Активизация управленческого мышления

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание
  • Введение
  • Глава I. Проблемы формирования и развития управленческого мышления современного руководителя
  • 1.1 Понятие управленческой деятельности
  • 1.2 Управленческая революция: переход к новому управленческому мышлению
  • 1.3 Совершенствование качественных характеристик современного руководителя и требования к его деятельности
  • Глава II. Анализ процесса принятия управленческих решений
  • 2.1 Процесс и специфика процесса принятия управленческого решения в организации
  • 2.2 Деятельность руководителя в повышении эффективности принятия решений
  • Глава III. Роль руководителя в совершенствовании процесса принятия управленческих решений в условиях активизации управленческого мышления
  • 3.1 Метод моделирования как основное направление активизации управленческого мышления
  • 3.2 Метод экспертных оценок в управленческой деятельности как средство активизации управленческого мышления
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Введение
  • Актуальность темы работы состоит в том, что значимость стратегического типа управления возрастает вместе с увеличением числа иерархических систем, увеличением объема и сложности задач и проблем, решаемых иерархом в иерархических системах управления, увеличением объема и масштабов проблем в супер-иерархических системах целостности обществ и цивилизационных целостностях.
  • Специфика стратегического типа управления, выработанная в военной сфере и, частично, в политическом управлении, выделенная в военной наук стала предметом использования, а затем технологического оформления и научного исследования вне военной сферы во второй половине XX века, прежде всего, в экономической сфере.
  • Массовое использование термина «стратегия» в конце XX века не сопровождалось качественным ростом научного знания о сущности стратегии, стратегического мышления, стратегической деятельности, стратегического самоопределения, стратегического взаимодействия и т. п. Преобладал и преобладает эмпирический и научно-теоретический уровень познания стратегического управления. Это соответствовало достаточно низкой культуре теоретического мышления во всех областях и невнимания к обще-логическим и методологическим основаниям организации теоретического мышления (в большинстве наук). Не использовались результаты обсуждения проблем культурно теоретического (и других типов высшего уровня) мышления. Технологические формы организации мышления и взаимодействия лиц, находящихся в позиции стратега, следовали возможностям низкого уровня общей культуры мышления и теоретического мышления, в частности.
  • В СССР, а сейчас в России с середины 50-х годов возникло методологическое движение, вобравшее в себя все достижения логической, семиотической, культурологической, психологической, социологической, управленческой и т. д. мысли и систематически развивавшее именно культурные формы мышления, мыслительного рефлексивного взаимодействия. Благодаря развитию методологии появилась возможность на качественно новом уровне анализировать и проектировать социотехнические, социокультурные, общественно политические системы любого масштаба. Это неизбежно отражается на научных исследованиях, проектных технологических игромодельных и педагогических разработках, на качестве консалтинга и перспективе выхода на качественно новый уровень функционирования и развития управленческих иерархий, включая государственное управление. Россия, в силу такого преимущества в области методологических разработок неизбежно приобретает потенциал абсолютного лидерства в культуре управления, прежде всего, в области макроуправления, государственного управления и, следовательно, в стратегических формах управления. Этот потенциал стал очевидным благодаря более чем 20-летней практике игромоделирования, моделирования высших типов управленческого взаимодействия. Последние 10−15 лет накоплен опыт принятия макроуправленческих решений при активном использовании критериев культуры мышления, культуры рефлексии, культуры группового взаимодействия и командообразования. Подобный опыт отсутствует во всех развитых странах.
  • В последние 15 лет накоплен определенный опыт внесения методологических критериев в сферу образования и, в частности, в управленческое образование. В некоторых случаях появились предпосылки полной переориентации образовательного процесса на новых условиях, смены образовательной парадигмы за счет внесения в содержание образования ценности культуры рефлексивной самоорганизации обучаемых, воспитываемых. Теоретическое образование этой инновационной линии возникло в конце 70 годов, а в 1978 году было выделено особое направление в методологии, получившее организационное оформление в Московском методолого-педагогическом кружке (лидер — О.С. Анисимов). Инновационные разработки в управленческом образовании, особенно, с 1988 года привели к появлению концепции и стратегии качественно иного управленческого образования (апробированного с 1988 года). В начале 2000 годов основные усилия были обращены к моделированию макроуправленческих решений, к моделированию путей трансляции культуры принятия государственных решений. Это нашло отражение в серии специальных монографий. К настоящему времени в России нет сравнений с нашей системой методологических средств и методов по критерию определенности, системности, строгости, глубины.
  • Предметом исследования выступает процесс активизации управленческого мышления на нынешнем этапе развития управления. Объект исследования — управление как процесс и управленческое мышление.
  • Цель работы — общая характеристика развития управленческого мышления и проблемы активизации управленческого мышления. Исходя из этой цели, можно сформулировать следующие задачи работы:
  • 1. анализ проблем формирования управленческого мышления;
  • 2. характеристика управленческого решения как предпосылки и следствия управленческого мышления;
  • 3. отслеживание особенностей управленческого мышления;
  • 4. определение роли руководителя в совершенствовании процесса принятия управленческих решений в условиях активизации управленческого мышления

Глава I. Проблемы формирования и развития управленческого мышления современного руководителя

1.1 Понятие управленческого мышления и его роль в управленческой деятельности

Точного определения понятия управленческого мышления в настоящее время нет. Даже сам автор этого термина, О. С. Анисимов в своих работах не даёт такого определения, прибегает к абстрактным сравнениям. В общем случае под управленческим мышлением следует понимать особый стиль мышления, необходимый для принятия ответственных решений.

В управленческом мышлении, особенно, в рефлексии управленческого мышления крайне малую значимость имеет осознанное использование средств мышления, применяемых профессиональных языков, соотнесение и применение логических форм как рассуждений, так и постановки и решения задач и проблем, применение онтологических схем как средств коллективного мышления и вообще реализации требований культуры мышления и рефлексивной культуры. Управленческое мышление должно быть конкретным. Руководителю необходимо представ, видеть при этом составляющие его элементы. Важнейшими свойствами управленческого мышления к риску и личная ответственность за исход дела. Каждое решение порождается в процессе мышления возможности личности с конкретно складывающейся ситуацией.

Системообразующий характер управленческой деятельности в социально-организованной деятельности позволяет утверждать: насколько эффективна в обществе управленческая деятельность, настолько благополучно общество. Такой статус управления заставляет предъявлять особые требования к уровню способностей деятелей, претендующих на управленческую позицию. Но характер предъявления этих требований в управлении особый, он связан со специфическими характеристиками управленческой деятельности.

Особенность управления заложена его основой. Управленческая деятельность связана с постоянным анализом происходящих событий, принятием решений, она мыслительна по своей природе. Поскольку содержание управленческой деятельности суть мышление, а это означает, что многие процессы скрыты от внешнего наблюдателя (проходят «в голове»), сами результаты этой деятельности заранее нельзя предугадать, и часто они неопределенны, жестко не фиксируемы, постольку возникает вопрос о соответствии человека управленческой позиции, и иерархия этих соответствий определяется далеко как неоднозначно.

Характер социально-значимой деятельности требует гарантированности успешной реализации управленческой функции. Управленец должен владеть средствами мыслительной работы (понятиями и категориями), уметь сопоставлять теоретические представления с наблюдениями за реальной практикой деятельности, выявлять расхождения, на основе выявленных расхождений принимать ответственные решения.

Профессиональная управленческая деятельность предъявляет к деятелю входящему в эту деятельность определенный набор требований. Если деятель соответствует этим требованиям, мы называем его профессиональным управленцем. Понятно, что степень соответствия деятеля, предъявленным ему требованиям, может быть разная. Тогда качественно определенные степени соответствия деятеля требованиям профессиональной деятельности будем называть уровнями профессионализма деятеля. Каждый уровень должен иметь такую степень качественной определенности, которая бы позволяла бы легко отличать один уровень от другого. Характеристики уровня должны быть универсальны для любой деятельности данного типа. Ведь если мы говорим об уровнях профессиональной управленческой деятельности, то данные характеристики уровня должны позволить выделить этот уровень в любой профессиональной управленческой деятельности, к какой бы сфере деятельности это не относилось.

В качестве основных уровней профессионализма выделяются два: уровень решения управленческих задач и уровень решения управленческих проблем, которые разбиваются на несколько подуровней. Переход с одного уровня на другой однозначно определяется степенью владения рефлексивной культурой, или системой норм, созданных на основе интеллектуальных ценностных критериев.

Управленческая задача состоит в наличии управленческого решения и необходимости его выполнения, т. е. в случае возникновения затруднения в исполнительской деятельности управленец имеет представление о том, что и как нужно сделать, чтобы вывести деятельность из затруднения. Причем, если готового решения нет, но управленец знает, что нужно сделать чтобы его сформулировать, и может это сделать — это более сложный, но тоже задачный уровень.

Управленческая проблема будет состоять в отсутствии готового управленческого решения, в отсутствии представления о том, как надо выходить из сложившейся ситуации. Умение поставить, а затем и решить управленческую проблему характеризует управленца более высокого уровня профессионализма.

Очевидно, что уровень решения управленческих проблем базируется на способностях решать управленческие задачи. Определенный уровень профессиональной управленческой деятельности может быть охарактеризован как требованиями, предъявляемыми к самой управленческой деятельности (например, наличие средств управленческой деятельности этого уровня, наличие технологий принятия управленческих решений на этом уровне и т. п.), так и требованиями, которые предъявляются к профессионалу-управленцу этого уровня.

К настоящему времени возникла возможность актуализации накопленного потенциала применительно подготовке макроуправленцев нового типа, максимально опирающихся на базовые критерии культуры мышления, взаимодействия, рефлексии, сплочения и др. Использование методологических критериев и «техник» позволяет придать новую глубину в акмеологических разработках, обращенных к росту профессионализма, к достижению максимальной результативности, к формированию профессиональных элит, как «моторов» развития профессиональных сообществ. Систематическое использование результатов современной науки и культуры, в особенности, методологических и акмеологических разработок позволяет поставить проблему и успешно ее решать в области профессионализации подготовки стратегов.

В настоящее время преобладает эмпиризм, произвольность, субъективизм, в оценивающих процедурах применительно профессиональной деятельности управленцев, особенно — стратегических управленцев. Накопленные стереотипы не раскрыты с точки зрения как научных, так и культурно мыслительных и иных культуро-ориентированных критериев. Поэтому потенциал реальных макроуправленцев и стратегов не может быть организованно сформирован в образовательных системах в рамках претензий… элитарного типа. Преодоление эмпиризма, формализма, количественности роста профессионализма стратегических управленцев преодоление мифа о «профессиональности» деятельности управленцев, сложившегося в развитых странах возможно лишь при активном и адекватном использовании методологических средств и методов. В частности, базисным условием прихода к профессиональному мышлению стратегов является полное овладение «языком теории деятельности и мышления», разработанном и совершенствуемым в методологии (см. наш Методологический словарь — первый — в мировой практике).

Россия стоит перед выбором дальнейшего пути и перед выбором стратегической перспективы, соответствующей миссии России и ее истории, инерции и развитии творческого и иного потенциала. Для того, чтобы не только устоять в условиях многостороннего давления, вытеснения на роль второстепенной «псевдодержавы», сдвига к распаду России, но и обрести все признаки лидера цивилизационного процесса, необходимо отказаться от среднемощных подходов, сложившихся в развитых странах применительно к обустраиванию страны и ее управленческого механизма. Мы считаем, что методологизация управленческой деятельности, управленческого мышления, прежде всего — стратегического, профессионализация стратегического мышления в управленческих иерархиях, следование критериям акмеологии предстает реальной альтернативой не вечного движения вслед за лидерами мирового сообщества, а быстрого их «обгона», приобретения статуса — лидера в управленческой практике, что неизбежно обеспечивает раскрытие возможностей России и близких ее соседей.

Для реализации самой идеи использования самых перспективных средств роста профессионализма и создание наиболее совершенного в мире корпуса стратегов, стратегических управленцев требуется выделить сверх инновационный подход и образовательная парадигма, в основе которой лежат ценности любви к истине, духовное отношение ко всему, рассмотрение культуры как предметной опоры в постановке и решении наиболее трудных проблем неэгоцентрический патриотизм, стремление к высшим достижениям, ответственность перед профессией, страной, духовностью, цивилизацией.

Управление — это особое проявление сознания, воли и устремлений людей, выражающееся в создании соответствующего социального института — системно организованной совокупности человеческих знаний, поведения, социальных практик и деятельности. Управление как вид социальной практики существует с тех пор, как возникла необходимость в совместной и целенаправленной деятельности людей.

Осознание феномена социального управления началось с признания института власти, точнее божественной власти. Затем стали возникать и осознаваться другие проявления социального управления. Если раньше человек подчинялся лишь своим инстинктам, то со временем он все больше испытывал влияние своеобразной управляющей силы, становился социально организованным, а значит, возникала возможность подчинить общим правилам поведения (управлять) все большее количество людей. Эта возможность становилась реальностью благодаря формированию все более и более сложных социальных механизмов управления.

Люди трудятся совместно, поэтому их деятельность носит общественный характер и ею необходимо управлять. Всякий совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупных масштабах, нуждается в управлении. Характер социального управления постоянно усложнялся. Механизм управления первобытной общины, состоящий из старейшины, вождя, совета и некоторых других институтов (божественных законов, обычаев, традиций, ритуалов) намного проще механизма управления современного общества. Структура и функции современного государства несравнимы по сложности с механизмами управления первобытных племен.

Таким образом, можно сказать, что социальная эволюция, сопровождающаяся усложнением социальных организаций и увеличением их размеров, связана с усложнением социального управления. История развития общества — это процесс усложнения структуры организации и деятельности людей. Форма, в которой осуществляется подобное движение, представляет собой выделение новых видов деятельности и их обособление в результате развития разделения общественного труда, сопровождаемого ростом его производительной силы. Вся история общества была подчинена целям выживания отдельного человека и социальной общности.

Управление хозяйством -- один из видов организационно-экономических отношений. Этот вид отношений используется для организации бизнеса. Управление хозяйством представляет собой целенаправленное, упорядочивающее воздействие на процесс общественного труда. Оно призвано организовывать, согласовывать, регулировать и контролировать хозяйственную деятельность отдельных работников и производственных единиц в целях достижения заранее намеченных результатов.

В цивилизованном обществе хозяйственное управление приобрело двойственный характер. С одной стороны, оно по-прежнему выполняет задачи организации и упорядочения совместного труда. С другой стороны, на него была возложена важная функция -- экономически реализовывать собственность на средства производства и обеспечивать создание хозяину дохода.

Уже на стадии мануфактурной мастерской -- в условиях разделения и кооперации труда -- начала возникать особая трудовая деятельность — управленческий труд. С развитием производства такая деятельность на предприятиях стала профессиональной и включала многие разновидности труда.

Особенности управленческого труда состоят в том, что его предметом является информация, необходимая для руководства производством, продуктом труда -- управленческие решения, а объектом воздействия -- коллектив работников, непосредственно занятый производством благ, и услуг. Эффективность этой руководящей деятельности определяется косвенно, через общие показатели работы хозяйства. Сопоставляется, какие производственные затраты и результаты -- при прочих равных условиях -- были достигнуты ранее и какие получены после осуществления нового важного управленческого решения.

Управленческий труд охватывает два основных вида деятельности: непосредственно управление и подготовку к нему.

Непосредственным управлением заняты хозяйственные руководители — директора предприятий (объединений) и их заместители, главные специалисты, начальники отделов и цехов, мастера производственных участков, диспетчеры и т. д. Их работа сводится к принятию оптимальных (наилучших) с точки зрения поставленной цели решений и обеспечения их выполнения. Для этого ведутся подбор и расстановка кадров, координируется работа отдельных исполнителей, различных звеньев аппарата управления или производственных подразделений, контролируется и регулируется ход производства, выполняются административно-распорядительные функции.

Подготовкой к управлению ведают плановики, бухгалтеры, экономисты, учетчики, секретари, машинистки и работники, которые обслуживают вычислительные, счетно-перфорационные и иные машины, используемые для переработки информации. Все они обеспечивают руководителей плановыми и расчетными данными, сведениями о состоянии производства и другой информацией, необходимой для принятия решений и организации их выполнения. В этих целях они занимаются первичной обработкой, передачей и переработкой информации, которая требуется для выполнения различных функций управления (технико-экономического и оперативного планирования, учета и отчетности, материально-технического снабжения, сбыта, ведения делопроизводства и др.).

В XVIII -- XIX вв. единоличный собственник капитала обычно возглавлял управленческий персонал, контролировал и направлял всю производственную деятельность. Но положение в корне изменилось в XX столетии, когда основной стала акционерная форма предприятий.

1.2 Управленческая революция: переход к новому управленческому мышлению

В 30-х годах нашего столетия западные социологи и экономисты создали теорию управленческой революции. Согласно этой теории с широким переходом к акционерной форме предприятий власть капиталистов-собственников над банками и корпорациями перешла в руки специалистов -- управляющих, технократов (высококвалифицированных специалистов -- ученых, инженерно-технической интеллигенции, менеджеров, принимающих участие в управлении производством) и бюрократов (слою высшей чиновничьей администрации, часто преследующей собственные, корыстные интересы). Так, профессор Дж. Гэлбрейт констатировал: «Семьдесят лет назад корпорация была инструментом ее владельцев и отражением их индивидуальности. Имена этих магнатов -- Карнеги, Рокфеллер, Гарриман, Меллон, Гугенгейм, Форд -- были известны всей стране… Те, кто возглавляет теперь крупные корпорации, безвестны… Люди, которые управляют крупными корпорациями, не являются собственниками сколько-нибудь существенной доли данного предприятия. Их выбирают не акционеры, а, как правило, совет директоров».

В своем развитии практика управления претерпела немалые изменения. Подчас управление менялось настолько радикально, что можно говорить об управленческих революциях, когда осуществляется переход от одного качественного состояния управления к другому. Все управленческие революции представляют собой примеры выделения новых видов деятельности и их обособления.

Самая недавняя по времени управленческая революция, которая приходится на ХХ век, — превращение управленцев сначала в профессиональную страту, а затем в социальный класс. Администрирование и менеджмент выделяются в самостоятельный вид деятельности, а управляющие становятся важнейшими участниками хозяйственно-экономических процессов. Управление превращается в специфическую отрасль социальной практики, знаний и умений, которые необходимо накапливать, приумножать и передавать нуждающимся в них работникам.

В 1941 году Дж. Бернхайм в своей книге «Менеджерская революция» высказал мысль, что класс капиталистов практически вытеснен классом управляющих. Капиталист-собственник перестал быть необходимой предпосылкой нормального функционирования производства, а менеджеры превратились в такой же общественный класс, как буржуазия или бюрократия. Управленцы-менеджеры, заняв ключевые позиции в управлении производством, потеснили собственников предприятий и акционеров и в выполнении контрольных функций. Мысль о переходе контроля над производством к управленческому персоналу развивали социологи П. Сорокин, Т. Парсонс, П. Друкер. Рост бюрократии в государственном и частном секторе в новейшее время стал следствием неспособности предпринимательского класса управлять сверхсложными технологическими, экономическими и социальными процессами.

В середине ХХ века интерес к управлению достиг апогея. Идея менеджерской революции охватила сферу не только научного, но и повседневного мышления. В 1959 году известный социолог Р. Дарендорф заявил, что законная собственность и формальный контроль окончательно разделились, и таким образом традиционная теория классов потеряла какую-либо содержательную ценность.

На рубеже веков и тысячелетий человечество вступило в качественно новый период своего развития. При решении любых проблем все больше приходится считаться с «внешними пределами» планеты и «внутренними пределами» самого человека (А. Печчеи). Наступила эпоха информатизации и глобализации, время стремительных перемен, когда все процессы развиваются быстро и вместе с тем противоречиво. Глобальная трансформация мироустройства, системный характер происходящих на планете изменений заставляют задуматься над общими закономерностями истории, глубинной логикой смены эпох. Прошлое и будущее не существуют сами по себе как полностью автономные пространства; они оказываются слиты в едином потоке времени, стянуты берегами истории, будучи объединены только субъектом исторического действия -- человеком.

Кардинальные перемены в мировоззрении, общественной психологии и менталитете представляются не менее важными, чем изменения в материальной, событийной жизни общества, поскольку именно первые являются основным фактором социальных революций, порождающим грандиозные трансформации экономического и политического статуса мира. Развитие информационных технологий и коммуникационных возможностей, всего мощного арсенала цивилизации существенно ослабило в ХХ столетии роль географических пространств и ограничений, налагаемых ими. Сформировалась иная, чем прежде, перспектива глобального развития, претерпела определенные метаморфозы конфигурация цивилизационных противоречий. Новое качество мира -- его глобализация -- проявилось также в том, что сегодня почти вся планета оказалась охваченной единым типом хозяйственной практики. Возникли также новые, транснациональные субъекты действия, слабо связанные с нациями-государствами, на территориях которых они разворачивают свою деятельность. Соответственно изменились принципы пост роения международных систем управления, стоящие перед ними задачи.

Глобальное управление при этом отнюдь не предполагает унификацию социальной и экономической жизни планеты. Феномен управления порождает управленческий образ мышления. Однако, как полагают многие исследователи, в ходе своей эволюции теория и практика управления подошли к рубежу, когда необходимо интегрировать разрозненные модели предмета исследования. Следует выстроить управленческую метатеорию на основе целостной концепции, объединяющей методы и идеи социологии, экономики, психологии, культурологии, философии, менеджмента. Главной проблемой, которая как бы стоит на пути превращения управления в науку, является сам человек. Его поведение непредсказуемо, поскольку определяется множеством факторов и обстоятельств — ценностями, потребностями, мировоззрением, установками, уровнем волевых усилий, т. е. тем, что невозможно предвидеть и учесть.

Современное социальное управление еще далеко не отвечает требованиям времени. Назрела потребность в его обновлении, в коренных изменениях, которые позволят влиять на главную причину всеобщего кризиса управления — усугубляющееся противоречие между субъектом и объектом управления. Важнейшим условием решения этих проблем является возрастание роли культурного и социально-психологического факторов. В управленческой культуре особое значение имеют рациональное начало, знания, современные концепции, наукоемкие технологии. Совершенно очевидно, что особое управленческое действие начинается с познания сути происходящих процессов, выдвижения новых идей, что характеризует, прежде всего, содержание управления, уровень управленческого мышления. Без умения выдвинуть инновационные цели и задачи, а затем найти адекватные методы их решения не может быть эффективного управления. Не менее значимую роль играют и управленческие идеи.

Сегодня для управленцев становится приоритетным изучение поведения человека в социальной организации, в обществе, осмысление законов раскрытия творческого потенциала каждого работника, культура и психология человеческого общения. Словом, знание и понимание человека, форм его поведения в социальной организации -- важнейший элемент управленческой культуры и суть управленческой революции, которую переживает мир. А управленческий интеллект становится важнейшим ресурсом человечества и частью общей культуры как общества, так и отдельной личности.

В современных системах управления организуются и взаимодействуют личности, которые выступают носителями знания и интеллекта, К тому же они постоянно совершенству ют свои интеллектуальные возможности, поэтому игнорировать интеллект как качество личности неправомерно ни с точки зрения науки, ни с точки зрения практики организации управленческой деятельности; ведь осуществляется организация не только средств, умения, навыков, способов взаимодействия и организационных структур, но и личностей.

Носителями новой управленческой и организационной культуры являются как общество в целом, так и его отдельные социальные группы, прежде всего образованные слои, наконец, отдельные личности. И сегодня особенно перспективной является идея формирования современной политической и управленческой элиты, которая способна влиять на общественную жизнь как бы с упреждением, опираясь на профессиональные знания, творческое воображение, нетрадиционное восприятие и инновацию.

Однако «управленческая революция» не устранила противоречия между экономической и административной властями. Это противоречие не дает о себе знать, если управленческий аппарат корпораций добивается высокого и устойчивого прироста курса акций, а тем самым успешного накопления капитала -- собственности (как это было в 50-- 60-е годы). Но когда цены акций падают (так было в 70-е годы), крупные вкладчики (банки, фирмы, фонды) через своих менеджеров выражают недовольство деятельностью управляющих, меняют персональный состав высшего руководства корпорациями и диктуют многие управленческие решения.

Одним из важных следствий управленческой революции является решительное изменение взаимосвязи крупного бизнеса с внешней рыночной средой микроэкономики. Нам известно, что мелкое хозяйство не в состоянии влиять на рыночную цену. Поэтому оно подчиняется ее регулирующей роли. Иначе поступают крупные корпорации. Они стремятся монополизировать рынок и определять цены на свою продукцию. Массовое производство на крупных предприятиях, оснащенных системой высокопроизводительных машин, требует заранее предвидеть выпуск и реализацию продукции на длительный срок, исключая случайности рыночной конъюнктуры. Поэтому хозяйственная деятельность крупного бизнеса -- в отличие от стихийного рынка -- носит плановый характер.

Более того: управление современным крупным машинным производством приобретает не только плановый, но и научный характер. Не случайно в состав управленческого персонала вовлекается большой отряд научно подготовленных специалистов. Описывая управленческий персонал корпорации, Дж. Гэлбрейт пришел к выводу: «В итоге мыслительным центром, определяющим действия фирмы, становится не отдельная личность, а целая совокупность ученых, инженеров и техников, специалистов по реализации, рекламе и торговым операциям, экспертов в области отношений с общественностью, лоббистов, адвокатов и людей, хорошо знакомых с особенностями вашингтонского бюрократического аппарата и его деятельности, а также посредников, управляющих, администраторов».

Столь значительное изменение роли и характера управленческой деятельности привело к возникновению особой отрасли научных знаний и умений -- менеджмента.

Понятия «управление», «менеджмент» известны сегодня практически каждому образованному человеку. Их значимость особенно ясно была осознанна в 20 -30-е годы нынешнего столетия. Управленческая деятельность превратилась в профессию, область знаний — в самостоятельную дисциплину. Сегодня очевиден тот факт, что высокий уровень развития современного мира, по большей части, объясняется успешными методами управления. В любой сфере требуется компетентные управляющие, их социальный слой превратился в весьма влиятельную общественную силу, а профессиональная деятельность часто является наиболее важным ключом к успеху.

Идеи стратегического менеджмента являются ярким проявлением «тихой управленческой революции», которая началась в американской экономике на рубеже 80-х годов. Обнаружив неспособность своих менеджеров справиться с нарастающими трудностями во внешней среде в самый затяжной за весь послевоенный период экономический кризис, американские корпорации столкнулись с кризисом управляемости своих хозяйственных систем. Поиски выхода из него осуществлялись не только на путях повышения квалификации управленческих кадров, но и за счёт перехода к новой «управленческой парадигме», под которой понимается система взглядов, вытекающих из основополагающих идей научных результатов ряда крупных учёных и определяющих стержень мышления основной массы исследователей и менеджеров-практиков.

Следующие пять компонентов определяют понятие стратегического менеджмента:

*определение вида коммерческой деятельности и формирование стратегических направлений её развития, т. е. необходимо обозначить цели и долгосрочные перспективы развития;

*превращение общих целей в конкретные направления работы;

*умелая реализация выбранного плана для достижения желаемых показателей.

*эффективная реализация выбранной стратегии;

* оценка проделанной работы, анализ ситуации на рынке, внесение корректив в долгосрочные основные направления деятельности, в цели, в стратегию или в её осуществление в свете приобретенного опыта, изменившихся условий, новых идей или новых возможностей.

Задача реализации стратегии состоит в понимании того, что необходимо сделать, чтобы стратегия работала, и были соблюдены намеченные сроки её исполнения. Работа по реализации стратегии первоначально относится к сфере административных задач, которая включает в себя следующие основные моменты:

*создание организационных возможностей для успешного выполнения стратегии;

*управление бюджетом с целью выгодного размещения средств;

*определение политики фирмы, обеспечивающей реализацию стратегии;

* мотивацию служащих для более эффективной работы; при необходимости видоизменение их обязанностей и характера работы с целью достижения наилучших результатов по реализации стратегии;

*увязывание размеров вознаграждения с достижением намеченных результатов;

*создание благоприятной атмосферы внутри компании для успешного выполнения намеченной цели;

*создание внутренних условий, обеспечивающих персоналу компании условия для ежедневного эффективного исполнения своих стратегических ролей;

* использование самого передового опыта для постоянного улучшения работы;

*обеспечение внутреннего руководства, необходимого для продвижения по пути реализации стратегии и контроля за тем, как стратегия должна быть выполнена.

Таким образом, стратегия компании состоит из запланированных действий (намеченная стратегия) и необходимых поправок в случае неопределённых обстоятельств (незапланированные стратегические решения). Следовательно, стратегию следует рассматривать как комбинацию из запланированных действий и быстрых решений по адаптации к новым достижениям промышленности и новой диспозиции на поле конкурентной борьбы. Задача составления стратегии включает в себя разработку плана действий или намеченной стратегии и их адаптирование к изменяющейся ситуации. Текущая стратегия компании составляется менеджером с учётом событий, происходящих как внутри, так и за пределами фирмы.

Потенциал инновационного менеджмента принципиально базируется на исполнении следующих функций:

¦ синергетическая функция, отражающая поисковый, исследовательский, эвристический характер;

¦ валеологическая функция, характеризующая антикризисное и превентивное содержание;

¦ социократическая функция, выражающаяся в солидарностной, человекоцентрированной ориентации;

¦ коммуникативная функция, связанная с информационными, социальными, культурными переменными.

Необходимость перехода в менеджменте от модели руководства к модели координации, от технократического стиля управления к социократическому стилю управлению диктуется крайним обострением социальных проблем в российском обществе.

Социальное наполнение менеджмента в рамках новой концепции управления имеет передовой, революционный характер. Прогрессивность и революционность этого процесса определяется специфичностью российских условий.

История развития российского общества и экономики за последние десятилетия не способствовала появлению и распространению нового управленческого менталитета. Только система образования может создать массовый новый класс российских менеджеров, произвести инновационных руководителей, обладающих новой рыночной культурой управления, организации производства и труда. В результате реалии российской практики устанавливают в качестве единственного способа изменения управленческого менталитета именно образование, которое в свою очередь также имеет серьезные недостатки: отсутствие практической ориентации, существенный разрыв между теоретическими знаниями и актуальным опытом, слаборазвитый послевузовский уровень. Такое плачевное состояние системы профессионального образования усиливает негативные оценки перспектив развития российского общества.

Несмотря на высокую сложность проблем, образование не входит сейчас в приоритетные сферы государственной политики. Отечественный бизнес также не заинтересован в обеспечении занятости, повышении квалификационной базы труда, субсидировании профессиональной подготовки. Новый элитный слой крупных российских бизнесменов далек от проблем экономического и социального возрождения нации, восстановления экономического и политического статуса России в современном мире, далек от осознания необходимости субсидирования системы образования, подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров. В результате отсутствие профессиональной подготовки, выработка, принятие и реализация неквалифицированных управленческих решений неизбежно снижает качество менеджмента.

Вся острота и сложность проблемы формирования нового управленческого менталитета многими специалистами сводится к отсутствию рыночной конъюнктуры: нет спроса, и соответственно, отсутствует подготовка. Однако на самом деле этот процесс не зависит от рыночных законов, а напрямую связан только с качеством стратегического социального менеджмента.

Президентская программа подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ по своей идее призвана решить ряд проблем, связанных с перераспределением приоритетов в области системы управления производством и трудом, организованной на основе современных принципов. Цели и задачи, декларируемые в Программе и планах подготовки высших руководителей, в том числе как необходимую компоненту учитывают продуцирование нового управленческого менталитета. Однако оценка и прогнозирование результатов реализации Программы с точки зрения логики построения и эффективности тренинга (обучения) приводят к закономерному выводу: практически нереально достижение высоких количественных и качественных результатов. Основной причиной негативной оценки результативности проекта выступает отсутствие массовости и масштабности в подготовке. Распространение новых, прогрессивных, революционных идей посредством одного работника в организации невозможно в силу их блокировки и возведения барьеров работниками, не имеющими соответствующей системы знаний и навыков. В сущности, начинает действовать закон отторжения нового и сопротивления нововведениям.

Кроме того, участие ряда руководителей в Программе показало, что основной контингент слушателей составляют специалисты и руководители низшего или среднего уровня управления. Во многих организациях данные уровни не принимают участие в формировании и разработке генеральных целей, стратегии развития и политики организации. Соответственно полученные знания и умения не могут привести к качественным изменениям в системе управления данных организаций. Участие в Программе таких слушателей в большинстве случаев осуществляется только на основе собственной инициативы в целях расширения возможностей дальнейшего карьерного роста, и успешное завершение обучения делает их в глазах действующего руководства конкурентами, а значит требующими нейтрализации их инициатив и новаций. В результате их обучение и подготовка, в том числе и через организацию зарубежных стажировок в компаниях и фирмах стран-участниц данного проекта, приводят к усложнению процессов профессиональной и социально-психологической адаптации при повторном вхождении уже обновленного специалиста в свою организацию. Вместе с тем не предусматривается мероприятий по содействию и смягчению адаптационных процессов в организации в рамках Программы подготовки управленческих кадров. Весь комплекс обозначенных проблем как в концептуальном, так и в практическом плане, не позволяет надеяться на успешную реализацию целей и задач проекта.

Таким образом, обобщая изложенные положения, мысли и суждения можно сделать обоснованный вывод о том, что существующая система управления является огромным препятствием в реализации возможностей российского общества и крайне необходима новая социократическая философия управления, направленная на реализацию национальных интересов стабильности и развития и формирующая новый управленческий менталитет высшего руководства.

Современный менеджмент ставит потребителя в начало производственного процесса, исходя из индивидуального, а не обезличенного, массового спроса. При таком понимании прибыль выступает как результат деятельности предприятия в области дизайна, маркетинга, новаций, производительности труда, качества послепродажного обслуживания и важное средство контроля обратной связи с потребителем.

В последние годы резко возрос интерес к проблемам профессионального развития. Это обусловлено не только извечной значимостью профессионализма и его развитием, но и специфическими закономерностями прохождения пути к высшим достижениям человека как в рамках профессиональной жизни, так и в рамках целостности жизни, созданием исследовательских коллективов, увеличивающимся количеством диссертационных разработок, которые посвящены выявлению подобных закономерностей. Соорганизации исследований такого рода способствовало появление интегральной области научных знаний -- «акмеологии» и соответствующих творческих групп, их кафедрального, институционального оформления (Б.Г. Ананьев, А. А. Бодалев, А. А. Деркач, Н. В. Кузьмина, Е. А. Климов, А. К. Маркова и др.).

Прежде всего, необходимо предполагать уровневую форму «лестницы развития» внутренних качеств человека, в том числе как специалиста, и траекторию жизни, имеющую подъемы и спады по тем или иным критериям и показателям. Подъемы демонстрируют приход к вершинам («акме»), а спады -- отход от них, а также подготовку к новому подъему и достижению более высокой вершины. После того, как «график» динамики количественных показателей по материалам жизненного пути человека уже построен, можно определять его самую высокую вершину, его жизненное акме. При слежении за динамикой здравствующего и имеющего свою жизненную перспективу человека можно строить гипотетические прогнозы акмеологического типа и создавать условия для повышения или понижения его главной вершины. Для педагогического психолога, акмеолога -- корректора и консультанта, для представителя акмеологической службы, службы кадрового развития, для стратега и кадрового политика крайне важно знать о закономерностях динамики развития, воздействия внешних и внутренних факторов на изменения в количественных и качественных показателях. Это позволяет принимать меры, содействующие максимальному самовыражению человека на его жизненном пути в рамках его полезности для самого себя и общества.

Со времен Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля хорошо известно, что проявления любых типов предопределены способностями человека, его устроенностью и потенциалом, опираясь на который человек так или иначе проявляет заложенное в нем, внутреннее и внешнее. В особых случаях он имеет возможность изменить потенциал и характер всех внешних и внутренних проявлений своей «сущности». Гегель различал бытие «в-себе» как подержание устроенности, «для-иного» как проявление полной зависимости от внешнего фактора, «для-себя» как проявление с учетом не только внешнего, но и устроенности себя, и «для-в-себе» как реагирование в направленности на изменение свойств, ускоренности своего «в-себе» бытия. Следовательно, высшее выражение, проявление себя человеком зависит от того, каково «в-себе» его бытие, какова основа его «Я», а лишь затем -- от внешних условий проявления. Если человек имеет природно обусловленное изменение себя, например, в созревании, то для наблюдения явления «акме» необходимо лишь дожидаться сдвига внутреннего устройства в максимально развитое состояние. Если же в социокультурных условиях есть возможности серьезно воздействовать на внутренние качества, механизм человека, его психическое целое, «Я» и т. п., то следует лишь анализировать соотношение внутренней динамики механизма и качеств внешней среды, стимулирующей его изменения. Так, социализация обладает одними возможностями в трансформации человека, а окулыурирование, предполагаемое внесение всеобщих качеств, обладает другими, более масштабными возможностями. Общая линия смещений внутреннего механизма человека великолепно показана в «Философии духа» Гегеля и сопутствующих ее детализациях («Философия права», «Философия религии», «Эстетика», «Феноменология духа» и т. п.).

активизация управленческий мышление руководитель

Позднее ряд подобных анализов развития человека был осуществлен в психологии развития и других областях знания (например, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, Ж. Пиаже, Э. Майссен и др.).

Специфика акмеологического анализа состоит в акцентировке на бытии «для-в-себе», так как в этом бытии пребывают ведущие предпосылки достижения вершинных результатов. До тех пор, пока человек не самоопределится в пользу саморазвития и развития, в пользу бытия «для-в-себе», он не имеет больших перспектив, даже пребывая в самых благоприятных условиях. Так, управленец, решающий стратегические задачи и проблемы, вырабатывая стратегии, корректируя их, имеет объективные дея-тельностные условия для быстрого развития и саморазвития, так как характер деятельности требует качественно более высокого уровня развитости мышления, рефлексии, интеллектуальной самоорганизации, сознания, самосознания, самоопределения и т. п., чем до начала этой деятельности. Однако если управленец не опознает объективного характера этих требований, не повернет свое самоопределение в направлении соответствия требованиям, не сконцентрируется в самоорганизации для преодоления внутренних препятствий к соответствию требованиям, то эта объективная возможность субъективно не будет использована. Фактически мы наблюдаем как раз нереализацию подобных возможностей у абсолютного большинства госслужащих, вовлеченных в прямое государственное управление. Подобной нереализации способствует отсутствие акмеологических служб, предназначенных для быстрого опознания этих возможностей и проектирования условий их реализации исходя из ценности максимального использования реального потенциала управленцев и аналитических помощников в управлении. Однако и сама акмеологи-ческая наука в сфере психокоррекции еще крайне мало использует знание о развитии человека в деятельностных структурах и в социокультурных средах и часто отличается значительной эмпиричностью, не использует достижения мыслительной культуры философии и методологии. Это отчасти оправдано начальным этапом подобной линии разработок.

Для нас важно выделить на фоне целостности самоорганизации специалиста, управленца, аналитика, ученого, педагога и т. п. специфическое звено самоопределения и тот его тип, когда в качестве повода для самоопределения выступает предложение того или иного «образа жизни». Когда говорится об образе жизни, то прежде всего подчеркивается не ситуационное самовыражение, а характерные черты самодвижения, сопровождающей самоорганизации, сохраняющиеся длительно с тенденцией сохранения в течение всей жизни. Смена образа жизни опирается на пересамоопределение и надситуационность проектирования жизненного пути. Легко заметить, что каждый качественный шаг в изменении себя, в развитии, каждый переход на иную ступень развитости меняет потребно-стные и мотивационные предпосылки организации поведения. Происходят более или менее заметные трансформации образа жизни.

Для организации устремлений к бытию «для-в-себе» на всех возрастных этапах мы видим следующие основания. Они вытекают из рассмотрения онтологии мира деятельности, преддеятельности миров -- жизнедеятельностного, социодинамического, социокультурного, культурного, -- а также из абстрактной линии развития с переходами от низшего к более высокому типу мира. Высшим типом мира является «духовный». Мы считаем, что каждый человек должен приобрести опыт последовательного освоения бытия в каждом из типов миров, от низшего к высшему с получением положительного эффекта, «успешности». В реальности все помещены во все или почти все типы миров одновременно. Поэтому требуется «псевдоестественное» прохождение пути по лестнице развития, которое обычно осуществляется, хотя и с различной степенью стихийности, в системе образования. Вне образования профессионализм педагогов заменяется дилетантской случайностью решения «иными» педагогической задачи. Реально образовательная система чаще всего в значительной степени подобна предобразовательной форме реализации указанной установки и функции. Это связано с крайне слабо развитой системой образовательного и педагогического самооопределения и профессионального становления, профессионального развития педагогов и тех, кто их обслуживает -- методистов, управленцев и т. п. Критерием правильности самоопределения, а затем и самоорганизации, внешней организации деятельности является функциональное соответствие. Если функциональный анализ опирается прежде всего на высшие формы и средства организации мышления, построения образов «Я», на применение наиболее абстрактных понятий, категорий и, следовательно, на культуру мышления, то этой культуры как раз и не хватает в педагогической деятельности и в системе педагогического образования. Функциональный анализ является антиподом ситуационного анализа и не может совпадать с такими типами анализа, как анализ в рамках постановки и решения задач и проблем, методический анализ и т. д. Иначе говоря, и в системе образования мы не имеем адекватных формы прохождения пути развития и методов формирования способности к сущностно значимой организации саморазвития. В то же время, именно в России, и ранее -- в СССР, в конце 70-х годов возникли развивающие игры, обращенные прежде всего на прохождение их участниками циклов развития. Являясь сначала местом для моделирования развития внешних систем -- деятельностных и социокультурных, -- они неизбежно включали в себя переориентацию на развитие способностей взрослых людей, специалистов. Вне их развития, замены внутренних оснований, нельзя было осуществить ни развитие внешних систем, ни реализацию разработанных проектов качественно иного типа. Само устройство развивающих игр включало и действие игрока, и рефлексию действия, и критериальное обеспечение рефлексии в форме методологических консультаций и коррекций. Поскольку качество мышления, рефлексии, самоопределения и т. п. базировалось на критериальном обеспечении, на методологическом сервисе рефлексии, подобные усложнения ранее существовавших «деловых игр» были бы без методологии невозможны.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой