Культура кыргызов в контексте развития цивилизации

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная философия
Страниц:
304


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность проблемы: Проблемы философии культуры вызывают интерес ввиду своей теоретической неиссякаемости, это проблемы, волнующие человечество на протяжении многих веков и не оставляющие равнодушными представителей любой нации и государства. Вопросы сущности и предназначенности культуры имеют обыкновение обостряться в периоды исторических, социокультурных и национально-этнических кризисов, поскольку в синтезированном виде они воплощают в себе проблемы смысла истории, человеческого бытия, судьбы культуры, т. е. наиболее жизнеутверждающие принципы развития.

Современные процессы социокультурной реальности отражают тенденции разрушения целостности структуры культуры, ее ценностно-творческой ориентации- вместе с тем возрастает интерес к проблемам цивилизации, возникает потребность в рассмотрении общественно-культурных процессов с точки зрения необходимости их осмысления как цивилизационных. Духовная культура как средоточие непреходящих ценностей человеческой цивилизации, отражающих преемственную связь истории, находится в состоянии подчинения социально-политическим процессам общества. В период общественных противоречий не уделяется должного внимания изучению сущности духовной деятельности человека, необходимости сохранения и дальнейшего развития & laquo-духа»- культуры как критерия феноменальности творческого сознания человека, общества, нации. Социальные коллизии, выражающиеся в разобщенности людей, национально-этнических, государственно-политических противоречиях, порождают трагедии исторического характера и тем самым с особой остротой поднимаются проблемы созидания современной модели общественно-культурного развития. Вместе с тем социализация человека в ' обществе свидетельствует о нерасторжимости истории развития общества от истории развития личности: момент динамической развиваемости человеческой сущности акцентирует приобщенность человека к культуре поколений, нации, что предполагает необходимость формирования культуры мышления. Развитие уровня мышления человека способствует росту уровня социальной системы общества, углублению осознания своей национальной предназначенности, осмысления культуры как мерили человеческой духовности. Эта проблема обостряется и с приближением векового рубежа в истории человечества, что заставляет задуматься над бытием человека в различных его ипостасях: личностном, социокультурном, национально-этническом, духовно- ценностном и, наконец, историческом.

Мы живем в период глобальных трансформаций социума культуры и это обусловливает настоятельную потребность в осмыслении логики происходящих процессов общественного развития, которая определяется диалогичностью структуры сознания, соответственно культура мышления существующей эпохи истории, культуры должна исходить из принципа диалога культур, диалога образов мышления. В этой связи необходим философский анализ феномена духовной культуры как проекции целостности человеческого сознания, детерминируемого развитием творческого мышления.

Преломлением проблемы исторической и духовно-культурной самоопределенности выступает исследование целостности центральноазиатского типа мышления, существующего в истории цивилизации наряду с общеизвестными западным и восточным, типами человеческого мышления. История представляет шанс для воссоздания уникальной культуры Центральной Азии, которая на протяжении долгих столетий находилась в тени цивилизации. Кыргызстан как одно из проявлений культуры Центральной Азии претерпевает в своем развитии исторический момент самоутверждения на мировой арене. Необходимо исследование возможных тенденций развития социальной структуры и духовной культуры республики, соответственно представляет интерес выяснение приоритетов в совокупности ценностей современного человека.

Осознание наций бытия мира взаимосвязано с принципом преемственности, в этой связи необходимо современного человека представляет интерес выяснение приоритетов в изучение культуры мышления нации как основы специфики национально-духовной культурной системы. Проблема самосохранения и саморазвития национальной культуры сопутствует развитию диалога национальных культур как тенденции к национальному согласию, в этом отношении свою неоднозначную роль играет принцип открытости национального государства.

Объект и предмет исследования: объектом исследования является культура мышления яркой в своей самобытности Центральной Азии, и в частности, образ мышления кыргызов как неотъемлемый компонент целостной структуры центральноазиатского номадического сознания.

Цель научного исследования: исходя из определенности объекта исследования, автор диссертации ставит целью обозначение целостности культуры мышления кыргызов на уровне ментальности через соотношение с глубоко историчным, самоорганизованным и самодостаточным типом мышления Центральной Азии в проекции философии истории. Изучение индивидуальной формы развития сознания в виде центральноазиатской культуры с присущей ей системой духовных ценностей позволит воссоздать образ единого человеческого сознания.

Задачи диссертации: для достижения цели научной работы есть смысл синтезирования принципов социокультурного и национально-духовного исследования систем культуры в истории цивилизации, что предопределяет значимость решения следующих задач:

— преломление в практику социальной реальности теоретических положений культурфилософии для созидания современной концепции философии истории, определяющей сущность цивилизационных сдвигов бытия-

— исследование иерархической структуры принципа преемственности в качестве закономерной связи истории культуры и раскрытие его действия в контексте национального развития- определение типологии ценностей с выделением критерия их образования-

— рассмотрение центральноазиатской системы культуры в проекции диалога Востока и Запада для обозначения индивидуальности, внутренней организованности и самодостаточности образа мышления- определение образа мышления кыргызов как разновидности центральноазиатской культуры мышления и проецирование его на социальное и национально-духовное развитие- выделение характеристик кыргызского мышления на личностном уровне, основывающих национальный характер-

— обозначение национальной культуры в виде историко-духовной целостности через раскрытие категориальной значимости & quot-национального образа мира& quot- и & quot-национального характера& quot--

— изучение соотношения традиционного и современного в кыргызской культуре через систему национально-духовных ценностей для самообозначения национального государства в условиях модернизационных процессов-

— исследование проблемы диалога культур в контексте цивилизации для проявления сущностной направленности развития человеческого мышления конца XX века.

Степень научной разработанности проблемы: Проблемам философии и истории культуры посвящали свои произведения такие философские умы, как И. Кант, Г. Риккерт, Г. Зиммель, В. Гегель, В. Виндельбанд, Э. Кассирер, Э. Гуссерль, А. Тойнби, А. Вебер, Ф. Ницше, О. Шпенглер, Г. Марсель, Н. Я. Данилевский, К. Юнг, К. Ясперс, Н. Гартман, Р. Кронер, Н. А. Бердяев., раскрывая тот или иной ракурс проблемы культуры. Необходимо новое прочтение классических культурфилософских работ, ибо проблемы сущности и трагедии культуры, поднятые ими в своих произведениях, получают особый смысл и значимость в современный период цивилизационного развития, их глубокие идеи преемственны и соответственно имеют свое продолжение, существенно важно осознать это и использовать в современных исследованиях по проблемам духовной культуры.

Одновременно с изучением классической философской литературы необходимо прибегнуть к философским работам более позднего периода, раскрывающим совершенно новые аспекты в исследовании культуры- так, определенный интерес вызывают научные изыскания М. Бахтина, М. Мамардашвили, М. Спиро, К. Леви-Строса, В. Библера, Ю. Лотмана и др. Вместе с тем неоднозначную роль в исследованиях феномена культуры играют современные концепции культурологии и культурной антропологии, в частности — течения эволюционизма, психологической антропологии, структурализма, акцентирующие внимание на некоторых моментах в понимании культуры.

Понятие и принципы развития культуры, проблемы национальной культуры и национального самосознания, преемственности и системы ценностей находили свое отражение в исследованиях А. И. Арнольдова, С. Н. Акатаева, А. Алтмышбаева, Б. Аманалиева, Р. Ачыловой, Ю. В. Бромлея, Г. Д. Гачева, Ч. Г. Гусейнова, О. Н. Дамена, М. С. Джунусова, М. Н. Завьяловой, А. Ч. Какеева, Т. Дж. Каракеева, А. К. Касабекова, З. А. Мукашева,

Э.С. Маркаряна, В. Н. Расторгуева, А. Табалдиева, А. Б. Элебаевой и др.

Особое значение в процессе рассмотрения феномена сознания в проекции культуры имеют работы, посвященные изучению западной, восточной и центральноазиатской культур — целесообразно выделить следующих исследователей: А. В. Сагадеев, Л. С. Васильев, М. М. Ауэзов, Е. П. Челышев, И. С. Урбанаева, Е. Г. Хилтухина, А. Салиев, Н. Э. Масанов, А. А. Хамидов, Б. Г. Нуржанов, М. Ш. Хасанов, М. Каратаев, К. Ш. Нурланова, М. С. Орынбеков, Э. Шакенова- необходимо заметить об ограниченном количестве литературы по философским проблемам культуры Центральной Азии.

Защищаемые положения: в данном исследовании представлена попытка рассмотрения феномена культуры в проекции целостности саморазвития сознания. Преломление культурфилософских принципов в структуру центральноазиатской культуры, национально-духовную систему через выделение определенного образа мышления обусловливается сочетанием социокультурных и духовных аспектов бытия человека. Философия представляется в виде специфического феномена сознания, проявляясь как философия культуры и философия истории в & quot-постижении"- судьбы культуры и смысла истории.

Особый интерес представляет рассмотрение системы национальной культуры через призму личности, что позволяет выделить определенные характеристики мышления личности в применении к конкретной национально-общественной системе, в частности — кыргызской- данная проблема недостаточно разработана в условиях необходимости построения современной модели социального развития кыргызского государства.

Определяющую роль в исследовании культуры играют & quot-ценности"- и & quot-творчество"- как объединяющие в себе культуру, мировоззрение и философию- механизмом действия ценностей в истории является преемственность, выделяемая в отдельный принцип развития культуры наряду с целостностью. Вместе с тем в отличие or целостности, рассматриваемой в однозначном смысле, преемственность обозначивается в виде определенной иерархии исторической, социокультурной и духовной форм, каждая из которых отражает существо отдельной грани бытия и сознания. В этом плане проблемы философии культуры и философии истории пересекаются, образуя некое единство развития человеческого сознания, феноменального и культуротворческого в своей основе. Более пристальное внимание уделяется преемственности в сфере духовной культуры: каждый период в истории культуры предстает в виде уникального феномена, обладающего целостностью как определенная система духовно-культурных ценностей.

Преемственность в истории культуры преломляется в виде преемственности западной и восточной культур, где она специфицируется согласно индивидуальным критериям ценностного подхода к проблемам бытия, что рождает определенный образ мышления- единое человеческое сознание проецируется в различных формах духовно-культурной интерпретации. В этой связи свою специфическую значимость приобретает центральноазиатский тип мышления, глубоко своеобразный и совершенно неординарный в своем проявлении, являющийся архетипом мышления многих современных национальных культур. Здесь необходимо отметить момент траисформируемости мышления: изначально традиционное номадическое мышление с течением исторического времени претерпевает значительные социокультурные и духовно-этнические трансформации. В настоящее время существенно важно выработать принципы гармоничного сочетания традиционного и современного стилей мышления, такая потребность диктуется веянием времени, когда цивилизационные нормы миропонимания прочно вошли в систему отдельных национально-культурных образований.

Представление & quot-цивилизации"- в качестве культурологической категории обусловливается многовариантностью употребления данного понятия в отношении культуры: невозможно дать однозначного определения, существует несколько смысловых дефиниций. Исследование & quot-цивилизации"- должно идти в контексте & quot-исторического"-, поскольку эта категория проецирует судьбу культуры и человечества, т. е. в определенной степени позволяет ближе подойти к проблеме смысла истории.

Принцип преемственности позволяет редуцировать определенный тип мышления в национально-духовное образование, при этом рождается специфичный образ мышления нации, детерминирующий формирование и развитие национального образа мира — данная категория предусматривает обозначение самоценности национальной культуры, ее взаимосвязь с другими национально-культурными системами, что обусловливает неоценимое значение диалога культур как проекции диалогичности человеческого сознания.

Проблема межнационального общения высвечивает социальный аспект диалога культур, где основополагающую роль играет принцип открытости, вместе с тем диалог культур приобретает своеобразный акцент в проекции взаимосвязи национально-духовных ценностей.

Диалог культур проявляет уровень цивилизованности нации, общества, государства, обусловливая собой специфику философского мышления конца XX века — необходимость культивирования диалогического мышления как наиболее адекватного способа самоопределения личности, нации, культуры, государства на пороге XXI века.

Высказанные замечания теоретического характера по проблемам культуры, нации и цивилизации позволяют обозначить следующие положения диссертации, необходимые для обоснования цели и задач исследования и выносимые на защиту:

1) & laquo-Цивилизация»- как философская и культурологическая категория может быть рассматриваема в трех смысловых дефинициях:

— как выражение единого человеческого сознания, обладающего целостностью саморазвития в роли субъекта исторического деяния-

— как наиболее длительный и противоречивый этап в истории развития культуры, создающей систему преходящих ценностей- у о ^

— как обозначение системы локальной культуры в истории человечества, уникальной и судьбоносной в представлении духовных ценностей бытия.

2) Категория & laquo-ценности»- обозначивается на уровне трех содержательных значений:

— как общечеловеческие или исторические, выступающие регулятором исторических процессов преемственности, выдвигая на приоритетное положение проблемы существования человека в мире и мира в человеке-

— как социокультурные или общественно-исторические, выражающие внутреннюю структуру конкретного общественного периода истории-

— как национально-духовные, определяющие движение истории через развитие наций с присущими им системами культур.

3) Преемственность мыслится объективным и универсально-самостоятельным принципом развития, преломляясь в структуре культуры через категорию ценностей.

4) Культуры Запада и Востока исследуются через соотношение двух глубоко историчных и индивидуальных образов мышления, обусловливающих существование историко-культурных традиций западной и восточной ментальности.

5) Культура мышления человека Центральной Азии выделяется в совершенно самостоятельный, уникальный образ мышления, обладающий универсальностью в подходе к проблемам бытия.

6) Архетипом мышления современных кыргызов является номадическое сознание Центра Азии, предопределяющее существо традиционного мышления.

7) Национальная культура кыргызов рассматривается через определенность национальным образом мира — философско-культурологической категорией, позволяющей в обобщенном виде отобразить целостность национально-духовной системы, ее самоценность и несводимость к другим культурным образованиям. Специфика национальной культуры проявляется в особом складе мышления, который проецирует индивидуальность интерпретации единых проблем бытия.

8) Диалог культур проявляется в различных ипостасях: историко-временной, в синтезированном виде проецирующей преемственную пить истории-

— культуротворческой, представляющей единые истоки существа культуры в совершенно различных критериях духовного постижения смысла мироздания 'Западом и Востоком, т. е. как сотворчество историчных образов мышления-

— на-ционально-духовной, выражающей со-бытие национальных культур на основе понимания как взаимопонимания в двух аспектах: социокультурном и духовно-ценностном.

9) & laquo-Национальный характер& raquo- рассматривается на уровне категории, способной проецировать соотношение и взаимообусловленность национального и социального, проявляя сущность культурной идентичностишщиоцального

------го суд, а р ств авоб щем ировом-пр о цес се. г

10) Принципы философии культуры и философии истории синтезируются при исследовании феномена и судьбы культуры, преломляя в себе всеобщий смысл истории- единство этих принципов используется при созидании современной модели общественного развития национальной культуры.

Научная новизна диссертации: определяется целью и задачами исследования, которые исходят из идеи обозначения культуры кыргызов как-самобытной ветви центральноазиатской культуры мышления. Определенная новизна содержится в следующих положениях диссертации: во-первых, феномен культуры рассматривается в проекции саморазвертывания трагедии личностного сознания, находящего индивидуальные формы своего самовыражения в глубоко историчных системах мышления. Обосновывается философский смысл & laquo-трагедии»- для познания сущности сознания и культуры-

— во-вторых, существо диалога Востока и Запада раскрывается через соотнесенность с самостоятельными и предельно историчными типами мышления, трансформирующимися в истории человечества в образы культуры- в-третьих, в исследовании изложено философское обоснование целостности, внутренней организованности и саморазвиваемости культуры Центральной Азии через выделение в истории развития цивилизации своеобразного и совершенно уникального типа мышления- длительное время культуре номадов не уделялось должного внимания и в данный социальный период существует настоятельная необходимость в восполнении этого пробела -представленная диссертация рассматривает феномен традиционного мышления номадов с философско-культурологической точки зрения, апеллируя к классическим принципам культурфилософии. Основанием для подобного выделения и обоснования самодостаточности номадического сознания служит универсальная концепция взаимосвязи & quot-Человек — Вселенная& quot-, раскрывающая существо бытия в системе глубоко историчных и своеобразных духовно-культурных ценностей-

— в-четвертых, значение ценностей в осмыслении культуры как творческой сущности сознания рассматривается параллельно выявлению духовно-интеллектуального среза /раскрывающего свое содержание в философии культуры/ и одновременно логико-исторического /находящего свое отражение на мировоззренческом уровне/. Вместе с тем обосновывается выделяемая типологическая градация ценностей на общечеловеческие или исторические, социокультурные и национально-духовные, содержащая в своем основании принцип преемственности-

— в-пятых, определяется специфика культуры мышления кыргызов через неординарное соотношение пространственно-временных характеристик бытия /непосредственности пространственных преемственных связей и опосредованности временных структур/ как следствие влияния номадического типа мышления-

— в-шестых, существо диалога культур раскрывается через сопоставление различных ипостасей диалогического человеческого сознания: в историко-временном, культуротворческом и национально-духовном значениях, каждое из которых детерминирует своеобразие действия диалогического мышления в определенных ракурсах его развития-

— в-седьмых, выделяется и обосновывается система традиционного кыргызского мышления в личностном проявлении, позволяющая выработать национальные автостереотипы для созидания современной модели суверенного Кыргызстана.

Значение для науки состоит в том, что разработка поднимаемых в исследовании проблем привносит определенный вклад в изучение философии и истории культуры, в особенной степени — в обозначение роли Центральной Азии в истории становления и развития цивилизации, что существенно важно для осознания кыргызами своей приверженности к этой древней культуре- практики: теоретическое осмысление проблем социума культуры предполагает преломление их в практику социальной реальности, освоение цивилизационного социально-исторического опыта Кыргызстаном для своего

Сф^ицМНГ-0 самоопределения в мировом соооществе. Разраоотка проблемы диалога культур позволяет использовать принцип открытости национальной культуры, национального государства в решении проблем межнационального общения.

Исследование феномена национальной идеологии позволит применить ее принципы в национально-государственной политике для определения ориентиров в структуре самообозначения государства в современную эпоху- приоритет в выборе компонентов национальной идеологии должен строиться на знании менталитета нации.

Положения историко-методологического характера могут быть использованы в практике преподавания философии, культурологии: чтении лекций и спецкурсов по проблемам культуры.

Апробация работы: материалы диссертации получили определенное освещение в опубликованных монографиях & laquo-Развитие национальной культуры и проблемы цивилизации& raquo- /Бишкек, 1995/ объемом 6,5 п.л. и & laquo-Культура кыргызов в проекции философии истории& raquo- /Бишкек: Илим, 1997/ объемом II п.л., научных статьях и тезисах, республиканской печати.

Диссертационная работа обсуждалась на заседаниях отдела социальной философии Института философии и права НАН Кыргызской Республики, а также на заседаниях кафедры социально-гуманитарных дисциплин ИПК КазНГУ им. Аль-Фараби.

Некоторые положения исследования были представлены в подготовке рабочего документа по выработке компонентов национальной стратегии по устойчивому человеческому развитию для Президентского Совета в рамках

ПРООН- в выступлениях на республиканских семинарах по философии и культурологии, организованных фондом & quot-Сорос — Кыргызстан& quot- /1995−1996 гг. /, международном симпозиуме-семинаре & quot-Восток — Запад: диалог культур& quot- /Алма-Ата, 1992 г. /, международном научном симпозиуме, посвященном 1000-летию эпоса & quot-Манас"- /Бишкек, 1995 г. /, международной научно-практической конференции /Бишкек, 1997 г. /, республиканских научно-теоретических конференциях /1992−1997 гг./.

Структура диссертации определяется внутренней логикой развертывания проблемы, подчинена цели исследования и состоит из введения, трех глав, содержащих десять параграфов, заключения и библиографии и включает 304 страницы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование проблем культуры кыргызов в контексте развития цивилизации было осуществлено с помощью теоретического метода синтезирования принципов классической философии культуры и философии истории, что позволило выделить целостность и преемственность в развитии единого личностного сознания как основополагающих критериев его бытия в культуре. Эти принципы способствуют обозначению глубоко историчных, индивидуальных и целостных типов мышления в истории человечества.

В результате исследования автор приходит к следующим выводам, характеризующим теоретическую необходимость и значимость основных положений диссертации:

1. Сознание как величайший феномен бытия в своем становлении осуществляет себя в культуре — порождении своего гения, тем самым обрекая ее на вечную необходимость выражать свою сущность. Культура как определенная целостность предстает в виде воплощенных форм сознания, порождая философию культуры. Наиболее смыслообразующими понятиями сознания в культуре, функционирующими на уровне категорий, выступают & quot-судьба"-, & quot-трагедия"-, & quot-творчество"-, & quot-цивилизация"-. Соотношение этих категорий выводит на философию историю, без которой не имеет определенного смысла философия культуры, ибо сколько бы ни говорили о & quot-духе"- культуры, его своеобразной трансформации, он теряет свое значение без истории человечества, которая в процессе своего развития и порождает его. Свобода творчества, заложенная в феномене культуры и постулирующая ее самоценность, претерпевает исторические метаморфозы в приложении к бытию-извне, рождая своеобразие судьбы культуры, носящей характер трагедии.

2. Проблема ценностей представляется частью философии культуры, поскольку ценности есть порождение сознания посредством культуры, ее целостности — это духовно-ин геллектуальньчй аспект осмысления культуры как преломления творческой сущности сознания. В проекции развития общественно-исторического процесса ценности дают характеристику состояния локальной культуры, общества в целом, отражая логико-исторический аспект. Ценности детерминируют процесс движения культуры — бесконечный процесс становления, развития, совершенствования человека, этноса, общества, человечества, проецируя смысл бытия сознания в различных его ипостасях: личностном, этнонациональном, социокультурном, общечеловеческом. Выделенные ипостаси сознания позволяют обозначить виды ценностей, функционирующих в истории человеческого развития: нацинально-духовные или этноисторические, социокультурные или общественно-исторические, общечеловеческие или исторические. Именно трансформация ценностей позволяет говорить об уровне развития культуры, о пределах совершенства красоты и духовности, о степени отчужденности, о глубине и свободе мышления, о мере цивилизованности, о разнообразии вариантов нравственности, поскольку ценности синтезируют в себе нормативные принципы жизни.

3. Категория & quot-прогресс"- в преломлении истории культуры обладает двумя содержательными интерпретациями: — в проекции абстрактной философии истории и философии культуры, когда история понимается как развертывание состояний сознания, & quot-прогресс"- неприемлем, поскольку не находит своей определенности по отношению к высшей цели сознания-

— в проекции реального движения общества, когда история понимается как общественное развитие человечества, & quot-прогресс"- применим как проецирование степени и глубины усвоения и распространения культурных ценностей, имеющих историческое значение. Прогресс в этом случае проявляет уровень сложности организации общественной жизни и одновременно меру свободы личности как свободы деятельности.

4. Взаимодействие культур Запада и Востока осуществляется в проекции диалога целостных типов мышления. Основная специфическая особенность каждой из культур представляется следствием своеобразия мышления, ибо именно мышление интегрирует в себе психологические нюансы мировосприятия, социальные и моральные нормы, духовно-культурные ценности, историко-этнографические ритуалы, что впоследствии преломляется в специфике выразительных средств и обусловливает появление & quot-образа"- культуры. Трансформация личностного сознания в определенный момент пространственно-временного развития раздваивается в своем самовыражении, т. е. выделяет предельные основы бытия в двух вариантах, вследствие чего Восток и Запад — это дилемма, естественным образом вытекающая из реального движения истории.

С философской точки зрения Восток и Запад — это два типа мышления, отличающиеся друг от друга по самому принципу понимания мира, проецируя два образа бытия- это два критерия познания сущности человека- это два глобальных ориентира духовной культуры человечества. В соответствии с этим отличие восточной и западной культур интересно рассматривать через призму личностного подхода к проблемам культуры как проявление западной и восточной ментальности. Судьба культуры выражается в трагедии сущности сознания, которая отражается на культурах мышления Запада и Востока, в соответствии с этим духовные культуры Запада и Востока в своем развитии несут бремя трагедии в индивидуальной транскрипции: восточную и западную трагедии культуры можно интерпретировать как проявление различий судьбы в ее историческом значении, и в связи с этим они несут особую духовность, смысложизненность и самоценность культуры.

Традиционные типы мышления восточной и западной культур проецируют индивидуальность критерия ценностей, различие образа мира в сознании — в этом проявляется целостность каждого типа мышления, претендующего на отражение абсолютного всеединства бытия в своем истолковании, соответственно относительного в своем стремлении. Эта относительность и предполагает необходимость соотнесения, соизмерения определенного типа мышления с другим — не менее уникальным и духовно-творческим, что обусловливает рассмотрение их единства в своей определенности, т. е. диалогичность этих типов мышления определяется единством феномена личностного сознания. Диалог между образами мышления Востока и Запада подразделяется на негласный, подсознательный в период параллельности существования великих культур древности, и открытый, в период цивилизапионного развития человечества, когда культуры Востока и Запада сосуществуют в едином потоке истории культуры, отражающем единство мировой истории.

5. Развитие культуры Центральной Азии рассматривается через выделение и исследование кочевого типа мышления как отдельного, целостного, внутренне-организованного, самодостаточного и предельно историчного в своей основе, интерпретирующего мир согласно своим индивидуальным критериям ценностей, проецирующего многообразие мира в своей уникальной культуре, являющей миру трагедию истории в глубоко символизированном виде. Номадическая цивилизация являет собой определенную систему культуры, отражающую специфические черты традиционного мышления: пространственность и созерцательность, богатое воображение и тонкую чувствительность, природовосприимчивость и интуитивность, философскую умозрительность и нерелигиозность, символичность и космичность. Феномен номадизма позволяет восстановить некогда разорванную целостность культуры и воссоздать неординарный в своем многообразии и однозначности тип мышления.

Единство временных модусов обусловливается уникальной чертой кочевого сознания — самосознание достигается в результате постижения & quot-духа"- прошедших эпох прошлых поколений, который проявляет свою сопричастность к настоящему и будущему. Это некое внутреннее родство духа, не теряющееся с течением исторического времени, а, напротив, усиливающееся ввиду своей постоянной культурной востребованности, проявляет преемственность культуры — в этом суть уникальности особого типа мышления номадов. Преемственность находит отражение в исторической памяти, выступающей критерием глубины кочевого самосознания, масштабности развития культуры.

Историческая роль кочевого сознания, заключающаяся в выполнении им познавательных функций постижения мира, стремления донести цивилизациям древности новости мира обусловила его изначальную трагичность. Трагедия культуры Центра Азии проявляет ее индивидуальную судьбу — в самой основе номадическая цивилизация ввиду принципа жизнеутверждения в форме постоянного динамизма идеи пути как бы переливается в развитие Востока и Запада, совершая первотолчок, оставаясь при этом за кулисами истории. Эта трагедия кочевой культуры находит свое отражение в эпосе как высшем выражении трагического и одновременно героического сознания. Кочевое сознание по своей структуре глобально и универсально, ибо способно переживать в себе собственную определенность, вследствие чего оно целостно, едино и многозначно.

6. В качестве одной из ветвей центральноазиатской культуры мыслится развитие кыргызов, представляющих достаточно устойчивое, целостное историко-этнологическое образование,' обладающее структурно-организованной системой культуры, что позволяет выделить особый образ мышления в типологии номадов, содержащий в себе логико-историческую преемственность. Наиболее ярким подтверждением принадлежности мышления кыргызов к кочевому типу служит соотношение пространственно-временных характеристик бытия: в системе кыргызского мировосприятия пространство превалирует над временем. Созерцательность кыргызского мышления проецируется в растворенности временных границ истории при погружении во внутренний мир народа, ощущении вечности мироздания в пространстве, сопричастности духу народа, истории — в этом заключается единство и сила духа культуры, преемственность поколений в ее высшей ипостаси — человеческой памяти, олицетворяющей вершину человеческого сознания и самосознания. Подобно своему архетипу трагедию развития культуры выразило, сохранило и донесло до настоящих времен эпическое героическое сознание, оперирующее гиперболическими приемами для усиления значимости содержащихся в нем идей этнического единства.

Предки-кочевники заложили основы психического склада мышления, которые с течением исторического времени приобретали черты национального характера, образуя единую историческую традицию, так сложился менталитет кыргызской нации, проявляющий целостность и индивидуальность системы культуры. Традиционное мышление кыргызов играет определяющую роль в становлении самосознания, создавая изначальную модель мира, однако с переходом к оседлому образу жизни претерпели изменения многие черты характера, произошло взаимообогащение кочевых и оседлых принципов миропонимания, от этого и некоторой синкретизм в мышлении современного кыргыза. Современность, характеризуемая модернизационными процессами социальной сферы общества, диктует необходимость трансформации традиционного мышления в современное, выработки национальных автостереотипов.

Характеристика мировосприятия кыргызов, его специфика, предопределившая сотворение уникальных духовно-художественных ценностей, воплощается в кыргызском образе мира. Своеобразная кыргызская художественная логика выражается в произведениях искусства, которые являются наиболее общезначимым мерилом духовного развития нации, ибо в полной мере воспроизводят глубину и целостность культуры мышления, высоту духа.

7. Исследование феномена национальной культуры осуществляется через определение категориальности & quot-национального образа мира& quot-, позволяющего в обобщенном виде отобразить целостность национально-духовной системы, соотнесенность с одним из универсальных типов мышления, ее самоценность и несводимость к другим культурным образованиям. Проведение параллели между национальным образом мировидения и одним из историчных и глобальных типов мышления /восточным, западным и центральноазиатским/ позволяет обозначить способность национальной культуры в специфической форме преподнести уровень развития личностного сознания. Национальное самосознание как выразитель самосохранения и саморазвития нации, ее культуры выступает критерием целостности нации, единства с бытием в его противоречивости и разнообразии. Уровень развития национального самосознания зависит от культуры мышления, отражающей специфику духовно-ценностной ориентации.

Категориальная значимость & quot-национального характера& quot- заключается в способности данного понятия проецировать соотношение и взаимообусловленность национального и социального, проявляя сущность культурной идентичности национального государства в общемировом процессе. Национальный характер выполняет функцию интегрирования прошлых и современных ценностей внутри своей структуры, проявляя уровень национального самосознания.

8. Субстанциональность диалога обосновывается через определение изначальной диалогичности внутреннего существа сознания, проецирующейся в культуре как осуществлении сознания. Диалогичность феномена сознания в процессе исторического саморазвертывания обретает статус диалога культур, который проявляется в различных ипостасях: историко-временном значении, в синтезированном виде проецирующем преемственную нить истории- культуротворческом, представляющем единые истоки существа культуры в совершенно различных критериях духовного постижения смысла мироздания Западом и Востоком, т. е. как сотворчество историчных и уникальных образов мышления- национально-духовном, выражающем со-бытие национальных культур на основе понимания как взаимопонимания, детерминирующего взаимообмен национально-духовными ценностями.

Феномен диалога в социальном срезе истории общества, истории культуры детерминирует самоопределение национального государства как открытого общества. Открытым может стать общество, осознавшее свою национально-культурную и государственно-политическую идентичность, что свидетельствует о высоком уровне культуры мышления, о цивилизованности и проявлении свободы творческого развития и самосовершенствования.

9. Наиболее значимым в исследовании духовной культуры является принцип преемственности, фокусирующий единую тенденцию становления и развития истории человечества. Смысложизненная определенность преемственности обусловлена способностью в интегрированной форме представить сущностные критерии развития национальной культуры и единого глобального человеческого сознания в его определенности восточным, западным и центральноазиатским образами мышления.

10. Категория & quot-цивилизации"- в применении к диалогу национальных культур мыслится двояко:

— как общий этап общественно-исторического развития, на фоне которого протекают процессы социокультурного взаимодействия различных культур в их национально-государственном проявлении — в данном случае свое соприкосновение в точке культуры ощущают & quot-нация"- и & quot-цивилизация"-. Значение цивилизации как существующей тенденции исторического развития проявляет момент определяющего влияния цивилизационных норм бытия на функционирование культуры, в XX веке & quot-цивилизация"- наполняется обществовыражающим смыслом, достигая глобальности своего развития и в определенной мере довлея над социальным распространением культуры- - как проявление единого глобального сознания человечества, когда диалог национальных культур подводит к необходимости осмысления единства преемственной связи сознания как такового в его неисчерпаемости и целостности. Благодаря цивилизации в этом широком значении существа сознания культура сдвигается в эпицентр бытия, поскольку социальные коллизии мирового масштаба породили кризис & quot-духа"- культуры, без коего невозможен разум человека, влияющий на решение проблем бытия. Культура как порождение сознания обретает обновленную смыслообразующую значимость, которая проявляется через диалог культур. С течением Большого времени социум культуры достигает глобальности в представлении изначальных основ бытия, диалог является парадигмой современного философствования, определяя форму существующего образа мышления. Культура пронизывает все сферы бытия, превращаясь в доминирующую силу цивилизации, тем самым логика осмысления векового рубежа в истории человечества предвосхищает логику развития истории нового XXI столетия — это логика диалога в личностном, общественно-социальном, этнонациональном и цивилизационном смыслах.

ПоказатьСвернуть

Содержание

1. ВВЕДЕНИЕ

2. I

ГЛАВА & quot-КУЛЬТУРА КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА& quot-

§ 1. Проблемы классической философии культуры

§ 2. Анализ современных концепций теории культуры 33 ^

§ 3. Преемственность и проблема ценностей в культуре

§ 4. Единство философии культуры и философии истории

3. IT

ГЛАВА & quot-ПРОБЛЕМА КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА ВОСТОКА И ЗАПАДА& quot-

§ 1. Культуры Востока и Запада — два образа мышления

§ 2. Культура мышления Центральной Азии: истоки и современность

§ 3. Взаимосвязь традиционного и современного в образе мышления кыргызов 152 ^

4. III

ГЛАВА & quot-РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КЫРГЫЗОВ& quot-

§ 1. Феномен национальной культуры 190^

§ 2. Диалог культур в контексте цивилизации

§ 3. Философское осмысление духовной культуры кыргызов

Список литературы

1. Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 497−539.

2. J 1.7. Вебер М. Избранное: Образ общества. М.: Юрист, 1994.- 704с. v I. 8. Вебер М. Критические исследования в области логики наук окультуре//Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. -С. 7−56.

3. V I. 9. Вебер М. Объективность познания в области социальных наук исоциальной политики //Культурология. XX век. 'Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 557−603.

4. Вейдле В. Умирание искусства //Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. М.: Политиздат, 1991. — С. 268−292.

5. Виндельбанд В. Избранное: Дух и история. М.: Юрист, 1995. — 687 с.

6. Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общейкультурой и отдельными науками. Спб.: Тип. В. Безобразова и К? 1902. Т. 1. -543 с.

7. Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций. -Л.: Гослитиздат, 1940. 620 с.

8. Витгенштейн Л. Логико-Философский трактат. М.: Изд. ин. лит., 1958. — 133 с.

9. Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука, 1977. -703 с.

10. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985. — 452 с.

11. Гуссерль Э. Кризис европейского человечества ифилософия //Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. -С. 297−330.

12. Дэвис Дж. Капитализм и его культура. М.: Изд. ин. лит., 1940. — 540 с. v/ 1. 27. Зиммель Г. Избранное. -Т. 2: Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996. — 607 с. 1. V /-Y/'7 U 6? Г о

13. ЗиМмель.Г. Конфликт современной1 кулbiy ры //Культурология. XX век:

14. Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 372 — 398.

15. Зиммель Г. Понятие и трагедия культуры //Логос. Международныйежегодник по философии культуры. М.: Мусагет, 1911.- Кн. 2 — С. 1 — 25.

16. Зиммель Г. Проблемы философии истории. М.: Книжное дело, 1898. -167 с.

17. Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане//Соч. в 6- ти т. М.: Мысль, 1966. — Т.6 — 743 с. V

18. Кант И. Критика чистого разума: Пер. с нем. М.' Мысль, 1994. — 592 с.

19. Кант И. Метафизика нравов //Соч. в 6-ти т. М.: Мысль, 1965. — Т. 4 ч. 2 -478 с.

20. Кассирер Э. Лекции по философии и культуре //Культурология. XX век Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 104−162.

21. Кассирер Э. Философия символических форм. Введение и постановкапроблемы //Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 163 212.

22. Кассирер Э. Опыт о человеке: введение в философию человеческойкультуры //Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988. -С. 3−30.

23. Коллингвуд Р. Д. Идея истории. Автобиография. М.: Наука, 1980. — 485 с.

24. Международный ежегодник по философии культуры. М.: Мусагет, 1910. -Кн.1. — 117.

25. Лафарг П. Очерки по истории культуры. М.- Л.: Московский рабочий, 1926. -239 с.

26. Леви-Строс.К. Печальные тропики. М.: Мысль, 1984. — 220 с.

27. Леви-Строс К. Структурная антропология: Пер. с франц. М.: Наука, 1985.- 522 с.

28. Ленин В. И. О культуре. М.: Политиздат, 1985. — 384 с.

29. Ленин В. И. О праве наций на самоопределение. ПСС Т. 25.- М.: Политиздат, 1961. С. 255−320.

30. Лессинг Т. Ницше, Шопенгауэр, Вагнер //Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 399−434.

31. Липперт Ю. История культуры. Л.: Прибой, 1925. — 261 с.

32. Логос. Международный ежегодник по философии культуры. М.: Мусагет, 1912, — -526 с.

33. Лукач Г. Метафизика трагедии // Логос. Международный ежегодник по философии культуры- М.: Мусагет, 1912. Кн.З. — С. 275−288.

34. Маритен Ж. Краткий очерк о существованиии и существующем //Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988. — С. 229 -260.

35. Маркс К. Энгельс Ф. Об искусстве в 2-х т. М.: Искусство, 1976. — Т.2. -719с.

36. Марсель Г. К трагической мудрости и за ее пределы //Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. М.: Политиздат, 1991. — С. 352 — 363.

37. Морган Ж. Доисторическое человечество. М.- Л.: Гос. изд., 1926. — 315 с.

38. Морган Л. Г. Древнее общество. М.: Науч. -исслед. ассоциация Института народов Севера, 1935. — 352 с.

39. Наторп П. Культура народа и культура личности. Спб.: Изд.-. Богдановой, 1912. — 189 с.

40. Ницше Ф. Антихрист. Проклятие христианству //Соч. в 2-х т.- М.: Мысль, 1990. -Т.2. -С. 631 -692.

41. Ницше Ф. О пользе и вреде истории для жизни //Соч. в 2-х т.- М.: Мысль, 1990. -Т. 1. -С. 159−230.

42. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. К генеалогии морали. Минск:

43. Беларусь, 1992. 335 с. 1. 61. Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое //Соч. в 2-х т.- М.: Мысль, 1990. -Т.1. -С. 231−490.

44. Ортега-и-Гассет X. Эссе на эстетические темы в форме предисловия //Вопросы философии. -1984. -№ 11. -С. 145- 154.

45. Поппер К. Р. Открытое общество и его враги. В 2-х т. М., 1992.- Т. 1: Чары Платона — 446 с.

46. Поппер К. Р. Открытое общество и его враги. В 2-х т. М., 1992. — Т. 2: Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы — 525 с.

47. Международный ежегодник по философии культуры. М.: Мусагет, 1912. -Кн.З. — С. 1 -35.

48. Сартр Ж. П. Экзистенциализм это гуманизм //Сумерки богов. — М.: Политиздат, 1989. — С. 319 — 344.

49. Соловьев B.C. Кризис западной философии //Соч. в 2-х т. М.: Мысль, 1990. -Т.2. -С. З-138.

50. Соловьев B.C. Статьи из энциклопедического словаря /Данилевский, Леонтьев. Гегель, Кант/ //Соч. в 2-х т. М.: Мысль, 1990. — Т.2. — С. 405−479.

51. Соловьев B.C. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории //Соч. в 2-х т. М.: Мысль, 1990. — Т.2. — С. 635−762.

52. Спиро М. Культура и природное в человеке: Теоретические статьи //Человек и социокультурная среда. Вып. 1. М.: РАН ИНИОН, 1991. -С. 55−103.

53. Тиллих П. Избранное: Теология культуры. М.: Юрист, 1995. — 479 с.

54. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991. — 731 с.

55. Трельч Э. Метафизический и религиозный дух немецкой культуры //Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 540 — 556.

56. Тэйлор Э. Б. Антропология. Введение к изучению человека и цивилизации. Пг.- М.: Мысль, 1924. — 323 с.

57. Тэйлор Э. Б. Первобытная культура. М.: Соцэкгиз, 1959. — 570 с.

58. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии //Сумерки богов. М.: Политиздат, 1989. -С. 94- 142.

59. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Мысль, 1989. — 447 с.

60. Фромм Э. Иметь или быть. М.: Прогресс, 1986. — 238 с.

61. Фромм Э. Духовная сущность человека. Способность к добру и злу Гл. 6. Свобода, детерминизм, альтернативность //Философские науки. 1990. № 8. -С. 85−96.

62. Фромм Э. Духовная сущность человека. Способность к добру и злу. Гл. 6. Свобода, детерминизм, альтернативность //Философские науки. -1990. Лг29.- С. 97−102.

63. Хайдеггер М. Основные понятия метафизики //Вопросы философии. -1989.- № 9. С. 116- 164.

64. Шлегель Ф. Эстетика, философия, критика. В 2-х т. М.: Искусство, 1983.- Т.2. 447 с.

65. N,. 90. Шпенглер О. Закат Европы. М.- Пг., 1923. — Т. 1.

66. Шпенглер О. Закат Европы //Самосознание европейской культуры XXвека: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. М.: Политиздат, 1991. — С. 23 — 68.

67. Шпенглер О. Человек и техника //Культурология. XX век: Антология. -М.: Юрист, 1995. С. 454 — 496.

68. Юнг К. К пониманию психологии архетипа младенца //Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. М.: Политиздат, 1991. — С. 119 — 129.

69. Юнг К. К феноменологии духа в сказке //Культурология. XX век: Антология. М.: Юрист, 1995. — С. 331−377.

70. М. 98. Ясперс К: Современная техника //Новая технократическая волна на

71. Познание мира традиционным казахским искусством. Алматы: Гылым, 1993. -С. 5−31.1. 114. Акмолдоева Ш. Б. Древнекыргызская модель мира (на материалах эпоса

72. П. 163. Великовский С. И. Культура как полагание смысла. //Одиссей. Человек в истории. М.: Наука, 1989. — С. 17−21.

73. Культурное наследие: преемственность и перемены. Вып.З. М.: ИНИОН, 1991.- 198 с. 1250. Культурный прогресс: философские проблемы. М.: Наука, 1984. — 326 с.

74. П. 251. Кучинский Г. М. Психология внутреннего диалога. Минск: Университетское, 1988.- 304 с.

75. П. 252. Кыргызстан в начале большого пути: реформы президента А. Акаева Ф. глазами его единомышленников. Бишкек: Учкун, 1995. — 64 с.

76. V 11. 371. Философское наследие народов Востока и современность. М.: Наука, 1983.- 247 с. 11 372. Философское сознание: драматизм обновления. М.: Политиздат, 1991. -413 с.

77. Ш. 401. Баткин Л. М. Два способа изучать историю культуры //Вопросы философии. 1986. -№ 12. — С. 104−115. 111 402. Библер B.C. Культура. Диалог культур //Вопросы философии. 1989. — № 6. — С. 31−42.

78. Ш. 403. Бромлей Ю. В. Человек в этнической /национальной/ системе //Вопросы философии. 1988. — № 7. — С. 16−28.

79. I. 407. Давыдова А. О мировоззренческой природе философского знания //Вопросы философии. 1988. -№ 2. — С. 40−53.

80. Ш. 417. Куницын Г. И. Самоопределение наций история вопроса исовременность //Вопросы философии. 1989. — № 5. — С. 66−87. Ш. 418. Кутлунин А. Г. Критика исторического метода О. Шпенглера

81. Вопросы философии 1988. — № 8. — С. 37−48. Ш. 422. Мамардашвили М. К. Сознание как философская проблема //Вопросы философии. — 1990. — № 10. — С. 3 — 19.

82. Ш. 423. Новикова Л. И. Цивилизация и культура в историческом процессе //Вопросы философии. 1982. — № 1. — С. 37 — 49.

83. Ш. 424. 0йзерман Т. Н. Существуют ли универсалии в сфере культуры //Вопросы философии. 1989. — № 2. — С. 51−62. 111 425. Петровский А. В. Петровский В.А. Индивид и его потребность быть личностью //Вопросы философии. 1982. — № 3. — С. 44−54.

84. Ш. 426. Рикер Г. Человек как предмет философии //Вопросы философии. -1989. -№ 2. -С. 41−50. 111 427. Свасьян К. А. Человек как творение и творец культуры //Вопросы философии. -1988. № 6. — С. 132 -138.

85. I. 440. Урманбетова Ж. К. Проблемы философии культуры // Известия HAH КР. -Эхо науки. 1997. — № 1. — С. 89 -93.

86. Ш. 441. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности //Вопросы философии. -1989. -№ 2. С. 35−40.1. 1. 442. Яхот О. О. Отрицание и преемственность в историческом развитии //Вопросы философии. 1981. — № 3. — С 21- 33.

87. V. 453. Burt Е.А. Problems im Harmonizing East and West // Essays im East West Philosophy. Handlun, 1951. — P. 97 — 117.

88. V. 454. Burt E.A. Basic Problems in the Quest for Understanding between East and West. 1957. — Vol. 7. — N2.

89. V. 455. Cassirer E. Philosophic der symbolischen Formen. Bd. 3. -Berlin, 1929. P. 108−121.

90. Vr. 456. Commemorations. The politics of national identity /Edited by John R. Gills. Drinston Univ. Press. Prenston, New Gersey, 1994. 290 p.

91. V. 457. Geertz C. Ritual and social change. Jaranese clample // Amer. Anthropologist. -Wash. 1951. -N6. -P. 991−1012.

92. V. 458. Hsu F.L. fcL The self in cross cultural perspective // Culture and self/ Asian Western perspectives. N. Y-L., 1985. — 45 p.

93. V. 459. Keesing K. Theories of culture II Annu rev. Of anthropology. Palto-Alto, 1974. — Vol.3. -P. 73−93.

94. V. 460. Levi-Strauss C. Rase et culture. Le regard clagne. Paris, 1971.

95. V. 461. Marsel G. Le declin de la sagesse. Paris, 1954. — 345 p.

96. V. 464. Piaget J. Piagets theory // Carmiehael’s manual of child psychology / Ed by

97. Mussen. P. N-Y, 1970. — P. 830−832. V. 465. Spiro M. Culture and human nature: The theoretical papers of Melford Spiro / Ed by Kilborne and Laugness. — Chicago, L: Univ. of Chicago press, 1987. -310 p.

98. V. 466. Raju R. T. Introduction to Comparativr Philosophy. Lincoln, 1962. — Vol. 5. V. 467. Toynbee A.I. Civilization on Trial. — New-York: Oxford Univ. Press, 1922. -263 p.

99. V. 468. Tonbee A.I. A. Stady of History 2. Ed. London. Etc.: Oxford Univ. Press., 1948. Vol. 1−6.

100. V. 469. Toynbee A/I. The Western Qvestionin Greece And Turkey // A Stady in the Contact of Civilizations. London etc.: Constable and Company Lth. — 1922. -420 p.

101. V. 470. Gosselin G. L’anthropologie et les antinomies de L’egalite des cultures //

102. Ethnologie fr. P., 1992. — T. 40. — N. 4. — P. 404−408. V. 471. Husserle E. Die Krisis des europaischen Menschentum und die Philosophic //

103. С esammelte Werke. Haag, 1954. — Bd. 6. — SS. 314−348. V. 472. Jaspers K. Vom Ursprung und Ziel der Geschichte. — Zurich: Artemis. — Verl., 1949. -360 s.

Заполнить форму текущей работой