Коэволюция микро-и мегамира

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Онтология и теория познания
Страниц:
168


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Основные выводы по изложенному в данном разделе материалу можно представить в следующем виде:

1. Рассмотрены формы коэволюции микро- и мегамира. Установлено, что полное единство действий элементов системы (микро- и мегакосмоса) — глобальная кооперация, вместо того сочетания локальной кооперации (в макроструктурах) — но с другой стороны, глобальная кооперация сама приобретает хаотический характер, в смысле, что она непредсказуемым образом меняет свое направление для компенсации хаотических воздействий внешней среды.

Показано, что сложная структура физического вакуума с многими минимумами и специальные асимметрии определяют различные формы коэволюции микро- и мегамира. Для этого проведен обзор по проблеме материи с учетом принципа взаимопревращаемости материи и энергии. Круговороты материи на всех ступенях своей реализации опираются на некоторый фундамент. Системообразующий принцип разделения — разделение материи на две основные формы: вещество и поле, соответственно фермионы и бозоны. Ядро (вещество) образуется в тот момент, когда вибрационный процесс деформируется из прямолинейного в криволинейный (при взаимодействии электромагнитного и слабого полей), сталкивается с антиядром и рассыпается на, виртуальные частицы (поле). Круговорот неизбежен на первоначальном этапе возникновения вещества. Формой коэволюции микро- и мегамира-(в случае электромагнитных и слабых взаимодействий) можно считать состояние, больше всего похожее на плазму особого рода. Третий вид взаимодействий — сильные, в которых кварки и глюо-ны являются- элементарными объектами — партонами. Образование некоторой идеальной жидкости (кварк-глюонной плазмы) и глазмы на определенных стадиях взаимодействия партонов, можно считать следующими формами коэволюции микро- и мегамира. В данном случае процесс круговорота материи иллюстрирует партон, рожденный в кварк-глюонной плазме, который проходит сквозь нее и выходит в вакуум, где адронизируется (становится сильновзаимо-& bull- действующей частицей). Вселенная одновременно и статична (электромагнитное и слабое поля, взятые сами по себе, неизменны) и динамична, поскольку в ней непрерывно совершается процесс образования и разрушения вещества, его эволюция. При этом эволюция носит нелинейный характер, то есть развитие происходит не в одном направлении и не в пределах одной единственной Метагалактики, а в разных направлениях и на разных уровнях в различных областях

Вселенной. Исходным пунктом эволюции является не гипотетическая сингулярная точка, а разбросанные по всей Вселенной реальные космические объекты — квазары. В ходе исследования, мы пришли к пониманию природы активных процессов, протекающих в ядрах ничем не выделяющихся галактик. Важнейшим этапом самоорганизации Вселенной явилось рождение частиц, а затем нарушение суперсимметрии, после чего стала возможной идентификация фер-мионов и бозонов и, тем самым, разделение вещества и сил. Отделение излучения от вещества позволило ему стать связующим звеном между вещественными объектами. С возникновением Солнца, звезд и галактик появились базовые объекты для отсчета движений макротел. Поэтому мы обнаруживаем единство физического мира с одной стороны и возникновение многообразия физических объектов (и их взаимодействий) в процессе самоорганизации Вселенной — с другой стороны. Таким образом, образование новых форм коэволюции микро-и мегамира становится возможным благодаря разнохарактерности колебательных процессов у физических полей и реализуется на основе взаимосвязи принципа развития и принципа единства мира.

2. Проведено исследование процессов самоорганизации мегамира, осуществляющихся при-коэволюционном становления целого. Обосновано понимание коэволюции микро- и мегамира с позиций синергетики, при этом фазовый переход рассматривается на двух уровнях: фундамента и скачка, где роль фундамента играет микромир, а аттрактора — мегамир. Показано, что микромир является онтологизированным бытием эквивалентным другому бытию — мега-миру в процессе коэволюционного становления целого.

Автор обосновывает положение о том, что синергетическая картина мегамира определяется коэволюцией микро- и мегамира, проведя исследование диссипативной системы микро- и мегамир. Модель мира представляется как иерархия различных темпомиров, проникающих друг в друга, режимы движения которых переключаются. Внутренние механизмы самоорганизации глубоко связаны с ролью хаоса на микроуровне и с его конструктивным и деструктивным проявлениями на мегауровне. Изучая архитектуру метастабильных структур-аттракторов нелинейного мира, можно извлечь из нее информацию о характере будущего развития структуры. Пределов структурной устойчивости для системы аттракторов у диссипативных систем не существует. Вместо рождения всего мира из абсолютного ничто и его последующего обращения в ничто современная наука рассматривает нескончаемый процесс взаимопревращения классического пространства-времени и пространственно-временной пены, в котором имеются квантовые флуктуации метрики. Такая модель постулирует вечное существование квантового и классического пространственно-временного фона. В отношении метрической самоорганизации во Вселенной можно сказать, что появление вакуумного, суперструнного и классического гравитационного (но не реляционного) пространства-времени есть процессы, связанные с метрической самоорганизацией материи. В данном случае вакуумное пространство-время является самым фундаментальным, но наименее организованным. Теория поля является низкоэнергетическим пределом более фундаментальной теории струн. Схема процессов самоорганизации отдельных систем в результате появления неустойчивостей (флуктуаций) в них применима и к процессам самоорганизации на ранних стадиях эволюции Вселенной. Неустойчивость структуры Вселенной к численному значению фундаментальных постоянных отражает некий принцип, названный принципом целесообразности: законы физики, действующие во Вселенной необходимы для образования и существования в ней основных ее элементов. Таким образом, любая истинная объединенная теория элементарных частиц должна учитывать возможное изменение фундаментальных постоянных в момент возникновения других Вселенных. Принципы симметрии и инвариантности, которые определяют поиск суперсимметричных партнёров уже известных частиц и скалярных полей Хиггса лежат в основе всех подходов в экспериментах на Большом адронном коллай-дере, результаты которых должны указать путь к построению современной картины мира. Согласно модели хаотической инфляции, отдельные части нашей и других Вселенных могут быть связаны пространственно-временными туннеля-ми-кротовыми норами, существовавшими в исходном скалярном поле и сохрапившимися после инфляции. Автор допускает возможность существования гантельных моделей Вселенных, в которых происходит перетекание из положительного мира в отрицательный. В некоторых вариантах моделей теории Великого объединения возможны фазовые переходы 1-го рода, когда Вселенная переходит в энергетически более выгодные состояния с сильной задержкой во времени. При такой задержке Вселенная может находиться в метастабильном состоянии, когда вакуум имеет ненулевую плотность энергии и эта величина определяет характер расширения мира. Затем, происходит фазовый переход в вакуумное состояние с нулевой энергией, а освобождённая энергия переходит в энергию рождённых при фазовом переходе элементарных частиц. В таком сценарии эволюции Вселенной в принципе могут бытьфешены известная космологическая проблема близости средней плотности вещества во Вселенной к критической, проблемы горизонта Вселенной, изотропии и однородности Вселенной.

3. Исследованы инварианты процессов и пространственно-временных форм коэволюции микро- и мегамира.

Инвариантность пространства-времени проявляется в том, что при переходе из одной системы отсчета в другую сохраняется пространственно-временной интервал. При описании квантовых процессов обнаруживается эквивалентность пространственно-временного и импульсно-энергетического представлений. Обобщение пространства и времени в будущей теории приведет к тому, что пространство и время станут рассматриваться как проявления более общих структурных отношений природы. В этом случае потребуется найти фундаментальные инварианты, из которых можно будет вывести свойства симметрии пространства и времени или свойства симметрии соответствующих пространственно-подобных структур. Можно предположить, что энергетически-импульсное пространство-время сохранится в качестве объединяющего понятия в микромире. Указание на зависимость геометрии пространства-времени от материи является конкретизацией и развитием известного положения диалектического материализма о том, что пространство и время являются объективными формами существования материи. Так как оси времени в различных системах не совпадают, то универсального временного порядка не существует. Период эволюции между произвольным моментом космического времени и моментом, соответствующим сингулярности начального Большого взрыва или конечного Большого хлопка, занимает конечный отрезок космического времени, за который происходит бесконечное число событий. Следовательно, конечный временной интервал преобразуется в бесконечный при колебательном режиме приближения к космологической сингулярности. За конечное время происходит бесконечное число осцилляций. Если время измерять числом этих циклов, то оно бесконечно, что является релятивизацией различий конечного и бесконечного применительно ко времени. Экстраполяция пространственно-временных отношений, разработанных для макромира на очень малые области, вплоть до сингулярности, которая отождествляется с математической точкой, не правомерна. В физических условиях, характеризующихся высокой плотностью материи, понятия метрического пространства-времени и временного топологического отношения & laquo-до»- - & laquo-после»- могут потерять смысл. В данном случае физика подводит нас к новым, более фундаментальным формам существования материи, чем пространство-время, и возможно, что последнее является некоторым предельным случаем этих форм в определенных условиях & laquo-разреженной»- материи. С возникновением частиц и образованием гравитационного поля процесс самоорганизации привел к классическому гравитационному пространству-времени. Последнее приобрело фундаментальное значение, ибо все эволюционирующие процессы внутри Вселенной (на масштабах больше планковских) можно рассматривать как происходящие на его фоне. Кривизна гравитационного пространства-времени уменьшалась с увеличением радиуса Вселенной, при некотором радиусе (в малых областях) пространство-время можно считать плоским. Переход, к плоскому пространству-времени не является качественным скачком, поэтому не принадлежит к процессам самоорганизации материи. После отделения вещества от излучения, возникновения больших масс (звезд, галактик), дальнейшего увеличения радиуса Вселенной становится возможным реализовать идею реляционного пространства-времени, но после распада барионов реляционное пространство-время опять потеряет свой смысл. Оно имеет значение лишь в небольшом интервале на шкале эволюции Вселенной, связанном с существованием макротел и излучения. Поэтому системную причинность можно назвать локальной причинностью в противоположность глобальной причинности, связанной с пространством-временем. Таким образом, можно ввести принцип соответствия различных форм пространственно-временной причинности, аналогично тому, как это было сделано для концепций пространства-времени.

Автор указывает на единство инвариантов процессов и пространственно-временных форм коэволюции. В отличие от линейной коэволюции У. Матура-ны, происходящей в данный, конкретный момент времени, эволюция микромира и эволюция мегамира в реальности были разнесены во времени, следовательно, коэволюция микро- и мегамира может растянуться во времени и происходить нелинейным образом по спирали из-за разных периодов развития фундамента (микромир) и аттрактора (мегамир), при этом микромир и мегамир в связке фундамент-аттрактор могут поменяться местами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В эпоху научно-технической революции и превращения науки в непосредственную производительную силу взаимодействие человека и природы характеризуется качественно новыми результатами. С достижением успехов математического моделирования сложных природных процессов и вычислительного эксперимента неправомерно пользоваться старыми методами и моделями! Старые методы основаны на образцах линейного мышления и линейных приближениях. Они не учитывают неоднозначность будущего, факторы детерминации эволюционных процессов из будущего, конструктивность хаотического начала в эволюции, роль быстрых процессов в развитии сложного и многое другое. Синергетика является теорией эволюции и самоорганизации сложных систем мира. Выступая в качестве современной (постдарвиновской) парадигмы эволюции, синергетика может дать общие ориентиры для научного поиска, для прогнозирования и моделирования процессов в сложных системах.

Проведенное исследование позволило получить ряд принципиально новых результатов по таким вопросам, как содержание, роль и место современного естествознания в структуре научного познания и знания, категориальные формы принципа эволюции, роль современного естествознания в отражении эволюции структурных уровней природы. Все это дало возможность, по мнению автора, достичь той цели, которая была поставлена во введении — дать методологический анализ современного естествознания как концептуального средства отражения эволюции природы на примере коэволюции микро- и мега-мира. Для достижения этой цели там же были сформулированы задачи исследования, которые получили свое разрешение в соответствующих разделах работы и привели к следующим обобщающим выводам.

Методологический анализ показал, что синергетика рассматривает возникновение упорядоченных макроструктур как рождение коллективных типов поведения огромного числа входящих в макроструктуру элементов. Для сложных систем путей эволюции или целей развития много, но с выбором пути в точках бифуркации проявляется предопределенность развертывания процессов.

Наиболее крупные сдвиги во, взаимодействии науки и практики связаны с возникновением идеи фундаментальной общности в относительно простых моделях: сплошная среда потенциально содержит в себе разные виды локализации процессов (видов структур). Вакуум, как- базовая форма материи в мире, способен в определенных состояниях порождать вещество, формирует основные свойства частиц и характер их взаимодействий друг с другом. Таким образом, среда есть некое единое начало, выступающее как носитель различных форм будущей организации. Структура — это локализованный в определенных участках среды процесс, имеющий определенную геометрическую форму, способный перестраиваться и перемещаться в этой среде. Возникает представление о структурах-аттракторах эволюции. Если система попадает в поле притяжения определенного аттрактора, то она эволюционирует к этому относительно устойчивому состоянию.

Объединив различные подходы к структуре, приходим к выводу, что будущее состояние системы как бы притягивает, формирует, изменяет наличное ее состояние. Класс систем, способных к самоорганизации, — это открытые и нелинейные системы. Открытость системы означает наличие в ней источников и стоков обмена веществом и энергией с окружающей средой. Процессы обмена происходят не только через границы самоорганизующейся системы, но и в каждой точке данной системы. Важная особенность диссипативной системы состоит в том, что она сочетает порядок с хаосом. Дальнейшее распространение представлений связано с результатом отбора, который должен обладать таким свойством как иерархичность. Последняя связана с тенденцией как однородных, так и разнородных диссипативных систем при определенных условиях взаимодействия с внешней средой к объединению. Такое объединение дает системам преимущество с точки зрения принципа устойчивости по следующей причине: оно приводит к замене конкуренции между этими системами кооперацией, что ведет к экономному обмену веществом, энергией и информацией. За счет создания & laquo-надстроечной»- диссипативной структуры первоначальные диссипативные системы получают материальный, энергетический и информационный выигрыш в собственном диссипативном обмене.

Подчеркивая философское значение категории самоорганизации, в работе показано, что самоорганизация не может выполнять функцию движущей силы поступательного развития материи без участия информации. Высокоорганизованные развивающиеся системы — Вселенная, биосфера и другие, должны содержать в себе информационную модель будущего. Выход из кризисного этапа считается конструктивным, если система приобретает качественно новое состояние с более высоким уровнем организации, чем до ее вступления в этап бифуркации. Такой переход может протекать в форме гигантской коллективной флуктуации, во время которой элементы системы, до того проявлявшие лишь способность к хаотическим близкодействиям, вдруг обретают способность к дальнодействиям, объединяющим элементы в единый когерентный коллектив.

Единство и тождество противоположностей выявляется как основной закон простейших форм материи в факте разделения почти всех & laquo-элементарных»- частиц на частицы и античастицы. Положение о неисчерпаемости материи вглубь превратилось из философского предвидения в один из руководящих принципов физики элементарных частиц. В работе отмечено, что материальное единство мира находит свое отражение во взаимосвязи целого и его частей, в единстве линейного и нелинейного, в связи между принципами инвариантности и законами сохранения. Одна из причин & laquo-возросшей эффективности принципов инвариантности кроется в линейности положенного в основу квантовой теории гильбертова пространства& raquo-. Фундаментальные физические постоянные дают возможность понять структуру материального мира и указывают на взаимосвязь различных физических теорий.

В диссертации отмечается, что категории пространство и время находятся в отношении дополнительности друг к другу. При моделировании пространственно-временной структуры Вселенной как целого космология исходит из системы физического знания, которая обоснована лишь лабораторными, экспериментами и ограниченными астрономическими наблюдениями. Следовательно, в методологическом плане применение локальной физики в космологии это процедура экстраполирования, суть которой состоит в распространении знания об одной предметной области на другую.

Следующее фундаментальное свойство окружающего нас мира — невозможность временной обратимости, является следствием огромного числа внутренних и внешних связей любой макроскопической системы. Обратимость времени (& laquo-временную симметрию& raquo-) можно понимать в двух смыслах: как возможность реализовать тождественные процессы с обратными друг другу направлениями порядка совершающихся событий в двух различных физических системах или как возможность изменения направления порядка событий в одной и той же системе. Последнее возможно при условии, что на систему воздействуют внешние факторы, являющиеся причиной изменения хода событий.

В полученной информации о Метагалактике, включающей десятки миллиардов звездных систем, подобных нашей Галактике, явление радиогалактик рассматривается, как следствие микровзаимодействий в веществе ядра галактики. Крупномасштабная структура Вселенной образовалась в результате не ску-чивания, а фрагментации. Новым в астрофизике является полученный из теории относительности вывод о возможности образования в конце эволюции массивных звезд — & laquo-черных дыр& raquo-. При сжатии звезды до размеров гравитационного радиуса сила тяготения возрастает настолько, что не выпускает никакое излучение. Необходимо учесть, и тот факт, что состояние вещества в прошлом качественно отличалось от сегодняшнего состояния.

Эволюция носит нелинейный характер, т. е. развитие происходит не в одном направлении и не в пределах одной единственной Метагалактики, а в разных направлениях и на разных уровнях в различных областях Вселенной. Исходным пунктом эволюции является не гипотетическая сингулярная точка, а разбросанные по всей Вселенной реальные космические объекты — квазары. Как отмечается в работе, неустойчивость структуры Вселенной к& quot- численному значению фундаментальных постоянных отражает принцип, названный принципом целесообразности. Мы должны заключить: с высокой степенью вероятности существуют другие Вселенные с иными значениями фундаментальных постоянных.

Инвариантность пространства-времени проявляется в том, что при переходе из одной системы отсчета в другую сохраняется пространственно-временной интервал. По мере приближения в своих экспериментах к областям пространства и времени, малым по сравнению с радиусами атомных ядер, мы должны быть готовы к тому, что будут наблюдаться процессы качественно нового характера. Явление обращения времени, о котором говорилось только как о возможности, выводимой из теоретических соображений, могло бы принадлежать этим мельчайшим пространственно-временным областям.

Суммируя основные выводы, можно заключить, что современная картина природы — это такой срез знания, который обеспечивает познание природы во всем ее многообразии, единстве противоположных сторон. Выход проблематики исследования на единство коэволюционного развития микро- и мегамира открывает новые возможности, цели, задачи, программы.

Концепция научной картины природы здесь исчерпывает себя и дальнейшие исследования коэволюции микро- и мегамира должны вестись в рамках научной картины мира.

Часть проблем может разрешиться после начала работы в ЦЕРНе Большого адронного коллайдера (Large Hadron Collider, LHC) передний фронт физики высоких энергий, достигнутый когда-либо в соударениях частиц на ускорителях, будет продвинут в совершенно новую область энергий — в несколько тераэлектронвольт. Высокие энергии дают нам возможность изучать свойства пространства на всё меньших масштабах. Каждый шаг в этом направлении обычно приводил к новым фундаментальным открытиям. Вот почему результатов экспериментов на LHC ожидают с таким нетерпением. Эксперименты на LHC могут указать, какой путь выбран природой, и, более того, найти нечто непредсказанное. В основе всех подходов лежат принципы симметрии и инвариантности. К наиболее дискутируемым проблемам относятся природа возникновения и разнообразие масс частиц и полей, строение физического вакуума, разнообразие типов частиц во Вселенной, единое описание фундаментальных сил, включая гравитацию, возможное существование суперсимметричных партнёров всех наблюдаемых частиц и дополнительных размерностей пространства-времени.

1. Абрамова Н. Т. Мозаичный объект: поиски оснований единства // Вопросы философии. 1986. — № 2. — С. 103−112.

2. Адамов А. К. Ноосферная философия. Саратов: Изд-во Научная книга. — 2004. -С. 23.

3. Акчурин И. А. Единство естественнонаучного знания. М.: Наука. — 1974. — 207 с.

4. Акчурин И. А. Неисчерпаемость материи вглубь и современная физика // Вопросы философии. 1969. — № 12. — С. 25−36.

5. Акчурин И. А. Философское значение основных идей современных теорий & laquo-элементарных»- частиц. // Вопросы философии. — 1961. № 1. — С. 41−50.

6. Амбарцумян В. А. Проблемы современной астрономии и физика микромира // Вопросы философии. — 1963. № 6. — С. 45−52.

7. Амбарцумян В. А. Философские вопросы науки о Вселенной: Сборник докладов, выступлений и статей. — Ереван: Изд-во А Н Арм. ССР. 1973. — 426 с.

8. Амбарцумян В. А. Об эволюции галактик // Изв. А Н Арм. ССР. Серия физ. -мат. Наук. — 1959. — № 11. — С. 9.

9. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Научные революции и прогресс астрофизики. В кн.: Астрономия. Методология. Мировоззрение. М. 1979. — С. 38.

10. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Диалектика познания эволюционных процессов во Вселенной // Вопросы философии. — 1981. № 4. — С. 52−70.

11. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Методологические проблемы астрофизики // Вопросы философии. — 1973. № 3. — С. 91−102.

12. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Научные революции и прогресс в исследовании Вселенной // Вопросы философии. — 1978. № 3. — С. 57−71.

13. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Проблемы методологии естественнонаучного поиска // Вопросы философии. 1971. — № 2. — С. 43−54.

14. Амбарцумян В. А., Казютинский В. В. Революция в астрономии и её взаимосвязь с революцией в физике. В кн.: Философские проблемы астрономии XX века. М.- 1976. -480 с.

15. Английские материалисты. Собрание произведений в трех томах. Т. 1. М. 1967. — С. 171.

16. Андронов A.A., Леонтович Е. А., Гордон И. М., Майер А. Г. Теория бифуркаций динамических систем на плоскости. М.: Наука. — 1967. — 488 с.

17. Антипенко Л. Г. Развитие понятия материального объекта в физике микромира // Вопросы философии. — 1967. № 1. — С. 104−113.

18. Аристотель. Сочинения в четырех томах. — М. :Мысль. Ред. З.Д. Мике-ладзе. -Т. 2.- 1978. -687 с.

19. Аристотель. Сочинения в четырех томах. М.: Мысль. Т. 3. — 1981. — С. 93.

20. Арлычев А. Н. Качественный аспект мира и его познание. М. — 2001. -С. 99−277.

21. Арлычев А. Н. Эволюция Вселенной: формальная и субстратная модели// Вопросы философии. 2007. — № 9. — С. 160−171.

22. Арнольд В. И. Теория катастроф. М.: Знание. — 1981. — 64 с.

23. Аронов P.A. К вопросу о логике микромира // Вопросы философии. -1970. № 2. -С. 123−125.

24. Аронов P.A. К проблеме универсальности пространства и времени // Вопросы философии. 1974. — № 2. — С. 127−138.

25. Аронов P.A. Соотношение феноменологических и динамических теорий в физике элементарных частиц // Вопросы философии. 1969. — № 1. — С. 78−86.

26. Арсеньев A.C. Некоторые методологические вопросы космогонии // Вопросы философии. 1955. — № 3. — С. 32−44.

27. Аршинов В. И., Буданов В. Г. Роль синергетики в формировании новой картины мира // Вызов познанию. Стратегии развития науки в современном мире. / Отв. ред. Н. К. Удумян. М. — 2004. — С. 374−393.

28. Астрономия и современная картина мира. — М.: РАН, Институт философии. Отв. ред. В. В. Казютинский. — 1996. — 247 с.

29. Барашенков B.C. Актуальные философские вопросы физики элементарных частиц // Вопросы философии. — 1965. № 9. — С. 84−94.

30. Барашенков B.C. К вопросу о гносеологической интерпретации квантовой механики // Вопросы философии. 1983. — № 12. — С. 63−70.

31. Барашенков B.C. О возможности элементарных процессов со сверхсветовыми скоростями // Вопросы философии. — 1976. № 5. — С. 90−99.

32. Барашенков B.C. Пространство и время без материи? // Вопросы философии. 1977. — № 9. — С. 77−83.

33. Барашенков B.C. Развитие физики и законы сохранения // Вопросы философии. 1967. — № 6. — С. 73−84.

34. Барашенков B.C. Физические пределы пространственно-временного описания // Вопросы философии. 1973. — № 11. — С. 87−94.

35. Барашенков B.C., Мещеряков М. Г. Физика элементарных частиц: некоторые итоги и тенденции дальнейшего развития // Вопросы философии. 1968. -№ 2. -С. 38−45.

36. Бейль П. Исторический и критический словарь в двух томах. — М. 1968. -Т. 1.- С. 126.

37. Берестецкий В. Б. Проблема структуры & laquo-элементарных»- частиц в современной физике //Вопросы философии. 1959. — № 9. — С. 117−124.

38. Блохинцев Д. И. Основы квантовой механики. М. — 1961. — С. 47.

39. Блохинцев Д. И. О квантовых ансамблях // Вопросы философии. 1963. -№ 9. -С. 108−115.

40. Боголюбов H.H. К теории сверхтекучести. Избранные труды в трех томах. Киев. 1970. — Т.2. — С. 210−224- // Изв. АН СССР. — Сер. физ. — 1947. — Т. 11. -№ 1. — С. 77−90.

41. Боос Э. Э., Дубинин М. Н. Проблема автоматических вычислений для физики на коллайдерах // Успехи физических наук. 2010. — № 10. — Т. 180. — С. 1081−1094.

42. Бор H. Атомная физика и человеческое познание. & laquo-ИЛ»-. М. 1961. — С. 141.

43. Борн М. Лекции по атомной механике. Пер. с нем. 2-е изд., испр. — М.: УРСС. -2005. -312 с.

44. Бранский В. П. Теоретические основания социальной синергетики// Вопросы философии. 2000. — № 4. — С. 111−129.

45. Браун Л. М. (США) Диалектически материализующиеся элементарные частицы // Вопросы философии. 1967. — № 9. — С. 174−176.

46. Бройль Л. (Франция) Останется ли квантовая механика индетерминист-ской? // Вопросы философии. 1954. — № 4. — С. 105−118.

47. Буданов В. Г. Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании (синергетика в гуманитарных науках). 2-е изд., испр. — M.: URSS. -2008. -230 с.

48. Буданов В. Г. О методологии синергетики // Вопросы философии. — 2006. -№ 5. с. 79−94.

49. Бурбаки Н. Общая топология. М.: Физматгиз. — Вып. 2. — 1959. — С. 9194, 109.

50. Бутаков A.A. К вопросу о субординации взаимодействий элементарных частиц // Вопросы философии. — 1965. № 11. — С. 68−79.

51. Бутрын С. (Польша) Идея спонтанного возникновения материи & laquo-из ничего& raquo- в космологии XX века // Вопросы философии. — 1986. № 4. — С. 70−83.

52. Вахитов P.P. Философский анализ становления классической науки: Дис. канд. филос. наук. Уфа, 1996. — 184 с.

53. Вейнберг С. За рубежом первых трех минут // Успехи физических наук. -1981. -Т. 134. -С. 333.

54. Вигнер Е. Этюды о симметрии. М. — 1970. — С. 54.

55. Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. М. 1958. — С. 3.

56. Волькенштейн М. В. Энтропия и информация. М.: Наука. — 1986. — С. 108.

57. Галимов Б. С. Эволюционная картина природы. Уфа: Китап. — 2008. — 184 с.

58. Галимов Б. С. Синергетика и диалектика: новое в теории развития // Философская мысль. 2001. — № 2(2). — С. 4.

59. Галимов Б. С. Проблемы мозаичной философии / Б. С. Галимов, Препринт Президиума А Н РБ. Уфа: БашГУ. — 2006. — 22 с.

60. Гамов Г. А. Очерк развития учения о строении атомного ядра (I, IV) // Успехи физических наук. — Т. 163. № 4. — 1993. — С. 51−63.

61. Гейзепберг В. Физика и философия. Часть и целое: пер с нем. — М.: Наука. Гл. ред. физ. -мат. лит. — 1989. — 400 с.

62. Гинзбург B. JI. Космология и философия // Земля и Вселенная. 1981. -№ 1. / см. сайт & laquo-Галактика»-, http: // www. moscowaleks. narod. ru / galaxy005. htm.

63. Гинзбург B. J1. О теории относительности. — М. — 1979. С. 62.

64. Голубев B.C. Эволюция: от геохимических систем до ноосферы. — Москва: Наука. Ред. В. П. Большаков. — 1992. — 110 с.

65. Гольбах П. Система природы. М. 1940. — С. 19.

66. Готт B.C., Жог В. И. Материальное единство мира и единство линейности и нелинейности физических процессов // Вопросы философии. 1984. — № 12. -С. 43−53.

67. Готт B.C., Перетурин А. Ф. Категория & laquo-взаимодействия»- и принцип Паули в физике // Вопросы философии. 1964. — № 3. — С. 86−95.

68. Готт B.C., Перетурин А. Ф. О философских вопросах теории виртуальных частиц и процессов // Философские науки. — 1965. № 4.

69. Готт B.C., Перетурин А. Ф. Квазичастицы в физике и единство дискретности и непрерывности // Вопросы философии. — 1968. № 7. — С. 110−120.

70. Готт B.C., Чудинов Э. М. Неисчерпаемость материи и развитие физического знания // Вопросы философии. 1969. — № 5. — С. 15−23.

71. Гриб A.A., Павлов Ю. В. Возможно ли увидеть бесконечное будущее Вселенной при падении в черную дыру? // Успехи физических наук. 2009. — № 3. -Т. 179. -С. 279−283.

72. Дирак П.A.M. (Великобритания) Эволюция взглядов физиков на картину природы // Вопросы философии. № 12. — 1963. — С. 83−94.

73. Дирак П.А. М. Основы квантовой механики. М.: ГИТТЛ. — 1937. — 320 с.

74. Дремин И. М. Физика на Большом адронном коллайдере // Успехи физических наук. 2009. — № 6. — Т. 179. — С. 571−579.

75. Дремин И. М., Леонидов A.B. Кварк-глюонная среда // Успехи физических наук. — 2010. № 11. — Т. 180. -С. 1167−1196.

76. Зеленый Л. М., Захаров A.B., Ксанфомамети Л. В. Исследования солнечной системы, состояния и перспективы // Успехи физических наук. 2009. -№ 10. -Т. 179. -С. 1118−1140.

77. Зельдович Я. Б. Избранные труды. Частицы, ядра, Вселенная. — М.: Наука. 1985. -464 с.

78. Зельдович Я. Б., Новиков И. Д. Строение и эволюция Вселенной. М. -1975. -С. 667.

79. Зельдович Я. Б., Новиков И. Д. Проблемы современной космологии // Вопросы философии. 1974. — № 4. — С. 77−86.

80. Зельдович Я. Б., Новиков И. Д. Современные тенденции в космологии // Вопросы философии. — 1975. № 6. — С. 51−62.

81. Зельманов А. Л. Многообразие материального мира и проблема бесконечности Вселенной. М. — 1969. — С. 280.

82. Зельманов А. Л. Метагалактика и Вселенная. — М. 1969. — С. 390.

83. Кадомцев Б. Б. Динамика и информация. М.: Редакция журнала УФН -1999. — 396 с.

84. Казютинский В. В. Инфляционная космология: теория и научная картина мира // Философия науки. 2000. — Вып. 6. — С. 22−27.

85. Казютинский В. В. Философские проблемы астрономии // Вопросы философии. 1986. — № 2. — С. 49−62.

86. Каменщик А. Ю., Покровский В. Л., Хриплович И. Б. К 90-летию академика И. М. Халатникова. Научная сессия отделения физических наук Российскойакадемии наук, 21 октября 2009 г. // Успехи физических наук. 2010. — № 3. — Т. 180. -С. 313−322.

87. Кант И. Собрание сочинений в восьми томах. Критика способности суждения. М.: Чоро. — Под общ. ред. A.B. Тулыги. — Т. 5. — 1994. — 414 с.

88. Кант И. Сочинения. М: Наука. -Т.З. — 1964. — С. 401−410.

89. Кара-Мурза С. Г. Застой в фундаментальных исследованиях: поиск путей преодоления ошибок //Вестник АН СССР. № 4 — 1989. — С. 31−38.

90. Кара-Мурза С. Г. Наука и кризис цивилизации. // Вопросы философии. -№ 9. 1990. -С. 3−15.

91. Князева E.H., Курдюмов С. П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии. — 1992. № 12. — С. 3−20.

92. Князева E.H., Курдюмов С. П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы философии. № 2. — 1994. — С. 110−122.

93. Князева E.H., С. П. Курдюмов. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб.: Алетейя. — 2003. — 414 с.

94. Колмогоров А. Н. Основные понятия теории вероятностей. Изд. 2-е. — М.: Наука, — 1974. — 120 с.

95. Коноплева Н. П., Соколик Г. А. Симметрии и типы физических теорий (О возможности суверенной теории) // Вопросы философии. — 1972. № 1. — С. 118 127.

96. Концепция самоорганизации в исторической ретроспективе. — М.: Наука. Отв. ред. A.A. Печенкин. — 1994. — 239 с.

97. Крылов Н. С. Работы по обоснованию статистической физики. 2-е изд., стер. — М: УРСС. — 2003. — 207 с.

98. Кудрявцев И. К., Лебедев С. А. Синергетика как парадигма нелинейности // Вопросы философии. — 2002. № 12. — С. 55−63.

99. Кудряшев А. Ф. К вопросу о происхождении и обосновании научных абстракций // Законы и категории в естественно научном познании. Уфа: Изд-во БашГУ.- 1978. -С. 29−41.

100. Кузнецов Б. Г. Логика и квантовая механика. О квантово-релятивистской логике // Вопросы философии. 1970. — № 2. — С. 118−122.

101. Кузнецов Б. Г. Некоторые тенденции современной теоретической физики // Вопросы философии. 1955. — № 2. — С. 95−104.

102. Курдюмов, С. П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем / С. П. Курдюмов // Глобализация культурных процессов: становление диалогического мышления. М. — 1990. / см. сайт С. П. Курдюмова, http: // spkurdyumov. narod. ru / startln. htm.

103. Ландау Л. Д., Лившиц Е. М. Теория поля. М: Наука. Т. 2. — 1988. — 460 с.

104. Ленк Г. К философии науки эпистемологии, теоретико-деятельностным и технически-ориентированным // Вопросы философии. — 2003. № 8. — С. 86−96.

105. Линде А. Д. Раздувающаяся Вселенная // Успехи физических наук. 1984. -Т. 144. -С. 177.

106. Лифшиц И. М. Квазичастицы в современной физике. Сб.: В глубь атома. -М: Наука. 1964. -С. 232.

107. Лоскутов А. Ю. Очарование хаоса // Успехи физических наук. — 2010. -№ 12. -Т. 180. -С. 1305−1329.

108. Лукаш В. Н., Рубаков В. А. Темная энергия: мифы и реальность // Успехи физических наук. 2008. — № 3. — Т. 178. — С. 301−308.

109. Лукманова Р. Х. Национальная культура в эпоху глобализации // Материалы международной научной конференции. Сб. н. трудов «IV Садыковские чтения& raquo- ГОУ ВПО БГУ. Уфа. — 2008. — С. 45 -49.

110. Лукьянов A.B. Проблема соотношения трансцендентального учения о природе и философии природы // Актуальные проблемы философии: межвуз. науч. сб. Уфа: РИЦ БашГУ. — 2009. — С. 81−93.

111. Ляпунов A.M. Общая задача об устойчивости движения. М.- Л.: Госте-хиздат. — 1950. -472 с.

112. Ляпунов A.M. Собрание сочинений. М. Л.: Изд-во АН СССР. — 1956. -Т. 2. — 476 с.

113. Малинецкий Г. Г. Синергетика. Король умер. Да здравствует король! Сайт С. П. Курдюмова http: // spkurdyumov. narod. ru / koroli. htm.

114. Мандельштам Л. И., Тамм И. Е. Соотношение неопределенности энергия-время в нерелятивистской квантовой механике // Изв. АН СССР. Сер. физ. -№ 9.- 1945. -С. 122−128.

115. Марков М. А. О современной форме атомизма // Вопросы философии. — 1960. № 4. -С. 125−135.

116. Марков М. А. О современной форме атомизма // Вопросы философии. -1960. -№ 3,-С. 47−60.

117. Маршаков A.B. Теория струн или теория поля? // Успехи физических наук. 2002. — № 9. — Т. 172. — С. 978.

118. Масленникова Н. В., Третьякова М. И. Некоторые характеристики взаимодействий Si мезонов при р = 17 Гэв/с на легких и тяжелых ядрах // ЯФ. — 1975. -Т. 22. -Вып. 4. -С. 687−691.

119. Матурана У. Биология познания // Язык и интеллект. М. 1996. — С. 103.

120. Матурана У. Р., Варела Ф. Х. Древо познания. Биологические корни человеческого понимания. М. 2001. — С. 40, 149.

121. Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс Й. За пределами роста: Предотвратить глобальную катастрофу. Обеспечить устойчивое будущее. Пер. с англ. Г. А. Ягодина и др. Под ред. Г. А. Ягодина. М.: Прогресс. — 1994. — 302 с.

122. Миессеров К. Г. Новый взгляд на образование Солнечной системы и эволюцию Вселенной и новая физическая теория, альтернативная теории относительности Эйнштейна. М.: Машиностроение. — 1993. — С. 62.

123. Моисеев H.H. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. -1998. № 8. -С. 26−32.

124. Моисеев H.H. Математика ставит эксперимент. М. — 1979. — С. 56.

125. Моисеев H.H. Проблема возникновения системных свойств. // Вопросы философии. 1992. — № 11. — С. 25−32.

126. Моисеев H.H. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. // Вопросы философии. — 1995. № 1. — С. 330.

127. Моисеев H.H. Расставание с простотой. — Москва: Аграф. — 1998. — 480 С.

128. Моисеев H.H. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) // Вопросы философии. 1991. — № 3. — С. 3−28.

129. Молчанов И. И. Проблемы космизации науки в творчестве В. И. Вернадского // Вопросы философии. 1968. — № 1. — С. 123−133.

130. Мостепаненко A.M. К проблеме размерности времени // Вопросы философии. 1965. — № 7. — С. 84−94.

131. Наан Г. И. Понятие бесконечности в математике и в космологии. Сб. Бесконечность и Вселенная. М.: Мысль. 1969. — С. 7−77.

132. Наан Г. И. К проблеме космических цивилизаций // Будущее науки. Вып. 17. -М. — 1984. -С. 269.

133. Налимов В. В. Спонтанность сознания. М.: Прометей.- 1989. 288 с.

134. Нечипорук В. В., Эльгурт И. Л. Самоорганизация в электрохимических системах. Москва: Наука. — Отв. ред. А. И. Лопушанская. — 1992. — 168 с.

135. Николис Г., Пригожим. И. Познание сложного. М. 1990. — С. 89, 276.

136. Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах. -М.: Мир. 1979. -512 с.

137. Новик И. Б. О соотношении пространства, времени и материи // Вопросы философии. 1955. — № 3. — С. 140−146.

138. Новиков И. Д. Инфляционная модель ранней Вселенной // Вестник РАН. -2001. -№ 10. Т. 71. — С. 891−892.

139. Новое в синергетике. Загадки мира неравновесных структур. — М.: Наука. Отв. ред. И. М. Макаров. — 1996. — 263 с.

140. Одум Ю. Основы экологии. Пер. с англ. М.: Мир. — 1975. 740 с.

141. Окунь Л .Б. Лептоны и кварки. М. 1981. — 3 04 с.

142. Омельяновский М. Э. Проблема элементарного и сложного в физике микромира // Вопросы философии. — 1965. № 10. — С. 33−45.

143. Павленко А. Н. Место & laquo-хаоса»- в новом мировом & laquo-порядке»- (методологический анализ оснований хаотической космологии) // Вопросы философии. -№ 9. -2003. -С. 39−43.

144. Пахомов Б. Я. О роли прибора в познании микромира // Вопросы философии. 1963. — № 7. — С. 85−96.

145. Пахомов Б. Я. Соотношение неопределенностей и законы сохранения // Вопросы философии. 1967. — № 2. — С. 118−127.

146. Перетурин А. Ф. Категория & laquo-взаимодействие»- и принцип суперпозиции в физике // Вопросы философии. — 1963. № 2. — С. 110−121.

147. Планк М. Теория теплового излучения. Пер. с нем. М. Г. Черниховского, C.B. Вонсовского, под ред. М. А. Ельяшевича. — Изд. 2-е, стер. М.: УРСС. — 2006. — 204 с.

148. Поздяева С. М. Современный человек: страх как вектор катастрофы // Материалы международной научной конференции. Сб. н. трудов «IV Садыковские чтения& raquo- ГОУ ВПО БГУ. Уфа, 2008. — С. 24 -26.

149. Потехин А. Ю. Физика нейтронных звезд // Успехи физических наук. -2010. -№ 12. -Т. 180. -С. 1279−1304.

150. Пригожин И. От существующего к возникающему. Время и сложность в физических науках. / И. Пригожин- пер. с англ. — М.: Наука, Гл. ред. физ. -мат. лит. 1985. -328 с.

151. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. — 1991. -№ 6. С. 46.

152. Пригожин И. Кость еще не брошена. Послание будущим поколениям. Сайт С. П. Курдюмова http: // spkurdyumov. narod. ru / pprigoj. htm.

153. Пригожин И. Р. Человек перед лицом неопределенности. Москва — Ижевск: Институт компьютерных исследований. 2003. — С. 47.

154. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. / И. Пригожин, И. Стенгерс. -М., 1986. -431 с.

155. Пьер Тейяр де Шарден. Феномен человека: пер. с франц. — М.: Наука. -Ред. М. Брук. 1987. — 240 с.

156. Ровинский P.E. Энергия, невидимая как материя. // Химия и жизнь. 2005. — № 4. -С. 18−21.

157. Ровинский P.E. Загадка темной энергии // Вопросы философии. 2004. -№ 12. -С. 103.

158. Ровинский P.E. Самоорганизация как фактор направленного развития // Вопросы философии. 2002. № 5. — С. 67−77.

159. Ровинский P.E. Развивающаяся Вселенная. М.: Академия. — 1995. — 163 с.

160. Ровинский P.E. Синергетика и процессы развития сложных систем // Вопросы философии. 2006. — № 2. — С. 162−169.

161. Романовский Ю. М. Принципы самоорганизации в физике, химии и биологии. М. 1981. -48 с.

162. Рузавин Г. И. Синергетика и принципа самодвижения материи // Вопросы философии. 1984. — № 8. — С. 39−51.

163. Румер Ю. Б., Овчинников Н. Ф. Пространство время, энергия — импульс в структуре физической теории // Вопросы философии. — 1968. — № 4. — С. 82−92.

164. Рюэль Д. Случайность и хаос: пер. с франц. — Ижевск: НИЦ & laquo-Регулярная и хаотическая динамика& raquo-. — Под ред. A.B. Борисова. 2001. — 192 с.

165. Рябов В. А., Царев В. А., Цховребов A.M. Поиски частиц темной материи // Успехи физических наук. -2008. -№ 11. -Т. 178. -С. 1129−1164.

166. Самсонов A. JI. Человек и биосфера — проблема информационных оценок // Вопросы философии. 2003. — № 6. — С. 125.

167. Свидерский В. И. Некоторые вопросы диалектики изменения и развития. — М.: Мысль. — 1965. — С. 10.

168. Свидерский В. И. О диалектике элементов и структуры в объективном мире и познании. М. — 1962. — С. 21.

169. Свирский Я. И. Самоорганизация смысла (опыт синергетической онтологии). М.: РАН, Институт философии. — 2001. — С. 208.

170. Солопов Е. Ф. Соотношение форм движения и видов материи в природе // Вопросы философии. 1963. — № 8. — С. 143−154.

171. Спиноза Б. Избранные произведения. T. I. М. — 1957. — С. 361.

172. Степин B.C. Теоретическое знание. — М.: Прогресс-Традиция. — 2000. -744 с.

173. Таванец П. В. Логика научного познания и современная формальная логика // Вопросы философии. — 1964. № 3. — С. 69−77.

174. Тальягамбе Сильвано (Италия) Об одной концепции логики микрофизики // Вопросы философии. 1972. — № 7. — С. 68−76.

175. Тарароев Я. В. Современная космология взгляд извне // Вопросы философии. — 2006. — № 2. — С. 142−150.

176. Тарароев Я. В. Теория струн как современная физическая концепция & laquo-основания мира& raquo-. Гносеологический и онтологический & laquo-срез»- // Вопросы философии. 2007. — № 3. — С. 142−151.

177. Терлецкий Я. П. О взаимопревращаемости элементарных частиц // Вопросы философии. 1956. — № 2. — С. 164−166.

178. Терлецкий Я. П. О нелинейном обобщении и интерпретации квантовой теории // Вопросы философии. 1959. — № 4. — С. 57. -63.

179. Терлецкий Я. П. Об изложении основ специальной теории относительности // Вопросы философии. 1953. — № 4. — С. 207−212.

180. Терлецкий Я. П. Проблемы развития квантовой теории // Вопросы философии. 1951. — № 5. — С. 51−61.

181. Тимофеев И. С. Элементарные формы познания качества количественными методами // Вопросы философии. — 1963. № 12. — С. 95−105.

182. Тихонов А. Н. Об устойчивости обратных задач // Докл. АН СССР. Т. 39. — № 5. — 1943. — С. 195−198.

183. Товмасян Г. М. Физические процессы в галактиках // Труды симпозиума, посвященного 60-летию академика В. А. Амбарцумяна: Физика нестационарных звезд и туманностей, 16−19 сентября. — 1968. — Бюракан.

184. Тредер Ганс-Юрген (ГДР) Значение коперниканства для современной физической и астрономической картины мира // Вопросы философии. 1974. -№ 3. — С. 49−66.

185. Турсунов А. Основания космологии. М. 1979. — С. 69−70.

186. Турсунов А. Концептуальные и мировоззренческие основания космологии: идея Вселенной // Вопросы философии. — 1978. № 6. — С. 112−124.

187. Турсунов А. Методологическая дилемма в научной космологии // Вопросы философии. 1969. — № 4. — С. 72−83.

188. Турсунов А. Мировоззренческие проблемы научной космологии // Вопросы философии. 1977. — № 8. — С. 63−77.

189. Турсунов А. Мирозданья тугие узлы (новейшая космология в философской перспективе) // Вопросы философии. — 1988. № 2. — С. 69−84.

190. Турсунов А. Направление времени: новые аспекты старой проблемы // Вопросы философии. 1975. — № 3. — С. 60−74.

191. Турсунов А. Основания космологии // Вопросы философии. — 1976. № 4. -С. 96−110.

192. Турсунов А. Симметрия природы и природа симметрии // Вопросы философии. -1973. -№ 11. -С. 158−162.

193. Турчин В. Ф. & laquo-Сумасшедшие»- теории и метанаука // Вопросы философии. 1968. — № 5. -С. 122−131.

194. Тюхтин B.C. Квантовая физика и философия // Вопросы философии. — 1967. -№ 11. -С. 140−145. *

195. Уитни Ч. Открытие нашей Галактики. М. 1975. — С. 190.

196. Урманцев Н. М. Синергетика как новая парадигма науки, культуры, образования // Социально-гуманитарные знания. — 2007. — № 12. — С. 87−94.

197. Фейгенберг И. М., Ровинский Р. Е. Информационная модель будущего как программа развития // Вопросы философии. 2005. — № 5. — С. 84−86.

198. Фесенков В. Г. Принципиальные достижения современной астрономии // Вопросы философии. 1959. — № 5. — С. 115−122.

199. Фесенков В. Г. Происхождение и развитие небесных тел по современным данным. М: АН СССР. — 1953. — С. 63.

200. Физика. Большой энциклопедический словарь. М. 1999. — С. 61.

201. Философские проблемы физики элементарных частиц (тридцать лет спустя). — Москва: Российская академия наук, Институт философии. — Отв. ред. ТО.Б. Молчанов. 1994. — 217 с.

202. Философский энциклопедический словарь. — Москва: ИНФРА-М. — 1997.- 576 с.

203. Фок В. А. Понятия однородности, ковариантности и относительности в теории пространства и времени // Вопросы философии. — 1955. № 4. — С. 131 135.

204. Фолди JI. Структура нуклонов //Успехи физических наук. — 1966. Т. 88. -Вып. 3,-С. 567.

205. Фомин П. И. Гравитационная неустойчивость вакуума и космологическая проблема. Препринт Института теоретической физики 73−137Р. — Киев. — 1973- Докл. АН УССР. -А 9, — 1975. -С. 831.

206. Форрестер Дж. Мировая динамика. М.: ACT. 2003. — 384 с.

207. Фортов В. Е. Экстремальные состояния вещества на Земле и в космосе // Успехи физических наук. 2009. — Т. 179. — № 6. — С. 653−687.

208. Хайтун С. Д. Фундаментальная сущность эволюции // Вопросы философии. 2001. — № 2. — С. 161.

209. Хайтун С. Д. Эволюция Вселенной // Вопросы философии. 2004. — № 10.- С. 76−84.

210. Хакен Г. Синергетика: пер. с англ. — М.: Мир. 1980. — 406 с.

211. Хакен Г. Синергетика. Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. М. — 1985. — 361 с.

212. Халилов В. Ш., Халилов И. В. Информационное поле нематериальная реальность. — М.: Флинта. — 2007. — С. 23−26.

213. Чернин А. Д. Космический вакуум //Успехи физических наук. 2001. — Т. 171. -№ 11. -С. 1153−1175.

214. Чудинов Э. М. О философской оценке пустых & laquo-миров»- в релятивистской космологии // Вопросы философии. 1966. — № 1. — С. 87−92.

215. Чудинов Э. М. Общая теория относительности и пространственно-временная структура Вселенной // Вопросы философии. — 1967. № 3. — С. 6575.

216. Чудинов Э. М. Эйнштейн и проблема бесконечности Вселенной // Вопросы философии. 1979. — № 2. — С. 28−37.

217. Шарипов М. Р. Мироздание и структурно-связные формы Универсума. Философский анализ: Монография. — Уфа: РИЦ БашГУ. — 2006. — 364 с.

218. Шарипов М. Р. Системно-структурная устойчивость Мироздания. Философский анализ: дис.. канд. фил. наук. — Уфа, 2007. — 166 с.

219. Шкловский И. С. Проблемы современной астрофизики. М. — 1982. — С. 210.

220. Шмидт О. Ю. Четыре лекции о теории происхождения Земли. M. -JI. — 1950. -С. 43−44.

221. Шредингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики? Пер. с англ. М.: ГИИЛ. 1947. -89 с.

222. Эбелинг В. Образование структур при необратимых процессах. М.: Мир. -1979. -279 с.

223. Эйген М., Винклер Р. Игра жизни: пер. с нем. — Москва: Наука. — Под ред. М. В. Волькенштейн. 1979. — 96 с.

224. Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4 т. — Т. IV. — М.: Наука. -1965. -700 с.

225. Яковленко С. И. Об организующем и разрушающем (стохастизующем) воздействиях в природе // Вопросы философии. — 1992. № 2. — С. 141−144.

226. Abrarnenko В. On Dimensionality and Continuity of Physical Space and Time, //The British Journal for the Philosophy of Science. Vol.9. — № 35. — 1958. — P. 89 109.

227. Arata N. Nuovo Cimento A 43 455 (1978).

228. Arp H.A. Astrophys. J. 136. — 1962. — 1148.

229. ATLAS Collab «ATLAS: Detector and physics performance technical design report, Vol. 2», CERN/LHCC 99−15 (1999).

230. Bak P., Tang С., Weisenfeld К. Self-organized criticality. // Phys. Rev. A. -1988. -№ 1. -V. 38. -P. 364−374.

231. Belinskii V.A., Khalatnikov I.M., Lifshitz E.M. Adv. Phys. 31 639 (1982).

232. Bellachhok L., Malinetskii G. Tricks of Jokers on one-dimensional maps. Proc. 5 Int. Specialist Workshop Nonlinear Dynamics of Electronic Systems. Moscow. — 1997. -P. 40−45.

233. Boos E. Metal. Phys. Atom. Nucl. 69 1317 (2006).

234. Boss A.P. Astrophys. J. 563 367 (2001).

235. Budnev V. Metal. Phys. Rep. 15 181 (1975).

236. Ellis By John. Dark Matter and Dark Energy: Summary and Future Directions // arXiv: astroph/304 183. vl.

237. Heisenberg Q. Uber den anschaulichen Inhalt der quantentheoretischen Kinematik und Mechanik. Z. Phys. 1927, Bd. 43, s. 172. и. Вып. 3. M., 1965.

238. Hoyle F. Granice astronomi. Warszawa. 1967. S. 395.

239. Kac V.G. Infinite Dimensional Lie Algebras 3rd ed. (Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1990).

240. Kluberg-Stern H., Zuber J.B. Phys. Rev. D 12 467 (1975).

241. Peebles P.J.E. The Cosmological Constant and Dark Energy // arXiv: astroph / 207 347. v2.

242. The CMS Collab. «CMS physics technical design report, Vol. II: Physics performance» J. Phys. G. Nucl. Part. Phys 34 955 (2007).

ПоказатьСвернуть

Содержание

В первой главе представлен анализ методологических и мировоззренческих аспектов коэволюции микро- и мегамира, рассмотрены проблемы единства микро- и мегамира, эволюции Вселенной с позиций синергетики.

В настоящее время естествознание склоняется к убеждению, что многие космологические явления обусловлены фундаментальными микроявлениями. В областях сверхвысоких явлений проблематики космологии и микромира & laquo-смыкаются»- [58, 103]. Единство эволюции микро- и макромира Эрихом Янчем названо коэволюцией. Коэволюция — взаимообусловленность процессов дифференциации и усложнения в микро- и макроветвях эволюции.

Развитие современной научной картины мира строится на базе идей синергетики. Самоорганизация является важнейшим фактором образования качественно новых свойств вещества, нарастания степени порядка в определенных развивающихся системах. Порядок может возникнуть как результат внешнего силового воздействия на открытую неравновесную систему, а также под влиянием внутренних причин [160, 67]. Еще Аристотель говорил о том, что & laquo-причины, по которым возникает случайное, по необходимости-неопределенны" [20, 93]. С. Д. Хайтун формообразующим фактором прогрессивной эволюции считает — направленные само сборки (макромутации), & laquo-сами собой& raquo- возникающие под давлением взаимодействий, а естественный отбор играет роль фильтра [210, 161]. Вселенную можно рассматривать как диссипативную структуру, удаленную от состояния равновесия [155, 47]. С. П. Курдюмов говорит, что в состоянии неустойчивости, в точках бифуркации часто небольшое воздействие в определенном пространственно-временном интервале способно порождать (в силу кооперативных эффектов) новые структуры и организации. По словам А. Я. Свирского & laquo-на определенном этапе развития дерева бифуркаций или при возникновении странного аттрактора наступает стадия хаоса, несущая в себе как богатство возможных структур, так и невозможность их полного постижения и реализации& raquo- [171, 208]. Аттракторы, притягивающие множество в фазовом пространстве, отличные от состояний равновесия и строго периодических колебаний получили название странных аттракторов и связываются с проблемой турбулентности [23, 17]. Таким образом, если в космосе существуют странные аттракторы то, скорее всего, возможно предсказать их поведение хотя бы с некоторой вероятностью на основе метода экстраполяции синергетического подхода.

Эволюция системы предполагает кооперативный круговорот между системой и управляющими или просто внешними параметрами. Характеристически круговороты начинаются внутри системы, а затем система расслаивается [59, 4]. Кооперативная эволюция предполагает наличие круговорота между макро- и микросоставляющими эволюционирующей системы. Круговороты материи на всех ступенях своей реализации опираются на некоторый фундамент. В космологии — физический вакуум [202, 61]. Выяснилось, что поступательное развитие мегамира возможно при условии, что в этом мире существует феномен, названный П. Дэвисом & laquo-тонкой подстройкой Вселенной& raquo-. Изменение даже одной физической постоянной в пределах 10−15% в ту или другую сторону привело бы к вырождению Вселенной [199, 84−85]. В работе С. Д. Хайтуна говорится о нулевой плотности массы Вселенной, поскольку при отличной от нуля плотности массы однородная Вселенная была бы гравитационно неустойчива из-за притяжения ее фрагментов друг к другу [211, 76−84]. К 1929 году Хаббл определил расстояние до двух десятков галактик и опубликовал ошеломляющий вывод: все галактики мчатся друг от друга со скоростью, которая возрастает пропорционально расстоянию между ними [197, 190]. В 1981 году американскому физику А. Гусу удается использовать & laquo-инфляцию»- (раздувание) для решения некоторых проблем фридманской теории (классической картины мира релятивистской космологии). В результате флуктуации вакуума рождаются «пузырьки"-домены, которые имеют плотные стены в виде крупномасштабных однородностей [145, 39−43]. & laquo-По современным представлениям, инфляционному периоду предшествовал период квантового существования Вселенной. Из-за квантовых флуктуаций в различные моменты времени случайным образом происходит превращение & laquo-кипящего вакуума& raquo- в отдельные пузыри раздувающихся вселенных. Это вечное кипение, вечное рождение новых вселенных и вечное их умирание& raquo- [140, 891−892]. А. Д. Линде ввел понятие вечного раздувания, которое описывает эволюционный процесс, продолжающийся как цепная реакция. Если Мета вселенная содержит, по крайней мере, одну раздувающуюся область, она будет безостановочно порождать новые раздувающиеся области. Возникает ветвящаяся структура мини вселенных, похожая на фрактал [85, 22−27]. В результате Большого Взрыва возник горячий и чрезвычайно плотный сгусток протовещества, в котором невозможно обнаружить различия между частицами, а процесс расширения сгустка определен кинетикой и тормозящим гравитационным взаимодействием частиц. По мере снижения температуры и плотности проявляются различия между кварками, лептонами и бозонами [160, 69]. Вселенная является открытой системой, которая будет расширяться в пространстве неограниченное время и рассеивать энергию. Предполагается, что источниками энергии для галактик служат & laquo-черные дыры& raquo- и квазары [2, 23]. На определенной стадии эволюции гравитационной ловушки, когда плотность материи достигает соответствующего значения, нуклоны перестают существовать и обмен материей прекращается.- При достижении критического значения плотности силы отталкивания становятся больше гравитационных и ловушка взрывается. В результате такого взрыва образовалась расширяющаяся Метагалактика [124, 62]. Судьба Вселенной зависит от ряда явлений еще не достаточно изученных. Если нейтрино имеют массу покоя, то средняя плотность вещества во Вселенной окажется выше оцениваемой в настоящее время [57, 108]. Недостаточно изучена и нестабильность протона. Таким образом, флуктуации на микроскопическом уровне ответственны за выбор той ветви, которая возникнет после точки бифуркации, и, стало быть, определяют то событие, которое произойдет [154].

§ 1. Методология синергетики

Развитие науки в конце XIX и начале XX века характеризуется громадным усилением значимости логико-методологической проблематики науки. Логическая структура научного объяснения и научного предвидения предполагает определенное дедуктивное движение мысли, поскольку, пользуясь этими приемами, мы логически выводим на основе некоторых теоретических положений и некоторых эмпирических сведений новую эмпирическую информацию, которая относится либо к уже имеющимся в опыте фактам, либо к фактам, которые должны выступить в будущем опыте [175, 75].

Междисциплинарность в современной науке предполагает взаимосогласованное использование образов, представлений методов и моделей дисциплин как естественно-научного и технического, так и социогуманитарного профиля. Это в свою очередь предполагает существование единой научной картины мира. В то же время сейчас такой общенаучной единой картины мира нет. Существуют ее отдельные фрагменты, именуемые специальными картинами мира, дисциплинарными онтоло-гиями, как, например, физическая, биологическая, космологическая картины мира, репрезентирующие предметы каждой отдельной науки [174]. Синергетика пытается навести мосты между этими картинами, создать единое поле междисциплинарной коммуникации, сформировать принципы новой картины мира [28]- [48]- [49, 81].

Идеи самоорганизации, становления порядка из хаоса широко обсуждаются в современной науке. Повышенный- интерес к синергетическим явлениям связан с тем, что сильнонеравновесные системы (любой субстратной природы) под воздействием внешнего параметра способны к эволюции (самоорганизации) от хаоса к порядку [58, 87]. Взаимоотношение порядка и хаоса является центральной проблемой синергетики. Общеизвестно, что различные типы порядка и хаоса нестабильны и склонны переходить друг в друга. С точки зрения физики смысл всех подобных переходов состоит в поиске устойчивости (достижении такого состояния, при котором переходы системы из одного состояния в другое прекращаются). Так как мерой беспорядка (дезорганизации) является величина, называемая в физике энтропией, а мерой порядка (организации), естественно, отрицательная энтропия, называемая негэнтропией, или & laquo-информацией»-, то первая тенденция выражается в законе возрастания энтропии в изолированной системе, а вторая — в законе ее уменьшения, то есть увеличения негэнтропии в открытой системе (за счет работы, произведенной над системой внешней средой). Однако грань между замкнутой и открытой системой не абсолютна: поэтому рост энтропии может смениться ее уменьшением, а уменьшение — ростом. Таким образом, как стремление к хаосу, так и к порядку в мире обычных линейных систем, оказывается, вообще говоря, неустойчивым [45, 111].

С философской точки зрения вопросы, связанные с самоорганизацией, проливают новый свет на процессы усложнения и развития материи, ее эволюции от низших форм к высшим. Самоорганизация представляет собой естественнонаучное выражение процесса самодвижения материи, происходящего в силу присущих материи внутренних причин. Метафизическое представление о материи как неизменной субстанции, является незаконной экстраполяцией принципов механики на все формы движения и развития материи [164]. Сама идея самодвижения материи зародилась еще в глубокой древности и первоначально связывалась с отрицанием вмешательства сверхъестественных сил в процессы, происходящие в природе. У древних греков ранней эпохи встречается представление о материи как бесформенной основе мира, выступающей в мифическом образе хаоса. В дальнейшем в качестве основы мира рассматривается тот или иной конкретный вид материи (вода у Фалеса, воздух у Анаксимена, огонь у Гераклита), причем это первоначало мира движется и развивается по своим внутренним законам и не зависит от воли ни богов, ни людей.

Возникновение опытного естествознания во второй половине XVI века в значительной мере содействовало научному исследованию целого ряда явлений и процессов природы. И. Кеплер открывает законы движения планет. В небесной механике И. Ньютона эти законы получают свое теоретическое обоснование с помощью закона всемирного тяготения и трех основных аксиом движения. Однако самым трудным здесь делом было объяснить, как вся Солнечная система пришла в движение, и Ньютон не нашел ничего лучшего, как постулировать божественный первый толчок [164]. Против этих и других теологических выводов решительно выступили материалисты XVII и XVIII вв., отвергавшие идею перводвигателя мира как глубоко ненаучную и философски несостоятельную. Б. Спиноза рассматривал материю как causa sui, которая существует сама в себе и представляется сама через себя [173]. Д. Толанд выступает уже с прямой критикой взглядов Ньютона и решительно заявляет о & laquo-внутренней энергии, самодвижении& raquo- материи [15]. Идея самодвижения получила дальнейшее развитие в трудах французских материалистов XVIII века. & laquo-Материя, — писал П. Гольбах, — действует по своим собственным силам и не нуждается ни в каком внешнем толчке, чтобы быть приведенной в движение& raquo- [66]. В это же время Д. Дидро выдвигает такую глубокую, диалектическую по своей сути идею, согласно которой уровень развития материи, различных ее видов и свойств определяется степенью ее организации [164]. Значительные трудности для правильного понимаиия процессов движения, организации, усложнения и развития материи возникли в связи с неверной интерпретацией второго начала термодинамики. Как известно, это начало, устанавливающее возрастание энтропии в замкнутой системе и впервые ясно сформулированное Р. Клаузиусом, стало некритически переноситься также на системы, не являющиеся замкнутыми, и даже на Вселенную в целом. Так возникла гипотеза о тепловой смерти Вселенной [164].

Понятие самоорганизации родилось не на пустом месте. В 1944 году в Англии вышла небольшая по объему книга известного физика-теоретика Эрвина Шредин-гера & laquo-Что такое жизнь с точки зрения физики?& raquo- (русский перевод [223]). Шредингер приходит к выводу, что, кроме разрушительной тенденции, жизнь проявляет тенденцию к устойчивому поддержанию упорядоченных состояний высокого уровня сложности, а характерные для жизненных процессов законы не являются статистическими [160, 71]. Э. Шредингер указал на то, что законы физики лежат в основе образования биологических структур, и подчеркнул, что характерная особенность биологических систем состоит в обмене энергией и веществом с неравновесной окружающей средой, в результате чего и возникает их самоорганизация. & laquo-Средство, при помощи которого организм поддерживает себя постоянно на достаточно высоком уровне упорядоченности (равно на достаточно низком уровне энтропии), — писал он, — в действительности состоит в непрерывном извлечении упорядоченности из окружающей его среды& raquo-. & laquo-Термин & laquo-самоорганизующаяся система& raquo-, — справедливо указывает Г. Фёрстер, — становится бессмысленным, если система не находится в контакте с окружением, которое обладает доступными для нее энергией и порядком и с которым наша система находится в состоянии постоянного взаимодействия, так что она как-то умудряется & laquo-жить»- за счет этого окружения& raquo-. Самоорганизация характеризует внутреннее свойство систем, спонтанно возникающее в результате взаимодействия большого числа подсистем, и проявляется в виде их совместного, кооперативного эффекта. Если рост энтропии связан с увеличением беспорядка и неопределенности, то противоположная тенденция в открытых системах направлена на усиление порядка и увеличение нашей информированности о системе. & laquo-Как количество информации в системе есть мера организованности системы, — подчеркивал Н. Винер, — точно так же энтропия системы есть мера дезорганизованное& trade- системы- одно равно другому, взятому с обратным знаком& raquo- [56]- [164].

Синергетика рассматривает возникновение упорядоченных макроструктур как рождение коллективных типов поведения огромного числа входящих в макроструктуру элементов. Такие типы поведения, называемые модами, возникают в системе под действием флуктуации в момент потери системой устойчивости. Моды конкурируют между собой, и выживает та форма, которая оказывается наиболее & bull-приспособленной к внешним условиям. Хакен полагает, что здесь проявляется некий обобщенный дарвинизм, действие которого распространяется не только на органический, но и на неорганический мир. Однако в этом своем заключении Хакен был не прав. В случае самоорганизации требуется обеспечить математическое описание поведения открытой системы в период потери устойчивости и скачкообразного ее перехода в одно из возможных качественно новых устойчивых состояний. Хакен разработал математический аппарат в виде системы нелинейных дифференциальных уравнений, названных им эволюционными уравнениями. В этой теории методы и понятия термодинамики не используются, поскольку основные положения классической (равновесной) термодинамики к открытым неравновесным системам не приложимы [160, 72]. Герман Хакен, автор самого термина & laquo-синергетика»- [212]- [213], определил ее как науку, которая занимается изучением систем, состоящих из большого числа частей, компонент или подсистем, сложным образом взаимодействующих между собой. Слово & laquo-сложный»-, при всем обилии значений, в этом определении вполне может толковаться как & laquo-нелинейный»-. Разделяют два типа нелинейных систем — консервативные, которые характеризуются сохранением энергии, и диссипативные, в которых энергия поступает из окружающей среды [100, 55−58].

Таким образом, синергетика — междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является изучение природных явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем (состоящих из подсистем). Синергия — совместное действие, взаимодействие различных потенций или видов энергий в целостном действии [204, 414]. Категории самоорганизации, хаоса, нелинейности, точки бифуркации появились в трудах ведущих аналитиков и политологов — Дж. Форрестера, Д. Медоуза, Д- Тоффлера, Ю. Одума, С. Кара-Мурзы, С. Курнягина. Их большую эвристическую и мировоззренческую роль наглядно иллюстрирует концепция универсального эволюционизма, разрабатываемая в последние годы Н. Н. Моисеевым [141,7].

Случайным явлениям, как и самой случайности и самопроизвольности в ряду причин, Аристотель уделял второстепенную роль. Согласно Аристотелю, природа как бы & laquo-пропускает»- случайности в менее важных процессах, но эллиминирует ее в процессах наиболее важных (например, в движении небесных тел) [98, 11]. По мнению Аристотеля & laquo-случай и^ случайное: бывают у тех (существ), которым присуще счастье и вообще (практическая) деятельность. самопроизвольность же свойственна и всем прочим живым существам, и многим неодушевленным предметам& raquo- [19, 94] и & laquo-самопроизвольность и случай есть нечто вторичное по сравнению с разумом и природой& raquo- [19, 96]. На вопрос о самоогранизации возможны три ответа: первый который мы условно назовем & laquo-демокритовским»-, состоит в том, что порядок случайным образом возник из хаоса- второй, & laquo-платоновский»- ответ состоит в том, что некий Высший Разум (Демиург) непосредственным вмешательством упорядочил хаотически двигавшиеся элементы- наконец третий & laquo-аристотелевский»- ответ состоит в том, что порядок существовал изначально [98, 1. 9]- Молинизм позволяет говорить о самоорганизации мира, в котором свободные причины, переплетаясь с необходимыми причинами, порождают многовариантность. Именно этот аспект мо-линизма оказал влияние на оригинальную концепцию самоорганизации, предложенную ученым и богословом Пьером Тейяром де Шарденом сначала в чисто богословском сочинении & laquo-Божественная среда& raquo-, а. затем и в & laquo-Феномене человека& raquo- [98, 34]. Тейяр де Шарден утверждает, что & laquo-всегда существует определенный темп ошибок, или мутаций, — наличие этих ошибок является существенным условием возможности эволюционного процесса& raquo- [157,225].

И. Кант вводит принцип целесообразности природы (в многообразии ее эмпирических законов) как трансцендентальный принцип. & laquo-Трансцендентальный принцип — это принцип, посредством которого априорно представляется общее условие, единственно допускающее, чтобы вещи вообще могли стать объектами нашего познания. Напротив, метафизическим принцип называется, если он априорно, представляет условие, при котором только объекты, понятие которых должно быть дано эмпирически, могут быть далее определены априорно& raquo- [88, 21].

В первой половине XX века большую роль в развитии методов нелинейной динамики играла русская и советская школа математиков и физиков: A.M. Ляпунов, H.H. Боголюбов, Л. И. Мандельштам, A.A. Андронов, Н. С. Крылов, А. Ы. Колмогоров, А. Н. Тихонов, Я. Б. Зельдович. Эти исследования стимулировались необходимостью решения стратегических оборонных задач: создание ядерного оружия, освоение космоса. Большую роль в истории синергетики сыграла также модель морфогенеза A.M. Тьюринга и обнаруженный с помощью ЭВМ феномен возникновения уединенных волн — солитонов Э. Ферми [49, 80].

Начиная с 40-х годов, И. Пригожин работал над проблемами термодинамически необратимых процессов. Процесс развития системы предстает как необратимое движение от одной точки бифуркации к другой. Между двумя точками бифуркации протекает детерминированный эволюционный период развития, а в точке бифуркации дальнейшую судьбу системы решает случай. Создается новое представление о соотношении случайного и закономерного в этом мире [152]- [160, 75].

Оказалось, что основные физические величины являются операторами, а принимаемые этими величинами значения — собственными значениями этих операторов. Эти значения, вообще говоря, дискретны, а сами операторы — некоммутативны. Следствием этой некоммутативности являются соотношения неопределенностей Гейзенберга, говорящие о том, что мы не можем одновременно измерить сопряженные физические величины, например координаты и импульс. Они становятся поставщиками новых неожиданных выводов общеметодологического философского характера. Именно в этом смысле синергетика стала лидером в нелинейном переосмыслении мира и идеологией нелинейного подхода [100, 56].

В конце 60-х годов М. Эйген начал работы в области самоорганизации на молекулярном уровне. Рассматривая самоорганизацию на макроуровне, М. Эйген говорит, что & laquo-любой гиперцикл ведет себя как кооперативная единица с нелинейным законом роста. »- [225, 84].

В 60 — 70-е годы происходит подлинный прорыв в понимании процессов самоорганизации в самых разных явлениях природы и техники. Перечислим некоторые из них: теория генерации лазера Г. Б. Басова, A.M. Прохорова, Ч. Таунса- колебательные химические реакции Б. П. Белоусова и A.M. Жаботинского — основа биоритмов живого- теория диссипативных структур И. Пригожина- теория турбулентности А. Н. Колмогорова и Ю.Л. Климонтовича- теория эволюционного автокатализа А. П. Руденко. Неравновесные структуры плазмы в термоядерном синтезе изучались Б. Б. Кадомцевым, A.A. Самарским, С. П. Курдюмовым [104]. Теория активных сред и биофизические приложения самоорганизации исследовались A.C. Давыдовым, Г. Р. Иваницким, И. М. Гельфандом, A.M. Молчановым, Д. С. Чернавским, В. И. Кринским. В 1963 году происходит эпохальное открытие динамического хаоса сначала в задачах прогноза погоды Э. Лоренца, затем начинается изучение странных аттракторов в работах Д. Рюэля, Ф. Такенса, Л. П. Шильникова.

Так в своей работе Д. Рюэль утверждает, что & laquo-идеи хаоса наиболее естественным образом применяются в отношении временных эвошоций с & laquo-вечным возвратом& raquo-. вечный возврат можно наблюдать в умеренно сложных системах, но не в очень сложных& raquo- [166, 85]. Для странных аттракторов характерна неустойчивость решения по начальным данным, знаменитый & laquo-эффект бабочки& raquo-, взмах крыльев которой может радикально изменить дальний прогноз погоды — образ динамического хаоса. Странные аттракторы и хаос пояснили проблему возникновения турбулентности, но не проблему полностью развитой турбулентности. Странные аттракторы дали лишь понимание того, что любая теория турбулентности должна включать чувствительную зависимость от начальных условий [166, 74]. Для математического описания физических процессов, сопровождаемых разрывами функций (скачками), французский математик Р. Том на базе топологической теории динамических систем создал основы Теории катастроф. Существенный вклад в развитие теории сделал В. И. Арнольд [23], благодаря чему стали возможными некоторые важные практические ее приложения.

В микромире сегодня различают иерархию четырех уровней сложности микроэлементов. Это кварковый, нуклонный, атомный и молекулярный уровни. Сложность нарастает от кваркового к молекулярному уровню. В макромире выделяются свои уровни нарастающей сложности. Однако, более важное значение в контексте нашей темы приобретает второе смысловое значение сложности, определяемое как сложное поведение. Анализу этого понятия (с многочисленными конкретными примерами) посвящена книга Николиса и Пригожина [137]. Сложное поведение определяется этими авторами как способность системы осуществлять переходы между различными режимами. Тем самым возникновение сложного поведения прямо связывается с понятиями необратимости и бифуркации [160, 74]. Формируется постне-классическая по своему характеру эволюционная теория автопоэзиса живых систем У. Матураны и Ф. Вареллы [121]- [122]. Происходит формирование новой познавательной парадигмы самоорганизации, в контексте которой Г. Хакен в 1970 году и вводит в научный обиход неологизм & laquo-синергетика»- для обозначения нового междисциплинарного направления исследований сложных самоорганизующихся- систем. Важное значение для возникновения синергетики имели экспериментальные и: теоретические работы, связанные с созданием лазера [49, 80].

В 80−90-е годы продолжается изучение динамического хаоса и проблемы) сложности. В связи с созданием новых поколений мощных ЭВМ развиваются фрак

1альная геометрия Б. Мандельброта, геометрия самоподобных объектов (типа облака, кроны дерева, береговой линии), которая описывает структуры динамического хаоса и позволяет эффективно сжимать информацию при распознавании и хранении образов. Были обнаружены универсальные сценарии перехода к хаосу М. Фейген-баума, Ив. Помо. Существенно развита эргодическая теория (Я. Синай). В 1990 году открыт феномен самоорганизованной критичности [49, 80].

В.Г. Буданов в своей статье & laquo-О методологии синергетики& raquo-, в самой синергетике выделяет несколько параллельно существующих пластов ее бытия в современной культуре, расположенных по степени возрастания уровня абстрактности: подцисциплинарный — обыденное сознание повседневных житейских практик- дисциплинарный — процессы индивидуального творчества и развития дисциплинарных знаний и объектов исследования- междисциплинарный — процессы междисциплинарной коммуникации и перенос знания в диалогах дисциплин, педагогике и образовании, при принятии решений- трансдисциплинарный — процессы сборки, самоорганизации и функционирования больших междисциплинарных проектов, междисциплинарных языков коммуникации, природа возникновения междисциплинарных инвариантов, квазиуниверсалий, коллективный разум, сетевое мышление- надцис-циплинарный — процессы творчества, становления философского знания, развития науки и культуры [49, 83].

Принципьь синергетики могут быть определяемы друг через друга. Программу поведения системы в состоянии гомеостаза в синергетике называют аттрактор, к которому со временем притягиваются близлежащие состояния. Аттракторы существуют только в открытых диссипативных системах, т. е. рассеивающих энергию, вещество, информацию. Основным смыслом структурной иерархии, является составная природа вышестоящих уровней по отношению к нижестоящим. То, что для низшего уровня есть структура-порядок, для высшего есть бесструктурный-элемент хаоса, строительный материал. Элементы, связываясь в структуру, передают ей часть своих функций, которые теперь выражаются от лица коллектива всей системы. Эти коллективные переменные & laquo-живут»- на более высоком иерархическом уровне, нежели элементы системы, и в синергетике, следуя Г. Хакену, их принято называть параметрами порядка — именно они описывают смысл поведения и цели-аттракторы системы. Такая природа параметров порядка называется принципом подчинения, причем феномен их когерентного, т. е. взаимосогласованного, сосуществования иногда называют явлением самоорганизации.

Принцип открытости подчеркивает два важных обстоятельства. Это возможность явлений самоорганизации бытия в форме существования стабильных неравновесных структур макроуровня (открытость макроуровня к микроуровню при фиксированных управляющих параметрах). Далее это возможность самоорганизации становления, т. е. смены типа неравновесной структуры, типа аттрактора (открытость макроуровня мегауровню меняющихся управляющих параметров системы). Состояние системы неустойчиво, если любые сколь угодно малые отклонения от него со временем увеличиваются. Такие состояния неустойчивости принято называть точками бифуркаций, они непременны в любой ситуации рождения нового качества. Динамическая иерархичность (эмерджентность) — это обобщение принципа подчинения на процессы становления — рождение параметров порядка, когда приходится рассматривать взаимодействие более чем двух уровней, и сам процесс становления есть процесс исчезновения, а затем рождения одного из них в процессе взаимодействия минимум трех иерархических уровней системы- здесь, в отличие от фазы бытия, переменные параметра порядка, напротив, являются самыми быстрыми, неустойчивыми переменными среди конкурирующих макрофлуктуаций. Это основной принцип прохождения системой точек бифуркаций, ее становления, рождения и гибели иерархических уровней.

Таким образом, в точке бифуркации коллективные переменные, параметры порядка макроуровня возвращают свои степени свободы в хаос микроуровня, растворяясь в нем и увеличивая его хаотизацию. Процесс самоорганизации, рождения параметров порядка, структур из хаоса микроуровня представлен следующим образом в синергетике: & laquo-управляющие сверхмедленные параметры верхнего мегауров-ня" + & laquo-короткоживущие переменные низшего микроуровня& raquo- = & laquo-параметры порядка, структурообразующие долгоживущие коллективные переменные нового макроуровня& raquo-. Можно представить основную идею становления символически: ме-га+микро=макро new [49, 91]. В точке бифуркации макроуровень исчезает, возникает прямой контакт микро- и мегауровней, рождающий макроуровень с иными качествами.

Фундаментальным принципом самоорганизации служит возникновение нового порядка и усложнение систем через флуктуации (случайные отклонения) состояний их элементов и подсистем. Такие флуктуации обычно подавляются во всех динамически стабильных и адаптивных системах за счёт отрицательных обратных связей, обеспечивающих сохранение структуры и близкого к равновесию состояния сисхемы. В более сложных открытых системах, благодаря притоку энергии извне и усилению неравновесности, отклонения со временем возрастают, вызывают эффект коллективного поведения элементов и подсистем и приводят либо к разрушению прежней структуры, либо к возникновению нового порядка. Поскольку флуктуации носят случайный характер, то состояние системы после бифуркации обусловлено действием суммы случайных факторов.

Особенности феномена нелинейности состоят в следующем. При определенных условиях нелинейность может усиливать флуктуации. Определенные классы нелинейных открытых систем демонстрируют другое важное свойство — порого-вость чувствительности. Ниже порога все уменьшается, забывается, а выше порога, наоборот, все многократно возрастает. Далее нелинейность порождает дискретность путей эволюции нелинейных систем. Нелинейность означает возможность неожиданных, называемых в философии эмерджентными, изменений направления течения процессов [92]- [93, 10−11]- [94]- [95].

На протяжении первой половины XX века был открыт ряд новых, диссипа-'I ивных, систем — от гидродинамических ячеек Бенара (1900) до химических часов Бслоусова (1951). Пригожин подвел под все эти открытия теоретическую базу, показав, что в природе существует совершенно новый способ стремления материальной системы к устойчивому состоянию — своеобразный синтез порядка и хаоса (вместо их замены друг другом). Он построил модель так называемого брюсселятора — открытой химической системы, в которой в ходе автокаталитической реакции спон-1анно возникает неравномерное пространственное распределение концентраций реагирующих веществ, т. е. упорядоченная структура, характер которой не определяется внешним воздействием на систему. Возникло теоретическое представление о диссипативной системе, существование которой поддерживается постоянным обменом со средой, веществом или энергией или тем и другим одновременною. При прекращении такого обмена диссипативная структура разрушается и исчезает. Разные диссипативные системы оказываются устойчивыми по отношению к разным классам взаимодействий со средой [45, 114].

В.П. Бранский также считает, что диссипативные системы различаются свойствами: открытость, неравновесность и нелинейность. Открытость означает способ обмена с внешней средой. Неравновесность предполагает наличие макроскопических процессов обмена веществом, энергией и информацией между элементами самой диссипативной системы. Особое значение имеет нелинейность — система может испытывать глобальный качественный сдвиг в определенном направлении, причинно никак не связанный с характером малых воздействий. Упорядоченные системы, составленные из диссипативных систем, могут существовать лишь за счет специфического обмена со средой, в общем случае, веществом, энергией и информацией. Не все из этих переходов обладают одинаковой устойчивостью. Переход, который соответствует принципу максимальной устойчивости, образует то, что с точки зрения теории диссипативных систем естественно назвать развитием. Развитие есть рост степени синтеза порядка и хаоса, обусловленный стремлением к максимальной устойчивости. Поэтому создатели теории диссипативных систем не случайно отмечали, что & laquo-эволюцию можно рассматривать как проблему структурной устойчивости& raquo- [45, 115].

С феноменологической точки зрения развитие представляет собой не что иное, как процесс преодоления противоположности между порядком и хаосом ввиду принципиальной, неустойчивости как упорядоченных, так и хаотических структур. Каждая диссипативная система имеет свои & laquo-управляющие параметры& raquo-, характеризующие фундаментальные свойства этой системы. Каждый параметр имеет свое критическое значение, при достижении которого в количественной эволюции системы происходит качественный скачок — точка разветвления эволюционной линии, которая и получила название бифуркации. Получается как бы разветвление исходного качества на новые качества. Число ветвей, исходящих из данной бифуркационной точки, определяет дискретный набор новых возможных диссипативных структур, в любую из которых скачком может перейти данная структура. Каждая из таких структур соответствует возможным корреляциям между элементами системы. Эти корреляции способны возникать спонтанно в результате комбинирования внутренних взаимодействий в системе с внешними взаимодействиями системы со средой. Ответственность за выбор в действительности ложится на внутреннее взаимодействие между элементами системы, которое и играет роль детектора. Подобное взаимодействие в общем случае представляет собой столкновение противодействующих причин, часть из которых находится в состоянии конкуренции, а другая — кооперации. Конкуренция означает деятельность в различных и даже противоположных направлениях, тогда как-кооперация — деятельность в одном направлении. Поскольку деятельность по-древнегречески звучала как & laquo-энергия»-, то совместная деятельность получила название & laquo-синергия»-. Конечный результат о

Заполнить форму текущей работой