Актуальные проблемы развития медиации (посредничества) в Республике Беларусь

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ МЕДИАЦИИ (ПОСРЕДНИЧЕСТВА) В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

переговоры медиация правовой конфликт

Термин «медиация» («посредничество») применяется в мировой практике для обозначения альтернативной процедуры, направленной на содействие участникам правового конфликта в его самостоятельном урегулировании, сущность которой заключается в проведении переговоров при поддержке третьей стороны. Понятие и основные принципы медиации нашли свое закрепление, в частности, в Директиве 2008/52 Е С Европейского Парламента и Совета от 21 мая 2008 г. относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах (далее — Европейская директива). Медиация определена в ней как любой процесс вне зависимости от обозначения и того, был ли он инициирован сторонами, предложен или назначен судом или предписывается национальным законодательством, в котором стороны прибегают к помощи третьей стороны с целью достижения соглашения о разрешении их спора (статья 3) [1].

Преимуществом данной процедуры является то, что она обеспечивает эффективное по затратам и быстрое внесудебное разрешение споров, отвечая при этом потребностям сторон и способствуя сохранению между ними дружеских и устойчивых отношений (п. 6 преамбулы к Европейской директиве). По этой причине развитие медиации рассматривается в мировом масштабе как один из наиболее актуальных проектов, с реализацией которого связывается повышение эффективности правосудия. Указанная тенденция находит свое выражение в повсеместной разработке национальных законов о медиации.

В законодательстве Республики Беларусь применение процедуры посредничества предусмотрено в рамках рассмотрения дела хозяйственным судом (глава 17 ХПК), а также при разрешении коллективных и индивидуальных трудовых споров (ст. ст. 251, 382 ТК). Хозяйственный суд по ходатайству сторон либо по своей инициативе с их согласия назначает посредника в целях оказания помощи сторонам в установлении фактических обстоятельств возникшего конфликта; достижения понимания реалистичности и юридической обоснованности предъявляемых требований и выдвигаемых возражений; выяснения, сопоставления и сближения их точек зрения о путях разрешения спора; поиска и рекомендации порядка разрешения конфликта, устраивающего обе стороны (ст. 153 ХПК). Посредник назначается в течение десяти дней со дня поступления в суд искового заявления из числа должностных лиц хозяйственного суда, обладающих квалификацией, отвечающей существу возникшего спора. О назначении посредника суд выносит определение, в котором устанавливается срок осуществления посредничества, продолжительность которого не может быть более одного месяца (ст. 155 ХПК). Если урегулирование спора в порядке посредничества привело к достижению договоренности между истцом и ответчиком о разрешении этого спора без судебного разбирательства, стороны могут заключить соглашение об отказе истца от иска в целом или его части; признании ответчиком иска в целом или его части; заключении между сторонами нового договора и отзыве истцом искового заявления; заключении между сторонами мирового соглашения. В противном случае хозяйственный суд выносит определение о прекращении урегулирования спора в порядке посредничества, в котором указываются время и место проведения подготовительного судебного заседания (ст. 157 ХПК).

В соответствии со ст. 251 ТК наниматели по соглашению с профсоюзами могут создавать органы примирения, посредничества и арбитража для урегулирования индивидуальных трудовых споров. Порядок работы этих органов определяется сторонами, их создавшими, однако при этом не должно ограничиваться право работника на судебную защиту. В соответствии со ст. 382 ТК при несогласии с предложениями примирительной комиссии стороны по соглашению между ними могут обратиться к посреднику, который после консультаций (в том числе конфиденциальных) со сторонами вносит не позднее чем в пятидневный срок предложение по разрешению коллективного трудового спора. Порядок взаимоотношений с посредником определяется по соглашению между ним и сторонами. Органами государственного управления, другими нанимателями и представительными органами работников могут создаваться службы посредничества. При согласии сторон с предложениями посредника коллективный трудовой спор прекращается.

Под влиянием общемировой тенденции развития альтернативных способов разрешения споров, которая обусловлена значительным ростом числа дел, возбуждаемых в судах, и усилением нагрузки на судей, в отечественной литературе активно обсуждается проблема оптимизации судопроизводства посредством использования примирительных процедур. В частности, отмечается необходимость совершенствования правового регулирования процедуры посредничества, применяемой в рамках хозяйственного судопроизводства (глава 17 ХПК), создания соответствующей правовой базы для развития в Республике Беларусь внесудебной (досудебной) медиации, распространения опыта хозяйственных судов по применению процедуры посредничества на гражданское судопроизводство. Все это указывает на то, что медиация в Республике Беларусь находится лишь в начале своего становления, и имеющееся нормативно-правовое регулирование данного вопроса еще неоднократно будет подвергнуто изменению.

