Активизация левых и демократических сил в остальных странах Латинской Америки во второй половине 50-х – первой половине 60-х годов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

по истории

на тему:

«Активизация левых и демократических сил в остальных странах Латинской Америки во второй половине 50-х — первой половине 60-х годов»

2009

Несмотря на успехи индустриализации в 30−50-е годы, сохранялось подчиненное, периферийное положение стран Латинской Америки в мировом хозяйстве как поставщиков аграрно-сырьевых товаров. Начавшееся в 50-е годы неуклонное падение цен на эти товары на мировом рынке болезненно отразилось на экономике стран региона, усилив проявления кризиса сложившихся в условиях зависимого капиталистического развития традиционных социально-экономических структур. Недостаточная эффективность сельскохозяйственного производства при преобладании латифундизма и сравнительно отсталом агротехническом уровне не позволяла латиноамериканским странам успешно конкурировать на мировом рынке с экспортерами дешевой аграрной продукции — США, Канадой, Австралией, Новой Зеландией. Объем сельскохозяйственного производства на душу населения в регионе оставался не выше довоенного. Доля Латинской Америки в мировом экспорте сократилась с 12% в 1948—1950 гг. до 6,3−6,5% в 1961—1963 гг. Цены же на машины и оборудование, в которых остро нуждалась Латинская Америка, увеличивались все более. Доминирующее положение ведущих индустриальных держав на мировом рынке позволяло им поддерживать выгодные для них и невыгодные для периферийных стран цены.

Сокращение доходов от внешней торговли вело к нехватке капиталов, финансовому кризису, инфляции, заставляло ограничивать импорт необходимых машин и оборудования, тормозило экономическое развитие. Среднегодовые темпы роста валового национального продукта уменьшились с 5% в 1950—1954 гг. до 4% в 1960—1964 гг., а на душу населения-с 2,2 до 1,1%. Бюджетный дефицит в Аргентине, Бразилии, Перу и Чили в начале 60-х годов достигал 25−30%. Нехватка финансовых средств побуждала во все больших масштабах привлекать иностранный капитал. Но вывоз прибылей по ним превышал приток новых средств, рос внешний государственный долг.

Положение осложнял «демографический взрыв». Темпы роста населения в Латинской Америке в 1955—1965 гг. достигли 2,8% в год — рекордного уровня даже по сравнению с Азией и Африкой. За 20 лет (1950−1970) население региона увеличилось со 164 млн. до 284 млн. человек, а его доля в населении мира-с 6,5 до 7,6%. Более 40% латиноамериканцов были моложе 15 лет. Это привело к уменьшению удельного веса экономически активного населения (с 35,4% в 1950 г. до 31,6% в 1970 г.).

В условиях инфляции быстро росла дороговизна жизни. За 20 лет до 1970 г. потребительские цены повысились в Колумбии, Перу, Мексике в несколько раз, в Аргентине-почти в 100 раз, в Уругвае — в 170 раз, в Боливии и Чили — в 200 раз, в Бразилии — в 250 раз. Заработная плата часто не поспевала за ценами. Приток разоренного сельского населения в столицу и другие крупные города усугублял положение. В 1960 г. 15% населения Латинской Америки проживало в столицах. В Монтевидео в 1950 г. было сосредоточено

36% жителей Уругвая, а в 1970 г. -уже 49%, в Буэнос-Айресе- соответственно 26 и 35% жителей Аргентины, в Сантьяго — 23 и 28% населения Чили, в Лиме — 8 и 21% жителей Перу. Скопление гигантских масс населения в крупнейших городах обостряло жилищную проблему и проблему занятости. До 25−40% населения крупных городов проживало в «поселках нищеты». В целом по региону безработица достигала 5−10%, а с учетом ее скрытых форм и неполной занятости — до 30−40% рабочей силы. Острые социальные контрасты, нищенские условия жизни большей части населения города и деревни порождали социальную напряженность. К этому добавлялось господство в большинстве стран авторитарных, диктаторских режимов, постоянные нарушения или просто отсутствие элементарных политических свобод и гражданских прав, произвол и репрессии властей.

Нарастание освободительной борьбы. Недовольство существующим положением и осознание необходимости перемен охватило широкие слои населения и начиная со второй половины 50-х годов вылилось в мощный подъем революционного и демократического движения с участием трудящихся, крестьян, студенчества, средних слоев, либеральных кругов национальной буржуазии. На первый план встали задачи борьбы против диктатур, за демократические, аграрные и антиимпериалистические преобразования.

Волна освободительной борьбы стала нарастать с 1956 г. В этом году была свергнута диктатура генерала Мануэля Одриа в Перу и восстановлено конституционное правление. В Никарагуа 20 лет правивший страной генерал Анастасио Сомоса, виновник гибели Сандино, пал от пуль 19-летнего патриота Ригоберто Лопеса, пожертвовавшего своей жизнью ради освобождения страны от одиозного диктатора. Семейство Сомосы удержалось у власти, которая перешла к двум сыновьям убитого правителя. В конце 1956 г. началась революционная партизанская война на Кубе, возглавленная Фиделем Кастро и быстро переросшая в революцию.

10 мая 1957 г. в Колумбии в результате всеобщей забастовки, поддержанной как демократическими и левыми силами, так и консервативной оппозицией, пал диктаторский режим генерала Рохаса Пинильи. Власть перешла к военной хунте, которая объявила об освобождении политзаключенных, о прекращении карательных акций против партизанского крестьянского движения и о переходе страны к конституционному режиму. Почти 10 лет Колумбия находилась в состоянии «виоленсии» (господства насилия) — партизанской войны в деревне, карательных акций армии, военной диктатуры. Чтобы обеспечить стабильность в стране, главные партии страны — консерваторы и либералы — заключили между собой соглашение о Национальном фронте, которое должно было действовать 16 лет начиная с 1958 г. На этот период обе партии договорились

О паритетном распределении между ними мест в правительстве, в Национальном конгрессе и в других органах власти и о поочередной смене президентов каждые 4 года: в первые 4 года президентом должен был стать либерал, затем — консерватор, потом — опять либерал-и так 16 лет. Это соглашение действительно положило конец открытой вражде между основными партиями Колумбии, помогло прекратить гражданскую войну, отстранить армию от прямого участия в политике и открыть путь к длительному конституционному режиму. Но это был ущербный, выхолощенный конституционный режим, лишивший выборы их реального значения и отстранявший остальные партии, в том числе левые, от активного участия в политической жизни. Это был путь к стабилизации власти господствующих классов в конституционных формах. В мае 1958 г. состоялись президентские выборы, на которых президентом на 4 года был избран общий кандидат двух партий Национального фронта либерал А. Льерас Камарго (1958−1962). В августе 1958 г. военная хунта передала ему власть.

В 1957 г. была ликвидирована диктатура в Гондурасе, убит диктатор Гватемалы Кастильо Армас — руководитель контрреволюционной интервенции 1954 г.

В Венесуэле в 1957 г. все основные партии страны (включая и коммунистическую) создали Патриотическую хунту с целью борьбы против диктатуры Переса Хименеса. 21 января 1958 г. в Каракасе вспыхнула организованная хунтой всеобщая забастовка, переросшая в народное восстание. К восстанию примкнули подразделения армии и флота во главе с контрадмиралом Вольфгангом Ларрасабалем. 23 января восстание победило. Перес Хименес бежал из страны. Была сформирована Временная правительственная хунта под руководством В. Ларрасабаля, действовавшая при сотрудничестве с демократическими партиями. Она восстановила демократические свободы, освободила политзаключенных, подготовила всеобщие выборы, состоявшиеся в декабре 1958 г. На этих выборах победил лидер национал-реформистской партии Демократическое действие, бывшей у власти в 1945—1948 гг., Ромуло Бетанкур. За него проголосовало более 49% избирателей. Поддержанный левыми силами, В. Ларрасабаль получил 34,6% голосов и вышел на первое место в столице. Укрепила свои позиции компартия, численность которой достигла 40 тыс. человек. На выборах в парламент она набрала 6,6% голосов, получив 7 мандатов. В феврале 1959 г. Р. Бетанкур стал конституционным президентом на 5-летний срок (1959−1964). Временной хунте и правительству Бетанкура пришлось в 1958—1960 гг. подавить несколько военных мятежей правых сил, недовольных демократическими преобразованиями.

В 1958 г. в Аргентине власть военных также сменилась конституционным правительством радикалов. Значительных успехов в том же году добились левые силы Чили.

Широко распространились антиамериканские настроения. Серьезной критике империалистическая политика США в Латинской Америке подверглась на межамериканской экономической конференции в Буэнос-Айресе в 1957 г. В мае 1958 г. визит вице-президента США Ричарда Никсона в страны региона был встречен массовыми протестами. Из Каракаса ему пришлось выбираться с помощью военных вертолетов, спасаясь от возбужденных толп демонстрантов. С 1956 г. в Панаме началось массовое движение студентов и трудящихся за возврат республике зоны Панамского канала. В 1958 г. движение приняло характер забастовок и демонстраций, сопровождавшихся столкновениями с американскими войсками.

Победа Кубинской революции в январе 1959 г. и революционные преобразования на острове явились важнейшим событием этих лет, оказавшим революционизирующее воздействие на другие страны. Большой размах приобрело движение солидарности с Кубинской революцией, охватившее континент и выразившееся в забастовках, митингах, демонстрациях и других формах.

Невиданных прежде масштабов достигла стачечная борьба трудящихся. Если на рубеже 50-х годов в Латинской Америке ежегодно бастовали 2,5−3 млн. человек, то в 1956—1958 гг. — 8−12 млн., а в 1959—1961 гг.- 18−21 млн. человек. Высоким оставалось число стачечников в 1962—1963 гг.- 14−17 млн. участников. Рабочие выступали не только за улучшение своего положения, но и с требованиями демократических, социальных и антиимпериалистических преобразований. Частым явлением стали всеобщие политические забастовки, сопровождавшиеся митингами и демонстрациями, ожесточенными схватками с полицией и войсками. Трудящиеся сыграли активную роль в свержении диктаторских режимов и защите демократических свобод.

Особым размахом отличалось забастовочное движение в Аргентине, Уругвае и Чили. В 1959—1960 гг. в Панаме и Коста-Рике рабочие банановых плантаций провели успешные забастовки против американской компании «Юнайтед фрут». Народные демонстрации в Панаме против хозяйничанья США в зоне канала приняли еще большие размеры, чем в предыдущие годы. В ноябре 1959 г. американские войска расстреляли панамских демонстрантов, когда те попытались поднять флаг в зоне канала. Упорством отличалась борьба боливийских горняков в начале 60-х годов против наступления правительства на их завоевания, достигнутые благодаря революции 1952 г. Важную роль сыграл рабочий класс Бразилии в поражении правых сил в августе — сентябре 1961 г. В Доминиканской Республике после убийства в мае 1961 г. долголетнего диктатора генералиссимуса Рафаэля Трухильо' массовые забастовки трудящихся

В середине XX в. было в мире 4 генералиссимуса — Сталин в СССР, Франко в Испании, Чан Кайши на Тайване и Трухильо в Доминиканской Республике.

в октябре-декабре 1961 г. заставили власти ускорить переход к конституционному правлению. В марте — апреле 1962 г. в Гватемале антиправительственные выступления охватили всю страну и переросли в бурную всеобщую политическую стачку. В феврале — марте 1963 г. волнения возобновились.

На волне подъема рабочего и демократического движения укрепили и расширили свои позиции коммунистические партии и левые течения в профсоюзах. Численность компартий региона (не считая Кубы) превысила 300 тыс. человек. В январе 1964 г. в столице Бразилии на конгрессе представителей левых профсоюзов 18 стран был создан Постоянный конгресс профсоюзного единства трудящихся Латинской Америки (ПКПЕТЛА). Примкнувшие к нему организации объединяли до 4 млн. человек.

В конце 50-х — начале 60-х годов усилилась борьба крестьян и сельскохозяйственных рабочих за землю. Крестьянские выступления — захваты земель, демонстрации и митинги — охватили Венесуэлу и Перу. В Перу в 1960—1964 гг. в захватах земель участвовали сотни тысяч индейцев-общинников и безземельных крестьян. В Колумбии созданные крестьянами при участии коммунистов в горных районах отряды самообороны защищали занятые ими земли. На северо-востоке Бразилии в начале 60-х годов шла борьба крестьянских лиг за землю.

По примеру Кубы в ряде стран революционно настроенная молодежь уходила в сельские районы, в горы, создавая там партизанские очаги и поднимая население на вооруженную борьбу. 13 ноября 1960 г. в Гватемале подняли восстание воинские части, возглавленные революционными офицерами. Восставшие заняли города Пуэрто-Барриос и Сакапу, но после 4 дней боев потерпели поражение. В начале 1962 г. произошло новое революционное восстание военных в Гватемале. Оно также потерпело неудачу. Некоторые из участников обоих восстаний укрылись в горах и начали партизанскую борьбу, которая приняла затяжной характер. В Никарагуа молодые революционеры в 1961 г. создали Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), организовавший партизанские выступления против диктаторского режима. Очаги партизанской борьбы появились в Эквадоре, несколько позже — в Перу. В Колумбии в ответ на вторжение армии в районы, контролировавшиеся отрядами крестьянской самообороны, в мае 1964 г. также возобновилась партизанская война.

В Венесуэле во второй половине I960 г. обострились взаимоотношения левых сил (коммунисты, отколовшаяся от основной правящей партии группировка «Левое революционное движение» — МИР, левые студенческие и профсоюзные организации) с правительством Р. Бетанкура. Левые обвиняли его в отказе от антиимпериалистического курса, во враждебной позиции в отношении революционной Кубы, в ухудшении положения трудящихся. В октябре-ноябре 1960 г. они организовали антиправительственные забастовки и демонстрации, которые привели к уличным схваткам с полицией и войсками. В ответ правительство предприняло репрессии. В ноябре 1961 г. Венесуэла разорвала дипломатические отношения с Кубой, после чего произошли новые демонстрации и столкновения. В мае 1962 г. вспыхнули восстания революционно настроенных военных в городах Карупано и Пуэрто-Кабельо. После их подавления правительство запретило компартию и МИР. Сумевшие укрыться участники военных выступлений, коммунисты и МИР начали партизанскую войну. В конце 1962 г. они объединились во Фронт национального освобождения, а на базе партизанских отрядов в феврале 1963 г. были созданы Вооруженные силы национального освобождения. Однако переход коммунистов и их союзников к вооруженной борьбе против конституционного национал-реформистского правительства, пользовавшегося широкой поддержкой в стране, привел к утрате ими завоеванных ранее важных легальных позиций и не встретил понимания основной части населения. Партизанская война затянулась на несколько лет, сопровождаясь жертвами, но к успеху не привела. Правда, она побудила правительство ускорить аграрные преобразования, чтобы лишить повстанцев социальной поддержки в сельской местности.

В борьбе против диктатур, за демократические свободы, в антиимпериалистических выступлениях в конце 50-х — начале 60-х годов участвовали широкие слои населения. Активизировались национал-реформистские течения. Реформистскую политику проводили правительства Жоао Гуларта в Бразилии (1961−1964), Хуана Боша в Доминиканской Республике (январь-сентябрь 1963 г.), Ромуло Бетанкура в Венесуэле (1959−1964), Лопеса Матеоса в Мексике (1958−1964) и др. Реакционные диктаторские режимы сохранились в немногих странах (Парагвай, Никарагуа, Сальвадор, Гватемала). В 1957 г. была установлена мрачная диктатура «папы-дока» Франсуа Дювалье (1957−1971) в Гаити.

Начался процесс деколонизации владений Великобритании в Карибском бассейне. В августе 1962 г. добились политической независимости Ямайка (1,8 млн. жителей к 1970 г.) и Тринидад и Тобаго (0,9 млн. жителей). В крупнейшей по территории колонии Карибского бассейна Британской Гвиане (215 тыс. км — почти вдвое больше Кубы, население к 1970 г.- 700 тыс.) борьбу за независимость возглавляла Народно-прогрессивная партия (коммунисты). Ее основатель и лидер Чедди Джаган в 1957—1964 гг. был премьер-министром колонии. Великобритания, однако, оттягивала предоставление независимости, пока к власти в колонии не пришли в декабре 1964 г. более умеренные силы. В мае 1966 г. Британская Гвиана получила независимость. Новое государство стало называться Гайаной. В ноябре 1966 г. независимость приобрел Барбадос (235 тыс. жителей). К традиционным 20 латиноамериканским республикам Латинской Америки прибавились 4 новых небольших англоязычных государства с общим населением более 3,5 млн. человек.

Развитие социально-политической борьбы. Значительных масштабов достигло во второй половине 50-х — первой половине 60-х годов рабочее и демократическое движение в Чили, Аргентине и Бразилии. Рабочий класс стал влиятельной силой в социально-политической борьбе, развернувшейся в эти годы в Чили и Аргентине. В обеих странах действовали мощные единые национальные профцентры, активно развивалось стачечное движение. В Чили в рабочем и демократическом движении ведущую роль завоевали революционные партии — коммунистическая и социалистическая, действовавшие совместно. В Аргентине рабочие организации контролировались перонистами, придерживавшимися националистических идей. И здесь массовые выступления рабочего класса оказали большое воздействие на эволюцию социально-политической обстановки в стране. В Бразилии трудящиеся также были активными участниками борьбы за прогрессивные преобразования, хотя общий уровень развития рабочего движения и его воздействие на ход событий были меньшими. В начале 60-х годов в Бразилии стала быстро нарастать волна антиимпериалистического и демократического движения, пестрого и аморфного по составу, в котором на первый план вышли левонационалистические течения. Страна оказалась в состоянии острого социально-политического кризиса, разрешить который в свою пользу левые и демократические силы оказались не в состоянии, что имело трагические для них последствия. Во всех трех странах активно проявили себя на политической арене сторонники реформистских преобразований. Предпринятые попытки реформ в каждом случае имели свои особенности.

Чили. По темпам экономического роста Чили отставала от ряда латиноамериканских стран. Ее удельный вес в валовом внутреннем продукте (ВВП) региона уменьшился с 7,4% в 1950 г. до 5,4% в 1970 г. Но достигнутый ею уровень развития был сравнительно высоким, если учесть, что население Чили в 1970 г. (9,3 млн. человек) составляло лишь 3% населения региона. Доля промышленности и смежных с нею отраслей в ВВП страны за 60-е годы поднялась с 43,2 до 53%, а сельского хозяйства-упала с 10,6 до 8,6%. Соотношение в пользу промышленности здесь было большим, чем в Бразилии, Мексике и даже Аргентине. В определенной мере это объяснялось наличием значительной добывающей промышленности и меньшей ролью сельскохозяйственного производства, не обеспечивавшего внутренние потребности. В первой половине 60-х годов обрабатывающая промышленность росла довольно высокими темпами (7,3% в год), но затем темпы ее роста сократились вдвое.

Чили отличалась высоким уровнем концентрации и монополизации производства. В 1963 г. 190 предприятий обрабатывающей промышленности (с числом занятых свыше 200 человек) располагали 44% рабочей силы и 58% капитала. В промышленно-финансовой сфере доминировали семейные монополистические группы Алессандри, Матте, Эдвардса, Ярура. Группа Алессандри — Матте контролировала 80% производства бумаги, занимала ведущее положение в цементной промышленности, имела влиятельные позиции в банковской системе. Клан Эдвардсов располагал ключевыми позициями в стекольной, керамической, спирто-водочной промышленности, внедрился в текстильную и угольную промышленность, владел банком «Эдварде», контролировал финансовые и страховые компании. Группа Ярура доминировала в текстильном производстве, а также владела банками. Компания Лота — Швагер контролировала 80% добычи угля. На другом полюсе находилось 70 тыс. мелких предпринимателей и кустарей (до 5 занятых).

Иностранные капиталовложения в Чили к концу б0-х годов достигли 1,3 млрд долл. На долю компаний США приходилось 80% добычи меди — ведущей отрасли чилийской экономики, 90% добычи селитры и йода, 60% железной руды.

Активную роль в стимулировании промышленного прогресса играло государство, сосредоточившее в своих руках добычу и переработку нефти (за 1953−1965 гг. добыча нефти увеличилась в 10 раз-до 1,7 млрд. т), 80% железных дорог, большую часть электроэнергии, ему принадлежали влиятельные позиции в металлургии и других отраслях.

В деревне сохранялось господство традиционного латифундизма с Наличием докапиталистических пережитков. 1,3% хозяйств (размером более 1 тыс. га) располагали 73% земельных угодий, а 47,5% хозяйств (до 5 га) — 0,67% угодий. Сельскохозяйственное производство отставало от нужд страны. В начале 60-х годов ежегодные затраты на импорт недостающего продовольствия превысили 120 млн долл. Основная часть сельского населения имела низкий жизненный уровень, 34% его были неграмотны.

В городах в 1960 г. проживало 66% чилийцев, а в 1970 г.- более 75%. В них быстро росли «грибные поселки» нищеты. За 60-е годы занятость в аграрном секторе сократилась с 30 до 24%, в промышленности и смежных отраслях — увеличилась с 35 до 38,6%, в торговле и услугах — выросла с 35 до 37,6% экономически активного населения. Удельный вес лиц наемного труда остался на уровне 70% - значительно выше среднего по региону. Рабочий класс по-прежнему был основным по численности классом чилийского общества. (1 млн. человек, из них 400 тыс. в сельском хозяйстве), хотя рост его прекратился в связи с уменьшением численности сельскохозяйственных рабочих, рабочих добывающей и некоторых других традиционных отраслей производства при росте новых. Наряду с сильным индустриальным ядром значительная часть пролетариата была занята в мелком производстве. Сохранялся большой удельный вес мелкобуржуазных слоев городского населения, особенно в торговле и услугах, где искало средств к существованию избыточное население городов. Значительно увеличилось количество служащих и специалистов.

Особенности социальной эволюции Чили сказывались и в партийно-политической борьбе, характеризовавшейся укреплением позиций левых партий и растущей поляризацией сил при сохранении многопартийности. Опорой коммунистов и социалистов был Единый профцентр трудящихся (КУТ), возникший в 1953 г. и объединивший основную часть профсоюзов страны (более 300 тыс. человек) на платформе классовой борьбы. Созданный в феврале 1956 г. коммунистами, социалистами и примкнувшими к ним несколькими мелкими демократическими партиями Фронт народного действия (ФНД) выдвинул программу революционных преобразований: национализация иностранных и крупных местных компаний, ликвидация латифундизма, социальные мероприятия в пользу трудящихся и др. В 1957 г. произошло объединение Народно-социалистической и Социалистической партий в единую Социалистическую партию Чили, которая подтвердила свою приверженность революционному марксизму и союзу с компартией. В 1958 г. левым силам удалось наконец добиться отмены закона «О защите демократии» 1948 г. и восстановления легального статуса компартии. На президентских выборах 4 сентября 1958 г. кандидат Фронта народного действия социалист Сальвадор Альенде получил 28,5% голосов. Лишь на 2,5% он отстал от победителя, кандидата правых партий консерваторов и либералов Хорхе Алессандри, набравшего 31% голосов. Большой успех левых сил вселил в них надежду на возможность прихода к власти с помощью выборов.

Хорхе Алессандри был влиятельнейшим представителем промышленно-финансовой верхушки, человеком с технократически-консервативным образом мышления. Он был сыном знаменитого чилийского политика первой половины века Артуро Алессандри, дважды бывшего президентом в 20−30-е годы и умершего в 1950 г. 62-летний Хорхе Алессандри формально был беспартийным. Он старался предстать перед публикой деловым человеком, ведущим честный и добропорядочный образ жизни, стоящим выше партийных дрязг и междоусобиц, озабоченным благосостоянием и будущим всей нации. Правая пресса помогала формированию в общественном мнении такого облика нового президента. В ноябре 1958 г. он сменил на посту престарелого президента К. Ибаньеса дель Кампо, который вскоре умер в возрасте 83 лет (в 1960 г.).

Правительство X. Алессандри (1958−1964) стремилось обеспечить экономическое развитие страны поощрением крупного капитала и привлечением иностранных инвестиций и займов. В аграрной политике главное внимание уделялось агротехническим мероприятиям. Острота аграрного вопроса заставила правительство X. Алессандри разработать закон об аграрной реформе, принятый в ноябре 1962 г. Закон предполагал некоторые меры по смягчению положения мелких земельных собственников и арендаторов и допускал в ограниченных пределах возможность выкупа у помещиков неиспользуемых угодий и распределения их среди крестьян. Итоги применения закона оказались мизерными: было выкуплено 120 тыс. га помещичьих земель, наделы получили 1354 семьи.

Во внешней политике X. Алессандри сотрудничал с США, но одновременно установил торгово-экономические связи с СССР, долго отказывался присоединиться к антикубинским акциям США и ОАГ. Лишь в конце президентства, в августе 1964 г., по настоянию США правительство X. Алессандри разорвало дипломатические отношения с Кубой.

Правительству удалось поднять темпы промышленного роста, но экономическое положение оставалось сложным. Возросли расходы на импорт машин, оборудования и продовольствия, увеличилась внешняя задолженность. Инфляция достигла 45% в год. При правительстве Алессандри в 1960 г. Чили постигло сильное землетрясение, от которого пострадали южные районы страны, что создало дополнительные проблемы. Политика сдерживания заработной платы при росте дороговизны стимулировала забастовочную борьбу, охватившую основные категории рабочих и служащих. Неоднократно проводились организуемые КУТ всеобщие забастовки против социальной и экономической политики правительства.

Продолжали укрепляться позиции левых сил. На парламентских выборах в марте 1961 г. компартия набрала 11,8% голосов и приобрела 16 депутатских мандатов (из 147) и 4 места в Сенате (из 45). Социалисты получили 11,1% голосов (12 мест в Палате депутатов и 7 в Сенате).

Оживилась умеренная оппозиция, группировавшаяся вокруг Христианско-демократической партии (ХДП). Предшественницей ХДП была Националистическая фаланга, возникшая в 30-е годы на базе молодежного левого крыла Консервативной партии, воспринявшая социальную доктрину христианства и вскоре отмежевавшаяся от консерваторов. Основателем и лидером фаланги был Эдуарде Фрей (1911−1982), юрист по образованию, выпускник Католического университета. Долгое время Националистическая фаланга оставалась небольшой партией, занимавшей в политической жизни промежуточные позиции между левыми и правыми. В 40−50-е годы Э. Фрей основные усилия посвятил разработке идеологических и программных основ возглавляемого им течения как реформистской альтернативы правым и левым силам. В 1957 г. Националистическая фаланга объединилась с другой родственной организацией в Христианско-де-мократическую партию (ХДП). Лидером новой партии остался Э. Фрей. В короткие сроки ХДП удалось заполнить значительное промежуточное пространство между левым и правым флангами политической арены и превратиться в крупнейшую центристскую, реформистскую силу. ХДП приобрела влияние в средних слоях, студенчестве, либеральной интеллигенции и поддержку части трудящихся. Не имея возможности создать собственный профцентр, христианские демократы участвовали в КУТ, где они стали третьим по значению течением после коммунистов и социалистов и входили на правах меньшинства в руководство профцентра. В 1958 г. Э. Фрей, выдвинутый от ХДП кандидатом в президенты, собрал 20% голосов, заняв третье место.

Острая политическая борьба развернулась в Чили в период президентской избирательной кампании 1964 г. Фронт народного действия снова, уже третий раз подряд, выдвинул кандидатом в президенты сенатора-социалиста Сальвадора Альенде. От ХДП вновь стал кандидатом Эдуарде Фрей, выступивший с программой реформ под лозунгом «Революция в условиях свободы!». Программа Фрея была рассчитана на то, чтобы привлечь революционизировавшиеся, ожидавшие перемен народные массы, отвлечь их от ФНД и в то же время не отпугнуть чрезмерным радикализмом умеренно настроенные слои населения. Многие положения его программы напоминали программу Альенде, так что рядовому чилийцу порой трудно было их различить. Но требования преобразований у Фрея были выражены в менее определенных и в то же время более привлекательных формулировках. Например, вместо национализации меди, которой требовал Альенде, Фрей говорил о ее «чилизации». Оба кандидата обещали покончить с латифундизмом. Во многом совпадали и обещания в области социальной политики. Но тут Фрей представил больше конкретных цифр в жилищном строительстве и других сферах, расписав по годам, когда, что и сколько сделает его правительство. Аналогичные цифры содержал и раздел по развитию экономики. Фрей делал акцент на том, что его правительство осуществит преобразования мирно, в условиях соблюдения правопорядка и дальнейшего расширения демократических свобод, при сохранении лояльных отношений с США. Э. Фрей выступал с проектом «коммунитарного общества», который выдвигала ХДП. По нему предполагалось вовлечение всего населения в различные массовые организации и через них приобщение рядовых чилийцев к управлению обществом на разных уровнях, начиная с местного самоуправления. Сам Фрей придерживался осторожной, умеренной трактовки «коммунитарного общества» как цели ХДП. Левое же крыло христианских демократов (Рафаэль Гумусио, Жак Чончбль и др.) склонялось к тому, чтобы видеть в «коммунитарном обществе» реальное и даже решающее участие трудящихся, народных масс в управлении обществом и производством, широкое распространение коллективистских, кооперативных форм собственности, самоуправляемый демократический социализм.

Правые силы — консерваторы и либералы блокировались с Радикальной партией, предполагая выдвинуть общим кандидатом лидера правого крыла радикалов Хулио Дурана. Однако ход начавшейся избирательной кампании показал, что при наличии трех конкурирующих друг с другом кандидатов первое место явно мог получить Альенде. В преддверии выборов к ФНД примыкали все новые сторонники и попутчики. Тогда консерваторы и либералы предпочли отказаться от выдвижения собственного кандидата, не претендовать на сохранение власти в своих руках и призвали собственных сторонников голосовать за Фрея, лидера реформистской оппозиции, с тем чтобы помешать прийти к власти Альенде, выбирая «меньшее зло» и надеясь в дальнейшем повлиять на политику Фрея. Что касается радикалов, среди которых ширились настроения в поддержку Альенде, правое руководство партии решило выдвинуть X. Дурана кандидатом от Радикальной партии, без всяческих шансов на успех, но чтобы не допустить голосования сторонников партии за Альенде или Фрея.

В результате основными конкурентами в борьбе за власть стали Э. Фрей и С. Альенде, ХДП и ФНД. США высказывали симпатии Фрею и обещали поддержку Чили в случае его победы. Правые силы и сторонники Фрея запугивали избирателей, что в случае победы Альенде Чили ждут диктатура, террор, экспроприации, блокада со стороны США, разруха и голод. Левые приложили много сил, чтобы добиться победы Альенде. На выборах 4 сентября 1964 г. он получил 38,6% голосов — намного больше, чем прежде. Но Э. Фрей набрал абсолютное большинство голосов — 54% и был избран президентом. X. Дуран получил лишь около 4,5% голосов. Большинство радикалов, вопреки распоряжению правого руководства партии, проголосовало за Альенде. Итоги выборов 1964 г. означали сдвиг влево в политической жизни Чили, который выразился как в дальнейшем расширении позиций левых сил, так и в переходе власти от правых сил к реформистской оппозиции в лице ХДП.

Аргентина. Социально-экономическое развитие Аргентины отличалось неравномерностью и противоречивостью. Рост валового внутреннего продукта (ВВП) в 60-е годы несколько увеличился па. сравнению с 50-ми годами (в среднем за год с 3 до 4,4%), но оставался ниже среднего уровня по региону. Доля Аргентины в ВВП.

Латинской Америки продолжала снижаться (19% в 1960 г. и 17% в 1970 г.), хотя оставалась высокой (третье место после Бразилии и Мексики). По ВВП на душу населения Аргентина и к 1970 г. по-прежнему значительно опережала остальные страны (кроме Венесуэлы с ее доходами от нефти). Заметно увеличилось промышленное производство, среднегодовые темпы которого за 60-е годы составили 5,6%. Из аграрно-индустриальной страны Аргентина превратилась в индустриально-аграрную. Доля промышленности и смежных отраслей в ВВП возросла с 44% в 1960 г. до 49% в 1970 г., а сельского хозяйства-сократилась с 16 до 13%. Правда, аграрный сектор продолжал обеспечивать основную часть экспорта и инвалютных поступлений. Получили развитие сравнительно новые отрасли промышленности — машиностроение, автомобильная, атомная. Производство стали за 60-е годы увеличилось с 0,3 млн. т до 1,9 млн. т, парк легковых автомобилей-втрое, производство электроэнергии-более чем вдвое (до 21,7 млрд. кВт-ч). Традиционные же отрасли — пищевая, текстильная, деревообрабатывающая и др.- либо пребывали в состоянии застоя, либо развивались медленно.

Аргентинской промышленности были свойственны, с одной стороны, значительная концентрация труда на крупных заводах (в 1964 г. 1,8% предприятий обрабатывающей промышленности сосредоточили свыше половины занятых в ней рабочих), с другой — наличие массы мелких кустарных предприятий (90% их общего количества). Территориальное размещение промышленности также отличалось крайней неравномерностью. В 1964 г. в Буэнос-Айресе с пригородами находилось 53% всех рабочих и служащих обрабатывающей промышленности страны.

В 40−50-е годы в Аргентине сложился местный монополистический капитал, захвативший влиятельные позиции в экономике и ставший ведущей составной частью буржуазно-помещичьей верхушки. Крупнейшими монополистическими объединениями были группы Васена, Мартинес-де-Ос, Альсогарай, Лануссе. Их представители часто занимали ключевые посты министров экономики и (финансов в правительствах Аргентины 50−80-х годов, определяя основные направления социально-экономической политики. Арген-тинские. _корпорадии были тесное связаны с иностранным капиталом, в первую очередь с североамериканским. Прямые иностранные инвестиции в Аргентине увеличились с 1,3 млрд долл. в 1955 г. до 3 млрд. в 1973 г. Иностранные и смешанные компании к началу 70-х годов контролировали до 40% промышленной продукции и сельскохозяйственных земель.

Аргентину 60-х годов отличал высокий удельный вес наемного труда (70% экономически активного населения — ЭАН) и пролетариата. Общая численность рабочего класса к 1970 г. достигала 4 млн. человек (из 9 млн. ЭАН, из которых более 2 млн. были заняты в промышленности и связанных с нею отраслях, около 1 млн.- в сельском хозяйстве). Удельный вес наемного труда в аграрном секторе к 1970 г. достигал 53%, а с учетом «батраков с наделом» — около 2/3. Большой вес в сельскохозяйственном производстве имели крупнотоварные капиталистические и фермерские хозяйства, хотя развитие капитализма в деревне происходило при преобладании латифундизма. За полтора десятилетия (до 1970 г.) тракторный парк вырос в 3,5 раза, применение минеральных удобрений — почти в 6 раз. Но среднегодовые темпы увеличения сельскохозяйственной продукции (1,5%) отставали от роста населения (1,8%). На Аргентине тяжело отразились падение цен на мировом рынке на зерно и мясо и рост цен на импортируемую промышленную, продукцию, а также возросший вывоз прибылей из страны иностранными монополиями. Утечка капиталов, неблагоприятный внешнеторговый баланс, дефицит бюджета, инфляция, рост дороговизны стали постоянными явлениями. В 1958 г. 1 доллар был равен 40 песо, а в 1970 г. -400. Внешняя задолженность выросла с 1,5 млрд долл. в I960 г. до 2,5 млрд. -в 1970 г. Господствующие классы после свержения Перона (1955) пытались сохранить свои позиции и решить финансовые и экономические проблемы за счет трудящихся. Доля лиц наемного труда в национальном доходе сократилась с 47% в 1952 г. (при Пероне) до 38% в 1970 г.

Обострение социальных и экономических противоречий предопределило нарастание классовой и политической борьбы во второй половине 50-х и в 60-х годах. Реакционная политика военного режима генерала Э. Арамбуру (1955−1958) восстановила против него трудящихся. Запрет Перонистской партии и отмена достигнутых рабочим классом при Пероне завоеваний вновь усилили симпатии пролетарских масс к подвергшейся гонениям и преследованиям партии и ее опальному вождю, в котором они видели своего защитника. В свою очередь, лишенные власти и поддержки крупной буржуазии перонисты сами обратились к рабочему движению, видя в нем единственную оставшуюся на их стороне реальную силу и надеясь с его помощью восстановить свои позиции в стране. В результате перонизм оказался более тесно связанным с рабочими организациями, с борьбой трудящихся масс. Это сказалось на дальнейшей эволюции перонистского движения, способствовало развитию в его рядах левонационалистических настроений, хотя в целом идеологической основой перонизма остался национал-реформизм.

Несмотря на предпринятые усилия, правительству так и не удалось серьезно подорвать позиции перонистов в профсоюзах. Правда, в 1957 г. было создано объединение «32-х профсоюзов», позже получившее название «независимых», в которое вошли профсоюзы, оказавшиеся под влиянием неперонистских течений (синдикалисты, социал-демократы, социалисты, радикалы) и связанные с Межамериканской региональной организацией трудящихся (ОРИТ). Но большинство профсоюзов вошло в созданное одновременно перонистское объединение «62-х профсоюзов». В него вступили и несколько усилившиеся профсоюзы, руководимые коммунистами. Однако антикоммунистические настроения и претензии на монопольное руководство рабочим движением со стороны перонистской профсоюзной верхушки побудили коммунистов в конце 1958 г. создать собственное Движение за единство и координацию действий профсоюзов (МУКС), которое контролировало некоторые профсоюзы и действовало также внутри перонистских и «независимых» профсоюзов.

В 1956—1957 гг. Аргентину охватили массовые стачечные выступления. Трудящиеся требовали изменения социальной и экономической политики и восстановления демократических свобод. Всеобщие забастовки трудящихся в сентябре и октябре 1957 г. с участием свыше 4 млн. человек вынудили правительство Арамбуру снять осадное положение и ускорить переход к конституционному правлению. 23 февраля 1958 г. состоялись президентские выборы при сохранении запрета на деятельность Перонистской партии. Победил Артуро Фрондиси, лидер Радикального гражданского союза «непримиримых"' - одной из двух партий, на которые раскололся в 1957 г. Радикальный гражданский союз-партия аргентинских радикалов, некогда возглавлявшаяся Иригойеном. Другая партия радикалов — Радикальный гражданский союз «народа» заняла второе место. Исход выборов во многом решили перонисты, которые не могли выступать от своего имени. За обещание Фрондиси легализовать Перонистскую партию и восстановить национальный профцентр перонисты отдали голоса Фрондиси. Его поддержали и коммунисты.

Программы обеих партий радикалов были во многом сходны. В некоторых пунктах программа РГС «народа» даже выглядела решительнее. Многих привлекла личность Фрондиси. Ему было 50 лет, в прошлом он был известен как один из левых радикалов, последователей Иригойена. В 1955 г. вышла его книга «Нефть и политика» в которой он выступал в защиту национальных нефтяных богатств от посягательств иностранных компаний. Артуро Фрондиси обещал соблюдение демократических свобод и прав трудящихся, запрещение сгона арендаторов с земли, защиту национальной нефти и проведение независимой внешней политики.

1 мая 1958 г. состоялась передача полномочий генералом Арамбуру конституционному президенту. После длительного 28-летнего перерыва радикалы вернулись к власти.

Правительство Фрондиси (1958−1962) восстановило действие конституции 1853 г. и демократические свободы. Была значительно повышена заработная плата трудящимся в связи с ростом дороговизны. Аргентина заключила выгодные экономические соглашения с Советским Союзом.

Однако очень скоро Фрондиси натолкнулся на растущее давление буржуазно-помещичьих кругов и иностранных компаний и на рост экономических затруднений. Это заставило его в конце 1958 г. резко изменить политику. Ключевой фигурой в осуществлении экономического курса правительства стал Рохелио Фрихерио — приверженец технократических подходов к решению проблем страны. Отныне расчеты строились на том, чтобы в первую очередь осуществить ускоренное развитие Аргентины за счет жесткой экономии, интенсификации производства, широкого привлечения иностранного капитала и технологии. На этой основе предполагалось сократить отставание Аргентины от передовых стран, модернизировать ее экономику, что, по мнению правительства, позволило бы в дальнейшем преодолеть периферийное и зависимое положение страны в мировом хозяйстве и решить другие насущные проблемы, в том числе социальные. Правительство Фрондиси в декабре 1958 р. приняло план экономического развития, предложенный Международным валютным фондом (МВФ). План предусматривал сдерживание инфляции, «рационализацию труда» и сокращение расходов на заработную плату трудящимся, льготы иностранным вкладчикам капитала и участие экспертов МВФ в контроле над экономической политикой правительства. На этих условиях Аргентина добилась займов от МВФ и банков США. Иностранные нефтяные компании получили концессии на 5 млн. га аргентинских земель.

Такими мерами правительству удалось оживить экономику, повысить темпы промышленного роста и добиться быстрого увеличения добычи нефти с 4 млн. т в 1953 г. до 9 млн. в 1960 г. и 20 млн. в 1970 г. Это позволило резко ослабить зависимость страны от импорта нефти.

Но оборотной стороной подобного курса были захват иностранным капиталом важных позиций в экономике страны, ухудшение материального положения трудящихся и обострение социальных противоречий. На этой почве росло недовольство правительством, изменившим предвыборным обещаниям. Трудящиеся в январе и сентябре 1959 г. поднимались на всеобщие забастовки против нового курса социально-экономической политики. Правительство реагировало введением осадного положения, направлением войск против бастующих, запрещением деятельности компартии. Однако рабочее движение не стихало. Общее количество участников забастовок в 1960—1962 гг. достигло 25 млн. человек, т. е. каждый работник в среднем бастовал по нескольку раз. Аргентина превратилась в крупнейший центр стачечной борьбы.

В марте 1961 г. была возобновлена легальная деятельность вновь воссозданной в качестве единого национального профцентра Всеобщей конфедерации труда (ВКТ). Правда, сделано это было без созыва съезда и выборов руководящих органов ВКТ, путем передачи правительством полномочий руководства профцентром профсоюзным лидерам перонистов и «независимых». Правительство предпочитало поддерживать «независимых» в противовес перонистам. «Независимые» отстаивали умеренные традиционные реформистские и тред-юнионистские (экономистские) позиции и были настроены против участия профсоюзов в политической борьбе. Но влияние перонистов в профсоюзном движении было намного большим, с чем правительство не могло не считаться. В руководстве ВКТ «независимые» получили паритетную долю постов с перонистами, но перонисты удержали за собой пост генерального секретаря ВКТ, что обеспечило их перевес. Возглавляемый коммунистами МУКС тоже вошел в ВКТ, но не был допущен к участию в руководстве. Сохранившееся и после воссоздания ВКТ соперничество группировок, попытки перонистской профсоюзной верхушки превратить профцентр в орудие Перонистской партии, навязанная ею система жесткого вертикального подчинения низших звеньев профсоюзов высшим («вертикализм»), несоблюдение демократических норм внутри профсоюзов — все это осложняло обстановку в рабочем движении. Но был важен сам факт восстановления единого легального профцентра.

Во внешней политике правительство Фрондиси пыталось маневрировать. В январе 1962 г. Аргентина выразила несогласие с решением об исключении Кубы из ОАГ, однако уже в феврале под нажимом США разорвала дипломатические отношения с Кубой.

Политика правительства Фрондиси, разительно контрастировавшая с тем, что он писал еще совсем недавно в своей книге «Нефть и политика», вызвала недовольство и противодействие не только рабочего класса, но и широких народных сил, РГС «народа», в рядах собственной партии. Против политики Фрондиси выступил его родной брат Рисиери Фрондиси, ректор Буэнос-Айресского университета, и вице-президент республики Гомес, ушедший в отставку. 18 марта 1962 г. на частичных выборах внушительную победу при поддержке левых сил одержали перонистские политические группировки. Многие провинции должны были перейти под их контроль. Размах забастовочной борьбы и итоги выборов показали слабость позиций правительства Фрондиси, что и предрешило его участь. 29 марта 1962 г. оно было свергнуто военными, несмотря на то что Фрондиси согласился с требованиями военных аннулировать итоги выборов.

Сформированное после переворота временное военно-гражданское правительство (по сути, военная диктатура, прикрытая некоторыми гражданскими атрибутами) продолжило политику «стабилизации и развития», согласованную с МВФ, встало на путь подавления демократических свобод и усилило преследования левых сил, перонистов, ввело осадное положение.

Трудящиеся под руководством перонистов ответили новым подъемом борьбы. В 1962 г. состоялись две всеобщие забастовки против политики правительства и ряд других массовых стачек с общим количеством участников 12 млн. человек. В начале 1963 г. состоялся наконец «съезд нормализации» ВКТ, с избранием, на нем руководства профцентра. Съезд закрепил и усилил гегемонию в ВКТ перонистов, получивших пост генсека и явное большинство в руководстве. «Независимые» сохранили лишь несколько мест в руководстве и не могли существенно повлиять на деятельность ВКТ. Съезд принял «План борьбы ВКТ» — программу действий против социальной и экономической политики правительства, за улучшение положения трудящихся, восстановление демократических свобод, освобождение политзаключенных, за антиимпериалистические и антиолигархические преобразования. По этому плану в конце мая 1963 г. была проведена Неделя протеста, включавшая серию митингов, манифестаций и забастовок и завершившаяся 31 мая всеобщей забастовкой.

Среди самих вооруженных сил разгорелась междоусобная борьба двух группировок, приведшая в сентябре 1962 г. и в апреле 1963 г. к открытым боевым действиям крупных воинских контингентов друг против друга. Получилось так, что армия, взявшая на себя роль гаранта стабильности, сама поставила страну на грань гражданской войны. В ходе этих столкновений наиболее реакционная группировка военных, настаивавшая на ужесточении и долговременном сохранении военного режима, потерпела поражение. Тем временем ВКТ готовила новые выступления.

Власти пошли на проведение всеобщих выборов, которые состоялись 7 июля 1963 г. На них с 25% голосов на первое место вышел Артуро Ильиа, кандидат от оппозиционного Радикального гражданского союза «народа». К этому времени РГС «народа» превратился в основную партию аргентинских радикалов. Что касается РГС «непримиримых», то после отхода от предвыборной программы 1958 г., дискредитации и провала правительства Фрондиси — лидера партии, эта партия потеряла влияние и раскололась. Одна ее часть сохранила прежнее название, но позднее стала называться просто «Партия непримиримости» и заняла более левые позиции. Другая часть под руководством Фрондиси в 1963 г. организовалась в новую партию — Движение за интеграцию и развитие, которая выступала за курс, осуществлявшийся Фрондиси на посту президента. Обе эти партии на выборах 1963 г. получили мало голосов. Перонисты, а за ними и коммунисты призвали своих сторонников голосовать пустыми бюллетенями, чтобы тем самым продемонстрировать протест против запрещения своих партий. Таких бюллетеней оказалось 16%.

Избранный президентом Артуро Ильиа, несмотря на свои 63 года, был мало известен стране. Сельский врач по профессии, родом из Кордовы, он почти всю жизнь провел там, вступил в. партию радикалов и был политическим деятелем провинциального масштаба. В начале 1963 г. он был избран лидером РГС «народа» и стал кандидатом в президенты. Ильиа придерживался левоцентристских взглядов, был убежденным сторонником демократии и реформистских преобразований, последователем Иригойена. Технократический курс «рационализации и развития» из-за игнорирования социального и национального факторов не преуспел, привел к падению правительства Фрондиси и уходу военных от власти под напором народного недовольства. Ильиа намеревался возродить путь реформ.

12 октября 1963 г. новый конституционный президент Артуро Ильиа сформировал правительство «народных» радикалов при поддержке некоторых других сил (ввиду отсутствия абсолютного большинства). День 12 октября был избран не случайно: это был день открытия Колумбом Америки и день вступления в должность президента Иригойена в 1916 г. Правительство Ильиа (1963−1966) восстановило конституционные права и демократические свободы, были освобождены политзаключенные, прекращены репрессии. В ноябре 1963 г. Ильиа аннулировал все контракты 1958−1963 гг. о концессиях с нефтяными компаниями США, несмотря на противодействие Вашингтона. Были приняты меры в пользу национальной экономики.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой