Анализ научного метода познания Ф. Бэкона

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Цель данной работы -- анализ научного метода познания, предложенного Ф. Бэконом.

Новое время -- это эпоха, которая охватывает в истории человечества XVII, XVIII, XIX века. Условно началом Новой истории считается Английская буржуазная революция 1640 года (есть и другие точки зрения на начало Новой истории), которая ознаменовала собой начало нового периода -- эры капитализма или буржуазных отношений, которые приводят к изменению сознания людей. Человек становится менее духовным, он устремлен не к потустороннему блаженству, не к истине, а к преобразованию и увеличению своего уровня комфортности. Важнейшим фактором такого изменения общественного сознания оказывается наука.

В Новое время философия главным образом опирается на науку (в Средние века философия выступала в союзе с богословием, а в эпоху Возрождения -- с искусством). Поэтому соотношение чувственного и рационального, опытного и теоретического компонентов знания -- вторая после проблемы познаваемости мира гносеологическая проблема, проходящая через всю историю философии. Ойзерман Т. И. (ред.) — М.: Наука. — 584 с. Философия эпохи ранних буржуазных революций, 1983 г.; Раздел второй. Новая гносеология и логика

На мой взгляд, выбранная мною тема является актуальной, так как постепенно, с древних времен складывалась методология познания, и формировались методы научного и социального познания. Со временем эти методы конкретизировались каждой эпохой, одним из таких периодов является философия Ф. Бэкона.

Объект работы -- философия

Предмет работы -- философия Ф. Бэкона. Научный метод познания.

Работа состоит из введения, двух параграфов, заключения и списка литературы.

Глава 1. Фрэнсис Бэкон и его основные идеи

1.1 Биография Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон родился в Лондоне 22 января 1561 года. Его отец, сэр Николае Бэкон, служил лордом-хранителем Большой государственной печати при королеве Елизавете, и потому Фрэнсис еще мальчиком был представлен ко двору.

Учился в Тринити-колледже Кембриджского университета в течение двух лет, затем три года провел во Франции в свите английского посла. После смерти отца в 1579 году остался практически без средств к существованию, но в 1582 году стал барристером, а в 1584 году членом парламента. Время от времени он составлял послания королеве Елизавете, в которых стремился беспристрастно подойти к насущным политическим вопросам. При Елизавете Ф. Бэкон так и не поднялся до сколько-нибудь высоких постов, однако после того, как в 1603 году на трон взошел Яков I Стюарт, быстро продвинулся по службе. В этом же году Ф. Бэкону было пожаловано звание рыцаря, а в 1618 году он был возведен в титул барона Веруламского и виконта Сент-Олбанского в 1621 году. Позднее Ф. Бэкон был обвинен в получении взяток. Он признал получение подарков от людей, дела которых разбирались в суде, однако отрицал, что это как-либо повлияло на его решение. Ф. Бэкона лишили всех постов и запретили появляться при дворе. Оставшиеся до смерти годы он провел в уединении.

Несмотря на занятия Ф. Бэкона политикой и юриспруденцией, главным делом его жизни были философия и наука, и он величественно провозгласил: «Все знание -- область моего попечения». Иванцов, Н. А. Франциск Бэкон и его историческое значение / Н. А. Иванцов // Вопросы философии и психологии. — М., 1899. — Год X, кн. 49 (IV). — С. 560−599; год X, кн. 50 (V). — С. 794−860 В 1620 году он опубликовал свой наиболее известный труд «Новый Органон», который, по замыслу автора, должен был заменить «Органон» Аристотеля и задуманный как вторая часть труда «Великое восстановление наук». В 1623 году выходит в свет обширное произведение Ф. Бэкона «О достоинстве и приумножении наук» (первая часть «Великого восстановления наук») во многих отношениях исключительно современна. В незаконченной повести «Новая Атлантида» (опубликована в 1627 году) Ф. Бэкон описывает утопическое сообщество ученых, занимающихся собиранием и анализом данных всякого рода согласно схеме третьей части великого плана восстановления.

Борьба Ф. Бэкона против авторитетов, выдвижение нового метода познания и убеждение в том, что исследование должно начинаться с наблюдений, а не с теорий, ставят его в один ряд с важнейшими представителями научной мысли Нового времени. Впрочем, он не получил сколько-нибудь значительных результатов -- ни в эмпирическом исследовании, ни в области теории, а его метод индуктивного познания через исключения, который, как он полагал, будет продуцировать новое знание «подобно машине», не получил признания в экспериментальной науке.

В марте 1626 года он экспериментировал с курицей, однако при этом простудился. Умер Ф. Бэкон в Хайгейте близ Лондона 9 апреля 1626 года. Бэкон Ф. Сочинения, тт. 1−2. М., 1977−1978

1.2 Главные идеи философии Фрэнсиса Бэкона

Деятельность Ф. Бэкона как мыслителя и писателя была направлена на пропаганду науки, на указание её первостепенного значения в жизни человечества, на выработку нового целостного взгляда на ее строение, классификацию, цели и методы исследования. Идея Великого Восстановления Наук пронизывала его философские сочинения, провозглашалась им с многозначительностью, завидной настойчивостью и энтузиастом.

Ф. Бэкон, считая задачей философии создание нового метода научного познания, переосмысливает предмет и задачи науки, как ее понимали в средние века. Цель научного знания -- в принесении пользы человеческому роду; в отличие от тех, кто видел в науке самоцель, Бэкон подчеркивает, что наука служит жизни и практике и только в этом находит свое оправдание. Ему принадлежит знаменитый афоризм: «Знание -- сила», в котором отразилась практическая направленность новой науки.

Знание есть реальная сила, почему тот, кто владеет знаниями, будет могущественным: «Мы столько можем, сколько мы знаем. Что в действии наиболее полезно, то и в знании наиболее истинно». Френсис Бэкон. Новый Органон. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1938. Ф. Бэкон не отождествлял полностью истину и пользу, знание и успех, он стремится подчеркнуть их взаимозависимость и взаимодействие. Кажется, Ф. Бэкон хотел одним ударом решить эту извечную проблему истины и пользы -- что в действии наиболее полезно, то в знании наиболее истинно. Таким образом, знание замыкается на действие, а действие -- на знание. Знания нет без науки, особенно фундаментальной, а действия, поскольку оно опирается на науку, нет без эксперимента.

Глава 2. Взгляды Френсиса Бэкона

2.1 Наука по Френсису Бэкону

Именно в творчестве Ф. Бэкона практическая ориентация науки нового времени нашла свое наиболее яркое и последовательное выражение. Он писал: «Состояние знаний далеко от благополучия и больших достижений; человеческому уму должен быть открыт новый путь разительно отличающийся от всего, известного ранее, а кроме того, надлежит всеми способами споспешествовать тому, чтобы разум обрел над природой вещей власть, принадлежащую ему по праву». начало предисловия «Великое восстановление наук"(1620)

Смысл, призвание и задачи науки Ф. Бэкон характеризует весьма четко во введении к «Великому Восстановлению Наук»: «И, наконец, я хотел бы призвать всех людей к тому, чтобы они помнили истинные цели науки, чтобы они не занимались ею ни ради своего духа, ни ради неких ученых споров, ни ради того, чтобы пренебрегать остальными, ни ради корысти и славы, ни для того, чтобы достичь власти, ни для неких иных низких умыслов, но ради того, чтобы имела от нее пользу и успех сама жизнь». Этому призванию науки подчиняется и ее направленность, и рабочие методы.

«Восстановление», грандиозный замысел полного переустройства всех наук, должно было состоять из шести частей:

Классификация наук;

Новый органон -- предложенный Ф. Бэконом метод построения науки;

Явления Вселенной -- эмпирический фундамент, данные естествознания;

Лестница интеллекта -- примеры применения нового метода;

Предшественники новой философии -- пробные и предварительные предложения, предлагавшиеся до введения нового метода;

Новая философия -- пробная экспликация (истолкование, объяснение) науки, опирающейся на бэконовские принципы.

При Ф. Бэконе складывается новая познавательная ситуация. Для нее характерно следующее: «До бесконечности разрослась груда опытов» Кириленко Г. Г., Шевцов Е. В. Философия Европейская философия XVII—XVIII вв.еков, Ф. Бэкон ставит задачи:

А) глубокое преобразование массива накопленных знаний, рациональная его организация и упорядочивание;

Б) разработка методов получения нового знания.

Первую он реализует в работе «О достоинстве и приумножении наук» -- классификация знаний. Вторую -- в «Новом Органоне».

Ф. Бэкон выступает против ходячих предрассудков относительно науки, чтобы сообщить научному исследованию высокий статус. Именно с Ф. Бэкона и начинается резкая смена ориентации в европейской культуре. Наука из подозрительного и праздного в глазах многих людей времяпрепровождения постепенно становится важнейшей, престижной областью человеческой культуры. В этом отношении многие ученые и философы нового времени идут по стопам Ф. Бэкона: на место схоластического многознания, оторванного от технической практики и от познания природы, они ставят науку, еще тесно связанную с философией, но в то же время опирающуюся на специальные опыты и эксперименты.

Свой главный вклад в теорию и практику науки Ф. Бэкон видел в том, чтобы подвести под науку обновленное философско-методологическое обоснование. Он мыслил науки как связанные в единую систему, каждая часть которой в свою очередь должна быть тонко дифференцирована. Хотя Ф. Бэкон сам сознавал, что шестая часть плана ему не по силам, остальные разделы «Восстановления» были им в той или иной степени завершены.

2.2 Классификация системы наук

Наука как таковая, как целостное развивающееся формообразование, включает в себя ряд частных наук, которые подразделяются в свою очередь на множество научных дисциплин. Выявление структуры науки в этом ее аспекте ставит проблему классификации наук -- раскрытие их взаимосвязи на основании определенных принципов и критериев и выражение их связи в виде логически обоснованного расположения в определенный ряд («структурный срез»).

В зависимости от познавательных способностей человека (таких, как память, рассудок и воображение) Ф. Бэкон разделил науки на три большие группы:

история как описание фактов, в том числе естественная и гражданская;

теоретические науки, или «философия» в широком смысле слова;

поэзия, литература, искусство вообще.

Философия, прежде всего, подразделяется на два больших блока: на учение о природе, или естественную философию, и первую философию (учение об общих аксиомах наук). В первый блок входят:

теоретические учения (физика с ее приложениями, метафизика)

практические (механика, магия с их приложениями).

Второй блок, или «первую философию» (или собственно философию), Ф. Бэкон подразделил на:

«естественную теологию»

«антропологию»

«философию природы»

Антропология разделяется на собственно «философию человека» (куда входят психология, логика, теория познания и этика) и на «гражданскую философию» (т.е. политику). При этом Бэкон считал, что науки, изучающие мышление (логика, диалектика, теория познания и риторика), являются ключом ко всем остальным наукам, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания и предостерегают его от заблуждений («идолов») см. пункт 2. 4

Полная классификация наук Ф. Бэкона не оставляет без внимания ни одной существовавших тогда или даже возможных в будущем областей знания. Это был, правда, лишь проект, набросок и самим Ф. Бэконом он не был и не мог быть реализован в полной мере. Но тот же Гегель с признательностью отмечал: «Этот набросок, несомненно, должен был вызвать сенсацию у современников. Очень важно иметь перед глазами упорядоченную картину целого, о которой раньше не помышляли».

2.3 «Антиципация природы» и «интерпретации природы»

«Человек, слуга и интерпретатор природы, действует и понимает настолько, насколько может установить устройство природы путем наблюдения за вещами и работой ума; он не знает и не может знать ничего сверх того» Пишет Ф. Бэкон в начале первой книги «Нового Органона».

Следовательно, продолжает Бэкон, «наука и человеческие возможности совпадают, ибо незнание причин мешает достижению результата, и природой можно руководить, лишь подчиняясь ей; что в теории составляет причину, в практической деятельности становится правилом». Итак: можно влиять на явления, т. е. можно активно вмешиваться в них, но лишь при условии, что известны причины их возникновения. «Механик, математик, алхимик и маг» имеют дело с природой и пытаются понять ее явления, но, замечает Бэкон, «все они, по крайней мере до настоящего времени, занимаются этим не очень активно и малоуспешно». Мы восхищаемся возможностями человеческого ума, но не пытаемся оказать ему действительную помощь. А ум нуждается в такой помощи, поскольку «природа бесконечно выше чувства и разума по утонченности своих проявлений». Относительно науки своего времени Бэкон считает, что она насквозь пронизана аксиомами, наспех сформулированными на основании немногих недостаточных примеров, которые ни в коей мере не раскрывают действительности и служат только для того, чтобы питать бесплодные диспуты.

Ф. Бэкон проводит разграничение между антиципациями природы и интерпретациями природы. Антиципации природы -- это понятия, сконструированные «скороспело и без обдумывания»; «они легко нарушают логический ход мысли, овладевают разумом и заполняют воображение; одним словом, это понятия, выведенные ошибочным методом». Интерпретации природы -- «выводятся из вещей иным способом исследования из данных, весьма отдаленных друг от друга, они не могут сразу поразить воображение и потому, по общему мнению, кажутся трудными и странными, в чем-то схожими с тайнами религиозной веры». Но именно интерпретация природы, а не антиципации конституируют истинное знание, полученное верным методом. Антиципации овладевают ходом мысли, но не приводят «к новым деталям»; интерпретации овладевают реальностью и именно поэтому они плодотворны. И происходит это потому, что есть метод -- новый органон, действительно эффективный инструмент постижения истины.

Поэтому следовало не внедрять нового в старое, а провести полное обновление знания, начав с самых основ науки. Это неотложное и важное дело имеет две стадии:

Первая -- разрушение: освобождение разума от идолов, или ложных понятий

Вторая -- созидание: изложение и подтверждение правил того единственного метода, который только и может привести человеческий ум к контакту с действительностью и установить новые отношения между словом и делом.

2.4 Теория «идолов»

Задача вооружить человека методами получения нового знания полагается Ф. Бэконом гораздо важнее. Решение ее он дает в работе «Новый Органон «. Значительным препятствием в развитии действительного познания служат предрассудки, вжившиеся, закоренелые, или даже врожденные представления и фикции, которые способствуют тому, что мир в нашем сознании отражается не полностью адекватно.

Ф. Бэкон называет эти представления идолами. Учение об идолах, согласно Ф. Бэкону, является важным средством преодоления этих представлений. Об отношении науки, об идолах к новой логике и новому методу познания он говорит: «Наука об идолах так относится к объяснению природы, как наука о софистических доказательствах к обыкновенной логике». Перевод с чешского канд. филос. наук И. И. Богута «История философии в кратком изложении И90 Пер. с чеш. И. И. Богута. -М.: Мысль, 1995- 590, [1] с.

Различать идолы необходимо для освобождения от них. Но каковы же они? «Есть четыре вида идолов, осаждающих человеческий ум». Фр. Бэкон Великое восстановление наук. Т. 1. -- с. 73 — 74, с. 307 — 310

Идолы рода -- это предрассудки, коренящиеся в природе человека как родового существа, в несовершенстве органов чувств, в ограниченности ума.

Ощущения обманывают нас, они имеют границы, за которыми объекты перестают восприниматься нами. Руководствоваться только ощущениями наивно. Разум помогает, но ум часто дает искаженную картину природы (уподобляет кривому зеркалу). Ум приписывает природе свои свойства (антропоморфизм) и цели (телеология).

Идолы рода являются не только естественными, но и врожденными. Они исходят из естественного несовершенства человеческого разума, которое проявляется в том, что «предполагает больший порядок и равновесие в вещах, чем те, которые в них есть».

Идол рода -- самый неустранимый по Ф. Бэкону. Едва ли можно освободиться от своей природы и не присовокуплять свою природу к представлениям. Путь к преодолению идолов рода заключается в осознании этого естественного свойства человеческого разума и последовательном проведении правил новой индукции в процессе познания (это необходимое, безусловно, основное и самое надежное средство для преодоления и других идолов).

«Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривлённом и обезображенном виде» -- писал Ф. Бэкон

Идолы пещеры -- исходят от отдельного человека. Каждый из нас, помимо общих заблуждений, свойственных человеческому роду, имеет свою собственную пещеру, в которой свет природы рассеивается и гаснет по причине специфической природы каждого индивида или воспитания и влияний других людей, или из-за книг, которые он читает, и авторитета тех, кем он восхищается и кого уважает, или по причине различия впечатлений, в зависимости от того, находят ли последние душу уже занятой предубеждениями или свободной и спокойной". Дух людей «различен, склонен к изменчивости и почти случаен».

Идолы пещеры «берут свое происхождение из особой природы души и тела индивида, его воспитания и привычек или других случайностей». Мало тех, кому удаётся держаться середины, т. е. не презирать того, что есть справедливого в учении древних, и не забывать его в связи с открытиями современных учёных".

Идолы площади или рынка -- их опасность кроется в опоре на коллективный опыт. Идол -- продукт общения людей, главным образом, речевого. Ф. Бэкон пишет: «Есть такие идолы, зависящие, так сказать, от взаимных контактов человеческого рода: мы называем их идолами площади, соотнося с торговлей и общением». Но также «существуют такие идолы, которые возникают путем взаимного общения. Их мы называем идолами рынка потому, что возникли они путем взаимной договоренности в обществе. Люди договариваются при помощи речи; слова определяются общим пониманием. Плохой и неправильный выбор слов значительно мешает и разуму. Эти помехи не могут исправить ни определения, ни объяснения».

Идолы площади, по мнению Бэкона, наиболее тяжкие из всех, «потому что они внедрены в разум согласованием слов и имен». Люди «верят, что их разум господствует над словом, но случается и так, что слова обращают свою силу против разума, что делает философию и другие науки софистическими и бездеятельными». Идолы, проникающие в разум с помощью слов, бывают двух родов: или это имена несуществующих вещей (как, например, «судьба», «вечный двигатель» и т. д.), или это имена вещей существующих, но путанные и неопределённые, неподобающим образом абстрагированные. Ф. Бэкон уделяет большее внимание, но не находит (кроме последовательного выполнения правил новой индукции) эффективного способа их преодоления. Поэтому он определяет идолы рынка как наиболее вредные.

Идолы театра -- это продукты коллективного опыта. «Они проникли в человеческую душу с помощью различных философских доктрин из-за наихудших правил доказательства». Ф. Бэкон называет их идолами театра, считая «все философские системы сказками, предназначенными быть разыгранными на сцене, пригодными для создания выдуманных театральных миров».

Освободив ум от «идолов», а дух от поспешных «антиципаций», человек, по мнению Ф. Бэкона, может обратиться к изучению природы.

2.5 Проблема человека и природы в философии Ф. Бэкона

Ф. Бэкон уверен, что цель научного познания не в созерцании природы, как это было в Античности, и не в постижении Бога, согласно Средневековой традиции, а в принесении пользы и выгоды человечеству. Наука -- средство, а не цель сама по себе. Человек же -- властелин природы, таков лейтмотив философии Ф. Бэкона. «Природа побеждается только подчинением ей, и то, что в созерцании представляется причиной, в действии является правилом». Ф. Бэкон. Новый органон// Антология мировой философии. Т. М., 1970, с. 194 бэкон научное познание

Именно Ф. Бэкону принадлежит знаменитый афоризм «знание -- сила», благодаря ему, по-новому понимается отношение человек-природа, которое трансформируется в отношение субъект-объект, мы все ощущаем на себе влияние идей Ф. Бэкона. Человек представляется как познающее и действующее начало (субъект), а природа -- как объект, подлежащий познанию и использованию. «Естественнонаучный способ представления исследует природу, как поддающуюся расчету систему сил. Современная физика не потому экспериментальная наука, что применяет приборы, для установления фактов о природе, а, наоборот: поскольку физика, причём уже в качестве чистой теории заставляет природу представлять себя как расчётно предсказуемую систему сил, постольку ставится эксперимент, а именно, для установления того, дает ли и как дает о себе знать представленная таким образом природа», -- пишет М. Хайдегер Хайдеггер М. Вопрос о технике. // Хайдеггер М. Время и бытие. М. 1993, с. 230.

К сожалению, эта гносеологическая традиция породила не только преобразовательский энтузиазм человека, ставший деятельностным основанием позитивного преобразования природы, воспринимаемой как инструмент в достижении человеческих целей, но и к формированию и распространению в наши дни технократического сознания, чреватого не столько созиданием, сколько разрушением. В основе доктрины техницизма лежит положение, что мир спасет инженерная забота «Бог техницизма — великий инженер. Созданный им мир — земля обетованная для человека-инженера: все он охватывает как предмет или средство инженерного действия, впервые придающего вещам их подлинный смысл… Эволюция этой доктрины была предопределена чудесным превращение работящей Золушки-техники в ослепительную королеву материального обмена». Ф. Бэкон. Новый органон// Антология мировой философии. Т. М., 1970, с. 82 Технократическое мышление -- это рассудок, которому чужды разум и мудрость. Для технократического мышления не существует категорий нравственности, совести, человеческого переживания и достоинства.

Нельзя идентифицировать технократическое мышление с мышлением ученых или техников. Технократическое мышление -- это скорее прообраз искусственного интеллекта. Хотя последнего еще нет, технократическое мышление -- уже реальность, и есть опасность, что создаваемый на основе его средств искусственный интеллект будет еще страшнее, особенно если он во всей своей стерильности станет прообразом человеческого мышления. Наука и особенно техника возвысились над человеком, перестали быть средством, а стали смыслом и целью. Технократическое мышление, будучи духовно пустым, опустошающе действует на культуру, губит душу ученого, деформирует «дух» науки. Вряд ли Ф. Бэкон предполагал, что его стремление возвеличить науку может обернуться такими последствиями, как, впрочем, и Нильс Бор не ожидал, что его открытие станет угрозой жизни всего человечества.

Призывая людей, вооружившись знаниями, подчинить себе природу Ф. Бэкон восставал против господствующей в то время схоластической учености и духа самоуничижения человека. В силу того, что основой книжной науки, как уже говорилось, была выхолощенная и абсолютизированная логика Аристотеля, то Бэкон отказывается и от авторитета Аристотеля. «Логика, --пишет он, которой теперь пользуются, скорее служит укреплению и сохранению ошибок, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна». Ф. Бэкон. Новый органон// Антология мировой философии. Т. М., 1970, с. 194

Он ориентирует науку на поиск истины не в книгах, а в поле, в мастерской, у кузнечных горнов, одним словом, в практике, в непосредственном наблюдении и изучении природы. Его философию можно назвать своеобразным возрождением античной натурфилософии с ее наивной верой в незыблемость истин факта, с постановкой в центре всей философской системы природы. Однако в отличие от Бэкона натурфилософия была далека от того, чтобы поставить перед человеком задачу преобразовать и подчинить себе природу, натурфилософия сохраняла благоговейное преклонение перед природой. Таким образом, центральной проблемой философии Ф. Бэкона можно назвать проблему отношения человека и природы, которую он решает в русле утилитаризма, можно сказать, что именно с него начинается европейский утилитаризм, наиболее ярко проявившийся в философии прагматизма (Джемс, Дьюи, Парсонс).

Обоснование эмпирического метода, теория индукции и анализ фактов, затрудняющих чувственное познание.

Вопрос об «истинных» и «мнимых», «объективных» и «субъективных» компонентах человеческого знания восходит к самой философии как науки. Этот вопрос живо обсуждался современниками Ф. Бэкона -- Галилеем и Декартом. Одним из вариантов той же темы явилось и бэконовское усмотрение в познании того, что «соотнесено с человеком» и что «соотнесено с миром», его развернутая критика Идолов Разума.

И разве каждый человек в силу своих индивидуальных особенностей, порождённых характером его психического склада, привычек, воспитания, атмосферы, в которой он жил, и множеством других обстоятельств, не имеет своего неповторимого, только ему присущего угла зрения на мир, как выражается Ф. Бэкон: «Свою особую пещеру, которая разбивает и искажает свет природы». Так, одни умы склонны видеть в вещах различия, другие же -- сходство; первые схватывают самые тонкие оттенки и частности, вторые улавливают незаметные аналогии и создают неожиданные обобщения. И тех и других Идолы Пещеры толкают в крайность, не имеющую ничего общего с действительным постижением истины. Врождённые идолы искоренить невозможно, но можно, осознав их характер и действие на человеческий ум, предупредить умножение ошибок и методически правильно организовать познание.

Из античных философов Ф. Бэкон высоко ценит лишь древнегреческих материалистов и натурфилософов. Он приветствует их метод глубоко и тонко проникать в тайны природы и подчинять свой разум природе вещей, анализировать природу. Поэтому Анаксагор с его гемеомериями и особенно Демокрит с его атомами часто приводятся им как авторитеты. Несмотря на непримиримую вражду к перипатетикам и схоластике, Ф. Бэкон не освобождается вполне от их влияния и в выработке основного понятия своей метафизики едва ли идет дальше преобразования перипатетического учения о формах как вечных и неизменных природных сущностях.

Для Ф. Бэкона, как и для Декарта, критицизм означал прежде всего высвобождение человеческого ума из всех тех схоластических пут и предрассудков, которыми он обременен. Сомнение не самоцель, а средство выработать плодотворный метод познания. Ф. Бекона интересует прежде всего методология естественнонаучного, опытного познания.

Отношение Ф. Бэкона к религии типично для передового учёного Возрождения. Человек призван открывать природы, которые Бог скрыл от него. Руководствуясь знанием, он уподобляется всевышнему, который ведь тоже вначале пролил свет и уже потом создал материальный мир (это одна из любимых бэконовских аллегорий). Признавая истину и того и другого, Ф. Бэкон отдавал свои силы пропаганде постижения лишь естественного. Отделяя естественнонаучное от теологического, утверждая его независимый и самостоятельный статус, он, таким образом, вовсе не порывал с религией, в которой видел главную связующую силу общества. Ф. Бэкон писал, что только поверхностное знакомство с природой отвращает от религии, более же глубокое и проникновенное возвращает к ней. Пройдет некоторое время, и материалистическая философия выдвинет тезис: «вся эта идея согласия науки и религии есть не более чем ложная и вредная иллюзия». «Ярким пламенем вспыхнуло рациональное вольнодумство, не идущее на какой-либо компромисс. Но ошибся бы тот, кто полагал бы, что этим пламенем горел дух Ф. Бэкона. Он был в принципе только одним из набожных „поджигателей“». Котарбинский Т. Избранные произведения. М., 1963 г., стр. 108

И еще одна линия бэконовской критики -- это «изобличение доказательств». Он считает, что логика, которая теперь имеется, бесполезна для научных открытий. Своему основному философскому сочинению Ф. Бэкон даёт название «Новый Органон», которое имело огромное значение для всего последующего развития логической мысли. Его идеями в значительной мере жила средневековая схоластическая наука, их широко использовала и теология для рационализации своих доктрин и доказательств.

Ф. Бэкон не сомневался, что в силлогизме заключена некая математическая достоверность. Такая логическая организация порочных понятий может служить закреплению и сохранению ошибок, так как создает иллюзию обоснованности и доказательности там, где нет ни того ни другого. Такова мысль Ф. Бэкона и причина, почему он считал, что аристотелевская логика «более вредна, чем полезна». Позднее он выскажет более терпимое отношение к возможностям аристотелевской логики.

2.5 Эмпирический метод и теория индукции

Первые кирпичи в фундамент методологии закладывает Ф. Бэкон -- это «настоящий родоначальник английского материализма и всей современной экспериментирующей науки». Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 2, стр. 142 Заслуга Ф. Бэкона, в частности, состоит в том, что он со своей определённостью подчеркнул: научное знание проистекает из опыта, не просто из непосредственных чувственных данных, а именно из целенаправленно организованного опыта, эксперимента. Кроме того, наука не может строиться просто на непосредственных данных чувства. Ф. Бэкон предлагает следующее решение: компенсацию несостоятельности чувства и исправление его ошибок даёт правильно организованный и специально приспособленный для того или иного исследования опыт или эксперимент.

Отстаивая ценность и значение специализированного научного эксперимента, Ф. Бэкон проводит свое знаменитое различие двух родов опытов -- «светоносных» и «плодоносных», то почти тривиальное для современного ученого разграничение эксперимента, ориентированного исключительно на получение нового научного результата. Он утверждает, что открытие и установление правильных теоретических представлений, вооружая нас не поверхностно, а глубоко.

Самое главное -- выработать правильный метод анализа и обобщения опытных данных, позволяющий постепенно проникнуть в сущность исследуемых явлений. По Ф. Бэкону, таким методом должна стать индукция, однако не та, которая заключается на основании простого перечисления ограниченного числа благоприятных фактов. И он ставит перед собой задачу сформулировать принцип научной индукции, которая производила бы в опыте разделение и отбор и путём должных исключений и отбрасываний делала бы необходимые выводы.

Это очень важная установка. Ф. Бэкон с излишним оптимизмом считал, что предлагаемые им средства индуктивного анализа являются достаточной гарантией необходимости и достоверности получаемого заключения. Аналогия и исключение составляют главные приёмы этого метода. По аналогии подбираются эмпирические данные для таблиц Открытия. Она лежит как бы в фундаменте индуктивного обобщения, которое достигается посредством отбора, выбраковки ряда обстоятельств из обилия первоначальных возможностей.

Особенности бэконовской трактовки индукции, связывающие собственно логическую часть учения Ф. Бэкона с его аналитической методологией и философской метафизикой. Во-первых, средства индукции предназначаются для выявления форм «простых свойств», или «природ», как называет их Ф. Бэкон, на которые разлагаются все конкретные физические тела.

Задача бэконовской индукции -- выявить «форму». Именно бэконовская «метафизика» призвана исследовать формы, охватывающие единство природы в несходныхматериях, в то время как собственно физика имеет дело с более частными материальными и действующими причинами -- преходящими и как бы внешними носителями этих форм. Она не совпадает с «матерью всех наук» -- первой философией, а является частью самой науки о природе, как бы высшим, более абстрактным и глубоким разделом физики.

Таким образом, Ф. Бэкон рассматривал индукцию как метод выработки фундаментальных теоретических понятий и аксиом естествознания, или, как он сам выражался, естественной философии. Теория индукции тесно связана с его философской онтологией, с аналитической методологией, с учением о простых природах, или свойствах, и их формах, с концепцией разных видов причинной зависимости. Сам Ф. Бэкон замечает, что логика должна исходить «не только из природы ума, но и из природы вещей» и пишет о необходимости «видоизменения способа открытия применительно к качеству и состоянию того предмета, который мы исследуем».

Заключение

Философия Ф. Бэкона -- это формирование основ современных ценностных приоритетов, зарождение «нового европейского мышления», которое остаётся господствующим и в наше время.

Научный метод в современном понимании является сочетанием феноменов, систематизацией и коррекцией уже имеющихся и недавно полученных знаний. Для того, чтобы объяснить те или иные наблюдаемые факты, исследователи в современном методе выдвигают гипотезы и выстраивают теории, из которых вырастают выводы и предположения. А полученные результаты вновь проверяются с помощью эксперимента или дополняют новыми, вновь найденными фактами.

По мнению Ф. Бэкона, состояние науки в его эпоху было ужасно, никто не занимался системным анализом, системными экспериментами, и потому открытия происходили словно бы случайно, без методического исследования. Ф. Бэкон предложил исследовательский метод, который подробно изложил в работе «Новый Органон» и который мог полностью заменить методы познания, предложенные Аристотелем в его работе «Органон».

В основу познания научного типа Ф. Бэкон положил такие методы, как индукция и эксперимент. Индукция, по его мнению, могла иметь формы: полную и неполную. При полной индукции происходит постоянная повторяемость и конечность свойств того или иного предмета. То есть, индуктивные соображения исследователя заключаются в том, что все идентичные случаи будут иметь сходную природу. Неполная индукция -- это обобщения, которые можно сделать на основе эксперимента в отдельных случаях, и заключения здесь достигаются по аналогии. Ф. Бэкон считал, что настоящее знание полностью вытекает из опыта. При этом он признавал ошибки, которые могут встать на пути человеческого познания и уничтожить результаты познания. Эти ошибки Ф. Бэкон называл призраками или идолами.

Важнейшей частью научного метода познания в наше время стало требование объективности, при котором никакой субъективности в трактовке результатов быть не может. Чтобы проверить высказывание, необходимо документировать свои и чужие наблюдения, что позволяет сделать данные исследований широко доступными. Таким образом, наука получает массу дополнительных преимуществ -- как в возможностях постоянно подкреплять убеждения экспериментом и опытом, так и в адекватности этих опытов.

Именно метод Ф. Бэкона послужил основой для развития направления индуктивной логики в философии, особенно ярко отразившейся в произведениях Джона Милля. Кроме того, следует отметить, что Ф. Бэкон призывал к постоянному изучению природы на основе эксперимента, что подтолкнуло развитие естествознания в XVII веке и помогло в организации многих научных сообществ, а также заложило основу для классификации наук, которая была принята в просветительском энциклопедизме. Учение Ф. Бэкона стало чрезвычайно влиятельным и смогло повернуть развитие науки, создав предпосылки формированию материалистической доктрины.

Список литературы

Бэкон Ф., Великое восстановление наук. Т.1., 1971

Бэкон Ф. Новый Органон. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1938.

Бэкон Ф. Новый органон// Антология мировой философии. Т. М., 1970

Бэкон Ф. Сочинения, тт. 1−2. М., 1977−1978

Иванцов Н. А. Фрэнсис Бэкон и его историческое значение / Н. А. Иванцов // Вопросы философии и психологии. — М., 1899

Кириленко Г. Г., Шевцов Е. В. Философия Европейская философия XVII—XVIII вв.еков, 2003

Котарбинский Т. Избранные произведения. М., 1963

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 2, 1967

Мир философии, Политиздат, 1991

Михайленко Ю.П., Ф. Бэкон и его учение, издательство «Наука», 1975

Ойзерман Т.И. (ред.) — М.: Философия эпохи ранних буржуазных революций, Раздел второй. Новая гносеология и логика, 1983;

Перевод с чешского канд. филос. наук Богута И. И., История философии в кратком изложении, 1995

Сайт электронной библиотеки http: //krotov. info. / Библиотека Якова Кротова. Сочинения. Фрэнсис Бэкон и принципы его философии.

Сайт электронной библиотеки www. bibliotekar. ru Биография и книги Бэкона. Английский философ, родоначальник английского материализма. Новая Атлантида

Соколов В. В. Европейская философия XV—XVII вв.еков, 2006

Хайдеггер М., Вопрос о технике. // Хайдеггер М. Время и бытие. М. 1993

Шичалин Ю. А. История философии: Запад-Россия-Восток (книга вторая. Философия XV—XIX вв.). (Сборник), 1996

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой