и русский перевод отдельных глав & laquo-Истории»-, вышедший в одном из сборников под редакцией J1.M. Брагиной2. Эта работа позволила выяснить взгляд автора на внутриполитическое развитие родного города и на роль Флоренции в общеитальянской и общеевропейской политике.

1 Guicciardini F. Storie Fiorentine / A cura di R. Palmarocchi. — Bari: Laterza, 1931.

2 Гвиччардини Ф. История Флоренции // Сочинения великих итальянцев XVI века / Под ред. Л. М. Брагиной. -СПб: Алетейя, 2002. -С. 72−141.

Особое внимание в диссертационном исследовании было уделено совершенно неизученным & laquo-Дневнику о путешествии в Испанию& raquo-1 Ф. Гвиччардини и отчету посольской миссии & laquo-Описание Испании& raquo-2. & laquo-Дневник»- автор начал писать, как только он отправился ко двору испанского короля, то есть в начале 1512 г., а & laquo-Описание»- явилось итогом пребывания Гвиччардини в Испании и создано оно было в конце 1513 г. По этим произведениям можно более подробно проследить формирование исторической концепции и этических воззрений автора.

Специально было рассмотрено малоизвестное & laquo-Рассуждение в Логроньо& raquo-3 Ф. Гвиччардини. Написано это произведение было осенью 1512 г., когда у молодого дипломата, находящегося с посольской миссией в Испании, появилось много свободного времени для размышлений о волнующих его проблемах. Изучение & laquo-Рассуждения»- позволило проанализировать воззрения историка на принципы идеального государственного устройства и соотношение их с практическими реалиями современной мыслителю эпохи.

Еще одно значительное произведение Ф. Гвиччардини — & laquo-Заметки о делах политических и гражданских& raquo-4. Точную дату создания & laquo-золотых поучений& raquo- определить очень сложно. Всю свою жизнь автор возвращался к их написанию. Однако доподлинно известно, что первые записки Гвиччардини относились ко времени его пребывания в Испании, то есть к 1512−1513 гг. В этой работе собраны размышления автора о многих проблемах современного ему общества. & laquo-Заметки»- являются важным источником для изучения этической концепции автора, его философских и в некоторой степени политических воззрений.

1 Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna // Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna. Memorie di famiglia. — Pordenone, Edizioni Studio Tesi, 1993. — P. 1−36.

2 Guicciardini F. Relazione di Spagna // La letteratura italiana. Storia e testi / a cura di V. de Caprariis. — Milano-Napoli, Riccardo Ricciardi Editore. — Vol. 30. — P. 27−45.

3 Guicciardini F. Discorso di Logrogno // Guicciardini F. Dialogo e discorsi del reggimento di Firenze / Guicciardini F. Opere. (Scrittori d' Italia): in 10 vol. — Bari: Laterza, 1932. — Vol. VII. — P. 218−259.

4 Guicciardini F. Ricordi: edizione critica/ a cura di R. Spongano. — Firenze: Sansoni, 1951. Наряду с итальянским изданием этого произведения было привлечен и русский перевод Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских // Гвиччардини Ф. Сочинения. — М.: Academia, 1934. — С. 107−230.

При создании биографического очерка, посвященного Гвиччардини, были использованы сведения, содержащиеся в его & laquo-Семейной хронике& raquo-1 и в & laquo-Воспоминаниях о себе самом& raquo-.

В диссертации рассматривались и другие работы Ф. Гвиччардини: & laquo-Размышления по поводу рассуждений Макиавелли на первую декаду Тита Ливия& raquo-3, созданные в 1529—1530 гг. Размышления позволяют уточнить и расширить некоторые политические и исторические суждения Гвиччардини. Использовались & laquo-Диалог об управлении Флоренцией& raquo-4, завершенный к 15 251 526 гг., и & laquo-История Италии& raquo-5, последнее произведение автора, так и оставшееся незаконченным в связи с его смертью.

Вторая группа источников содержит работы предшественников и современников Гвиччардини, представителей гуманистической и религиозной мысли эпохи Возрождения. Эти сочинения позволяют выявить новые черты работ Гвиччардини по сравнению с предыдущим гуманистическим периодом, выяснить проблемы, волновавшие Гвиччардини и его современников, а также в ряде случаев дополнить диссертационное исследование новым фактическим материалом.

Эту группу источников можно условно разделить на три подгруппы. Одну из них составляют письма и сочинения представителей гуманистической мысли, а также труды предшественников Ф. Гвиччардини, посвященные истории Флорентийского государства. Для характеристики развития ренессансной историографии и этических воззрений представителей гуманистической мысли, использовались письма К.

1 Guicciardini F. Memorie di famiglia // Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna. Memorie di famiglia. -Pordenone, Edizioni Studio Tesi, 1993. — P. 37−109. Использовался также и русский перевод Гвиччардини Ф. Семейная хроника // Гвиччардини Ф. Сочинения. — М.: Academia, 1934. — С. 231−300.

2 Гвиччардини Ф. Воспоминания о себе самом // Гвиччардини Ф. Сочинения. -М.: Academia, 1934. — С. 301 523.

3 Guicciardini F. Considerazioni intorno ai discorsi del Machiavelli sopra la prima deca' di Tito Livio // Guicciardini F. Opere. (Scrittori d' Italia): in 10 vol.- Bari: Laterza, 1932. — Vol. VIII. — P. 1−65.

4 Guicciardini F. Dialogue on the government of Florence / translated and edited by A. Brown. — Cambridge, 2002.

5 Guicciardini F. The history of Italy / translated and edited by Sidney Alexander. -New Jersey: Princeton, 2002.

Салютати1, произведения JL Бруни2, Д. Манетти3, М. Пальмиери4. С целью уточнения некоторых событий заговора Пацци 1478 г. был привлечен трактат А. Полициано & laquo-О заговоре Пацци& raquo-5. Важными источниками для понимания места, которое занимает & laquo-История Флоренции& raquo- Ф. Гвиччардини в цепи развития ренессансной историографии рубежа XV—XVI вв., стали & laquo-Истории fx 1

Флоренции& raquo- Пьеро Паренти и Бартоломео Черретани. В целях сопоставления взглядов Ф. Гвиччардини и Н. Макиавелли на некоторые события флорентийской истории, в диссертационном исследовании была использована & laquo-История Флоренции& raquo- Н. Макиавелли8. Анализ писем Макиавелли к Гвиччардини и Ф. Веттори позволил дополнить некоторые факты биографии Ф. Гвиччардини9.

В следующую подгруппу можно отнести введенные в оборот отечественной историографией материалы флорентийских хроник (Маркионне Стефани10, анонимных авторов& quot-), которые освещают восстание чомпи, а так же отдельные документы по структуре Флорентийского

1 Салютати К. Письмо к Андреа Джусти да Вольтерра // Итальянское Возрождение. Гуманизм второй половины XIV века — первой половины XV века. Сборник источников / Сост. и пер. И. В. Ревякина. -Новосибирск, 1975. -С. 36−39- Он же. Письмо от 14 июня 1404 г. Галиено да Тернии//Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV век / Под ред. Л. М. Брагиной. — М., 1985. — С. 42−48- Он же. Письмо к Доменико ди Бандино д’Ареццо // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов: в 2 ч. / Под ред. С. М. Стама. — Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1984. -4. 1. -С. 141−144.

2 Бруни J1.0 Флорентийском государстве // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV век -С. 67−71.

3 Манетти Д. О достоинстве и превосходстве человека// Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. -4.2. — С. 8−68- Он же. Речь, составленная мессером Джанноццо Манетти и произносимая другими перед высокой Синьорией и Ректорами во дворце, в коей они побуждаются управлять справедливо // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV век. — С. 138−140.

4 Пальмиери М. Речь, составленная Маттео Пальмиери, гонфалоньером компании, по приказу Синьории, в которой ректоры и другие должностные лица побуждаются управлять справедливо // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. — С. 141−146.

5 Полициано А. О заговоре Пацци // Культура Возрождения и средние века. — М.: Наука, 1993. — С. 204−217.

6 Parenti P. Storia Fiorentina / A cura di A. Matucci. — Firenze: Olschki, 1993.

7 Cerretani В. Storia Fiorentina/ A curadi G. Berti. — Firenze: Olschki, 1997.

8 Макиавелли H. История Флоренции // Макиавелли H. Государь. — Антология мысли. М. -Харьков, 2003. -С. 197−623.

9 Machiavelli N. Lettere a Francesco Vettori е a Francesco Guicciardini / A cura di G. Inglese. — Milano, 1989.

10 Маркионне Стефани. Флорентийская хроника // Хрестоматия по истории Средних веков / Под. ред. И. П. Грацианского, С. Д. Сказкина: в 3-х т. — М., 1950. — Т. II. — С. 241−249. Ricordo delle varie forme di governo della Republica di Firenze // Рутенбург В. И. Народные движения в городах Италии. XIV — начало XV в. — М. -Л.: АН СССР. — С. 352- Memorie di Casa Medici con l’origine e discendenza loro // Рутенбург В. И. Народные движения в городах Италии. — С. 353−355- Первая хроника анонимного автора // Хрестоматия по истории Средних веков / Под ред. С. Д. Сказкина: в 3-х т. — М., 1963. -Т. II. — С. 527−533- Анонимный автор. Флорентийская история // Хрестоматия по истории Средних веков. -М., 1963. -Т. II. -С. 533−534. государства1. Важным источником, позволяющим лучше понять и проследить становление флорентийских политических институтов, является & laquo-Новая хроника, или история Флоренции& raquo- Джованни Виллани в переводе М.А. Юсима2.

Наконец, в третью подгруппу источников можно включить произведения идеологов средневекового аскетизма: трактат XIII в., принадлежащий перу папы Иннокентия III & laquo-О презрении к миру, или о ничтожестве человеческой жизни& raquo-3 и проповеди флорентийского монаха Якопо Пассаванти & laquo-Зерцало истинного покаяния& raquo-4, изданные в переводе Н. И. Девятайкиной и В. В. Полева. Хотя эти сочинения и отстоят далеко по времени от рассматриваемого в диссертационном исследовании периода, они сохраняли свое влияние на мировоззренческие идеалы отдельных слоев населения, доказывая ничтожность и бесполезность всего земного. Гуманисты, в свою очередь, полемизировали на страницах своих произведений с аскетическими средневековыми взглядами на природу человека, высказанными в трактатах Иннокентия III и Я. Пассаванти.

В целом источниковая база позволяет обратиться к анализу политических, исторических и этических воззрений Ф. Гвиччардини в ранний период его творчества, а также отметить характерные особенности исторической эпохи, повлиявшие на становление убеждений итальянского мыслителя.

Степень научной разработанности темы рассмотрена в Главе I диссертационного исследования.

Хронологические рамки исследования охватывают преимущественно ранний период творчества Ф. Гвиччардини с 1508—1509 гг., когда было Из постановлений Флорентийской Синьории, появившихся во время восстания чомпи и вслед за его подавлением // Хрестоматия по истории Средних веков. — М., 1950. — Т. II. — С. 249−252.

2 Виллани Дж. Новая хроника или история Флоренции, — М.: Наука, 1997.

3 Иннокентий III. О презрении к миру, или о ничтожестве человеческой жизни // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов: в 2 ч. / Под ред. С. М. Стама. — Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. -4.2. -С. 117−130.

4 Пассаванти Я. Зерцало истинного покаяния // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. — Ч. 2. — С. 134 151. создано одно из первых произведений автора & laquo-История Флоренции& raquo-, по 1513 г., характеризующийся возвращением Гвиччардини из Испании. В исследовании уделяется внимание и биографии итальянского историка, т. е. во внимание принимаются, хотя и в меньшей степени, все годы его жизни с 1483 г. по 1540 г. Рассматриваются также некоторые произведения гуманистической историографии эпохи Кватроченто, созданные в XV в.

Под ранним периодом творчества Ф. Гвиччардини следует понимать время его вступления на политическую арену. То есть период с 1505 г., когда будущий историк и политик лишь завершил свою учебу и только-только начал восхождение по карьерной лестнице, получив степень доктора гражданского права, по конец 1513-начало 1514 г. В это время Гвиччардини вернулся домой из посольской миссии в Испанию, которая прошла очень успешно и которая открыла путь молодому амбициозному человеку к вершинам политической власти.

После 1514 г., на мой взгляд, нельзя говорить о раннем периоде творчества Ф. Гвиччардини. Причин тому может быть несколько. Основная, как представляется, кроется в том, что карьера флорентийского политика очень быстро пошла в гору, и у него не оставалось времени на размышления, которые были так необходимы при создании литературных работ. Так, например, следующую свою работу после & laquo-Дневника о путешествии в Испанию& raquo- (1512−1513 гг.) и & laquo-Описания Испании& raquo- (1513−1514 гг.) автор создаст только в 1526 г1. А к этому времени Гвиччардини выступает уже опытным политическим деятелем, которому правители без опаски поручают наиболее важные и ответственные задания, требующие мудрости и обширных познаний в сфере государственного управления. Обращение именно к ранним произведениям Ф. Гвиччардини может быть обусловлено тем, что эти работы не предназначались к публикации, поэтому автор более свободно высказывает свою точку зрения на интересующие его проблемы, он

1 Это заключительный вариант & laquo-Диалога об управлении Флоренцией& raquo-, начатого в 1521 г. не боится быть откровенным, давая оценки тем или иным политическим событиям.

Изучение исторических и политических взглядов Ф. Гвиччардини рассматривается в тесной связи с событиями, происходившими в его родном городе в XV—XVI вв.: эволюция Флоренции от пополанской республики к тирании в течение всего XV в., изгнание Медичи, установление Народного правления в 1494 г. и его крушение в 1512 г., связанное с возвращением к власти дома Медичи. Особо можно выделить начало итальянских войн в 1494 г., потрясших всю Италию и оставивших след в мировоззрении мыслителя и историка. На исторические воззрения Ф. Гвиччардини помимо перечисленных событий оказала влияние также и его поездка с дипломатической миссией в Испанию ко двору Фердинанда Арагонского.

Необходимо специально остановиться на вопросе о периодизации Возрождения и Нового времени, принятого в данном исследовании. Вопрос об & laquo-окончании»- Возрождения и & laquo-начале»- Нового времени вызывает многочисленные споры в научной литературе1. Однако в сфере последних научных разработок XVI в. принято рассматривать как раннее Новое время2.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют принципы историзма и объективности исследования, которые помогают раскрыть взаимосвязь и взаимовлияние определенных жизненных этапов Ф. Гвиччардини на формирование его историко-политических и этических взглядов. Сравнительно-исторический, ретроспективный и хронологический методы исторического анализа, использованные при написании работы, позволяют лучше понять эволюцию духовной атмосферы

1 См., например, ст.: Брагина Л. М. Итальянский гуманизм. Этапы развития // Типология и периодизация культуры Возрождения. — М.: Наука, 1978. — С. 26−38- Штекли А. Э. Возрождение и утопический коммунизм XVI — начала XVII в. К постановке проблемы // Типология и периодизация культуры Возрождения. — С. 84 106- Гращенков B.H. О принципах и системе периодизации искусства Возрождения // Типология и периодизация культуры Возрождения. — С. 201−247- Ролова А. Д. Итальянское общество XVI в. и специфика культуры позднего Возрождения // Культура Возрождения и общество. — М.: Наука, 1986. — С. 105−106- Стам С. М. Высокое Возрождение: идейное содержание, социальные истоки, общественное значение// Культура Возрождения и общество. — С. 117.

2 Хачатурян Н. А. Сущность понятий & laquo-средние века& raquo- и & laquo-феодализм»- // История средних веков / Под ред. С. П. Карпова: в 2-х т. — М.: Изд-во Моск. ун-та, Издательский Дом ИНФРА-М, 2000. — С. 26. и политические реалии флорентийского общества XV—XVI вв. Такой подход помогает более точно уяснить образ мыслей Ф. Гвиччардини, определить его нравственные приоритеты и эмоциональный настрой. Из общенаучных методов исследования при написании диссертации использовался системный метод для обобщения разнородного материала.

Научная новизна выполненного исследования заключается в следующем:

1) Впервые произведено подробное исследование & laquo-Истории Флоренции& raquo- Ф. Гвиччардини, которое позволило уточнить и дополнить политическую и историческую концепции мыслителя, выяснить степень их оригинальности по сравнению с исторической и политической мыслью эпохи Высокого Возрождения- 2) впервые подробно анализируются оценки историком событий флорентийской политической жизни XV—XVI вв.- 3) впервые исследуется & laquo-Дневник о путешествии в Испанию& raquo- и отчет посольской миссии & laquo-Описание Испании& raquo-, в которых автор касается особенностей испанского национального характера и затрагивает проблему формирования национального менталитета- 4) впервые изучается проект идеального государственного устройства, описанный Гвиччардини в & laquo-Рассуждении в Логроньо& raquo-- 5) подробно рассматривается отношение историка к флорентийским политическим деятелям и то, как он определяет степень их ответственности за происходящие события.

В диссертации вводятся в научный оборот некоторые до сих пор не переведенные на русский язык произведения Ф. Гвиччардини: & laquo-Дневник о путешествии в Испанию& raquo-, & laquo-Описание Испании& raquo-, & laquo-Рассуждение в Логроньо& raquo-, а также не переведенные на русский язык главы & laquo-Истории Флоренции& raquo-- кратко рассматриваются малоизвестные в отечественной исследовательской литературе произведения итальянских историков конца XV — начала XVI в. П. Паренти и Б. Черретани- привлекаются важные исследования по теме диссертации на итальянском и английском языках: труды В. Лучани, Р. Ридольфи, Ф. Гилберта, П. Бонданеллы и др.

Практическая значимость работы заключается в возможности применения собранных материалов и важнейших выводов для создания обобщающих трудов, затрагивающих проблемы формирования и развития флорентийских политических институтов XV—XVI вв., развития гуманистической историографии указанного периода, а также исследований, посвященных развитию итальянской политической мысли XVI в.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложения. В приложение входит авторский перевод & laquo-Дневника о путешествии в Испанию& raquo- Франческо Гвиччардини.

выводы, подтверждающие правильность теоретических положений античных мыслителей.

Три компонента схемы смешанного правления — Большой совет, гонфалоньер и Сенат — отражают последовательно демократические, монархические и олигархические элементы во власти. Разумеется, что говоря

0 демократических элементах в управлении флорентийским государством, нужно подчеркнуть, что они значительно отличались от демократии в современном представлении. По сведениям, представленным в работе Бонданеллы, из 90 ООО жителей Флоренции, только 3200 человек имели право быть представленными в Большом совете, к тому же из этой небольшой группы далеко не все в конечном итоге могли быть избранными1. Вполне очевидно, что Гвиччардини не желал расширения существовавшего доступа к власти. Поэтому даже и тот демократический элемент, который сохранялся в теории Гвиччардини, имел скорее аристократическую окраску.

Автор, тем не менее, осознавал, что его предложения не являются совершенным проектом республиканского учреждения и что для полноценной работы созданной им схемы требуется & laquo-полное обновление человеческого мышления& raquo-, хотя и оставлял за собою возможность указать путь развития и направление реформирования. Однако, будучи практиком и памятуя о том, что во времена Пьеро Содерини аристократы почти не допускались к управлению государством, Гвиччардини понимал, что воплощение в жизнь его проекта невозможно. В отчаянии автор завершает свое рассуждение словами: & laquo-Да будет на то воля Божья, хотя поведение наше этого и не заслуживает, чтобы однажды возможно было бы установить такую или подобную этой республику с хорошим общественным строем и хорошим правительством, и чтобы это увидеть в наши времена, я бы без всяких оговорок отдал и свое имущество (свои таланты), и свою жизнь& raquo-3.

1 Bondanella Р.Е. Op. cit. — Р. 44.

2 Guicciardini F. Dialogo е discorsi del reggimento di Firenze. — P. 257.

3 «Piaccia a Dio, benche e' portamenti nostri non lo meritano, di volere uno giomo ridurre quella republica in questo о qualche simile modo di buona instituzione e buono governo, el quale per veder e perche fuss! a’tempi nostri, io

§ 3. Этическая концепция и политические воззрения Ф. Гвиччардини по ранним записям & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo-

Франческо Гвиччардини оставил после себя целый ряд произведений, разнообразных по жанру и по характеру затрагиваемых проблем. Одним из самых известных и часто цитируемых его сочинений являются & laquo-Заметки о делах политических и гражданских& raquo-'. Пожалуй, именно в этой работе с наибольшей полнотой раскрываются этические воззрения автора, а также находят подтверждение многие его политические взгляды, высказанные в более ранних произведениях. Особенностью & laquo-Заметок»- является то, что они создавались не в одно время. Все записи (а их более 400) распадаются на три группы. Раньше всего, до 1525 г., были написаны те, которые находятся под номерами 222−393. Заметки с 394 по 403 были написаны после апреля 1527 г. А номера 1−221 появились позже всех, в 1529—1530 гг. Нужно отметить, что многие заметки повторяются: Гвиччардини часто проводит одну и ту же мысль, облекая ее в разную словесную форму. Встречается и такое, что заметка, созданная до 1525 г., слово в слово повторяется в записях, относящихся к 1527−1530 гг. Подобное может свидетельствовать лишь о том, что автор придавал им очень большое значение и периодически к ним возвращался3.

Изначально & laquo-Заметки»- не предназначались для публикации. Гвиччардини создавал их, желая сохранить свой жизненный опыт политического деятеля, мыслителя и просто человека, которому выпала участь жить в переломную для своего государства эпоху. По широте охвата различных вопросов & laquo-Заметки»- сравнимы с купеческой литературой Флоренции XIV—XV вв., которая была представлена записками и семейными sanza alcuno reservo vi metterei e le faculty e la vita". — Guicciardini F. Dialogo e discorsi del reggimento di Firenze. — P. 259.

1 Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и граждански. — С. 107−231.

2 Дживелегов A.K. Франческо Гвиччардини. — С. 60−61.

3 Там же. хрониками, предназначавшимися исключительно для домашнего чтения1. Гвиччардини останавливается на самых различных вопросах: от советов как экономно вести свое хозяйство и как сделать карьеру при дворе, до рассуждений о целесообразности государственных переворотов и лучшем политическом строе для Флоренции. Афористичность высказываний автора, тонкие и очень меткие наблюдения, проницательность и высокий литературный стиль — все это снискало & laquo-Заметкам»-, опубликованным уже после смерти автора, славу & laquo-золотых поучений& raquo-2. Вполне можно согласиться с Дживелеговым в том, что & laquo-по «Ricordi» рассыпано столько перлов наблюдательности., как редко в другой книге афоризмов& raquo-3.

Обращаясь лишь к записям раннего периода творчества Ф. Гвиччардини4, можно найти огромное количество высказываний, отражающих и этическую, и политическую концепции автора. Становление основных взглядов автора произошло именно в ранний период. Позже Гвиччардини или подтверждал свои наблюдения, или уточнял то, что уже было им записано.

Интерес к изучению & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo- обусловливается тем, что на страницах этого произведения автор намечает и объясняет собственную линию поведения. Времена классических моральных принципов, о которых все говорят с преклонением и трепетом, оказываются далеко позади. Образ идеального человека, навеянный гуманистической традицией, превращается в лицемерную маску, потому что объективные обстоятельства диктуют совсем другие условия. Не обращая внимания на подобное положение вещей, многие исследователи обвиняют Гвиччардини в том, что он озабочен лишь поиском личной выгоды. Де Санктис, например, считает Гвиччардини образчиком нравственного падения Италии без совести

1 Брагина Л. М. Этико-политические взгляды Франческо Гвиччардини в его & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo-. — С. 283.

2 Дживелегов A.K. Франческо Гвиччардини. — С. 8

3 Там же. -С. 59.

4 То есть к заметкам под номерами 222−393. и без достойной цели в жизни. Он негодует по поводу того, что Гвиччардини не пытается бороться с общественным разложением, выдавая это за признак мудрости и вменяя себе это в заслугу1. Е. А. Косминский именует & laquo-Заметки»- & laquo-катехизисом лицемерия& raquo-, а О. Л. Вайнштейн укоряет Гвиччардини в беспринципности и классовой ограниченности3. Однако подобные выпады сравнимы с упреками в том, что человеку привелось родиться и жить в переломную эпоху, когда средневековая религиозная мораль заменяется принципом взаимополезности, а главным жизненным стимулом провозглашается личный интерес4. Каждый теперь озабочен лишь собственными интересами, а мораль и нравственность, становится ясно, -совсем не те правила, по которым ведется игра. В таких условиях очень трудно оставаться верным принципам прошлого. Необходимо меняться соответственно духу времени, согласившись принять новые веяния, а точнее, попытаться извлечь из объективных обстоятельств максимум пользы. Но это вовсе не означает, что Гвиччардини считает такое поведение образцовым.

Говоря о причинах постоянной критики автора, нужно помнить, что в XVI в., когда создавались & laquo-Заметки»-, общество было слишком консервативно. Именно поэтому прямые и искренние высказывания Гвиччардини о человеческой природе должны были натолкнуться на стену непонимания и критики. Действительно, сложно понять, как человек, воспитанный в рамках католицизма и благочестия5, мог утверждать, что & laquo-в некоторых важных случаях, нужно прибегать к притворству& raquo- (268) — или же & laquo-слишком большое благочестие калечит мир, так как оно размягчает души& raquo- (254). Далеко не всякий человек в его время рискнул бы сказать такое. Гвиччардини рискнул, чем и заслужил критику в свой адрес. Однако подобная прямота является парадоксальной, принимая во внимание

1 Де Санктис Ф. Указ. соч. — С. 138.

2 Косминский Е. А. Указ. соч. — С. 75.

3 Вайнштейн О. Л. Указ. соч. — С. 65.

4 Рутенбург В. И. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения.- С. 123.

3 Ridolfi R. Op. cit. — P. 5. особенности стиля автора: читателям его произведений всегда приходилось продираться сквозь многочисленные двусмысленности и неясности1, потому что Гвиччардини очень не любил делать каких-либо окончательных утверждений и стремился всегда иметь пути для отступления. А. К. Дживелегов, описывая стиль Гвиччардини, указывал, что & laquo-он [Гвиччардини -JI. А.] очень любил риторически вывернуть то или иное положение. Когда он писал, он мучил свои писания поправками и поправками к поправкам, вставками, поправками и вставками ко вставкам: все для того, чтобы нужная степень утверждения достигалась с наименьшей утвердительностью& raquo-2.

Несмотря на столь сложный и оригинальный стиль автора, можно понять, что все заметки — это тонкие психологические наблюдения за поведением людей, которое формировалось не один год и не одно десятилетие, но многие века. Следует признать, что многие люди поступают так, как описал это Гвиччардини, но не хотят это афишировать, предпочитая внешние проявления благочестия, не отягченного внутренним наполнением.

Сейчас, пять веков спустя, когда изменились условия, и когда изменилось само общество, на первый план выдвигаются иные ценности, связанные с тем, как добиться успеха, преуспеть и разбогатеть, завести друзей или не нажить врагов. Существуют различные психологические концепции, ставящие своей целью решение этих насущных для нашего времени задач. Однако лежащие в основе таких теорий принципы поведения очень схожи с теми, которые были высказаны еще в XVI в. Никто из нас не ставит под сомнение утверждение о том, что без насилия невозможно добиться от человека тех действий, которые он не желает совершать. Поэтому основная задача — сделать так, чтобы человек захотел сделать то, что нам выгодно. Удивительным образом это положение перекликается с заметкой Гвиччардини о Фердинанде Арагонском. Мудростью этого правителя автор & laquo-Заметок»- восхищался, хотя все считали короля

1 Gottfried Rudolf В. Op. cit. — P. 6−7.

2 Дживелегов А. К. Франческо Гвиччардини. — С. 35. мошенником и обманщиком. Гвиччардини пишет: & laquo-собираясь. принять важное решение,. раньше, чем замысел его становился известным, весь двор и народ желали того же. »-(77, 273). Таких примеров можно привести много. Все это свидетельствует о том, что, давая практические советы, как следует и как не следует себя вести, Гвиччардини проявил себя прекрасным психологом. Однако общество оказалось способным воспринять и оценить эти мысли не сразу.

Трудно очертить весь круг вопросов, которые затрагивает Гвиччардини в своих & laquo-Заметках»-. Основное внимание мыслителя приковано к проблеме человеческих добродетелей и самого человека: каким он должен быть, и какой он есть на самом деле, приемлемо это или нет, а также к вопросам политического устройства государств. По & laquo-Заметкам»- рассыпано множество высказываний об особенностях политического устройства Флоренции, о задачах идеального подданного и идеального правителя. Недаром В. И. Рутенбург отметил, что если собрать все подобные высказывания Гвиччардини воедино, то может получиться политический трактат, ничуть не хуже, чем & laquo-Государь»- Н. Макиавелли1.

Размышления Гвиччардини о человеческой природе.

Поднимая вопрос о человеческой природе, Гвиччардини пишет о склонности людей к добру. Этому он посвящает несколько своих высказываний (225, 226, 134, 135), где обосновывает необходимость творить добро даже без надежды на какое-либо вознаграждение. Следует отметить, что А. К. Дживелегов воспринимал подобные утверждения очень скептически, полагая, что в них нет ни толики правды. Критик рассматривал это как одну из & laquo-ходячих формул буржуазной житейской морали, всеми повторяемых, никем не чувствуемых& raquo-2. Высказывания о склонности человека к добру можно встретить у множества авторов периода Возрождения, но, по Рутенбург В. И. Франческо Гвиччардини. Заметки о позднем Возрождении. — С. 107.

2 Дживелегов А. К. Франческо Гвиччардини. — С. 61. мнению Дживелегова, это вовсе не означает, что Гвиччардини заимствовал эту идею у них, или они переняли ее у Гвиччардини. Просто & laquo-интеллигентские традиции заставляли, говоря о человеке, помнить веления гуманистического канона& raquo-1. Однако, на мой взгляд, обращаясь к вопросу о природе человека, и утверждая ее изначальную склонность к добру, Гвиччардини рисует идеал, говорит о том, какой она должна быть. В то же время он пишет и о реальной жизни, далекой от умозрительных заключений. Реалии состоят в том, что человеческая природа очень слаба, она не в силах противостоять всем соблазнам и, вынужденная приспосабливаться, склоняется на путь зла2. Поэтому & laquo-для удержания людей в верности их природе изыскали мудрые законодатели для них шпоры и узду, т. е. награду и наказание& raquo- (225, 134). Подобные меры, по мнению Гвиччардини, должны постоянно использоваться для воспитания хороших граждан. Автор допускает, что человек может отступить от пути добра во имя собственной выгоды или интереса, и это считает историк вполне нормальным, ибо весь мир вертится вокруг частного интереса. Тем не менее, если человек предпочитает зло добру без всякого для себя интереса, то его надо назвать & laquo-зверем»- (226, 135). Подтверждением факта, что идеалом для автора & laquo-Заметок»- выступает изначальная склонность человека к добру, является повторение этой мысли среди наиболее ранних наблюдений, созданных до 1525, а затем и в более поздних высказываниях 1529−1530 гг. Как представляется, если бы подобная мысль была просто данью гуманистической традиции, как утверждал А. К. Дживелегов, Гвиччардини не стал бы несколько раз к ней возвращаться.

Как антипод & laquo-зверя»-, предпочитающего зло добру, выступает тот человек, в ком наряду с добротой проявляются и другие безупречные

1 Дживелегов А. К. Франческо Гвиччардини. — С. 63.

2 Интересно отметить, что Н. Макиавелли придерживался совершенно противоположной точки зрения на человеческую природу, утверждая, что человек изначально склонен к злу, и на путь добра его направляет необходимость. См., например, ст.: Юсим М. А Макиавелли и Лютер. Христианская мораль и государство. -С. 65. качества. Природу такого человека Гвиччардини именует & laquo-божественной»-. К сожалению, подчеркивая расхождение идеала с практикой, автор заявляет, что надо исходить из реалий человеческой природы, а не из идеальных качеств людей. Нужно всегда помнить, что человек поступает в соответствии со своим характером и внутренними убеждениями, часто забывая о долге (128, 319). Опираясь на это понимание, каждый должен надлежащим образом строить и свою линию поведения. Нельзя надеяться, что человек поступит в соответствии с обязанностями или требованиями разума. Надо оценивать его характер, и на этом основании делать выводы. Следуя подобным правилам, всегда можешь быть готовым к неожиданным поступкам людей, меньше разочаровываешься и никогда не требуешь от окружающих того, чего они не способны выполнить в силу своего характера.

В целом справедливы высказывания М. Монтеня, что отрицательных характеристик человеческого поведения у Гвиччардини гораздо больше1. Однако это легко объяснить: наблюдая за недостойными действиями окружающих и их стремлением следовать своим интересам, сталкиваясь каждый день с низостью и обманом, нельзя не поверить в то, что люди злы и коварны по своей природе.

Проблема государства и государя в & laquo-Заметках»- Гвиччардини.

Затрагивая тему политических поучений, хотелось бы особо остановиться на некоторых высказываниях автора. Очень четко Гвиччардини разделяет понятия & laquo-правитель»- и & laquo-тиран»-. Тираном историк именует того правителя, который перестает считаться с народом и не выполняет более своей основной задачи — организовывать хорошее управление (314). Давая наставления & laquo-хорошему гражданину& raquo-, Гвиччардини пишет, что полезнее быть другом правителя, чем его приближенным, чтобы в случае изменения Монтень M. Опыты. — 4.2. — Глава X // www. az-design. ru/Projects/AZLibrCD/893^3aof/books/001b2010. shtml политической ситуации была возможность спастись (304, 305, 100). Более того, по мнению Гвиччардини, хороший гражданин должен искать сближения с тираном, чтобы & laquo-внушать ему стремление к добру и ненависть к злу& raquo- (220). При этом необходимо быть достаточно разумным, чтобы не ссориться с ним (259), а в случаях несправедливости — терпеть и притворяться (249). Так, на фоне достижения личного интереса вполне возможно позаботиться и об общественном благе (142).

Автор предостерегает от того, чтобы откровенничать с государем, даже если кажется, что он проявляет к тебе свою милость (303). И конечно же следует помнить, что князья и правители — как и обычные люди: всегда поступают не так, как должны поступить, но так как им диктует их ум и их природа (319). По наблюдениям Гвиччардини, все правители трусливы, они боятся случайностей и внезапных опасностей. Поэтому тех, кто не страшится этого, автор называет людьми & laquo-великой и непреклонной души& raquo- (283).

Есть у историка и несколько заметок, в которых он пытается & laquo-дать советы& raquo- правителям, а не только их подчиненным. Так, например, по мысли Гвиччардини, глава государства должен убедить людей в том, что он прибегает к жестокости только & laquo-по необходимости и во имя спасения общественного& raquo- (307). При этом гораздо большего уважения заслуживают те, кто крайне редко прибегая к насилию, поддерживают репутацию грозных

341). Пролитие крови Гвиччардини осуждает, объясняя это тем, что такие действия всегда вызывают неприязнь, а враг так и остается непобежденным

342).

При освещении вопроса о государственном строе Флоренции, проблема которого очень волновала автора, Гвиччардини критикует народное правительство, находя в нем много недостатков. Тем не менее, многие мудрые граждане, по словам Гвиччардини, одобряют его как меньшее зло. По-видимому, под большим злом автор подразумевал тиранию (227). Историк предвидел скорое крушение народного правления из-за всех тех недостатков н неустройств& raquo-, что сводят на нет его достижения. Сложная внешнеполитическая ситуация, отсутствие единой сильной власти, умных и знающих людей в управлении — все это свидетельствовало о & laquo-близком упадке& raquo- Флорентийской республики (231).

Размышляя о морально-этических категориях, таких как равенство и свобода, Гвиччардини указывает, что существование их идеального воплощения в любом государстве невозможно. Неизбежным спутником государственности является неравенство, которое Гвиччардини считал вполне нормальным. Таким образом, автор завуалированно повторяет ту же мысль, что он высказывал в более раннем своем произведении — & laquo-Истории Флоренции& raquo-. Мыслитель писал, что в годы народного правления умных и знающих людей (преимущественно аристократов, в понимании Гвиччардини) не допускали к управлению государством. & laquo-Флорентийские глупцы& raquo-, стоявшие у власти, пытались уравнять всех, нанося только вред республике. Следовательно, в уравнивании Гвиччардини не видит ничего хорошего, предостерегая в то же время и от крайнего проявления неравенства — возможного закрепления власти в одних руках (233). В силу традиции во Флоренции лишь выходцы из семьи Медичи могут надеяться получить власть, потому что только они обладают & laquo-корнями и сторонниками& raquo-. А все остальные правители, как, например, Пьеро Содерини, являются случайными, поднявшимися на волне народного движения (377). Однако, по мнению Гвиччардини, на народ полагаться очень опасно, так как & laquo-склонности и решения народов обманчивы и часто вдохновлены случайностью, а не разумом& raquo- (378). Несмотря на восстановление власти Медичи в 1512 г., Гвиччардини сумел предсказать дальнейшую судьбу Флорентийского государства. Историк заметил, что память о народном строе, существовавшем с 1494 по 1512 гг., слишком сильна, поэтому удержаться семье Медичи у власти в третьем десятилетии XVI в. гораздо сложнее, чем было эту власть приобрести в начале XV в. (376). И действительно, в 1527 г., через непродолжительное время после внесения этой записи, власть Медичи пала вновь.

Рассуждая о свободе, Гвиччардини приходит к выводу, что это скорее абстрактная категория, и флорентийский народ, который, по словам историка, & laquo-беден»-, не готов жертвовать своими личными интересами ради сохранения & laquo-свободы города& raquo- (241). Отсюда сам собою вытекает вывод, что свобода может существовать только там, где граждане ни в чем не нуждаются, или, по крайней мере, готовы направлять свою энергию не на зарабатывание денег, а на усовершенствование политического строя государства. Кажется, будто это сказал не историк, живший 500 лет назад, а наш современник, обеспокоенный судьбой своей страны.

Характер человека и проблема взаимоотношений с людьми в трактовке Ф. Гвиччардини.

Возвращаясь к проблеме человеческого характера, следует отметить, что довольно часто автор & laquo-Заметок»- не считает недостатками некоторые негативные в общепринятом понимании черты характера. Так, например, честолюбие и амбициозность, по Гвиччардини, являются своеобразными двигателями человеческого прогресса. Автор пишет, что & laquo-граждане, стремящиеся к почестям и славе, полезны и достойны хвалы& raquo-, стремясь постоянно к большему, они & laquo-служат отечеству благими делами& raquo- (223). Однако опасны люди властолюбивые, считающие достижение собственного величия самоцелью. Такие люди, по наблюдению Гвиччардини, никогда не останавливаются перед поставленной задачей, пренебрегая всеми моральными принципами, и, в первую очередь, честностью и справедливостью (223). Естественно, что понятия о недостатках человеческого характера относительны. По мнению историка, личностные черты должны меняться, в зависимости от рода деятельности. Так, например, человек, который должен приказывать другим, не может быть & laquo-чересчур скромным и стесняться повелевать& raquo- (234).

Одним из важнейших вопросов, которые затрагивает Гвиччардини в своих & laquo-Заметках»-, является проблема отношений между людьми. Автор прекрасно понимает, что в жизни необходимо уметь приспосабливаться друг к другу. Не бывает идеальных людей, впрочем как не бывает и идеальных обстоятельств. Думая, что проще уйти от проблем, мы ошибаемся, так как с большей вероятностью наталкиваемся на проблемы еще большие, к которым еще сложнее приспособиться. Так же и с людьми. Нужно уметь приспосабливаться к людям, в меру разумного, конечно. Именно на этом зиждется общество.

Подобные правила Гвиччардини считает основополагающими в вопросах дружбы. Он искренен, когда пишет, что друзья драгоценны, их надо приобретать при любом возможном случае, потому что они способны защитить и оказать услугу в самый неожиданный момент (266,14). Особенно нужно ценить те услуги, которые оказываются как будто бы сами собой. В таких случаях люди ведут себя наиболее искренно, не заботясь о собственных интересах (295,87). Когда искренние отношения невозможны, на первый план выступает то, что мы называем взаимовыгодой, или общим интересом. Именно такие отношения, пишет Гвиччардини, являются наиболее прочными. Когда нет общего интереса, нельзя с уверенностью сказать, что на уме у другого человека, каковы его истинные мысли. Но как только оба понимают, что от успеха каждого зависит благополучный исход общего дела, беспокоиться о возможном предательстве нечего (264). Естественно, в идеале предпочтительнее искренность. Однако, даже рисуя картину идеальных дружеских отношений, Гвиччардини не признает в дружбе самопожертвования или полной самоотдачи. Какими бы близкими ни были друзья, не следует позволять использовать себя. Нельзя посвящать их в свои тайны или доверять им свои проблемы. Глупо надеяться, что кто-то будет столь же заинтересован в решении твоих проблем или сохранении твоих тайн, как ты сам. Поэтому Гвиччардини призывает не рассказывать никому даже малой толики того, что вас волнует: рассказав часть, вынужден будешь выложить и все остальное. Иначе друзья решат, что ты им не доверяешь, и обидам не будет конца (235).

Неуместна в дружбе и вечная благодарность за оказанные услуги, впрочем, как и ее ожидание. Если начинаются попытки влиять на человека, которому была оказана помощь, то недалеко до неприязни или открытой вражды. Причиненные обиды, по наблюдению Гвиччардини, не забываются никогда. Вот почему необходимо тысячу раз подумать, прежде чем решиться кого-то обидеть словами или делами, или, может быть, облагодетельствовать в надежде на дальнейшую помощь (263, 52, 53). Предостерегая от этого, автор еще раз подчеркивает, что взаимовыгода и взаимная полезность людей связывает гораздо крепче, чем любые обязательства (264). Такое утилитарное отношение к друзьям являлось скорее нормой в деловых кругах флорентийцев. Интересные детали приводит в своей работе И. А. Краснова, сообщая о том, что процедура установления и дальнейшего поддержания дружеских отношений была разработана до мелочей, а взаимовыгода всегда превалировала, в каких бы пылких чувствах друг к другу не признавались союзники1.

Одно из золотых правил общения, которого Гвиччардини советует все время придерживаться, — не отказывать человеку прямо. Прямые отказы делают собеседника недовольным, а то и моментально переводят его в стан твоих врагов. Основываясь на этом принципе, надо избегать всяких обещаний, но только в том случае, если это не вредит чести и доброму имени (309). Такова уж природа человека, что словам уделяется слишком много внимания, не в пример мыслям и чувствам.

1 Краснова И. А. Указ. соч. — Ч. 1. — С. 59.

Следующий совет, который дает читателям Гвиччардини, — никогда не говорить о людях плохо, ибо это легкомыслие, которое порождает врагов (310). Надо быть умнее и несколько раз подумать, прежде чем сказать, взвешивая все за и против и памятуя о том, что этот человек впоследствии может оказаться полезным. Благоразумием считает Гвиччардини не сообщать больше, чем необходимо для разговора (271, 184). В таком случае остаешься неуязвимым для возможного врага, который не знает твоих слабых мест. Чтобы избежать ненужных столкновений с недоброжелателями, надо научиться действовать самостоятельно, не рассчитывая ни на кого. Поиск помощи или сочувствия может сделать человека уязвимым. А одна из целей всех советов Гвиччардини — как избежать столкновения с врагами, если они уже существуют, и не наделать их своими неосторожными действиями, если их еще нет.

Истоки всех окружающих проблем Гвиччардини видит в недостатках человеческой природы. Алчность является причиной всех опасностей и ненужных терзаний (361). Подозрительность порождает большую часть зла, так как люди, испытывая подозрение к кому-либо, стараются заранее обезопасить себя (244, 120). Гвиччардини это понимает и пишет, что если бы природа людей была более доброй и разумной, то можно было бы избежать многих бед. Однако бывает и наоборот: человеческие достоинства становятся источником проблем. Например, стремление угодить или пожертвовать собой ради блага других является причиной многочисленных несчастий для человека, потому что окружающие неблагодарны, заботятся о своем интересе или дают волю собственной злой природе (196). Так что излишнее благородство и готовность придти на помощь, не подкрепленные соответственным отношением общества к данным качествам, также становятся недостатками, которые мешают жить. Поэтому, делает вывод Гвиччардини, всегда нужно знать себе цену и сохранять достоинство в любой жизненной ситуации, не позволяя другим просто использовать себя.

Основные человеческие добродетели.

В иерархии человеческих достоинств осторожности Гвиччардини отводит особое место. Объясняется это тем, что сам автор был склонен лишний раз продумать все последствия, прежде чем принять необдуманное решение. Именно поэтому он считал, что осторожность должна сопутствовать всем начинаниям. Прежде чем приняться за какое-либо дело, следует обдумать все возможные трудности, которые придется преодолеть. По неразумности и неосторожности людям очень часто приходится справляться с многочисленными бессмысленными препятствиями, которых можно было бы избежать. Отсюда вывод: пока решение не принято, никакая осторожность, никакое старание не могут быть чрезмерными (248, 152). Всегда необходимо отдавать себе отчет в тех действиях, которые совершаешь, потому что в противном случае это признак глупости.

Наряду с осторожностью одной из главных человеческих добродетелей Гвиччардини считает терпение. Человек, не обладающий терпением, не способен ни завершить начатое, ни дождаться подходящих обстоятельств для ведения какого-либо дела. Необдуманными действиями можно только навредить, сделав трудным то, что на самом деле было легко (339, 148). Хотя в идеале предпочтительно соединение терпения и натиска, на практике такое вряд ли возможно, поэтому Гвиччардини отдает предпочтение терпению (381).

Наиболее ярко все качества человека проявляются при внезапной опасности или когда человек счастлив (163, 164). В опасности проявляется мужество, а в умении ее избежать — мудрость, бдительность и смелость (312). Самыми тяжелыми испытаниями являются счастье и власть. Когда человек счастлив, он становится слепым к несчастьям других, потому что ему кажется, что удача будет сопутствовать всегда. Он теряет осторожность, показывая свое истинное лицо, которое долгое время вынужден был скрывать, т. е. & laquo-самую природу человека& raquo- (258). А власть часто делает людей совершенно другими, не похожими на тех, которых мы, казалось бы, знали. Не даром говорится: & laquo-Хочешь узнать человека, дай ему власть& raquo-.

Как видно из многочисленных примеров, Гвиччардини — истинный прагматик, извлекающий пользу из всех обстоятельств. При этом он предпочитает действовать, опираясь на разум и опыт, а не на чувства. Только опыт, полагает автор, может научить тому, чего не купишь ни за какие деньги и не прочтешь ни в какой книге (293). Те, кто добились определенного положения в обществе, осознают, что именно опыт позволяет им успешно выполнять свои обязательства на высоких постах, приносит уважение и почет в определенной сфере деятельности (292). Опыту Гвиччардини отводит решающее место в принятии решений. Обосновывает он это тем, что невозможно описать все случаи и правила: меняющиеся условия, различия и исключения делают невозможным предопределить многочисленные способы действий. Только благодаря опыту и интуиции, или чутью, как пишет Гвиччардини, можно научиться поступать правильно в различных ситуациях.

Опытный человек, опираясь на приобретенные знания, понимает, когда дело не требует отлагательства, а когда лучше подождать более подходящих условий (339, 78, 79). Всегда принимаясь за что-то новое, он обращает внимание на мелочи (392, 393, 82). Неучтенные вовремя, детали становятся причиной великих бедствий и приносят большую выгоду, если их не упустили из вида. Можно предположить, что в теории Гвиччардини способность извлечь максимум пользы из малейшей известной детали отличает разумного человека. Очевидное может заметить каждый, внимательный человек обратит внимание на мелочи, и только разумный человек способен сделать на их основе правильные выводы.

Полагаться на чувства при решении каких-либо вопросов, рассуждает Гвиччардини, означает если не провал дела, то его значительное усложнение. Очень часто, давая волю чувствам, человек & laquo-обольщается самомнением& raquo- и думает о себе гораздо больше, чем он представляет на самом деле. От этого предостерегает Гвиччардини и советует избегать подобных мыслей (106). Демонстрируя свои чувства (272), становишься уязвимым для недоброжелателей. Характерная черта именно мудрого человека заключается в том, чтобы научиться скрывать свои чувства и мысли, а также полагаться во всем на разум. Таким было жизненное кредо Гвиччардини, но, как он сам написал, & laquo-я знаю, как следовало бы поступить, но не знаю, как поступлю, когда дойдет до дела& raquo- (388). Он сам понимал, что все советы необходимо учитывать, но как поступить в каждой конкретной ситуации должны подсказывать, прежде всего, интуиция и опыт общения с людьми.

Проблема славы и богатства в & laquo-Заметках»-.

Одним из наиболее важных вопросов, затрагиваемых в & laquo-Заметках»-, является проблема славы и богатства. Связано это с тем, что все остальные советы, которые даются на страницах этого произведения, прямо или косвенно направлены на преумножение состояния и завоевание доброго имени. Честь — одна из составляющих славы, дружба — то, что является результатом хорошего общественного и материального положения, потому что как только & laquo-исчезает слава, исчезает и человеческое доброжелательство, а вместо этого тебя начинают презирать. »- (42).

Наряду с теоретическими рассуждениями о природе богатства, его влиянии на качества людей, Гвиччардини дает практические советы о том, как вести собственное хозяйство. Основным принципом должны быть экономия и расчетливость. Следуя рекомендациям своего отца, автор пишет: & laquo-один дукат в кошельке делает тебе больше чести, чем десять из него истраченных& raquo- (366, 45). Так, богатого человека видно не по тому, сколько денег он потратил, а по тому, сколько он сэкономил. Это вовсе не означает, что не следует тратить денег вообще. Тратить нужно, но с умом и выгодно (384, 56). В соответствии с этим правилом никогда нельзя тратиться в надежде на будущие доходы или & laquo-сыпать деньгами& raquo-, не обладая еще хорошим состоянием. К сожалению, ожидания слишком часто не оправдываются, и это грозит разорением (55, 81,278, 385).

Стремление людей добиться величия и почестей, несмотря на многочисленные трудности, Гвиччардини объясняет человеческим тщеславием: & laquo-. чем больше окружены люди почестями, почитанием и поклонением, тем ближе они кажутся Богу и становятся как бы с ним сходными, а кто же не хотел бы ему уподобиться& raquo- (16). Поэтому никто не может устоять перед славой, а, потеряв ее, не решаются сознаться в собственном легкомыслии и ошибках (17). Однако на пути к этой цели необходимо следить за средствами, которые используются, ибо не все они способны оправдать достижение собственного величия (32). С сожалением пишет Гвиччардини о том, что & laquo-в нынешней жизни богатого уважают больше, чем порядочного. »- (204), поэтому воровство и коррупция практически неискоренимы. Действительно, больше вероятности того, что в богатом человеке разглядят таланты, протянут руку помощи. С бедняком же считаться не будет никто (363). Автор это понимает, но не предлагает никакого решения или возможного выхода из подобной ситуации. Максимум, чем он ограничивается, — это совет соизмерять цели и средства. Богатство, по Гвиччардини, необходимо лишь в контексте достижения известности, но не как самоцель существования человека. С богатством, как правило, приходят влиятельные друзья, почести, покровительство вышестоящих. Самоцель же достижения богатства как источника наслаждения может проистекать только из & laquo-души низкого или дурного склада& raquo- (363). Здесь вновь проявляется конформизм автора — мир испорчен, однако мы в нем живем. Поэтому необходимо приспособиться к тем условиям, которые существуют, но не менять их. В этом есть доля истины. Невозможно найти ни одно человеческое общество, в котором не имели бы значение деньги и власть. С этой точки зрения гораздо разумнее попытаться получить и то, и другое, естественно в меру собственных талантов и возможностей. При этом Гвиччардини предостерегает от того, чтобы перейти черту разумного и использовать любые средства на пути движения к собственной цели.

Обман Гвиччардини считал допустимым, но лишь в случаях крайней необходимости. И хотя всем нравятся люди от природы открытые и правдивые, иногда эти качества вредят. Бывают ситуации, когда притворство и хитрость приносят больше пользы. Тем не менее, Гвиччардини не оправдывает тех, кто всегда использует эти качества, воспринимая их лишь как резервное оружие для достижения поставленной цели (267, 268).

Проблема судьбы в понимании Ф. Гвиччардини.

В своих рассуждениях Гвиччардини не упускает из виду еще один фактор, который играет немаловажную роль в жизни человека. Это судьба. Подобное внимание является несколько парадоксальным, потому что сам Гвиччардини выступает с позиций рационализма, не признавая никаких иррациональных начал, призывает опираться только на опыт и разум. Но в данном случае автор много пишет об объективных обстоятельствах существования человека, не отрицая и некоей высшей силы, которая способна влиять на поступки людей или исход дел. У Гвиччардини в этом вопросе нет доминирующей точки опоры. Иногда он стоит на позициях пантеизма, иногда поддерживает мысли стоиков, отдает дань и христианству. Рассуждая об объективных обстоятельствах или судьбе, автор пишет, что очень важным для раскрытия талантов человека является время, в которое ему довелось жить. Каждая эпоха имеет свои идеалы и свои запросы, поэтому востребованными являются те люди, которые обладают необходимыми в данное время качествами (274, 31). Жизнь человека, еще за 150 лет до Шекспира, Гвиччардини сравнил с игрой актеров (373). Судьба распределяет роли, а во власти людей сыграть их так хорошо, как только это возможно. Независимо от рода деятельности, по мнению автора, человек должен вкладывать все силы в то занятие, которое он избрал или которое было предопределено ему свыше. Подобные идеи впоследствии будет развивать Макс Вебер в своей работе & laquo-Протестантская этика и дух капитализма& raquo-1.

Наиболее могущественными объективные обстоятельства Гвиччардини признает в делах государственных. Этим он обосновывает частые провалы заговоров и переговоров, за которыми стоят слишком большие амбиции участников. Даже если в этих случаях люди пытаются обезопасить себя и просчитать все на несколько ходов вперед, & laquo-судьба, столь могущественная в этих делах, гневается на тех, кто так старается укрыться от ее мощи& raquo- (277, 20). Осознавая, сколь непредсказуема жизнь, Гвиччардини пытается доказать, что верить астрологам и гадалкам — наибольшая глупость, на которую только способен человек (392).

Как видно из этих примеров, судьба в представлении Гвиччардини -совсем не добрая помощница в делах человеческих. Напротив, это некая грозная сила, посылающая испытания и не считающаяся с волей людей. В данном случае Гвиччардини переходит на позиции стоицизма, суть которого выражается наиболее четко словами: & laquo-Судьба ведет тех, кто за ней следует, и тащит тех, кто упирается& raquo-. Поэтому, следуя за судьбой, встретишь наименьшие препятствия на своем пути. Такова, как представляется, была позиция и самого автора, несмотря на то, что он отдает дань христианству и часто ссылается на божественную справедливость и Бога, пути которого неисповедимы (253, 92). При этом нельзя говорить о том, что сам Гвиччардини выступал против религии или христианского вероучения. В некоторых своих высказываниях он обличал духовенство (48, 236) и невежд, бездумно верящих во всяческие глупости: & laquo-нельзя бороться с религией и вообще с вещами, зависящими, по-видимому, от Бога, ибо слишком сильна

1 См. Вебер M. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения. — M.: Просвещение, 1990. -С. 44−271. власть этого слова над умами глупцов& raquo- (253). Он лишь указывал на то, что глупцы слишком подвержены влиянию всего иррационального и готовы без всякой критики принимать то, что им навязывается. Вера разумного человека и вера глупца — совершенно разные вещи. Разумный человек никогда не перейдет порог допустимого, в то время как от глупца можно ожидать чего угодно: и фанатизма, и необдуманных суждений, и подверженности влиянию толпы и харизматических лидеров.

Испытывая влияние гуманистической традиции, и, в частности Лоренцо Баллы, Гвиччардини в некоторых случаях наделяет природу божественными свойствами. Он пишет, что & laquo-все мы живем так, словно уверены, что будем жить всегда-. природа дала нам способность не думать о смерти, потому что если бы мы о ней думали, мир пребывал бы в неподвижности и оцепенении& raquo- (211, 160). Живя в постоянном движении, впитывая каждую секунду новые чувства и ощущения, мы двигаем & laquo-мировую машину& raquo-, а взамен получаем способность не думать о близкой смерти. Эти строки совершенно выбиваются из общего хода рассуждений автора. Всегда осторожный в высказываниях и отвергающий любое проявление эмоций, Гвиччардини в нескольких строках словно показывает свое новое лицо, доселе незнакомое читателю. Продолжая эту мысль, но уже в другом ключе, итальянский историк несколько раз подчеркивает, что все в мире изменяется. Однако движение это медленное, и человеческой жизни недостаточно, чтобы разглядеть его ход (362). При этом, как ни парадоксально, суть вещей остается всегда прежней: & laquo-все, что есть и будет, уже было в другое время, а бывшее возвращается, только под другими названиями и в другой окраске. »- (336). Подобные рассуждения вполне заслуживали того, чтобы быть принятыми на вооружение ведущими философами того времени.

Таким образом, будучи христианином, Гвиччардини склонялся и к позициям стоицизма, приписывая влияние на дела человека судьбе и многочисленным случайностям. Бороться с судьбой, считал он, очень трудно, хотя благодаря талантам, и главное, разуму, возможно несколько смягчить ее удары (382).

Итак, подводя итоги рассмотрению политической концепции Гвиччардини, а также его историческим и этическим взглядам, нашедшим отражение на страницах его ранних произведений, следует обратить внимание на их относительную завершенность.

Размышления Гвиччардини, которые он приводит в своем & laquo-Дневнике о путешествии в Испанию& raquo- и & laquo-Описании Испании& raquo-, свидетельствуют о склонности автора искать причины всех национальных особенностей в географическом ландшафте страны и историческом прошлом народа. Национальный колорит, характер людей, проживающих на определенной территории, — все это результат совокупного влияния географического и исторического факторов, определявших мировоззрение десятков поколений. И, если в Испании меньше века назад завершилась Реконкиста, то неразумно было бы ожидать здесь развития банковского дела на таком же уровне, как и во Флоренции, где ведение финансовых дел оттачивалось десятилетиями. Впрочем, историческое развитие отдельной нации не только оказывает влияние на характер людей, но и само испытывает воздействие со стороны естественных условий их проживания: бандитизм, столь распространенный в Испании из-за гористого ландшафта, препятствует созданию единого государства с сильной монархической властью. По свидетельству Гвиччардини, в Испании оставалось множество районов, на которые власть короля распространялась лишь де-юре, но не де-факто- были среди них и вовсе не подчинявшиеся королевской администрации.

Идея Гвиччардини оказалась новой для своего времени, и впоследствии к ней обращались многие философы. Известно, что Ж. Боден говорил о воздействии ландшафта и климата на психический склад разных народов, который, как он считал, в свою очередь, воздействует на их исторические судьбы, в частности на характер государства и его законы1. В целом, можно утверждать, что Гвиччардини одним из первых подошел к обоснованию теории решающего влияния географической среды на ход исторического развития, которая в XVIII в. была доказана Монтескье. Подобный факт делает вполне актуальным изучение исторических воззрений Гвиччардини и является необходимым обстоятельством для понимания основных процессов культурного развития рассматриваемого периода.

Политическая концепция Гвиччардини, вполне продуманная и оформившаяся, предстает перед читателями в & laquo-Рассуждении в Логроньо& raquo-. Олигархическая республика, обладающая системой сдержек и противовесов, по мнению Гвиччардини, является наилучшей формой государственного устройства для Флоренции. По проекту Гвиччардини вся реальная власть должна находиться в руках людей, способных квалифицированно управлять городом. В понимании историка это, прежде всего, представители аристократии. Пытаясь довести свою концепцию до совершенства, автор предлагает взять лучшие черты от демократии, монархии и аристократии. При этом должны быть отброшены все отрицательные качества, свойственные каждой из форм правления: безответственность чиновников и беспорядок в государственных учреждениях, характерные для демократии- диктатура и чрезмерная централизация власти, свойственные монархии- закрытый доступ в высшие законодательные и исполнительные органы, присущий олигархическому правлению. & laquo-Рассуждение»- определяет тот узловой момент в политических размышлениях Гвиччардини, когда автор превращается из стороннего наблюдателя в идеолога той части аристократического общества, которая была широко образованной, опытной в политике и способной трезво мыслить. При этом историк четко понимает,

1 Гутнова Е. В. Указ. соч. — С. 98. что государство — не что иное, как инструмент в руках тех, кто находится у власти. Усиление или ослабление отдельных компонентов политической системы позволяло людям, наделенным властными полномочиями, вести сложную игру, результатом которой становилось изменение всего государственного строя: так Флоренция прошла путь от пополанской республики до тирании. Однако помимо удовлетворения собственных корыстных целей, убежден Гвиччардини, обладающие властью должны позаботиться и о поддержании баланса в обществе, то есть не забывать об интересах подданных.

Рассмотрев основные этические категории, а также некоторые политические убеждения, которые были сформулированы автором в наиболее ранних частях его & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo-, следует признать, что взгляды Франческо Гвиччардини очень противоречивы. У него есть основная линия рассуждений, которой он придерживается в подходе к различным проблемам — рационализм и прагматизм. Именно с точки зрения реалистичного человека, вынужденного приспосабливаться к объективным условиям, он оценивает складывающиеся взаимоотношения правителя и подданного, подходит к рассмотрению основных достоинств и недостатков человеческой природы. С одной стороны, автор рисует идеальный образ, то, каким человек должен быть, а с другой стороны, пишет, как следует жить и каких правил придерживаться в реальной жизни общества. Отдавая абсолютное предпочтение разуму, Гвиччардини часто говорит о судьбе, вмешивающейся в дела человека. Эта сила не имеет разумного обоснования, а исход предприятий с ее участием всегда непредсказуем. Подобные взгляды были продолжением гуманистической традиции и, в то же время традиций древнего стоицизма. Однако важной чертой концепции Гвиччардини, свидетельствующей о значительном отходе от гуманистического мировосприятия, является неприятие философских положений М. Фичино и Пико дела Мирандола о том, что человек является творцом собственной судьбы. Автор признает, что люди способны несколько смягчать те испытания, что посылает им судьба, способны, пользуясь приобретенным опытом, предугадывать их, приспосабливаться к ним, проявляя далеко не лучшие качества характера, но не всегда изменять ход событий. Именно поэтому, вынужденная часто приспосабливаться к внешним условиям, изначально склонная к добру природа человека проявляется крайне редко. Иными словами, на путь зла людей направляет необходимость. Подобная позиция Гвиччардини в решении вопроса о судьбе и о природе человека свидетельствует о кризисе гуманистического мировоззрения, проявившегося уже на рубеже XV—XVI вв.

Анализируя ранние произведения Гвиччардини, невозможно говорить только о преемственности с предыдущим периодом. Безусловно, влияние гуманизма дает о себе знать и в & laquo-Рассуждении в Логроньо& raquo-, и в & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo-, и в & laquo-Дневнике»-. Но вместе с тем появляется и нечто новое, позволяющее судить о Гвиччардини как о мыслителе Нового времени. Это, в первую очередь, психологизм, которым пронизаны все произведения автора. Он постоянно пытается понять причины человеческих поступков, объяснить их и сделать соответствующие выводы, уделяя при этом особое внимание рационализму и исторической объективности.

Заключение

В настоящей работе были рассмотрены историко-политические и этические взгляды Франческо Гвиччардини, социально-политическая и экономическая структура флорентийского общества XIV-начала XVI в., а также прослежено развитие гуманистической историографии на протяжении XIV—XV вв. Это позволило выявить политический и исторический контекст, оказавший влияние на взгляды Ф. Гвиччардини. Формирование политических взглядов историка происходило на фоне бурных событий, сотрясавших Флоренцию в конце XV-начале XVI в. Блестящее образование, принадлежность к аристократической элите города, возможность близкого общения с ярчайшими представителями гуманистической мысли конца XV в., а также сложная политическая обстановка Флоренции, не позволявшая оставаться безучастным к решению насущных государственных проблем, -все это обусловило тот факт, что политические воззрения Гвиччардини сформировались уже в молодом возрасте, практически не претерпев изменений вплоть до последних дней его жизни. Поэтому анализ ранних произведений итальянского мыслителя позволяет понять не только его историческую или этическую концепции, но и достаточно подробно рассмотреть его политические взгляды.

Политические воззрения Гвиччардини нашли отражение в наибольшей степени в его & laquo-Истории Флоренции& raquo- и & laquo-Рассуждении в Логроньо& raquo-. Анализ этих произведений доказал, что особым объектом размышлений у Гвиччардини является само государство как развивающаяся и изменяющаяся структура. Никто из предшественников и современников Гвиччардини, в том числе и Макиавелли, так последовательно и глубоко не анализировал всю систему государственных органов, никто не размышлял над возможностью гармоничного функционирования этой системы. Гвиччардини видел, что государство как четко организованная структура политических институтов может являться инструментом поддержания власти и господства определенного социального слоя или отдельной личности-тирана. Об этом в ходе флорентийской истории свидетельствовали многочисленные попытки правителей или отдельных слоев населения сделать для себя опорой тот или иной орган государственного управления. Подобные действия меняли ритм работы всей системы: так возникала олигархическая республика, отличная от пополанской, так возникала закамуфлированная тирания.

Для более полного уяснения историко-политической концепции Ф. Гвиччардини была рассмотрена его & laquo-История Флоренции& raquo-. Описание событий в этом сочинении ограничено небольшим отрезком времени, с 1378 по 1509 гг. Относительно короткий период позволил автору обратить особое внимание на многие важные детали, критически подойти к истокам и причинам значительных событий, высказывая зрелые и беспристрастные суждения. Без сомнения, & laquo-История»- Ф. Гвиччардини прекрасно подходит на роль источника, освещающего эволюцию политической системы Флоренции с конца XIV по начало XVI в. Давая характеристику флорентийским правителям из дома Медичи, автор поднимает проблему личности и власти, ставит вопрос об ответственности отдельного человека за происходящие в стране политические изменения. Отказываясь от многих гуманистических принципов — введения речей политических деятелей, например, -Гвиччардини приближается к философскому осмыслению истории, закладывая базис для последующих сочинений историков Нового времени.

Как известно, Н. Макиавелли, ярчайший и типичный представитель гуманистической историографии, также был автором одноименного произведения & laquo-История Флоренции& raquo-. В диссертационном исследовании намечена возможная линия сопоставления произведений двух великих историков, которая позволяет сделать некоторые выводы. Бесспорно, сочинение Н. Макиавелли обладает многочисленными достоинствами и по праву занимает место одного из высочайших достижений исторической мысли эпохи Возрождения. Однако, созданная по заказу семьи Медичи, работа несет на себе некоторый отпечаток пристрастных суждений в оценке медичейского правления- некоторые важные факты внутриполитической истории Флоренции (например, реформы Лоренцо Великолепного в 80-е гг. XV в.) автор обходит стороной, считая их малозначительными или, может, не вписывающимися в рамки его политической теории- обилие вставных речей, стремление автора & laquo-дать слово& raquo- практически каждому персонажу отвлекают внимание читателя от основной линии повествования, делая произведение несколько тяжеловесным. Создается впечатление, что Макиавелли интересуется историей для подтверждения своих суждений и политических теорий, то есть выступает в большей степени как политик, пытающийся обеспечить успех действиям главы государства. Гвиччардини, напротив, обладает скорее качествами историка, нежели политика, проявляя большее уважение к фактам и именно на их основе выстраивая свою политическую и историческую концепции. Следует подчеркнуть, что вопрос соотнесения взглядов Н. Макиавелли и Ф. Гвиччардини требует детальной проработки и должен быть предметом отдельного исследования.

Изучение & laquo-Истории Флоренции& raquo- и & laquo-Рассуждения в Логроньо& raquo- позволило сделать вывод, что автор сохранял верность принципам олигархической республики, власть в которой принадлежала бы & laquo-лучшим людям& raquo-, то есть аристократии. Такая позиция Гвиччардини позволяет рассматривать его как выразителя взглядов аристократической верхушки флорентийского общества XVI в. В основе процветания Флоренции, по мысли автора, лежат те знания и опыт управления государством, который характеризовали «uomini da bene». И именно с этой точки зрения Гвиччардини рассматривает всю историю города на Арно. Метод сопоставления и анализ недостатков двух политических режимов: правления Медичи и народной республики во главе с Содерини, — помогает Гвиччардини осмыслить модель идеального политического строя с хорошим правительством& raquo- («buon governo») во главе. Автор не приемлет элементы тирании, то есть сосредоточение власти в одних руках, свойственные режиму Медичи, и & laquo-безвластие»-, как он считал, характерное для демократической республики, когда власть вроде бы принадлежит народному большинству, но в то же время никто не несет никакой ответственности за судьбу государства. Более подробно идею сбалансированного правительства мыслитель развивает в & laquo-Рассуждении в Логроньо& raquo-. Политическое ядро государства Гвиччардини видит не в народном большинстве, но в узком круге тех людей, что на протяжении нескольких десятилетий доминировали в экономической и политической жизни города. Фактически мыслитель обосновывает свое убеждение в том, что политическая деятельность не может осуществляться народом, но должна принадлежать избранным, то есть аристократии. При этом устройство идеальной республики должно опираться на своеобразную систему сдержек и противовесов, которая способствовала бы сохранению баланса интересов всего общества и правящей верхушки и не позволяла бы отдельным институтам республики (Сенату, гонфалоньеру и Синьории, Большому совету) усилиться настолько, чтобы представлять опасность для всего государственного устройства.

Однако проект идеального государства Гвиччардини, имевшего столь узкую социальную базу, в истории Флоренции так и остался нереализованным. Но в ходе исторического развития Италии оказалось реализованным его предположение, что единственный возможный путь объединения этой страны — конфедерация, а не монархия, предусматриваемая Макиавелли. Как показала история, именно федеративное объединение оказалось жизнеспособно, потому что различия в политическом и культурном уровне итальянских государств были слишком сильными. Более того, в полицентризме, который имел место в Италии долгие годы, Гвиччардини видел залог процветания культуры и науки: каждое государство стремилось стать своеобразным культурным и научным центром, превзойти хоть в какой-то степени своих соседей и не жалело на это никаких средств.

Историческая концепция автора нашла свое выражение во многих ранних произведениях Гвиччардини: и в & laquo-Истории Флоренции& raquo-, и в отчетах дипломатической миссии, и в & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo-. Движущим фактором исторического процесса у Гвиччардини выступает как отдельно взятая личность с ее стремлениями и желаниями, причем отнюдь не возвышенными или благородными, так и объективные обстоятельства, определяющие возможности каждого человека, востребованность тех или иных качеств, стиля поведения. Эти две составляющие переплетаются настолько тесно, что обусловливают друг друга: каждая эпоха выдвигает свои требования и выталкивает наверх того, в чьих талантах она нуждается в большей степени- но каждый человек, в свою очередь, завися от объективных обстоятельств, должен постараться реализовать свои способности и таланты и проявить себя в той сфере, которая предоставила ему судьба. Подобные идеи впоследствии будут более тщательно сформулированы Максом Вебером в работе & laquo-Протестантская этика и дух капитализма& raquo-: независимо от рода своей деятельности, будь то торговля или управление государством, человек должен вкладывать все силы в выбранное им или предопределенное свыше занятие.

Интересным в исторической концепции Гвиччардини является его обращение к анализу исторических особенностей, определяющих формирование отдельной нации. Автор приходит к выводу, что характер людей, их мировоззрение обуславливаются не только их образованием и воспитанием, но географическими и историческими условиями, в которых на протяжении многих поколений происходило складывание национального характера. Тем не менее, историческое развитие отдельной нации не только оказывает влияние на характер людей, но и само испытывает воздействие со стороны естественных условий их проживания. Останавливаясь на формировании у испанцев специфического мироощущения, Гвиччардини поднимает вопрос о складывании национального менталитета и одним из первых подходит к обоснованию теории решающего влияния географической среды на ход исторического развития, сформулированной в XVIII в. Монтескье.

Анализ этической концепции Гвиччардини, нашедшей отражение в его & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo-, позволяет заключить, что автор в некоторых вопросах является продолжателем идей гуманизма, а в некоторых случаях (например, в вопросе о судьбе) и более древних идей стоицизма. Принципиальное различие, которое отдаляет Гвиччардини от гуманистического образа мыслей и одновременно свидетельствует о кризисе гуманистического мировосприятия, проявившегося уже на рубеже XV—XVI вв., — неприятие историком философских положений М. Фичино и Пико дела Мирандола о том, что человек является творцом своей судьбы. Гвиччардини допускает, что люди способны предугадывать грядущие изменения и приспосабливаться к ним, но никак не влиять на них.

Несомненным достоинством Гвиччардини является то, что при рассмотрении нравственных проблем, он видит общество таким, каким оно является на самом деле. Хотя автор и рассуждает об идеальном социальном устройстве, он не строит иллюзий и не поддается эмоциям. Гвиччардини четко понимает, что современное ему общество не может быть основано на всеобщей гармонии интересов и принципах доброты. В отличие от Макиавелли он утверждает, что природа человека склонна к добру, однако в реальной жизни она проявляется крайне редко: повинуясь объективным обстоятельствам, духу времени, стремясь к достижению собственных целей, люди вынуждены приспосабливаться, проявляя в большей степени свои негативные качества. Гвиччардини осознает, что базой любых отношений является принцип собственного интереса и взаимовыгоды. И мыслитель приходит к выводу, что без достижения блага каждого невозможно достичь блага & laquo-надличностного»-, то есть общего. По его словам, даже общая идея, объединяющая сотни людей, должна отступить перед несчастьями одного человека. Если человек несчастен, вряд ли он сможет быть опорой в делах государства- если он понимает, что жизнь его висит на волоске, вряд ли он будет благоразумен и дальновиден- если он обеспокоен зарабатыванием денег, вряд ли он будет беспокоиться о сохранении свободы в собственном государстве. А если ему нечего терять, то, очевидно, он предпочтет сиюминутную выгоду, независимо от способов ее получения, независимо от последствий содеянного для окружающих.

Так, обдумывая пути достижения гармоничного функционирования социально-политической системы, Гвиччардини обозначает ее основную цель — достижение свободы и благополучия для всех граждан. Это позволяет автору приблизиться к новому понятию & laquo-общественного блага& raquo-, путь к которому возможен через осуществление интересов каждого, с одной стороны, и при разумном управлении не просто богатых аристократов, но опытных, талантливых и умных людей, с другой. Новая идея -общественного блага — не получила широкого развития в произведениях автора, хотя к ней он возвращался неоднократно на страницах & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo- и & laquo-Рассуждения в Логроньо& raquo-. Зато несколько десятилетий спустя, в эпоху Просвещения, представления об & laquo-общественном благе& raquo- и путях его достижения, намеченные в произведениях Ф. Гвиччардини, завладеют умами не одного поколения мыслителей и философов.

И для этической, и для исторической концепций Ф. Гвиччардини характерен глубокий анализ человеческих взаимоотношений. При этом автор раскрывает самые потаенные причины поступков, совершаемых людьми и в государственных, и в частных делах. В этом проявляется психологизм работ Ф. Гвиччардини, свойственный историкам Нового времени.

Ф. Гвиччардини как мыслитель и историк опередил свое время. Он впитал гуманистическую систему ценностей, но в историко-политических идеалах сохранил оригинальность суждений: не республиканизм, а олигархизм, не власть народа, а власть лучших, не монархизм для Италии, а федерализм. Он представляет новый тип личности — трезвый, практичный, реально воспринимающий людей с их достоинствами и недостатками. Отдельные положения концепции Гвиччардини — о государстве как о развивающейся системе, о лучшем его устройстве и достижении общественного блага, об истоках формирования национального характера и психологии людей, о возможных путях объединения Италии, — приближают его к уровню познания, характерному для Нового времени.

Однако последующая слава произведений Гвиччардини оказалась гораздо меньше того признания, которым пользовался он сам, занимая важные государственные посты. О популярности этого мыслителя и историка ходили легенды, одна из которых гласила, что император Карл V, находясь однажды в Болонье, заставил ждать знатных синьоров и генералов в прихожей, в то время как сам беседовал с Гвиччардини. И в этой беседе он среди всего прочего сказал: & laquo-За один час я могу создать сотню вельмож в Испании, но за двадцать лет мне не удастся создать человека такого же великого, как Гвиччардини& raquo-1.

1 Ridolfi R. Op. cit. — P. 223- Durant W. Op. cit. — P. 292.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. Восприятие и оценка творчества Ф. Гвиччардини в исторической науке

Глава II. Общественно-политическая жизнь Флоренции

XIV- начала XVI в.

§ 1. Экономическое, социальное и политическое развитие Флоренции к началу XVI в.

§ 2. Духовная атмосфера во Флоренции в XIV — начале XVI в.

Глава III. Политическая история Флоренции в трактовке Франческо Гвиччардини

§ 1. События флорентийской истории от восстания чомпи до 1420 г. в произведении Ф. Гвиччардини

§ 2. Установление власти Медичи и правление Козимо (от пополанской республики к первым признакам синьории)

§ 3. Правление Пьеро Медичи: укрепление намеченного курса

§ 4. Тираническое правление Лоренцо Великолепного

§ 5. Флорентийская история после смерти Лоренцо Медичи (1492−1509)

Глава IV. Историко-политическая и этическая концепции Ф. Гвиччардини в его ранних произведениях

§ 1. Дневник и отчет Ф. Гвиччардини о путешествии в Испанию: взгляд историка и политика

§ 2. Размышления Ф. Гвиччардини об идеальном государстве

§ 3. Этическая концепция и политические воззрения Ф. Гвиччардини по ранним записям & laquo-Заметок о делах политических и гражданских& raquo- 228 Заключение

Список литературы

1. Источники1. Работы Ф. Гвиччардини

2. Guicciardini F. Considerazioni intorno ai discorsi del Machiavelli sopra la prima deca di Tito Livio / F. Guicciardini // Guicciardini F. Opere. (Scrittori d' Italia): in 10 vol.- Bari: Laterza, 1932. Vol. VIII. — P. 1−65.

3. Guicciardini F. Dialogo e discorsi del reggimento di Firenze / F. Guicciardini // Guicciardini F. Opere. (Scrittori d' Italia): in 10 vol.- Bari: Laterza, 1932. -Vol. VII. -P. 218−259.

4. Guicciardini F. Dialogue on the government of Florence / F. Guicciardini. -Cambridge, 2002. -218p.

5. Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna / F. Guicciardini // Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna. Memorie di famiglia. Pordenone: Edizioni StudioTesi, 1993. -P. 1−36.

6. Guicciardini F. Memorie di famiglia / F. Guicciardini // Guicciardini F. Diario del viaggio in Spagna. Memorie di famiglia. Pordenone: Edizioni Studio Tesi, 1993. -P. 37−109.

7. Guicciardini F. Opere inedite: in 10 vol. / F. Guicciardini / A cura di G. Canestrini. Firenze, 1857−1867.

8. Guicciardini F. Relazione di Spagna / F. Guicciardini / A cura di V. de Caprariis. La letterarura italiana. Storia e testi: in 35 vol. -Milano-Napoli: Riccardo Ricciardi Editore. — Vol. 30. — P. 27−45.

9. Guicciardini F. Ricordi: edizione critica / a cura di R. Spongano. Firenze: Sansoni, 1951.

10. Guicciardini F. Storie Florentine / F. Guicciardini / A cura di R. Palmarocchi. Bari: Laterza, 1931. — 350 p.

11. Guicciardini F. The history of Italy / F. Guicciardini. New Jersey: Princeton, 2002. — 850 p.

12. Гвиччардини Ф. Воспоминания о себе самом / Ф. Гвиччардини // Гвиччардини Ф. Сочинения. М.: Academia, 1934. — С. 301−523.

13. Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских / Ф. Гвиччардини // Гвиччардини Ф. Сочинения. М.: Academia, 1934. — С. 107 230.

14. Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских / Ф. Гвиччардини. М.: Наука, 2004. — 198 с.

15. Гвиччардини Ф. История Флоренции / Ф. Гвиччардини // Сочинения великих итальянцев XVI в. СПб: Алетейя, 2002. — С. 72−141.

16. Гвиччардини Ф. Семейная хроника / Ф. Гвиччардини // Гвиччардини Ф. Сочинения. М.: Academia, 1934. — С. 231−300.

17. Документы: письма, сочинения предшественников и современников Ф. Гвиччардини

18. Cerretani В. Storie Fiorentine / Cerretani В. / A cura di G. Berti. Firenze: Olschki, 1997. -360 p.

19. Machiavelli N. Lettere a Francesco Vettori e a Francesco Guicciardini / N. Machiavelli / A cura di G. Inglese. Milano, 1989. — 580 p.

20. Memorie di Casa Medici con l’origine e discendenza loro // Рутенбург В. И. Народные движения в городах Италии. XIV начало XV в. — M. -JL: АН СССР. -С. 353−355.

21. Parenti P. Storie Fiorentine / P. Parenti / A cura di A. Matucci. Firenze: Olschki, 1993. -420 p.

22. Ricordo delle varie forme di governo della Republica di Firenze // Рутенбург В. И. Народные движения в городах Италии. XIV начало XV в. -М. -Л.: АН СССР. — С. 352.

23. Анонимный автор. Флорентийская история // Хрестоматия по истории Средних веков / Под ред. С. Д. Сказкина: в 3-х т. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1963. — Т. II. — С. 533−534.

24. Бруни JI. О Флорентийском государстве / Л. Бруни // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. Л. М. Брагиной. -М.: Изд-воМоск. Ун-та, 1985. -С. 67−71.

25. Валла Л. Рассуждение о подложности так называемой дарственной грамоты Константина / Л. Валла // Итальянские гуманисты XV века о церкви и религии. М., 1963. -С. 139−217.

26. Виллани Дж. Новая хроника или история Флоренции / Дж. Виллани. -М.: Наука, 1997. -550 с.

27. Иннокентий III. О презрении к миру, или о ничтожестве человеческого состояния / Иннокентий III // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения: сб. текстов / Под ред. С. М. Стама: в 2 Ч. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. — Ч. 2. — С. 117−130.

28. Макиавелли Н. История Флоренции / Н. Макиавелли // Макиавелли Н. Государь. М.: Эксмо — Харьков: Фолио, 2003- С. 197−624.

29. Манетти Д. О достоинстве и превосходстве человека / Д. Манетти // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов / Под ред. С. М. Стама: в 2 Ч. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. — Ч. 2. — С. 8−68.

30. Первая хроника анонимного автора // Хрестоматия по истории Средних веков / Под ред. С. Д. Сказкина: в 3-х т. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1963. — Т. II. — С. 527−533.

31. Пассаванти Я. Зерцало истинного покаяния // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения: сб. текстов / Под ред. С. М. Стама: в 2 Ч. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. -Ч. 2. — С. 134−151.

32. Полициано А. Анджело Полициано приветствует Якопо Антикварно / А. Полициано // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. JI.M. Брагиной. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985. — С. 235−242.

33. Полициано А. О заговоре Пацци / А. Полициано // Культура Возрождения и Средние века. М.: Наука, 1993. — С. 204−217.

34. Салютати К. Письмо к Доменико ди Бандино д’Ареццо / К. Салютати // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов / Под ред. С. М. Стама: в 2 Ч. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. — Ч. 1. — С. 141−144.

35. Салютати К. Письмо к Андреа Джусти да Вольтерра / К. Салютати // Итальянское возрождение. Гуманизм второй половины XIV в. первой половины XV в.: сб. источников / Сост. и пер. Н. В. Ревякиной. -Новосибирск, 1975. — С. 36−39.

36. Салютати К. Письмо от 14 июня 1404 г. Галиено да Тернии / К. Салютати // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. JI.M. Брагиной. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985. — С. 42−48.

37. Андреев М., Хлодовский Р. Итальянская литература зрелого и позднего Возрождения / М. Андреев, Р. Хлодовский. М.: Наука, 1988. — 296 с.

38. Барг М. А. Эпохи и идеи: становление историзма / М. А. Барг. М.: Мысль, 1987. -348 с.

39. Баткин Л. М. Европейский человек наедине с собой / Л. М. Баткин. -М.: РГГУ, 2000.- 1005 с.

40. Баткин Л. М. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления / Л. М. Баткин. М.: Наука, 1978. — 199 с.

41. Баткин Л. М. Итальянское Возрождение: проблемы и люди / Л. М. Баткин. М.: РГГУ, 1995. — 448 с.

42. Баткин Л. М. Итальянское Возрождения в поисках индивидуальности / Л. М. Баткин. М.: Наука, 1989. — 270 с.

43. Баткин Л. М. К проблеме историзма в итальянской культуре эпохи Возрождения / Баткин Л. М. // История философии и вопросы культуры. М.: Наука, 1975. — С. 167−190.

44. Берлин И. Оригинальность Макиавелли / И. Берлин // Человек. -2001. -№№ 2−4.

45. Бибихин В. В. Новый ренессанс / В. В. Бибихин. М.: Прогресс-Традиция, МАИК Наука, 1998. — 496 с.

46. Брагина Л. М. Гражданский гуманизм в творчестве Маттео Пальмиери / Л. М. Брагина // Средние века: Изд-во АН СССР, 1981. Вып. 44. — С. 197 224.

47. Брагина JI.M. Гуманизм и предреформационные идеи во Флоренции в конце XV в. / J1.M. Брагина // Культура эпохи Возрождения и Реформация. -Л: Наука, 1981. -С. 49−61.

48. Брагина Л. М. Гуманистическая мысль Италии XV века / Брагина Л. М. // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. Л. М. Брагиной. -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985. С. 5−36.

49. Брагина Л. М. Итальянский гуманизм. Этические учения XIV—XV вв. Л. М. Брагина. М.: Высшая школа, 1977. — 303 с.

50. Брагина Л. М. Итальянское Возрождение XVI в. / Л. М. Брагина // Сочинения великих итальянцев XVI в. / Под ред. Л. М. Брагиной. СПб: Алетейя, 2002. — С. 5−26.

51. Брагина Л. М. Леонардо Бруни Аретино / Л. М. Брагина // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. Л. М. Брагиной. -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985. -С. 311−313.

52. Брагина Л. М. Марсилио Фичино / Л. М. Брагина // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения. XV в. / Под. ред. Л. М. Брагиной. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1985. — С. 343−345.

53. Брагина Л. М. Особенности исторического познания в Италии в эпоху высокого Возрождения / Л. М. Брагина // Проблемы исторического познания. Материалы международной конференции / Под ред. Г. Н. Севостьянова. М.: Наука, 1999. С. 215−224.

54. Брагина Л. М. Особенности ренессансного исторического познания: Макиавелли и Гвиччардини о Флоренции XV в. / Л. М. Брагина // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения: идеалы и практика культуры. -М.: Издат-во Моск. Ун-та, 2002. С. 267−282.

55. Брагина Л. М. Проблемы власти в творчестве Франческо Гвиччардини / Л. М. Брагина // Культура Возрождения и власть. М.: Наука, 1999. — С. 5566.

56. Брагина Л. М. Социально-этические взгляды итальянских гуманистов (вторая половина XV в.) / Л. М. Брагина. М.: Изд-во МГУ, 1983. — 302 с.

57. Брагина Л. М. Средневековый город Италии / Брагина Л. М. // Город в средневековой цивилизации Западной Европы: в 4 т. / Отв. ред. А. А. Сванидзе. М.: Наука, 1999. — Т. 1: Феномен средневекового урбанизма. — С. 42−60.

58. Брагина Л. М. Становление ренессансной культуры в Италии и ее общеевропейское значение / Л. М. Брагина // История Европы: в 8 т. М.: Наука, 1993. — Т. 3: От Средневековья к Новому времени. — С. 455−467.

59. Брагина Л. М. Флорентийское сукноделие в XV в. / Л. М. Брагина // Проблемы генезиса капитализма. М.: Наука, 1970. — С. 83−128.

60. Брагина Л. М. Этико-политические взгляды Франческо Гвиччардини в его & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo- / Л. М. Брагина // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения: идеалы и практика культуры. -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 2002. С. 282−295.

61. Брагина Л. М. Этические взгляды Франческо Гвиччардини в его & laquo-Заметках о делах политических и гражданских& raquo- / Л. М. Брагина // Искусство и культура Италии эпохи Возрождения и Просвещения. М.: Наука, 1997. -С. 199−204.

62. Буркхардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. Опыт. / Я Буркхардт. М.: Интрада, 2001. — 544 с.

63. Вайнштейн О. Л. Западноевропейская средневековая историография / О. Л. Вайнштейн. М. -Л.: Наука, 1964. — 483 с.

64. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / М. Вебер // Вебер М. Избранные произведения. М.: Просвещение, 1990. — С. 44−271.

65. Виллари П. Джироламо Савонарола и его время / П. Виллари. М.: Астрель, 2002. -831 с.

66. Горфункель А. Х. Гуманизм Реформация — Контрреформация / А. Х. Горфункель // Культура эпохи Возрождения и Реформация. — J1: Наука, 1981. -С. 7−19.

67. Гращенков В. Н. О принципах и системе периодизации искусства Возрождения / В. Н. Гращенков // Типология и периодизация культуры Возрождения. -М: Наука, 1978. С. 201−247.

68. Гуковский М. А. Итальянское Возрождение / М. А. Гуковский. JL: Издательство ЛГУ, 1990. — 624 с.

69. Гутнова Е. В. Гуманизм и первые шаги буржуазной исторической мысли / Е. В. Гутнова // Вопросы истории. 1965. — № 2. — С. 86−102.

70. Данилова И. Е. & laquo-Цветок Тосканы, зеркало Италии& raquo-. Флоренция XV века: голоса современников / И. Е. Данилова. М.: РГГУ, 1994. — 32 с.

71. Данилова И. Е. Итальянский город XV века: реальность, миф, образ / И. Е. Данилова. М.: РГГУ, 2000. — 253 с.

72. Де Санктис Ф. История итальянской литературы: в 2 т. / Ф. де Санктис. М.: Прогресс, 1964. — Т. 2. — 580 с.

73. Девятайкина Н. И. Мировоззрение Петрарки: этические взгляды / Н. И. Девятайкина. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1988. — 207 с.

74. Девятайкина Н. И. Франческо Петрарка / Н. И. Девятайкина // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов / Под ред. С. М. Стама: в 2 ч. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1984. — Ч. 1. — С. 75−82.

75. Дживелегов А. К. Начало итальянского Возрождения // А. К. Дживелегов. М.: Польза, 1908. — 218 с.

76. Дживелегов А. К. Поджо Браччолини и его & laquo-Фацетии»- / А. К. Дживелегов // Поджо Браччолини. & laquo-Фацетии»-. M-JI.: Academia, 1934. — 48 с.

77. Дживелегов А. К. Творцы итальянского Возрождения: в 2 кн. / А. К. Дживелегов. -М: Терра, 1998. Кн. 1. — 352 с.

78. История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения / Под ред. JI.M. Брагиной. М.: Высш. шк., 1999. — 479 с.

79. Косминский Е. А. Историография средних веков. V в. середина XIX в. Лекции / Е. А. Косминский. — М.: Издательство Московского университета, 1963. -429 с.

80. Краснова И. А. Деловые люди Флоренции XIV—XV вв. / И. А. Краснова. М. -Ставрополь: Издательство Ставропольского Государственного педагогического университета, 1995. -4.1 — 106 с.

81. Краснова И. А. Деловые люди Флоренции XIV—XV вв. / И. А. Краснова. М. -Ставрополь: Издательство Ставропольского Государственного педагогического университета, 1995. — 4.2 — 150 с.

82. Кудрявцев О. Ф. Миф о & laquo-золотом веке& raquo- в культуре Возрождения / О. Ф. Кудрявцев // Личность идея — текст в культуре Средневековья и Возрождения. — Иваново: Изд-во Ивановского Ун-та. Издательский центр «Юнона», 2001. -С. 84−92.

83. Куксгаузен А. А. Античные концепции судьбы в культуре итальянского Возрождения / Куксгаузен А. А. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологи. — Саратов, 2006. — 19 с.

84. МакГрат А. Реформация / А. МакГрат // http: //innocenza. narod. ru/bm/bm3. htm.

85. Монтень М. Опыты / М. Монтень. Ч. 2. — Глава X // www. az-design. ru/Projects/AZLibrCD/893/b3aof/books/001Ь2010. shtml.

86. Оветт А. Итальянская литература / А. Оветт. М. — Петроград: Государственное издательство, 1923. — 356 с.

87. Поздникин А. А. Представления о свободе Поджо Браччолини / А. А. Поздникин // Средневековый город. Саратов, 2005. — Вып. 16. http: //www. sgu. rU/faculties/historical/sc. publication/vseob. hist. /srednevekgor/poz dn. php

88. Поздникин А. А. Социально-политические взгляды Поджо Браччолини. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / А. А. Поздникин. Саратов, 2003. — 206 с.

89. Постников В. А. Гвиччардини о политическом строе Флоренции/ В. А. Постников // Средневековый город. Саратов, 1981. — Вып. 6. — С. 174−177.

90. Постников В. А. Итальянская историография последнего столетия о Франческо Гвиччардини / В. А. Постников // Средневековый город. -Саратов, 1978. -Вып. 5. -С. 170−180.

91. Постников В. А. Франческо Гвиччардини в освещении англосаксонской историографии последнего столетия / В. А. Постников // Историографический сборник. Саратов, 1984. — Вып. 11. — С. 152−160.

92. Постников В. А. Франческо Гвиччардини и идеология позднего Возрождения. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук / В. А. Постников. Саратов, 1989. — 18 с.

93. Постников В. А. Франческо Гвиччардини о религии и церкви/ В. А. Постников // Средневековый город. Саратов, 1989. — Вып. 9. — С. 97−107.

94. Ракитская И. Ф. Леонардо Бруни Аретино (1370 1444) и политико-правовая мысль Кватроченто / И. Ф. Ракитская // Правоведение. — 1980 — № 5. -С. 98−105.

95. Ракитская И. Ф. Франческо Гвиччардини / И. Ф. Ракитская // История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение / Под ред. В. Нерсесянца. М.: Наука, 1986. — С. 326−332.

96. Ревякина Н. В. Проблемы человека в итальянском гуманизме второй половины XIV-первой половины XV в. // Н. В. Ревякина. М.: Наука, 1977. -270 с.

97. Ревякина Н. В. Человек в гуманизме итальянского Возрождения / Н. В. Ревякина. Иваново: Ивановский государственный университет, 2000. — 324 с.

98. Ролова А. Д. Возникновение синьории Медичи и культура Возрождения / А. Д. Ролова // Культура и общество Италии накануне Нового времени. М.: Наука, 1993. С. 39−51.

99. Ролова А. Д. Итальянское общество XVI века и специфика культуры позднего Возрождения / А. Д. Ролова // Культура Возрождения и общество / Под. ред. В. И. Рутенбурга. М.: Наука, 1986. — С. 96−109.

100. Ролова А. Д. Основные черты экономического развития Италии в XVI- XVII вв. / А. Д. Ролова // Возникновение капитализма в промышленности и сельском хозяйстве стран Европы, Азии и Америки. М.: Наука, 1968. -С. 50−98.

101. Ролова А. Д. Правящий слой Флоренции XV в.: нобилитет или ранняя буржуазия? / А. Д. Ролова // Культура Возрождения и Средние века. М.: Наука, 1993. -С. 13−21.

102. Ролова А. Д. Социальная история Флоренции XIV—XV вв. в Западной историографии 70−80 гг. / А. Д. Ролова // Традиции и новации в изучении западноевропейского феодализма. Сборник статей. М.:, 1995. — С. 259 -271.

103. Ролова А. Д. Экономический строй Флоренции во второй половине XV и в XVI вв. / А. Д. Ролова // Средние века. М.: Изд-во АН СССР, 1956. -Вып. 8. -С. 217−237.

104. Рутенбург В. И. Возрождение и религия (в связи с периодизацией эпохи) / В. И. Рутенбург // Типология и периодизация культуры Возрождения. -М: Наука, 1978. -С. 16−25.

105. Рутенбург В. И. Жизнь и творчество Макьявелли / В. И. Рутенбург // Макьявелли Н. История Флоренции. JI.: Наука, 1973. — С. 344−381.

106. Рутенбург В. И. Италия и Европа накануне Нового времени. Очерки / В. И. Рутенбург. Л.: Наука, 1974. — 323 с.

107. Рутенбург В. И. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения. Очерки / В. И. Рутенбург. Л.: Наука, 1987. — 174 с.

108. Рутенбург В. И. Макиавелли и его время / В. И. Рутенбург // Проблемы культуры итальянского Возрождения. Л: Наука, 1979. — С. 70−72.

109. Рутенбург В. И. Народные движения в городах Италии. XIV начало XV вв. / В. И. Рутенбург. — М. -Л.: Изд-во АН СССР, 1958. — 384 с.

110. Рутенбург В. И. Очерк из истории раннего капитализма в Италии. Флорентийские компании XIV в. / В. И. Рутенбург. М. -Л.: Изд-во АН СССР, 1951. -228 с.

111. Рутенбург В. И. Титаны Возрождения / В. И. Рутенбург. М.: Наука, 1991.- 143 с.

112. Рутенбург В. И. Франческо Гвиччардини. Заметки о позднем Возрождении / В. И. Рутенбург // Итальянское Возрождение. Сборник статей. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1966. — С. 89−120.

113. Рыжов К. Все монархи мира. Западная Европа / К. Рыжов. М.: Вече, 1999. -656 с.

114. Самаркин В. В. К вопросу о формировании политических взглядов Франческо Гвиччардини / В. В. Самаркин // Вестник Московского Университета. 1960. — Серия IX. — № 5. — С. 42−60.

115. Стам С. М. Высокое Возрождение: идейное содержание, социальные истоки, общественное значение / С. М. Стам // Культура Возрождения и общество. -М.: Наука, 1986. С. 110−119.

116. Стам C.M. Ведущие идеи итальянского гуманизма / С. М. Стам // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов / Под ред. С. М. Стама. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1984. — 4.1 — с. 4−74.

117. Стам С. М. Проблема соотношения культур Возрождения и Средневековья: вековой спор / С. М. Стам // Культура Возрождения и Средние века. -М.: Наука, 1993. -С. 172−185.

118. Стоклицкая-Терешкович В.В. К вопросу о & laquo-раннем капитализме& raquo- во Флоренции XIV века / В.В. Стоклицкая-Терешкович // Средние века. М.: Изд-во АН СССР, 1954. — Вып. 5. — С. 338−350.

119. Хачатурян Н. А. Сущность понятий & laquo-средние века& raquo- и & laquo-феодализм»- / Н. А. Хачатурян // История средних веков / Под ред. С. П. Карпова: в 2-х т. -М.: Изд-во Моск. ун-та, Издательский Дом ИНФРА-М, 2000. С. 7−29.

120. Хейзинга Й. Проблема Ренессанса / Й. Хейзинга // Хейзинга Й. Homo Ludens. Статьи по истории культуры. М.: Прогресс-Традиция, 1997. — с. 304−343.

121. Хлодовский Р. И. Гуманизм конца XIV — первой половины XV в.: Итальянская литература / Р. И. Хлодовский // История всемирной литературы: В 9 т. М.: Наука, 1983. — Т. 3. — С. 89−92.

122. Хлодовский Р. И. Джованни Боккаччо и новеллисты XIV в. // История всемирной литературы: В 9 т. М.: Наука, 1983. — Т. 3. — С. 77−88.

123. Хлодовский Р. И. О Никколо Макиавелли, секретаре флорентийской республики, гуманисте, историке, авторе комедий, а также поэте трагическом / Р. И. Хлодовский // Макиавелли Н. Избранное. М.: РиполКлассик, 1999. -С. 5−79.

124. Хлодовский Р. И. Франческо Петрарка и гуманизм Треченто / Р. И. Хлодовский // История всемирной литературы: В 9 т. М.: Наука, 1983. — Т. З. -С. 68−77.

125. Черняк И. Х. Проблемы идеологии итальянского возрождения в трудах советских ученых (1917−1977) / И. Х. Черняк // Проблемы культуры итальянского Возрождения. Л: Наука, 1979. — С. 4 — 17.

126. Чиколини JI.C. Культура Италии XVI первой половины XVII в. / Л. С. Чиколини // История Европы: в 8 т. — М.: Наука, 1993. — Т. 3: От Средневековья к Новому времени. — С. 468−488.

127. Чиколини Л. С. Социальная утопия в Италии XVI- начало XVII в. / Л. С. Чиколини. -М.: Наука, 1980. -391 с.

128. Шастель А. Искусство и гуманизм во Флоренции времен Лоренцо Великого: очерки об искусстве Ренессанса и неоплатоническом гуманизме / А. Шастель. М.: Универ. книга — СПб.: Культурная инициатива, 2001. — 318 с.

129. Шевченко И. В. О заговоре Пацци / И. В. Шевченко // Культура Возрождения и Средние века. М.: Наука, 1993. — С. 204−205.

130. Штекли А. Э. Возрождение и утопический коммунизм XVI начала XVII в. К постановке проблемы / А. Э. Штекли // Типология и периодизация культуры Возрождения. — М.: Наука, 1978. — С. 84−106.

131. Эльфонд И. Я. Восстание чомпи в зеркале флорентийской историографии XIV XV вв. // Средневековый город. — Саратов, 2005. -Вып. 16. — http: //www. sgu. ru/faculties/historical/sc. publication/vseob. hist/ srednevekgor/e!fond. php

132. Юсим М. А. Джованни Виллани первый историк Флоренции / М. А. Юсим // Виллани Д. Новая хроника, или история Флоренции. — М.: Наука, 1997. -С. 467−481.

133. Юсим М. А. Истина у Макьявелли и у гуманистов / М. А. Юсим II Проблемы культуры итальянского Возрождения. Л: Наука, 1979. — С. 73−84.

134. Юсим М. А. Макиавелли и Лютер. Христианская мораль и государство / М. А. Юсим // Культура эпохи Возрождения и Реформация. -Л.: Наука, 1981. -С. 61−76.

135. Юсим М. А. Макиавелли и марксизм / М. А. Юсим // Средние века. -М.: Наука, 1995. -Вып. 58. -С. 112−132.

136. Юсим М. А. Макиавелли и особенности ренессансных представлений о власти / М. А. Юсим // Культура Возрождения и власть. М.: Наука, 1999. -С. 49−54.

137. Юсим М. А. Этика и религия у Макиавелли. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Ленинград, 1980.- 13 с.

138. Юсим М. А. Этика Макиавелли / М. А. Юсим. М.: Наука, 1990. — 158с.

139. Ady С.М. Lorenzo de’Medici е l’ltalia del Rinascimento / С. Ady -Trento, 2002. 220 p.

140. Ady C.M. Morals and manners of the Quattrocento. Annual Italian lecture of the British Academy / C. Ady. Oxford: University press, 1942. — 20 p.

141. Alexander S. Introduction / S. Alexander // Guicciardini F. The history of Italy. New Jersey: Princeton, 2002. — P. V-XXVIII.

142. Antonetti P. La vita quotidiana a Firenze ai tempi di Lorenzo il Magnifico / P. Antonetti. Milano, 1998.

143. Asor Rosa A. Machiavelli e Guicciardini. Storia e antologia della letteratura italiana / A. Asor Rosa. Firenze, 1979. — 315 p.

144. Barzini L. The Italians / L. Barzini. N. -Y.: Atheneum, 1964. — 352 p.

145. Bizzarri E. L’italiano Francesco Guicciardini / E. Bizzari. Firenze: Valecchi editore, 1942. — 373 p.

146. Bondanella P.E. Francesco Guicciardini / P.E. Bondanella. Indiana University: Twayne Publishers, 1976. — 160 p.

147. Brown A. De-masking Renaissance Republicanism / A. Brown // Renaissance Civic Humanism: Reappraisals and Reflections. Cambridge: Cambridge University Press, 2000. — P. 179−199.

148. Brown A. Introduction / A. Brown // Guicciardini F. Dialogue on the government of Florence. Cambridge, 2002. — P. VI-XXVI.

149. Brucker G. Giovanni e Lusanna: amore e matrimonio nella Firenze del Rinascimento / G. Brucker. Bologna: il Mulino, 1988. — 108 p.

150. Burke P. II Rinascimento Europeo: centra e periferie / P. Burke. Bari: Laterza, 1999. -414 p.

151. Cantimori D. Francesco Guicciardini / D. Cantimori // Storia della letteratura italiana. II Cinquecento. Milano: Garzanti, 1966. — Vol. IV. — P. 89 148.

152. Catalano F. II problema deU’equilibrio e la crisi della liberta Italiana / F. Catalano // Nuove questioni di storia medioevale. Milano: Marzorati editore, 1969. -P. 357−398.

153. Cecchi E. Guicciardini / E. Cecchi // II Cinquecento. Firenze, 1955. — P. 25. 38.

154. Cerini M. Difesa del Guicciardini / M. Cerini // Rassegna Italiana. 1926. — agosto.

155. Cerini M. L’uomo del Guicciardini e l’uomo Guicciardini / M. Cerini // Rassegna Italiana. 1932. — maggio.

156. Cesati F. The Medici. Story of a European Dynasty / F. Cesati. Firenze: Mandragora, 1999. — 143 p.

157. Cochrane E. L’eredita del Guicciardini / E. Cochrane // F. Guicciardini (1483−1983) nel V centenario della nascita. Firenze: Olschki, 1983. — P. 271−291

158. De Caprariis V. Francesco Guicciardini: dalla politica alia storia / V. De Caprariis. Napoli: Societa editrice il mulino, 1993. — 136 p.

159. De Sanctis F. L’uomo del Guicciardini / F. De Sanctis // Saggi e scritti critici e vari: in 8 vol. / A cura di L. G. Tenconi. Milano, 1957−1960. — Vol. 4. -P. 99−125.

160. Durant W. Storia della civilta. II Rinascimento: in 2 vol. / W. Durant. -Cuneo: ArabaFenice edizioni, 1996. Vol. I: Firenze e l’ltalia. — 572 p.

161. Durant W. Storia della civilta. II Rinascimento: in 2 vol. / W. Durant. -Cuneo: ArabaFenice edizioni, 1996. Vol. II: Roma al tempo di Michelangelo. -592 p.

162. Ferguson W.K. II Rinascimento nella critica storica / W.K. Ferguson. -Bologna: il Mulino, 1969. 573 p.

163. Firenze: citta rinascimentale / A cura di L. Berti. Novara: Istituto geografico de Agostini, 1972. — 64 p.

164. Fubini M. Le quattro redazioni dei «Ricordi» del Guicciardini. Contributo alio studio della formazione del linguaggio e dello stile guicciardiniano / M. Fubini // Studi sulla letteratura del Rinascimento. Firenze: La nuova italia, 1948. — P. 126−178.

165. Garin E. Medioevo e Rinascimento: studi e ricerche / E. Garin. Bari: Economica Laterza, 2002. — 417 p.

166. Gilbert F. Machiavelli and Guicciardini: politics and history in sixteenth-century Florence / F. Gilbert. New Jersey: Princeton, 1973. — 349 p.

167. Gottfried R. Geoffrey Fenton’s Historie of Guicciardin / R. Gottfried. -Bloomington: Indiana University Press, 1940. Indiana Universities Humanities Series. — No. 3. -42 p.

168. Hale J.R. La civilta del Rinascimento in Europa. 1450−1620 / J.R. Hale. -Milano: Mondadori, 1994. 667 p.

169. Hay D. Profilo storico del Rinascimento Italiano / D. Hay. Firenze: Sansoni, 1966. -238 p.

170. Jodogne P. L’edizione del carteggio del Francesco Guicciardini / P. Jodogne 11 F. Guicciardini (1483−1983) nel V centenario della nascita. Firenze: Olschki, 1983. -P. 191−214.

171. Martines L. La congiura dei Pazzi. Intrighi politici, sangue e vendetta nella Firenze dei Medici / L. Martines. Milano: Oscar Mondadori, 2004. — 238 p.

172. Martines L. Lawyers and statecraft in renaissance Florence / L. Martines. -New Jersey: Princeton, 1968. 415 p.

173. Martines L. Potere e fantasia. Le citta-stato nel Rinascimento / L. Martines. Roma-Bari: Laterza, 1981. -480 p.

174. Matucci A. Introduzione / A. Matucci // Parenti P. Storia Fiorentina / A cura di A. Matucci. Firenze: Olschki, 1993. — P. 2−32.

175. Nencioni G. La lingua del Guicciardini / G. Nencioni // F. Guicciardini (1483−1983) nel V centenario della nascita. Firenze: Olschki, 1983. — P. 215−270.

176. Phillips M. Francesco Guicciardini: the historian’s craft / M. Phillips. -Toronto: Toronto and Buffalo, 1977. 195 p.

177. Ridolfi R. Life of Francesco Guicciardini / R. Ridolfi. London: Routledge and Kegan Paul, 1967. — 338 p.

178. Rossi A. Francesco Guicciardini e il governo fiorentino dal 1527 al 1540: in 2 vol / A. Rossi. Bologna: Zanichelli, 1896−1899. — Vol. I. — 300 p. Vol. II. -351 p.

179. Rubinstein N. Guicciardini politico / N. Rubinstein // F. Guicciardini (1483−1983) nel V centenario della nascita. -Firenze: Olschki, 1983. -P. 161−189.

180. Rubinstein N. Introduction / N. Rubinstein // Guicciardini F. Maxims and Reflections (Ricordi). Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1992. — P. 7−33.

181. Rubinstein N. The government of Florence under the Medici (1434 to 1494) / N. Rubinstein. Oxford Universiti Press, 1966. — 336 p.

182. Sapegno N. Compendio di storia della letteratura italiana: in 3 vol. / N. Sapegno. Firenze: La nuova Italia, 1986. — Vol. 2: Cinquecento, Seicento, Settecento. — 544 p.

183. Sasso G. Guicciardini e Machiavelli / G. Sasso // F. Guicciardini (14 831 983) nel V centenario della nascita. Firenze: Olschki, 1983. — P. 3−130.

184. Scarano Lugnani E. Guicciardini e la crisi del Rinascimento / E. Scarano Lugnani. Roma-Bari: Laterza, 1973. — 158 p.

185. Shaw C. The politics of exile in Renaissance Italy / C. Shaw. Cambridge: Cambridge University Press, 2000. — 253 p.

186. Spirito U. Machiavelli e Guicciardini / U. Spirito. Firenze: Sansoni, 1970. -230 p.

187. Tenenti A. Firenze dal comune a Lorenzo il Magnifico. 1350−1494 / A. Tenenti. Milano: Mursia, 1970. — 157 p.

188. Treves P. Francesco Guicciardini / P. Treves. Roma: Formiggini, 1931. 86 p.

189. Treves P. II realismo politico di Francesco Guicciardini / P. Treves. -Firenze: La nuova Italia, 1931.- 141 p.

190. Vitale V. Guicciardini / V. Vitale. Torino: Unione tipografico-editrice torinese, 1941. -319 p.

191. Von Albertini R. Firenze dalla repubblica al principato. Storia e coscienza politica / R. Von Albertini. Torino: Einaudi, 1995. — 478 p.

192. Young G.F. The Medici / G.F. Young. N. -Y., 1926. — 540 p.

193. Франческо Гвиччардини Дневник о путешествии в Испанию

194. Новый год во Флоренции начинался 25 марта, поэтому по современному стилю Гвиччардини отправился в Испанию 29 января 1512 г.

195. Внешнеполитическая ситуация Лукки была достаточно сложной: состояние мира было временным, потому что постоянно этот город испытывал угрозу от Флоренции.

196. Из Кассио отправились 4 числа в Форнуово, в 12 милях, которое является деревней, расположенной у р. Таро, где произошла знаменитая

197. Генуэзская семья по фамилии Фиеско.

198. Речь в данном случае идет о дороге Валь ди Таро, которая имела большую экономическую и стратегическую важность.

199. Villa Franca: слово «franco» в итальянском языке может иметь значение & laquo-искренний»-, & laquo-откровенный»-- Villa Falsa от слова «falso», которое в итальянском языке означает & laquo-лживый»-, & laquo-лицемерный»-, & laquo-ложь»-, & laquo-фальшь»-.

200. По договору, заключенном в Барселоне в 1493 г., король Карл VIII передал Россильон испанскому королю Фердинанду II (Католическому королю).

201. Отправились 9 числа из Барселоны и приехали к вечеру в Пьерас, достаточно скверный замок, в семи лье, который расположен в месте диком и нехорошем.

202. Герцог Валентино-Чезаре Борджа (1475−1507), сын папы Александра VI, который получил это прозвище от французского короля Людовика XII.

Заполнить форму текущей работой