Концепция безопасного развития социоприродных систем (философско-методологический анализ)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Философские науки
Страниц:
418


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В последние десятилетия второго тысячелетия перед цивилизацией встала проблема выживания и она связана прежде всего с защитой от традиционных и новых вызовов и опасностей, принявших глобальные масштабы и грозящих дальнейшему существованию и развитию человеческого рода. В перспективе опасности природного и социально-техногенного характера (особенно связанные с обострением глобальных проблем) могут привести человечество к той или иной планетарной катастрофе уже в XXI веке. Наше будущее рядом философов и социологов представляется как общество не только новых возможностей, но и как общество риска, опасностей и катастроф, в котором обеспечение безопасности оказывается одной из главных общечеловеческих ценностей. Тем самым обеспечение безопасности системы «общество-природа» во всех ее аспектах оказывается приоритетной задачей всего мирового сообщества, имеющей отношение к грядущей судьбе цивилизации, выживанию и дальнейшему существованию жизни и разума на планете Земля. 1

Проблема выживания человечества в третьем тысячелетии не могла не отразиться на трансформациях в сфере миропонимания и его теоретической основы — философии, которая вырабатывает систему знаний о вечных и фундаментальных основах, принципах и законах бытия и мышления, одновременно решая основные экзистенциальные проблемы своего времени. Стремясь создать максимально обобщенную картину мира и человека в нем, философия откликается на вызовы и потребности развития, формируя новые мировоззренческие ориентиры, которые способствовали бы выживанию цивилизации и продолжению ее бытия. Современная философия, отвечая на свои вечные и основные вопросы, как подчеркивает А. Н. Кочергин, & laquo-должна стать прежде всего философией выжива

1 Глобальная экологическая перспектива — ГЕО-3. Прошлое, настоящее и перспективы на будущее. ЮНЕП. Найроби. 2002, С. 394−397. ния& raquo-.2 Настоящее исследование продолжает это направление, поиска новых оснований бытия и мышления, ценностей и регулятивов, обеспечивающих выживание человечества. 3

В основном проблема безопасного развития человечества, на взгляд диссертанта, вызвала необходимость в начале третьего тысячелетия смены курса (стратегии, формы, модели) развития, поскольку стихийный естественно-исторический процесс уже не обеспечивал выживание человечества. Это новая ситуация в истории цивилизации, оказавшейся с синер-гетической точки зрения перед бифуркацией, нашла свое отражение в философских и мировоззренческих трансформациях, а также в современной науке, когда последняя не только в силу внутренней логики, но главным образом под влиянием внешних факторов вынуждена менять свои ценностные ориентиры и цели развития. Такое изменение необходимо для того, чтобы оценить исторические перспективы человечества и его взаимодействия с природой, предсказать будущее и создать наиболее эффективные средства выживания человечества и сохранения биосферы в условиях планетарного антропоэкологического кризиса.

В духе реализации нового глобального мышления и миропонимания в 2002 г. состоялся Всемирный саммит по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (ЮАР) — ВСУР, прошедший спустя десять лет после Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г. — ЮНСЕД). Речь идет о переходе цивилизации к новой модели (форме, стратегии) развития, которая в переводе на русский язык получила наименование & laquo-устойчивое развитие& raquo-. Переход к новой форме цивили-зационного развития (которая пока существует лишь в виде политических деклараций, национальных и рекомендательных документов ООН) 2

Кочергин А. Н. Философия выживания // Глобалистика. Энциклопедия. М., 2003, С. 1087.

3 См.: Дмитриев А. Н., Кочергин А. Н. Шансы на выживание. М., 1992- Кочергин А. Н. Философия и глобальные проблемы. М., 1996- Ващекин Н. П., Бессонов Б. Н., Урсул А. Д. Методология науки и стратегия выживания цивилизации. М., 1998. вызван в основном причинами, связанными с экологией и обеспечением безопасности в самом широком смысле. Если мировому сообществу не удается реализовать переход к устойчивому развитию, то уже в текущем столетии может разразиться социально-экологическая катастрофа планетарного масштаба либо иная, скажем, связанная с действиями международного терроризма, могущего использовать ядерное, химическое, бактериологическое или другие средства массового поражения технико-технологического характера. XXI век может стать веком перехода мирового сообщества к устойчивому развитию и тем самым выживания цивилизации и сохранения природы как естественного фундамента человеческой жизни либо самым трагическим столетием в истории цивилизации, приблизившим & laquo-конец света& raquo- в его глобальном варианте. Следует согласиться с В. М. Лейбиным, что & laquo-развитие — нонсенс, если оно наносит вред человеку, причиняет ущерб природе, угрожает жизни на Земле& raquo-. 4

Для того, чтобы человечество смогло выжить, необходимо коренным образом трансформировать процесс будущего развития системы & laquo-общество — природа& raquo-, изменив общечеловеческие ценности и идеалы, цели и ориентиры поступательного движения, сформировавшиеся в модели неустойчивого развития (так на ЮНСЕД была названа та форма развития, по которой продолжает пока развиваться наша цивилиза-ция). Новые цели, институты и механизмы развития, и вместе с тем -обеспечения безопасности были намечены в официальных документах ООН, упомянутых встреч на высшем уровне. Эти цели были конкретизированы в принятых указами Президента Р Ф & laquo-Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию& raquo-, & laquo-Концепции национальной безопасности& raquo- и ряде других прогнозных государственных документов.

4 Лейбин В. М. Глобальная этика // Глобалистика. Энциклопедия. М., 2003, С. 232.

Как видим, проблема развития, являющаяся одной из главных направлений философских исследований, в последние годы имеет не только теоретико-концептуальное, но и практическое значение, от понимания и реализации которой зависит безопасное будущее человечества, возможность его выживания и дальнейшего существования. Как будет показано в настоящем исследовании, в этой связи возникают фундаментальные вопросы перед философией, в особенности перед общей теорией развития, что предполагает методологический и мировоззренческий анализ нетрадиционных подходов к развитию в его широком смысле и понимание новых общецивилизационных альтернатив и перспектив развития. Новизна концептуально-методологического видения проблемы развития в философском ракурсе обуславливается и все возрастающей значимостью проблемы безопасности различных объектов — человека, общества, государства, цивилизации, биосферы (проблемы которая, в отличие от проблемы развития, гораздо позже была включена в орбиту философских исследований).

Возникла теоретическая и практическая необходимость изучить проблему развития системы «человек-общество-природа» в аспекте обеспечения безопасности и обосновать прежде всего с философско-методологических и социально-философских позиций возможность формирования единой концепции безопасности и развития социоприродных систем. Философия не должна отставать в своем научно-методологическом поиске от требований и проблем общецивилизацион-ной стратегии деятельности, включая взаимодействие природы и общества, а обязана дать свое опережающее осмысление насущных проблем как человеческого бытия, так и бытия в более широком смысле.

Своевременность философско-методологического анализа и концепции взаимосвязи проблем развития и безопасности касается прежде всего системы & laquo-общество — природа& raquo-, системы, которая на протяжении последних десятилетий исследовалась в философии естествознания (затем философии науки и техники) и социальной философии. По мнению автора, для глубокого проникновения в сущность обсуждаемой проблемы требуется не только объединение в целостную систему социального и естественного (природного) развития, но и самого этого развития с проблемой обеспечения безопасности социоприродных систем. Развитие и безопасность системы & laquo-общество — природа& raquo- образуют противоречивую систему, которая еще не была предметом обстоятельного (в частности диссертационного) философско-методологического исследования. Тем более не предлагалась философами обоснованная методологическая концепция безопасного развития социоприродных систем. Это принципиально новая постановка проблемы как в науке в целом, так и в философии науки (и техники), а также в других специальностях философских наук, особенно в социальной философии.

Степень разработанности проблемы. В работе в ракурсе философии выживания исследуются во взаимосвязи две фундаментальные проблемы, которые до недавнего времени в разной степени разрабатывались автономно различными направлениями научного поиска. Между тем исследуемые проблемы имеют комплексно-интегративный характер, и, как полагает автор, должны в перспективе представлять собой целостную философскую и концептуально-теоретическую систему исследований.

Характерной чертой диссертации является также и то, что философский дискурс в отношении развития социальных и социоприродных систем видится сквозь призму того или иного предмета науки либо (если она еще не сформировалась) направления научного поиска. Это дает основание для объединения социально-философского ракурса исследования с научно-методологическим, причем они, как правило, рассматриваются не в отдельных главах и параграфах, а совместно, что придает философскую междисциплинарность самому исследованию.

Проблема развития разрабатывается с тех пор как существует философия, это одна из ее фундаментальных проблем, поэтому даже перечисление основных результатов, полученных в работах в этой области рискует превратиться в весьма обстоятельный историко-философский экскурс. Однако, поскольку работа посвящена не проблеме развития в ее полном и всестороннем виде, как она развивалась в философии и современной науке, автор выбрал лишь определенные направления и аспекты, соответствующие его теме, т. е. сущностной взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем, способствующих выживанию человечества и сохранению среды его обитания.

В первую очередь речь идет о результатах исследований, которые были получены как в области философских изысканий в работах по проблемам развития, так и в трудах, посвященных специальным теориям развития в рамках тех или иных наук в исследованиях Аскина Я. Ф., Ар-шинова В.И., Астафьевой О. Н., Баженова Л. Б., Бранского В. П., Галимова Б. С., Гайденко П. П., Делокарова К. Х., Дубровского Д. И., Жданова Ю. А., Завадского К. М., Зеленкова А. И., Ивакина А. А., Козютинского В. В., Камшилова М. М., Князева В. Н., Колчинского Э. А., Корсунцева И. Г., Ко-чергина А.Н., Курдюмова С. П., Кушнаренко И. А., Лисеева И. К., Лося В. А., Матвеева М. Н., Мареева С. Н., Миклина A.M., Молевича Е. Ф., Мар-карянаЭ.С., Назаретяна А. П., Никифорова А. Л., Орлова В. В., Пасхи-на Е.Н., Петрушенко Л. А., Режабека Е. Я., Розова Н. С., Розина В. М., Ру-денко А.П., Рузавина Г. И., Руткевича М. Н., Сачкова Ю. В., Солопова Е. Ф., Степина B.C., Тюхтина B.C., Урманцева Ю. А., Урсула А. Д., Урсул Т. А., Утробина И. С., Фаддеева Е. Т., Филипченко Ю. А., Фурмана А. Е., А. Н. Чумакова, Юдина Б. Г., Юдина Э. Г., Яновского Р. Г. и др.

Следует отметить, что полученные в работах этих авторов результаты касались либо общего понятия развития, либо его отдельных особенных форм (например, отдельно в области общественных либо естественных наук), обсуждению же проблем развития социоприродных систем (кроме работ, касающихся социально-экологической проблематики) в аспекте выживания человечества не уделялось достаточного внимания.

Уместно выделить разрабатываемую с 80-х годов XX в. концепцию глобального эволюционизма, претендующую на поиск общенаучных закономерностей развития трех миров — неорганического, органического и социального (Э. Ласло, Э. Янч, Н. Н. Моисеев, А. П. Назаретян, А. Д. Урсул, Е. Т. Фаддеев, А. А. Крушанов, B.C. Голубев и др.).

Особое внимание поискам новых направлений развития человечества было уделено в работах русских космистов, ряд из которых (К.Э. Циолковский, Н. Ф. Федоров, В. И. Вернадский, A. JI. Чижевский, Н. Г. Холодный и др.) рассматривали это развитие в более широкой системе отношений & laquo-общество — природа& raquo-, включая космическое пространство. К. Э. Циолковский, вероятно, одним из первых связал возможность непрерывного социального прогресса с обеспечением безопасности. В. И. Вернадский, выдвинув идею становления ноосферы как рационально регулируемого взаимодействия в системе & laquo-человечество — биосфера& raquo-, по сути дела также оказался провозвестником идеи безопасного устойчивого развития.

Особую роль в формировании идеи выживания, взаимосвязи развития и безопасности системы & laquo-цивилизация — природа& raquo- принадлежит исследователям, подготовившим более 20 докладов Римскому клубу, начиная с 1972 г. Именно в этих докладах было обращено внимание на глобальные проблемы, особенности и перспективы продолжения развития цивилизации. Результаты исследовательской деятельности этой международной общественной организации показали, что дальнейшее стихийное развитие цивилизации оказывается небезопасным, поскольку оно содержит в себе реальную возможность глобальной катастрофы и необходимо кардинальное изменение формы и содержания развития цивилизации, ее взаимодействия с природой.

Значительное влияние на автора оказали работы ученых в области глобалистики, в частности, философско-методологического и социопри-родного ее направлений (Д. Белл, И.В. Бестужев-Лада, У. Бек,

Д.М. Гвишиани, Э. В. Гирусов, В.И. Данилов-Данильян, В. В. Загладин, Ю. А. Израэль, А. С. Исаев, Н. С. Касимов, В. А. Лось, JI. Ловинс, И.И. Ма-зур, М. А. Мунтян, Н. М. Мамедов, М. Роберте, Д. Медоуз, И. С. Панарин, Н. Ф. Реймерс, А. Тоффлер, В. И. Толстых, А. Д. Урсул, А. И. Уткин, Г. С. Хозин и др.). В этой связи существенным был анализ этими учеными процесса глобализации, глобальных вызовов и угроз, кризисов и катастроф, в особенности связанных с обострением глобальных проблем, их влиянием на дальнейшее развитие системы & laquo-человек — общество — природа& raquo-.

Тем более в упомянутых работах нам не встречались какие-либо положения, касающиеся в явном виде взаимосвязи проблем развития и безопасности социоприродных систем. Теоретико-методологической базой для анализа связи развития и безопасности системы & laquo-общество -природа& raquo- имели работы по философско-методологическим аспектам так называемого интенсивно-коэволюционного развития, объединяющего в одно целое социально-экономические и экологические характеристики5. В дальнейшем эти работы влились в то направление исследований, предметом которых стала особенная форма социоприродного развития — устойчивое развитие. Этим проблемам уже был посвящен ряд философско-методологических и социально-философских работ, а также комплексных исследований, где существенны упомянутые философские аспекты в трудах Ю. М. Арского, Ф. А. Айзятова, Х. А. Барлыбаева, С. Н. Бобылева, Б.Е.

5 См.: Жученко А. А., Урсул А. Д. Стратегия адаптивной интенсификации сельскохозяйственного производства. Кишинев, 1983- Урсул А. Д., Дронов А. И. Космонавтика и социальная деятельность. Кишинев. 1985- Проблема эффективности в современной науке. Кишинев, 1985- Урсул А. Д., Урсул Т. А. Эволюция, космос, человек (общие законы развития и концепция антропокосмизма). Кишинев, 1986- Интенсификация науки и производства: проблемы методологии. Кишинев, 1987- Ускорение, интенсификация, экология (философско-методологические аспекты). Кишинев, 1988- Глобальные проблемы социального развития (философско-методологические аспекты. Кишинев, 1988- Освоение космоса и проблемы экологии (Социально-философские очерки). Кишинев, 1990- Урсул А. Д. Перспективы экоразвития. М., 1990- Философские вопросы развития и научно-технический прогресс. Кишинев. 1991- Становление экологического общества. Кишинев, 1992.

Большакова, J1.P. Брауна, Э. Вайцзеккера, В. А. Ванюшина, Н. П. Ващекина, А. Б. Вебера, В. И. Василенко, Ю. Ю. Галкина, Н.Ф. Гла-зовского, С. Ю. Глазьева, Э. В. Гирусова, B.C. Голубева, В. Г. Горшкова, А. Г. Гранберга, Е. Г. Григорьева, В.И. Данилова-Данильяна, К.Х. Делока-рова, Ю. Г. Демянко, М. Ч. Залиханова, Г. Г. Зейналова, В. А. Зубакова, Н. П. Калмыкова, В. И. Кемкина, Р. Кинга, В. А. Коптюга, Г. В. Костина,

A.Н. Кочергина, Н. С. Касимова, Б. И. Козлова, К. Я. Кондратьева, В. М. Котлякова, А. Корнхаузер, А. Г. Косиченко, О. Л. Кузнецова, П. Г. Кузнецова, С. П. Курдюмова, И. А. Кушнаренко, Л. В. Лескова, В. А. Лося, К. С. Лосева, Н. Н. Лукьянчикова, Э. Б. Ловенса, В. К. Левашова, Д. С. Львова, И. И. Мазура, В. Л. Макарова, В. В. Мантатова, Н. М. Мамедова, Ю. Г. Маркова, В. М. Матросова, Д.Л. И Д. Х. Медоузов, Н. Н. Моисеева, М.А. Мун-тяна, Е. В. Никоноровой, А. Н. Новикова, В. И. Осипова, Г. В. Осипова,

B.П. Орлова, П. Г. Олдака, В. Ф. Парфенова, Е. Н. Пасхина, Р.С. Пермяко-ва, Р. А. Перелета, Г. В. Платонова, С. А. Пегова, Ю. В. Пискулова, Г. С. Ро-зенберга, Э. П. Семенюка, Г. В. Сдасюк, Н. П. Тарасовой, А. К. Тулохонова, А. Д. Урсула, Т. А. Урсул, А. П. Федотова, В. Хесле, Ф. Н. Цырди, М. А. Чешкова, Е. С. Шапхоева, A.M. Шелехова, С. Шмидхейни, Г. А. Ягодина, А. В. Яблокова, Ю. В. Яковца, Р. Г. Яновского, А. Л. Яншина, Ф. Т. Яншиной и др.

В большинстве упомянутых работ в той или иной степени акцентируется внимание на проблемах социоприродного развития, причем ряд из них обсуждали одновременно и проблему безопасности в экологическом ракурсе. Анализ работ ряда из упомянутых исследователей свидетельствует о том, что проблема безопасности системы & laquo-общество — природа& raquo- (независимо от того, в каких понятиях она выражалась) постепенно приобрела приоритетное значение и появилась потребность в ее философском осмыслении совместно с проблемой (и категорией) развития.

Важное значение для формирования концепции безопасного социоприродного развития имели труды ученых, в которых современное и будущее общество видится сквозь призму риска и неопределенности, вызовов и опасностей, появления исторически новых видов угроз и их глобализации (У. Бек, Г. Банзе, Г. Бехманн, 36. Бжезинский, Э. Гидценс, Ю. А. Зубок, И. А. Мальковская, Е. В. Никонорова, Дж. Сорос, Б. Тернер, К. Уильяме, С. Хантингтон и др.).

Среди наиболее значительных работ в области устойчивого развития и его связи с проблемой безопасности (где обсуждаются философско-методологические и социально-философские проблемы) уместно выделить следующие.6 Упомянутые исследования также свидетельствуют о том, что интерес к проблематике обеспечения безопасности в ракурсе развития обрел статус реально существующего научного направления, причем несмотря на междисциплинарный его характер, появляются работы, делающие акцент на социально-философских, социологических и фи-лософско-методологических аспектах. В ряде работ высказывается мнение, что безопасность является даже философской категорией (А.Е. Ша-рихин), с чем диссертант не может согласиться.

Проблема безопасности все более активно включается в орбиту философских и социологических исследований, о чем свидетельствуют ряд публикаций (пока еще немногочисленных), чаще всего в информационном бюллетене & laquo-Безопасность»-, а в последние несколько лет и в журнале & laquo-Безопасность Евразии& raquo-, где появились рубрики & laquo-Философия безопасности& raquo- и & laquo-Философия и социология безопасности& raquo-.

6 Наше общее будущее. Пер. с англ. М., 1989- Урсул А. Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М., 1993- он же: Переход России к устойчивому развитию. М., 1998- Данилов-Данильян В.И., Лосев К. С. Экологический вызов и устойчивое развитие. М., 2000- Лосев К. С. Экологические проблемы и перспективы устойчивого развития в XXI веке. М., 2001- Новая парадигма развития России (Комплексные исследования проблем устойчивого развития). М., 1999- Научная основа стратегии устойчивого развития Российской Федерации. М., 2002- Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке. М., 2002- Переход к устойчивому развитию. Руков. авт. колл. .Н. Ф. Глазовский. М., 2002- Мунтян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2003- Урсул А. Д., Лось В. А., Демидов Ф. Д. Концептуальные основы устойчивого развития. М., 2003.

7 См.: Вавилов А. Н. Нация как аналитическая категория теории безопасности // Безопасность, 2001, № 5−6- Демидов A.M. Тоталитарное государство и безопасность об

В области теоретико-методологических проблем безопасности значительный вклад внесли Л. И. Абалкин, ТА. Алексеева, А. А. Арбатов, В. А. Баришполец, О. А. Бельков, П. Г. Белов, В. И. Василенко, Н. П. Ващекин, А. В. Возжеников, Э. В. Гирусов, М. Г. Делягин, М.И. Дзли-ев, И. В. Диваков, М. Ч. Залиханов, В. А. Золотарев, НД. Казаков, И. А. Крылова, А. С. Куликов, Б. И. Козлов, К. К. Колин, Э. Г. Кочетов, А.Н. Ко-чергин, А. Ф. Кокошин, А. В. Копылова, Ю. Л. Кутахов, В. Б. Кухаренко, В. Н. Кузнецов, В. И. Кушлин, И. А. Кушнаренко, В. К. Левашов, К. С. Лосев, Н. Р. Маликова, В. Л. Манилов, В. В. Марущенко, В. М. Матросов, Н. А. Махутов, Л. Б. Миротин, А. И. Муравых, А. Г. Назаров, А. И. Неклесса, К. Б. Норкин, В. И. Осипов, Г. В. Осипов, А. С. Панарин, Е. Н. Пасхин, В. С. Пирумов, А. А. Прохожев, В. А. Рубанов, Ф. Ф. Светик,

B.В. Серебрянников, Г. М. Сергеев, Л. И. Сергеева, Г. А. Силласте,

C.В. Слуцкий, В. С. Степашин, В. Е. Степанов, В. И. Тепечин, К. В. Фролов, АД. Урсул, С. Г. Харченко, В. И. Чалов, А. Г. Шевелев, А. М. Шелехов, Л. И. Шершнев, А. В. Яблоков, Р. А. Явчуновская, Р. Г. Яновский, В. И. Ярочкин и другие.

Особое значение в плане исследуемой проблемы имеют работы специально посвященные проблеме связи и соотношения категории разщества // Безопасность. 1994, № 4- Иванов В. Н. Необходимость защитной деятельности // Безопасность Евразии, 2000, № 2- Кузнецов В. Н. Культура безопасности: опыт социологического анализа // Безопасность Евразии, 2000, № 2- Кузнецов В. Н. Философия и социология безопасности // Безопасность Евразии, 2001, № 2- Кузнецов В. Н. Теоретико-методологические основы социологии безопасности // Безопасность Евразии, 2000, № 1, Левашов В. К. Глобализация и социальная безопасность // Безопасность Евразии, 2001, № 4- Маняткин Е. Ю. Проблема безопасности с позиций гноссео-логии // Безопасность, 1994, № 3- Молчановский В. Тенденции общественного развития и безопасность // Безопасность Евразии, 2000, № 2- Носков Ю. Г. Опасность и безопасность с позиций деятельностного подхода // Безопасность. — 1998, № 1−2- Охотникова М. Согласие как научная категория // Безопасность Евразии, 2000, № 2- Ходаковский Е. А. Цивилизационный аспект безопасности России // Безопасность. 1998, № 5−6- Шарихин А. Е. Безопасность как философская категория // Безопасность. 1994, № 6- Яновский Р. Г Агошков А. О проблемах социологии национальной безопасности (методологический очерк)//Безопасность Евразии, 2001, № 4- Яновский Р. Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М., 1999- он же: Социальная динамика гуманитарных перемен. М., 2002. вития и понятия безопасности, поисков безопасных форм развития и особенно такой формы как устойчивое развитие (причем не только в филоо софском плане).

Концептуальным анализом взаимосвязи проблем развития и безопасности тех или иных объектов занимался ограниченный круг исследователей. Что касается философско-методологического аспекта упомянутого анализа, то наибольший вклад внесли В. Н. Кузнецов, А. А. Прохожев и А. Д. Урсул. Так, в работах В. Н. Кузнецова анализируется проблема обеспечения безопасности не через защиту, а через развитие, причем безопасность рассматривается как динамический процесс, а не как стабильное состояние. В работах А. А. Прохожева обсуждается соотношение понятия безопасности и категории развития (причем под последним понимается прогресс), подчеркивается их взаимосвязь и то, что задачи обеспечения безопасности и развития носят противоположную направленность). А. Д. Урсул выдвинул и разработал идею обеспечения безопасности через устойчивое развитие, обосновал необходимость перехода к этому типу развития системы & laquo-общество — природа& raquo-.

В плане обсуждаемых в работе проблем важно подчеркнуть значительную теоретико-методологическую роль публикации многотомного труда & laquo-Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты& raquo-, изданного МГФ & laquo-Знание»- под эгидой Совета безопасности РФ (опубликовано более двадцати книг в 1998—2003 гг.), в о

См.: Урсул А. Д. Экологическая безопасность и устойчивое развитие // Безопасность, 1993, № 11−12- он же: Концепция естественной безопасности // Безопасность, 1994, № 1−2- он же: Устойчивое развитие и проблемы безопасности // Безопасность, 1995, № 9- он же: Обеспечение безопасности через устойчивое развитие // Безопасность Евразии, 2001, № 1- он же: Стратегия устойчивого развития и новый этап учения о ноосфере // Безопасность Евразии, 2001, № 3- он же: Переход России к устойчивому развитию. Ноосферная стратегия. — М., 1998- Кузнецов В. Н. Безопасность через развитие. М., 2000- Крылова И. А. Проблема безопасности России в контексте глобалистики. М., 2001- Ларин В. Безопасность развития и развитие безопасности // Свободная мысль. 1996, № 7- Романович A. JI. Перспективы развития и обеспечение безопасности: фило-софско-методологические аспекты. М., 2002- Прохожев А. А. Человек и общество: законы социального развития и безопасности. М., 2002. которых приняли участие сотни специалистов в области различных направлений научного поиска в сфере безопасности (в том числе философы и методологи).

Центрами активизации философско-методологической и социально-философской мысли в области общих проблем безопасности, связи социально-экономического и социоприродного развития с обеспечением безопасности в последние десять лет стали Центр социологии национальной безопасности России ИСПИ РАН (директор Центра — член-корр. РАН Р.Г. Яновский) и Институт устойчивого развития и безопасности Московского государственного института коммерции (а после преобразования в 2002 г. — Институт проблем безопасности и устойчивого развития Российского государственного торгово-экономического университета), Российская академия естественных наук (президент — O. JI. Кузнецов) и Международная академия ноосферы (устойчивого развития).

Завершая анализ научной литературы, имеющей, на взгляд автора, отношение к теме настоящего исследования, следует отметить, что проблема взаимосвязи развития и безопасности тех или иных объектов (а тем более — методологического исследования безопасных форм развития) оказалась актуальной не только в онтологическом, но и в концептуально-философском плане. Работ, посвященных непосредственно данной проблеме очень мало и нет ни одного диссертационного исследования по социально-философским и методологическим аспектам науки и техники. Высоко оценивая вклад упомянутых выше авторов (и упоминаемых далее по тексту диссертации), на труды которых автор опирался, все же необходимо отметить, что возникла потребность в философско-методологическом анализе взаимосвязи развития и безопасности как научных понятий, так и объективных процессов безопасных форм развития социоприродных систем.

Неясен был и главный вопрос, который имплицитно содержится в наименовании исследования — существуют ли безопасные формы развития, которые и должны стать ориентиром будущих форм практики. Философские основания концепции взаимосвязи развития и безопасности социальных и социоприродных систем оказались почти не разработанными и недостаточными для формирования безопасных типов развития. Именно осознание этой потребности автором и определило круг его научных интересов, выбор темы исследования и его основные направления.

Проблема и гипотезы исследования. В ходе своих научных изысканий автор обратил внимание на то, что процесс развития любых систем оказывается неоднозначным, он несет в себе как положительные, так и отрицательные последствия. Регрессивные и другие негативные эффекты фактически не преодолеваются и даже усиливаются в модели цивили-зационного развития (неустойчивого развития), где господствуют неразрешимые в рамках этой модели противоречия, ведущие к антропоэколо-гической катастрофе. Проблема выживания человечества не может быть решена лишь в категориально-концептуальной системе ныне существующей общефилософской теории развития и требует предлагаемых в работе инноваций и дополнений.

Поскольку проблема безопасности приобретает приоритетное значение, возник вопрос о & laquo-совместимости»- безопасности и развития самоорганизующихся (и в их числе — социоприродных) систем. Выдвигая проблему существования безопасных форм развития, важно было дать не только общее видение проблемы с философско-методологических позиций, но и аргументировать такую постановку проблемы, дать либо наметить пути как ее обоснования, так и решения. В связи с этим предполагается, что в принципе ряд безопасных форм и направлений уже существуют и могут появиться в будущем, и что у человечества есть возможность, средства и время для того, чтобы перейти на новую форму развития, носящую в принципе социоприродный характер, которая обеспечила бы выживание и неопределенно долгое существование цивилизации. Поиски и обоснование таких форм (или видов) социоприродного безопасного развития и представляет основную проблему данного исследования, что также предполагает необходимость выявления взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем как на уровне форм бытия, так и научно-концептуальных систем.

Проблемность исследования взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем связана с противоречивым характером их взаимоотношений. Ведь если развитие окажется полностью защищенным от влияния внешней среды, от ее угроз и опасностей (что имеет как субъективные, так и объективные основания), то в этом случае оно обречено, если применить социальную аналогию, на застой. Сохранение статус-кво как форма безопасного существования системы не обеспечивает оптимальных темпов и векторов развития и поэтому во взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем важно обнаружить и реализовать формы их наиболее эффективной взаимосвязи. Постановка этой проблемы, естественно, носит системно-междисциплинарный характер и в настоящей работе авторское внимание уделяется философским основам и ряду методологических направлений, необходимых для решения поставленной проблемы.

Поиск оптимальной траектории выживания цивилизации привела автора к необходимости выхода за рамки социального уровня и рассмотрения социоприродных систем развития, в которых социальным системам приходится более рационально взаимодействовать с окружающей природной средой и в той или иной степени & laquo-подчиняться»- естественным закономерностям эволюции более обширных систем, являющихся фундаментом жизни и разума. В процессе работы над темой стало понятным, что необходимо особое внимание уделить такой форме социоприродного развития как устойчивое развитие, переход к которому был объявлен ООН на ЮНСЕД и подтвержден на ВСУР. Учитывая, что философия и методология науки упомянутым типом социоприродного развития еще мало занималась, автор в своем исследовании остановился на принципиальных методологических вопросах проблемы устойчивого развития как наиболее приемлемой для мирового сообщества формы совместного выживания и безопасного типа дальнейшего поступательного движения.

В работе выдвигаются, проверяются и обосновываются ряд фило-софско-методологических и социально-философских гипотез. Во-первых, выдвигается гипотеза о возможности существования безопасных форм развития, представляющих для общей теории развития не только чисто академический интерес в связи с нетрадиционной постановкой проблемы, но и практический интерес, влияющий на судьбы как цивилизации, так и биосферы.

Во-вторых, предполагается, что выживание и дальнейшее развитие человечества на определенных этапах его истории обуславливается необходимостью обеспечения определенного уровня безопасности. Представляется вполне естественным в определенные временные периоды переход на более безопасную & laquo-траекторию»-, где угрозы и опасности были бы сведены до необходимого для дальнейшего продолжения развития минимума, обеспечивая новые возможности и горизонты дальнейшего выживания и непрерывного во времени существования.

В-третьих, на взгляд автора, имеется сущностная взаимосвязь развития и безопасности социоприродных систем как в онтологическом, так и в гносеологическом плане и важно в ходе научного поиска более глубоко выявить эту связь с тем, чтобы более эффективно ориентировать процессы развития в безопасном направлении, обеспечивая переход от на-сильственно-конфронтационных взаимодействий к консенсусно-коэволюционным, к гармонизации отношений в системе & laquo-человек — общество — природа& raquo-.

В-четвертых, предполагается наличие определенной меры взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем, которая обеспечивает как существование и сохранение объекта, так и его оптимальное развитие в условиях необходимого и достаточного уровня обеспечения безопасности. В качестве базовых для понимания взаимосвязи категории развития и понятия безопасности выбраны категории изменения и сохранения. Развитие определяется направленными изменениями содержания объекта, а безопасность характеризуется сохранением его целостности и качественной определенности. В этом широком понимании взаимоотношение исследуемых понятий оказывается противоречивым единством. Безопасные формы развития возможны в определенном & laquo-коридоре безопасности& raquo-, когда развитие происходит в относительно стабильном состоянии объекта, без его разрушения либо потери его качественной определенности. Обеспечение безопасного развития социоприродных систем ориентировано на сохранение объекта в формах & laquo-одноплоскостного»- и прогрессивного развития.

В-пятых, констатируя возрастание роли проблемы безопасности в современной науке, можно ожидать формирования на базе частнонаучно-го понятия & laquo-безопасность»- общенаучной категории, а также становление общей науки о безопасности, включение ее в этом статусе в будущую теорию устойчивого развития и учение о ноосфере.

И наконец, в-шестых, диссертант полагает, что разработка проблемы взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем может значительно повлиять на философско-мировоззренческие основания обеспечения безопасности и выбор стратегии цивилизационного развития, формируя новые цели и принципы этого развития в направлении созидания сферы разума. Да и проблема безопасности более органично будет ассимилирована научной философией, если ее & laquo-вхождение»- будет идти в предметном поле общей теории развития. Появляется новое направление научного поиска и одна из точек роста нового научного знания как в области философии, так и общенаучного и частнонаучного знания. Не исключено, например, что обсуждаемое далее устойчивое развитие представляет собой новую форму (тип) развития, которую можно будет поставить в один ряд с такими формами как прогресс, регресс, круговорот, развитие в одной плоскости.

Цель исследования заключается в том, чтобы в результате фило-софско-методологического и социально-философского анализа получить новые научные знания в области взаимосвязи проблем развития и безопасности социоприродных систем, определить общее предметное поле концептуального взаимодействия категории развития и понятий, связанных с обеспечением безопасности системы & laquo-общество — природа& raquo-, исследовать опасные и безопасные формы развития и оценить перспективы перехода к устойчивому развитию.

Реализация этой цели привела автора к решению следующих задач:

— выявить философское значение проблемы и содержание понятия безопасности в современной науке и ее роль в развитии системы & laquo-общество — природа& raquo--

— установить основания, границы, функции и сущность феномена безопасности в развитии материальных и особенно социоприродных систем-

— рассмотреть процессы развития социоприродных систем в ракурсе обеспечения безопасности и вычленить опасные и безопасные формы этого процесса-

— на базе историко-философского и историко-научного анализа обнаружить истоки и основания представлений о проблеме безопасности социоприродных систем и ее связей с общей теорией развития, а также с перспективами цивилизационного процесса-

— дать философско-методологический анализ проблемы безопасности современной формы социоприродного развития и оценить возможности перехода человечества к безопасному будущему-

— аргументировать положение о том, что в формах развития безопасного типа необходимо переходить к коэволюционно-консенсусным средствам разрешения противоречий в системах & laquo-человек — общество -природа& raquo-, основанных на расширении принципа справедливости-

— исследовать основные противоречия между развитием и безопасностью социоприродных систем, а также между формами (моделями) неустойчивого и устойчивого развития-

— оценить возможности использования философской категории меры в анализе взаимосвязи развития и безопасности системы & laquo-человек -общество — природа& raquo--

— выявить значение концепции и понятия устойчивого развития в общефилософской теории развития и дать дефиницию этого типа развития в связи с проблемой безопасности-

— сформулировать основные методологические принципы формирования и функционирования безопасных типов развития в социопри-родном пространстве и дать предложения по разработке их индикаторов-

— определить связь проблемы безопасности с учением о ноосфере и рассмотреть в этом ракурсе перспективы формирования общенаучной теории безопасных типов развития, в частности концепции устойчивого развития.

Объектом исследования являются процессы развития и обеспечения безопасности социоприродных систем, формирование безопасных форм развития, а также их отражение и эволюция в научных исследованиях.

Предметом исследования выступают концептуальные философ-ско-методологические и социально-философские основания взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем, противоречия и сущностные аспекты познания и формирования социоприродных форм развития безопасного типа, в особенности устойчивого развития и ноосфе-рогенеза.

Под искомой концепцией диссертант понимает философский дискурс, с помощью которого получается знание, полученное автором, которое не содержится пока ни в одной из существующих научных теорий. Автор вынужден был обратиться к концепции как динамичной форме знания, схватывающей смысл поставленной проблемы, поскольку до этого исследования не существовало целостных научных теорий в предметном поле поиска. Исследовательская программа диссертанта основывается на тех идеях, положениях и методах, о которых идет речь в работе, но вместе с тем конечным теоретико-методологическим продуктом является именно концепция безопасного развития социоприродных систем. Именно эту концепцию автор предлагает для обсуждения, включая ее в коммуникативное пространство научного сообщества, прежде всего в виде выносимых на защиту философско-методологических положений.

Говоря о концепции безопасного развития социоприродных систем имеется в виду также определенная трактовка, понимание предмета настоящего исследования. Авторская руководящая идея заключается в новом философско-методологическом подходе к освещению проблем безопасности социоприродных систем и их развития во взаимосвязи, а не в отдельности, на что нацеливал традиционный подход к этим же проблемам до диссертационного исследования. Замысел данной работы заключается в системной концептуализации авторской точки зрения на взаимосвязь казалось бы разнородных теоретических подходов на базе единой философской и общенаучной методологии изучения системы «человек-общество-природа», результаты которой можно было бы в практическом плане реализовать в будущем.

Для того, чтобы более четко очертить границы предмета исследования, уместно привести здесь дефиниции ряда базовых понятий (раскрывающие их понятия даются в дальнейшем изложении).

Прежде всего о категории развития, которая автором определяется как высший тип направленных изменений в любых объектах, связанных с преобразованием содержания (внутренней структуры) и переходом от одного качества (состояния) к другому. Данное определение, хотя и содержит некоторые, принадлежащие автору редакционные ньюансы, но тем не менее находится в русле общепринятых подходов к дефиниции этой философской категории.

В диссертации рассматривается не развитие вообще, а развитие в основном определенных объектов или систем, которые имеют социальный либо чаще — социоприродный характер. Под социоприродной системой понимается совокупность элементов, имеющих социальную и природную сущность, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенное единство, целостность. В работе, наряду с понятием социоприродной системы, будут использованы особенные формы этого понятия, такие как система & laquo-общество — природа& raquo-, & laquo-социум — природа& raquo-, & laquo-человек — общество — биосфера& raquo- и т. д. Понятийным аналогом развитию социоприродных систем в работе выступает понятие социоприродного развития. Иногда используется (в основном при рассмотрении социально-экологических проблем) понятие экоразвития как развития экосистемы.

Понятие безопасности, которое внесено в название работы и является одним из основных предметов исследования пока не принадлежит к философским категориям и по своему статусу является частно-научным понятием, обнаруживающим, на взгляд диссертанта, отчетливо выраженное стремление стать общенаучным понятием, а в перспективе формирования общей науки о безопасности — даже общенаучной категорией. Под безопасностью в широком смысле понимается определенный способ бытия того или иного объекта (в нашем случае — социоприродной системы), сохраняющий системообразующие свойства и основные качественные характеристики системы при деструктивных (негативных, дезорганизующих, разрушающих и т. п.) воздействиях на него со стороны других процессов и предметов. В более узком смысле понятие безопасности социальных и социоприродных систем отображает субъект-объектное взаимодействие, выступая как деятельностиое отношение, направленное на сохранение объекта.

Это базовые понятия, которые необходимы для конкретизации предметного поля научного дискурса, другие же понятия рассматриваются по ходу изложения и к ним принадлежат понятия, наиболее тесно связанные с определенными выше и представляющие соответствующий & laquo-куст»- понятий.

Имеет смысл сказать и несколько слов и о подзаголовке диссертации, который также сужает и дает определенную творческую ориентацию предмету исследования. Из объекта исследования — реально существующих и предполагаемых процессов развития и обеспечения безопасности социоприродных систем, их отображения в научном познании диссертант акцентирует свое внимание лишь на философско-методологическом и социально-философском анализе (имея в виду анализ как синоним научного исследования) их взаимосвязи.

Теоретико-методологические основы и источники исследования. В решении поставленных целей и задач исследования важную роль сыграли прежде всего принципы, законы и положения диалектики -принцип развития, всеобщей связи явлений и системности, единства исторического и логического, общие положения, полученные в области философии науки и техники, социальной философии (в особенности дея-тельностный подход, методы социального проектирования и социально-технологический подход) и других философских науках. Диссертант опирается на труды отечественных и зарубежных философов и мыслителей, исследования которых упоминаются в тексте диссертации.

Важную роль в ориентации данного исследования, наряду с философскими, играют подходы и методы, носящие пограничный между философией и современной наукой, в особенности имеющие междисциплинарно-общенаучный характер. К ним относятся такие подходы как системный аксиологический, аналитический, деятельностнотехнологический, структурно-функциональный, ноосферный, глобальный эволюционизм, социально-экологический, информационный, кибернетический, синергетический, моделирование, прогнозирование, исследование будущего и ряд других интегративно-комплесных подходов, которые адекватны междисциплинарной по своей философской и общенаучной сути проблеме взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем. Использовались также теоретико-методологические положения, полученные в рамках различных дисциплин и направлений научного поиска, изучающих отдельные виды безопасности и развития систем & laquo-общество — природа& raquo-.

Философия и методология науки еще во второй половине XX века включила проблематику развития в свой предмет, когда от структуры научного знания и процедур проверки теорий внимание было акцентировано на вопросах истории и развития науки и техники. И в этой связи сформировался междисциплинарный философско-методологический подход в трудах Р. Карнапа, А. Койре, Т. Куна, И. Лакатоса, К. Митчела, М. Поланьи, К. Поппера, Г. Рейхенбаха, П. Рикера, Н. Сторера, С. Тулмина, Н. Хэнсона, П. Фейерабенда и других к проблемам развития научного знания, который использован в этой работе. Автор в этом направлении использовал работы и методологические подходы ряда отечественных ученых (Н.С. Автономова, Л. Б. Баженов, П. П. Гайденко, Э. В. Гирусов, В. Г. Горохов, К. Х. Делокаров, В. В. Ильин, В. А. Канке, В. Н. Князев, Е. Н. Князева, Л. М. Косарева, Л. Ф. Кузнецова, Б. И. Козлов, В. А. Лекторский, В. А. Лось, Н. М. Мамедов, Е. А. Мамчур, Л. А. Микешина, Н. Н. Моисеев, Е. В. Никонорова, А. Л. Никифоров, А. П. Огурцов, Н. Ф. Овчинников, Б. Я. Пахомов, Е. Н. Пасхин, А. И. Ракитов, В. М. Розин, М. А. Розов, Ю. В. Сачков, В. С. Степин, А. Д. Урсул, И. Т. Фролов, Г. Х. Шингаров, Б. Г. Юдин, Э. Г. Юдин и др.). Причем речь идет именно о методологическом арсенале трудов отечественных и зарубежных методологов и философов науки, их подходах к исследованию проблем, обсуждаемых в работе.

Нельзя не отметить, что на постановку и методологическую разработку этой проблемы немалую роль оказала литература в области осмысления появившихся угроз развития цивилизации от прогресса науки, техники, технологии (работы Б. Рассела, О. Хаксли, Дж. Оруэлла и др.), а также различного рода идеи, подходы и прогнозы, выполненные в рамках прогностики, футурологии, исследований будущего.

Среди междисциплинарно-общенаучных методологических подходов особое место в работе занимает ноосферный подход, имеющий глубокие основания в научно-философской литературе XX века, поскольку именно на нем базируются многие теоретико-концептуальные обобщения и выводы, полученные в диссертации (В.И. Вернадский, Ф. И. Гиренок, Э. В. Гирусов, В. П. Казначеев, Б. И. Козлов, А. Н. Кочергин, М. А. Кузнецов, И. А. Кушнаренко, Э. Леруа, Л. В. Лесков, И. К. Лисеев, Н.Н. Лукьян-чиков, Н. Н. Моисеев, И. И. Мочалов, А. Г. Назаров, Г. В. Платонов, Г. С. Смирнов, П. Тейяр де Шарден, АД. Урсул, В. М. Федоров, К. Э. Циолковский, А. Л. Яншин, Ф. Т. Яншина и др.).

Среди социально-философских подходов, отличающихся от традиционно используемых, автор использовал социально-технологический подход (В.Н. Иванов, В. И. Патрушев, И. Г. Корсунцев, болгарские ученые М. Марков, Н. Стефанов и др.), который ранее применялся в основном для исследования социального пространства. В диссертации этот подход был распространен на социоприродные системы и деятельность по обеспечению безопасности этих систем, а также был использован метод социального проектирования (в особенности при анализе проблем устойчивого развития).

Немаловажное значение для более полного и всестороннего раскрытия исследуемой проблемы имели методологические подходы Римского клуба, официальные международные документы, прежде всего принятые ООН и на ее конференциях — ЮНСЕД, ВСУР и других всемирных, международных и российских форумах, а также национальные официальные документы, принятые различными государствами, в том числе и Россией, по проблемам обеспечения национальной безопасности и перехода к устойчивому развитию.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Проблема обеспечения безопасности современного человечества приобрела не менее важное значение, чем проблема цивилизационного развития и оказалась тесно связанной с перспективами выживания мирового сообщества в условиях глобализации и обострения глобальных проблем. Это нашло свое отражение в появлении новых научных дисциплин и направлений исследовательской деятельности, привело к тому, что понятие безопасности (и связанная с ним система понятий) превратилось, на взгляд автора, в междисциплинарно-интегративное и в обозримой перспективе станет общенаучным понятием. И хотя дисциплинарное утверждение науки о безопасности существенно отстает от проблемно-поисковых разработок, тем не менее, автором поставлен вопрос о становлении комплексной и даже общенаучной дисциплины, предметом изучения которой окажется проблема безопасности всех социоприродных систем.

2. Объективно необходимость обеспечения безопасности возникла уже на биологическом уровне (где происходил отбор биосистем среди прочих критериев по степени обеспечения их безопасности), хотя в принципе она имела некоторые предпосылки и в неживой природе в форме наличия разного рода механизмов сохранения, стабильности того или иного объекта. Безопасность биообъектов заключалась в создании условий и факторов нормального протекания жизнедеятельности организма и эволюции надорганизменных сообществ, защите от угроз удовлетворению жизненно важных потребностей. На социальном уровне, где безопасность становится деятельностным отношением, акцент делается не столько на потребностях, сколько на интересах (как осознанных потребностях), причем прежде всего жизненно важных для человека, общества, нации, государства, цивилизации.

3. Понятие безопасности, выражающее определенный (устойчивый) способ бытия объекта, по мнению диссертанта, больше связано с его сохранением и надежностью функционирования, а категория развития — с направленным изменением их содержания и важно обеспечить защиту социоприродных систем от деструктивно-разрушающих, негативных изменений, создавая оптимальные условия и основания для поступательного самодвижения.

Автор полагает, что безопасность в самом широком виде — это и определенное отношение объекта и окружающей его среды, это и характеристика состояния и развития, нормального функционирования любой самоорганизующейся системы. Безопасность выражает возможность и способность этой системы к дальнейшему самосохранению, стабильному существованию, нормальному функционированию и непрерывному поступательному развитию. В этом смысле обеспечение безопасности — атрибутивная характеристика и потребность всех естественных самоорганизующихся (биологических, социальных, социоприродных) систем, способных к длительному развитию. Эта потребность постоянно видоизменялась и на социальном уровне начала выступать одной из целей деятельности сначала отдельных людей и их сообществ, затем общества и государства, а в настоящее время — всего мирового сообщества, а также всей сферы его взаимодействия с природой.

4. Исследование формирования взаимосвязи понятия безопасности с категорией развития началось с их частных и особенных форм (например, экономического развития и экономической безопасности, развития производства и экологической безопасности и т. п.). Дальнейшее изучение процессов усиления связи развития и безопасности социоприродных систем позволит обнаружить (и при необходимости создавать) безопасные формы развития, среди которых в работе анализируются такие формы как экоразвитие, интенсивное развитие, коэволюция, устойчивое развитие, ноосферогенез и др. Наряду с безопасными формами развития (где существуют либо самосоздаются условия и перспективы для дальнейшего развития), существуют опасные виды развития, которым имманентно присущи опасности, угрозы и деструктивно-вредные воздействия и где превалирует регрессивное развитие и деградационные изменения, кризисы и катастрофы.

5. Истоки формирования безопасного типа социоприродного развития автор находит в различных философско-мировоззренческих течениях, которые исследуются в работе — русском (российском) антропокосмизме, учении о ноосфере, работах (докладах) Римского клуба и т. д. Именно обеспокоенность ряда мыслителей о выживании и дальнейшем безопасном существовании человечества привело к формированию соответствующих концепций нашего общего будущего (а не & laquo-приватизированного»- как в модели неустойчивого развития). Речь идет о концепции социального бессмертия К. Э. Циолковского (как первого — космического варианта идеи устойчивого развития). Размышления В. И. Вернадского о становлении ноосферы и социальной автотрофности корреспондируют с современными концепциями перехода цивилизации на более безопасные с точки зрения взаимоотношения с природой пути цивлизиационного развития. Работы ученых Римского клуба, показавших бесперспективность нынешней формы социально-экономического развития и стратегии покорения природы, заставили задуматься о смене его формы и активизировали поиски альтернативных путей видения будущего цивилизации в условиях обострения глобальных проблем и, по сути дела, привели к обоснованию концепции и стратегии устойчивого развития.

6. В модели неустойчивого развития цивилизации происходит умножение разного рода угроз и глобализация опасностей, причем здесь доминируют разного рода антагонистические противоречия, постоянно воспроизводятся конфликты, что ведет к невозможности решения глобальных и других проблем в ходе присущего этой модели экстенсивно-конфронтационного характера развития.

Для защиты и предотвращения возможных угроз и опасностей, т. е. обеспечения безопасности системы & laquo-общество — природа& raquo-, необходимо сформировать в планетарном масштабе новую цивилизационную модель развития, которая включала бы в себя аспекты гармоничного (коэволю-ционного) взаимодействия с природой, т. е. была бы по существу социоприродной и безопасной формой поступательного самодвижения.

7. Новый тип социоприродного развития ориентирует на исключение решения проблем безопасности с помощью насильственных, конфликтных, мажоритарных и иных видов обеспечения безопасности (характерных для стихийно-традиционной формы развития). От конфликтно-силовых системообразующих связей и доминирования антагонистических противоречий (неразрешимых в модели неустойчивого развития) целесообразно переходить на консенсусно-консолидирующие взаимоотношения и пути разрешения проблем как на национально-государственном, так и на глобально-биосферном уровнях.

Гармонизация социоприродных взаимодействий, переход к консен-сусно-коэволюционным отношениям связаны с реализацией принципа социальной справедливости в его существенно расширенном и трансформированном смысле. Предполагается распространение этого принципа не только на нынешние, но и на все будущие поколения людей, что создает равные возможности и условия для удовлетворения жизненно важных потребностей (в том числе и в плане равных возможностей по обеспечению безопасности), реализацию ноосферно-ориентированных интересов и целей. Наряду с социально-темпоральным расширением принципа справедливости, выдвигается гипотеза его распространения и на природные объекты (особенно на биоту), в плане реализации возможностей дальнейшей их эволюции по естественным законам.

8. На протяжении XXI века будет проявляться и даже обостряться противоречие между современной моделью развития и будущей моделью безопасного поступательного развития. Поскольку переходить к этой последней модели необходимо для целей выживания цивилизации и сохранения окружающей ее природной среды, то рациональное разрешение упомянутого противоречия вначале приведет к формированию & laquo-смешанной»- или точнее — & laquo-переходной»- модели с чертами и структурами обеих (опасного и безопасного) форм развития. Для философии и методологии науки важно выявить тенденции, инвариантные и позитивные для обеих моделей развития, а также процессы негативного плана, которые должны быть элиминированы в новой более безопасной модели развития.

9. Сосредоточение внимания на проблемах безопасности в социальной деятельности и взаимодействии природы и общества ведет к тому, что могут быть упущены проблемы развития. А слишком большое отвлечение средств на обеспечение безопасности ведет к тому, что их не остается на созидательно-творческую деятельность (развитие). Кроме того, развитие одних систем может оказаться угрозой безопасности других систем (такая ситуация сейчас характерна для системы & laquo-природа — общество& raquo-, геополитических процессов и т. д.). Существуют и другие проявления этого противоречия между развитием и безопасностью социоприродных систем, которые приводят диссертанта к общему выводу: существует определенная мера их взаимосвязи (это может быть оценено и измерено определенными индикаторами). Эта мера обозначает диапазон возможностей и способностей системы к развитию при необходимой и достаточной степени обеспечения ее безопасности. Так обеспечение безопасности в экологической и природоресурсной сферах в пределах несущей (хозяйственной, антропогенной) емкости экосистем дает возможность продолжения цивилизационного процесса на интенсивно-коэволюционной основе.

10. Дальнейшее усиление взаимосвязи процессов развития и безопасности социоприродных систем приведет к тому, что появится такой тип безопасного развития как устойчивое развитие как определенная мера упомянутой взаимосвязи, что открывает реальные возможности выживанию и существованию человечества на неопределенно долгие времена.

Авторское определение понятия & laquo-устойчивое развитие& raquo- связывается с проблемой безопасности: устойчивое развитие — это процесс, обеспечивающий длительное (непрерывное) развитие как настоящих, так и будущих поколений при необходимой степени безопасности социоприродных систем. При устойчивом развитии безопасность социоприродных систем обеспечивается развитием с минимальными негативными последствиями, что не требует создания специальных & laquo-защитных»- подсистем как в современной модели развития.

11. Виды безопасности соответствуют направлениям (аспектам) развития социоприродных систем в процессе перехода к устойчивому развитию (т.е. экономическая безопасность сопряжена с соответствующими трансформациями по формированию сбалансированной биосферо-совместимой экономики, экологическая и природно-ресурсная безопасность — с соответствующими аспектами экологического развития и устойчивого природопользования и т. п.). Этот методологический принцип & laquo-системного баланса& raquo- обеспечения безопасности и развития должен в системе & laquo-общество — природа& raquo- быть дополнен принципом приоритетности обеспечения безопасности более широкой системы по отношению к ее подсистемам и составляющим.

Используя принцип соответствия видов безопасности направлениям социальной деятельности, автор предлагает применить показатели (индикаторы) прогресса на пути к устойчивому развитию для совместной оценки обеспечения безопасности социоприродных систем. Такие индикаторы разработаны отдельно для определения упомянутого прогресса и (отдельно и частично) — для измерения степени безопасности. В свете идей, развиваемых в работе, их можно объединить и сформировать общую методологию разработки индикаторов и критериев перехода от модели неустойчивого развития к новой цивилизационной модели, а также для сравнительной оценки типов развития по степени обеспечения безопасности социоприродных систем.

12. Диссертант полагает, что общая наука о безопасности может в определенной части войти в учение о ноосфере. Ноосферология, основы которой в нашей стране заложил В. И. Вернадский, должна будет включить в себя обширное научное направление, связанное с концептуально-теоретическими и другими научно-познавательными формами исследования социоприродных форм безопасного развития, в особенности устойчивого развития, воплощение которого в различные сферы практики невозможно без науки.

По мнению диссертанта, сфера разума может мыслиться и как область социоприродного сбалансированного и непрерывного поступательного развития, в которой безопасность и развитие соединены в единую систему благодаря доминированию нравственно-духовных и рационально-опережающих механизмов предотвращения угроз, опасностей и кризисов, обеспечивающую выживание и сохранение цивилизации, ее коэво-люционные отношения с природой.

Научная новизна диссертационного исследования

— показано, что термин & laquo-безопасность»-, используемый для обозначения определенного способа бытия социоприродных систем и субъект-объектных отношений, приобрел статус междисциплинарно-общенаучного понятия, отображающего свойства сохранения систем в условиях их трансформации-

— выявлено, что свойство обеспечения безопасности систем объективно возникает на биологическом уровне развития и, переходя на социальный уровень, выражает необходимость и способность защиты жизненно важных потребностей (а в дальнейшем жизненно важных интересов), определяя возможности и пути самоорганизующихся систем к самосохранению и дальнейшему поступательному развитию-

— установлено, что безопасность является атрибутивной характеристикой самоорганизующихся систем, выражая свойство их сохранения на магистрали прогрессивного и одноплоскостного развития, т. е. в определенном & laquo-коридоре безопасности& raquo--

— обосновано положение о существовании двух типов (форм) развития социоприродных систем с точки зрения обеспечения их безопасности — безопасного и опасного, причем среди безопасных форм развития рассмотрены интенсивное развитие, коэволюция взаимодействующих систем, экоразвитие, устойчивое развитие, а также ноосферогенез-

— осуществлен историко-философский и историко-научный анализ эволюции представлений о проблеме безопасности и ее связи с философской и частнонаучными (и общенаучными) концепциями и теориями развития социоприродных систем, причем в этой связи проанализированы основания и истоки социоприродного развития в российском антропо-космизме, учении о ноосфере, докладах Римскому клубу, Международной комиссии по окружающей среде и развитию, форумов ООН (ЮН-СЕД, ВСУР) и др. -

— выявлено, что современная модель развития цивилизации в силу экстенсивно-конфронтационного характера порождает негативные тенденции, угрозы и опасности и требует перехода к новому способу обеспечения безопасности социоприродных систем в основном не через защиту, а через развитие, минимизирующее отрицательные эффекты-

— аргументировано положение о том, что при переходе к несиловым консолидирующим средствам обеспечения безопасности и гармонизации социоприродных отношений необходимо не только распространение принципов справедливости и обеспечения безопасности на будущие поколения людей, но в определенной степени и на природу, прежде всего на биосферу, как естественный фундамент существования человеческого рода-

— сделан вывод о том, что в ходе движения цивилизации к безопасному типу развития (в особенности к устойчивому развитию) появится & laquo-смешанная»- или & laquo-переходная»- форма социоприродного развития (примером чего являются практически все национальные и международные документы по устойчивому развитию), с различными способами обеспечения безопасности, причем эта последняя (безопасность) является инвариантной характеристикой всех моделей и этапов развития-

— установлено существование меры как взаимосвязи между характеристиками (параметрами) развития и безопасности социоприродных систем, что дает возможность использования общих качественных и количественных индикаторов их оценки-

— показано, что дальнейшее исследование проблем устойчивого развития может внести существенный вклад в философскую теорию развития и в теорию цивилизационных процессов, дано авторское определение понятия устойчивого развития, отражающего перспективы сохранения и дальнейшего безопасного развития системы & laquo-человечество — биосфера& raquo--

— сформулирован ряд методологических принципов обеспечения безопасности в социоприродных формах развития. Среди них: принцип обеспечения безопасности через развитие, принцип системного баланса, предполагающий коэволюционные отношения между субъектами и объектами соразвития, принцип приоритетности обеспечения безопасности более широкой системы по отношению к ее подсистемам, принцип соответствия видов безопасности аналогичным направлениям социоприродных взаимодействий (формам деятельности), принцип оптимальной связи (меры) безопасности и развития-

— дано обоснование тенденции формирования общей науки о безопасности самоорганизующихся социоприродных систем- установлено также, что многие научные направления, изучающие проблему их безопасности, будут развиваться в тесной связи с дальнейшими разработками учения о ноосфере, более того — это последнее может включить в качестве составляющей общенаучную теорию безопасности, а точнее — безопасных форм развития этих систем.

Теоретическое значение диссертационного исследования

Осуществленный в работе философско-методологический и социально-философский анализ оснований взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем имеет важное значение как для развития философии, так и для общенаучного и частнонаучного познания. Философская категория развития дополняется знаниями о новых формах и видах развития, об их связях с другими феноменами и сущностями, о перспективах глобального эволюционизма. Появляется возможность расширить и обновить научное мировоззрение и современную научную картину мира за счет новых аспектов бытия и познания, связанных с проблемой обеспечения безопасности систем & laquo-природа — общество& raquo-, новыми формами исследуемого понятия в тесной связи с вечной философской проблемой, какой является проблема развития. Новое видение проблемы развития в имманентной связи с обеспечением безопасности социоприродных систем позволяет на базе предложенных в исследовании философско-методологических инноваций вести поиск неизвестных сейчас общенаучных и частнонаучных форм развития безопасного и устойчивого типа, вводить проблематику безопасности в исследуемые направления развития (и развития в проблемы безопасности).

Но особенно важное не только теоретико-методологическое значение обсуждаемая проблема имеет для дальнейших перспектив развития цивилизации, в частности тех перспектив, которые связаны с программными документами ООН по переходу к устойчивому развитию. В связи с принятием на ЮНСЕД и ВСУР официальных документов об изменении курса развития мирового сообщества и созданием странами, входящими в

ООН, национальных концепций, стратегий и планов (программ) перехода к устойчивому развитию, возникла проблема научного, в том числе и фи-лософско-методологического обоснования стратегии перехода к этому типу безопасного поступательного движения. Этому, в частности, будет способствовать серия монографий & laquo-Устойчивое развитие: проблемы и перспективы& raquo-, в которой принял участие диссертант (монография & laquo-Развитие и безопасность& raquo-).

Практическое значение исследования состоит в том, что оно может оказаться полезным для принятия законов (кодекса) по переходу нашей страны к устойчивому развитию, а также программ (включая федеральные) исследования и реализации новой стратегии во взаимосвязи с концепцией национальной безопасности и другими официальными документами по отдельным видам безопасности (экономической, экологической и т. д.).

Проведенный в работе философско-методологический анализ может быть использован для дальнейшей разработки и преподавания социальной экологии, социальной информатики, ноосферологии и других комплексно-междисциплинарных направлений научного поиска, но в особенности для формирования общей науки о безопасности (а также появления других научных направлений в области безопасности). Большие перспективы применения полученных в этом исследовании знаний автор видит в процессах государственного строительства и реформирования государственной службы, развитие которых должно вписываться в новую стратегию безопасного развития мирового сообщества, а также в реализацию общественных функций российского государства.

Материалы исследования могут быть использованы в образовательной сфере, начиная от внесения соответствующих корректив в государственные образовательные стандарты и кончая созданием учебно-методических пособий в особенности серии & laquo-Образование для устойчивого развития& raquo- (первые книги которой уже начали публиковаться в том числе с участием автора), включая новые программы и спецкурсы по вопросам, связанным с безопасностью и любыми видами и направлениями социально-экономического и социокультурного развития. Предполагается, что на базе данной работы может быть разработан государственный образовательный стандарт в области перехода к устойчивому развитию, органически включающий проблемы обеспечения безопасности через устойчивое развитие.

Апробация диссертации. Основные результаты работы получили отражение в научно-исследовательских работах, проведенных в Российской академии государственной службы при Президенте Р Ф & laquo-Государственная стратегия устойчивого развития России& raquo- (2001) и & laquo-Проблема безопасности и устойчивое развитие& raquo- (2002), & laquo-Научные основы образования для устойчивого развития& raquo- (2003), в которых участвовал диссертант.

Автор принимал участие в научно-исследовательских работах по плану Института устойчивого развития и безопасности Московского государственного института коммерции (в 2000—2002 гг.), среди которых -НИР: & laquo-Безопасность и устойчивое развитие& raquo-, & laquo-Проблемы безопасности: вопросы методологии& raquo-, & laquo-Экологическая и продовольственная безопасность& raquo-, & laquo-Проблемы развития и обеспечение безопасности& raquo-, & laquo-Безопасность России: социальное измерение& raquo-, & laquo-Устойчивое развитие: мнения ученых& raquo-, & laquo-Глобализация и устойчивое развитие& raquo-, а также по плану Института проблем безопасности и устойчивого развития Российского торгово-экономического университета по проблемам взаимосвязи безопасности, глобализации и устойчивого развития (2003 г.). Диссертант также участвовал в российско-германском проекте & quot-Глобализация и устойчивое развитие& quot- реализованным Фондом Розы Люксембург и Международной академией ноосферы (устойчивого развития).

Кроме того, основные положения диссертации, выводы и рекомендации отражены в докладах и выступлениях на международных, всероссийских и других научных форумах, среди которых — международный симпозиум & laquo-Открытое общество и устойчивое развитие: местные проблемы и решения& raquo- (2001, 2002, Зеленоград, МГИДА), & laquo-Проблемы внутренней безопасности России в XXI веке& raquo-, & laquo-Устойчивое развитие и проблемы безопасности& raquo-- & laquo-Глобализация: синергетический подход& raquo- (2002, Москва, РАГС) — научно-практическая конференция & laquo-Васильевские чтения: национальные традиции в торговле, экономике, политике и культуре& raquo- (РГТЭУ, 2002, 2003), & laquo-Румянцевские чтения& raquo- (РГТЭУ, 2003), научно-практическая конференция «Природно-ресурсный потенциал, экология и устойчивое развитие регионов России (Пенза, 2002) — Парламентские чтения по проблемам устойчивого развития (2001, Госдума Ф С РФ) — II и III международные научные конференции & laquo-Россия: тенденции и перспективы развития& raquo- (2001, 2002), методологические семинары-дискуссии Комиссии по проблемам устойчивого развития Государственной Думы Ф С РФ (2000−2003), форумы движения & laquo-Миллион друзей& raquo- (2000, 2001, 2002, 2003 гг.), Всероссийская конференция «140 лет со дня рождения В.И. Вернадского& raquo-, Межгосударственная научно-практическая конференция & laquo-Учение В. И. Вернадского о переходе биосферы в ноосферу и реалии третьего тысячелетия (май, 2003, Иваново), Третий Всероссийский конгресс по политологии и др.

Диссертация и отдельные ее фрагменты обсуждались на методологических семинарах и заседаниях Ученого совета Института устойчивого развития и безопасности МГУК и Института проблем безопасности и устойчивого развития РГТЭУ.

Диссертация также обсуждалась на заседаниях кафедры экологии и управления природопользованием РАГС при Президенте Р Ф и рекомендована к защите.

Кроме того, основное содержание диссертации отражено в монографиях, книгах и статьях в журналах (включая шесть статей в журналах, рекомендованных ВАК’ом для публикации основных результатов диссертаций, полученных для защиты степени доктора наук), коллективных монографиях и сборниках в объеме — более 70,0 печ. л. На книгу автора & laquo-Проблемы развития и обеспечения безопасности& raquo- опубликована положительная рецензия в журнале & laquo-Безопасность Евразии& raquo- (2003, № 4).

Структура работы определена проблемой и целью исследования, ее основными задачами. Диссертация в объеместраниц состоит из введения, пяти глав, включающих семнадцать параграфов, заключения, списка использованной литературы в количестве 350 названий.

Заключение

Проблема развития, выступающая одним из главных направлений философских исследований, в начале третьего тысячелетия обрела не только теоретико-концептуальное, но и практическое значение, от оптимального прогнозирования которого и последующего осуществления зависит безопасное будущее человечества, возможность его сохранения совместно с окружающей природной средой. Это ставит новые фундаментальные вопросы перед методологией науки и философией, в особенности перед общей и социальной теорией развития, и предполагает методологический и мировоззренческий анализ новых подходов к развитию в широком философском смысле и его соотношения с проблемой обеспечения безопасности социоприродных систем.

В работе были исследованы во взаимосвязи две фундаментальные проблемы, одна из которых носит философский, а другая частно-научный характер, разрабатывающиеся в различных областях научного поиска. Между тем эти проблемы имеют комплексно-интегративный характер, и, как стремился показать автор, в перспективе должны представлять собой целостную концептуально-теоретическую систему, философские основы которой явились предметом данной диссертации.

Особенностью проведенного исследования является также и то, что социальные и — шире — онтологические проблемы рассматриваются сквозь призму того или иного предмета науки либо (если она еще не сформировалась) направления научного поиска. Такая постановка дает возможность связать логико-гносеологический и онтологический (социо-природный) аспекты проблемы.

Хотя автор полагает, что понятие & laquo-безопасность»- характеризует самоорганизующиеся и кибернетические системы, тем не менее, в работе исследовались в основном социоприродные системы, т. е. системы, основной тип которых задается отношением «общество-природа». В результате исследования в очерченном предметном поле — философско-методологических и социально-философских аспектов взаимосвязи развития и безопасности социоприродных систем — автор в основном получил подтверждение своих гипотез и предположений, сделал ряд выводов. Среди них наиболее важными нам представляются следующие пункты, в которые автор внес личный вклад.

1. Проблема безопасности в жизнедеятельности современной цивилизации приобрела не менее важное значение, чем проблема развития, что нашло свое отражение в научных дисциплинах и направлениях исследовательской деятельности, привело к тому, что понятие & laquo-безопасность»- (и связанный с ним & laquo-куст»- понятий) превратилось, на взгляд автора, в междисциплинарно-интегративное и в обозримой перспективе — в общенаучное понятие. Хотя дисциплинарное утверждение безопасности как категории, выражающей определенный способ бытия того или иного объекта и его деятельностное взаимоотношение с окружающей средой, существенно отстает от проблемно-поисковых разработок, тем не менее, может быть поставлен вопрос о становлении общенаучной дисциплины, предметом изучения которой окажется проблема обеспечения безопасности. Эта проблема, таким образом, находится в стадии становления дисциплинарного и междисциплинарно-общенаучного развития.

Анализ разработки проблемы безопасности в современной науке позволяет прогнозировать не только дальнейшее развитие разного рода частнонаучных и & laquo-региональных»- (типа социальной либо экологической) концептуально-теоретических систем и особенных форм понятия безопасности. Автор предполагает, что на пути интегративно-общенаучных процессов в области изучения феномена безопасности может возникнуть дисциплина (отрасль науки) о безопасности, носящая достаточно общий характер, распространяющаяся на все основные группы науки. Пока для такой общенаучной дисциплины трудно предложить приемлемое наименование (вроде & laquo-секуритология»- и т. п.), но есть основания считать, что ее появление может внести свой вклад в обретение наукой своего единства, в дальнейшую ассимиляцию исследований концепции безопасного и устойчивого развития социоприродных систем по мере ее обоснования и восприятия научным сообществом.

2. Понятие & laquo-безопасность»- тесно связано с сохранением (и надежностью функционирования) систем, а понятие & laquo-развитие»- - с их изменением. Поэтому с точки зрения безопасности важно обеспечить защиту развивающихся систем (желательно опережающим образом) от деструктивно-разрушающих, регрессивных изменений, создавая оптимальные условия и основания для поступательного самодвижения самоорганизующихся систем, формой бытия которых является безопасность.

Хотя понятие & laquo-безопасность»- и тесно связанный с ним & laquo-куст»- понятий характерен для отображения в научном познании как модели неустойчивого, так и устойчивого развития, тем не менее, важно установить перспективные ориентиры научного поиска. Автор поддерживает мнение, что общая наука о безопасности может войти в учение о ноосфере. Учение о ноосфере (ноосферология), основы которого в нашей стране заложил В. И. Вернадский, должно будет включить в себя обширное научное направление, связанное с концепциями и другими научно-познавательными формами изучения проблем обеспечения безопасности и наиболее перспективных форм развития (экоразвития, развития без разрушения, коэволюции, интенсивного развития, устойчивого развития, ноосферогенеза и т. п.). В принципе можно предположить, что весьма велика вероятность возникновения общей науки о безопасности и вне ноо-сферологии. Однако, учитывая весьма ограниченные возможности обеспечения безопасности без перехода на новую цивилизационную стратегию, автор считает более реальным становление новой общенаучной дисциплины в рамках учения о ноосфере как конечной цели перехода цивилизации к устойчивому развитию. Ноосфера может мыслиться и как со-циоприродная сфера сбалансированного и безопасного развития, в которой безопасность и развитие соединены в единую систему благодаря рационально-опережающим механизмам предотвращения угроз, опасностей и кризисов, обеспечивающую сохранение и непрерывное развитие цивилизации и ее коэволюционные отношения с природой.

3. Существуют различные типы развития, где не может либо может быть обеспечена безопасность и тем самым — дальнейшее неопределенно долгое развитие кибернетических систем. Основное внимание в работе было уделено проблеме безопасности социальных (в смысле социальной формы движения и уровня развития) и социоприродных систем и на этом предметном поле установлено, что существуют как минимум две формы (с точки зрения их отображения в теории — модели) развития — безопасное (где существуют либо самосоздаются условия и перспективы для дальнейшего развития) и опасные виды развития, где все формы, виды и направления развития систем не защищены от опасностей, угроз и деструктивно-вредных воздействий и где превалируют регрессивное развитие и деградационные изменения, кризисы и катастрофы. Анализ типов и форм развития, где может быть обеспечена безопасность в ходе самоорганизации, показывает, что для них характерно использование коэволю-ционно-адаптивных механизмов и других аналогичных средств повышения информационного содержания кибернетических (социоприродных) систем. Это так называемое экоразвитие, т. е. развитие экосистемы, направленное изменение содержания в которой обеспечивает дальнейшее поступательное движение ее центрального элемента (субъекта) без разрушения окружающей среды. Среди уже изученных в научной литературе & laquo-безопасных»- типов развития — интенсивный, который обеспечивается в основном за счет качественных факторов и источников и гармонизации отношений с окружающей средой. Другой рассмотренный нами тип безопасного развития — коэволюционно-консенсусное развитие, как со-развитие двух или большего количества социальных и социоприродных систем (причем достаточно больших — как общество и природа), когда происходит коадаптация взаимодействующих систем, обеспечивая их сохранение (одноплоскостное развитие) либо прогрессивные изменения. Еще один тип безопасного развития, наиболее подробно обсуждаемый в работе, — устойчивое развитие, которое представляется как управляемое сбалансированное социоприродное развитие, обеспечивающее как сохранение биосферы, так и выживание и неопределенно долгое существование цивилизации.

Авторское определение понятия & laquo-устойчивое развитие& raquo- связывается с проблемой безопасности: устойчивое развитие — это процесс, обеспечивающий длительное (непрерывное) социально-экономическое развитие как настоящих, так и будущих поколений при высокой степени безопасности социоприродных систем. Или короче: устойчивое развитие -безопасное непрекращающееся социоприродное развитие.

Еще один тип безопасного развития -ноосферогенез, или становление сферы разума, которая в концептуально-теоретическом плане представляется наиболее приемлемой формой социоприродной эволюции (коэволюции) и даже его стратегической целью. Упомянутые типы безопасного развития выделены в основном для социального уровня развития, ряд из них распространяются на социоприродные и даже кибернетические системы.

4. Истоки формирования социоприродного безопасного типа развития автор находит в различных философско-мировоззренческих течениях, которые исследуются в работе — русском (российском) антропокосмизме, учении о ноосфере, докладах Римского клуба и т. д. Именно обеспокоенность ряда мыслителей выживанием и дальнейшим безопасным развитием человечества привело к формированию концепции возможного дальнейшего существования цивилизации в наименее опасных формах, обеспечивающих наше общее будущее. Так, К. Э. Циолковский, задумавшись об угрозах развития человечеству на планете, предложил ракету в качестве средства освоения космоса и на этой основе выдвинул гипотезу о возможности социального бессмертия (как первого, космического варианта стратегии устойчивого развития). Идеи В. И. Вернадского о становлении ноосферы и социальной автотрофности оказались еще более востребованными, поскольку они также корреспондируются с современными концепциями перехода цивилизации на более безопасные с точки зрения взаимоотношения с природой пути цивилизационного развития, по сути дела, лежат в русле идей безопасного устойчивого развития. Работы ученых Римского клуба, показавших бесперспективность нынешней формы социально-экономического развития и стратегии покорения природы, заставили задуматься о смене этого курса и активизировали поиски альтернативных путей выживания цивилизации в условиях обострения глобальных проблем и привели к концепции цивилизационного процесса, изложенной в докладе Г. Х. Брунтланд & laquo-Наше общее будущее& raquo- и основных программных документах ЮНСЕД и ВСУР.

Автор показал, что безопасность должна рассматриваться как составная часть (условие и фактор) процессов развития, а последние в & laquo-безопасных»- типах развития обеспечивают защиту от угроз и опасностей. Именно такая синергетическая взаимосвязь существует в биологических и некоторых социальных системах и может быть реализована в глобальном масштабе в человеческой цивилизации при условии ее перехода на путь социоприродного устойчивого развития, предполагающего гармонию человека, общества и природы. Философская теория развития, по предположению автора, должна пополниться изучением проблемы безопасности во всех ее видах и формах проявления с тем, чтобы соответствовать новой фазе исторического развития, характеризуемого процессом глобализации и переходом ее к новым социоприродным перспективам эволюции, гарантирующим выживание человечества и сохранение биосферы, их совместную коэволюцию.

5. Каждый процесс развития связан как с позитивными, так и с негативными эффектами и последствиями. Они проявляются в различного рода деструктивных процессах, угрозах и опасностях, что в системе «общество-природа» особенно отчетливо проявляется в ходе развертывания глобализации и обострения глобальных проблем человечества. Для защиты и предотвращения возможных угроз и опасностей, в планетарном масштабе необходимо сформировать новую цивилизационную модель развития, которая включала бы в себя аспекты взаимодействия с природой, т. е. была бы социоприродной моделью поступательного самодвижения. Формирование единой системы безопасности и развития на уровне общества должно прежде всего проявляться в экономической, социальной и экологической сфере деятельности, а также во взаимодействии общества и природы (что, кроме проблем экологии, включает аспекты природопользования). Взаимосвязь развития и безопасности в различных формах и направлениях должна проявляться при переходе к новой циви-лизационной парадигме развития, превращаясь не только в баланс экономики, экологии, социальной сферы и духовно-информационных процессов, но и в консенсус интересов личности, общества, государства, человечества и природы (принцип системного баланса развития и безопасности), что предполагает их гармонизацию и таким образом коэволюцию и коадаптацию.

6. В модели развития цивилизации, получившего на ЮНСЕД наименование & laquo-неустойчивое развитие& raquo-, в принципе невозможно обеспечить безопасность во многих отношениях, особенно в плане эффективного решения социоприродных глобальных проблем, каждая из которых чревата природными и техногенными опасностями и катастрофами. Модель неустойчивого развития умножает негативные тенденции, угрозы и опасности в силу своей сущности, доминирования разного рода антагонистических противоречий, основана на постоянном воспроизводстве конфликтов и невозможности решения глобальных и других проблем в ходе присущего ей экстенсивно-конфронтационного развития. Экстенсивный насильственно-конфликтный характер современной цивилизационной модели и ее & laquo-столкновение»- с планетарными ограничениями привело как к умножению угроз и опасностей, их глобализации, так и к их качественному видоизменению, что вызвало необходимость формирования новой философии, методологии и мировоззрения обеспечения безопасности (особенно в планетарном ракурсе). Новый философский подход акцентирует внимание на обеспечении безопасности не через защиту, а через развитие, причем не традиционное конкурентно-экстенсивное (модель неустойчивого развития), а интенсивно-коэволюционное (устойчивое) сбалансированное развитие, минимизирующее количественные (и негативные) и максимизирующие качественные (и позитивные) параметры и источники самоорганизации и коэволюционно-консенсусные формы взаимодействия как с природой, так и внутри социума.

7. Новый тип развития, который в разных научно-концептуальных системах получил наименование экоразвитие, интенсивное, коэволюци-онное, устойчивое развитие, должен исключить решение проблем безопасности с помощью насильственных, конфликтных, мажоритарных и иных видов обеспечения безопасности, характерных для стихийно-традиционной формы развития. От конфликтно-силовых системообразующих связей и доминирования антагонистических противоречий, неразрешимых в упомянутой модели, необходимо переходить на консен-сусно-консолидирующие взаимоотношения и пути решения проблем как на национально-государственном, так и на международно-глобальном уровне1. Причем как в плане общественных отношений в системах & laquo-человек — социум — цивилизация& raquo-, так и во взаимодействиях этих систем и подсистем с окружающей природной средой, где они должны принять формы консенсуса, коэволюци и коадаптации.

Это означает, что гармонизация социоприородных взаимодействий, переход к консенсусно-коэволюционным отношениям связаны с реализа

1 См.: Яновский Р. Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М., 1999. цией принципа социальной справедливости в его существенно расширенном понимании. Речь идет о распространении этого принципа не только на нынешние, но и на будущие поколения людей, а также в известной степени на их взаимоотношения с природой, в особенности с живыми системами. Распространение принципа справедливости (в данном случае социальной справедливости) на будущие поколения предполагает создание равных возможностей и условий для удовлетворения жизненно важных потребностей и рационально (ноосферно) ориентированных интересов и целей. Наряду с социально-темпоральным расширением принципа справедливости, в будущем речь также должна идти об обеспечении & laquo-интересов»- природы, точнее — о сохранении биосферы и других природных объектов, о возможности дальнейшей их эволюции по естественным законам, отказе от стратегии покорения природы. Реализация таким образом расширенного принципа & laquo-социоприродной»- справедливости (как именует его автор) в совокупности с консенсусно-консолидирующими механизмами позволяет перейти на новые принципы и основания обеспечения безопасности, соответствующие будущей форме цивилизационного развития третьего тысячелетия.

8. На протяжении XXI века будут проявляться противоречия как между концептуальными моделями развития, так и будущей моделью устойчивого развития. Поскольку переходить к последней необходимо для выживания цивилизации и сохранения окружающей ее природной среды, то реализация упомянутого противоречия приведет к формированию & laquo-смешанной»- или точнее — переходной модели с чертами и структурами как традиционной, так и новой модели, где характеристики этой последней с течением времени должны доминировать. Фактически все существующие национальные стратегии, концепции и программы устойчивого развития (как & laquo-Повестка дня на XXI век& raquo- и План выполнения решений ВСУР и др.) являются примером & laquo-переходных»- концептуально-теоретических систем. Для философии и методологии науки важно выявить, какие концепции относятся к & laquo-переходным»-, а какие прогнозируют в поисковом или нормативном плане образ общества устойчивого развития (ноосферы). В этой связи важно также проанализировать с подобных позиций стратегии реформирования общества и его взаимоотношений с природой, выявить преимущественно модернизационные и собственно трансформационные, более решительно демонстрирующие отход от стихийно-традиционной модели цивилизационного процесса в пользу модели устойчивого развития. Предполагается также, что важно определить процессы и тенденции, инвариантные и позитивные для обеих моделей развития, а также негативные процессы, которые должны быть элиминированы в новой модели развития.

В ходе обеспечения безопасности процесса глобализации и наиболее быстрой ее ориентации на цели устойчивого развития и ноосфероге-неза необходимо сформировать приоритеты, принципы и цели так называемого рационального природопользования (которое в действительности таковым не является), разработать (на всех уровнях и во всех масштабах) концепции и стратегии устойчивого (ноосферного) использования всех видов природных и других ресурсов, совместимые с обеспечением глобальной (и других форм) безопасности и новой стратегией коэволюции природы и общества. Важно отказаться от ценностей и стереотипов потребительского общества, от чисто ресурсного восприятия окружающей природной среды и видеть в ней естественную и фундаментальную основу жизни человека и человечества, когда потребление ресурсов должно ограничиваться экологической (несущей, хозяйственной) емкостью биосферы и ее экосистем.

9. На взгляд автора, существует определенная мера взаимосвязи обеспечения безопасности и оптимальных характеристик развития, когда развитие оказывается безопасным, а обеспечение безопасности дает возможность той или иной системе эволюционировать в прогрессивном направлении. Так, обеспечение в экологической и природоресурсной сфере в пределах несущей (антропогенной) емкости экосистем дает возможность для дальнейшего развития хозяйственной деятельности на интен-сивно-коэволюционной основе.

Сосредоточение внимания на проблемах безопасности в социальной деятельности ведет к тому, что могут быть упущены проблемы развития, слишком большое отвлечение средств на обеспечение безопасности ведет к тому, что их не остается на созидательно-творческую деятельность (и наоборот). Кроме того, развитие одних систем может оказаться угрозой безопасности других систем. Существуют и другие проявления этого противоречия между развитием и безопасностью, которые приводят к общему выводу: существует определенная мера в их взаимосвязи. Она обозначает диапазон возможностей и способностей системы к развитию при необходимой и достаточной степени обеспечения ее безопасности. Предполагается, что такую меру в перспективе может реализовать устойчивый тип развития и особенно ноосферогенез.

10. Виды безопасности соответствуют направлениям (аспектам) системы перехода к устойчивому развитию. Этот принцип логически следует из имманентной взаимосвязи обеспечения безопасности и развития и должен рассматриваться в системной взаимосвязи с другими принципами обеспечения глобальной безопасности как приоритетной при переходе мирового сообщества к устойчивому развитию, что в силу единства и взаимосвязи всех компонентов биосферы возможно только в планетарном масштабе.

Сформулированный выше методологический принцип & laquo-системного баланса& raquo- обеспечения безопасности и развития должен быть дополнен принципом приоритетности обеспечения безопасности более широкой системы по отношению к ее подсистемам и составляющим. Это означает, что обеспечение безопасности всего мирового сообщества (глобальной безопасности) в перспективе устойчивого будущего оказывается приоритетным по отношению к аналогичным проблемам в отношении любого государства (социума) и их коалиций. Очевидно, что без обеспечения глобальной (планетарной) безопасности, которая в перспективе будет реализоваться через предотвращение угроз и опасностей, а не через защиту, не может реализоваться безопасность ни личности, ни общества, ни одного государства.

Используя принцип соответствия видов безопасности направлениям социальной деятельности, автор предлагает применить показатели (индикаторы) оценки обеспечения безопасности и прогресса на пути к устойчивому развитию. Такие индикаторы разработаны отдельно для определения этого прогресса и отдельно — для измерения степени безопасности, Но в свете идей, развиваемых в работе, их можно объединить, по крайней мере, целесообразно сформировать общую методологию разработки индикаторов их оценки, что сегодня очень важно для определения критериев перехода от модели неустойчивого развития к новой цивили-зационной модели, а также для сравнительной оценки типов развития по степени обеспечения их безопасности.

Мы полагаем, что высказанные в работе выводы, положения и предположения могут быть использованы при формулировке национальной идеи, способной выразить интересы и потребности российского общества XXI века. Мы исходим из тезиса, что такая идея нужна, поскольку она может заполнить тот & laquo-идеологический вакуум& raquo- и концептуальные поиски в области мировоззренческих ориентиров будущего развития России уже в составе мирового сообщества. Не претендуя на системную формулировку, выявим роль концепции устойчивого развития и обеспечения безопасности в будущей национальной идее, которая, конечно, не является в полном смысле новой идеологией, но по своим функциональным и мировоззренческим ориентациям может играть близкую и более позитивную роль.

Национальная идея будет содержать в себе элементы идеологии и философии, но, скорее всего, окажется междисциплинарноконцептуальным образованием. В него в трансформированном виде могут войти основные идейные ориентиры начала третьего тысячелетия, характерные для российского общества. Вряд ли национальная идея должна быть & laquo-спущена»- сверху- ее формирование, на наш взгляд, будет происходить в результате общероссийской дискуссии, в которую мы также попытаемся включиться1.

Учитывая изменившуюся в России в последнее десятилетие роль государства в жизни общества, речь не может идти о возрождении новой официальной идеологии. Возможно, что никакого радикального перелома в сфере философии и идеологии в целом в России в обозримом будущем не предвидится. Однако некоторый & laquo-центр притяжения& raquo- идейно-концептуальных исканий, отражающих интересы и жизненно важные потребности, взгляды на будущее страны в составе мирового сообщества нам, конечно, нужен. Хотя существует точка зрения, что вряд ли уместно понятие национальной идеи2, следует заметить, что отсутствие национальной идеи и адекватных философско-мировоззренческих ориентиров означает, что & laquo-духовное пространство& raquo- будет заполняться иными, зачастую устаревшими стереотипами, что у нас и произошло после краха прежних идеологических установок.

Имеет смысл уяснить, что же собой может представлять национальная идея в XXI веке. В отличие от предыдущего тысячелетия сегодня в мире происходят процессы, меняющие сам смысл национальной идеи, и прежде всего — это процесс глобализации.

Кстати сказать, происходящие в России реформы по модернизаци-онной стратегии также можно рассматривать, как одно из следствий процесса глобализации, в основном в варианте вестернизации. Глобализация в нашем представлении оказывается процессом формирования единого

1 См.: Урсул А. Д., Романович А Л. Безопасность и устойчивое развитие // Государственная служба. 2002. № 6.

2 См.: Водолагин А. В. Нужна ли России национальная идея? // Национальные интересы. 2003, № 1. человечества, целостного мирового сообщества пока в рамках модели неустойчивого развития. Идущие в России реформы, движение к рыночным отношениям, демократии, информатизации и т. п. представляют собой конкретные формы и проявления процесса глобализации по западному образцу. Однако вряд ли имеет смысл видеть в процессе глобализации исключительно & laquo-евроатлантический»- акцент, это всемирный процесс взаимодействия цивилизаций, Запада и Востока, Севера и Юга, и если он будет идти исключительно в духе вестернизации, то это может привести к столкновению цивилизаций, чего, естественно, допустить нельзя.

Учитывая, что глобализация превратилась в ведущую устойчивую тенденцию цивилизационного развития, а ее основными агентами выступают транснациональные корпорации, банки, другие всемирные и международные организации (а не государства), то это существенно влияет на формирование того системного духовно-концептуального феномена, который может именоваться национальной идеей. Пожалуй, есть лишь одно государство — США, которое распространяет свои национальные интересы (в этом случае их сложно именовать просто национальными интересами) на всю планету, и здесь глобализация пока выступает в качестве утверждения интересов (прежде всего потребностей в ресурсах в любой их форме) этой и фактически других стран & laquo-золотого миллиарда& raquo-.

При формировании национальной идеи российского общества важно заранее определить, как соединить в ней содержание (идеи, идеалы, ценности, интересы, потребности, надежды и т. п.), которое выражало бы лишь специфику российской духовности и менталитета, евразийские и иные особенности движения нашей страны в будущее, или было бы связано с включением России в мировое сообщество, т. е. фактически с процессом глобализации.

Понятно, что такая постановка проблемы схематизирует и провоцирует на упрощенное ее решение. Ведь если мы акцентируем внимание на глобализации, то в этом случае вряд ли можно назвать искомый концептуальный продукт национальной идеей. Но если мы сосредоточим внимание на своебразии России и ее развитии в XXI веке, то в этом случае, если не реально (это уже не удастся), то теоретически зафиксируем & laquo-отделение»- страны от мирового сообщества, от процессов глобализации и перехода к устойчивому развитию (который также имеет принципиально планетарный характер и масштаб). Остается признать, что наиболее адекватным должно быть компромиссное решение: национальная идея XXI века должна содержать в себе не только специфику российского пути в третье тысячелетие, но и отражать тенденции развертывания грядущего глобального цивилизационного процесса.

В этом будет существенное отличие от & laquo-национальных идей& raquo- прошлого, скажем, уже упомянутого & laquo-триединства»- периода самодержавия либо иных предлагаемых сегодня теоретических моделей национальной идеи, которые здесь мы не будем обсуждать. Более того, мы обратим внимание лишь на две стержневые концепции, могущие войти в будущую национальную идею, которая, конечно же, не должна оказаться одномерным (либо двумерным) образованием, а явится, без сомнения, системной концепцией. Одна из ее составляющих, на наш взгляд, может быть связана с проблемой обеспечения безопасности и прежде всего -национальной безопасности, что больше отражает целостность и специфику российского общества и государства. Вторая составляющая больше отражает общемировую направленность развития, обеспечение глобальной безопасности и переход к устойчивому развитию, на путь которого должен быть нацелен пока стихийно развертывающейся процесс глобализации.

Мы уже отмечали, что обе упомянутые составные части национальной идеи имеют свою концептуальную базу в государственных документах, утвержденных соответствующими указами Президента Р Ф. Хотя упомянутые выше официальные документы, на наш взгляд, могут войти в будущую национальную идею, между ними существуют определенные содержательные противоречия, о которых также шла речь и которые должны быть разрешены, по крайней мере, на философско-методологическом и теоретико-концептуальном уровне при формировании национальной идеи.

Представляется, что в формирующейся национальной идее вопросы безопасности и устойчивого развития должны интегрироваться в единую концептуальную систему, вокруг которой могут выстраиваться другие важные для страны и общества концептуальные проблемы и ориентиры. Ведь в новой модели безопасность будет обеспечиваться через устойчивое развитие, а устойчивое развитие органически включит в себя обеспечение безопасности. Это будут не два самостоятельных, отделенных друг от друга вида деятельности: основная — развитие (созидание) и дополнительная — обеспечение безопасности, как это имеет место в современной модели развития, которая с точки зрения кибернетики характеризуется положительной (саморазрушающейся) обратной связью в системе «человек-общество-природа». В модели социоприродного устойчивого развития безопасность будет обеспечиваться главным образом не через защиту, а преимущественно через развитие, причем это будет самоподдерживающее сбалансированное развитие, которое не будет порождать (а тем более умножать) опасности, угрозы и т. п. либо, что более реально, их возникновение будет находиться в зоне (коридоре) меры взаимосвязи обсуждаемых понятий. В новой модели реализуются иные принципы и самого развития, и обеспечения его безопасности, составляющие целостную и все более гармоничную систему, способствующую сохранению и коэволюции общества и природы.

Концептуальные положения о тесной связи проблемы безопасности и стратегии устойчивого развития важны не только при формировании национальной идеи- их не менее важно реализовать в практике принятия государственных решений, в особенности на уровне доктрин и концепций, а также законотворческой деятельности и государственных программ.

Мы привели некоторые аргументы, свидетельствующие о том, что проблема связи обеспечения безопасности и устойчивого развития может и должна войти в формируемую национальную идею. Может ли эта связь претендовать на то, чтобы войти в & laquo-идеологию»- XXI века? В какой-то мере мы полагаем, что может, если исходить из того, что задача идеологии, — как считает А. А. Зиновьев, — приучить какое-то множество людей сходным образом думать о каких-то явлениях, совершать какие-то поступки сходным образом1. В концепции устойчивого развития содержатся мировоззренческие основания для подобного рода мышления и действий людей, но поскольку это не отражение, пусть даже извращенное, реальности, а нормативный прогноз (сценарий), то пока это не идеология. Нужно также иметь в виду, что идея устойчивого развития пока не обоснована наукой в той степени, в которой это необходимо для применения всех критериев научности (несмотря на уже появившиеся попытки научной аргументации обсуждаемой идеи).

И, наконец, уместно обратить внимание на то, что в предлагаемом варианте обсуждения содержания национальной идеи одной из ее особенностей, которая могла бы составить основу идеологии, является ее совпадение с передовой мировой идеологией. До сих пор мировой идеологии или, лучше сказать, идеи, не было, и можно было & laquo-обходиться»- национальной идеей, которая была характерна для конкретной страны, но оказывалась неприемлемой для других стран или их групп. Теперь же, после ЮНСЕД в 1992 г. и ВСУР в 2002 г., ситуация существенно изменилась. Можно сказать, что концепция устойчивого развития как совместного выживания всего человечества положила конец & laquo-идеологической автаркии& raquo- любого государства (их коалиций), если, конечно, оно не пре

1 См.: Зиновьев А. А. Философия как часть идеологии // Государственная служба. 2002. № 3. тендует навеки оставаться в модели неустойчивого развития, которая в принципе прекратит свое существование в наступившем тысячелетии (самоуничтожение или устойчивое развитие).

Итак, рассмотренные в работе философско-методологические проблемы порождают широкий спектр новых направлений научного поиска, что создает основания для дальнейшего развертывания исследований в этом направлении. В этом & laquo-виновата»- сама постановка проблемы о взаимосвязи развития и обеспечения безопасности социоприродных систем.

Нам представляется, что продолжение исследований в этом предметном поле приведет к тому, что можно будет обосновать новое направление (форму) развития — устойчивое развитие, которое окажется отличным от всех ныне изученных форм развития. Это внесет соответствующий вклад в философскую теорию развития. Не исключено также, что становящаяся общенаучной категория & laquo-безопасность»- может стать полноправной философской категорией, войти в систему понятий, характеризующих процессы развития.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ СОЦИОПРИРОДНЫХ СИСТЕМ

§ 1. Концептуальный анализ проблемы безопасности в современной науке

§ 2. Эволюция проблемы безопасности в философии и научном по

§ 4. Деятельностный подход к обеспечению безопасности

ГЛАВА И. ФИЛОСОФСКИЕ ИСТОКИ И ОСНОВАНИЯ ПОИСКА БЕЗОПАСНЫХ СОЦИОПРИРОДНЫХ ФОРМ РАЗВИТИЯ

§ 1. Русский космизм в осмыслении новых форм развития

§ 2. Ноосферные предпосылки концепции коэволюции природы и общества

§ 3. Проблемы экологии и становление концепции социоприродно-го развития

§ 4. Философские основания взаимосвязи понятия & quot-безопасность"- и категории & quot-развитие"-

ГЛАВА III. ФОРМИРОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ СОЦИОПРИРОДНОГО УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

§ 1. Роль Римского клуба в разработке проблем устойчивого развития

§ 2. Методологические и мировоззренческие основания стратегии устойчивого развития

§ 3- Устойчивое развитие как форма безопасного развития знании

§ 3. Основные виды безопасности

ГЛАВА IV. БЕЗОПАСНОСТЬ, ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

§ 1. Национальная безопасность и государственность: новые направления исследований

§ 2. Безопасность в условиях глобализации: противоречия и перспективы

§ 3. Глобальная безопасность и переход к социоприродному устойчивому развитию

ГЛАВА V. ПРОБЛЕМА БЕЗОПАСНОСТИ В КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО МЕТОДОЛОГИ

ЧЕСКОГО ПОДХОДА

§ 1. Обеспечение безопасности через переход к устойчивому развитию

§ 2. Системный характер взаимосвязи развития и безопасности. Категория меры и устойчивое развитие

§ 3 Проблемы безопасности и устойчивого развития в социально-гуманитарном знании 362 Заключение 375 Список использованной литературы

Список литературы

1. Айзятов Ф. А. Устойчивое развитие: состояние, модель, стратегия (методологический и социально-экологический анализ). Саранск: Изд. СГПУ, 1998. — 242 с.

2. Аннан Кофи А. Годовой доклад о работе Организации. 2001 год. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк, October 2001. -132 с.

3. Аннан Кофи А. Мы, народы: роль Организации Объединенных Наций в XXI веке // Безопасность Евразии. 2000. № 1. С. 205−268.

4. Аннан Кофи А. Общая судьба новая решимость. Годовой доклад о работе Организации за 2000 год. Нью-Йорк, 2000. — 136 с.

5. Аннан Кофи А. Партнерство во имя всемирного сообщества. Годовой доклад о работе Организации. 1998. 101с.

6. Аннан Кофи А. Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов. Годовой доклад о работе Организации за 1999 год. Нью-Йорк, 1999. 139 с.

7. Арбатов А. А. Безопасность России. М., 1999. 528 с.

8. Бабосов Е. М. Катастрофы: социологический анализ. Минск. Наука и техника. 1995. 276 с.

9. Бабурин С. Н. Территория государства: Правовые и геополитические проблемы. М., МГУ, 1997. 480 с.

10. Балабанов B.C., Борисенко Е. Н. Продовольственная безопасность (международные и внутренние аспекты). М., Экономика, 2002. -302 с.

11. Барлыбаев X.А. Путь человечества: самоуничтожение или устойчивое развитие. М., Изд-во ГД, 2001. -236 с.

12. Барсуков B.C., Марущенко В. В., Шигин В. А. Интегральная безопасность. М., РАО & laquo-Газпром»-. 1994. 298 с.

13. Безопасность России в основополагающих государственных документах (в двух частях). М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1998. 512 с. (I часть) — 352 с. (II часть).

14. Безопасность России. Безопасность и устойчивое развитие крупных городов. М., МГФ & laquo-Знание»-, 1998. 496 с.

15. Безопасность России. Медицина катастроф и реабилитация. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1999. 736 с.

16. Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Энергетическая безопасность (ТЭК и государство). М., 2000. 592 с.

17. Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Продовольственная безопасность. Раздел первый. М., МГФ & laquo-Знание»-, 2000. 558 с.

18. Безопасность России. Региональные проблемы безопасности с учетом риска возникновения природных и техногенных катастроф. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1999. 672 с.

19. Безопасность России. Словарь терминов и определений М., МГФ & laquo-Знание»- 1999. 368 с.

20. Безопасность России. Функционирование и развитие сложных народно-хозяйственных, технических, энергетических, транспортных систем, систем связи и коммуникаций (в двух частях). М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1998. -448 с. (I часть) — 416 с. (II часть).

21. Безопасность России. Экологическая безопасность, устойчивое развитие и природоохранные проблемы. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1999, 704 с.

22. Безопасность России. Экологическая диагностика. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 2000. 496 с.

23. Безопасность России. Экономическая безопасность: вопросы реализации государственной стратегии: Сборник материалов Всероссийской конференции. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1998. 384 с.

24. Безопасность России. Энергетическая безопасность (Нефтяной комплекс России). М.: МГФ & laquo-Знание»-, 2000. 432 с.

25. Безопасность России. Энергетическая безопасность (ТЭК и государство) М.: МГФ & laquo-Знание»-, 2000. 304 с.

26. Безопасность России: XXI век / Пер. с англ. М., & laquo-Права человека& raquo-, 2000. 600 с.

27. Безопасность России: Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Словарь терминов и определений. Изд. 2-е, доп. М.: МГФ & laquo-Знание»-, 1999 342 с.

28. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / Пер. с нем. В. Седельника и Н. Федоровой- Послесл. А. Филиппова. -М.: Прогресс-Традиция, 2000. 384с.

29. Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма ответы на глобализацию. Пер. с нем. М., 2001. — 396 с.

30. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Пер. с англ. М., 1999. 956 с.

31. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. 256 с.

32. Бондаренко В. & laquo-Стадий розвиток& raquo- не найточшший термш // Проблеми yKpai’HCbKoi термшологн. — Вюник Державного ушвер-ситету «Льв1вська пол1техшка». — № 336. Льв1 В. Льв1вська полггехнника. 1998, С. 355−356.

33. Булатов М. О., Малеев К. С., Загороднюк В. П., Солонько Л. А. Фшософ1я ноосфери. Фшософський змют I сучасний смисл феномена ноосфери. К., Наукова думка, 1995. 302 с.

34. Бурьянов О. В. Социальная безопасность российского общества. Ростов-на-Дону. 1999.

35. Быков А. А., Мурзин Н. В. Проблемы анализа безопасности человека, общества и природы. Спб., Анкил. 1999. 278 с.

36. Бэкон Ф. Соч. в 2-х т. М., 1972 636 с.

37. В поисках теории развития науки. Очерки западноевропейских и американских концепций XX века. М., 1982, 396 с.

38. Вайцзеккер Э., Ловинс Э., Левине Л. Фактор четыре. Затрат половина, отдача — двойная. Новый доклад Римскому клубу. М., 2000. — 502 с.

39. Ван Хам П., Куглер Р. Л. Единство Запада и трансатлантическая безопасность перед лицом испытаний. Публикация № 4 Центра им. Маршалла. М., 2002. — 81 с.

40. Ващекин Н. П., Дзлиев М. И., Урсул А. Д Экономическая и социальная безопасность в России. М., Изд-во МГУК, 1999. 326с.

41. Ващекин Н. П., Дзлиев М. И., Урсул А. Д. Безопасность и устойчивое развитие России. М., Изд-во МГУК, 1998. 356 с.

42. Ващекин Н. П., Лось В. А., Урсул А. Д. Цивилизация и Россия на пути к устойчивому развитию. М., Изд-во МГУК, 1996. 326 с.

43. Ващекин Н. П., Мунтян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., Изд-во МГУК, 2002. 602 с.

44. Ващекин Н. П., Мунтян М. А., Урсул А. Д. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие. М., Изд-во МГУК, 2000. 288 с.

45. Ващекин Н. П., Пасхин Е. Н., Урсул А. Д. Информатизация общества и устойчивое развитие. М., Изд-во МГУК, 2000. 300 с.

46. Вебер А. Б. Устойчивое развитие как социальная проблема. М., 1999. -208 с.

47. Вернадский экология — ноосфера. Материалы научной сессии. М., Луч, 1994. -302 с.

48. Вернадский В. И. Автотрофность человечества // Биогеохимические очерки. М-Л., Наука, 1940. С. 282−306.

49. Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. М., Наука, 1989. 482 с.

50. Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. М., Наука, 1991.

51. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 1968.

52. Владимиров В. А. Измалков В.И., Измалков А. В. Оценка риска и управление техногенной безопасностью. М., Изд-во & quot-Деловой экспресс& quot-. 2002, 370 с.

53. Владимиров В. А., Измалков В. И. Катастрофы и экология. М& bdquo- Наука, 2000. 332 с

54. Военная доктрина Российской федерации (Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 21 апреля 2000 г. Безопасность: Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности. 2000. — № 1−12, С. 32−66.

55. Возжеников А. В. Национальная безопасность России: методология комплексного исследования и политика обеспечения. М., РАГС, 2002. -342 с.

56. Возжеников А. В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. М. 2000. 231 с.

57. Возжеников А. В. Парадигма национальной безопасности реформирующейся России. М., ЗАО & laquo-ЭДАС ПАК& raquo- 2000. 392 с.

58. Возжеников А. В., Прохожев А. А. Безопасность России: современное понимание, обеспечение. М.: Росэкономфонд & laquo-Созидание»-, 1998. -92 с.

59. Возжеников А. В., Прохожев А. А., Смульский С. В. и др. Общая теория национальной безопасности. М., РАГС, 2002. 372 с.

60. Выполнение принципов Рио в Европе. Участие и предосторожность. ЮНЕП. 94 с.

61. Гадамер Х. -Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. -478 с.

62. Гайденко П. П. Эволюция понятия науки. Кн. 1 и 2. М., Наука, 1980/1987.

63. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. М., Мысль, 1974. -784 с. 64.

Заполнить форму текущей работой