Государственная политика по формированию, развитию и организации деятельности женского социума на Дальнем Востоке, 1860-1940 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
423


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

90-е годы XX столетия являются драматическим периодом в истории Дальнего Востока. Новые экономические отношения изменили государственную политику в крае. Прекращение государственных дотаций в регион осуществляется без учета особенностей Дальневосточного края, его отдаленности от центра, суровых климатических условий, высокой стоимости электроэнергии, транспортных услуг и т. д. Свертываются крупные промышленные предприятия. Практически остановлено выполнение правительственных программ по Дальнему Востоку. В результате заметно снизился уровень жизни населения, начался отток жителей в центральные регионы страны. Поставлены под угрозу завоевания нескольких поколений дальневосточников, огромными усилиями превративших этот некогда пустынный и необжитый край в перспективный регион.

Существенные изменения претерпела и государственная политика в отношении женщин. Следует отметить, что на протяжении всего исторического периода освоения и развития Дальнего Востока женщины выступали важным фактором его стабильности, гарантом успехов политики властных структур дореволюционного и советского периодов.

И на современном этапе женщины продолжают играть важную роль в сохранении устойчивости региона. Вместе с тем серьезную озабоченность вызывают процессы снижения конкурентоспособности женщин на рынке труда, роста женской безработицы, сужения возможностей для самореализации женщин в сферах политики, управления, ухудшения их материального положения.

В этих условиях особую актуальность приобретает обращение к истории формирования и организации деятельности женского населения края в условиях различных общественно-экономических формаций, различных политических систем и идеологий.

Диссертационное исследование посвящено изучению государственной политики по формированию, развитию и организации деятельности женского социума на Дальнем Востоке в период 1860 — 1940 годов. Проблема рассматривается в трех направлениях. Во-первых, на основе изучения документальных и архивных источников раскрывается исторический опыт освоения отдаленной от центра восточной окраины, осуществлявшийся в условиях постоянной угрозы извне. Во-вторых, изучен и обобщен исторический опыт участия женщин в освоении Дальнего Востока. В-третьих, в диссертации предпринята попытка выявить и сформулировать преемственность и специфику государственных политик по организации деятельности дальневосточного женского социума в дореволюционное и советское время, которые могут представлять интерес для органов управления и женского движения на современном этапе.

На основе изучения архивных и документальных источников, теоретической и специальной литературы по проблемам социально-экономического развития Дальневосточного края в диссертации представлена концепция региональной & quot-женской"- государственной политики по становлению социальных и семейно-бытовых ролей женщин.

Актуален исторический опыт участия мужчин и женщин в добровольных переселениях, осуществлявшихся под контролем властей, который зародился еще в дореволюционный период, а затем неоднократно повторялся в советское время в виде коллективных переселений колхозов и артелей, хетагуровского движения, переселения рабочих на строительство БАМа и крупные промышленные объекты. Оставляя Дальний Восток малозаселенной территорией при сохранении угрозы извне, в перспективе правительство может вновь столкнуться с проблемой потребности в наполнении региона людскими ресурсами. В этой связи опыт переселений и формирования женского социума в дореволюционный и советский периоды приобретает особую актуальность, может представлять интерес для органов управления и женских организаций.

Характеризуя актуальность исследования проблемы участия женщин в освоении отдаленной окраины, следует заметить, что синтезирование социально-исторического опыта осуществления & quot-женской"- государственной политики может иметь важное методологическое и практическое значение для разработки стратегических целей и тактических установок современной государственной политики в отношении женщин.

Опыт организации деятельности дальневосточного женского социума может быть актуален и для российского женского движения, вырабатывающего новые подходы к взаимодействию с властными структурами, политическими партиями и другими движениями.

Цели и задачи исследования

Основной целью диссертационного исследования является комплексный анализ государственной политики по формированию, развитию и организации деятельности женского социума на Дальнем Востоке в период 1860 — 1940 гг., выяснение того, в какой степени и с помощью какого механизма государственная политика влияла на социальный статус женщин, их роль в преобразовании края на каждом из исторических этапов (1860 -1917 и 1917−1940 гг.).

Реализация данной цели предполагает постановку и решение следующих задач:

— разработать методологические принципы исследования, характерологические признаки дальневосточного женского социума, оценки его вклада в освоение и развитие дальневосточного региона-

— установить степень изученности, круг источников и уровень исследования проблемы-

— определить основные направления & quot-женской"- государственной политики на различных исторических этапах-

— провести сравнительный анализ деятельности царских и советских властей по заселению и освоению региона, выявить сущностные черты, общее и особенное, а также преемственность государственной политики по формированию женского социума в дореволюционный и советский периоды-

— дать характеристику степени участия женщин в переселенческом движении в зависимости от добровольного или принудительного способа его осуществления-

— изучить степень влияния переселенческого движения на положение коренного женского населения-

— синтезировать социально-исторический опыт адаптации женщин -переселенцев, иммигрантов, коренных народов к новым условиям проживания-

— осуществить анализ государственной политики советских властей по вовлечению дальневосточниц в социалистическое строительство, созданию нового облика женщин, формированию дальневосточного женского социума-

— на основе комплексного решения поставленных задач сформулировать общие выводы о степени влияния государственной политики на процесс формирования и организации деятельности дальневосточного женского социума в 1860 -1917, 1917 — 1940 гг., дать комплексную характеристику женского социума на каждом из обозначенных исторических этапов, определить его роль в освоении и развитии дальневосточного региона.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются государственная политика Российской империи на Дальнем Востоке в 1860 — 1917 гг. и государственная политика Советского государства в этом регионе в 1917 — 1940 гг. по формированию, развитию и организации деятельности женского социума.

Предметом диссертационного исследования являются содержание государственных решений, определявших социальный статус женщин в обществе на различных исторических этапах, взаимообусловленность типа государственной политики и характеристик женского социума, общие и специфические черты государственной политики в отношении женщин в 1860—1917, 1917−1940 гг., преемственность & quot-женской"- государственной политики в обозначенные исторические периоды.

Хронологические рамки исследования

В соответствии с темой диссертационной работы обозначены хронологические рамки. 1860−1940 годы определены как период формирования и развития дальневосточного женского социума. Они делятся на два этапа, обусловленных различными общественно-экономическим строем, политаи ческими системами, идеологиеи решения женского вопроса, а также различным государственным подходом к процессу освоения Дальнего Востока.

На первом этапе (1860−1917 гг.) в России произошли качественные преобразования социально-экономических отношений: отмена крепостного права, развитие капиталистического способа производства, реформирование различных сфер общественной жизни.

На российском Дальнем Востоке реализовалась государственная политика по осуществлению казачьей, крестьянской, промышленной и криминальной колонизации. Женщины участвовали в принудительных (казачки, каторжанки), а также в добровольных переселениях (крестьянки, казачки, иммигрантки). Под влиянием восточнославянских этносов происходили коренные изменения в жизни аборигенок. Власти прилагали большие усилия к укреплению процессов адаптации среди новоселов.

На втором этапе (1917−1940 гг.) в стране произошла смена общественного строя и общественного способа производства.

На российском Дальнем Востоке прогремела гражданская война и интервенция, в результате советская власть здесь установилась на пять лет позже, чем на западе. Под руководством партийных и советских органов осуществилось раскрепощение женщин, вовлечение их в общественную жизнь и производственную деятельность. Ввиду нехватки трудовых резервов для подъема промышленного производства в Дальневосточном крае женщины стали выступать в качестве активной производительной силы. В конце 30-х годов в основном завершилось формирование женского социума.

Территориальные рамки исследования

Во второй половине XIX века Дальний Восток включал все области, расположенные восточнее озера Байкал: Забайкальскую, Амурскую, Приморскую. Территория Приморской области объединяла в этот период Хабаровский и Приморский края, Сахалин и Камчатку.

В 1906 году Забайкальская область отошла к Сибири.

В 1909 году в составе Приморской области выделены в качестве самостоятельных территорий Сахалин и Камчатка.

В 1938 году Приморская область разделилась на Приморский и Хабаровский края.

Научная новизна исследования

Впервые в отечественной историографии осуществлено комплексное исследование государственной политики по формированию, развитию и организации деятельности дальневосточного женского социума в обозначенных хронологических рамках.

Диссертантом выдвинута и обоснована собственная периодизация эволюции государственной политики по формированию дальневосточного женского социума.

Расширена методология анализа государственной политики в отношении женщин, выявлена ее преемственность и специфические черты, различия на каждом из исторических этапов.

Диссертантом разработаны характерологические признаки дальневосточного женского социума, рассмотрены концептуальное сходство и отличительные черты женского социума на этапах 1860 — 1917, 1917 -1940 гг.

На основе широкой источниковой базы сформулированы основные характеристики женского социума как специфической социально-демографической общности. Сравнительно-исторический метод исследования позволил сделать вывод о завершении формирования дальневосточного женского социума к концу 30-х годов XX века.

В ходе исторического анализа дан сравнительный анализ подходов царского и советского правительств к законодательной базе переселений на Дальний Восток и в другие регионы страны.

Впервые комплексно раскрыта и отражена история принудительных переселений женщин в 1856 — 1862 гг. в составе забайкальских казаков. В научный оборот введены источники, позволившие дать анализ положения специфической группы женщин — каторжанок и ссыльнопоселенок, раскрыть проблемы участия крестьянок и казачек в добровольных переселениях, показать историю азиатских иммигранток на Дальнем Востоке.

Введено значительное количество фактологических данных, позволивших охарактеризовать особенности жизни женщин в дальневосточных городах, раскрыть влияние переселенцев на положение женского коренного населения.

В диссертации впервые комплексно отражены технологии адаптации женщин-переселенок к новым условиям в экономической, природно-географической, социально-демографической и культурной сферах.

На основе современных методологических подходов к оценке степени равноправия полов осуществлен анализ политики советского государства по повышению социального статуса женщин на Дальнем Востоке, сформулированы ее положительные результаты и противоречия.

В научный оборот впервые введено значительное количество архивных документов, определивших достоверность исследования.

В диссертации использованы большой объем исторических источников, материалы периодической печати. Осуществлена систематизация трудов, написанных в 1860—1999 годах и отражающих положение дальневосточных женщин в обозначенный исторический период.

Практическая значимость диссертации.

Обобщенный исторический материал о технологиях государственной политики по закреплению переселенцев на новых территориях, о государственных мерах по переселению и социальной поддержке женщин представляет практический интерес для современных органов управления, столкнувшихся с проблемой миграции населения на Дальнем Востоке.

Знакомство общественности с опытом функционирования женского социума в обозначенный исторический период, образом жизни, ценностными ориентациями женщин-первооткрывательниц может способствовать повышению инициативности женских организаций в отстаивании интересов женщин на современном этапе, росту самосознания женского населения Дальнего Востока.

Теоретические выводы автора о технологиях адаптации женщин учтены в социальных программах, разработанных социальными службами г. Комсомольска-на-Амуре.

Материалы исследования могут быть использованы в процессе преподавания отечественной истории, спецкурсов по истории дальневосточного края, при разработке междисциплинарных учебных программ по женской проблематике, а также при формировании социальной феминологии как самостоятельной отрасли научного знания.

Апробация результатов исследования

По теме диссертации опубликованы монография, два учебных пособия и ряд статей общим объемом более 40 п.л.

Основные положения и выводы диссертации апробированы на международных, республиканских, межвузовских научных конференциях и семинарах в Иванове, Нижнем Новгороде, Ярославле, Костроме, Омске, Хабаровске, Владивостоке, Комсомольске-на-Амуре и др.

По проблеме исследования автором читаются спецкурсы.

Исследование было признано актуальным Министерством образования РФ и включено в качестве научного направления в межвузовские научно-исследовательские программы & quot-Женщины России: проблемы адаптации и развития в новых социально-экономических условиях& quot-, & quot-Феминология и тендерные исследования в России: перспективные стратегии и технологии& quot-. Диссертант являлся руководителем ВТК по данному направлению исследования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Научное изучение и осмысление трансформации российской государственной политики в отношении женщин на этапе 1860 — 1940 годов позволяет сформулировать ряд выводов.

В 1860 — 1940 годах дальневосточный женский социум формировался и организовывал свою деятельность под воздействием & laquo-женской»- государственной политики, детерминированной внутренней и внешней политической деятельностью России в дальневосточном регионе на каждом из исторических этапов.

В конце XIX века Дальний Восток содержал незадействованные земельные резервы, которые царское правительство использовало для обеспечения землей крестьян, потерявших свои наделы в центральных губерниях страны в результате реформы 1861 года. Таким образом региональная политика приобрела колонизационный характер.

Угроза захвата Дальнего Востока со стороны соседних азиатских государств продиктовала необходимость ускоренных темпов заселения региона выходцами из европейской части России. Поэтому государственная политика мало походила на колонизацию, осуществленную в других странах, где вначале проводилась тщательная подготовка территорий к заселению, а затем осуществлялся сам процесс колонизации. В России колонизация имела противоположную направленность — вначале развернулось переселение на неподготовленную территорию, затем — осуществилось размежевание земель и их обживание.

В советский период региональная политика также обслуживала государственные интересы. Так, на Дальнем Востоке был создан экономический комплекс с целью приближения промышленности к богатым источникам сырья и районам потребления.

Во внешней политике Советского государства по-прежнему сохранился интерес к укреплению дальневосточной окраины как военной цитадели. То есть региональная политика была сориентирована на промышленное освоение края и его военное укрепление.

Процесс формирования женского социума на Дальнем Востоке не был единообразным, поскольку в 1860 — 1917 гг. он осуществлялся в условиях капиталистического, а в 1917 — 1940 гг. — социалистического общественно-экономического строя.

Это обстоятельство дает основание диссертанту анализировать по сути два разных типа & laquo-женской»- государственной политики в регионе, каждый из которых имел определенные результаты в процессе формирования женского социума.

Подходы в решении женского вопроса в дореволюционном и советском периодах обладали общими и специфическими чертами, а также определенной преемственностью.

Сущностные черты патриархатного типа были в целом характерны для & laquo-женской»- государственной политике в первом периоде, а также нашли отражение в политике государственного протекционизма по отношению к женщинам на втором этапе.

На протяжении всего исследуемого периода властные структуры относились к женщинам потребительски, используя их как средство для достижения определенных целей в деле заселения, освоения и экономического развития региона.

Специфические черты политики в отношении женщин прослеживаются в разных областях (идеологической, организационной, экономической, политической, культурной).

В идеологической сфере государственные меры по повышению уровня самосознания женщин, вовлечению их в социалистическое строительство носили более систематичный и плановый характер. & laquo-Женская»- политика осуществлялась партийными и советскими органами под руководством центрального аппарата Коммунистической партии в соответствии с марксистско-ленинской идеологией по & laquo-женскому»- вопросу.

В дореволюционный период дальневосточная государственная политика в отношении женщин столь явного идеологического звучания не имела. В ее основе лежала идеологическая концепция о второстепенной роли женщин, поэтому целенаправленная воспитательная работа среди женщин не велась.

Работу с советскими женщинами на местах организовывали и контролировали специальные структуры партийного и государственного аппарата. & laquo-Женскими»- вопросами занимались отдел работниц и крестьянок Далькрайома партии, женотделы партийных комитетов, штатные парторганизаторы на отдельных предприятиях, помощники бригадиров из женского актива на селе, инспектор по труду в составе инспектуры края, комиссия по улучшению труда и быта женщин при Далькрайисполкоме, аналогичные комиссии на местах.

Специальных органов по работе с женщинами в Дальневосточном крае царские власти не создавали. Все организационные мероприятия с женским населением осуществлялись в рамках переселенческой политики.

Существенные отличия наблюдались в степени и формах участия женщин в хозяйственной жизни края. Так, организуя массовое использование женского труда на производстве, советские власти добились не только увеличения числа женщин среди профессионально занятого населения региона, но и качественного изменения их трудовой деятельности. Последнее осуществилось путем технической подготовки женских кадров и продвижения женщин на профессиональные должности более высокой квалификации.

Ничего подобного в дореволюционный период не наблюдалось. Женщины занимались своим традиционным видом деятельности — домашним хозяйством. И лишь совсем немногие были заняты в сфере обслуживания.

В области политических прав царские власти относили женщин к категории неправоспособных граждан, которые были отстранены от управления на всех уровнях, не имели возможности избирать и быть избранными.

Действия советской власти, напротив, были направлены на вовлечение дальневосточниц в местное и региональное управление, развитие их общественно-политической активности. Политические права женщин были закреплены в Конституциях 1918 и 1936 годов, в соответствии с которыми они получили возможность участвовать в реализации политики государства.

В области образования были заметны усилия и царских, и советских властей.

В дореволюционный период на должностях генерал-губернаторов, а также в чиновничьем аппарате высокого ранга служили образованные люди, понимающие значение подготовки грамотного населения в Дальневосточном крае. Не случайно грамотность здесь была выше, чем в среднем по России или в Сибири. Не забывали власти и о женском образовании. Вместе с тем большая часть женского населения края оставалась неграмотной.

В советский период власти поставили задачу ликвидировать неграмотность (в первую очередь среди женского населения) и решили ее к концу второй пятилетки. Кроме того, в массовом порядке женщины получили профессиональную подготовку.

Несмотря на принципиальные различия государственных политик в отношении женщин, в процессе исследования диссертантом выявлена определенная преемственность в реализации их отдельных направлений.

1. Царские власти заложили основы дотационности в освоении дальневосточного региона. Система льгот привлекла переселенцев, которые в надежде на государственные ссуды рассчитывали поправить свое хозяйство.

Советские власти продолжили прежний опыт привлечения людей на восток. Система льгот была столь же затратной для страны, как и в предшествующий период.

2. Ввиду & laquo-женского дефицита& raquo- царские власти определили основную цель региональной & laquo-женской»- государственной политики — скорейшее наращивание числа женщин, которые выполнили роль цементирующего начала в формировании дальневосточного населения.

В советский период продолжала существовать нехватка женщин. Поэтому эта целенаправленность не только сохранилась, но и получила дополнительное звучание, так как женщины стали трудовым резервом промышленного и культурного развития края.

3. Царская администрация перевозила женщин на Дальний Восток с целью использовать их для реализации государственных нужд.

Советское правительство, продолжив практику прежних властей, рассматривало женщин в качестве важного резерва для достижения социально-экономических задач освоения края.

4. & laquo-Женскую»- государственную политику царские власти реализо-вывали в направлении создания на восточной окраине женского социума -своеобразной социально-территориальной общности женщин, которая сложилась в условиях единой экономической, социальной и культурной жизни и имела общие интересы, совпадающие с государственными.

В советский период была продолжена работа по развитию качественных характеристик женского социума.

С целью определения степени результативности государственной политики по формированию женского социума на Дальнем Востоке автором осуществлен сравнительный анализ характерологических признаков женского социума в дореволюционный и советский периоды.

В ходе исследования выявлено, что в экономической, социальной и политической сферах досоветского Дальнего Востока сложились условия жизнедеятельности, сдерживавшие развитие женского социума.

Во-первых, экономическое положение женщин ограничивалось рамками семейного хозяйства. В общественном производстве дальневосточ-ницы не участвовали. Индивидуальная хозяйственная деятельность разъединяла женщин, замыкала их интересы в рамках отдельного хозяйства.

Во-вторых, социальные условия не удовлетворяли жизненных потребностей дальневосточниц. Катастрофическая нехватка медицинских учреждений приводила к высокой смертности женщин и детей, высокому уровню заболеваемости.

В-третьих, женщины не признавались субъектом общественного развития, они были лишены доступа к полноценному образованию и управлению.

Среди других характерологических признаков женского социума данного периода автором выделены:

• сословная принадлежность — в составе женского населения были крестьянки, казачки, мещанки, из духовного звания, дворянки. Численное преимущество имели крестьянки. Наличие сословной пестроты в рамках единого социума свидетельствует о его социальной рыхлости-

• этническое состояние — более 30 крупных этнических групп вошли в состав женского социума, который представлял не только этнический, но и расовый конгломерат-

• религиозная принадлежность — вероисповедывание дальневосточных женщин было столь же многообразным, как и этническое состояние. Ведущие позиции занимала официальная христианская религия-

• женское население находилось в молодом и трудоспособном возрасте, было нестабильно и подвижно.

Обобщая характерологические признаки женского социума, сформированного под воздействием & laquo-женской»- государственной политики в 1860 -1917 годах, диссертант пришла к следующим выводам.

Женское население имело огромное многообразие черт, которое свидетельствовало о слабости внутрисоциумных связей. Культурное пространство жизнедеятельности социума осталось несформированным. В результате отсутствует возможность дать общностные характеристики женскому социуму.

Таким образом, под термином & laquo-женский социум& raquo- дореволюционного периода диссертант понимает не завершенную, окончательно не сформированную, находящуюся в процессе формирования женскую разновидность социально-территориальной общности.

Преобразования в женском социуме произошли под воздействием трех основополагающих факторов:

— марксистско-ленинской идеологии по женскому вопросу-

— единой государственной политики в отношении женщин-

— общего законодательства о женщинах.

Под влиянием & laquo-женской»- государственной политики советского периода условия жизнедеятельности женского социума в экономической, социальной и политической областях были значительно унифицированы. Женщины получили равные политические и гражданские права с мужчинами по закону. Принудительное и почти абсолютное привлечение женщин к труду изменило их общественный облик, превратив в тружениц, которые работали на крупном производстве или коллективном хозяйстве. Работниц объединяли производственные связи. Женщинам стал доступен умственный труд. Частнособственнические интересы уступили место коллективистским.

Создаваемые социальные условия жизнедеятельности женщин были сориентированы на трудовой образ жизни.

Сеть социальных учреждений, охраны материнства и детства также служила производственным задачам, помогая высвободить из & laquo-бытового»- плена женщин для производственного труда.

В результате женский социум превратился из многосословного в рабоче-крестьянский, с достаточно прочными внутриклассовыми связями.

В этническом отношении, после исчезновения представительниц азиатских этносов, дальневосточный женский социум стал почти однородным, поскольку преимущество восточнославянского этноса было абсолютным.

Исчезло многообразие в вероисповедании женщин. После отделения церкви от государства и от школы, но более всего после идеологического прессинга, организованного властями против церкви в 30-х годах, подавляющее большинство дальневосточниц отошли от религии.

Общим признаком женского социума обоих исторических периодов остался молодой возраст.

Оценивая степень сформированности женского социума как социально-демографической, территориально-локализованной общности, диссертант анализировала следующие характерологические признаки: наличие общих условий жизни и быта, уровень социальной однородности, формирование общих интересов, общей системы ценностей, жизненных установок и нравственных норм поведения, степень самоидентификации с жителями Дальнего Востока.

В ходе исследования автор пришла к выводу, что в советский период к концу 30-х годов на Дальнем Востоке сформировались общие условия жизни и быта женского населения.

В результате целенаправленной государственной политики абсолютное большинство женщин были вовлечены в общественное производство. Они трудились в схожих производственных условиях, пользовались льготами в случае рождения ребенка и ухода за ним, занимались ведением домашнего хозяйства. Именно в этот период за женщинами было закреплено несколько социальных ролей: труженицы, матери, воспитательницы детей, общественно активной гражданки.

Под влиянием марксистско-ленинской идеологии и коммунистического воспитания сформировалась общность интересов дальневосточных женщин. В трудовой деятельности они стремились к достижению высоких производственных показателей, участвовали в социалистическом соревновании, повышали профессиональное мастерство. Значительная часть женщин стала рассматривать профессиональный труд наряду с семьей как приоритетную ценность. К духовным ценностям стали относиться образование, чтение книг, культурный досуг. Личные цели жизни, как правило, рассматривались через призму общественного идеала.

Под влиянием государственных мер по созданию системы социальной защиты материнства и детства формировалось патерналистское сознание. Протекционизм со стороны государства стал рассматриваться женщинами как необходимый компонент их жизненной стратегии. Ориентация на социальную поддержку со стороны государства подавляла инициативу, снижала уровень суверенности личности.

Среди социально-политических ценностей в женском социуме стали преобладать социальная активность, терпимость к бытовым неудобствам во имя общегосударственной цели — скорейшего экономического освоения Дальнего Востока, патриотизм и интернационализм.

В быту женщины добросовестно выполняли обязанности по ведению домашнего хозяйства, уходу за членами семьи, воспитанию детей.

В женском социуме советского периода сложились прочные социальные связи, детерминированные коллективистским образом жизни, совместной трудовой деятельностью, участием в общественно-политической жизни.

С целью формирования в женской среде жизненных установок социалистического типа, осуществления марксистско-ленинской концепции решения женского вопроса партийные комитеты создали управленческую структуру из специальных комитетов, отделов, комиссий и т. д., которая регулировала процесс взаимодействия женщин по установленным нормам и правилам, а также контролировала реализацию & laquo-женской»- государственной политики.

В ходе исследования диссертант пришла к выводу, что в женской социальной общности имели место признаки идентификации, то есть осознания дальневосточными женщинами своей принадлежности к общности. Это особенно прослеживалось в воззваниях, обращениях, коллективных письмах, резолюциях женских конференций, где женщины именовали себя & laquo-мы — дальневосточницы& raquo-.

Таким образом, анализ состояния женского населения на Дальнем Востоке к концу 30-х годов показал наличие всех признаков, определяющих сущность социальной общности.

Из конгломерата представительниц разных социальных групп оно превратилось в этнокультурную общность социально-активных, образованных тружениц, которые вместе с мужчинами участвовали в экономическом, социальном и духовном развитии края.

Есть все основания утверждать, что в изучаемый советский период дальневосточный женский социум в основном сформировался. В последующие годы он продолжал приобретать новые качественные характеристики.

60 лет отделяет этот период от реалий сегодняшнего дня.

Социальные трансформации 90-х годов оказали существенное влияние на государственную политику в крае. Вместе с тем, по мнению диссертанта, исторический опыт деятельности властных структур в 1860 -1940 гг. в деле заселения и освоения дальневосточного региона может быть востребован в современных условиях.

Комплексный анализ государственной политики по формированию и организации жизнедеятельности женского социума позволяет автору предложить некоторые рекомендации, которые могут быть использованы органами управления на современном этапе.

1. Автор пришла к выводу, что внутренняя государственная политика, осуществляемая центральными органами управления в отношении Дальнего Востока в конце 90-х годов XX века принципиально отличается от государственной политики рассматриваемого в диссертации периода.

В постсоветский период правительство Российской Федерации прекратило дотации в регион, перестала учитываться специфика Дальневосточного края (его отдаленность, суровые климатические условия и др.) в перевозке грузов, стоимости электроэнергии и т. д. Свертываются крупные промышленные предприятия. Разрушается военно-промышленный комплекс, хиреют города, основанные на ВПК. Население давно не пополняется за счет миграционных потоков из центральных областей страны, наоборот, усилился обратный миграционный процесс в места, где остались корни дальневосточников. Практически сорвано выполнение правительственных программ по Дальнему Востоку.

На наш взгляд, резкое изменение в политике по отношению к Дальневосточному краю от дотационности к полному ее прекращению разрушает его экономическую и социальную структуру. Было бы целесообразно изменить условия содержания Дальнего Востока в направлении превращения его из сырьевого придатка центральной части России в самодостаточный регион. Для решения этой задачи Дальний Восток располагает необходимыми условиями: богатейшей сырьевой базой, высокопрофессиональными трудовыми резервами, промышленным производством с высокими технологиями, социальной инфраструктурой, высоким духовным потенциалом дальневосточников.

Программа самодостаточности разработана на примере пока одного техноэкополиса Комсомольск — Амурск — Солнечный, однако она не может реализоваться в полном объеме, поскольку не вписывается в старую систему управления и финансирования.

Таким образом, назрела необходимость разработки новой стратегии развития Дальнего Востока и реорганизации системы управления регионом как по вертикали, так и по горизонтали.

2. Исторический опыт развития женского социума в обозначенный исследованием период убеждает в том, что в женщинах заложена огромная созидательная энергия. Не случайно царские и советские власти связывали с ними решение жизненно важных задач по заселению и освоению региона.

Их инициативность, энергичность, выносливость, жертвенность ради общих интересов и необыкновенная терпимость активно использовались для решения общегосударственных задач.

Вместе с тем государственная экономическая и социальная политика, осуществляемая в период перехода к рыночным отношениям, привела к снижению социального статуса женщин. Они активно вытесняются из профессиональной сферы. Ввиду коммерциализации сфер отдыха и образования женщины имеют значительные ограничения в реализации своих потребностей в этой области. Они перестали претендовать на свое участие в органах управления, поскольку подавляющее большинство из них заняты проблемой выживания и испытывают большие бытовые перегрузки.

Имеет место психологическая неготовность женщин к инициативному, автономному поведению, поскольку жители Дальнего Востока привыкли к государственным дотациям.

Поэтому, учитывая исторический опыт деятельности государственной власти по формированию дальневосточного женского социума, целесообразно сформулировать ряд рекомендаций:

— во-первых, как и в период 1917 — 1940 гг., осуществляемая в конце XX века смена общественного строя должна внести существенные коррективы в & laquo-женскую»- государственную политику-

— во-вторых, в качестве стратегии целесообразно выбрать ориентацию на замену полоролевых различий в обществе межличностными различиями. Основанием для смены стратегии политики в отношении женщин является их высокий образовательный и профессиональный потенциал, жизнестойкость, разносторонний опыт по ведению домашнего и приусадебного хозяйства, участию в общественной жизни, активность в период избирательных кампаний. То есть речь должна идти не о & laquo-подтягивании»- статуса женщин до статуса мужчин, а о создании условий для равноправного участия женщин и мужчин во всех сферах жизни общества.

3. На основании изучения исторического опыта развития женского социума в 1860 — 1940 годах можно утверждать, что экономические и социальные условия жизнедеятельности Дальнего Востока способствовали формированию у женщин жизненной стратегии, ориентированной на выживание.

Длительная дотационность региона породила стереотип в отношении к государству, как к донору. Поэтому опора на его социальную помощь стала естественной. И если в советский период жизненными ориентирами большинства женщин являлся интенсивный труд на рабочем месте, то в условиях экономического спада — экономия на всем (питании, отдыхе, образовании), энергичный труд на подсобном участке, ограничение в рождении детей.

В современных условиях, когда государство отходит от политики дотационности региона, в государственной политике в отношении женщин приоритеты должны быть отданы не социальной защите трудоспособных, профессионально подготовленных граждан, а созданию новых рабочих мест, поддержке предпринимательской инициативы женщин, осуществлению программ экономического развития края.

Важными условиями повышения социального статуса российских женщин являются сохранение конституционного строя и формирование демократического политического режима, поскольку тоталитарная и авторитарная власть заинтересованы в инертности масс (в том числе и женских) — привлечение женщин к разработке и осуществлению государственной политики- структурирование независимого женского движения, способного отстаивать права и интересы женщин на рынке труда, в сферах политики и управления.

Данные условия в полной мере применимы к & laquo-женской»- государственной политике на Дальнем Востоке, однако можно предположить, что в силу специфики развития региона процесс создания женщинам равных с мужчинами возможностей для самореализации будет более длительным и трудоемким.

Изучение и синтезирование исторического опыта формирования дальневосточного женского социума и организации его деятельности в

1860 — 1940 годах позволяет глубже понять тенденции современной государственной политики в отношении женщин и возможные перспективы ее развития.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ

§ 1. Методологические основы исторического анализа государственной политики в отношении женщин на Дальнем Востоке

§ 2. Историографическая и источниковедческая базы исследования.

Глава II. ПОЛИТИКА ЦАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОМ ВОПРОСЕ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЖЕНСКОГО СОЦИУМА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ (1860- 1917 гг.)

§ 1. Государственная политика заселения Дальневосточного края.

§ 2. Принудительное переселение женщин.

§ 3. Участие женщин в добровольном переселении.

§ 4. Влияние переселенцев на положение женского коренного населения

§ 5. Адаптация женщин к новым условиям жизнедеятельности.

Глава III. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ОСВОЕНИЯ СОВЕТСКО

ГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ И ОРГАНИЗАЦИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ЖЕНСКОГО СОЦИУМА (1917 — 1940 гг.)

§ 1. Политика советского государства по дальнейшему заселению и освоению Дальневосточного края в условиях изменения его производственной специализации.

§ 2. Государственная политика организации деятельности женского социума.

Список литературы

1. Временные правила о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев // ПСЗ III. Т. IX. 1889. Ст. 6198. С. 535 537.

2. Государственная Дума. Законы 6 августа 1905 г. СПб., 1905. — 40 с. Дальревком. Сб. документов. — Хабаровск, 1957. — 281 с.

3. Кантонович Я. А. Законы о женщинах. (Сборник всех постановлений действующего законодательства, относящихся до лиц женского пола). -СПб., 1899. -272 с.

4. Михайлова В. Русские законы о женщинах. -М., 1913. -43 с.

5. О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли и порядке перечисления лиц означенных сословий, переселившихся в прежнее время // ПСЗ III. Т. XXIV. 1904. Ст. 24 701. С. 307.

6. О мерах к водворению в Оренбургской губернии издавна проживающих из других губерний // ПСЗ И. Т. XLIV. 1869. Ст. 46 952. С. 621.

7. Постановление VIII Всероссийского съезда Советов & quot-О привлечении женщин к хозяйственному строительству& quot-. 28 декабря 1920 г. // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917 1967 гг.). М., 1967. Т. 1. С. 192.

8. Постановление XI Всероссийского съезда Советов & quot-О ликвидации неграмотности среди взрослого населения РСФСР& quot-. 24 января 1924 г. // Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода (1917 1958 гг.). М., 1966. С. 220.

9. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) & quot-О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности& quot-. 31 мая 1935 г. // КПСС в резолюциях ирешениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1985. Т. 6. С. 213−214.

10. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) & quot-О льготах для населения Дальневосточного края& quot-. 11 декабря 1933 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1985. Т. 6. С. 98.

11. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) & quot-О работе по обучению неграмотных и малограмотных& quot-. 16 января 1936 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1985. Т. 6. С. 305 307.

12. Сборник декретов и распоряжений по переселению. М., 1927. — 359 с.

13. Сборник постановлений Далькрайисполкома. Хабаровск, 1935. -127 с.

14. Сборник узаконений и распоряжений о водворении переселенцев и образовании переселенческих участков. СПб., 1907. — 178 с.

15. Свод законов гражданских. О правах и обязанностях семейственных. -СПб., 1900. Кн. I. -392 с.

16. Советские Конституции: Справочник. М., 1963. — 348 с.

17. Узаконения по переселенческому делу. Владивосток, 1906. — 698 с.

18. Врачебно-санитарный отчет по постройке Восточной части Амурской железной дороги за 1913 г. Хабаровск, 1914 — 120 с.

19. Всеподданнейшая записка Военного губернатора Г. М. Валуева о состоянии Амурской области за 1909 и 1910 гг. Благовещенск, 1911. -11 с.

20. Всеподданнейший отчет Военного губернатора Приморской области за 1900 г. Владивосток, 1901. — 102 с.

21. Всеподданнейший отчет Военного губернатора Приморской области за 1907 г. Владивосток, 1908. — 14 с.

22. Всеподданнейший отчет наказного атамана Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанта Чичагова за 1900 г. Хабаровск, 1901. -17 с.

23. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Гродекова за 1898 1900 гг. — Хабаровск, 1901. — 148 с.

24. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора за 1883 -1891 гг. СПб., 1892. -68 с.

25. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора за 1893, 1894 и 1895 г. СПб., 1896. — 172 с.

26. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора за 1896 -1897 гг. Хабаровск, 1898. — 95 с.

27. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора за 1901 -1902 гг. Хабаровск, 1903. — 68 с.

28. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора, сенатора, инженер-генерала Унтербергера за 1906 1907 гг. — Хабаровск, 1908. 42 с.

29. Годовой отчет Уссурийского казачьего войска по гражданской части за 1907 год. Владивосток, 1908. — 52 е.

30. Годовой отчет Уссурийского казачьего войска по гражданской части за 1908 год. Владивосток, 1909. — 50 с.

31. Годовой отчет Уссурийского казачьего войска по гражданской части за 1909 год. Владивосток, 1910. — 51с.

32. Годовой отчет Уссурийского казачьего войска по гражданской части за 1910 год. Владивосток, 1911. — 53 с.

33. Годовой отчет Уссурийского казачьего войска по гражданской части за 1914 год. Владивосток, 1915. — 78 с.

34. Дальсовнарком. 1917 1918 гг. Сб. документов и материалов. — Хабаровск, 1969. -375 с.

35. Индустриализация СССР. 1933 1937 гг. Документы и материалы. -М., 1971. -654 с.

36. Индустриализация СССР. 1938 1941 гг. Документы и материалы. -М& bdquo- 1973. -423 с.

37. Краткий отчет о деятельности комитета народных чтений в г. Хабаровске за 1896 1897 гг. — Хабаровск, 1897. — 10 с.

38. Материалы к отчету Далькрайисполкома IV Дальневосточному краевому съезду Советов. Хабаровск., 1931. — 42 с.

39. Проект правил о переселении и землепользовании в Приамурской области. Хабаровск, 1913. — 15 с. 1. Документы КПСС1. 1. Восьмая Дальневосточная краевая партийная конференция ВКП (б), 17−22 марта 1927 г.: Стенографический отчет. Хабаровск, 1927. — 199 с.

40. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М., 1957. — Т. 1. — 879 с.

41. Постановление VIII съезда РКП (б) & quot-О работе среди женского пролетариата& quot-. 18−23 марта 1919 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1983. Т. 2. С. 114.

42. Постановление IX съезда РКП (б) & quot-О работе среди женского пролетариата& quot-. 29 марта 5 апреля 1920 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1983. Т. 2. С. 267.

43. Постановление XI съезда РКП (б) & quot-По вопросу о работе среди работниц и крестьянок& quot-. 27 марта 2 апреля 1922 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1983. Т. 2. С. 528 — 529.

44. Постановление XII съезда РКП (б) & quot-О работе РКП среди работниц и крестьянок& quot-. 17−25 апреля 1923 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1984. Т. 3. С. 125 126.

45. Постановление XIII съезда РКП (б) & quot-О работе среди работниц и крестьянок& quot-. 23−31 мая 1924 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М., 1984. Т. 3. С. 284 286.

46. Постановление XVII съезда ВКП (б) & quot-О втором пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1933 1937 гг.)"-. 26 января — 10 февраля 1934 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9, доп. М& bdquo- 1985. Т. 6. С. 118.

47. I. Архивные документы и материалы

48. Опись 1. Дела: 21, 45, 94, 158, 207, 212, 216, 221, 241, 242, 248, 260, 275, 430, 568, 590, 652, 667, 683, 760, 749а, 749 В, 776.

49. Опись 3. Дела: 19, 25, 38, 99, 109, 110, 144, 191, 194, 244, 246, 295, 302, 307, 308, 310, 341, 347, 564, 579, 702.

50. Опись 4. Дела: 2, 21, 96, 117, 187, 203, 320, 380, 485, 486.

51. Опись 5. Дела: 486, 501, 537, 563, 575, 581, 631, 632, 638, 648, 661, 696, 707,796. 1119. Фонд 704. Канцелярия военного губернатора Амурской области 1858 -1917 гг.

52. Опись 1. Дела: 30, 62, 187. Опись 4. Дела: 9, 10, 14, 3167. Опись 5. Дела: 61, 161,469. Опись 7. Дела: 8, 644, 636, 645, 673. 11 110. Фонд Р 2413 — Дальневосточный краевой исполнительный комитет Советов депутатов трудящихся 1926 — 1938 гг.

53. I. 12. Фонд П 61 — Владивостокский окружной комитет ВКП (б) г. Владивосток. Дальневосточный край (1924 — 1938 гг.).

54. Опись 1. Дела: 95, 574, 577.

55. ГАХК Государственный архив Хабаровского края.

56. I. 13. Фонд И 2. Труды Приамурского отдела Императорского Русского Географического Общества. Опись 1. Дело 1 -а.

57. I. 14. Фонд И- 6. Заведующий водворением переселенцев Хабаровского уезда 1907 1917 гг. Опись 1. Дело 4.

58. I. 15. Фонд И 13. Комитет по заселению Дальнего Востока 1910 г. Опись 1. Дело 1.

59. I. 16. Фонд И- 33. Заведующий ссыльно-каторжными в Приморской области.1. Опись 1. Дело 1.

60. I. 17. Фонд И 54. Общество физического развития детей г. Хабаровска 1909- 1911 гг. Опись 1. Дело 1.

61. I. 18. Фонд И 243. Сельские старосты Удского уезда Приморской области.

62. Опись 1. Дела: 2, 3, 5. Опись 2. Дела: 1, 7, 12. Опись 3. Дела: 2, 3, 11.

63. V. 1. Дальневосточная кооперация журнал Дальневосточного кооперативного Совета (1922 — 1924, 1928 — 1929 гг.).

64. V.2. Дальневосточный партработник журнал Далькрайкома ВКП (б) (1930 — 1933 гг.).

65. V. 14. Камчатская правда газета Камчатского обкома, Петропавловск-Камчатского горкома ВКП (б) и областного Совета депутатов трудящихся (1931 — 1940 гг.).

66. V. 15. Коммунар газета Уссурийского горкома ВКП (б) и городского Совета депутатов трудящихся (1931 — 1940 гг.).

67. V. 16. Комсомольская правда газета ЦК ВЛКСМ (1937 — 1938 гг.). V. 17. Красное знамя — газета Приморского краевого и Владивостокскогогоркома ВКП (б) (1924 1941 гг.).

68. У. 18. Красный маяк газета Николаевского-на-Амуре горкома ВКП (б) и Совета депутатов трудящихся (1926 — 1934, 1936, 1938 — 1940 гг.). У. 19. Крестьянская жизнь — газета Амурского губкома РКП (б) и губиспол-кома (1924 — 1926 гг.).

69. У. 20. Набат молодежи газета Далькрайкома ВЛКСМ (1926, 1927, 1929 гг.).

70. У. 21. Новости дня газета. Владивосток. (1912 г.).

71. У. 22. Правдист газета Вяземского райкома ВКП (б) и райисполкома (1935 — 1940 гг.).

72. У. 23. Приамурские ведомости газета. Хабаровск. (1895 — 1896 гг.). У. 24. Приисковая правда — газета Селемджинского райкома ВКП (б) и райисполкома (1936 г.).

73. У. 25. Приморский крестьянин газета Приморского губкома ВКП (б) (1926 -1928 гг.).

74. У. 26. Приморский хозяин газета. Никольск-Уссурийск. (1913 — 1917 гг.). У. 27. Приханкайская правда — газета Спасского райкома ВКП (б) (1930 -1933, 1935 — 1941 гг.).

75. У. 28. Рабочий путь газета Дальбюро ВЦСПС (1925 — 1928 гг.).

76. У. 29. Серп и молот газета Архаринского районного комитета ВКП (б) ирайисполкома (1931 1937, 1940 гг.).

77. У. ЗО. Советская Чукотка газета Чукотского комитета ВКП (б) и Совета депутатов трудящихся (1935, 1936, 1940 гг.).

78. У. 31. Советский Сахалин газета Сахалинского обкома ВКП (б) (1925 -1940 гг.).

79. У. 32. Сталинский Комсомольск газета Комсомольского-на-Амуре горкома ВКП (б) и горсовета депутатов трудящихся. (1937 — 1940 гг.).

80. У. ЗЗ. Стахановская звезда газета Хабаровского завода им. Орджоникидзе (1938, 1940 гг.).

81. У. 34. Тихоокеанская звезда газета Хабаровского крайкома, горкома ВКП (б) и крайсовета депутатов трудящихся. (1925 — 1940 гг.). У. 35. Тихоокеанский комсомолец — газета Далькрайкома ВЛКСМ (1932 -1941 гг.).

82. У. 36. Ударник Комсомольска газета горкома ВКП (б) и горсовета депутатов трудящихся г. Комсомольска-на-Амуре (1935 — 1937 гг.). У. 37. Ударник полей — газета политотдела Хабаровской МТС (1933 — 1936 гг.).

83. V. 38. Хабаровский рабочий газета Хабаровского Г К ВКП (б), горсовета депутатов трудящихся и горпрофсоюза (1932 — 1933 гг.).

84. VI. Научные труды, брошюры, статьи

85. VI. 1. Александров В. А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). М& bdquo- 1969. — 239 с.

86. VI.2. Алексеев А. И. Амурская экспедиция 1848 1855 гг. — М., 1976. -191 с.

87. VI.3. Алексеев А. И. Дело всей жизни. Книга о подвиге адмирала Г. И. Невельского. Хабаровск, 1972. — 319 с.

88. У1.4. Алексеев А. И. Как начинался Владивосток. Владивосток, 1985. — 224 с.

89. VI. 5. Алексеев А. И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки. М., 1982. — 288 с.

90. У1.6. Алексеев А. И., Морозов Б. Н. Освоение русского Дальнего Востока (конец XIX -1917 г.). М., 1989. — 224 с.

91. VI.7. Амурский переселенческий район 1914 г. Благовещенск. 1914. — 52 с.

92. VI.8. Анерт Э. Э. Путешествие на восточное побережье русского Сахалина в 1907 г. -СПб., 1908.- 590 с.

93. VI.9. Аносов С. Корейцы в Уссурийском крае. Хабаровск — Владивосток, 1928. — 86 с.

94. VI. 10. Антропова В. В. Культура и быт коряков. Л., 1971. — 216 с. VI. 11. Аракелова М. П. Государственная политика в отношении женщин Российской Федерации в 20 — е годы: опыт организации и уроки. — М., 1997. — 267 с.

95. VI. 12. Аракелова М. П. Женщины России: Страницы истории. М., 1994. -139 с.

96. VI. 13. Аргудяева Ю. В. Проблемы этнической истории восточных славян Приморья и Приамурья // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Южно-Сахалинск, 1994. С. 18 28.

97. VI. 18. Аргудяева Ю. В. Этническая и социально-демографическая структура сельской семьи у восточнославянского населения южных районов Дальнего Востока России // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 5 17.

98. У1. 24. Арсеньев В. К. Население Дальнего Востока как производительный фактор // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск Владивосток, 1927. Вып. V. С. 3 — 12.

99. У1. 25. Арсеньев В. К. По Уссурийскому краю. М., 1960. — 303 с.

100. У1. 26. Архипов Н. Б. Дальневосточный край. М — Л., 1929. — 156 с.

101. VI. 27. Балицкий В. Г. Великий Октябрь в судьбах малых народов Севера

102. СССР. Владивосток, 1984. — 299 с.

103. У1. 30. Барткова И. И. Формирование сельских поселений Приморья (1858 -1917 гг.) // Записки Приморского филиала Географического общества

104. VI. 34. Белявский A.A. Метисация забайкальского населения // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск-Владивосток, 1927. Вып. V. С. 59 67.

105. VI. 35. Белявский A.A. Охрана здоровья населения Забайкалья // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск Владивосток, 1927. Вып. V. С. 124 — 134.

106. VI. 36. Берг Л. С. Открытие Камчатки и камчатские экспедиции Беринга. -М.- Петроград, 1924. 246 с.

107. VI. 37. Бережинков М. Обозрение фабрично-заводской промышленности Амурской области в 1896 г. // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1898. T. III, Вып. III. С. 1−109.

108. VI. 38. Бильшай В. Л. Решение женского вопроса в СССР. М., 1959. -264 с.

109. VI. 39. Бодиско A.M. Из жизни Хабаровска. Хабаровск, 1913. — 131 с. VI. 40. Бойко В. И. Социальное развитие народов Нижнего Амура. — Новосибирск, 1977. — 724 с.

110. VI. 41. Больбух A.B. Развитие стахановского движения в промышленности ДВК в 1936 1937 гг. // Ученые записки Дальневосточного университета. Владивосток, 1971. Т. 55. С. 65 — 71.

111. VI. 42. Большая Советская энциклопедия в 30 т. М., 1972. — Т. 9. — 622 с.

112. VI. 43. Борзунов В. Ф. Пролетариат Сибири и Дальнего Востока накануне первой русской революции (по материалам строительства Транссибирской магистрали 1891 1904 гг.). — М., 1965. — 198 с.

113. VI. 44. Бортусенко Б. Г. Молодые патриотки Хабаровского края за рулем трактора. Хабаровск, 1940. — 56 с.

114. VI. 45. Буссе Ф. Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883 1893 гг. — СПб., 1896. — 222 с.

115. VI. 46. Василевич Г. М. Эвенки. Историко-этнографические очерки. (XVIII -начало XX в.). JI., 1969. — 304 с.

116. VI. 47. Васильев А. П. Забайкальские казаки: Исторический очерк. Чита, 1916. Т. II. -341 с.

117. VI. 48. Васкевич П. Очерки быта японцев в Приамурском крае // Известия Восточного института. Владивосток, 1906. Т. XV., Вып. I. С. 1 25. VI. 49. Венюков М. И. Путешествия по Приамурью, Китаю и Японии. — Хабаровск, 1970. — 236 с.

118. VI. 50. Вильчинский Ф. Л. Рабочие силы промышленных предприятий Приморской области. Хабаровск, 1914. — 98 с. VI. 51. Военная энциклопедия. — Петроград, 1918, — Т. 10. — 237 с. VI. 52. Вопросы географии Дальнего Востока. — Хабаровск, 1963. — N 5 -358 с.

119. VI. 53. Вопросы географии Дальнего Востока. Хабаровск, 1963. — N 6 -355 с.

120. VI. 56. Галямова Л. И. Жилищно-бытовые условия дальневосточных рабочих в конце XIX начале XX в. // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 18−27.

121. VI. 57. Галямова Л. И. Крестьянство как источник формирования дальневосточного рабочего класса (1860 1917 гг.) // Социально-экономическое развитие дальневосточной деревни (дореволюционный период). Владивосток, 1982. С. 32 — 37.

122. VI. 58. Гапанович И. И. Тунгусы южно-охотского побережья // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск Владивосток, 1927. Вып. V. С. 113 — 122.

123. VI. 59. Георгиевский А. П. Расселение русских на Дальнем Востоке // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск Владивосток, 1927. Вып. V. С. 55 — 58.

124. VI. 63. Глуздовский В. Е. Приморско-Амурская окраина. Владивосток, 1914. -123 с.

125. У1. 64. Глуздовский В. Е. Советский Сахалин. Владивосток, 1926. — 52 с. VI. 65. Головачев П. Россия на Дальнем Востоке. — СПб., 1904. — 216 с. VI. 66. Город на заре. -М., 1978.- 311 с.

126. VI. 67. Горюшкин Л. М. Сибирское крестьянство на рубеже двух веков. Конец XIX начало XX в. — Новосибирск, 1967. — 412 с.

127. У1. 68. Граве В. В. Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье // Труды командированной по высочайшему повелению Амурской экспедиции. СПб., 1912. Вып. XI. С. 1 -784.

128. VI. 69. Грачев Г. П. Советское сельское хозяйство и российский крестьянин. -Харбин, 1939.- 50 с.

129. VI. 70. Громыко М. М. Мир русской деревни. М., 1991. — 448 с.

130. VI. 71. Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общениярусских крестьян. М., 1986. — 247 с.

131. VI. 72. Грум-Гржимайло Г. Е. Описание Амурской области. СПб., 1894. -640 с.

132. VI. 73. Гурвич И. С. Этническая история Северо-Востока Сибири. М., 1966. — 275 с.

133. VI. 74. Дальний Восток // Сборник документов и материалов. Военно-политическая академия РККА им. Толмачева. Л., 1932. N 1. С. 1 146. VI. 75. Дальний Восток за 40 лет Советской власти. — Комсомольск-на-Амуре, 1958. -554 с.

134. VI. 76. Дальний Восток на карте Родины. Владивосток, 1985. — 205 с. VI. 77. Дальний Восток: экономико-географическая характеристика. — М., 1966. -494 с.

135. VI. 78. Движение рабочих на Дальний Восток в 1912 г. Иркутск, 1913. -78 с.

136. VI. 79. Докучаев Г. А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны (1941 1945 гг.). — М., 1973. — 422 с. VI. 80. Дружинин Н. М. Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева. — М., 1958. — Т. II. — 620 с.

137. VI. 81. Дубинина Н. И. Дальневосточницы в борьбе и труде. Исторический очерк. 1917 1941. — Хабаровск, 1982. — 176 с.

138. VI. 82. Дубинина Н. И. Приамурский генерал-губернатор H. JI. Гондатти. -Хабаровск, 1997. -208 с.

139. VI. 83. Дубинина Н. И. Ты позови, Дальний Восток. Хабаровск, 1976. -173 с.

140. VI. 84. Дулов В. И. Крестьянство Восточной Сибири в годы первой русской революции. Иркутск, 1956. — 270 с.

141. VI. 85. Еллинский Б. Сахалин. Черная жемчужина Дальнего Востока. М,-Л., 1928. — 158 с.

142. VI. 86. Ермак Г. Г. Бытовые условия жизни семьи дальневосточного казачества // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 28−34.

143. VI. 87. Железнодорожные поселки Амурской области (от р. Зеи до Забайкалья) // Труды Амурской экспедиции. Хабаровск, 1912. T. IV. Вып. II. С. 1 170.

144. VI. 90. Зайончковский П. А. Отмена крепостного права в России. М., 1960. — 367 с.

145. VI. 91. Земсков В. Н. & quot-Кулацкая ссылка& quot- в 30-е годы // Социологические исследования. 1991. N 10. С. 3 21.

146. VI. 94. Из воспоминаний М. И. Венюкова. Амстердам, 1895. — Кн. 1. 1832 -1867. — 419 е.- - Кн. 2. 1867 — 1876. — 285 с.

147. VI. 95. Из истории организации КПСС на Дальнем Востоке (1905 июнь 1941 г.). — Хабаровск, 1962. — 286 с.

148. VI. 96. История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII февраль 1917 г.). — М, 1991. — 470.с.

149. VI. 97. История Краснознаменного Дальневосточного военного округа. -М& bdquo- 1985. -348 с.

150. VI. 98. История социалистической экономики СССР. М., 1978. — Т. 4. -519 с.

151. VI. 99. Ищенко М. И. Проблемы этнографии русского населения Сахалина // VI. 100. Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Южно-Сахалинск, 1994. С. 29 34.

152. VI. 101. Ищенко М. И. Специфика брачных отношений на Сахалине (конец XIX начало XX в.) // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 35 -45.

153. VI. 102. Кабузан В. М. Дальневосточный край в XVII начале XX вв. (1640 -1917). Историко-демографический очерк. — М., 1985. — 259 с. VI. 103. Кабузан В. М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII — начало XX века.). — Хабаровск, 1976. — 198 с.

154. VI. 104. Калинников Н. О. Наш крайний Северо-Восток. СПб., 1912. — 246 с.

155. VI. 105. Кауфман A.A. По новым местам. 1901 1903 гг. — СПб., 1905. — 350 с.

156. VI. 106. Кауфман A.A. Сибирское переселение на исходе XIX века. СПб., 1901.- 103 с.

157. VI. 107. Киле Н. Б. Традиционный этикет взаимоотношений между членамисемьи у нанайцев // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 46 52.

158. VI. 108. Ким А. С., Лях П. П., Менделев Н. Г., Прасолова М. П., Смирнов Б. В. Малочисленные этносы Приамурья. Хабаровск, 1993. — 72 с. VI. 109. Ким Сын Хва. Очерки по истории советских корейцев. — Алма-Ата, 1965. -251 с.

159. VI. 110. Кириллов А. В. Корейцы. Медико-антропологический очерк // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1897. Т. IX. Вып. I. С. 1 -117.

160. VI. 111. Кожухов В. Ю. Русские крестьяне Восточной Сибири в первой половине XIX века (1800 1861 гг.). — Л., 1967. — 322 с.

161. VI. 112. Колбасенко И. Рождаемость и смертность населения г. Хабаровска с 1858 по 1895 г. // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1896. T.I. Вып. IV. С. 141 -210.

162. VI. 113. Колбасенко И. С. Станица Сретенская. Ее народонаселение и санитарный быт // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1899. Т. V. Вып. II. С. 95 133.

163. VI. 114. Коллонтай A.M. Избранные статьи и речи. М., 1972. — 430 с. VI. 115. Коллонтай A.M. К истории движения работниц в России. — Харьков, 1920. -32 с.

164. VI. 118. Кольцова Н. К. Организация переселения крестьян в ЮжноУссурийский край морским путем (из истории заселения края) // Ученые записки Дальневосточного государственного университета. Серия историческая. Владивосток, 1970. Т. XXVIII. С. 89−91.

165. VI. 121. Краткий очерк Приамурского края (по официальным данным). -СПб., 1892. -64 с.

166. VI. 122. Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки. М. — JI., 1949. -841 с.

167. VI. 123. Крестьянство Дальнего Востока СССР XIX XX вв. (очерки истории). — Владивосток, 1991. — 389 с.

168. VI. 124. Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. Новосибирск, 1983. -329 с.

169. VI. 125. Крестьянство Сибири в эпоху феодализма. Новосибирск, 1982. -504 с.

170. VI. 126. Кропоткин А. С. К вопросу об экономическом положении крестьян в Южно-Уссурийском крае // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1896. Т. VII. Вып. I. С. 27 36.

171. VI. 127. Крупская Н. К. Женщина-работница. М., 1926. — 37 с.

172. VI. 128. Крупская Н. К. Заветы Ленина о раскрепощении женщин. М., 1933.- 87 с.

173. VI. 129. Крушанов А. И. Народное образование и культура Приморья в конце XIX начале XX столетия // Материалы по истории Владивостока. 1860 -1917. Владивосток, 1960. Кн. 1. С. 39 — 43.

174. VI. 130. Крушанов А. И. Народное образование и культура Приморья в конце XIX начале XX столетия // Материалы по истории Владивостока. 1860 -1917. Владивосток, 1960. Кн. 1. С. 159 — 168.

175. VI. 131. Крушанов А. И. Некоторые вопросы социально-экономической истории Владивостока (1860 1916 гг.) // Материалы по истории Владивостока. 1860- 1917. Владивосток, 1960. Кн. 1. С. 19 — 33.

176. VI. 132. Крушанов А. И. Октябрь на Дальнем Востоке. Русский Дальний Восток в период империализма (1908 март 1917 гг.). — Владивосток, 1968Ч. 1. — 136 с.

177. VI. 133. Крюков H.A. Некоторые данные о положении рыболовства в Приамурском крае // Записки Приамурского отдела ИРГО. СПб., 1894. Т. I. Вып. I. С. 1 87.

178. VI. 134. Кубанские станицы. М., 1967. — 356 с.

179. VI. 137. Куртеев К. О переселенческом движении в Амурскую область // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1808. Т. VII. Вып. I. С. 49 53.

180. VI. 138. Кухникова Т. К. Движение общественниц на Дальнем Востоке в годы второй пятилетки // Из истории революционного движения Приморья, деятельности партийных и комсомольских организаций Дальнего Востока. Труды ДВПИ. Владивосток, 1973. Т. 94. С. 12 15.

181. VI. 139. Кухникова Т. К. К вопросу об участии работниц Дальнего Востока в стахановском движении (1935 1937 гг.) // Ученые записки ДВГУ. Владивосток, 1972. Т. 37. С. 21 -25.

182. VI. 142. Лебедева А. А. Семья и семейный быт русских Забайкалья // Быт и искусство русского населения Восточной Сибири. Забайкалье. Новосибирск, 1975. Часть II. С. 81 101.

183. VI. 143. Ленин В. И. Великий почин // Поли. собр. соч. Т. 39. С. 1 29. VI. 144. Ленин В. И. К женщинам-работницам // Полн. собр. соч. Т. 40. С. 157 — 158.

184. VI. 145. Ленин В. И. К международному дню работниц // Полн. собр. соч. Т. 40. С. 192- 193.

185. VI. 146. Ленин В. И. К четырехлетней годовщине Октябрьской революции // Полн. собр. соч. Т. 44. С. 144 152.

186. VI. 147. Ленин В. И. Международный день работниц // Полн. собр. соч. Т. 42. С. 368 370.

187. VI. 148. Ленин В. И. О задачах женского рабочего движения в Советской республике // Полн. собр. соч. Т. 39. С. 198 205.

188. VI. 149. Ленин В. И. Приветствие совещанию представительниц женотделов народов Востока советских областей и республик // Полн. собр. соч. Т. 43. С. 162.

189. VI. 150. Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде работниц 19 ноября1918 г. //Поли. собр. соч. Т. 37. С. 185 187.

190. VI. 151. Ленин В. И. Советская власть и положение женщин // Полн. собр. соч. Т. 39. С. 285 -288.

191. VI. 152. Лисицина Е. Н. Переселенческая политика на Сахалине в 20-е годы // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Южно-Сахалинск, 1994. С. 105 111.

192. VI. 155. Логиновский К. Д. Материалы к этнографии Забайкальских казаков // Записки Общества изучения Амурского края. Владивосток, 1904. T. IX. Вып. I. С. 1 94.

193. VI. 156. Лопатин И. А. Гольды. Амурские, уссурийские и сунгарийские. -Владивосток, 1922. 370 с.

194. VI. 157. Лубенцов А. Г. Хамкенская и Пхиенганская провинции Кореи // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1897. Т. Н. Вып. IV. С. 1 295 с.

195. VI. 161. Максимов А. Я. Наши задачи на Тихом Океане. СПб., 1894. — 144 с.

196. VI. 162. Максимов С. На Восток. Поездка на Амур в 1860—1861 гг.: Дорожные заметки и воспоминания. СПб., 1864. — 588 с.

197. VI. 163. Мануильский Д. З. Итоги социалистического строительства в СССР. -М., 1935. -62 с.

198. У1. 164. Маргаритов В. Камчатка и ее обитатели // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1899. Т. У. Вып. I. С. 1 141. VI. 165. Марков А. Н. Восточная Сибирь // Русские на Восточном океане. СПб., 1856. С. 5−43.

199. VI. 166. Материалы по изучению рабочего вопроса в Приамурье. СПб., 1911. — Вып. 1. -257 с.

200. VI. 167. Матюнин Н. Коренное население и переселенцы в Сунгарийском бассейне. Владивосток, 1907. — 12 с.

201. VI. 168. Мевзос Г. М. Население Дальнего Востока, его состав и изменение // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск-Владивосток, 1927. Вып. V. С. 13−29.

202. VI. 169. Меляков Н. И. Традиционное воспитание детей у малочисленных народов Севера. М., 1993. — 120 с.

203. VI. 170. Меньшиков А. Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области. Старожилы стодесятинники. Саратов, 1912, — Т. III. — 521 с.

204. VI. 171. Мижуев Л. Г. Женский вопрос и женское движение. СПб., 1906. -72 с.

205. VI. 172. Миролюбов И. П. Восемь лет на Сахалине. СПб., 1901. — 287 с. VI. 173. Миронов Б. Н. Традиционное демографическое поведение крестьянв XIX начале XX в. // Брачность, рождаемость и смертность в России и СССР. М., 1977. С. 83 — 104.

206. VI. 174. Моргун З. Ф. Владивосток и японцы. Исторический очерк // Гуманитарные проблемы стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Владивосток, 1993. N2. С. 88 -99.

207. VI. 175. Муров Г. Т. Люди и нравы Дальнего Востока. Томск, 1901. — 161 с. VI. 176. Надаров Ив. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1898. T. IV. Вып. IV. С. 39−71 с.

208. VI. 177. Народы Дальнего Востока СССР в XVII XX вв. Историко-этнографические очерки. — М., 1985. — 217 с.

209. VI. 178. Населенные и жилые места Приморского района. Крестьяне. Инородцы. Желтые. Перепись населения 20 июня 1915 года. Владивосток, 1915, — 130 с.

210. VI. 187. Обзор переселенческого дела в Амурской области за 1897−1898 годы. Благовещенск, 1898. — 57 с.

211. VI. 188. Обзор Приморской области за 1899 г. Владивосток, 1901. — 96 с. VI. 189. Обзор Приморской области за 1905 г. — Владивосток. 1906. — 33 с.

212. VI. 195. Осипов Ю. Н. Переселенческое движение на Дальний Восток во второй половине XIX века // Социально-экономическое развитие дальневосточной деревни (дореволюционный период). Владивосток, 1982. С. 38 50.

213. VI. 196. Осипов Ю. Н., Сергеев О. И. Земельный вопрос на Дальнем Востоке в период капитализма (1861 1900 гг.) // Социально-экономическое развитие дальневосточной деревни (дореволюционный период). Владивосток, 1982. С. 64- 83.

214. VI. 197. Отчет высочайше командированного на Дальний Восток по переселенческому делу товарища главноуправляющего землеустройством и земледелием сенатора Иваницкого. СПб., 1909. — 137 с.

215. VI. 198. Отчет о работе Центрального комитета профсоюза рабочих рыбной промышленности Дальнего Востока. Владивосток, 1937. — 38 с. VI. 199. Очерк истории Дальневосточных организаций КПСС (1900 -1937 гг.). — Хабаровск. 1982. — 351 с.

216. VI. 200. Памятная книжка Амурской области за 1913 г. Владивосток, 1913. -212 с.

217. VI. 201. Памятная книжка Амурской области за 1902 г. Благовещенск, 1902.- 122 с.

218. VI. 202. Памятная книжка Амурской области за 1911 г. Владивосток, 1911. — 263 с.

219. VI. 205. Песоцкий В. Д. Корейский вопрос в Приамурье // Труды Амурской экспедиции. Хабаровск, 1913. T. XI. С. 1 -188.

220. VI. 206. Пилсудский Б. Нужды и потребности сахалинских гиляков // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1898. T. IV. Вып. IV. С. 1 -38.

221. VI. 207. Подмаскин В. В. Рождение, воспитание и социализация детей и подростков у народов Нижнего Амура и Сахалина в конце XIX начале XX в. // Семья и семейный быт в восточных регионах России. Владивосток, 1997. С. 82−93.

222. VI. 208. Полевой Б. П. Первые русские, поляки, белорусы и украинцы на Дальнем Востоке // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Южно-Сахалинск, 1994. С. 5 -17.

223. VI. 209. Полищук Н. С. Быт и культура семейских // Быт и искусство русского населения Восточной Сибири. Забайкалье. Новосибирск, 1975. Часть II. С. 102−112.

224. VI. 210. Пржевальский Н. М. Путешествие в Уссурийском крае. 1867 -1869 гг. Владивосток, 1949. — 331 с.

225. VI. 211. Приамурье. Факты, цифры, наблюдения. -М., 1909. 922 с. VI. 212. Проблемы Востока и общественно-политическая мысль России (середина XIX в.). M., 1989 — 100 с.

226. VI. 213. Путинцева А. П. Всесоюзное совещание работников среди женщин северных народностей и встреча женщин Крайнего Севера с М. И. Калининым // Просвещение на Советском Крайнем Севере. Л., 1958. Вып. 8. С. 12 27.

227. VI. 214. Путинцева А. П. Два года работы Горюно-Амурской красной юрты // Советский Север. 1929. N 1−2. С. 168 176.

228. VI. 215. Пушкарева H. JI. Тендерные исследования: Рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Женщина, тендер, культура. М., 1999. С. 15 35.

229. VI. 216. Редько Б. А. Алеуты Командорских островов // Производительные силы Дальнего Востока. Хабаровск Владивосток, 1927. Вып. V. С. 69−112.

230. VI. 217. Романов Б. А. Россия в Маньчжурии (1892 1906 гг.). — Л., 1928. -608 с.

231. VI. 218. Роом Т. П. Влияние славянской культуры на традиционную культуру народов Сахалина // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. Южно-Сахалинск, 1994. С. 56 65.

232. VI. 219. Русские старожилы Сибири. Историко-антропологический очерк. -М& bdquo- 1973.- 188 с.

233. VI. 220. Русские: семейный и общественный быт. М., 1989. — 344 с. VI. 221. Рыбаковский Л. Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. — М., 1987. — 199 с.

234. VI. 222. Рыбаковский Л. Л. Население Дальнего Востока за 150 лет. М., 1990. — 138 с.

235. VI. 223. Рыбаковский Л. Л. Региональный анализ миграции. М., 1973. -147 с.

236. VI. 224. Рыбаковский J1. JI. Территориальные особенности народонаселения РСФСР. -М., 1976. -232 с.

237. VI. 225. Рябов Н. И., Штейн М. Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. XVII начало XX века. — Хабаровск, 1958. — 175 с.

238. VI. 226. Сабурова J1.M. Культура и быт русского населения Приангарья. Конец XIX начало XX в. — Л., 1967. — 280 с.

239. VI. 227. Сафьянова A.B. Положение русской женщины в алтайской деревне до революции и ее роль в общественной и культурной жизни в годы Советской власти // Этнография русского населения Сибири и Средней Азии. М., 1969. С. 77 103.

240. VI. 228. Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода. М., 1966. — 621 с.

241. VI. 229. Селищев A.M. Забайкальские старообрядцы. Семейские. Иркутск, 1920. -91 с.

242. VI. 230. Сем Ю. А. Влияние русского народа на малые народы Приамурья, Приморья и Сахалина (XIX февраль 1917) // Записки Приморского филиала Географического общества СССР. Владивосток, 1966. Т. XXV. С. 54 — 62.

243. VI. 234. Сергеев М. А. Малые народы Советского Севера. Магадан., 1957. -156 с.

244. VI. 235. Сергеев М. А. Народное хозяйство Камчатского края. М, — Л., 1936. -815 с.

245. VI. 236. Сергеев О. И. Дореволюционная историография забайкальского и дальневосточного казачества // Социально-экономическое развитие дальневосточной деревни (дореволюционный период). Владивосток, 1982. С. 22−31.

246. VI. 237. Сергеев О. И. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII -XIXbb. -M., 1983.- 128 с.

247. VI. 238. Сергеев О. И. Некоторые вопросы хозяйственной деятельности и социального обеспечения уссурийского казачества в 80-х годах XIX в. // История и культура народов Дальнего Востока. Южно-Сахалинск, 1973. С. 226 229.

248. VI. 239. Сильницкий А. Поездка в северные округи Приморской области // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1902. T. VI. Вып. I. С. 1 185.

249. VI. 240. Сильницкий А. П. Культурное влияние Уссурийской ж.д. на ЮжноУссурийский край. Хабаровск, 1901. — 58 с.

250. VI. 241. Сильницкий А. П. Поездка в Камчатку и на р. Анадырь А. П. Сильницкого // Записки Приамурского отдела ИРГО. Хабаровск, 1897. T. II. Вып. III. С. 1 78.

251. VI. 242. Скляров Л. Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской аграрной реформы. Л., 1962. — 587 с.

252. VI. 243. Скроботов С. Чем и как живет город Хабаровск. Хабаровск, 1912. — Юс.

253. VI. 244. Слюнин Н. В. Охотско-Камчатский край: Естественно-историческое описание с картой. СПб., 1900. — Т. 1. — 352 с.

254. VI. 245. Слюнин Н. В. Современное положение нашего Дальнего Востока. -СПб., 1908. -301 с.

255. VI. 246. Смоляк A.B. Некоторые вопросы происхождения народов Нижнего Амура // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1961. С. 337 -344.

256. VI. 247. Смоляк A.B. Этнические процессы у народов нижнего Амура и Сахалина (середина XIX начало XX в.). — М., 1975. — 230 с. VI. 248. Смоляков А. Под алым стягом революции. Комсомол Дальнего Востока в 1920 — 1922 гг. — Хабаровск, 1978. — 205 с.

257. VI. 255. Социально-экономическое развитие Сибири. XIX XX вв. — Иркутск. 1976. — 161 с.

258. VI. 256. Социологический энциклопедический словарь. М., 1998. — 488 с. VI. 257. Старков М. И. Амурское крестьянство накануне Октября. — Благовещенск, 1962. — 89 с.

259. VI. 258. Стрюченко И. Г., Кочетков Н. В., Гирийчук В. Я., Фетисова JI.E., Предатченко Е. М. История культуры Дальнего Востока России XVII XX веков, — Владивосток, 1998. — 215 с.

260. VI. 259. Сычевский Е. П. Амурская область прежде и теперь. Хабаровск, 1967. 106 с.

261. У1. 260. Таксами Ч. М. Нивхи (современное хозяйство, культура и быт). Д., 1967. -271 с.

262. У1. 261. Тарасова Ю. А. Некоторые итоги социалистической индустриализации Дальнего Востока за годы довоенных пятилеток // Вопросы экономики Дальнего Востока. Хабаровск, 1958. Т. 1. С. 71 97.

263. У1. 262. Татарников

Заполнить форму текущей работой