Активизация моторных функций как условие развития речи у детей с дизартрией и ОНР III уровня

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Уральский Государственный педагогический университет»

Институт специального образования

Кафедра русского языка и литературы и методики их преподавания в спецшколе

Выпускная квалификационная работа

по специальности 50 715 «Логопедия»

Активизация моторных функций как условие развития речи у детей с дизартрией и ОНР III уровня

Екатеринбург 2010

Оглавление

Введение

Глава 1. Анализ литературы по теме исследования

1.1 Закономерности развития устной речи у детей в норме

1.2 Онтогенез формирования моторной сферы у детей в норме

1.3 Психолого-педагогическая характеристика детей с дизартрией

Глава II. Констатирующий эксперимент и анализ его результатов

2.1 Организация и методика констатирующего эксперимента

2.2 Анализ общих сведений о детях изучаемой группы

2.3 Результаты изучения неречевых функций у обследуемых детей

2.4 Характеристика сформированности речевых функций у детей экспериментальной группы

2.5 Анализ взаимосвязи сформированности неречевых и речевых функций у детей изучаемой группы

Глава III. Логопедическая работа по формированию моторных функций у детей экспериментальной группы

3.1 Организация и теоретические обоснования изучаемого эксперимента

3.2 Содержание логопедической работы по формированию моторных функций у детей экспериментальной группы

3.3 Результаты экспериментального обучения

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Актуальность исследования.

Повышение эффективности коррекционной логопедической работы по устранению нарушений речи у дошкольников с клиническим диагнозом «дизартрия» является на данный момент одной из актуальных проблем логопедии. Количество детей, страдающих дизартрией и имеющих нарушения речи, увеличивается (Л.Т. Журба, Е. М. Мастюкова,[19] М. Б. Эйдинова, Е.Н. Правдина-Винарская и др.). Тем не менее успешное обучение и воспитание детей названной категории в дошкольном возрасте является предпосылкой их полноценной подготовки к усвоению школьных навыков и успешной адаптации в школе.

В настоящее время, по данным зарубежных и отечественных исследователей, количество детей с дизартрией, испытывающих затруднения в освоении социальной микросреды, значительно возросло. В большей степени эти затруднения проявляются при поступлении ребенка в школу (Б.Н. Алмазов, Н. М. Трубникова, Е. М. Мастюкова,[35] Л. Т. Журба, R. Merton, Т. Parsons и др.).

Для дошкольников с нарушениями речи и недоразвитием моторных функций решение вопроса ранней социальной адаптации имеет особое значение в связи с тем, что с определенного момента они неизбежно начинают замечать свое отставание от сверстников в той или иной сфере жизни. Их непридуманные затруднения в осуществлении физических или умственных действий, в общении со сверстниками или с «чужими» взрослыми еще более осложняются этими невольными безрадостными «открытиями». В результате увеличивается вероятность развития пессимистических настроений, депрессивных состояний.

У детей с дизартрией вследствие органического поражения центральной нервной системы нарушаются двигательные механизмы, страдает общая и мелкая моторика, что усугубляет нарушения речи при данной патологии. Нарушенное звукопроизношение с трудом поддается коррекции, отрицательно влияет на формирование фонематических процессов и лексико-грамматической стороны речи, что затрудняет процесс школьного обучения детей. Несмотря на то что у детей с легкой формой дизартрии не наблюдается выраженных параличей и парезов, моторика их отличается общей неловкостью, недостаточной координированностью, они отстают от сверстников в ловкости и точности движений, задерживается развитие готовности руки к письму, поэтому долго не проявляется интерес к рисованию и другим видам ручной деятельности (Л.А. Данилова,[14] Л. В. Лопатина, Н. В. Серебрякова, Н.С. 28] Симонова,[42] И. А. Смирнова,[43] Г. В. Чиркина[50] и др.).

Дошкольное детство — период, когда происходит общее развитие ребенка и закладывается фундамент этого развития. Однако вопросы, непосредственно связанные с проблемами формирования моторных функций у детей с расстройствами речи, недостаточно разработаны.

Развивая моторику, мы создаем предпосылки для становления многих психических процессов. Работы В. М. Бехтерева. 5] А. Н. Леонтьева,[27] А. Р. Лурия,[31] П. Н. Анохина, И.М. Сеченова[41] доказали влияние манипуляций рук на функции высшей нервной деятельности, развития речи. Развивая моторику, мы создаем предпосылки для становления многих психических процессов. Следовательно, развивающая работа должна быть направлена от движения к мышлению, а не наоборот.

Объект исследования. Моторные и речевые функции у детей с дизартрией

Предмет исследования. Формирование моторных функций как основы развития речи у детей с дизартрией.

Цель исследования. Изучив специальную литературу по проблеме исследования и состояние речевых и неречевых функций у детей, разработать комплекс упражнений по развитию моторных функций и речи у детей с дизартрией.

Задачи исследования:

1. Провести научный анализ теоретической и методической литературы, связанной с изучением особенностей развития моторных функций и речи у дошкольников с дизартрией.

2. Изучить особенности речевого развития и моторных функций у дошкольников с дизартрией и ОНР III уровня, уточнить их взаимосвязь на основе констатирующего эксперимента.

3. Теоретически обосновать и разработать комплекс упражнений, направленных на развитие моторных функций в структуре преодоления общего недоразвития речи в соответствии с программой обучения в специализированном детском саду.

4. Экспериментально апробировать эффективность разработанного комплекса упражнений в учебном процессе специализированного детского сада.

Методологической и теоретической основой исследования явились положения:

* о взаимосвязи между состоянием речи и моторной сферы ребенка (В.М. Бехтерев,[4] М.М. Кольцова[21]);

* о психофизиологических механизмах формирования звукопроизношения в норме и патологии (Н.И. Жинкин,[16] Р. Е. Левина,[25] А. Р. Лурия,[36] З.А. Репина[47]);

* о ведущей роли обучения в развитии ребенка (Л.С. Выготский,[11] Н. Ф. Талызина,[45] П. Я. Гальперин,[12] и др.);

* о коррекционной направленности учебно-воспитательного процесса (Ж.И. Шиф, [52] Т. А. Власова, [9] В. И. Лубовский, [32] Т. М. Дульнев, [15] А. С. Белкин [6]).

Методы исследования определялись в соответствии с целью, гипотезой и задачами работы. В ходе исследования применялись как теоретические, так и эмпирические методы. К первым относятся анализ логопедической, психолого-педагогической литературы по проблеме исследования, ко вторым — изучение медицинской и психолого-педагогической документации на ребенка; наблюдение за деятельностью детей в различных условиях.

Организация и этапы исследования.

Базой исследования явился ДОУ № 85 Железнодорожного района г. Екатеринбурга. Экспериментом было охвачено 10 детей в старшей группе детского сада с дизартрией и ОНР III уровня.

Исследование проводилось в течение двух месяцев в три этапа.

На первом этапе осуществлялся подбор, изучение и анализ научной литературы, отражающей проблему научного исследования, и основных понятий в рамках темы; разрабатывались методики констатирующего эксперимента. Второй этап включал в себя проведение констатирующего эксперимента, анализ полученных данных, разработку, уточнение и апробацию программы экспериментального фронтального обучения. На третьем этапе проводилось фронтальное и индивидуальное обучение детей с дизартрией, посещающих специализированный детский сад, обобщались и анализировались полученные данные.

Структура и объем работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, приложения и включает в себя 15 таблиц.

Глава 1. Анализ литературы по теме исследования

1.1 Закономерности развития устной речи у детей в норме

Речевая функция играет важную роль в психическом развитии ребенка, в процессе которого происходит становление познавательной деятельности, способности к понятийному мышлению. Полноценное речевое общение является необходимым условием осуществления нормальных социальных человеческих контактов, а это, в свою очередь, расширяет представления ребенка об окружающей жизни. Овладение ребенком речью в определенной степени регулирует его поведение, помогает спланировать адекватное участие в разных формах коллективной деятельности [50].

Поэтому выраженные отклонения в речевом развитии ребенка имеют самые негативные последствия:

а) отстает психическое развитие ребенка;

б) замедляется формирование высших уровней познавательной деятельности;

в) появляются нарушения эмоционально-волевой сферы, что приводит к формированию особых личностных качеств (замкнутости, эмоциональной неустойчивости, чувства ущербности, нерешительности и т. д.);

г) возникают трудности в усвоении письма и чтения, что снижает успеваемость ребенка и нередко приводит к второгодничеству.

В литературе вопросам поэтапности становления речи при ее нормальном развитии уделяется достаточно много внимания. В монографии А. Н. Гвоздева,[13] в работах Г. Л. Розенгард-Пупко, Д. Б. Эльконина, [53] А. А. Леонтьева,[27] В. И. Бельтюкова [3] и др. подробно описано становление речи, у детей начиная с самого раннего детства.

Эти авторы с разных позиций рассматривают и определяют этапы речевого развития. Например, А. Н. Гвоздев подробно изучает последовательность усвоения ребенком частей речи, структур предложений, характер их грамматического оформления. В зависимости от этого он предлагает свою периодизацию.

Г. Л. Розенгард-Пупко рассматривает 2 этапа формирования речи: до 2-х лет — подготовительный; от 2-х лет и далее — этап самостоятельного становления речи.

Опираясь на исследования А. А. Леонтьева, можно условно выделить ведущие периоды речевого развития и в каждом из них определить ту симптоматику, которая должна настораживать педагога в процессе общения с ребенком [37].

Мы остановимся более подробно на четырех этапах:

1-й — подготовительный (с момента рождения — до года);

2-й — преддошколъный (от года до 3 лет);

3-й — дошкольный (от 3 до 7 лет);

4-й — школьный (от 7 до 17 лет).

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП

Ребенок появляется на свет, и свое появление он знаменует криком. Крик — первая голосовая реакция ребенка. И крик, и плач ребенка активизируют деятельность артикуляционного, голосового, дыхательного отделов речевого аппарата.

Поэтому, если в разделе «анамнестические данные» указывается, что ребенок родился в асфиксии и сразу не закричал, то эта информация уже может быть важным диагностическим симптомом для логопеда.

Период «гуления» отмечается у всех детей. Уже в 1,5 месяца, а затем — в 2−3 месяца голосовые реакции ребенок проявляет в воспроизведении таких звуков, как а-а-бм-бм, бль, у-гу, бу и т.д. Именно они потом явятся основой для становления членораздельной речи. «Гуление» у всех детей народов мира одинаково.

В 4 месяца усложняются звуковые сочетания: появляются новые, типа гн-агн, ля-аля, рн и т. д. Ребенок в процессе «гуления» как бы играет со своим артикуляционным аппаратом, по несколько раз повторяет один и тот же звук, получая при этом удовольствие. Гулит ребенок тогда, когда он сухой, выспавшийся, накормлен и здоров. Если рядом находится кто-то из родных и начинает «разговаривать» с малышом, тот с удовольствием слушает звуки и как бы «подхватывает» их. На фоне такого положительного эмоционального контакта малыш начинает подражать взрослым, пытается разнообразить голос выразительной интонацией.

Чтобы развить навыки «гуления», маме рекомендуется и так называемое «зрительное общение», во время которого ребенок всматривается в мимику взрослого и пытается воспроизводить ее. В своих работах О. И. Тихеева сравнивает ребенка в период «гуления» с музыкантом, настраивающим свой инструмент.

При нормальном развитии ребенка «гуление» постепенно переходит в лепет. В 7−8,5 месяцев дети произносят слоги типа ба-ба, дя-дя, деда и т. д., соотнося их с определенными окружающими людьми. Лепет — это не механическое воспроизведение слоговых сочетаний, а соотнесение их с определенными лицами, предметами, действиями. «Ма-ма» (мама) — говорит ребенок, и это относится именно к маме. В процессе общения со взрослыми ребенок постепенно пытается подражать интонации, темпу, ритму, мелодичности, а также воспроизводить звуковые элементы звучащей речи окружающих. В 9−10 месяцев расширяется объем лепетных слов, которые ребенок пытается повторить за взрослыми.

В 8,5−9 месяцев лепет носит модулированный характер с разнообразными интонациями. Но не у всех детей этот процесс однозначен: при снижении слуховой функции гуление «затухает», и это нередко является диагностическим симптомом. Так, если на консультацию приводят ребенка безречевого в 2,5−3 года, который не понимает обращенную к нему речь и не говорит, важно выяснить не пропадало ли у него «гуление» в раннем возрасте. В подобных случаях необходимо обязательно сделать ему аудиограмму.

В исследованиях специалистов по лингвистике детской речи определена основная последовательность ее формирования: от стадии лепета до 7 лет (А.Н. Гвоздев, Е. И. Исенина, Н. И. Лепская, С. Н. Цейтлин, А.М. Шахнарович).

ПРЕДДОШКОЛЬНЫЙ ЭТАП

В этот период расширяется объем лепетных слов, используемых ребенком. Данный этап характеризуется повышенным вниманием ребенка к речи окружающих, усиливается его речевая активность. Употребляемые ребенком слова многозначны: одновременно одним и тем же лепетным сочетанием ребенок обозначает несколько понятий: «бах» — упал, лежит, споткнулся; «дай» — отдай, принеси, подай; «биби» — идет, лежит, катается, машина, самолет, велосипед.

После полутора лет наблюдается рост активного словаря детей, появляются первые предложения, состоящие из аморфных слов-корней:

— Папа, ди (папа, иди).

— Ма, да кх (мама, дай кису).

Как показывают исследования, дети не сразу овладевают правильной речью: одни явления языка усваиваются раньше, другие позже. Это объясняется тем, что чем проще по звучанию и структуре слова, тем они легче запоминаются детьми. В этот период особенно важную роль играет совокупность следующих факторов:

а) механизм подражания словам окружающих;

б) сложная система функциональных связей, обеспечивающих осуществление речи;

в) благоприятные условия, в которых воспитывается ребенок (доброжелательная обстановка, внимательное отношение к ребенку, полноценное речевое окружение, достаточное общение со взрослыми).

Анализируя количественные показатели роста лексического запаса детей в этом возрасте, можно привести следующие данные: полтора года — 10−15 слов, к концу второго года — 30 слов, к трем годам — примерно 100 слов.

Таким образом, в течение полутора лет происходит количественный скачок в расширении словаря детей.

Характерным показателем активного речевого развития детей на этом этапе является постепенное формирование грамматических категорий.

Можно выделить в этот период этап «физиологического аграмматизма», когда ребенок пользуется в общении предложениями бок соответствующего грамматического оформления их: «Мама, дай Кука» (Мама, дай куклу); «Вова нет тина» (У Вовы нет машины).

При нормальном речевом развитии этот период длится всего несколько месяцев и к 3 годам ребенок самостоятельно употребляет наиболее простые грамматические конструкции.

Многие родители оценивают речевое развитие своего ребенка только по степени правильности звукопроизношения. И в этом они ошибаются, поскольку показателем становления детской речи является своевременное развитие у ребенка способности использовать свой лексический запас в разных структурах предложений. Уже в 2,5−3 годам дети пользуются трех-четырехсловными предложениями, используя частичные грамматические формы (иди — идет — идем — не иду; кукла — кукле — куклу).

В 1−3 года ребенок многие звуки родного языка переставляет, опускает, заменяет более простыми по артикуляции. Это объясняется возрастным несовершенством артикуляционного аппарата, недостаточным уровнем восприятия фонем. Но характерным для этого периода является достаточно стойкое воспроизведение интонационно-ритмических, мелодических контуров слов, например: касянав (космонавт), пиямида (пирамида), итая (гитара), титаясъка (чебурашка), синюська (свинюшка).

Как отмечает Н. С. Жукова, «с момента появления у ребенка возможности правильно строить несложные предложения и изменять слова по падежам, числам, лицам и временам происходит качественный скачок в развитии речи».

Таким образом, к концу преддошкольного периода дети общаются между собой и окружающими, используя структуру простого распространенного предложения, употребляя при этом наиболее простые грамматические категории речи.

Родители и воспитатели должны быть информированы о том, что наиболее благоприятный и интенсивный период в развитии речи ребенка падает на первые 3 года жизни. Именно в этот период все функции центральной нервной системы в процессе их естественного формирования наиболее легко поддаются тренировке и воспитанию. Если условия развития в это время неблагоприятны, то формирование речевой функции настолько искажается, что в дальнейшем не всегда удается в полном объеме сформировать полноценную речь.

В три года практически заканчивается анатомическое созревание речевых областей мозга. Ребенок овладевает главными грамматическими формами родного языка, накапливает определенный лексический запас. Поэтому, если в 2,5−3 года ребенок общается только с помощью лепетных слов и обрывков лепетных предложений: гаки (глазки), ноти (ножки), око (окно), дев (дверь), ути (руки); да тина (дай машину) — необходимо немедленно проконсультировать его у логопеда, проверить физиологический слух и организовать коррекционные занятия в условиях ясельной или дошкольной логопедической группы. Оставлять без специальной помощи такого ребенка нельзя, т.к. будет упущен самый благоприятный период в его речевом развитии.

ДОШКОЛЬНЫЙ ЭТАП

Этот период характеризуется наиболее интенсивным речевым развитием детей. Нередко наблюдается качественный скачок в расширении словарного запаса. Ребенок начинает активно пользоваться всеми частями речи, постепенно формируются навыки словообразования.

Некоторые авторы выделяют этап детского словотворчества, повышенного интереса к языковым явлениям и обобщениям (Т.Н. Ушакова, С. Н. Цейтлин и др.). Процесс усвоения языка протекает так динамично, что после трех лет дети с хорошим уровнем речевого развития свободно общаются не только при помощи грамматически правильно построенных простых предложений, но и многих видов сложных предложений, с использованием союзов и союзных слов (чтобы, потому что, если, тот… который и т. д.):

— Я нарисую Тамусю зеленкой, потому что она все время болеет.

— Около ушек у меня волосики будут длинные, так как это мои завлекалочки.

— Мы все превратимся в сосульки, если подует злой и сердитый ветер.

В это время активный словарь детей достигает 3−4 слов, формируется более дифференцированное употребление слов в соответствии с их значениями, совершенствуются процессы словоизменения.

В возрасте пяти-шести лет высказывания детей достаточно пространные, улавливается определенная логика изложения. Нередко в их рассказах появляются элементы фантазии, желание придумать эпизоды, которых в действительности не было.

В дошкольный период наблюдается достаточно активное становление фонетической стороны речи, умение воспроизводить слоим различной слоговой структуры и звуконаполняемости. Если у кого-то из детей и возникают при этом ошибки, то они касаются наиболее трудных, мало употребительных и чаще всего незнакомых для них слов. При этом достаточно исправить ребенка, дать образец ответа и немного «поучить» его правильно произносить это слово, и он быстро введет это новое слово в самостоятельную речь.

Развивающийся навык слухового восприятия помогает контролировать собственное произношение и слышать ошибки в речи окружающих. В этот период формируется языковое чутье, что обеспечивает уверенное употребление в самостоятельных высказываниях всех грамматических категорий. Если в этом возрасте ребенок допускает стойкий аграмматизм (играю батиком — играю с братиком; мамой были магазине — с мамой были в магазине; мяч упал и тоя — мяч упал со стола и т. д.), сокращения и перестановки Слогов и звуков, уподобления слогов, их замены и пропуск — это является важным и убедительным симптомом, свидетельствующим о выраженном недоразвитии речевой функции. Такие дети нуждаются в систематических логопедических занятиях до поступления их в школу.

Таким образом, к концу дошкольного периода дети должны владеть развернутой фразовой речью, фонетически, лексически и грамматически правильно оформленной.

Уровень развития фонематического слуха позволяет им овладеть навыками звукового анализа и синтеза, что является необходимым условием усвоения грамоты в школьный период. Как отмечал А. Н. Гвоздев, к семи годам ребенок овладевает речью как полноценным средством общения (при условии сохранности речевого аппарата, если нет отклонений в психическом и интеллектуальном развитии, если ребенок воспитывается в нормальном речевом и социальном окружении).

ШКОЛЬНЫЙ ПЕРИОД

Продолжается совершенствование связной речи. Дети сознательно усваивают грамматические правила оформления свободных высказываний, полностью овладевают звуковым анализом и синтезом. На этом этапе формируется письменная речь.

Итак, развитие детской речи — это сложный и многообразный процесс. Дети не сразу овладевают лексико-грамматическим строем, словоизменениями, словообразованием, звукопроизношением и слоговой структурой. Одни языковые группы усваиваются раньше, другие — значительно позже. Поэтому на различных стадиях развития детской речи одни элементы языка оказываются уже усвоенными, а другие — лишь частично. Усвоение фонетики тесно связано с общим поступательным ходом формирования лексико-грамматического строя русского языка.

1.2 Онтогенез формирования моторной сферы у детей в норме

В.М. Бехтерев [5] писал, что движения руки всегда были тесно связаны с речью и способствовали ее развитию. И. П. Павлов [38] высказывал предположение о том, что развитие функций обеих рук обеспечивает развитие «центров» речи в обоих полушариях, дает преимущества в интеллектуальном развитии, поскольку речь теснейшим образом связана с мышлением. Исследования Хризман Т. П. [48] показали, что физиологическая роль ритмических движений заключается в их не специфическом тонизирующем влиянии на функциональное состояние мозга и способствует стойкому повышению работоспособности коры головного мозга. Исследования Л. В. Фоминой [47] показывают, что развитие артикуляции звуков речи у детей чрезвычайно облегчается, если у них тренируются движения пальцев рук.

Таким образом, очень важным является рассмотрение процесса развития движений руки ребенка в первый год жизни. Первая двигательная функция руки — схватывание. Оно сначала появляется как врожденный рефлекс (хватательный рефлекс Робинзона). В 4−5 месяцев хватание предметов приобретает условно-рефлекторный характер и совершается с наложением на предмет всех пальцев и ладони — «обезьянье хватание». Только на 9-м месяце ребенок начинает брать предмет пальцами, а на 11−12-м месяце появляются первые попытки пользоваться предметами по их назначению. После 5-ти месяцев у ребенка начинают наблюдаться не только (безусловные) врожденные, двигательные рефлексы, но и (условно-рефлекторные) приобретенные. Так, в 5 месяцев ребенок протягивает руку к предмету, к матери. В 6 — 7 месяцев — размахивает руками. В 8 — 9 месяцев — берет мелкие предметы двумя пальцами, а большие — всей ладонью; показывает нос, глаза и так далее; начинается превалирование функций одной руки. На 11-м месяце жизни ребенок начинает манипулировать двумя предметами. Появляется то, что можно определить как элементарное планирование действий.

Развитие все более тонких движений пальцев рук, выработка условно-рефлекторных движений отражают не только совершенствование функций руки, но усложнение аналитике — синтетической деятельности мозга.

Исследованиями М. М. Кольцовой [21] и сотрудниками НИИ физиологии детства и подростков установлено:

— около трети всей площади двигательной проекции коры головного мозга занимает проекция кисти, которая расположена рядом с проекцией речевой моторной зоны.

— движение пальцев рук действительно стимулирует созревание центральной нервной системы, одним из проявлений которого является ускорение развития речи ребенка.

Таким образом, нарушения движений пальцев рук у детей оказывает влияние на контроль и регуляцию движений в двигательном анализаторе и прежде всего на формирование речевой деятельности.

В исследованиях Мартыновой Р. И. [34] отмечается, что среди различных речевых нарушений у детей определенную трудность представляют для диагностики дизартрии, для понимания которых недостаточно изучение особенностей речевого нарушения. То есть необходимо углубленное обследование детей, учитывающее не только все компоненты речевой деятельности, но и ряд неречевых функций.

По исследованиям ученых можно сделать вывод, что роль двигательного анализатора оказывает благотворное влияние не только на весь организм, но и особенно велико влияние на деятельность мозга. Это влияние двигательного анализатора на функциональное состояние мозга выражается в двух формах: специфической и неспецифической. Первая выражается в прямом участии двигательного анализатора в условно-рефлекторной деятельности. Вторая неспецифическая форма влияния на мозг заключается в том, что благоприятные условия для выработки временных связей и функционирование уже имеющихся. Так должно характеризоваться развитие и функционирование у нормально развивающегося ребенка, без проблем в развитии.

В исследованиях Т. В. Верясова [7] отмечается, что двигательную функцию можно условно разделить на две относительно самостоятельные функции, которые имеют свои особенности развития:

1) крупная моторика, т. е. моторика туловища и конечностей, которая включает процессы вертикализации, равновесия, опоры и ходьбы;

2) мелкая моторика кистей рук. В раннем дошкольном возрасте совершенствуется координация движения рук, в связи, с чем значительно повышается самостоятельность ребенка: он учится одеваться, раздеваться, умываться и прочее. Усложняется предметная деятельность. Ребенок может бросать мяч в цель, ловить его.

Совершенствуется ходьба, лазание, ребенок учится бегать, прыгать, выполнять под музыку не сложные ритмические и танцевальные движения. В дошкольном возрасте становится возможными различные спортивные умения: езда на велосипеде, плавание, ходьба на лыжах, катание на коньках. Становится доступной изобразительная деятельность: лепка, рисование, аппликация. В четыре года характерной чертой психических функций является произвольность (Выготский Л.С., 1983 [10]).В этом возрасте у ребенка возрастает удельный вес произвольных движений, что свидетельствует об усилении моторного контроля. Улучшении произвольной координации верхних конечностей приводит к достаточно сложным координированным движениям туловища и нижних конечностей, хотя в этом возрасте еще сохраняется функциональная связь между верхними и нижними конечностями Важным процессом в этом возрасте является формирование предпочтения руки, связанное с латерализацией функций в полушариях мозга. В 4 года ребенок умеет балансировать на одной ноге до 5 секунд, прыгать в длину на 20 сантиметров и прыгать на двух ногах и одной правой.

К пяти годам у ребенка появляются элементы шага, свойственные взрослому человеку, что обусловлено совершенствованием механизмов управления функций ходьбы — распределением мышечных нагрузок, темпа движений, скорости. Дальнейшее формирование доминантности позволяют ребенку этого возраста прыгать раздельно на правой и левой ноге. Развивается мелкая моторика кисти и при этом окончательно разобщается шаговый автоматизм, функции руки «высвобождаются» от влияния ног. К пяти годам ребенок может одновременно выполнять два вида движений — бежать и подбрасывать мяч.

Шесть лет. Особый период онтогенеза, когда анализаторные системы также как двигательная, слуховая, зрительная приобретают характерные признаки.

1. 3 Психолого-педагогическая характеристика детей с дизартрией

Дизартрия (от греческих слов: dys — отрицание и arthroo — членораздельно произносить) — нарушение произносительной стороны речи, обусловленное недостаточностью иннервации речевого аппарата. Наступает из-за того, что язык, губы, нёбо, голосовые связки, диафрагма не могут двигаться в полном объеме. Причиной неподвижности является парез (греч. paresis — уменьшение силы или амплитуды движений, обусловленное нарушением иннервации) мышц артикуляционного аппарата. Таким образом, дизартрия — симптом органического поражения ЦНС головного мозга, тех его отделов, которые составляют речедвигательную зону. Это тяжелое расстройство всей речевой деятельности. Прежде всего страдает речевая моторика, все составляющие речедвигательного акта. При дизартрии нарушается не только звукопроизношение (практически всех групп звуков), но страдает и вся просодическая организация речевого акта, так называемая речевая просодика, включающая голос, интонацию, темп, ритм, также интонационно-ритмическая сторона и эмоциональная окраска речи. В пособии Правдиной О. В. [39] описывается различные виды речевых нарушений. Общими проявлениями расстройств при дизартрии являются:

Дизартрия бульбарная (d. buulbaris от гр. — луковица, форму которой напоминает продолговатый мозг.) обусловленная периферическим парезом или параличом мышц, принимающих участие в артикуляции, вследствие поражения языкоглоточного, блуждающего и подъязычного нервов и их ядер. Часто сочетается с расстройствами глотания.

Дизартрия корковая (d. corticalis) — обусловленная поражением отделов коры головного мозга, связанных с функцией мышц, принимающих участие в артикуляции; отличается расстройством произнесения слогов при сохранении правильной структуры слова.

Дизартрия мозжечковая (d. cerebellaris) — Д., обусловленная поражением мозжечка или его проводящих путей; характеризуется растянутой, скандированной речью с нарушением модуляции и меняющейся громкостью.

Дизартрия экстрапирамидная (гиперкинетическая, подкорковая) (d. extrapyramidalis) — Д., возникающая при поражении подкорковых узлов и их нервных связей стриапаллидарной системы.

Дизартрия стертая форма — нарушение произношения свистящих и шипящих звуков по типу бокового сигматизма, впервые выделена чешским врачом М. Зееманом;. часто бывает единственным симптомом, свидетельствующим о наличии у ребенка недиагностированной дизартрии.

Псевдобульбарная дизартрия (от греческого pseudes — ложный) — форма дизартрии, возникающая при двустороннем поражении двигательных корково-ядерных путей, идущих от коры головного мозга к ядрам черепных нервов ствола. Влечёт центральный паралич мышц, иннервируемых языкоглоточным, блуждающим и подъязычным нервами. Различают три формы псевдобульбарной дизартрии:

— Спастическую (т.е. спазматическую);

— Паретическую (паретичность — неподвижность мышц);

— Смешанную (спастико-паретическую).

Для псевдобульбарной дизартрии характерно повышение мышечного тонуса в артикуляционной мускулатуре по типу спастичности — спастическая форма псевдобульбарной дизартрии [8, с. 156]. Реже на фоне ограничения объема произвольных движений наблюдается незначительное повышение мышечного тонуса в отдельных мышечных группах или понижение мышечного тонуса — паретическая форма псевдобульбарной дизартрии. При обеих формах отмечается ограничение активных движений мышц артикуляционного аппарата, в тяжелых случаях — почти полное их отсутствие.

При отсутствии или недостаточности произвольных движений отмечается сохранность рефлекторных автоматических движений, усиление глоточного, нёбного рефлексов, а также в ряде случаев сохранение рефлексов орального автоматизма. Имеются синкинезии. Язык при псевдобульбарной дизартрии напряжен, оттянут кзади, спинка его закруглена и закрывает вход в глотку, кончик языка не выражен. Произвольные движения языка ограничены, ребенок обычно может высунуть язык из полости рта, однако амплитуда этого движения ограничена, он с трудом удерживает высунутый язык по средней линии; язык отклоняется в сторону или опускается на нижнюю губу, загибаясь к подбородку. Боковые движения высунутого языка отличаются малой амплитудой, замедленным темпом, диффузным перемещением всей его массы, кончик при всех его движениях остается пассивным и обычно напряженным.

Особенно трудным при псевдобульбарной дизартрии является движение высунутого языка вверх с загибанием его кончика к носу. При выполнении движения видно повышение мышечного тонуса, пассивность кончика языка, а также истощаемость движения.

Во всех случаях при псевдобульбарной дизартрии нарушаются в первую очередь наиболее сложные и дифференцированные произвольные артикуляционные движения. Непроизвольные, рефлекторные движения обычно сохранны. Так, например, при ограниченности произвольных движений языка ребенок во время еды облизывает губы; затрудняясь в произнесении звонких звуков, ребенок их производит в плаче, он громко кашляет, чихает, смеется.

Дети с дизартрией испытывают затруднения и в изобразительной деятельности. Они не могут правильно держать карандаш, пользоваться ножницами, регулировать силу нажима на карандаш и кисточку. Для таких детей характерны также затруднения при выполнении физических упражнений и танцах. Им нелегко научиться соотносить свои движения с началом и концом музыкальной фразы, менять характер движений по ударному такту. Про таких детей говорят, что они неуклюжие, потому что они не могут четко, точно выполнять различные двигательные упражнения. Им трудно удерживать равновесие, стоя на одной ноге, часто они не умеют прыгать на левой или правой ноге.

Нарушение звукопроизношения и просодической стороны речи (темпа, ритма, модуляции, интонации), вызванные органической недостаточностью мышц речевого аппарата (органические поражения головного мозга).

Речевые симптомы:

— нарушение звукопроизношения. В зависимости от степени поражения может страдать произношение всех или нескольких согласных. Может нарушаться и произношение гласных звуков (они произносятся неясно, искаженно, часто с носовым оттенком).

— нарушение просодики — темпа, ритма, модуляции, интонации.

— нарушение восприятия фонем (звуков) и их различения. Возникает вследствие нечеткой, смазанной речи, которая не дает возможности сформироваться правильному слуховому образу звука.

— нарушение грамматического строя речи.

Неречевые симптомы:

— нарушения двигательного аппарата (пробы обычные, смотришь на точность, плавность, переключаемость и правильность выполнения артикуляционных упражнений, нужно смотреть как в покое, так и при двигательной нагрузке); обязательно пальпируешь мышцы языка, что дает точнее определить характер нарушения мышечного тонуса (смотрятся язык, губы, мягкое небо, мимическая мускулатура, жевание; дополнительная симптоматика — саливация (в покое или при нагрузке и во время речи);

— нарушение эмоционально-волевой сферы.

— нарушение ряда психических функций (внимание, память, мышление).

— нарушение познавательной деятельности.

— своеобразное формирование личности.

— произношение, грамматика.

Особенности речевого развития детей с псевдобульбарной дизартрией.

При дизартрии, в отличие от дислалии, может нарушаться произношение как согласных, так и гласных звуков. Нарушения гласных классифицируются по рядам и подъемам, нарушения согласных — по их четырем основным признакам: наличию и отсутствию вибрации голосовых складок, способу и месту артикуляции, наличию или отсутствию дополнительного подъема спинки языка к твердому нёбу.

В зависимости от типа нарушений все дефекты звукопроизношения при дизартрии делятся на: а) антропофонические (искажение звука) и б) фонологические (отсутствие звука, замена, недифференцированное произношение, смешение). При фонологических дефектах наблюдается недостаточность противопоставлений звуков по их акустическим и артикуляторным характеристикам. Поэтому наиболее часто отмечаются нарушения письменной речи.

Для всех форм дизартрии характерны нарушения артикуляционной моторики, которые проявляются рядом признаков. Нарушения мышечного тонуса, характер которых зависит прежде всего от локализации поражения мозга. Выделяют следующие его формы в артикуляционной мускулатуре: спастичность артикуляционных мышц — постоянное повышение тонуса в мускулатуре языка, губ, в лицевой и шейной мускулатуре. Повышение мышечного тонуса может быть более локальным и распространяться только на отдельные мышцы языка.

При выраженном повышении мышечного тонуса язык напряжен, оттянут кзади, спинка его изогнута, приподнята вверх, кончик языка не выражен. Напряженная спинка языка, приподнятая к твердому нёбу, способствует смягчению согласных звуков. Поэтому особенностью артикуляции при спастичности мышц языка является палатализация, что может способствовать фонематическому недоразвитию. Так, произнося одинаково слова пыл и пыль, мол и моль, ребенок может затрудняться в дифференцировке их значений.

Повышение мышечного тонуса в круговой мышце рта приводит к спастическому напряжению губ, плотному смыканию рта. Активные движения при этом ограничены. Невозможность или ограничение объема движения языка вперед может быть связано со спастичностью подбородочно-язычной, челюстно-подъязычной и двубрюшной мышц, а также мышц, прикрепляющихся к подъязычной кости.

Все мышцы языка иннервируются подъязычными нервами, за исключением язычно-нёбных мышц, которые иннервируются языкоглоточными нервами. Повышение мышечного тонуса в мышцах лица и шеи еще более ограничивает произвольные движения в артикуляционном аппарате.

Диссоциацией в выполнении произвольных и непроизвольных движений при псевдобульбарной дизартрии определяются характерные нарушения звукопроизношения — избирательные трудности в произношении наиболее сложных и дифференцированных по артикуляционным укладам звуков (р, л, ш, ж, ц, ч). Звук р утрачивает вибрирующий характер, звонкость, часто заменяется щелевым звуком. Для звука л характерно отсутствие определенного фокуса образования, активного прогибания спинки языка вниз, недостаточная приподнятость краев языка и отсутствие или слабость смычки кончика с твердым нёбом. Все это определяет звучание л как плоскощелевого звука.

Таким образом, при псевдобульбарной дизартрии, так же как и при корковой, нарушается произношение наиболее сложных по артикуляции переднеязычных звуков, но в отличие от последней нарушение носит более распространенный характер, сочетается с искажением произношения и других групп звуков, нарушениями дыхания, голоса, интонационно-мелодической стороны речи, часто — слюноотделением.

Особенности звукопроизношения при псевдобульбарной дизартрии в отличие от корковой в значительной степени также определяются смешением спастически напряженного языка в задний отдел полости рта, что искажает звучание гласных, особенно передних (и, э).

При диффузной спастичности мышц речевого аппарата отмечается озвончение глухих согласных звуков (в основном при спастической псевдобульбарной дизартрии). При этом же варианте спастическое состояние мышц речевого аппарата и шеи нарушает резонаторные свойства глотки с изменением величин глоточно-ротового и глоточно-носового отверстий, что наряду с чрезмерным напряжением глоточной мускулатуры и мышц, поднимающих мягкое нёбо, способствует появлению носового оттенка при произношении гласных, особенно заднего ряда (о, у), и твердых сонорных (р, л), твердых шумных (з, ш, ж) и аффрикаты ц.

При паретической псевдобульбарной дизартрии страдает произношение смычных губных звуков, требующих достаточных мышечных усилий, особенно двугубных (п, б, м) язычно-альвеолярных, а также нередко и ряда гласных звуков, особенно тех, которые требуют подъема спинки языка вверх (и, ы, у). Отмечается носовой оттенок голоса. Мягкое нёбо провисает, подвижность его при произношении звуков ограничена.

Речь при паретической форме псевдобульбарной дизартрии медленная, афоничная, затухающая, плохо модулированная, выражены слюнотечение, гипомимия и амимия лица. Часто имеет место сочетание спастической и паретической форм, т. е. наличие спастико-паретического синдрома.

Дизартрия нередко сочетается с недоразвитием других компонентов речевой системы (фонематического слуха, лексико-грамматической стороны речи). В зависимости от выраженности этих проявлений для логопедической практики крайне важно выделить несколько групп детей с дизартрией: с фонетическими нарушениями; фонетико-фонематическим недоразвитием; общим недоразвитием речи (указывается уровень речевого развития). При чисто фонетических (антропофонических) нарушениях основной задачей является коррекция звукопроизношения. При сочетании дизартрии с речевым недоразвитием осуществляется комплексная система логопедического воздействия, включающая фонетическую работу, развитие фонематического слуха, работу над словарем, грамматическим строем, а также специальные мероприятия, направленные на предупреждение или коррекцию нарушений письменной речи.

Общее недоразвитие речи — различные сложные речевые расстройства, при которых у детей нарушено формирование всех компонентов речевой системы, относящихся к ее звуковой и смысловой стороне, при нормальном слухе и интеллекте. Впервые теоретическое обоснование общего недоразвития речи было сформулировано в результате многоаспектных исследований различных форм речевой патологии у детей дошкольного и школьного возраста, проведенных Р. Е. Левиной и коллективом научных сотрудников НИИ дефектологии (Н.А. Никашина, Г. А. Каше,[20] Л. Ф. Спирова,[44] Г. И. Жаренкова и др.) в 50−60 гг. ХХ в. Отклонения в формировании речи стали рассматриваться как нарушения развития, протекающие по законам иерархического строения высших психических функций. С позиций системного подхода был решен вопрос о структуре различных форм патологии речи в зависимости от состояния компонентов речевой системы. Правильное понимание структуры ОНР, причин, лежащих в его основе, различных соотношений первичных и вторичных нарушений необходимо для отбора детей в специальные учреждения, для выбора наиболее эффективных приемов и коррекции и для предупреждения возможных осложнений в школьном обучении. Общее недоразвитие речи может наблюдаться при наиболее сложных формах детской речевой патологии: алалии, афазии, а также ринолалии, дизартрии — в тех случаях, когда выявляются одновременно недостаточность словарного запаса грамматического строя и пробелы в фонетико-фонематическом развитии.

Характеристика общего недоразвития речи у детей.

Общее недоразвитие речи — различные сложные речевые расстройства, при которых нарушено формирование всех компонентов речевой системы, относящихся к звуковой и смысловой стороне. Для общего недоразвития речи характерными признаками являются: позднее ее появление (нередко лишь к 7−8 годам), скудный запас слов, аграмматизм, дефекты произношения и фонемообразования. Недоразвитие речи имеет различное происхождение и, соответственно, различную структуру аномальных ее проявлений. У одних детей речь в ее общепринятых формах вовсе отсутствует, у других она находится в зачаточном состоянии. У некоторых речь оказывается более сформированной при наличии в ней, однако, признаков значительного отставания от нормы. Все многообразие степеней речевого недоразвития разбивают условно на три уровня: отсутствие общеупотребительной речи, развернутая речь с элементами фонетического и лексико-грамматического недоразвития. Степени речевого недоразвития не представляют собой застывших образований. В каждом из них находим элементы предыдущего и последующего уровней. Новые элементы сначала вкрапливаются, а затем вытесняют предшествующие формы. Мы редко имеем дело с чистыми выражением, какого — либо определенного уровня. Чаще можно встретить переходные состояния, в которых сочетаются черты нового уровня наряду с еще неизжитым проявлением более ранних образований.

В качестве общих признаков отмечаются: позднее начало развития речи, скудный словарный запас, аграмматизм, дефекты фонемообразования. Это недоразвитие может быть выражено в разной степени: от отсутствия речи или лепетного ее состояния до развернутой, но с элементами фонетического и лексико-грамматического недоразвития. В зависимости от степени сформированности речевых средств у ребенка общее недоразвитие подразделяется на три уровня.

Уровни общего недоразвития речи.

Исходя из коррекционных задач, Р. Е. Левиной [26] была предпринята попытка сведения многообразия речевого недоразвития к трем уровням. Каждый уровень характеризуется определенным соотношением первичного дефекта и вторичных проявлений, задерживающих формирование речевых компонентов. Переход от одного уровня к другому характеризуется появлением новых речевых возможностей.

I уровень — полное или частичное отсутствие общеупотребительной речи. Дети общаются с окружающими, используя «лепетные» слова, неполные, «лепетные» предложения, подкрепляя высказывания жестами и мимикой. Ограниченность словаря сочетается с недостаточным уровнем понимания речи, для детей представляет трудность выполнение заданий, связанных с пониманием категории числа, времени, рода, падежа. Анализируя самостоятельную речь таких детей, можно выделить следующие закономерности:

Использование одних и тех же «лепетных» слов для обозначения нескольких предметов и явлений (биби — машина, велосипед, самолет и т. д.)

Замена названий предметов названиями действий — и наоборот: тиди (сиди) — стул, таберетка, кресло; сет (шьет) — игла.

Общеупотребительные слова ребенок воспроизводит в виде отдельных слогов и сочетаний: ко — кошка; бака — собака и т. д. Татик тя — у мальчика мяч.

II уровень речевого развития характеризуется тем, что у ребенка появляются в самостоятельных высказываниях уже простые распространенные предложения по 2−3-4 слов. Отмечается употребление наиболее частотных грамматических конструкций, расширяется словарный запас, в основном за счет предметной и глагольной обиходной лексики. Расширяются возможности воспроизведения не только двух-, но и трех-четырехсложных. Например: Сек, а улити. (Снег на улице.) Анализ подобных детских высказываний позволяет выделить основные проблемы в формировании всех языковых компонентов, которые дают право говорить о выраженном недоразвитии речи у данной категории детей в том числе:

1) ограниченность пассивного словарного запаса, незнание названий многих профессий и их атрибутов, не только оттенков, но и некоторых основных цветов (желтый, коричневый, зеленый и т. д.), глаголов с различными оттенками значений (подъехал, переехал, выехал), предметного и глагольного словаря, связанного с животным и растительным миром и т. д. ;

2) наличие аграмматизма (неправильное употребление грамматических конструкций), пропуск предлогов (пат ковати — спать на кровати), отсутствие согласования прилагательных, существительными (ет пати — пять пальцев); смешение падежных форм (исую кадас — рисую карандашом);

3) грубое нарушение слоговой структуры и звуконаполняемости слов (гаю — играю, лека — елка);

4) недостаточность фонетической стороны речи подтверждается наличием большого количества несформированных звуков (наблюдается наличие 6 видов нарушений звукопроизношения: дефекты озвончения, смягчения, сигматизм, ротацизм, ламбдацизм, йотацизм и дефекты небных звуков).

Характеристика детей с III уровнем развития речи.

Для данного уровня развития речи детей характерно наличие развернутой фразовой речи с выраженными элементами недоразвития лексики, грамматики и фонетики. Типичным является использование простых распространенных, а также некоторых видов сложных предложений. Структура предложений может быть нарушена за счет пропуска или перестановки главных и второстепенных членов, например: «бййка мутлит и не узнбйа» - белка смотрит и не узнала (зайца); «из тубым дым тойбым, потамумта хуйдна» - из трубы дым валит столбом, потому что холодно. В высказываниях детей появляются слова, состоящие из трех-пяти слогов («аквбиюм» - аквариум, «таталлимст» - тракторист, «вадапавуд» - водопровод, «задигбйка» - зажигалка).

Специальные задания позволяют выявить существенные затруднения в употреблении некоторых простых и большинства сложных предлогов, в согласовании существительных с прилагательными и числительными в косвенных падежах («взяла с ямсика» - взяла из ящика, «тли ведёлы» - три ведра, «коёбка лезимт под стумла» - коробка лежит под стулом, «нет колимчная пблка» - нет коричневой палки, «пимсит ламбстел, кбсит лумчком» - пишет фломастером, красит ручкой, «лужит от туя» - взяла со стола и т. п.). Таким образом, формирование грамматического строя языка у детей на данном уровне носит незавершенный характер и по-прежнему характеризуется наличием выраженных нарушений согласования и управления.

Важной особенностью речи ребенка является недостаточная сформированность словообразовательной деятельности. В собственной речи дети употребляют простые уменьшительно-ласкательные формы существительных, отдельных притяжательных и относительных прилагательных, названия некоторых профессий, приставочные глаголы и т. д., соответствующие наиболее продуктивным и частотным словообразовательным моделям («хвост — хвостик, нос — носик, учит — учитель, играет в хоккей — хоккеист, суп из курицы — куриный и т. п. «). В то же время они не обладают еще достаточными когнитивными и речевыми возможностями для адекватного объяснения значений этих слов («выключатель» — «клюмчит свет», «виноградник» — «он сбдит», «печник» — «пйчка» и т. п.). Стойкие и грубые нарушения наблюдаются при попытках образовать слова, выходящие за рамки повседневной речевой практики. Так, дети часто подменяют операцию словообразования словоизменением (вместо «ручище» — «руки», вместо «воробьиха» — «воробьи» и т. п.) или вообще отказываются от преобразования слова, заменяя его ситуативным высказыванием (вместо «велосипедист» — «который едет велисипед», вместо «мудрец» — «который умный, он все думает»). В случаях, когда дети все-таки прибегают к словообразовательным операциям, их высказывания. изобилуют специфическими речевыми ошибками, такими, как: нарушения в выборе производящей основы («строит дома — думник», «палки для лыж — пблные), пропуски и замены словообразовательных аффиксов («тракторимл - тракторист, чимтик - читатель, абрикуснын - абрикосовый» и т. п.), грубое искажение звуко-слоговой структуры производного слова («свинцовый — свитенуй, свицуй»), стремление к механическому соединению в рамках слова корня и аффикса («гороховый — горухвый», «меховой — мйхный» и т. п.). Типичным проявлением общего недоразвития речи данного уровня являются трудности переноса словообразовательных навыков на новый речевой материал.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой