Художественная культура Балтии раннего средневековья: К проблеме моделирования общих и локальных типов культуры

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Историческая культурология
Страниц:
229


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Настоящая работа посвящена исследованию культуры Балтии периода раннего средневековья, региона, являющегося специфической частью многоэтнического пространства Евразии. Границы России представляют собой цепь своеобразных контактных культурных зон, возникших на ранних этапах истории. Как контактная культурная зона может быть рассмотрен и весь Балтийский регион, где с древнейших времен соседствовали такие разноэтнические общности как угро-финская, балтская, славянская и скандинавская. Существование единой Балтийской культуры стало возможно во многом за счет тесного взаимодействия и взаимопроникновения различных этнических культур региона.

Эпоха раннего средневековья в истории культуры Балтии имеет особое значение, поскольку именно тогда закладывались основы дальнейшего этнокультурного развития региона. Балтийское море, будучи одним из крупнейших водных бассейнов Европы, и по сей день не утратило своего социокультурного значения благодаря интенсивным экономическим связям и развитию туризма, тем самым способствуя процессам культурной интеграции.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью выявления основ культурно-исторического развития Балтии с целью прогнозирования этнокультурных процессов в регионе. Современная история порождает полилогические культурные ситуации и необходимость широкого обобщения культурного опыта народов различных стран, регионов и континентов. Сегодня в этом регионе (как и в ряде других) актуализировалась проблема этнокультурной идентичности людей, в связи с чем исследование феноменов и процессов этногенеза, социогенеза и культуро-генеза в их многоплановости и узловых моментах приобретает особое звучание.

К настоящему моменту сделано довольно много в области конкретных исследований славяно-скандинавских отношений, собран обширный материал по этнокультурному развитию народов и племен, населявших побережье Балтийского моря. Опираясь на эти исследования, можно произвести обобщение и систематизацию материала для создания модели локальной Балтийской цивилизации, которая, возможно, будет полезной для выработки новых основ в процессе налаживания и развития социокультурных связей в регионе. Изучение принципов межэтнического взаимодействия, процесса этно- и культурогенеза, способов внутриэтни-ческой коммуникации поможет выработке общекультурных региональных программ с учетом возможных этнических и культурных противоречий, тем самым позволяя избегать ситуаций непонимания и противостояния. На сегодняшний день средства массовой информации активно освещают интенсивный переговорный процесс между Швецией, Финляндией, странами Балтии и рядом субъектов Российской Федерации (Псковская и Новгородская области, Карелия, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Калининград). Межрегиональные консультации проводятся как на уровне работников образования и коммунального хозяйства, так и на уровне городской и областной администрации. Но политическая конъюнктура, межнациональные противоречия, тяжелое наследие недавнего прошлого часто мешают претворению в жизнь ряда экономических, культурных и экологических проектов. Осознание общих исторических корней, культурной близости стран и регионов Северной и Северо-Западной Европы будет способствовать преодолению возникающих трудностей в их отношениях ради сохранения уникального природного комплекса Балтии.

Санкт-Петербург с момента своего основания являлся & quot-окном в Европу& quot-, а потому на наш город и на весь северо-западный регион возложена особая ответственность за интеграцию нашей страны в процесс создания Общеевропейского Дома.

Диссертационное исследование предполагает изучение истории культуры и историко-культурологическое моделирование, осуществляемое на основе признаков этнокультурного сходства и различия- в большей степени сходства. Происхождение сходства чаще всего связано с процессами диффузии культурных форм или же с возникновением сходных форм культуры в процессе приспособления к похожим природным, социальным и культурно-историческим условиям, ситуациям бытия разных этносов.

Объект исследования — художественная культура народов Балтийского региона. Предмет исследования — сходство и различие в художественной культуре народов Балтии, как основа регионально-культурологического моделирования.

Цель работы — используя художественную культуру как индикатор метаэтничности региона, создать модель культурной общности народов Балтии в эпоху раннего средневековья. Заявленная цель исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

— освоить фактологическую, источниковедческую и историографическую базу диссертации, изучить полевые, музейные материалы, научную литературу выявляющие как отдельные стороны культуры Балтийского региона, так и дающие хотя бы относительно целостную этнокультурную картину развития в указанный период-

— рассмотреть современные методы исследования общих и локальных типов культуры-

— выявить особенности проявления этничности раннесредневеково-го населения Балтийского региона в художественной культуре-

— раскрыть механизмы культурного взаимодействия народов и племен Балтии-

— показать способы их внутриэтнической коммуникации-

— характеризуя общие черты художественной культуры народов Балтии, раскрыть их единую архетипическую базу, выявить тенденции этнокультурного развития в эпоху средневековья-

— выявить локальные варианты Балтийской культуры-

Поскольку целью исследования, как было заявлено, является построение модели этнокультурной общности, необходимо подробно остановиться на методе моделирования и теории моделей культуры. Теория моделей культуры предполагает рассмотрение формы, структуры и организации, присущих той или иной культуре в совокупности. Предполагается, что культурные формы (модели культуры) более стабильны, чем наполняющее их содержание, которое может изменяться с течением времени. Культурные модели следует рассматривать как определенные абстракции, позволяющие исследователям видеть все элементы культуры в единстве: мир вещей, образов и идей. Таким образом, модели культуры служат как бы скелетом, архетипической основой, некоей системой & quot-осей"-, вдоль которой происходит & quot-кристаллизация"- определенных культурных черт. В связи с этим, одна из основных задач исследования — выявление этих & quot-осей «в Балтийской локальной цивилизации в период раннего средневековья, поскольку есть вероятность того, что они не утратили своего & quot-кристаллизующего «значения в современной Балтийской культуре.

Проблематика происхождения основных этнических групп Балтии -финнов, балтов, славян, германцев — смыкается с социо-культурной историей региона с самого раннего этапа. А потому культурные процессы в работе будут рассмотрены в контексте существования на территории региона метаэтнической общности с присущей ей внутренней динамикой, обуславливавшей интенсивность протекания этих процессов.

Рабочая гипотеза. Опираясь на проведенные исследования в различных областях науки и накопленный материал, фиксирующий существование единых в своей основе тенденций в социокультурной сфере, мы представляем культуру циркумбалтийского региона как своеобразную модель, в основе которой находилось такое сложное образование как ме-таэтническая общность. Художественная культура выступает как индикатор метаэтничности региона. Предполагается также показать, что Балтийская метаэтническая общность представляла собой биполярную структуру, основу одного полюса которой составляли скандинавские племена, а другого — славянские. Остальные этносы населявшие Балтийский регион в период раннего средневековья, будучи носителями богатой самобытной северной культуры, все же находились под сильным культурным влиянием этих полюсов.

Методы исследования

Реконструкция модели этнокультурной общности Балтии периода раннего средневековья и выявление & quot-осей кристаллизации& quot- культуры обусловили необходимость обращения к историко-типологическому, структурному и компаративистскому подходам.

Эти методы направлены на изучение и сравнение самобытных черт культуры и выявление специфической комбинаторики разновременных, разнокачественных ее форм, сложившихся в ходе взаимодействия народов и определивших своеобразие Балтийского типа культуры.

Указанные общие для всего исследования методы дополнялись некоторыми специальными, связанными с конкретным рассмотрением памятников культуры — иконографическим, сравнительно-описательным, семантическим.

В процессе выработки теоретико-методологической основы в исследовании будут рассмотрены работы О. Шпенглера, А. Тойнби, Ф. Боаса, А. Кребера, М. Херсковица. Особый интерес при изучении жизнедеятельности этнокультурных организмов представляют работы Ю. Г. Бромлея, Л. Н. Гумилева, М. Салинса и некоторых других ученых, разрабатывавших интересные и отчасти применимые к данному исследованию этнокультурные теории, так или иначе связанные с проблемой выделения общих и локальных типов культур. Но исходя из заявленного историко-типологического подхода в сочетании с компаративным анализом, исследование основывается прежде всего на работах Э. С. Маркаряна, М. С. Кагана, П. Хаггета и С. В. Лурье. В практической части исследования будет проанализирован целый ряд источников, таких как славянский, скандинавский и угро-финский эпос, рунические надписи, летописи и исторические хроники, предметы быта и народный костюм.

Рассмотрение региона как метаэтнической культурной общности не означает нивелирования этнокультурной вариативности Балтии. Напротив, именно эта вариативность культурного развития обогащает Балтийский метаэтнос, хотя, как это и заложено в самом понятии метаэтнос, приведет в дальнейшем к распаду общности в результате христианизации и последовавшего за ней противостояния католицизма и православия.

Исследования исторических связей скандинавов и славян проводились неоднократно и имеют богатую традицию. Е. А. Рыдзевская, Х. Ловмянский, Г. С. Лебедев, В. В. Седов, И. О. Давидан,

И.П. Шаскольский, С. И. Кочкуркина, Т. Н. Джаксон, Й. Херрман, О. Клиндт-Енсен и многие другие отечественные и зарубежные авторы рассматривали русско-скандинавские отношения, привлекая в основном памятники археологии и, реже, лингвистики. Наиболее разработанным на сегодняшний день является & quot-скандинавский полюс& quot-. В области изучения культуры Скандинавии много было сделано А. Я. Гуревичем (& quot-Походы викингов& quot-, 1956- & quot-Эдда и сага& quot-, 1979- & quot-Сага и истина& quot-, 1981 и др.). Исследованием древнескандинавской литературы активно занимался М.И. Стеблин-Каменский. За рубежом истории и культуре викингов было посвящено значительное количество работ: Haskins Ch. Н. «The Normans in European history» (1915), Kendrick T.D. «A history of the Vikings» (1930) и др., или такие узко специальные работы как исследование Lewis A.R. «The Northe in seas. Shipping and commerce in Nortern Europe AD 300−1100» (1958). Особый интерес представляют капитальное исследование Д. М. Вильсона и О. Клиндт-Енсена & quot-Искусство викингов& quot-

Wilson D.M., Klindt-Jensen O. «Viking art», 1966) и коллективный труд «Vad ar svensk kultur: uppsatser fran ett symp» (1981), поскольку в них представлена точка зрения шведских ученых на норманнскую культуру и норманнские завоевания.

В целом работы по Балтийскому региону можно условно разделить на три группы: 1) посвященные норманнской тематике- 2) взаимоотношениям славян и скандинавов — 3) совсем немногочисленная группа исследований, касающаяся развития культуры балтов и прибалтийских финнов. К последней группе относится коллективная работа «Прибалтийско-финские народы: история и судьба родственных народов& quot- (1995), где предпринимается попытка комплексного исследования малых этнических групп Балтии. Как правило, анализ взаимоотношений этнокультурных общностей ограничивается выявлением культурных заимствований и взаимовлияний двух (или нескольких) соседних этносов и не выходит на общерегиональный уровень. При рассмотрении славяноскандинавских отношений, взаимосвязи с балтами и финнами зачастую не учитываются. Работа Некрасова Г. А. & quot-Тысяча лет русско-шведско-финских культурных связей. IX—XVIII вв. "- (1993) является скорее исключением. В этой связи хотелось бы отметить интересный опыт комплексного анализа истории и культуры Балтийского региона периода средневековья — это книга & quot-Славяне и Скандинавы& quot- (1986), в написании которой принял участие коллектив авторов (Й. Херрман, Э. Нюлен, О. Клинд-Енсен, А. Н. Кирпичников, И. В. Дубов, Б. А. Рыбаков, уже названные В. В. Седов, Г. С. Лебедев и др.). В работе широко представлена палитра этнокультурных общностей средневековья, рассмотрены проблемы их взаимодействия. Это совместное исследование представляет особенную ценность потому, что помимо многоаспектного анализа славяноскандинавских контактов, в работе охарактеризованы малые этнические общности, внесшие свой вклад в культурное развитие региона. В этой работе выражена современная тенденция интегративного изучения историко-культурных процессов Балтии в целом.

В течении длительного времени славяно-скандинавские отношения рассматривались через идеологическую призму & quot-норманнской проблемы'', а этнокультурные факторы оставались за пределами исследований. Утверждалось, что скандинавские племена находились на более низкой стадии развития, и потому не могли оказывать сколько-нибудь серьезного влияния на славянскую культуру, и уж тем более, не могли стать структурообразующим фактором в процессе создания русской государственности. Соответственно, территории расселения прибалтийско-финских и балтских племен выступали лишь как арена бесконечных столкновений древних славян и & quot-норманнских завоевателей& quot-. Подобный подход к этим народам лишал их какого либо самостоятельного значения в культурной жизни региона, а сами территории становились лишь & quot-сферами влияния& quot- то славян, то скандинавов.

К сожалению, историческая наука слишком часто обслуживала государственную идеологию, приводившую к самоизоляции нашей страны. Подобная порочная традиция выстраивания культурных барьеров между Европой и Россией очень долго определяла ход развития всей нашей исторической науки. И тенденция эта, зародившаяся отнюдь не после 1917 года, а гораздо раньше, к сожалению, продолжает сохраняться и по сей день. Поликультурное пространство нашей страны, требующее поиска компромиссов, выстраивания диалога культур, часто становилось ареной столкновений непримиримых оппозиций, монологов. В процессе поиска собственной идентификации мы нередко бросались в крайности, то резко противопоставляя Российскую и Европейскую культуры, то копируя последнюю. Но Россия занимает особое место в мировой культуре, будучи по словам И. Я. Левяша не Западом и не Востоком, а европейским куль-турно-цивилизационным комплексом на евразийском континенте [Левяш, 1999: 442]. А потому на сегодняшний день одной из основных за

11 дач является освобождение, очищение науки от идеологических наслоений и фальсификаций и построение культуры полилога. На контактных культурах лежит особая ответственность за успех этого процесса, поскольку контактная культура — это именно полилогичная культура. Система контактных культур обеспечивает непрерывность интеграционных культурных процессов при сохранении специфики культуры как полноты выявления собственной индивидуальности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Художественная культура любого народа, независимо от его численности, местообитания, времени существования на Земле, является общечеловеческой ценностью. Задача исследователя истории культуры состоит в выделении основных этапов ее развития, выявлении общих и специфических форм, комплексов культурных памятников. Культуру вообще, и художественную культуру как ее подсистеу в частности, необходимо рассматривать с различных точек зрения ради постижения ее целостности. Существенную роль в полноценном культурологическом исследовании играет выявление этнического пласта культуры, имеющего константную базу для последующего развития более сложных культурных систем. Общебалтийский культурологический обзор, по возможности широкое сравнительно-историческое исследование внутрирегиональных взаимоотношений позволяют объективно, масштабно и точно оценить значение четырехсторонних (балто-фиино-славяно-скандинавских) взаимовыгодных и плодотворных культзфно-исторических связей для развития народов Балтии.

Результаты проведенного научного исследования, позволяют констатировать, что использование художественной культуры как индикатора метаэтничности региона, дало возможность создать теоретическую модель этнокультурной общности Балтийского региона. Основанный на комплексном исследовании различных групп источников (хроники, летописи, эпос, археологические находки и т. д.) последовательный анализ всех доступных аспектов материальной и духовной культуры, систематизация и обобщение результатов этого анализа, позволили нам реконструировать этапы жизнедеятельности этого сложного этнокультурного образования. Основные параметры модели Балтийской локальной цивилизации могут быть представлены в виде нескольких положений обосновывающих возникновение, развитие и историко-культурный кризис этой общности.

1. Причины и условия формирования Балтийской локальной цивилизации:

— одной из основополагающих причин, позволивших появиться феномену Балтийской цивилизации, были сходные природные условия, изначально определившие близкий по динамике ритм хозяйственной жизни и сформировавшие своеобразный «культурно-хозяйственный комплекс& quot- тем самым позволив нам вычленить коренные характеристики равноценные для всех народов региона-

— второй важной причиной выступает естественная изолированность Балтийского региона от всей остальной Европы цепью горных возвышенностей: Арденны, Гарц, Судеты, Валдайская гряда, Белорусская и Тихвинско-Вепсовская возвышенности-

— как следствие, — такая географическая изолированность стала одновременно и условием формирования оригинального пути развития, складыванию особого пути развития феодализма, отличного от «римско-германской модели& quot--

— демографические процессы, миграция населения внутри региона также выделяется как одна из причин интенсивных взаимосвязей, а следовательно сложения общности-

2. Этническая основа Балтийской локальной цивилизации.

Балтия представляла собой полиэтническое пространство, где большинство культурных образований принадлежали к этническим массивам, исторические центры формирования которых находились за пределами региона. Это не относится, пожалуй, лишь к летто-литовским племенам. Этническое разнообразие переросло рамки племенной замкнутости и нашло выражение в тесном культурном взаимодействии, что и привело к сложению метаэтнического единства и формированию локальной Балтийской цивилизации.

Возникновение метаэтноса являлось специфическим проявлением межэтнической интеграции характерным для раннеклассовых обществ.

На территории Балтийского региона в период раннего средневековья можно выделить четыре локальные группы общностей — скандинавы, эсто-ливские племена, летто-литовские и группа славянских племен, условно подразделяющаяся на две подгруппы — южно-балтийские (вильцы, лютичи) и расселившиеся на северо-западе современной России (кривичи, словене).

Приведенные выше причины (п. 1) обусловили формирование интеграционных тенденций, в результате чего в Балтии возникает мобильное, зыбкое, нестабильное метаэтническое единство. Разноликие этнические группы на определенный отрезок времени оказались ближе друг к другу, чем, пользуясь словами Л. Н. Гумилева, & quot-к этносам других суперэтносов& quot-.

3. Структура Балтийского метаэтноса и его влияние на динамику художественной культуры народов региона.

Исследование культурной динамики региона показало, что наиболее активными субъектами этого цивилизационного образования оказались славяне и скандинавы. Формирование собственной государственности и принятие христианства произошло у них раньше, чем у балтских и угро-финских народов, что послужило причиной изменения этнического самосознания, этничности и привело к распаду Балтийской локальной цивилизации. Именно исследование динамики и констатация факта большей активности славян и скандинавов позволили нам сделать вывод о биполярности Балтийского метаэтноса, где в основе одного плюса находились скандинавские племена, а в основе другого — славянские. Это не умаляет громадного культурного вклада эсто-ливской и летто-литовской групп, а лишь подчеркивает, что именно эти два полюса вступив на путь конфронтации разрывают метаэтническую основу, что и приводит к распаду Балтийской цивилизации.

4. В качестве основных & quot-осей кристаллизации& quot- Балтийской культуры мы выделили две:

— это, опять же, природные условия прибрежных низменностей -юго-западной Финляндии, Северо-Германской и Прибалтийской, обусловившие единство культурно-хозяйственного комплекса, технику домостроительства и кораблестроения, художественное (лингвистические заимствования, касавшиеся хозяйственной жизни- сходная форма и орнаментация ювелирных украшений и гончарных изделий- использование льняных тканей в одежде- существование богов, отвечавших за хозяйственную сферу и наделенных сходными функциями — Велес-Вяльнес-Фрей) —

— и вторая & quot-ось кристаллизации& quot- - это & quot-дружинная культура& quot-. Дружинная культура выполняла функцию преодоления племенного сепаратизма, ломки культурной замкнутости. Дружинная культура, диктовавшая специфику одежды, особое магическое значение оружия, содержание саг и баллад, мировоззрение и способ общения, т. е. формировавшая тенденции развития художественной культуры, начинает умирать к XII — XIII веку, уступая место новым формообразующим началам. Изменение социокультурной ситуации повлекло за собой изменение самосознания, ослабление этничности народов Балтии, что в свою очередь привело к распаду культурного единства и смерти метаэтноса.

Последний параметр — пути формирования Балтийской художественной культуры.

В силу относительной изолированности региона, основы художественной культуры закладывались во внутренних его областях. Общие тенденции, что особенно хорошо было заметно на примере одежды и бронзовых украшений, формировались независимо друг от друга в различных этнокультурных образованиях Балтийского региона и развивались в дальнейшем достаточно независимо, при этом оставались в русле общебалтийской культуры, создавая ее своеобразную общекультурную основу. Одним из наиболее существенных источников формирования единой культуры Балтии был интенсивный процесс взаимодей

1*4 ствия народов в пределах региона, приводивший к созданию гибридных вещей, формированию общих тенденций. Еще один источник формирования общебалтийской культуры раннего средневековья — влияние более высокоразвитых культурных регионов Европы, Передней Азии и Востока (Каролингской империи франков, англосаксонской культуры, Византии и арабских стран). Безусловно, влияние не всех этих регионов в равной степени коснулось этнокультурных образований Балтии. Но даже опосредованное влияние высокоразвитых культур (например, англосаксонской культуры на западно-славянские племена через Скандинавию благодаря ввозимым, а в последствии изготовляемым в местных мастерских, предметам искусства или вооружения), безусловно, влияло на формирование единых тенденций в развитии художественной культуры Балтии.

Таким образом, благодаря выполнению поставленных перед исследованием задач, цель исследования, — используя художественную культуру как индикатор метаэтничности региона, создать модель культурной общности народов Балтии, — полагаю достигнутой. Это позволило нам подтвердить правильность выдвинутой нами гипотезы, доказав существование в период раннего средневековья Балтийской локальной цивилизации в основе которой находился метаэтнос, представлявший собой биполярную конструкцию.

Безусловно, вне пределов исследовательского поля осталось достаточное количество материала, требующего детального анализа и теоретического осмысления. До сих пор недостаточно освещена богатая культура Балтских народов, мало исследована культура прусских племен. И в данном исследовании в частности, культура одних народов оказалась освещена больше, чем культура других. Но мы можем утверждать, что рассмотренных в исследовании фактов, проведенного многоаспектного культурологического анализа достаточно для конструирования раннесредневековой модели Балтийской культурной общности, выявления ее этнической основы, структуры и динамики.

Но самое главное, на что нам хотелось бы обратить внимание, исследование показывает, что раннее средневековье в Балтии — это не только эпоха викингов, опустошительных набегов, кровавых войн и межплеменных столкновений. Все это — лишь естественный атрибут, характерный для многих регионов той далекой неспокойной эпохи. Важнейшей же чертой этого времени, в частности в Балтийском регионе, были мирные отношения, культурный взаимообмен, взаимовыгодная торговля на фоне межэтнической интеграции.

Как уже отмечалось во Введении, сегодня во многих странах актуализируется проблема этнокультурной идентичности, в связи с чем особое звучание приобретает анализ феноменов этногенеза, социогенеза и культурогенеза в их многоплановости. На сегодняшний день сделано довольно много в области конкретных исследований славяноскандинавских отношений, собран обширный материал по этнокультурному развитию народов и племен, населявших побережье Балтийского моря. Создание модели локальной Балтийской цивилизации, возможно, будет полезно для прогнозирования этнокультурных процессов в регионе, для выработки новых основ социокультурных связей. Изучение межэтнических взаимодействий, процесса этно- и культурогенеза, способов внутриэтнической коммуникации поможет избежать непонимания и общекультурных противоречий возникающих в современных отношениях между странами Балтийского региона и мешающих претворению в жизнь ряду экономических, культурных и экологических проектов, в том числе и по охране Балтийского водного бассейна, сохранению и приумножению всех природных, социальных и культурных ценностей.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1 Проблемы изучения региональных культур в современной науке.

1.1 Теоретико-методологические подходы к изучению общих и локальных типов культуры.

1.2 Проблематика комплексного изучения художественной культуры Балтии раннего средневековья.

Глава 2 Особенности развития художественной культуры Балтии в период раннего средневековья.

2.1 Динамика этнокультурного развития Балтийского региона в дохристианский период.

2.2 Взаимовлияние художественных культур северо-западного региона в раннем средневековье.

Глава 3 Общее и особенное в культуре Балтии раннего средневековья.

3.1 Локальные типы художественной культуры Балтийского региона

3. 2 Балтийский тип культуры: общее в этническом.

Список литературы

1. Авдусин Д. А. Об изучении археологических источников по варяжскому вопросу. // Скандинавский сборник, № 20, Таллин, 1975 -С. 28−36

2. Андерсон И. История Швеции. М.: Изд-во иностранной литературы, 1951 С. 408

3. Архангельские былины и русские песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899—1901 гг., Т.1., М., 1904 г.

4. Археология СССР: финно-угры и балты в эпоху средневековья. М.: Наука, 1985 -С. 234

5. Асеев Ю. С. Древнерусское зодчество в контексте мирового архитектурного процесса. Труды 5 Международного конгресса славянской археологии., ТЗ, Вып. 2, М., 1987 С. 108

6. Балтийский этнографический сборник. М.: Феникс, 1956 С. 267

7. Бассель Н. Проблемы и категории особой финно-угорской межлитературной общности. /Шроблемы особых межлитературных общностей.М.: Наука, 1993 С. 264

8. Богданов Н. И. К истории вепсов. // Известия Карело-финского филиала АН СССР, № 2, 1951 С. 179

9. Бромлей Ю. В. Исследования по общей этнографии. М.: Наука, 1979 -С. 278

10. Ю. Бромлей Ю. В. К проблеме типологизации этнических общностей. М.: Наука, 1973 -С. 16

11. Бромлей Ю. В. Концепции зарубежной этнологии. М.: Нака, 1976 -С. 215

12. Бромлей Ю. В. Мировая культура: традиции и современность. М. Наука, 1991 С. 339

13. Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. М., Наука, 1981 -С. 392.

14. Брюсов А. Я. История древней Карелии. М.: АН СССР, 1940 С. 318

15. Бубрих Д. В. Историческое прошлое карельского народа в свете лингвистических данных. // Известия карело-финсткой научно-исследовательской базы АН СССР, № 3, 1948 С. 36 — 53

16. Бубрих Д. В. Происхождение карельского народа. Повесть о союзнике и друге русского народа на Севере. Петрозаводск: КФАН ССР, 1947 -С. 256

17. Викинги: набеги с севера. М.: Терра, 1996 С. 168

18. Винокурова И. Ю. Некоторые параллели в обрядности вепсов и севернорусских. // Историческая этнография, Спб.: Изд-во СПБГУ, 1997 С. 264

19. Водские пастухи. // Прибалтийские народы, Ювяскюля: Госиздат Карело-Фин. ССР 1995 С, 28 -36

20. Вопросы литературы и народного творчества. Петрозаводск: КФАН ССР, 1962-С. 279

21. Гадзяцкий С. Карелы и Карелия в Новгородское время. Петрозаводск. Госиздат Карело-Фин. ССР, 1991 С. 308

22. Гадзяцкий С. С. Карелия и южное Приладожье в русско-шведской войне 1656−1658гг. Исторические записки. Т. 2, Петрозаводск: Госиздат Карело-Фин. ССР, 1941-С. 256

23. Гадзяцкий С. С. Карелы и Карелия в Новгородское время. Петрозаводск: Госиздат Карело-Фин. ССР, 1941- С. 196

24. Гачев Г. Национальные образы мира. М. :Наука, 1987 С. 364

25. Георги И. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. 4.1., Спб., 1799 Г.

26. Георгиев В. Балто-славянский, германский и индо-иранский. М.: СФ, 1, 1968 С. 117

27. Глазырина Г. В. Древнерусские города в древнескандинавской письменности: тексты, перевод, комментарии. М. :Наука, 1987 С. 297

28. Глазырина Г. В. Илья Муромец в русских былинах, немецкой поэме и скандинавской саге. М. :Наука, 1978 С. 108

29. Глазырина Г. В. Исландские викингские саги о Северной Руси. М., Ладомир, 1996 С. 240

30. Горб Д. А. Этнографическое изучение води и ижор (по материалам ГМЭ народов СССР). // Полевые исследования ГМЭ народов СССР: 1985−1987гг. Л., 1989 -С. 12−24

31. Грабарь А. Н. Светское изобразительное искусство домонгольской Руси и & quot-Слово и полку Игореве& quot- // Тр. отдела древнерусский литературы. Ин-та Рус. лит. АН СССР, М, — Л.: Изд-во АН СССР, 1962. -т. 18 С. 56

32. Грот Я. Очерк быта, религии и поэзии древних скандинавов. // Фритьоф Смелый, М.: & quot-Терра"-, 1996 С. 352

33. Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации.М.: Наука, 1993 -С.

34. Гумилев Л. Н. Заметки последнего евразийца. //Наше наследие, 3,1991 -С. 23−38

35. Гуревич, А .Я. Категории средневековой культуры. М., Искусство, 1972 С. 318

36. Гуревич А. Я. Культура и искусство средневековой Европы глазами современников. М., Искусство, 1989 С. 366

37. Гуревич А. Я. Норвежское общество и раннее средневековье: проблемы социального строя и культуры. М., Наука, 1977 С. 337

38. Гуревич А. Я. Походы викингов. М., Наука, 1956 С. 18 341. Гуревич А. Я. Эдда и сага. М., Наука, 1979 С. 192

39. Гуревич А. Я. История и сага. М, Наука, 1972 С. 198

40. Давидан О. И. Скандинавское влияние на развитие ремесла в Ладоге. Тарту: Элга-пресс, 1982 С. 164

41. Дагидамиров А. Ф. Национальные моменты индивидуального сознания. Автореферат канд. дис. М., 1968

42. Даркевич В. П. Аргонавты средневековья, М.: Прогресс, 1976 С. 369

43. Девина В. Совещание по вопросам этнической истории и истории культуры народов Карелии. // Советская этногроафия, № 4, 1960 С. 28 -46

44. Джаксон Т. Н, Древняя Русь в Скандинавских письменных источниках 9−14вв. М.: Наука, 1995 С. 279

45. Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги. М. :Наука, 1990 С. 345

46. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым., М. -Л.: Гослитиздат, 1958 С. 412

47. Евсеев В. Я. Карельские сказки и перессказы былин об Илье Муромце. //Труды карело-финской АН СССР. № 35, 1962 С. 12 — 27

48. Евсеев В. Я. Руны & quot-Калевалы"- и русско-карельские фольклорные связи. // Известия карело-финской научно-исследовательской базы АН СССР, № 3, 1948 С. 24 — 39

49. Иванов В. В. К постановке вопроса о древнейших отношениях балтийских и славянских языков. М.: Изд-во АН СССР, 1958 С. 157

50. Исландские саги. Ирландский эпос. М. :Искусство, 1973 С. 365

51. Исландские саги. М.: Наука, 1956 С. 784

52. Историческая этнография. Русский Север и Ингерманландия. Спб, Изд-во СпбГУ, 1997 С. 208

53. Исторические связи Скандинавии и России 9−20вв., Л.: Наука, 1970 -С. 349

54. История Карелии 16−17 вв. в документах. Петрозаводск-Йоенсуу: Карелия, 1987 -С. 267

55. Йокиппи М. Период расцвета ингерманландцев. // Прибалтийско-финские народы. Ювяскуля: Изд-во Карело-Фин. ССР, 1995 С. 437

56. К космогоническим легендам. // Этнографическое обозрение. Кн. 15, № 4, Спб, 1892 г.

57. Каган М. С. Философия культуры. Спб., Петрополис, 1996 С. 416

58. Каган М. С. Художественная культура в докапиталистических формациях. Л., 1984 С.

59. Казакова Н., Шаскольский И. Русь и Прибалтика (IX XVII вв.). Л.: Наука, 1945 — С. 214

60. Калевала. Петрозаводск: Карелия, 1983 С. 254

61. Калевипоэг в искусстве. Таллин: Искусство, 1962 С. 82

62. Калевипоэг. Таллин: Ээсти раамат, 1986 С. 377

63. Кан А. С. История Скандинавских стран. М., Высшая школа, 1980 -С. 311

64. Капелле Т. Славяно-скандинавское художественное ремесло эпохи викингов// Славяне. Этногенез и этническая история. Л. :Петрополис, 1989 С. 324

65. Карелы Карельской АССР. Петрозаводск: Карелия, 1983 С. 378

66. Карельские эпические песни. М.- Л.: Наука, 1950 С. 421

67. Карху Э. Г. Карельский и ингерманландский фольклор в историческом освещении. Спб.: Феникс, 1994 С. 228

68. Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси IX XV вв. Афтореф. дис. М. &bdquo- 1975 — С. 35

69. Кирпичников А. Н. Вооружение воинов Киевской державы в свете русско-скандинавских контактов. //Скандинавский сборник, Т. 22, Таллин, 1977 -С. 42−56

70. Кирпичников А. Н. Вооружение воинов Киевской державы в свете русско-скандинавских контактов// Скандинавский сборник, Вып22,-Таллин, 1977 С. 28 — 37

71. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 1 Л. :Наука, 1966 -С. 176

72. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 2 Л.: Наука, 1971 -С. 147

73. Кирпичников А. Н. Древности славян и финно-угров. Спб.: Наука, 1992 С. 138

74. Кирпичников А. Н. Ленинградская область. Л. :Лениздат, 1986 С. 365

75. Кирпичников А. Н. Некоторые проблемы изучения славяно-финских межэтнических и культурных связей в эпоху средневековья. Доклад на 6 Международддном конгрессе финно-угороведов в Стокнольме, 1985

76. Кирпичников А. Н. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX XIII вв. Л. :Наука, 1973 — С. 140

77. Кирпичников А. Н. Финны в Европе, VI XV века. Прибалтийско-финские народы. М.: ИА, 1990, Вып.1 — С. 151

78. Кирпичников А. Н., Рябинин Е. А. Новые исследования культуры финно-угорских племен Северо-Запада Руси. // Новое в Изучении археологии Прибалтики и соседних террторий. Таллин, 1985 С. 16 -27fia

79. Кирхинен X. Рождение Карелии. // Прибалтийско-финские народы. Ювяскюля: Изд-во АН Карело-Фин. ССР, 1995 С. 389

80. Киселева И. Г. Круг брачных связей Хэваских ижор (к роблеме этнокультурных контактов). // Этносы и этнические процессы. М. :Наука, 1993 -С. 218

81. Клейн JI.C. Археологическая типология. Л.: Изд-во АН СССР, 1991 -С. 448

82. Клейн Л. С. Норманнские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. // Исторические связи Скандинавии и России 9−20вв. Л.: Наука, 1970 С. 56 — 67

83. Клейн Л. С. Типы в культуре: методологические проблемы классификации, систематики и типологии в социально-исторических и антропологических науках. Л.: Изд-во АН СССР, 1979 С. 215

84. Клементьев Е. И. Карелы. // Расы и народы. № 21, М., 1991 С. 34−46

85. Клементьев Е. И., Рягоев В. Д. Некоторые особенности этнокультурного развития карельского народа (до 20в). // Этнография Карелии. Петрозаводск: Изд-во АН СССР, 1976 С. 317

86. Коваленко Г. М. Кандидат на престол. Из истории политических и культурных связей России и Швеции XI XX вв. Спб, Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1999 — С. 208

87. Кожанов A.A. Элементы этнической идентификации и признаки этнической общности в оценке карел и вепсов. По материалам эксперементального исследования. // Этнография Карелии. Птрозаводск: Изд-во АН СССР, 1976 С. 317

88. Концепции зарубежной этнологии. М. :Наука, 1976 С. 319

89. Конькова О. И. Исследования ижорских средневековых могильников. Итоги и перспективы. // Современное финно-угроведение. Опыт и проблемы. Л. :Петрополис, 1990 С. 227

90. Конькова О. И. Предварительные выводы по этнической истории ижоры. // Материалы полевых этнографических исследований (Института Этнографии) 1988−1089гг. Спб.: СПбГУ, 1992 -С. 20−27

91. Конькова О. И. Ижора и Карела: проблема ранней идентификации. // Русский Север: к проблеме локальных групп. Спб.: Арго, 1995 С. 290

92. Косменко А. П. Карельское народное искусство. Изобразительное творчество. Петрозаводск: Карелия, 1977 С. 349

93. Кочкуркина С. И. Древние Карелы. Петрозаводск: Наука, 1987 С. 456

94. Кочкуркина С. И. Карельская и вепсская народности эпохи средневековья: историко-культурные контакты со славянским финно-угорским миром. // Проблемы этнической истории и межэтнических контактов прибалтийско-финскимх народов. Спб. :Изд-во СПБГУ, 1994 С. 217

95. ЮО. Кочкуркина С. И. Корела и Русь. Л. :Прогресс, 1986 С. 356

96. ЮГКочкуркина С. И. Письменные известия о карелах. // Традиционная культура: общечеловеческое и этническое. Петрозаводск: Карелия, 1993 С. 405

97. Крюков М. В. Этнос и субэтнос. // Расы и народы. № 18, м., 1988 -С. З-18

98. ЮЗ. Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов. // Вопросы истории, № 1 1, 1974 С. 24−39

99. Ю4. Ландстаг короля Магнуса Эриксона. Средние века, вып. № 26, М., 1964 -С. 23−37

100. Ю5. Лебедев Г. С. & quot-Скандовизантия"- и & quot-Славотюркика"- как координаты русского национального самосознания. // Полярность в культуре. Спб, СогуиБ-россКо-Русские самоцветы, 1996 С. 55−92

101. Юб. Лебедев Г. С. Викинги с тысячелетней дистанции. Л. :Ыаука, 1987 -С. 297ц107Лебедев Г. С. Шведские погребения в ладье 7 11 вв. Скандинавскийсборник,№ 19, Таллин, 1974 С. 18 — 29 Ю8. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., Изд-во ЛГУ, 1985 — С. 286

102. Лескинен X. Заселение и демография Ингерманландии. //

103. Прибалтийско-финские народы. Ювяскуля: 1995 С. 9 — 17 113-Ловмянский Г. Рюрик Фрисландский и Рюрик & quot-Новгородский"-. //

104. Скандинавский сборник,№ 7, Таллин, 1963 С. 10−19 1 Н. Ловмянский X. Русь и норманны. М.: Прогресс, 1985 — С. 304 115. Лурье C.B. Историческая этнология. М.: Наука, 1997 — С. 267 Пб. Лурье C.B. Метаморфозы традиционного сознания. Спб.: Терра, 1994 — С. 312

105. Макаев Э. Эдда и устная эпическая традиция. //Проблемы сравнительной филологии. М. -Л. :Искусство, 1964 С. 418

106. Малые формы фольклора. М. :"Восточная литература& quot- РАН, 1995 -С. 384

107. Маркарян Э. С. Культура жизнеобеспечения и этнос. Ереван: 1983 -С.

108. Материалы по истории Карельской АССР. Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563гг.

109. Материалы конференции & quot-Местные традиции материальной и духовной культуры Карелии& quot- (11 13 марта 1981 г. Петрозаводск). // Советская этнография, № 1, 1982 — С. 56

110. Мачинский Д. А. Территория & quot-славянской прародины& quot- в системе геграфического и историко-культурного членения Е вразии в У111 в. до н.э. Хв. н.э. (контуры концепции)// Славяне. Этногенез и этническая история. Л.: Наука, 1989 — С. 28 — 39

111. Мелетинский Б. М. К вопросу о генезисе карело-финского этноса. // Советская этнография. № 4, 1960 С. 17−24

112. Мелетинский Е. М. Избранные статьи и воспоминания. М.: Наука, 1998 -С.

113. Мельникова А. Е. Восточноевропейские топонимы gard в древнескандинавской письменности. // Скандинавский сборник, № 22, 1977 С. 16 — 24

114. Мельникова Е. А. Надписи и знаки // Древние государства на территории СССР. М.: Наука, 1980 С. 12−30

115. Мельникова Е. А. Образ мира., М., Янус-К, 1998 256с.

116. Мельникова Е. А. Петрухин В.Я. Древнерусские влияния в культуре Скандинавии раннего средневековья (к постановке проблемы)// История СССР.- № 3. -1984 С. 9 — 19

117. Мельникова Е. А. Скандинавские рунические надписи. М.: Наука, 1977 С. 276

118. Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Норманны и варяги. Образ викинга на Западе и на Востоке Европы. // Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы В Средние века. М., 1990.

119. Мельникова Е. А. Древнескандинавские географические сочинения. М.: Наука, 1986 -С. 229

120. Моора Х. А. Из этнической истории Води и Ижоры. // Из истории славяно-прибалтийско-финнских отношений. Таллин: 1965, С.

121. Некрасов Г. А. Тысяча лет русско-шведско-финских культурных связей 9−18вв., М.: Наука, 1993 С. 268

122. Никольская Р. Ф. К истории изучения этнографии карел и вепсов. // Этнография Карелии. Петрозаводск: Крелия, 1976 С.

123. Панкрушев Г. А. Племена Карелии в эпоху неолита и раннего металла. М. -Л.: Изд-во АН СССР, 1964 С. 115

124. Паранин В. Корела, она же Русь Начальная. // Родина, № 12, 1995 С.

125. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М.: Наука, 1971-С. 234

126. Первые скандинавские чтения. Спб.: МАЭ РАН, 1997 С. 280

127. Петерсон А. О возможных влияниях на вепсскую материальную культуру. // Проблемы этнической истории балтов. Рига, 1985 С. 14−23

128. Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. М., Школа & quot-Языки русской культуры& quot-, 1998 С. 384

129. Пименов В. В. К вопросу о карелско-вепских культурных связях. // Советская этнография, № 5, 1960 С. 4−16

130. Пихо М. Некоторые параллели развития микрокультур в регионе Балтийского моря в контактной зоне финно-угров и славян. Тезисы 22 научной конференции эстонского национального музея. Тарту, 1990 -С. 10−19

131. Попов А. И. Топонимика Белозерского края. // Уч. зап. ЛГУ, Сер. Востоковедч. наук, вып. 2, 1948 С. 34−46

132. Потин В. М. Русско-скандинавские связи по нумизматическим данным (9−12вв.)// Исторические связи Скандинавии и России 9−20вв. Л.: Наука, 1970 -С. 10- 18

133. Православие в Карелии. История и современность. Птрозаводск: Карелия, 1987 -С. 178

134. Прибалтийско-финские народы: история и судьба родственных народов. Атена: КФАН СССР, 1995 С. 354

135. Проблемы истории и культуры вепсской народности., Петрозаводск: КФАН СССР, 1989 -С. 171

136. Проблемы истории и культуры Северо-Запада РСФСР. Л., Изд-во ЛГУ, 1977 -С. 184

137. Проблемы особых межлитературных общностей. М., Наука -Восточная литература, 1993 С. 264

138. Прыткова Н. Ф. Одежда ижор и води. Из материалов северозападной экспедиции 1926−1928гг. // Труды комиссии по изучению племенного состава. № 16, 1930 г. С. 19 — 28

139. Путешествие Абу-Хамида аль Гарнати в Восточную и Центраьную Европу (1131−1153). М., 1971 г.

140. Пярди X. Ижора: о чем говорят этнографические источники (по материалам государственного Этнографического музея Эстонской1. B

141. ССР. // Земля Псковская и социалистическая: краткие тезисы докладов. Псков: РусЛит, 1987 С. 34 — 48

142. Решетов A.M. Гетерогенность как перманентное состояние этноса. // Этнос и его подразделения. М.: Наука, 1992 С.

143. Рогов А. И. Было ли русское Возрождение? М.: Наука, 1971 С.

144. Россия и Норвегия: история и культура. Архангельск., 1992 С.

145. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1987 С.

146. Рыдзевская Е. А. Древняяя Русь и Скандинавия в 9−14вв. М.: Наука, 1978 -С.

147. Рябинин Е. А. К проблеме этногенеза води. // К проблеме этнической истории и межэтнических контактов прибалтийско-финских народов. Спб.: Изд-во СПбГУ, 1994 С. 14 — 26

148. Свердлов М. Б. Известия археологических надписей о скандинавах на Руси и в Византию. // Археологический ежегодник, М., 1972 г.

149. Северная Европа: проблемы истории. М., 1995 г.

150. Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л.: Наука, 1982 С. 265

151. Седов В. В. Водь. // Новое в археологии СССР и Финляндии. Л.: Изд-во ЛГУ, 1984-С. 9−16

152. Седов В. В. Исследования древнерусской культуры в Скандинавии. // Славянско-русские древности. Спб., Вып. 2, 1995 С. 11- 23

153. Седов В. В. Предметы древнерусского происхождения в Финляндии и Карелии. КСИА, вып. 179, 1984-С. 18−31

154. Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М.: Наука, 1979 С. 317

155. Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М.: Наука, 1995 С. 214

156. Седов В. В. Славянские находки в Фенно-Скандинавии// Проблемы комплексного изучения Северо-Запада РСФСР. Л, 1974 С. 115−1211. РЗ

157. Седов В. В. Племена восточных славян, Балты и Эсты. // Славяне и Скандинавы. М., Прогресс, 1986 С. 175−188с.

158. Сини J1.B., Киуру Э. С. Финны. Мы живем на одной земле: население Петербурга и Ленинградской области. Спб.: Петрополис, 1992 С. 214

159. Скандинавия и Россия. 9−20вв. Л.: Наука, 1970 С. 365

160. Славяне в эпоху феодализма. М.: Наука, 1978 С. 343

161. Славяне и Запад. М.: Наука, 1975 С. 282

162. Славяне и их соседи. М. :Наука, 1989 С. 73

163. Славяне и их соседи. Международные отношения в эпоху феодализма. М. :Б.и., 1989 С. 180

164. Славяне и их соседи. Место взаимных влияний в процессе общественного и культурного развития: эпоха феодализма. М.: Ин-т славяноведения и балканистики, 1988 С. 70

165. Славяне и их соседи. Минск: Веды, 1998 С. 121

166. Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы в средние века. М. :Б.и., 1990 -С. 138

167. Славяне и Русь: (в зарубежной историографии). Киев: Наук. думка, 1990 С. 148

168. Славяне и скандинавы. М.: Прогресс, 1986 С. 416

169. Славяне и финно-угры: археология, история, культура. Спб.: Дмитрий Буланин, 1997 -С. 208

170. Славяне: этногенез и этническая история. Л. :Изд-во ЛГУ, 1989 -С. 175

171. Снорри Стурлусен. Круг Земной. М.: Наука, 1980 С. 311

172. Снорри Стурлусон. Младшая Эдда. Л.: Наука, 1970 С. 254

173. Соколова З. П. Культ животных в религиях. М.: Наука, 1972 С. 187

174. Спиридонов A.M. Исландские саги как источник по раннесредневековой истории Карелии (к постановке вопроса). // Скандинавский сборник, № 32, Таллин, 1988 С. 14−27

175. Старшая Эдда. Древнеисландские саги о богах и героях. M. -JL: Изд-во АН СССР 1963 С. 259

176. Стеблии-Каменский М. И. Древнескандинавская литература. М., Высшая школа, 1979 С. 192

177. Стеблин-Каменский М. И. Исландские саги. М., Гослитиздат, 1956 -С. 784

178. Стеблин-Каменский М. И. Мир саги. Становление литературы. Л., Наука, 1984 С. 246

179. Стеб лин-Каменский М. И. Поэзия скальдов. Л.: Гослитиздат, 1979 -С. 198

180. Стриннгольм A.M. Походы викингов, государственное устройство, нравы и обычаи древних скандинавов. Ч. 1,2, 3. М., 1861 г.

181. Сурхаско Ю. Ю. Об историко-этнической типологии карельской свадьбы. // Советская этнография, № 4, 1972 С. 12- 29

182. Тавразян Г. М. О. Шпенглер, Й. Хейзинга: две концепции кризиса культуры. М., Искусство, 1989 С. 272

183. Такала И. Финны /суоми/ в России. // Научная конференция & quot-Этническая история народов России (10−20вв.). Спб.: Изд-во СПБГУ, 1993 С. 119

184. Тароева Р. Ф. Материальная культура карел. М. -Л.: Наука, 1965 С. 267

185. Тегнер Э. Сага о Фритьофе. // Сага о Фритьофе., М., Терра, 1996 -С.9 19

186. Теребихин Н. М. Сакральня география русского севера: религиозно-мифологическое пространство северно-русской культуры. Архангельск, 1993 г.

187. Тимофеев В. И. Связи культур позднего каменного века Скандинавии и Восточной Европы // Первые скандинавские чтения, СПб, МАЭ РАН, 1997 С. 72 — 86с.

188. Топоров В. Н. Пространство культуры и встречи в нем // Восток -Запад. М.: Изд-во МГУ, 1989 — С. 12 — 26

189. Третьяков П. Н. По следам древнеславянских племен. JI., 1982 г.

190. Тэрнер В. Символы и ритуалы. М., 1983 г.

191. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1986

192. Фехнер М. В. Крестовидные привески & quot-скандинавского типа& quot-// Славяне и Русь. М.: Изд-во АН СССР, 1968 С. 414

193. Финно-угры и славяне. Л., 1979 г.

194. Фиркс И. Ф. Суда викингов. Л.: Судостроение, 1983 С. 102

195. Фодг К. К. Викинги и Русь. Спб., 1909 г.

196. Хаггет П. География: синтез современных знаний. М. :Наука, 1979 -С. 494

197. Хвольсон Д. А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Абу Али Ахмета Бен Омара ибн Даста. Спб., 1869 г.

198. Хвощинская Н. В. Бронзовые украшения на одежде населения Балтийского региона. II Проблемы этнической истории и межэтнических контактов прибалтийско-финских народов. Спб., 1994 С. 34−49

199. Херрман И. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона. М.: Прогресс, 1986 С. 198

200. Хурре Митти. Концепции финских археологов о происхождении племени карелов и культуры Карелии в эпоху железного века. Н Финно-угры и славяне. Л.: Изд-во АН Карело-Фин. ССР, 1979 С. 218

201. Чеснов Я. В. Лекции по исторической этнологии. М.: Гардарика, 1998 С. 400

202. Шарыпкин Д. М. Скандинавская литература в России. Л. :Наука, 1980 С. 2874Л

203. Шаскольский И. П. Борьба Руси против шведской экспансии к. 13-н. Нвв. Петрозаводск: Изд-во АН Карело-Фин. ССР, 1987 С. 234

204. Шаскольский И. П. Экономические связи России с Данией и Норвегией в 9 13вв. //Исторические связи Скандинавии И России 9 -20вв. Л. 1970 г.

205. Шпет Г. Г. Введение в этническую психологию. Спб.: П.Э.Т. -Алетейя, 1996 С. 60

206. Щепкин E.H. Варяжская вира. Одесса, 1915 г.

207. Эндзелин И. Славяно-Балтийские этюды. Харьков, 1911 г.

208. Этнографические и лингвистические аспекты этнической истории балтских народов. Рига: Зинатне, 1980 166с.

209. Этнографические исследования развития культуры. М., Наука, 1985 С. 263

210. Этнографические исследования Севера-Запада СССР. Традиции и культура сельского населения. Этнография Петербурга. Л.: Изд-во ЛГУ, 1977 С. 308

211. Этнография Карелии. Петрозаводск: Карелия, 1976 С. 297 231. Этнокультурные процессы в Карелии. Петрозаводск, КФАН, 1986 -С. 131

212. Этнос и его подразделения. М., Изд-во ИЭА, 1992 С. 170

213. Ahelson S. Sverige i dansk annalistik 900 1400. Stockholm: Almqvist & Wiksell inter, 1956 — 150 c.

214. Almgren B. Vital factors in the success of the Vikings|| Proceedings of the 6 Viking Congress. Uppsala: Albert Bonniers Forlag, 1971 C. l 19

215. Almgren O. Kung Bjorns hog och andra fornlamningar vid Haga. Stockholm, 1905

216. Arbman H. Schweden und das Karolingiscxhe Reich. Stockholm: Almqvist & Wiksell inter., 1937 C. 276

217. Arbman H. Sverige och ostern under Vikingatidet. In.: Proxima Thule, Sverige och Europa under forntid och medeltid. Stockholm, 1962

218. Bammer A. Displacements: cultural identities in question. London, Raben & Sjogren, 1994 C. 234

219. BanksJ.A. Teaching Strategies for Ethnic Studies. Boston, 1987

220. Bery K. Viking art in the Scandinavian countries. Spoleto, 1969.

221. Bremer F., Kempe A. Suppression, struggle and success: studies on the representatives of cultural life in Sweden. Stockholm, 1987

222. Brown R.A. The normans and the norman conquest. N-Y., 1969

223. Bulfmch T. The age of fable or Beauties of mythology. N. -Y., 1962

224. Callmer J. Trade Bears and Bead Trade in Scandinavia ca. 800−1000 AD. Lund, 1977

225. Chlinn J. Russians as the new minority. N. -Y., 1996

226. Clunies Ross M. Prolohged ecoes: Old Norte Myht in medieval norse society. // The Myths. Odense, 1993

227. Davidson H. R. Gods and myths of Northern Europe. London: Raben & Sjogren, 1964- C. 234

228. DeMarinis V. Tvarkulturell vard i livets slutskede: att mota aldve. Stockholm: Bonnier, 1998 C. 378

229. Den svenska Historien. Stockholm: Albert Bonniers Forlag, 1977 C. 230

230. Ethnic identity in society. Chicago: Rand McNally College Publ. co, 1976 C. 252

231. Ethnic stratification. N. -Y., London: Harvard univ. press, 1972 C. 178

232. Ethnicity. Theory and experience. Cambridge: Harvard univ. press, 1975 -C. 531

233. Felix J. Oinas. Stadies in finnic folklore: homage to the Kalevala. Helsinki: Otava, 1985 C. 245

234. Francis Peabody, Magoym, Jr. The Kalevala or the poem of the Kalevala district, compiled by Elias Lonnrot. Cambridge: Mass, 1985 C. 267

235. Gotlind A. The messengers of medieval tehnology? Cistercians and tehnology in medieval Scandinavia. Alingsos, 1990

236. Halen O. Sedentariness during the Stone Age of Northern Sweden., Lund: Norstedt & soner, 1994 C. 354

237. Haskins Ch. H. The Normans in European history. Boston and N. -Y. 1915

238. Henko L., Timonen S., Bosley K., Branch M. The great Bear. A themic anthology of oral poetry in the fmno-ugrian languages. Helsinki, 1991.

239. Henry F. Art in the early Christian period. London, 1965

240. Hoffman K. Concepts of identity. Boulder Colo., 1996

241. John Granlund. Kulturhistoriskt lexicon for nordisk medeltid fran vikingatid till refermationstid. Malmo, Alihem, 1977

242. Kendrick T.D. A history of the Vikings. London, 1930

243. Kirby W.F. Kalevala. the land of (the) heroes. London and Dover: Oxford press, 1985 -C. 314

244. Klinge M. A brief history of Finland. Helsinki: Otava, 1988 C. 136

245. Klinge M. Let us be Finns: essays on history. Helsinki: Otava, 1990 -C. 168

246. Klinge M. The Finnish tradition: Essays on structures and identities in the Europe. Helsinki: SHS, 1993 C. 264

247. Kuusi M., Bosley K., Branch M. Finnish folk poetrty: epic an anthology in finnish and ehglish. Helsinki, London, Monreal, 1977

248. Lagerqvist L.O. Sverige och dess regenter under 1000 ar. Stockholm: Bonnier, 1977 C. 400f3f

249. Lewis A.R. The Northe in seas. Shipping and commerce in Nortern Europe AD 300−1100. Princeton, 1958

250. Nylander Per-Olof. Ethic heterogeneity of the North-Swedish population. Stockholm: Norstedt & soner, 1992 C. 158

251. Nylen E., Lamm J.P. Stones, Ships and symbols. The picture stones of Gotland from the Viking Age and before. Stockholm: Nationalmuseum 1 988 272. 0rque M.S. Ethic nursing care: a multicultural approah, N. -Y., 1983

252. Pentti Leino. Language and metre: metrics and the metrical systems of finnish. Helsinki: Otava, 1986 C. 367

253. Sawyer P. H. The age of the Vikngs. London, 1962

254. Sawyer P. H. The Oxford illustrated history of the Vikings. Oxford: Oxford press, 1977 237 c.

255. Sawyer P.H. Kings and Vikings. London, N. -Y.: Methuen, 1982 C. 182

256. Sawyer P.H. Nar Sverige blev Sverige. Alingsas: Victoria, 1991 C. 98

257. Schmidt K.R. Varangian problems. Kopenhagen: Reegar sooner, 1970 -C. 198

258. Scott F.D. Scandinavia. London: Real press, 1975 C. 217

259. Sheteling H. Classical impulsis in Scandinavian Art. Oslo.: Nordic, 1949 -C. 216 281. Stalsberg A. Scandinaviske vikingetids Funn Fra Russland med saerling velkt pa Kvinnefunnene. Et bildrag till kvinnearkeologien. Unitekst, № 6, 1984 C. 17 — 28

260. Suppression, struggle and success: studies of three representatives of cultural life in Sweden. Stockholm: Almqvist & Wiksell inter, 1982 C. 105

261. Svenska kronikan. Var kulturhistoria. Stockholm: Forum, 1957 C. 608

262. Sveriga Finland under 800 ar. Stockholm: Nationalmuseum, 1987 -C. 168

263. Tallgren A. M. The Prehostori of Ingria // Helsinki.: ESA, 1938 C. 242

264. Thomsen V. The relations between ancient Russia and Scandinavia and the origin of the Russian State/ Three lectures ddelivered at the Taylor Institution, Oxford, in may 1876. London, Oxford press, 1877 C. 57

265. Trik Moltke. Runes and their Origin. Kopenhagen: Vikinge museet, 1986 C. 278

266. Vad ar svensk kultur: uppsatser fran ett symp. Goteborg: S.n., 1981 -C. 267

267. Wadstein E. Norden och Vasteuropa i gammaltid. Stockholm: Nationalmuseum, 1925 C. 315

268. Wilson D.M., Klindt-Jensen O. Viking art. London: Oxford press, 1966 -C. 348

269. Zvelebil M., Roley-Convy P. Foragers and farmers in Atlantic Europe // Hunters in Transition., Cambridge: Cambridge press, 1986 C. 367

270. Zvelebil M., Roley-Convy P. Transition to farming in norhtrn Europe: A hunter-gatherer perspective // Norvegian Archeological Revier., Vol. 17, 1984 -C. 17−28

271. Взаимовлияния внутри Балтийского метаэтноса и внешниекультурные влияния1. БАЛТЫ1. СКАНДИНАВЫ

272. ПРИБАЛТИИСКО- ' ФИНСКИЕ ПЛЕМЕНА1. Англосаксонскоевлияние1. Византийское) влияние1. Арабо-тюркское влияние

273. Распространение ржи в Балтийском регионечетверть 1 тыс. н.э. четверть 2 тыс. н.э. il СЛИЭТни Ч? С?№ гсргсвс -/CfifCAff/e'e f? efe/bc/i /?f/'*

274. СынлинАвеси^ ceptnr /"• //,/'CM/yJ

275. Бусы-«флакончики». Фото М. Федорова1. Ь MUHL totirч. ч& gt-

Заполнить форму текущей работой