Государственно-правовая антикоррупционная идеология в структуре российской правовой системы: теоретико-правовой анализ

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Юридические науки
Страниц:
195


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования обусловлена задачами модернизации российской правовой системы, необходимостью разработки оптимальной государственной стратегии в сфере защиты прав и свобод человека, формирования эффективных правовых механизмов реализации национальных интересов, обеспечением устойчивости социальноэкономического развития. Очевидно, что в нашей стране борьба с коррупцией имеет сегодня особое значение для развития правового государства, упрочения демократии и становления гражданского общества. Коррупция — сложное, разноуровневое, интегрированное социально-правовое явление. Она охватывает подавляющее большинство населения, девальвируя систему социальных ценностей и приоритетов, потребностей и интересов, практически всех сфер общественной жизни и форм общественного сознания. Как подчеркивал Президент Р Ф ДА. Медведев, & laquo-мы должны создать, мотивацию к правовому, юридически корректному поведению. При помощи нормативных актов, при помощи средств массовой информации, в результате работы институтов гражданского общества. И коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной& raquo-1. I

Противодействие коррупции, которая является не только общественным злом, требующим адекватной моральной оценки обществом, но и существенным тормозом общественного развития, формирования рыночных отношений и институтов демократии — важнейшее условие решения указанных задач. Так, по некоторым оценкам, российская коррупция увеличивает стоимость товаров и услуг на 5−15%, а ее отсутствие позволило бы увеличить количество рабочих мест на 10%, средний доход — на 10%, прибавить — на 5% к среднему ежегодному росту ВВП. Потери от коррупции

1 Медведев Д. А. Коррупция должна стать не просто незаконной. Она должна стать неприличной // blog. kremlin. ru 3 в сфере государственных заказов и закупок составляют порядка 30% всех бюджетных затрат по этим статьям2.

Между тем, очевиден мировоззренческий и идеологический дефицит в контексте правовой модернизации современного российского государства, негативно сказывающийся на российском праве, на практике его реализации и на научной разработке проблем его развития. За последние годы Россией предприняты значительные меры по совершенствованию антикоррупционного законодательства, приведению его в соответствие с международными антикоррупционными стандартами. Эффективным шагом является введение по предложению Президента Р Ф Д. А. Медведева санкций за коммерческий подкуп, дачу и получение взятки в виде их стократной суммы, закрепленных Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ & laquo-О внесении изменений в уголовный кодекс РФ и Кодекс Р Ф об административных правонарушениях& raquo-. Существенное позитивное значение имеет акцент, который делает антикоррупционное законодательство на реальное включение в систему противодействия коррупции потенциала гражданского общества, создавая механизм взаимодействия правоохранительных и иных органов5 с его институтами.

В то же время данные законодательные меры следует рассматривать в качестве первого этапа в формировании эффективного механизма противодействия коррупции, а предпринимаемые шаги в этом направлении требуют дальнейшего развития, как. посредством устранения имеющихся правовых пробелов, так и на основе разработки адекватных концептуальноправовых подходов, имплементации к сфере правообразования современной правовой доктрины. К сожалению, следует констатировать, что формирование новой законодательной базы противодействия коррупции, отвечающей международным стандартам в этой сфере, опередило развитие идеологических основ антикоррупционного правопорядка, породив

Яковлева Т.В. О коррупции имеханизмах противодействия этому явлению в современной России //Вестник российской нации 2009. № 1(3). 4 противоречие между концептуальными и правовыми основами государственной антикоррупционной политики. Принятая вслед за ФЗ & laquo-О противодействии коррупции& raquo- Национальная стратегия противодействия коррупции не решает данную задачу, делая акцент на нормативной, а не концептуальной стороне противодействия коррупции. Указанные обстоятельства обуславливают низкий уровень системности принимаемых антикоррупционных актов, объясняют декларативность многих их положений и норм.

Таким образом, исследование государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции на уровне фундаментальной правовой теории может решить ряд важных для современного права задач, в числе которых выяснение закономерностей формирования, функционирования и перспектив развития российской государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции, что и определяет актуальность темы, диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Следует отметить, что исследованию проблемы государственно-правовой идеологии в структуре* правовой системы уделяется достаточно много внимания как представителями фундаментальной правовой теории, так и отраслевым правоведением в контексте решения задач регулирования той или иной сферы общественной жизни. Так, активно развивается исследование основных видов правовой идеологии, ее форм и механизмов влияния на нормативный уровень регулирования общественных отношений. Между тем следует признать слабую разработанность этой проблемы в российской юридической науке. Немногочисленные исследования данных вопросов, к сожалению, отличаются абстрактностью постановки проблемы, недостаточной разработанностью методологической и концептуальной базы научного анализа. В связи с этим постановка проблемы государственноправовой идеологии непосредственно в сфере противодействия коррупции в структуре правовой системы выглядит достаточно логичной и своевременной.

Во всей совокупности научных работ, в которых прямо или косвенно поднимаются теоретико-правовые проблемы государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции, можно выделить четыре группы: теоретико-методологические исследования & quot-соотношения государственно-правовой идеологии и правовой системы- изучение правовых механизмов противодействия коррупции, где антикоррупционная идеология, выделяется в качестве активного элемента- исследование проблем формирования антикоррупционной политики- анализ социально-правовой природы коррупции, юридической реализации прав и свобод человека в контексте противодействия коррупционным отношениям.

Так, теоретико-правовое исследование соотношения государственноправовой идеологии и правовой системы, в которых рассматривается-', понятийный аппарат, раскрывающий структуру данного соотношения, содержание и функции государственно-правового идеологии в контексте ее, негативных факторов, представлено в работах С. С. Алексеева,

Н. В. Витрука, Н. Н. Вопленко, В. В. Лазарева, Н. И. Матузова, И. Д. Невважай, Ф. Н. Раянова, В*. Н. Хропанюка, Б. С. Эбзеева, других исследователей, в трудах которых сформулирован концептуально-правовой подход к изучению данного явления.

Исследования Ю. А. Дмитриева, С. М. Петрова, Р. Ф. Идрисова,

В. К. Петрова, показывающие структурно-функциональное значение жизненно-важных интересов в контексте правовой системы, а& lt- также исследования правового нигилизма как элемента правовой системы, представленные в трудах С. С. Алексеева, А. Н. Зряччкина, С. А. Комарова, Н. И. Мазутова, А. В. Малько, Д. Я. Мелешина, О. П. Сауляка,

В. Н. Хропанюка являются значимой методологической основой исследования государственно-правовой антикоррупционной идеологии.

Большой вклад в разработку методологии исследования проблем государственно-правовой антикоррупционной идеологии вносят работы

С. С. Сулакшина, С. В. Максимова, И. Р. Ахметзяновой, А. Р. Бахтизина, А. В. Вакурина, В. А. Ванцева, Ю. Г. Васина, М. В. Вилисова,

С. П. Глинкиной, Д. В. Гука, Т. А. Данилиной, И. И. Елисеевой, А. Ю. Круглова, Ю. В. Латова, А. А. Майдыкова, В. К. Максимова, А. С. Малчинова, Ю. С. Мартюшова, Ю. Г. Наумова, М. Ю. Погорелко, Е. С. Сазоновой, А. С. Сулакшиной, А. В. Тимченко, А. Ю. Ярутича, А. Н. Яцушко.

На этом фоне необходимо отметить крайне незначительное количество юридических исследований государственно-правовой антикоррупционной идеологии. Наибольшее развитие получило направление, касающееся концептуально-правового обеспечения государственной антикоррупционной политики, представленное в трудах В. А. Номоконова, Е. В. Новиковой,. Ю. Р. Орловой, С. С. Сулакшина, С. Н. Шишкарева и некоторых других ученых.

Таким образом, необходимо отметить наличие развитой методологической базы исследования как общих фундаментальных проблем теории права, связанных с изучением правовой системы и государственноправовой идеологии, так и отраслевой корруптологии по вопросам социально-правовой природы коррупции, роли правовой идеологии в противодействии коррупции. Тем не менее, теоретико-правовая интерпретация антикоррупционной идеологии в структуре правовой системы в этих работах не получила достаточного развития. Поэтому данная проблема требует специального теоретико-правового исследования, что может сыграть важную роль в формировании адекватной системы правового регулирования в сфере противодействия коррупции. ««

Объект диссертационного исследования — государственно-правовое противодействие коррупции в условиях модернизации российской правовой системы и формирования гражданского общества. 7

Предмет диссертационного исследования — собой государственноправовая идеология в сфере противодействия коррупции и ее место в российской правовой системе.

Цель диссертационного исследования заключается .в выяснении закономерностей формирования, функционирования российской государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции, а также перспектив развития.

Цель диссертационного исследования реализуется посредством решения следующих задач:

— определить место государственно-правовой идеологи в структуре компонентов, элементов и состояний правовой системы-

— раскрыть социально-правовую природу коррупции в контексте правового нигилизма- «

— дать категориальное определение государственно-правовой,-идеологии в сфере противодействия коррупции-

— выявить закономерности и системообразующие факторы государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции-

— определить структурное содержание государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции-

— охарактеризовать функции государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции-

— дать концептуально-правовую оценку современному-российскому законодательству в сфере противодействия коррупции в контексте правового механизма противодействия коррупции-

— показать роль правовой идеологии в структуре механизма противодействия коррупции-

— определить перспективы формирования российской государственной антикоррупционной правовой доктрины.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили основополагающие разработки по фундаментальной правовой теории,

8 --. концепции и гипотезы по вопросам правового сознания, правового нигилизма, правовой культуры, роли государственно-правовой идеологии в борьбе и противодействии коррупции. Особое значение для диссертационного исследования имели труды отечественных и зарубежных авторов по проблемам формирования эффективной правовой антикоррупционной политики, методологии исследования правового механизма в данной сфере.

Нормативно-правовую основу диссертационного исследования* составили Конституция Р Ф, Уголовный кодекс РФ, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральный закон & laquo-О противодействии коррупции& raquo-, другие федеральные законы Российской Федерации, указы Президента Р Ф, постановления Правительства Р Ф, другие подзаконные акты, регулирующие борьбу и противодействие коррупции. В работе проанализировано международное законодательство, прежде всего, ' ратифицированные Российской Федерацией Конвенция ООН против коррупции и Европейская конвенция об уголовной* ответственности за коррупцию. — «

Эмпирическую базу диссертационного исследования составил опыт становления и развития государственно-правовой антикоррупционной идеологии Российской Федерации. Кроме того диссертант опирался на аналитические, статистические и иные официальные документы и материалы органов. государственной власти.

Методологическая основа исследования. В диссертации автор опирался- на достижения отечественной юридической науки в сфере ¦ исследования проблем нормативно-правовой регуляции антикоррупционной деятельности, стремясь сохранить преемственность с проводимыми ранее исследованиями. Большую роль при этом играла сформированная методология теоретико-правового анализа законотворчества, правовых коллизий и пробелов, источников права. Так, в ходе диссертационного исследования были использованы общенаучные и специальные 9 теоретические методы познания. Методологической основой работы послужили диалектический метод, системный подход, метод юридической компаративистики, исторический подход. Кроме того применялись формально-юридический метод, социологические и логические методы познания.

Научная новизна диссертационного исследования. В работе впервые исследована государственно-правовая! антикоррупционная идеология в структуре российской- правовой системы на этапе упрочения правового государства И’формирования-гражданского общества. При этом предлагается концепция государственно-правовой идеологии как элемента правовой системы, в которой' обобщаются официально принятые взгляды об идеале правопорядка и законности, правовые идеи и принципы, теории и. доктрины, которые в сфере противодействия коррупции определяют закономерности государственно-правового противодействия коррупции. Комплексно раскрыта обусловленность нормативно-правового обеспечения противодействия коррупции уровнем развития государственно-правовой антикоррупционной идеологии и правовой институционализацией ее ценностного, концептуального и доктринального содержания, отражающих приоритеты социально-экономического развития, цель и задачи государственной политики в данной сфере. Таким образом, уровень развития государственно-правовой антикоррупционной, идеологии- впервые рассматривается в качестве важного условия эффективности механизма противодействия коррупции, определяя способы, формы, организационный инструментарий противодействия коррупции, являясь его необходимым элементом.

Научная новизна диссертационного исследования раскрывается в основных положениях, выносимых на защиту:

1. Государственно-правовая идеология как элемент правовой системы выступает формой ценностно-нормативного обобщения, определяя особенности права в соответствующем историческом, политическом и

10 ' культурном контексте, отражая связь между социальной средой и правовой системой посредством отражаемой в праве систематизации представлений об интересах личности, общества и государства на основе официально принятых взглядов об идеале правопорядка и законности, правовых идей и принципов, правовых концепций, теорий и доктрин.

2. Поскольку коррупция как общественное явление возникает на основе и по поводу неправомерных притязаний на объективированное и V формализованное в праве общественное благо, она имеет форму правового нигилизма, объективной стороной которого выступает состояние правовой системы в виде наличия правовых пробелов, коллизий, нормативно-правовой неопределенности, субъективной — качество правосознания, правопонимания и правовой культуры, обуславливающее отрицание выраженного в праве общественно-значимого интереса в виде совокупности субъективных прав и обязанностей.

3. Государственно-правовая идеология в сфере противодействия коррупции — вид государственно-правовой идеологии, выступающий в форме официально принятой совокупности взглядов на коррупцию как социальноправовое явление, антикоррупционных правовых идей, принципов, концепций, теорий и доктрин, есть теоретико-правовая категория, отражающая связь между правовым порядком в сфере противодействия коррупции и его ценностно-нормативной, концептуально-правовой и доктринально-правовой основами.

4. Система государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции Российской Федерации представляет собой совокупность источников (форм), системная взаимосвязь которых обусловлена конституционно закрепленной высшей ценностью прав и свобод человека и гражданина, целью государственно-правового регулирования противодействия коррупции. Система российской государственно-правовой антикоррупционной идеологии включает Конституцию Р Ф, устанавливающую ценностно-правовую основу государственной политики

11 по реализации и защите прав и свобод человека и гражданина, Стратегию национальной безопасности до 2020 г., устанавливающую приоритеты защиты жизненно важных интересов личности, общества и& ldquo- государства, ратифицированные Российской Федерацией Конвенцию ООН против коррупции 2003 г., Европейскую конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., определяющих ценностно-нормативную основу противодействия коррупции, социально-правовую природу коррупции, Национальный план противодействия коррупции 2011 г., Национальную стратегию противодействия коррупции, ФЗ & laquo-О противодействии коррупции& raquo- от 25. 12. 2008 № 273-Ф3, устанавливающие цель и задачи государственной антикоррупционной политики, раскрывающие признаки коррупции, определяющие принципы противодействия коррупции, устанавливающие правовой порядок в данной сфере.

5. Структура государственно-правовой идеологии в сфере • противодействия коррупции есть совокупность устойчивых связей, обеспечивающих сохранение и воспроизводство ее ценностного, концептуального и доктринального содержания в правоотношениях, правотворчестве, толковании права и' правоприменении. Закономерности функционирования государственно-правовой антикоррупционной идеологии в правовой системе определяются взаимосвязью ее организационноправового, институционально-правового и ценностно-правового компонентов и состоят в легитимации правовых идей и принципов, определяющих правовое регулирование антикоррупционных отношений, выявление концептуально-правового содержания коррупции как социальноправового явления, научного обоснования способов и средств противодействия коррупции, разработку понятийно-терминологического аппарата.

6. Функции государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции представляют собой наиболее существенные направления и стороны ее воздействия на общественные отношения,

12 опосредованные правовыми нормами и институтами, правоприменением и правотворчеством. К числу наиболее существенных функций относятся: онтологическая, кумулятивно-закрепительная, трансдинамическая, официально-формализующая- правоохранительная, организующе-мобилизующая, предметнодеятельная, мировоззренческая, воспитательная, нравственная и методологическая функции. В системе функций российской государственноправовой идеологии в сфере противодействия коррупции, официально закрепленных в ее источниках, доминируют правоохранительная и организующе-мобилизующая, что свидетельствует о коллизии функционально реализуемой правоохранительной и декларируемой законом о противодействии коррупции профилактической направленности государственной антикоррупционной политики, причины которой лежат в ее слабой доктринальной проработанности.

7. Концептуально-правовые основы антикоррупционной политики, выражают связь между интересами личности, общества и государства в борьбе с коррупцией и антикоррупционным законодательством, определяя состояние правовой системы посредством влияния на качество правового порядка в данной сфере. Основным принципом' данной связи выступает обусловленность нормативно-правового обеспечения противодействия коррупции уровнем развития государственно-правовой антикоррупционной идеологии и правовой институционализацией ценностного, концептуального и доктринального содержания, выражающих приоритеты социальноэкономического развития, цель и задачи государственной политики в данной сфере. Российская государственная антикоррупционная политика характеризуется низким уровнем концептуально-правовых основ, что выражается в структурно-функциональных пробелах государственноправовой антикоррупционной идеологии, снижающих качество антикоррупционного правопорядка. К числу наиболее существенных из них относится неопределенность правовых идей и принципов, низкий уровень унификации понятийно-терминологического аппарата, ~ ~ отсутствие официально принятого концептуального определения коррупции.

8. Государственно-правовая антикоррупционная идеология выступает важным элементом механизма противодействия коррупции как совокупности правовых норм и правоотношений, определяющих способы, формы, организационный инструментарий противодействия коррупции, являясь его необходимым элементом. Ее роль обусловлена функционированием данного механизма, где право опирается' на научно обоснованные суждения о соответствии антикоррупционного законодательства идее правового и законного, осуществляя связь с социальной средой. Отсутствие данной* связи снижает уровень правового воздействия на общественные отношения, являясь фактором* правового нигилизма. Перспективы совершенствования правового антикоррупционного механизма в Российской Федерации связаны с развитием российской, правовой, антикоррупционной доктрины, что возможно посредством принятия новой редакции Национальной стратегии противодействия коррупции, уточняющей систему, структуру и функции государственноправовой* идеологии в сфере противодействия коррупции.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. Полученные результаты обогащают теоретико-правовые знания о правонарушении, юридической ответственности, правовой идеологии, правовой культуре, правопорядке, законности и могут быть использованы для дальнейшего научного анализа государственно-правовой антикоррупционной идеологии и смежных правовых явлений. Материалы диссертации могут найти применение как при разработке и совершенствовании государственной антикоррупционной стратегии Российской Федерации, так и при формировании ее отдельных направлений.

Авторская концепция государственно-правовой антикоррупционной идеологии, рассмотрение каждого из ее элементов в структуре российской правовой системы, позволяет систематизировать знания об этом- явлении,

14 ' выработать соответствующие рекомендации. Выводы, сформулированные в диссертации, внесенные предложения могут способствовать эффективности формирования и осуществления правовой политики в сфере противодействия коррупции, а также укреплению режима законности в стране и развитию взаимодействия гражданского общества и государства.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что выводы и положения- содержащиеся- в работе, могут быть использованы: в законотворческой деятельности с целью устранения пробелов, коллизий в антикоррупционном' законодательстве: Российской Федерации, так же как и в последующих научных исследованиях правоотношений в сфере противодействия коррупции, разработке государственно-правовой антикоррупционной: идеологии! Результаты проведенного исследования полезны в практической деятельности субъектов противодействия коррупции, при* разработке учебно-методических-материалов- подготовке лекций и проведении* семинарских занятий по курсам теории государства и-права, отраслевых юридических дисциплин, при написании курсовых, дипломных работ, а также: могут оказать влияние на повышение уровня правосознания граждан..

Апробация результатов исследования- Основные выводы и положения- диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Ростовского юридического института МВД России, докладывались на международных научнопрактических конференциях & laquo-Российская антикоррупционная' политика& raquo- (Ростов-на-Дону, 4 — 5 июня 2009 г.), & laquo-Региональная безопасность- в I современном мире: политические: и правоохранительные аспекты& raquo- (Ростовна-Дону, 7 — 8 октября 2010 г.), & laquo-Актуальные проблемы современного российского права& raquo- (Невинномысск, 10 — 11 февраля 2011 г.) — всероссийской научно-практической конференции & laquo-Перспективы государственно-правового развития России в 21 веке& raquo- (Ростов-на-Дону, 17 апреля 2010 г.), межвузовских научно-теоретических конференциях & laquo-Правовой5 порядок:

15. актуальные проблемы развития государственно-правовых институтов& raquo- (Ростов-на-Дону, 28 апреля 2010 г.), & laquo-Правовой порядок и правовая культура& raquo- (Ростов-на-Дону, 15 декабря 2010 г.) — отражены в 16 публикациях в научно-теоретических журналах и сборниках научных статей общим объемом 5,5 п.л., использовались в процессе разработки курсов теории государства и права, конституционного права.

Положения диссертационного исследования используются в учебном процессе Южного федерального университета, Ростовского юридического института МВД России при преподавании курса & laquo-Теория государства и права& raquo-, а также в научно-практической деятельности Северо-Кавказского научного центра высшей школы.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами диссертационного исследования, а также избранной автором логикой изложения материала и включает в себя введение, три главы, состоящие из восьми параграфов, заключения и списка литературы.

Делая выводы, следует отметить, что государственно-правовая антикоррупционная, идеология- выступает важнейшим фактором* правового механизма в сфере противодействия коррупции- как совокупности правовых норм и правоотношений, определяющих способы, формы, организационный инструментарий противодействия коррупции, являясь его -необходимым элементом. В контексте институционально-правового (нормы права, правовые отрасли и институты), организационно-правового (субъекты правового регулирования), ценностно-нормативного (правовые ценности, правовая культура, правосознание, правовой, нигилизм и др.) уровней правовой& rsquo- системы государственно-правовая идеология в сфере противодействия коррупции выступает элементом антикоррупционного механизма, а ее роль обусловлена его функционированием, где право как объективированное институционное образование, сопровождающееся законодательно закрепленным юридическим инструментарием^ коррелирует с относящейся к субъективной сфере жизни общества государственноправовой идеологией, опираясь на научно обоснованные суждения о соответствии антикоррупционного законодательства идее правового и законного, осуществляя связь с социальной средой. Данная корреляция определяет формой проявления закономерности развития и функционирования правовой системы, а ее отсутствие снижает уровень правового воздействия на, общественные отношения, являясь институциональным фактором правового нигилизма. Перспективы развития российской правовой антикоррупционной доктрины связаньГ’с развитием данной корреляции, что возможно посредством принятия государственной

142 концепции антикоррупционной политики как системы официально принятых взглядов в сфере противодействия коррупции.

§ 3. Российская государственная антикоррупционная доктрина: перспективы формирования и реализации

Несмотря на принятый Федеральный закон от 25. 12. 2008 № 273-ФЭ & laquo-О противодействии коррупции& raquo-, а также федеральные законы, вносящие изменение в действующее законодательство в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции и Европейской конвенции об уголовной ответственности за коррупцию, Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Р Ф от 13. 04. 2010 г. № 460, Национального плана противодействия коррупции на 2010 — 2011 гг., утвержденного Указом Президента Р Ф от 31 июля 2008 г. № Пр-1568 (в 1 редакции Указа Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 460), в современном научном дискурсе по-прежнему актуален вопрос о российской антикоррупционной доктрине. Представляется, что можно выделить следующие обстоятельства, рассматриваемые многими авторами как причины, свидетельствующие об актуальности данного вопроса: во-первых, отсутствие государственной антикоррупционной доктрины, во-вторых, нерешенность многих проблем правового регулирования борьбы с коррупцией, в-третьих, необходимость определения, ценностей, целей и задач, на основе которых должна строиться антикоррупционная политика, которые не формулиррует подписанный Президентом Р Ф 31. 07. 2008 Национальный план противодействия коррупции. Порой, решением данных проблем рассматривается принятие Федерального закона о государственной доктрине антикоррупционной политики153. Последнее представляет

153 См.: Сулакшин С. С., Ахметзянова И. Р., Вилисов М. В., Максимов С. В., Сазонова Е. С. Доктрина государственной политики противодействия коррупции и теневой экономике в Российской Федерации (макет-проект): Монография. М., 2009. наибольший интерес для настоящего исследования. ^

Термин & laquo-доктрина»- относится к числу наиболее часто используемых в российском правоведении в связи теоретико-правовыми исследованиями, основной задачей которых является анализ концептуально-правовых основ правового регулирования общественных отношений. Как правило, цель таких исследований сводится к выяснению или обоснованию совокупности идей, концепций, правовых теорий, выражающих социально-правовую природу тех или иных явлений, требующих правовой упорядоченности, а также целей и ценностей государственной политики, составляющих аксиологическую основу законотворческой и правоприменительной деятельности?

Так, в справочной литературе данный термин определяется как & laquo-Учение, научная концепция (обычно о философской, политической, идеологической теории)& raquo-154. При этом & laquo-концепция»- рассматривается как & laquo-Система взглядов на что-либо"155. В этом смысле очевидна парадигмальная установка весьма близкая школе естественного права, согласно которой в основе позитивного права лежит совокупность идей и принципов, ценностей, определяющих содержание правосознания населения, отражающих наиболее устойчивые (сущностные) характеристики либо права как такового, либо отдельных его отраслей. Поэтому правовая доктрина, в контекЬте правовой системы выступает в качестве идеологического уровня наряду с правовым нигилизмом, правосознанием, правовым-менталитетом, правовыми теориями и др., предшествующего нормативно-правовому уровню.

Другое значение данного термина не противоречит вышеприведенному. Во-первых, он встречается в применении к названию документов, имеющих концептуально-правовое значение для формирования общего или отраслевого законодательства и, во-вторых, — к качественной характеристике источников права. Известно, что правовая доктрина рассматривается в качестве одного из источников права& quot- наряду с

154 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 175.

155 Там же. С. 294. нормативно-правовыми актами разного уровня, правовыми прецедентами, правовыми обычаями и пр. Она может иметь нормативно-правовое значение в процессе толкования права в условиях правовых коллизий или пробелов.

Что же касается названия документов, то российская правовая система включает довольно большое их количество. Например: Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации от 09. 09. 2000 № Пр-1895, Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденная Президентом Российской Федерации от 27. 07. 2001, Военная доктрина Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 21. 04. 2000 № 706, Доктрина развития российской науки, одобренная Указом Президента Российской Федерации от 13. 06:1996 № 884, Национальная доктрина образования в Российской Федерации, одобренная Постановлением Правительства Российской Федерации от 04. 10. 2000 № 751, ' Экологическая доктрина’Российской Федерации, одобренная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 31. 08. 2002 № 1225-р, Доктрина среднего медицинского и фармацевтического образования, в Российской Федерации (решение коллегии Минздрава России от 28. 12. 1999, протокол №

20), Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Президентом Российской Федерации от 12. 05. 2009 № 537, Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации, Концепция демографического развития Российской Федерации до 2015 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 12. 09. 01 № 1270-р, Федеральный закон от 24. 05. 1999 № 99-ФЗ & laquo-О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом& raquo-, Федеральный закон от 23. 08. 1996 № 127-ФЗ & laquo-О науке и государственной научно-технической политике& raquo- и др.

Обилие подобных доктринальных документов, очевидно, является одной из особенностей формирования российской правовой системы, берущей начало в Российской Империи и укоренившейся в СССР. Данная

145 особенность состоит в большой роли, которую играет кодификация в процессе развития законодательства. При этом как вид систематизации законодательства кодификация, как правило, рассматривалась в качестве рационализации права, предполагающей не только юридико-техническую упорядоченность нормативно-правового массива, но и отчетливость политико-идеологических критериев, очерчивающих аксиологически определенные принципы, цели и задачи правового регулирования.

Такая тенденция, вполне претендующая на роль правовой традиции, в СССР & quot-дополнялась еще и общим структурированием законодательства, когда законодательство союзных республик формировалось на базе имеющих общее институциональное значение & laquo-основ законодательства& raquo- в соответствии с различными сферами правового регулирования, безусловно, играющих роль правовых доктрин. Так или иначе, но роль идеологического компонента в развитии российской правовой системы чрезвычайно велика, что и подчеркивает значение доктрин, концепций в формировании нормативно-правовых актов.

Можно, таким, образом, сказать, что правовая доктрина- представляет собой совокупность взглядов на цели, задачи, направления, государственной политики регулирования той или иной сферы общественные отношений. Государственная доктрина, изложенная в официально принятом документе, является совокупностью официально принятых взглядов и определяет цели, направления, задачи и принципы проведения в Российской Федерации единой государственной политики в соответствующей области. Поскольку государственная доктрина представляет собой совокупность идеологических 1 предписаний, как правило, она не может иметь институционально-правового значения в отношении формирующегося законодательства, но имеет рекомендательный характер. Так, соответствующие доктринальные документы утверждаются нормативно-правовыми актами' уровня постановления Правительства Р Ф, указа Президента Р Ф, но никогда не имеют силу федерального закона. Дело в том, что политический процесс,

146 важным итогом которого является принятие законодательных актов федерального уровня, определяется институционально-правовыми механизмами, которые исключают навязывание идеологических установок в их разработке и принятии.

Такой статус доктринальных документов имеет как положительные, так и отрицательные следствия. В качестве положительного следствия следует указать на реализацию демократических ценностей в политическом процессе, когда законодательный акт является- результатом политикоидеологического консенсуса, в целом отражая существующие в обществе особенности правосознания. С другой же стороны, столь низкий статус государственных доктрин не может обеспечить отражение в федеральном законодательстве единой системы ценностей и целей, принципов и направлений деятельности государственной политики, что неизбежно ведет к нарушению ее целостности, последовательности и непротиворечивости в реализации интересов личности, общества и государства156. Акты же подзаконного уровня не могут исправить данную ситуацию, поскольку мотивированы более узкими задачами. Так, практика имплементации официально принятых доктринальных документов показывает, что ни один из них не был реализован полностью, даже в тех случаях, когда был прописан механизм реализации. Более того, в некоторых случаях появлялось множество нормативно-правовых актов, дублирующих, а порой* и противоречащих друг другу.

Известно, что доктринальные документы принимаются по направлениям государственной политики, представляющим наибольшую важность для социально-экономического, культурного развития, в целях обеспечения защищенности национальных интересов в тех или иных сферах общественной жизни. Именно к такой сфере относится борьба и

156 См.: Грудцына Л. Ю., Дмитриев Ю. А. Институты гражданского общества в полицейском государстве: особенности российского симбиоза// Государство и право. 2011. № 4. противодействие коррупции в нашей стране. На фоне множественных проблем правового регулирования данной сферы, необходимости создания эффективных правовых механизмов, предотвращающих и минимизирующих данное явление, возникает необходимость осмысления доктринальных основ государственной антикоррупционной политики, обобщения концептуальноправовых взглядов на его социально-правовую природу, а также формулирования целей, задач и направлений в борьбе с этим злом, обеспечивающих единство данной политики.

Показательной является аргументация авторов о необходимости принятия такого документа. Совокупность аргументов очерчивается теоретико-методологическими, концептуально-правовыми и организационно-правовыми рамками. К группе аргументов следует отнести само понятие коррупции как социально-правового явления, предлагаемого в монографии. По мнению авторов, & laquo-коррупция и теневая экономика — явления взаимосвязанные и взаимопорождающие друг друга, а поэтому рассматривать меры противодействия им вне единого комплекса

1 57 непродуктивно& raquo-. Этим объясняется слабость принятых актов о противодействии коррупции, поскольку они направлены на противодействие лишь одной стороны явления (коррупции). При этом коррупция рассматривается как & laquo-любое противоправное действие (бездействие) уполномоченного лица, приносящее ему незаконный доход и подменяющее 1 интересы общественного блага более узким групповым интересом& raquo-. А теневая экономика — как & laquo-неучитываемая или криминальная экономическая деятельность, сокрытая от учета и/или налогообложения& raquo-159.

Так, основной линией аргументации является тезис о том, что противодействие только коррупции является недостаточны^. Например, & laquo-Федеральный закон & ldquo-О противодействии коррупции& rdquo-»- даже не

157 Там же. С. 8.

158 Там же. С. 47. предусматривает приведения актов Президента Р Ф и Правительства Р Ф в соответствие с его положениями. Организационные основы противодействия коррупции представлены достаточно слабо. А одна из ключевых новелл закона в части ограничений, налагаемых на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового договора, принятая в целях реализации так называемого принципа охлаждения: связей- представляется достаточно & laquo-мягкой»-, а соответственно, действенность такой нормы маловероятна& raquo-160.

Однако1 основными аргументами- в пользу принятия антикоррупционной доктрины является то обстоятельство, что на сегодняшний день складывается ситуация, при: которой программные и доктринальные документы носят характер. скорее не. правовых (управленческих, рассчитанных на реализацию), а & laquo-. политических (рассчитанных более на- пиар), зависящих от воли конкретных высших лиц государства, а не обусловленных естественной и согласованной’в обществе необходимостью государственного строительства и общественного развития& raquo-161. Именно в этом (в неопределенном статусе) коренится причина слабости Национального плана противодействия? коррупции: Поэтому доктрина должна иметь правовой характер, что может быть, обеспечено формой федерального закона, которая, & laquo-.в отличие от указа Президента РФ- предполагает широкие возможности& raquo- публичного обсуждения^ достижения общественного консенсуса по основным положениям доктрины^ по привлечению к дискуссии научной и экспертной общественности, бизнеса, а также всех ветвей- и уровней государственной власти: Юридическая сила доктрины в этом случае существенно повышает вероятность ее реализации и

160 Сулакшин С. С., Ахметзянова И. Р., Вилисов М. В., Максимов С. В. ,

Сазонова Е. С. Доктрина государственной политики противодействия коррупции и теневой экономике в Российской Федерации (макет-проект): Монография. М-, 2009- С. 26..

161 Там же. С. 10. ' ' «

149 ¦

1 АО гарантии ее ресурсного обеспечения& raquo-.

Нужно сказать, что за пятнадцать лет скопилось достаточно большое количество законопроектов, которые в той или иной степени были ориентированы на создание доктринальных основ российской антикоррупционной политики. Так, попытки создать концептуальные основы государственной политики в области противодействия коррупции предпринимались неоднократно, начиная с 90-х гг. XX века, однако все они л

— о* закончились неудачей. Исключением является Концепция национальной-безопасности Российской Федерации в редакции Указа* Президента Российской Федерации от 10. 01. 2000 № 4 и закрепившая приоритет борьбы с коррупцией как одной из основных угроз национальной безопасности, консолидацию усилий, направленных на борьбу с коррупцией как одну из мер обеспечения национальной безопасности. В целом и Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, действующую в редакции Указа Президента Р Ф от 12. 05. 2009 № 537, следует рассматривать в русле таких оценок. Концептуальные основы антикоррупционной политики формулирует и Концепция национальной-стратегии по противодействию легализации^ доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, утвержденная Президентом Российской Федерации 11. 06. 2005 № Пр-984.

Кроме того, проекты федеральных антикоррупционных законов с различным концептуальным содержанием рассматриваются Государственной Думой Р Ф, начиная с 1992 г. Но ни один из них не был принят будучи либо снят с рассмотрения либо вообще не рассматривался. Так, в 1998 г. был отклонен на стадии первого чтения законопроект, внесенный Президентом РФ- в 1999 г. снят с рассмотрения законопроект, предложенный группой депутатов- в 2001 г. отклонен на стадии первого чтения проект Федерального закона & laquo-О борьбе с коррупцией& raquo-, внесенный Комитетом Государственной Думы по безопасности. В 2001 г. в Государственную Думу группой депутатов был внесен проект Федерального закона & laquo-Основы законодательства об антикоррупционной политике& raquo-, который также был включен в примерную программу законопроектной работы Государственной Думы в период весенней сессии 2002 года, но затем снят с рассмотрения. В ноябре 2001 г. внесенный депутатами проект Федерального закона & laquo-О противодействии коррупции& raquo- не был поддержан Правительством Р Ф, но принят Государственной. Думой в первом чтении и включен- в примерную программу законопроектной работы Государственной Думы в период весенней- сессии 2002 г. Однако 20 октября 2002 г. Государственная- Дума отклонила законопроект..

Между тем вносившиеся в Государственную Думу проектьг законов не предусматривают регулирования- формирования и реализации государственной политики противодействия коррупции (некоторым исключением- является проект Федерального закона & laquo-Основы- законодательства об антикоррупционной политике& raquo-). Этого нельзя сказать о модельном Законе & laquo-Основы законодательства об: антикоррупционной?- политике& raquo-, принятого 14. 11. 2003 на 22-й сессии Межпарламентской Ассамблеи Содружества Независимых Государств по предложению российской-стороны, который имеет рекомендательный характер. Тем не менее, его можно рассматривать в качестве антикоррупционной: доктрины^.

К сожалению, многие исследователи? мало обращают внимание на другой нормативно-правовой пласт, который, по сути дела, функционально должен рассматриваться как доктринальный источник антикоррупционной

163 • политики. Речь идет о международном законодательстве. Россия, является: участницей целого ряда международных конвенций антикоррупционного характера. В их числе: Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8. 11. 1990

1 (л3

См.: Карташкин В. А., Лукашева Е. А. Международно-правовые стандарты прав: человека: универсализм, регионализм, реалии // Государство и право. 2010. № 7. подписана Российской Федерацией 7. 05. 1999, ратифицирована Федеральным законом от 28. 05. 2001 № 62-ФЗ), Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (подписана Российской Федерацией 9. 12. 2003, ратифицирована Федеральным законом от 8. 03. 2006 № 40-ФЗ), Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (подписана Российской Федерацией 27. 01. 1999- ратифицирована Федеральным законом от 25. 07. 2006 № 125-ФЗ) и Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности (подписана Российской Федерацией 12. 12. 2000, ратифицирована Федеральным законом от 26. 04. 2004. № 26-ФЗ).

Таким образом, нельзя не отметить наличие в контексте российского политического процесса неких доктринальных основ, являющихся концептуально-правовой основой разработки и принятия (или непринятия) соответствующих антикоррупционных актов. В конечном счете, законодатель всегда руководствуется концептуальными -установками, сопряженными с пониманием социально-правовой природы явления, на регулирование которого направлен акт, целями и задачами регулирования данной сферы общественных отношений, интерпретацией национальных интересов. Тем не менее, без официально принятого доктринального документа такие основы носят спорадический несистемный характер и затрудняют формирование эффективного антикоррупционного правового порядка, не создавая четких нормативно-правовых рамок нормотворчества.

В этом смысле следует согласиться с авторами монографии & laquo-Доктрина государственной политики противодействия коррупции и теневЪй экономике в Российской Федерации& raquo- в их оценке значения такого официального документа для построения системы противодействия коррупции, необходимости повышения статуса данного документа до уровня федерального закона. Тем не менее сомнение вызывает целый ряд тезисов авторской концепции. Так, например, не ставя под сомнение положение о взаимосвязанности коррупции и теневой экономики, автор полагает, что они

152 не могут рассматриваться в качестве одного предмета правового регулирования, поскольку очевидно несовпадение содержания (признаков) соответствующих деяний. Теневая экономика может рассматриваться в качестве одного из факторов коррупции, но никак, ни стороной данного явления. Такая некорректность является причиной чрезмерно широкого определения коррупции, предлагаемого авторами: & laquo-любое противоправное действие (бездействие) уполномоченного лица, приносящее ему незаконный доход и& gt-: подменяющее интересы- общественного блага более узким? групповым интересом& raquo-. К тому же- коррупционное деяние может, совершаться не только в групповых, но и в личных интересах: (!). Общий1 характер данного определения объясняется его абстрактностью, отсутствием конкретных признаков коррупционного деяния. Вероятно, несмотря- на издержки определения коррупции, данного федеральным законом о противодействии коррупции, оно является более состоятельным, поскольку содержит конкретные, признаки коррупционных преступлений. По мнению диссертанта, не & laquo-любое противоправное деяние& raquo-, а. подкуп должностного: лица является основным признаком коррупции- ,

Обращает на себя внимание также и концептуальный* ряд, вводимый, авторами в проект антикоррупционной доктрины, -.отражающий общественные отношения- имеющие неинституциональный (морально-этический)5 статус нормативного регулирования* -- идейная коррупция, кумовство, семейственность, клан и др. Закономерно возникает вопрос о системе санкций за подобные деяния и их законодательном закреплении.

Таким образом- анализ государственно-правовой антикоррупционной идеологии: в: правовом механизме противодействия коррупции, проведенный в третьей главе, позволяет сделать ряд методологических выводов, проясняющих ее состояния в российской правовой системе, перспективы дальнейшего совершенствования.

Концептуально-правовые основы антикоррупционной политики выражают связь между интересами личности, общества и государства в

153-. •. '. борьбе с коррупцией и антикоррупционным законодательством, определяя состояние правовой системы посредством влияния на качество правового порядка в данной сфере. Основным принципом данной связи выступает обусловленность нормативно-правового обеспечения противодействия коррупции уровнем развития государственно-правовой антикоррупционной идеологии и правовой институционализацией ценностного, концептуального и доктринального содержания, выражающих приоритеты социальноэкономического развития, цель и задачи государственной политики в данной сфере. Российская государственная антикоррупционная политика характеризуется низким уровнем концептуально-правовых основ, что выражается в структурно-функциональных пробелах государственноправовой антикоррупционной, снижающих качество антикоррупционного правопорядка. К числу наиболее существенных из них относится неопределенность правовых идей и принципов, низкий уровень^ унификации, понятийно-терминологического аппарата, отсутствие официально принятого концептуального определения коррупции.

Государственно-правовая антикоррупционная идеология выступает фактором правового механизма в сфере противодействия коррупции, как совокупности правовых норм и правоотношений, определяющих способы, формы, организационный инструментарий противодействия коррупции, являясь его необходимым элементом. Ее роль обусловлена функционированием данного механизма, где право опирается на научно обоснованные суждения о соответствии антикоррупционного законодательства идее правового и законного, осуществляя связь с социальной средой. Отсутствие данной связи снижает уровень правового воздействия на общественные отношения, являясь фактором правового нигилизма. Перспективы совершенствования правового антикоррупционного механизма в Российской Федерации связаны с развитием российской правовой антикоррупционной доктрины, что возможно посредством принятия новой редакции Национальной стратегии противодействия

154 коррупции, уточняющей систему, структуру и функции гоеударственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Примечательно, что, не смотря на активную законотворческую деятельность в сфере противодействия коррупции, главный доктринальный антикоррупционный документ, принятый в апреле 2010 года Национальный план противодействия коррупции, вынужден констатировать, что коррупция по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и модернизации национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации. Полагаем, что главной причиной' этого может быть низкий уровень правовой концептуализации антикоррупционной политики.

Подводя итоги проведенного диссертационного исследования, следует, отметить, что, не смотря на широкую представленность & quot-современным российским теоретико-правовым дискурсом проблемы противодействия коррупции, остается крайне неразработанной концептуальная& raquo- сторона ее исследования, что, очевидно, сказывается на эффективности анализа, разработке продуктивных предложений по совершенствованию государственной политики в данной сфере. Можно сказать, что целостный, системный взгляд на эту проблему обобщен понятием государственно-правовая-идеология в сфере противодействия коррупции, которое все чаще вводится в научный оборот в последние годы. Тем не менее, следует отметить, что данное понятие используется не на категориальном уровне. Исходя из того, что антикоррупционая идеология представляет собой достаточно обособленную и специфическую сферу, мы полагаем необходимым ее рассмотрение в структуре российской правовой системы, что, в свою очередь, позволит сформировать методологическую основу теоретико-правового анализа российского антикоррупционно правовой политики.

Проблема коррупции входит в ряд социальных проблем, ч. обусловленных многими социальными факторами. В качестве социальной проблемы она определяется не только влиянием на социальные процессы, протекающие в обществе, но и социальной сущностью коррупционных отношений и противодействия коррупции, требующих нормативного обеспечения не только в виде институционально-правового, но, также, ценностного, концептуального, доктринального уровней, обобщающих представления, об идеале законности и правопорядка- В' этой связи очевидна необходимость исследования сущности? государственно-правовой? антикоррупционной идеологии, ее влияния- на различные уровни правовой* системы.

Методологически важным для предмета анализа является положение к которому пришло исследование, согласно которому государственно-правовая идеология — форма1 ценностно-нормативного обобщения, определяющая^ особенности права в соответствующем историческом, политическом и культурном, контексте, отражающая связь между социальной: средой и правовой системой в, виде систематизации представлений об интересах, личности- общества: и государства на основе официально принятых взглядов- об идеале правопорядка и законности, правовых идей и принципов, правовых концепций, теорий и доктрин. В соответствии со сферами правового регулирования: общественных отношений содержание данной связи выражают формы государственно-правовой идеологии, определяющие механизм ее влияния на нормативно-правовой уровень правовой системы.

В: этой связи в целях настоящего исследования необходимо конкретизировать его объект. Существенно, что коррупция представляет собой общественное отношение, возникающее между субъектами, имеющими разный статус в структуре управления по поводу объективированного и формализованного в праве общественного блага.

Поэтому она имеет форму правового нигилизма, объективной стороной которого выступает состояние правовой системы в виде наличия правовых

157 ' пробелов, коллизий, нормативно-правовой неопределенности, субъективной

— качество правосознания, правопонимания и правовой культуры, обуславливающие отрицание выраженного в праве общественно-значимого интереса в виде совокупности субъективных прав и обязанностей.

В контексте сказанного очевидно, что государственно-правовая идеология в сфере противодействия коррупции — вид государственноправовой идеологии, выступающий в форме официально принятой совокупности- взглядов- на коррупцию * как социально-правовое явление, антикоррупционных правовых идей- принципов, концепций, теорий и доктрин, есть теоретико-правовая категория отражающая связь между правовым порядком' в сфере противодействия коррупции и его ценностнонормативной, концептуально-правовой и доктринально-правовой основами.

Данные методологические положения позволяют рассмотреть систему, структуру и функции государственно-правовой антикоррупционной ' идеологии, что необходимо в связи с изучением закономёрностей ее возникновения и развития в правовой системе, определения качественного состояния. Так, система государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции Российской Федерации представляет собой совокупность источников (форм), системная взаимосвязь которых обусловлена конституционно закрепленной высшей ценностью прав и свобод человека и гражданина, целью государственно-правового регулирования противодействия коррупции. Система российской государственно-правовой антикоррупционной идеологии включает Конституцию Р Ф, устанавливающую ценностно-правовую основу государственной& rsquo- политики по реализации и защите прав и свобод человека и гражданина, Стратегию национальной безопасности до 2020 г., устанавливающую приоритеты защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства, ратифицированные Российской Федерацией Конвенцию ООН против коррупции 2003 г., Европейскую конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., определяющих ценностно-нормативную основу

158 • противодействия коррупции, социально-правовую природу коррупции, Национальный план противодействия коррупции 2011 г., Национальную стратегию противодействия коррупции, ФЗ & laquo-О противодействии коррупции& raquo- от 25. 12. 2008 № 273-Ф3^ устанавливающие цель и задачи государственной антикоррупционной политики, раскрывающие признаки коррупции, определяющие принципы противодействия коррупции, устанавливающие правовой порядок в данной сфере.

Соответственно, структура государственно-правовой идеологии- в сфере противодействия коррупции есть совокупность устойчивых связей-, обеспечивающих сохранение и воспроизводство- ее ценностного- концептуального и доктринального содержания- в правоотношениях, правотворчестве, толковании правам и правоприменении. Закономерности функционирования государственно-правовой антикоррупционной идеологии в правовой системе определяются^ взаимосвязью ее организационноправового, институционально-правового и ценностно-правового компонентов, и состоят в легитимации правовых идей- и принципов,.- определяющих правовое регулирование антикоррупционных, отношений- выявление концептуально-правового содержания коррупции как социальноправового явления, научного обоснования способов и средств-противодействия коррупции, разработку понятийно-терминологического аппарата.

Функции государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции представляют собой наиболее существенные направления и стороны ее воздействия на общественные отношения* опосредованные правовыми нормами-и институтами- правоприменением и правотворчеством: К числу наиболее существенных функций относятся: онтологическая*, кумулятивно-закрепительная- трансдинамическая, официальноформализующая- правоохранительная, организующе-мобилизующая, предметнодеятельная- мировоззренческая, воспитательная, нравственная- и методологическая функции.

159.. .

Раскрытие функций антикоррупционной идеологии дает методологический ключ к изучению ее качественного состояния в российской правовой системе. Так, выяснено, что в системе функций российской государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции, официально закрепленных в ее источниках доминируют правоохранительная и организующе-мобилизующая, что свидетельствует о коллизии функционально реализуемой правоохранительной и декларируемой законом о противодействии коррупции профилактической направленности' государственной антикоррупционной политики, причины которой лежат в ее слабой доктринальной проработанности.

Поэтому вопрос о концептуально-правовых основах антикоррупционной политики является одним из ключевых в исследовании проблемы. Концептуально-правовые основы антикоррупционной политики выражают связь& raquo- между интересами личности, общества и государства' в 4 борьбе с коррупцией и антикоррупционным законодательством, определяя состояние правовой системы посредством влияния на качество правового порядка в данной сфере. Основным принципом* данной связи выступает обусловленность нормативно-правового обеспечения противодействия* коррупции уровнем развития государственно-правовой антикоррупционной идеологии и правовой институционализацией ценностного, концептуального и доктринального содержания, выражающих приоритеты социальноэкономического развития, цель и задачи государственной политики в данной сфере. Российская государственная антикоррупционная политика характеризуется низким уровнем концептуально-правовых основ, что выражается в структурно-функциональных пробелах государственноправовой антикоррупционной, снижающих качество антикоррупционного правопорядка. К числу наиболее существенных из них относится неопределенность правовых идей и принципов, низкий уровень унификации понятийно-терминологического аппарата, отсутствие официально принятого концептуального определения коррупции.

160

В связи с научными положениями к которым пришло исследование, государственно-правовую антикоррупционная идеологию в структуре правовой системы следует рассматривать как фактор правового механизма в сфере противодействия коррупции, понимаемого как совокупность правовых норм и правоотношений, определяющих способы, формы, организационный инструментарий противодействия коррупции, являясь его необходимым элементом. Ее роль обусловлена функционированием данного механизма, где право опирается на научно обоснованные суждения о соответствии антикоррупционного законодательства идее правового и законного, осуществляя связь с социальной средой. Отсутствие данной связи снижает уровень правового воздействия на общественные отношения, являясь фактором правового нигилизма. Перспективы совершенствования правового 1 антикоррупционного механизма в Российской Федерации связаны с развитием российской правовой антикоррупционной доктрины, что возможно посредством принятия новой редакции Национальной стратегии противодействия коррупции, уточняющей систему, структуру и функции государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ И

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ:. ТЕОРЕТИКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

§ 1. Государственно-правовая идеология в структуре правовой системы. Л

§ 2. Правовой нигилизм и социально-правовая природа коррупции.

§ 3. Понятие государственно-правовой идеологии в сфере противодействия коррупции.

ГЛАВА И. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ВЗАИМОСВЯЗЬ

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ

ИДЕОЛОГИИ И РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.

§ 1. Формы государственно-правовой антикоррупционной идеологии.

§ 2. Структура государственно-правовой антикоррупционной идеологии.

§ 3. Функции государственно-правовой антикоррупционной идеологии.

ГЛАВА III. РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВАЯ АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ИДЕОЛОГИЯ В ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ.

§ 1. Современное российское антикоррупционное законодательство и правовой механизм противодействия коррупции.

§ 2. Роль правовой идеологии в механизме противодействия коррупции.

§ 3. Российская государственная антикоррупционная доктрина: перспективы формирования и реализации.

Список литературы

1. Всеобщая декларация прав человека 1948 года // СПС «Консультант-Плюс».

2. Федерации. 2001. № 23. Ст. 2280- 2003. № 3. Ст. 203 (текст Конвенции).

3. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (ратифицирована Федеральным законом от 8. 03. 2006 № 40-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 12. Ст. 1231- № 26. Ст. 2680.

4. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ратифицирована Федеральным законом от 25. 07. 2006 № 125-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 31. 'Ст. 3424.

5. Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности- (ратифицирована Федеральным законом от 26. 04. 2004 № 26-ФЗ) // Собрание законодательства: Российской Федерации. 2004*. № 18. Ст. 1684- № 40. Ст. 3882.

6. Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию от 4. 11. 1999 // СПС & laquo-КонсультантПлюс»-.

7. Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранныхгосударств при проведении международных деловых операций и соответствующие документы // Развитие частного сектора: Приложение № 2. Стамбул, 1998. '

8. Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 11. 05. 2000 № Я (2000) 10 о кодексах поведения для государственных служащих // СПС & laquo-КонсультантПлюс»-.

9. Международный кодекс поведения государственных должностныхлиц // СПС & laquo-КонсультантПлюс»-.

10. Нормативно-правовые акты Российской Федерации

11. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.

12. Федеральный конституционный закон от 17. 12. 1997 № 2-ФКЗ

13. О Правительстве Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1997..

14. Федеральный конституционный закон от 31. 12. 1996 № 1-ФКЗ & laquo-Осудебной системе Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1.

15. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30. 12. 2001 № 195-ФЗ' // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1.

16. Уголовный кодекс РФ от 13. 06. 1996 № 63-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25.

17. Федеральный закон от 11. 07. 2001 № 95-ФЗ & laquo-О политических партиях& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2001. № 29.

18. Федеральный закон от 11. 01. 1995 № 4-ФЗ & laquo-О Счетной палате,& rsquo- Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1995л № 3.

19. Федеральный закон от 17. 01. 1992 № 2202−1 & laquo-О прокуратуре Российской Федерации& raquo- // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8.

20. Федеральный закон от 2. 03. 2007 № 25-ФЗ & laquo-О муниципальной службе в Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2007. № Ю.

21. Федеральный закон от 25. 12. 2008 № 273-ФЭ & laquo-О противодействии коррупции& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2008. № 52.

22. Федеральный закон от 27. 07. 2004 № 79-ФЗ & laquo-О государственной гражданской службе Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2004. № 31.

23. Федеральный закон от 27. 05. 2003 № 58-ФЗ & laquo-О системегосударственной службы Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2003. № 22.

24. Федеральный закон от 3. 04. 1995 № 40-ФЗ & laquo-О федеральной службе безопасности& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1995. № 15.

25. Федеральный закон от 6. 10. 1999 № 184-ФЗ & laquo-Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1999. № 42.

26. Федеральный закон от 6. 10. 2003 № 131-Ф3 & laquo-Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40.

27. Федеральный закон от 7. 08. 2001 № 115-ФЗ & laquo-О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2001. № 33.

28. Федеральный закон от 8. 08. 2001 № 128-ФЗ & laquo-О лицензировании отдельных видов деятельности& raquo- // Собрание законодательства-РФ. 2001. № 33.

29. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ & laquo-О полиции& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2011. № 7.

30. Закон Российской Федерации от 26. 07. 1992 № 3132−1 & laquo-О статусе судей в Российской Федерации& raquo- // Российская газета. 1992. № 80-

31. Указ Президента Р Ф & laquo-Об образовании Совета при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией& raquo- от 24 ноября 2003 года № 1384 // СПС «Консультант-Плюс».

32. Указ Президента от 9. 03. 2004 № 314 & laquo-О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2004. № И.

33. Указ Президента Российской Федерации от 1. 08. 2007 № 1004 & laquo-Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2007. № 32.

34. Указ Президента Р Ф от 1. 02. 2005 № 110 & laquo-О проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2005. № 6.

35. Указ Президента Р Ф от 1. 02. 2005 № 112 & laquo-О конкурсе назамещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2005. № 6.

36. Указ Президента Р Ф от 12. 08. 2002 № 885 & laquo-Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2002. № 33.

37. Указ Президента Р Ф от 12. 05. 2008 № 724 & laquo-Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2008. № 20.

38. Указ Президента Р Ф от 19. 11. 2002 № 1336 & laquo-О федеральнойпрограмме & laquo-Реформирование государственной службы Российской

39. Федерации (2003−2005 годы)& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2002. № 47.

40. Указ Президента Р Ф от 25. 07. 2006 № 763 & laquo-О денежномсодержании федеральных государственных гражданских служащих& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31. ~

41. Указ Президента Р Ф от 3. 03. 2007 № 269- & laquo-О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2007. № 11.

42. Указ Президента Р Ф от 30. 04. 2008 № 634 & laquo-Вопросы федеральнойгосударственной гражданской службы& raquo- // Собрание законодательства РФ. 1 662 008. № 18. ^

43. Указ Президента Р Ф от 30. 05. 2005 № 609 & laquo-Об утверждении Положения о персональных данных государственного гражданского служащего Российской Федерации и ведении его личного дела& raquo- // Собрание законодательства РФ. 2005. № 23.

44. Указ Президента Р Ф от 13 апреля 2010 г. & laquo-О Национальнойстратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 2011 годы& raquo- // Собраниезаконодательства Российской Федерации от 19 апреля 2010 г. № 16, ст. 1875. 2594

45. Распоряжение Президента Российской Федерации & laquo-О подписании Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции& raquo- от0612. 2003 № 581-рп // Собрание законодательства РФ. 2003. № 50.

46. Постановление Съезда народных депутатов СССР от 23. 12. 1989' № 976−1 & laquo-Об усилении борьбы с организованной преступностью& raquo- // СПС & laquo-Консультант Плюс& raquo-.

47. Доктрина национальной безопасности Российской Федерации до2020 года, утв. Указом Президента Р Ф от 12. 05. 2009 № 537 // Собрание законодательства РФ. 2009. № 2. ' ~

48. Концепция национальной стратегии по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, утвержденная Президентом Российской Федерации 11. 06. 2005 № Пр-984).

49. Национальный план противодействия коррупции, утвержденный Президентом Р Ф 31. 07. 2008 // Российская газета. 2008. 5 августа.

50. Постановление Правительства Российской Федерации от2306. 2004 № 307 & laquo-Об утверждении Положения о Федеральной службе пофинансовому мониторингу& raquo-. ~

51. Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006—2010 годах, утв. распоряжением Правительства Р Ф от 25. 10:20 051 «««V1789-р // Собрание законодательства РФ. 2005. № 46.

52. Концепция федеральной целевой программы & laquo-Развитие судебной системы России& raquo- на 2007−2011 годы (утв. Распоряжением Правительства Р Ф от 4. 08. 2006 № 1082-р) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 33. 59: Национальная стратегия противодействия коррупции //

53. Российская газета. 15. 04. 2010.

54. Научная и публицистическая литература

55. Авцинова Г. Гражданское общество в России: проблема и перспектива // Власть. 2001. № 2.

56. Агапонов А. К. Власть и ответственность (региональный аспект).1. Ростов-на-Дону, 2002. 1

57. Азми Д. М. Структурное строение системы права: теоретикометодологический анализ // государство и право. 2010. № 6.

58. Аксенов Ю. М. Коррупция: проблемы и условия ее порождающие // Социология коррупции: Материалы научно-практической конференции.1. М., 2003. -- «

59. Алексеев С. В. Коррупция. Социологический анализ. Шахты, 2008:

60. Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966.

61. Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1981.

62. Алексеев С. С. Самое святое, что есть у Бога на земле. М., 1997.

63. Алексеев С. С. Философия права. М., 1998.

64. Алексеев С. С. Право: азбука теория — философия: опыткомплексного исследования. М., 1999. 70: Алексеев С. С. Национальная безопасность: проблемы правовогорегулирования и вопросы соблюдения прав человека // Мир и безопасность. 2003. № 1.

65. Алексеев С. С. К понятию правовой системы современногообщества // Вестник Гуманитарного университета. Серия: Право. 1998. № 1.

66. Алексеев С. С. Тайна и сила права. М., 2009.

67. Аминов Д. И. Коррупция как социально-правовой феномен и пути ее преодоления. М., 2002.

68. Андреева А. Н. Социальные причины коррупции в России: теоретико-аналитический подход // Российская антикоррупционная политика: Сборник материалов международной научно-практическойконференции. Ростов-на-Дону, 2009.

69. Андриченко JI.B. Проблемы развития законодательства Российской Федерации в сфере миграции // Политика и общество. 2006. № 11−12.

70. Андриченко Л. В., Елеонский В. О., Хабриева Т. Я. О концепции развития миграционного законодательства Российской Федерации // Российское право. 2003. № 4.

71. Анисимов П. В. Права человека и правозащитное регулирование: проблемы теории и практики. Волгоград, 2004.1. Х ч

72. Антикоррупционная политика: Учеб. пособие. Дмитров, 2004.

73. Антикоррупционная политика в современной России. Саратов, 2006.

74. Антикоррупционные документы и инструменты: международный и национальный опыт борьбы с коррупцией. М., 2004.

75. Анциферова Н. А. Правовой порядок и законность // Правовой порядок и правовая культура: Межвузовский научный сборник. Ростов-на-Дону, 2010.

76. Арзамасцев А. Интернет против коррупции // Большой бизнес. 2007. № 1−2. ' ~

77. Асеев Д. В. Роль гражданского и смежных с ним отраслей права в предупреждении коррупционной и организованной преступности // Государство и право. 2002. № 4.

78. Астанин В. В. Организованная коррупция и реагирование на нее: Учеб. пособие. М., 2006.

79. Афанасьев В. Г. Научное управление обществом. М., 1968.

80. Афанасьев В. Г. Системность и общество. М., 1998.

81. Ашавский Б. Международный кодекс поведения государственных должностных лиц // Чистые руки. 1999. — № 2.

82. Бабаев В. К. Нормы права // Общая теория права: Курс лекций.1. Н. Новгород, 1993.

83. Богданова Н. А. Новые подходы к характеристике науки конституционного права на современном этапе // Актуальные проблемы юридической науки. Курск, 1998.

84. Базикин П. Каким должен быть урядник на службе и дома. М., 1 701 911. «

85. Байтин М. И. Механизм современного российского государства // Правоведение. 1996. № 3.

86. Байтин М. И. Право и правовая система: вопросы соотношения // Право и политика. 2000. № 4.

87. Баранов В. М., Поленина С. В. Система права, система законодательства и правовая система: Учебное пособие. Н. Новгород, 2000.

88. Баркатунов В. Ф. Политико-правовые технологии противодействия коррупции публичной власти в современной России // Преодоление коррупции главное условие утверждения' правового государства. Т. 1 (39): Межведомственный научный сборник. М., 2009.

89. Беляков А. Борьба с коррупцией в Китае: усилия властей и реальная ситуация // Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 5.

90. Бережнов А. Г. Права личности. Некоторые вопросы теории. М., 1991.

91. Берлин П. Русское взяточничество, как социально-историческое явление // Современный мир. 1910. № 8.

92. Бинецкий А. Э. Коррупция. М., 2005.

93. Быстрова А. С., Сильверстов М. В. Коррупция в современной России социальное явление, инструмент политики, социальная проблема? // Коррупция и борьба с ней: роль гражданского общества. СПб., 2000.

94. Боброва Н. А. Безопасность и сила государства основабезопасности и защищенности личности // Права человека и конституционная безопасность: материалы межвузовской научнопрактической конференции. Ростов-на-Дону, 2002.

95. Богданов И. Я. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. М., 2001. &bull-ч «

96. Бойцова Л. В. Гражданин против государства? // Общественные науки и современность. 1994. № 4.

97. Борьба с коррупцией в странах с переходной экономикой //171

98. Борьба с преступностью за рубежом (По материалам зарубеж. печати): Ежемесяч. информ. бюл. 2006. № 10.

99. Борьба с коррупционной преступностью в системе государственной и муниципальной службы. Екатеринбург, 2006.

100. Бондаренко С. В. Коррумпированные общества. Ростов н/Д, 2002.

101. Бондарь Н. С. Формирование гражданского общества решающее условие гарантирования прав человека и гражданина // Проблемы обеспечения законности и прав личности в деятельности органов внутренних дел: Сб. научных трудов. Ростов-на-Дону, 1995.

102. Бондарь Н. С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе. Ростов-на-Дону, 1996.

103. Борисов В. В. Правовой порядок развитого социализма. Саратов, 1977.

104. Борисов В. В. Правопорядок // Теория государства й права: Курс лекций. М., 2001.

105. Бочарников* И. В. Зарубежный опыт противодействия коррупции // Актуальные проблемы противодействия коррупции: Аналитический вестник. 2008. № 6 (351).

106. Брик А. Д. Правовая миграциология. Ростов н/Д, 2009.

107. Бровкин В. Н. Коррупция в России // Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы: Сборникматериалов Международной научно-практической конференции. М., 2001.

108. Буданова И. М. Проблемы формирования антикоррупционного мировоззрения граждан // Преодоление коррупции главное условие утверждения правового государства. Т. 1 (39): Межведомственный научный сборник. М. 2009.

109. Бушуев В. А. Национальная безопасность в отечественном изарубежном государственно-правовом дискурсе // Перспективы государственно-правового развития России в XXI веке: Материалывсероссийской научно-теоретической конференции. Ростов-на-Дону, 2009.

110. Вакуленко Н. А. Законность и правопорядок в деятельности органов внутренних дел // Правовой порядок и правовая культура: Межвузовский научный сборник. Ростов-на-Дону, 2010.

111. Васильев. А. М. Правовые категории. Методические аспекты 1 разработки категорий права. М., 1976.

112. Васильченко А. А. Совершенствование механизма реализацииуголовной ответственности за совершение преступлений коррупционного характера // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. ' ~.

113. Ведяхин В. М., Ефремов А. Ф. Политические гарантии законности // Правоведение. 2000. № 2.

114. Вестник российской нации. 2009. № 1(3).

115. Ветютнев Ю. Ю. Несколько замечаний о теории правозащитной системы // Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации: Сборник статей. Н. Новгород, 2003.

116. Витрук Н. В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права: курс лекций. Н. Новгород, 1993.

117. Власова Т. С. Формирование российской соционормативной системы в условиях правокультурной трансформации // Правовой порядок и правовая культура: Межвузовский научный сборник. Ростов-на-Дону, 2010.

118. Власть и коррупция: Сборник научных статей. Владивосток, 1 732 006.

119. Воеводин JI.Д. Юридический статус личности в России. М., 1997.

120. Войтович А. П. Административные процедуры как средство противодействия коррупции в системе органов публичной власти. v1. Челябинск, 2008.

121. Вопленко Н. Н. Очерки общей теории права. Волгоград, 2009.

122. Воронцов С. А. О некоторых направлениях противодействиякоррупции в Российской Федерации // Российская антикоррупционная политика: Сборник докладов пленарного заседания международной научнопрактической конференции. Ростов-на-Дону, 2009..

123. Гайдар Е. Т. Государство и эволюция. М., 1995.

124. Галицкий Е. Коррупционные взаимоотношения бизнеса и власти (опыт эмпирического анализа) // Вопросы экономики. 2007. № 1.

125. Гаухман Л. Д. Коррупция и коррупционное преступление //. Законность. 2000. № 6.

126. Гдалевич А. И. Современное российское антикоррупционное, законодательство: преемственность и развитие // Российскаяантикоррупционная политика: Сборник материалов международной научнопрактической конференции. Ростов-на-Дону, 2009.

127. Гирько С. И., Зимин О. В. О системном характере стратегии антикоррупционной политики // Преодоление коррупции — главное условие утверждения правового государства. Т. 1 (39): Межведомственный научный сборник. М., 2009.

128. Грибанов Д. В. Теоретико-правовое осмысление инновационного развития общества //Государство и право. 2001. № 5.

129. Грудцына Л. Ю., Дмитриев Ю. А. Институты гражданского общества в полицейском государстве: особенности российского симбиоза // Государство и право. 2001. № 5.

130. Генассамблея ООН приняла конвенцию против коррупции //

131. HTAP-TACC174 ,

132. Герчикова И. Н. Деловая этика и регулирование международной коммерческой практики: Учебное пособие. М., 2002.

133. Гетман Н. И., Кузнечевский В. Д. Преодоление коррупции: проблемы активизации гражданского общества // Преодоление коррупции -главное условие утверждения правового государства. Т. 1 (39):

134. Межведомственный научный сборник. М., 2009. '

135. Глинкина С. П. Коррупция в России: причины, масштабы, качественные изменения. М., 1999.

136. Головщинский К. Диагностика коррупциогенности законодательства / Под ред. М. Краснова, Г. Сатарова. М., 2004.

137. Гольберт В. В. Эксцесс коррупции. Иркутск, 2006.

138. Гражданское общество в борьбе с коррупцией: история и современность: Материалы Открытого регионального форума. Самара, 2007.

139. Гулиев В. Е. Российская государственность: состояние и. тенденции // политические проблемы теории государства. М., 1993.

140. Гуляихин В. Н. Правовой нигилизм в России. Волгоград, 2005.

141. Голосенко И. А. Феномен & laquo-русской взятки& raquo-: очерк истории отечественной социологии чиновничества // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. № 3.

142. Голубев В. В. Законодательство. 2002. № 6.

143. Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России. Т. 1. М., 2008.

144. Григорьев Л. М. Коррупция и развитие. М., 2008.

145. Гришанков М. И. О проблемах имплементации российского законодательства в связи с присоединением России к международным конвенциям о борьбе с коррупцией // Право и безопасность. 2005. № 1.

146. Гришанков М. И. Борьба с коррупцией: тактика и стратегия // Человек и закон. 2006. № 8.

147. Гришин А. А. Моральный фактор в деятельности органов внутренних дел. М., 1995.

148. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.

149. Давыдова М. Л. Дефиниции действующего российского законодательства // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политические, морально-психологические и практически (c)^проблемы. Нижний Новгород, 2007.

150. Денисенко В. В. Как относятся к коррупции в России: побороть & lt-невозможно>- смириться // Российская антикоррупционная политика: Сборник докладов пленарного заседания международной научнопрактической конференции. Ростов-на-Дону, 2009.

151. Дерюгин И .Я. Право и управление. М., 1981.

152. Дзуцев Х. В. Коррупция как угроза социально-экономической и политической стабильности Северной Осетии: Социолог, анализ. М., 2007. I

153. Денисов С. А. Международные инструменты^,. борьбы скоррупцией: Материал для. журнала & laquo-Чиновник»-. Екатеринбург, 2004. ,

154. Денисов С. А. Предложения ООН по использованию уголовноправовых мер противодействия коррупции и развитие российского: законодательства: Выступление на Международной науч. -практ. конф. & laquo-Преступность и уголовное законодательство& raquo-. Саратов, 2004.

155. Дмитриев О. В. Государственное управление и коррупция: история вопроса // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. № 3.

156. Дорошенко Н. Культура, и национальная безопасность //

157. Российская Федерация сегодня. 2005. № 2. ^

158. Дробницкий О. Г. Понятие морали. М., 1974.

159. Дюрягин И. Я. Право и управление. М., 1981.

160. Егоров А. В. Коррупция. Точка невозврата. Тверь, 2008.

161. Елисеева И. И., Капралова Е. Б., Щирина А. Н. Коррупция и теневая экономическая деятельность // Научный эксперт. 2007. Вып. 6.

162. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1903.

163. Епифанова Н. Исследование коррупции на основе методовэкономической теории // Вопросы экономики. 2007. № 1. 176

164. Жеребкин B.C. Противоречия при социализме и право. Владимир, 1972.

165. Жуков В. Н. Государство как ценность // Государство и право. 2009. № 9.

166. Жуков В. Н. Право как ценность // Государство и право. 2010. № 1.

167. Затонский В. А. Сильное государство и активная личность: актуальные проблемы взаимодействия // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2004. № 1.

168. Зорькин В. Д. & laquo-С чиновников снимут порчу& raquo- // Российская газета: 2004. 2 марта.

169. Зорькин В. Д. Конституционный Суд России в европейском правовом поле // Журнал Росийского права. 2005. № 3.

170. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути ихпреодоления (монография). Саратов, 2009.

171. Иванов А. М. Корруптология правовая наука и учебная. дисциплина: путь совершенствования уголовной црлитики изаконодательства о воздействии на организованную преступность и коррупцию. Владивосток, 2002.

172. Игры экономических убийц. Тайный мир международных махинаций и сеть глобальной коррупции / Под ред. С. Хайата. 2-е изд., испр. М., 2008.

173. Институт прав человека в России. Саратов, 1998.

174. Исаков Н. Правовая политика в сфере борьбы с коррупцией // Право и жизнь. 2003. — № 56.

175. Кабанов П. А. Политическая коррупция в условиях реформирования российской государственности на рубеже веков. М., 2008.

176. Казанцев Н. М. К вопросу о совершенствованииантикоррупционной государственной политики // Актуальные проблемыпротиводействия коррупции: Аналитический вестник. 2008. № 6 (351). 177

177. Казимирчук В. П. Право и методы его изучения. М., 1965.

178. Камынин И. Антикоррупционное законодательство // Законность. 2003. № 6.

179. Карагодин В. Н. Современные представления о^ содержании понятия коррупции // Актуальные проблемы организации деятельности оперативных подразделений Российской Федерации в современных условиях. Екатеринбург, 2003.

180. Карпович О. Г. Необходимость борьбы с коррупцией. Современные проблемы и пути их решения // Адвокатская практика. 2006: № 6.

181. Карташов В. Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ярославль, 1995 1996.

182. Карташкин В. А., Лукашева Е. А. Международно-правовыестандарты прав человека: универсализм, регионализм, реалии //

183. Государство и право. 2010. № 7.

184. Керимов Д. А. Философские проблемы права. М., 1972.

185. Керимов Д. А. Методология права. М., 2000. 1

186. Клименко И. Ю. Гарантии обеспечения законности и правопорядка // Правовой порядок: Межвузовский научный сборник. Ростов-на-Дону, 2009.

187. Коваленко А. И. Теория государства и права (в вопросах и ответах). М., 1994.

188. Ковачев Д. А. Механизм правотворчества социалистического государства. М., 1977.

189. Ковбасюк С. К. Пособие по курсу & laquo-Экономика коррупции& raquo-. М., 2007.

190. Ковернев А. А. Правовой порядок и идеология национальнойбезопасности // Региональная безопасность в современном мире: политические и правоохранительные аспекты: Сборник материаловмеждународной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2009. 178 •

191. Козлов В. А. Проблемы предмета и методологии общей теории права. Л., 1989.

192. Комаров С. А. Общая теория государства и права: учебник. М., 1997. v

193. Комаров С. А. Личность в политической системе российского общества (политико-правовое исследование). Саранск, 1995.

194. Кондрашин И. И. Коррупция как дефект гражданского сознания

195. Преодоление коррупции — главное условие утверждения правовогогосударства. Т. 1 (39): Межведомственный научный сборник. М., 2009.

196. Коновалов И. Н., Хамазина О. И. Исторический подход кисследованию коррупции // Новая правовая мысль. 2004. № 4.

197. Коновалов И. Н., Лопашенко Н. А., Мальков А. В. Предложения по совершенствованию антикоррупционного законодательства^ Российской Федерации // Правовая политика и правовая жизнь. 2005. № 41

198. Коновалов И. Н., Хамазина О. И. Принципы и методыантикоррупционной политики // Право и государство: теория и практика. 2005. № 7..

199. Контарев А. А. Идеи российской государственности. Ростов-на-Дону, 2000.

200. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник. М., 2008.

201. Коррупция: легализация или борьба: (Германия)^. // Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубеж. печати): Ежемесяч. информ. бюл. 2006. № 1.

202. Костенников М. В., Куракин А. В. Административно-правовые средства противодействия коррупции в системе государственной службы Российской Федерации //Государство и право. 2009. № 12.

203. Костин А. Л. Лицензирование как катализатор 'коррупции и рейдерства. М., 2007.

204. Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., 1978.

205. Кудрявцев В. Н. О правопонимании и законности //Государство и право. 1994. № 3.

206. Кудрявцев В. Н., Казимирчук В. П. Современная социология права. М., 1995.

207. Кузнецов К. В. Экономическая социология и психология коррупции. Казань, 2007.

208. Куликов А. Д. Коррупция как угроза национальной15езопасности России // http: //www. nasIed. ru/pressa/obozrev/N04 99/4 03. htm

209. Кравец А. С. Вероятность и системы. Воронеж, 1970.

210. Красильников М. Проект закона о лихоимстве 1827 г. М., 1941.

211. Краткое изложение Конвенции ОЭСР о борьбе со взяточничеством, подготовленное Минторговли, Госдепартаментом и Минюстиции США // Экономические перспективы. Электронный журнал Информационного агентства США. 1998. Т. 5. № 5 (ноябрь).

212. Криминология: Учебное пособие. М., 2008.

213. Кругликов А. Л. Власть и коррупция. Ульяновск, 2006:

214. Лазарев В. В. Общая теория государства и права. М., 1997.

215. Латов Ю. В. & laquo-Глас народа& raquo- о проблемах коррупции: закономерное и парадоксальное // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2008. Т. 6. № 2.

216. Лебедев В. М. Воспитательная функция советского трудового права. М., 1981.

217. Ливинская С. С. Коррупция в период самодержавия: историкоправовой анализ // Российская антикоррупционная политика: Сборник180материалов международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2009.

218. Липранди И. П. О взятках, взяточниках и доносчиках. М., 1870.

219. Лисюткин А. Б. К понятию законности // Правоведение. 1993. № 5.

220. Лопатин В. Н. Современное состояние и перспективыантикоррупционного законотворчества в России //http: //www. counci 1. gov. ru/kom home/kom/skor/lopatin. htm

221. Лукашева E.A. Право, мораль, личность. М., 1986. w.

222. Лукин В. Между властью и обществом // Литературная газета. 2005. № 12−13.

223. Лунев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1999.

224. Малько А. В. Теория государства и права в вопросах и ответах. М., 2002.

225. Мазаев Ю. Н. О результатах исследования некоторых социальных факторов коррупции // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы научной конференции. М., 1995.

226. Мазаев Ю. Н. Особенности формирования общественного мнения о деятельности органов внутренних дел // Преступность и общество: Сборник научных трудов. М., 2002.

227. Максимов С. В. Коррупция. Закон. Ответственность. М., 2008.

228. Максимов В. К. Коррупция (социально-экономические и криминологические аспекты). М., 2006.

229. Малчинов А. К вопросу о совершенствовании законодательства как фактора снижения коррупции в судебной власти // Власть'. 2QQ6. № 10.

230. Матузов Н. И. Право в системе социальных норм // Правоведение. 1996. № 2.

231. Мазутов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М., 2003.

232. Мазутов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М., 2003.

233. Малешин Д. Я. Причины правового нигилизма в России // Закон. 2009. № 1.

234. Мелешников А. В. О правовой и социальной значимостинормативного определения понятия & laquo-права человека& raquo- // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политические, моральнопсихологические и практические проблемы. Нижний Новгород, 2007.

235. Марков Ю. Г. Этика и право: проблема единства // Государство и право. 2011. № 4.

236. Мартышин О. В. Теория государства и права в постсоветское десятилетие. Некоторые итоги // Право и политика. 2000. № 7. ^

237. Мартышин О. В. Идеология и формирование новой политической и правовой культуры в Российской Федерации // Государство и право. 2010. № 9.

238. Марченко М. Н. Теория государства и права. М., 1996.

239. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

240. Матузов& raquo- Н. И. Правовая система развитого социализма//Сов. государство и право. 1983. № 1.

241. Матузов Н. И. Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2003. ^

242. Медведев Д. А. Коррупция должна стать не просто незаконной. Она должна стать неприличной // blog. kremlin. ru

243. Медведев Д. А. Послание Президента Р Ф Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. -Федеральный выпуск от 01. 12. 2010. № 5350 (271).

244. Мень И. В. О соотношении правового и социального механизмов в государстве //Государство и право. 2010. № 12.

245. Мешканцов В. Н. Формирование антикоррупционной стратегии вобласти государственного управления // & laquo-Черные дыры& raquo-' ^ Российском182законодательстве. 2006. № 4.

246. Международный кодекс поведения государственныхдолжностных лиц: ООН. Генеральная Ассамблея. Резолюция 51/59

247. Борьба с коррупцией& raquo- по докладу Третьего комитета // Док. ООН A/RES/51/59. 1997. January 28.

248. Миронов В. В., Кржевов B.C. Борьба с коррупцией — необходимое условие становления правового государства в России // Преодоление коррупции главное условие утверждения правового государства. Т. 1 (39): Межведомственный научный сборник. М., 2009.

249. Михайлов В. В. Палермская конференция ООН против транснациональной организованной преступности // Российская юстиция. -2001.

250. Михайлов С. Н. Политологическое осмысление коррупции в России: истоки и тенденции развития. М., 2007.

251. Мишин Г. К. О теоретической разработке проблемы коррупции // Коррупция: политические, экономические, организационные^ и правовые проблемы. М., 2001.

252. Модельный кодекс поведения государственных служащих от 11 мая 2000 года // Совет Европы и Россия. 2000. № 2.

253. Мордовцев А. Ю. Российский правовой менталитет. Ростов-на-Дону, 2004.

254. Малчинов А. С. К вопросу о совершенствовании законодательства как фактора снижения коррупции в судебной власти // Власть. 2006. № 10.

255. Мамардашвили М. Кантианские вариации. М., 1997.

256. Мунгиу-Пиппиди А. Коррупция: проблема культуры илинеподконтрольности чиновников обществу // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. — № 2 (43).

257. Мызникова Е. А. Цель в праве в контексте правовой идеологии // Современные гуманитарные исследования. № 1 (38). 2011.

258. Мысловский Е. Н. Коррупция в России: преступление или образ183жизни? М., 2007.

259. Настюк В. Я., Белевцева В. В. Концептуальные подходы иприоритетные направления борьбы с коррупцией // Преодоление коррупции- главное условие утверждения правового государства. Т. 1 (39):

260. Межведомственный научный сборник. М., 2009.

261. Наумов Ю. Г. Коррупция и общество: теоретико-экономическое и прикладное исследование. Владимир- 2007.

262. Неважжай И. Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. 2000. № 2.

263. Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства: учебник для& lt- юридических вузов и факультетов. М., 1999.

264. Нерсесянц B.C. Философияшрава. М., 1997.

265. Новикова О. С. Особенности формирования региональной антикоррупционной политики (в условиях Северного Кавказа) // Проблемы формирования государственных политик в России: Материалы Всерос. науч. конф., (г. Москва, 31 мая 2006 года). М., 2006.

266. Новый энциклопедический словарь. М., 2005.

267. Номоконов В. А. России нужна стратегия борьбы с коррупцией // Владивистокский центр борьбы с организованной преступностью при юридическом факультете ДВГУ

268. Номоконов В. А. Вместо борьбы & laquo-противодействие»- // URL: http: //www. crime. vl. ru/index. php.

269. Нурпеисов Д. К. Коррупция как проблема государственногоуправления: (Казахстан) // Государственная власть и местноесамоуправление. 2006. № 2.

270. Обсуждение проекта федерального закона & ldquo-О полиции& rdquo- на расширенном заседании Ученого совета Института государства и права РАН //Государство и право. 2011. № 1.

271. Общественное сознание и его формы. М., 1986.

272. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1990. 184

273. Окусов А. П. Методологические проблемы прогнозирования порядка развития современной России или введение в идеологию здравого смысла // Правовой порядок и правовая культура: межвузовский научный сборник. Ростов-на-Дону, 2010.

274. Организованная преступность и коррупция: результатыкриминолого-социологических исследований / Под ред. Н. А. Лопаш

Заполнить форму текущей работой