В этом отношении полезным является изучение международного и зарубежного опыта организации посреднических процедур. Особый интерес как объект правового анализа представляет Европейская директива, поскольку при ее подготовке ставилась цель разработать рамочное законодательство, регулирующее проведение медиации и определяющее основные аспекты гражданских процедур (п. 7 преамбулы). Ознакомление с указанным международно-правовым актом позволяет выделить в качестве основных принципов медиации, которые должны найти отражение в национальном законодательстве, следующие:

Добровольность. В п. 10 преамбулы к Европейской директиве указано, что она касается процедур, в которых две или более стороны спора пытаются самостоятельно, на добровольной основе урегулировать свой спор. Исходя из положений п. 13 преамбулы добровольность медиации следует понимать в том смысле, что стороны сами несут ответственность за проведение данной процедуры и могут ее организовывать в соответствии с собственными пожеланиями, а также прервать в любой момент.

Внесудебный характер. Несмотря на то, что процедура медиации может применяться и после возбуждения дела, т. е. в ходе судопроизводства (такая медиация получила название внутрисудебной), по сути, указанная процедура продолжает носить характер альтернативной, внесудебной, не связанной с осуществлением правосудия. Данный принцип нашел свое закрепление, в частности, в п. 12 преамбулы и в ст. 3 Европейской директивы, где указано, что судья в соответствии с национальным законодательством может выступать медиатором, но при этом он не должен участвовать в каких-либо судебных процедурах, связанных с предметом спора. На внесудебный характер медиации указывает также то, что она носит неформальный характер, порядок ее проведения гражданским процессуальным законодательством не регулируется, как стадия процесса она не рассматривается. Государства лишь вправе содействовать и поощрять разработку и соблюдение добровольных кодексов поведения медиаторов (ст. 4 Европейской директивы).

Конфиденциальность. Успех медиации решающим образом зависит от того, могут ли стороны открыть свои интересы и прочую информацию, не опасаясь, что эта информация в случае неуспеха медиации будет применена против них в гражданском процессе. В связи с этим в соответствии с п. 23 преамбулы и ст. 7 Европейской директивы национальное законодательство должно гарантировать, что если стороны не определят иное, ни медиаторы, ни лица, участвующие в организации и проведении медиации, не будут привлекаться к даче показаний в гражданских и коммерческих судебных или арбитражных разбирательствах в отношении информации, полученной ими по ходу или в связи с проведением процесса медиации.

Компетентность. В соответствии с п. 16 преамбулы и ст. 4 Европейской директивы государства должны содействовать первоначальному обучению и повышению квалификации медиаторов с целью обеспечения проведения медиации эффективным, объективным и компетентным образом по отношению к сторонам, а также внедрению эффективных механизмов контроля за качеством услуг медиации.

Обращают на себя внимание также следующие положения Европейской директивы, имеющие отношение к правовому регулированию процедуры медиации:

Сфера применения медиации. Медиация не применяется в отношении прав и обязанностей, по которым стороны не вправе принимать самостоятельные решения с учетом действующего законодательства. В частности, это может иметь место в рамках семейного права и трудового законодательства (п. 10 преамбулы), по вопросам налогообложения, таможенным и административным вопросам (ст. 1). Определение сферы применения медиации относится к компетенции каждого отдельно взятого государства путем изменения соотношения диспозитивных и императивных норм права.

Порядок направления дела на медиацию. В соответствии с п. 13 преамбулы и ст. 5 Европейской директивы суд, рассматривающий дело, должен иметь возможность, если это представляется целесообразным и с учетом всех обстоятельств дела, предложить сторонам прибегнуть к медиации для разрешения их спора. Помимо этого использование медиации может быть предписано как обязательное, будь то до или после начала судебного разбирательства (п. 14 преамбулы, ст. 5). Закрепление данного правила в национальном законодательстве не рассматривается как нарушение принципа добровольности медиации.

Предоставление сторонам специальных процессуальных гарантий в связи с участием в процедуре медиации. Помимо правового обеспечения режима конфиденциальности информации, раскрываемой в процессе медиации, о чем говорилось выше, к числу таких процессуальных гарантий относятся:

закрепление в законодательстве правила о том, что нормы применения сроков давности не будут создавать для сторон препятствий в отношении обращения в суд или арбитраж в случае неудачных попыток решения спора посредством медиации (п. 24 преамбулы);

введение в процессуальное законодательство правил, обеспечивающих возможность принудительного исполнения соглашения сторон, и в первую очередь, правила об обязательной письменной форме соглашения по результатам медиации (п. 19 преамбулы).

Представляется правильным, что основное направление совершенствования законодательства Республики Беларусь в сфере регулирования применения процедуры посредничества заключается в последовательном проведении в национальном законодательстве рассмотренных принципов и гарантий, выработанных на международном уровне. При этом по ряду моментов необходим выбор предложенных на усмотрение национального законодателя схем организации медиации. В частности, необходимо определиться со следующими вопросами:

По каким категориям дел возможно проведение процедуры посредничества. Представляется возможным и целесообразным введение процедуры медиации в гражданское судопроизводство Республики Беларусь по примеру того, как это уже осуществлено применительно к хозяйственному процессу. Вместе с тем актуальным является разрешение вопроса о том, на все ли категории гражданских дел следует распространить возможность применения процедуры медиации, будет ли это касаться только споров, вытекающих из гражданских отношений, либо медиация допустима и по делам, вытекающим из трудовых, семейных, административно-правовых отношений. Представляется правильным, что решение данного вопроса зависит от того, насколько будет усилено диспозитивное начало в правовом регулировании и, следовательно, расширена сфера соглашений по гражданским делам. Как отмечают исследователи, проведение примирительных мероприятий потенциально возможно по большинству юридических споров, в особенности вытекающих из семейных и трудовых правоотношений [2, с. 86].

Что касается брачно-семейных отношений, то на сегодняшний день в Республике Беларусь имеются реальные условия для использования в этой сфере процедуры медиации. В ходе реформы законодательства о браке и семье было увеличено число диспозитивных норм, в результате чего разрешительный метод правового регулирования занял в семейном праве не менее значимое место, чем императивный. Законодатель предоставил широкую возможность заключения соглашений имущественного и неимущественного характера (по поводу раздела имущества между супругами, выплаты алиментов, места жительства детей, порядка осуществления родительских прав) [3, с. 96, 100]. Анализ трудового законодательства Республики Беларусь свидетельствует о том, что при определении способов защиты трудовых прав все еще преобладает императивный метод правового регулирования, в связи с чем база для применения посредничества при разрешении трудовых споров, особенно индивидуальных, пока отсутствует.

На каких этапах развития правового конфликта должно быть допущено применение процедуры медиации. Представляется очевидным, что государство заинтересовано в добровольном разрешении конфликта сторон на ранних этапах его развития. Идеальной представляется ситуация, когда стороны обращаются в суд после того, как ими была предпринята, но оказалась безрезультатной попытка самостоятельного урегулирования возникшего между ними спора. По этой причине предпочтение должно отдаваться развитию досудебных схем медиации и стимулированию сторон к использованию данной процедуры на первоначальных стадиях процесса. В частности, как указывается в литературе, наиболее приемлемой для проведения медиации является стадия подготовки дела к судебному разбирательству [4, с. 100; 5, с. 4]. Вместе с тем, возможность инициировать вопрос о проведении медиации должна быть предоставлена сторонам и на последующих стадиях процесса, причем неоднократно. Медиация, имеющая целью выработку сторонами соглашения, рассматривается как прямое проявление принципа диспозитивности, в соответствии с которым стороны вправе свободно распоряжаться своими правами. С этой точки зрения желание сторон обратиться к процедуре медиации должно поощряться в любом случае независимо от того, на каком этапе оно выражено. В частности, наряду с подготовкой дела к судебному разбирательству еще одним из наиболее удобных моментов для проведения медиации является апелляционное (кассационное) производство [6].

Учитывая, что для проведения процедуры медиации потребуется временной перерыв в судопроизводстве, процессуальным законодательством должен быть решен вопрос о порядке приостановления в этом случае производства по делу. При этом следует принимать во внимание возможность недобросовестного заявления одной из сторон ходатайства о проведении медиации исключительно с целью затягивания судебного процесса. Наиболее целесообразным вариантом законодательного решения данного вопроса представляется закрепление обязанности суда приостанавливать производство по делу в связи с урегулированием спора в порядке посредничества только при применении данной процедуры на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. На последующих стадиях процесса представляется правильным использовать с этой целью институт факультативного приостановления производства по взаимному соглашению сторон (п. 6 ст. 161 ГПК).

При этом следует учитывать, что Европейская директива предусматривает возможность установления в национальном законодательстве лимита времени для проведения медиации (п. 13 преамбулы).

Какие меры должны быть предприняты законодателем для стимулирования сторон к использованию процедуры медиации. В последнее время широкое распространение получило мнение о том, что для активного развития в Республике Беларусь медиации объективно необходимым является увеличение размера государственной пошлины, уплачиваемой за подачу заявления в суд, увеличение нормативно закрепленных сроков рассмотрения дела в суде, а также введение правила об обязательности процедуры медиации. Аргументом в пользу принятия этих мер является ситуация, которая имеет место в отношении обращения сторон за разрешением спора в третейский суд: имея такое право стороны, тем не менее, не используют его. По словам А. И. Анищенко недостаточная популярность арбитража в отечественной правовой и деловой среде обусловлена эффективной работой системы хозяйственного правосудия. В ситуации, когда рассмотрение спора в хозяйственном суде и быстрее, и дешевле, трудно рассчитывать на то, что стороны обратятся в арбитраж. По этой же причине, по мнению автора, при сохранении в законодательстве правила об обязательном согласии обеих сторон на участие в процедуре посредничества вероятность частого ее использования будет неуклонно снижаться [8, с. 83−84].

Европейская директива не запрещает вводить в национальное законодательство условие о принудительном направлении сторон на медиацию по инициативе суда либо же в силу предписания закона. Во многих государствах такое решение уже воплощено в практику: по определенным категориям дел (очень часто по делам с незначительной ценой иска) установлена обязанность сторон предпринимать меры к урегулированию спора до обращения в суд [9].

С одной стороны, такое законодательное решение приводит к более активному использованию процедуры медиации. Стороны, выполняя предписание закона либо суда, вынуждены явиться на процедуру медиации, после чего медиатор, используя специальные приемы коммуникации, помогает им наладить диалог в конструктивном русле с нацеленностью на поиск компромисса. По данным немецких специалистов около 90% медиаций завершаются успешно, т. е. выработкой мирового соглашения. Примерно те же цифры фигурируют в отчетах американских юристов (более 82% дел, а по некоторым категориям — 95%) [9, с. 109].

Вместе с тем в литературе доминирует подход, в соответствии с которым поиск компромисса между сторонами и обязательный характер примирительных процедур не совместимы по своей природе [10, с. 206]. В связи с этим правила об обязательном урегулировании спора сторон расцениваются как затягивающие процесс. Практический опыт зарубежных стран в сфере использования системы принудительного направления сторон на медиацию демонстрирует различные результаты. В частности, как отмечают исследователи французского права, имевший в истории данной правовой системы опыт введения в гражданское судопроизводство обязательной процедуры примирения был признан негативным, поскольку приводил к еще большему удлинению сроков разрешения спора, в связи с чем законодатель посчитал нужным от него отказаться [10, с. 206].

Введение в национальное законодательство правила об обязательности процедуры медиации представляется нецелесообразным. В равной мере это относится и к предложению об увеличении сроков рассмотрения дела в суде и повышении ставок государственной пошлины за обращение с заявлением в суд. Активизация обращения сторон к процедуре посредничества не является самоцелью. В мировом масштабе мероприятия, направленные на развитие альтернативных способов разрешения споров, предпринимаются под девизом обеспечения реальной доступности правосудия для граждан, в том числе путем сокращения сроков получения защиты нарушенного права. По этой причине представляется правильным, что распространение процедуры посредничества в Республике Беларусь должно осуществляться в условиях, предполагающих обязательное сохранение тех позиций, которые уже достигнуты государством в плане эффективности судебной защиты. Для стимулирования обращения сторон к процедуре посредничества следует использовать иные меры.

Большой потенциал, по нашему мнению, несет в себе изменение схемы процессуального поведения судьи. В этом отношении заслуживает внимания способ решения вопроса о направлении дела на медиацию, действующий в Германии. Судьям предоставлено право независимо от ходатайства сторон направлять дело в центр судебной медиации, сотрудники которого связываются со сторонами с целью разъяснения преимуществ и правил медиации и получения их согласия на участие в данной процедуре. Представляется правильным, что процессуальное законодательство и правоприменительная деятельность должны способствовать формированию активной, заинтересованной в использовании альтернативных способов разрешения спора позиции судьи. Судья по ходу процесса должен постоянно заботиться о примирении сторон, неоднократно предлагая им прибегнуть к согласительным процедурам, разъясняя их преимущества и порядок.

Одним из наиболее важных мероприятий, от реализации которого зависит действенность системы внесудебного примирения, является разработка правового механизма формализации достигнутых в ходе него соглашений и обеспечение возможности их принудительного исполнения.

Законодательного разрешения требует также ситуация, на которую обратила внимание С. Н. Мицкевич. Как показывает практика, субъекты хозяйствования при заключении договоров почти всегда согласовывают условие о разрешении разногласий путем проведения переговоров. В то же время состояние действующего законодательства не позволяет суду отказывать в возбуждении производства по делу в связи с неисполнением этого условия договора.

Наиболее распространенными в мировой практике являются также экономические методы стимулирования сторон к использованию примирительных процедур, которые реализуются с помощью института судебных расходов.

В частности, в большинстве стран введена норма о том, что в случае заключения мирового соглашения производится возврат истцу до 50% государственной пошлины.

Интересным представляется вариант, предусмотренный Правилами гражданского судопроизводства Великобритании 1998 года. Судья при вынесении решения и распределении судебных расходов принимает во внимание соблюдение сторонами так называемого досудебного протокола (pre-action protocol), или, иными словами, учитывает их поведение до формального начала производства по делу. Если несоблюдение протокола (в частности, отказ от участия в переговорах) привело к началу процесса, которого можно было избежать, или к расходам, которых могло не быть, суд может вынести определение об уплате виновной стороной расходов другой стороне.

Указанная мера стимулирования сторон к использованию альтернативных способов разрешения споров вполне может быть адаптирована к условиям отечественной системы судопроизводства. В процессуальном законодательстве Республики Беларусь для этого имеется соответствующее правовое основание в виде возможности признания стороны недобросовестной с возложением на нее обязанности независимо от исхода дела возместить судебные расходы другой стороне либо в доход государства (ст. 139 ГПК).

Таким образом, для развития медиации в Республике Беларусь требуется широкое информирование общественности о данной процедуре, правовое регулирование основных принципов ее осуществления путем подготовки и принятия Закона Республики Беларусь «О медиации», а также внесение соответствующих изменений в ХПК и ГПК в части отражения процессуальных аспектов, связанных с применением данного альтернативного способа разрешения споров в ходе судопроизводства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Директива 2008/52 относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах // Центр медиации и права [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: /mediacia. com/files/Directive_rus. zip. — Дата доступа: 26. 11. 2008.

2. Афанасьев, С. В. История и современность мирового суда / С. Ф. Афанасьев Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса: в 2 ч. Ч. 2. Гражданский и арбитражный процесс: материалы науч. конф., Воронеж, 15−16 марта 2002 г. / под ред. Е. А. Носыревой, Т. Н. Сафроновой. — Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002. — С. 72−89.

3. Леженин, В. Н. Соглашения (договоры) в области семейных правоотношений В. Н. Леженин Российское правовое государство: итоги формирования и перспективы развития: в 5 ч. Ч. 2. Гражданское, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право: материалы Всерос. науч. -практ. конф., Воронеж, 14−15 нояб. 2003 г. / под ред. Ю. Н. Старилова. — Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2004 — С. 96 111.

4. Фильченко, Д. Г. Проблемы доступности правосудия при подготовке дел в арбитражном процессе Д. Г. Фильченко Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса: в 2 ч. Ч. 2. Гражданский и арбитражный процесс: материалы науч. конф., Воронеж, 15−16 марта 2002 г. под ред. Е. А. Носыревой, Т. Н. Сафроновой. — Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002. — С. 96−106.

5. Скуратовский, М. Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12. 00. 15 / М. Л. Скуратовкий. — Екатеринбург, 2006. — 25 с.

6. Риннет, Р. Апелляционное производство в соответствии с немецким правом / Р. Риннет // Посредничество — первый шаг к примирению сторон в хозяйственном суде: материалы круглого стола, Минск, 1 апр. 2005 г.

7. Носырева, Е. А. Посредничество в урегулировании правовых споров: опыт США / Е. А. Носырева Государство и право. — 1997. — № 5. — С. 109−114.

8. Анищенко, А. И. Опыт внедрения посредничества в отечественную практику А. И. Анищенко Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь. — 2008. — № 15. — С. 83−84.

9. Кудрявцева, Е. В. Гражданское судопроизводство Англии / Е. В. Кудрявцева. — М.: Городец, 2008. — 320 с.

10. Медведев, И. Г. Современные проблемы гражданского правосудия во Франции И. Г. Медведев Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса, № 2, 2002−2003 г. под ред. В. В. Яркова. — СПб., 2004.

11. Мицкевич, С. Н. Роль адвоката во внесудебном урегулировании гражданско-правовых и хозяйственно-правовых конфликтов С. Н. Мицкевич Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь — 2008. — № 15. С. 71−75.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой