Лингвопрагматические особенности персуазивной коммуникации: На примере современной немецкоязычной рекламы

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
247


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В основе коммуникативно-функционального подхода, уже несколько десятилетий доминирующего в лингвистике, лежит понимание языка как механизма для осуществления человеком определенных целей в сфере познания окружающего мира и его описания, а также в актах речевого общения. Главной задачей коммуникативно-функциональной лингвистики является изучение речевого общения как особого вида деятельности, направленного на формирование мнений и убеждений, и моделирование социального и индивидуального поведения людей.

Вариативность целей, реализуемых в процессе речевой деятельности, предопределяет выделение различных функционально детерминированных форм речевого общения. Одной из таких форм является персуазивная коммуникация, которая в самом общем виде определяется как ментально-речевое взаимодействие коммуникантов, реализующее попытку воздействия адресанта на ментальную сферу реципиента с целью изменения его поведения (побуждения к совершению / отказу от совершения определенных действий).

Изучение персуазивной коммуникации имеет глубокие исторические основы, т.к. само понятие & laquo-персуазивность»- впервые вводится в античной риторике. Взрыв научного интереса к персуазивной коммуникации за рубежом наблюдается в 40-е — 50-е годы 20-го столетия. Персуазивная коммуникация исследовалась в рамках социальной психологии (Hovland, Janis, Kelley, Sherif etc.), когнитивной психологии (Cacioppo, Chaiken, Eagly, Liberman, McGuire, Petty, etc.), теории массовой коммуникации (Petermann, Petty, Ray, Schenk etc.).

В лингвистике персуазивность изучалась на базе конверсационного анализа как речевой макроакт (Mann, Kosta) — на примере коммерческой рекламы (Hantsch, Janich, Kessler, Pohl, Sandig, Stoeckl) и политической коммуникации (Gruenewald, Hoffmann, Holly, Pueschel) как одна из возможных составляющих коммуникативной стратегии текста и его разновидность манипулирования, противопоставляемая рациональному аргументированию (Schoeberle, Herbig), а также как совокупность приемов, направленных на усиление аргументов в процессе аргументирования (Holly, Pueschel).

В отечественной лингвистике явления языка и речи, которые в зарубежном языкознании описываются с помощью термина & laquo-персуазивность»-, изучаются в рамках стилистики и лингвистики текста (Аврасин, Гончарова, Лившиц, Миронова и др.), а также в теории речевого воздействия (Иссерс, Колшанский, Су сов, Тарасов и др.).

Комплексные исследования персуазивности нашли отражение в обобщающих работах американских и немецких исследователей [Bettinghaus, 1980- Smith, 1982- Drinkmann / Groeben, 1989], однако данные работы основываются на психологических концепциях персуазивности. Насколько нам известно, лингвистически ориентированные системные исследования персуазивной коммуникации как особой формы ментально-речевой деятельности не проводились ни в отечественной, ни в зарубежной лингвистике.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена существующим в современной лингвистике интересом к процессам речевого воздействия и текстам, в которых реализуется целевая установка на воздействие, а также потребностью всестороннего и комплексного изучения и научного описания персуазивной коммуникации и реализующих ее текстов с лингвистических позиций.

Основная цель исследования заключается в системном научном описании персуазивной коммуникации и выявлении языковых средств, используемых для реализации персуазивной интенции в дискурсе рекламы, представляющем собой типичный образец персуазивного дискурса. Системность описания обеспечивается благодаря реализованному в работе междисциплинарному подходу к объекту исследования, при котором к научному анализу привлекаются данные, полученные не только в 6 лингвистике, но и в других отраслях знания (психологии, социологии, теории массовой коммуникации и др.).

Для достижения цели исследования в нем решаются следующие конкретные задачи:

— определяется статус персуазивной коммуникации в общем контексте ментально-речевой деятельности человека-

-. формулируется определение персуазивной коммуникации, и выявляются ее основные прагматические характеристики- описываются условия осуществления речевого макроакта персуазивности как основной единицы персуазивной коммуникации-

— дается характеристика персуазивному тексту как языковой форме реализации речевого макроакта персуазивности-

— определяются понятия & laquo-коммуникативная стратегия персуазивности& raquo- и & laquo-персуазивная техника& raquo-- персуазивная стратегия рассматривается как основа развертывания персуазивного дискурса-

— раскрывается сущность рекламного дискурса как специфического акта персуазивной коммуникации-

— выявляются и анализируются основные персуазивные стратегии рекламного дискурса и языковые средства их выражения.

В соответствии с целью и задачами исследования в качестве основных методов анализа использовались метод непосредственного наблюдения, метод дедуктивного выявления коммуникативных стратегий, метод контекстуально-интерпретационного анализа, пресуппозитивноконтекстуальный метод и метод анализа словарных дефиниций.

В ходе исследования сформулированы следующие научные положения, выносимые на защиту:

1. Персуазивная коммуникация — это исторически сложившаяся, закрепленная в общественной и коммуникативной практике особая форма ментально-речевого взаимодействия индивидов, осуществляемая на базе определенных типов текста и реализующая попытку преимущественно вербального воздействия одного из коммуникантов (адресанта) на установку своего коммуникативного партнера / партнеров (реципиента / аудитории) с целью ненасильственным путем (посредством коммуникативных стратегий убеждения и & laquo-обольщения»-) добиться от него принятия решения о необходимости, желательности либо возможности совершения / отказа от совершения определенного посткоммуникативного действия в интересах адресанта.

2. Единицей персуазивной коммуникации является речевой макроакт персуазивности (персуазив), представляющий собой прототипический образец, совокупность правил осуществления речевого действия, за которым конвенционально закреплена персуазивная иллокутивная сила побуждения реципиента к совершению / отказу от совершения определенного посткоммуникативного действия в интересах адресанта.

3. Конкретизация прототипа речевого макроакта персуазивности происходит в реальной ситуации общения в форме текста. Персуазивный текст — это текст, доминирующей коммуникативной функцией которого — в иерархии прочих коммуникативно-прагматических установок — является воздействие на ментальную сферу реципиента (его мнения, оценки) с целью изменения его поведения (побуждения к совершению / отказу от совершения определенных действий).

4. Адресант персуазивной коммуникации производит текст в соответствии с коммуникативной стратегией персуазивности. Коммуникативная стратегия персуазивности представляет собой диалектическое единство концептуально-тематического плана адресанта по построению своего речевого высказывания / текста и процесса творческой (вариативной) реализации этого плана, направленного на достижение персуазивной цели адресанта.

5. Коммуникативная стратегия персуазивности рассматривается на двух уровнях:

1) общая коммуникативная стратегия определяется прагматической интенцией адресанта и представляет собой доминирующую функциональную характеристику персуазивного дискурса, его главную концептуально-тематическую установку с ориентацией на перлокутивный эффект, к достижению которого стремится адресант-

2) Частные коммуникативные стратегии — это варианты реализации глобальной интенции в виде элементов содержания, включенных в пропозициональную структуру текста.

Между общей и частными персуазивными стратегиями существуют родовидовые отношения.

6. Объединение в рамках стратегии цели и средств ее достижения диктует необходимость выделения инструментального аспекта коммуникативной стратегии персуазивности. В инструментальном аспекте стратегия рассматривается как система осуществляемых адресантом операций выбора и комбинирования, тематического оформления и текстового кодирования коммуникативных действий под контролем соответствующей стратегической цели. Эти операции определяются в исследовании как персуазивные техники.

7. Персуазивные техники эксплицируются в структуре текста через систему поддающихся лингвостилистической интерпретации средств разных языковых уровней — языковых маркеров персуазивности. Сами по себе языковые маркеры персуазивности не обладают & laquo-персуазивным значением& raquo-. Их персуазивная функция реализуется:

1) только в условиях текстового целого, интенционально обусловленного коммуникативной стратегией персуазивности-

2) в их взаимодействии между собой, с другими элементами текстовой структуры, а также с элементами экстралингвистической информации (о ситуации общения, реципиенте, возможных помехах и пр.).

8. В основе рекламы как специфического акта персуазивной коммуникации лежат следующие стратегии: стратегия привлечения внимания к рекламируемому продукту, стратегия создания положительного имиджа рекламируемого продукта, стратегии поддержки интеракции. В качестве языковых маркеров персуазивности в рекламных текстах выступают средства разных языковых уровней: графического, фонетического, лексического, морфологического, синтаксического.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что впервые предпринимается попытка комплексного научного описания персуазивной коммуникации с лингвистических позиций. Новой можно считать также предлагаемую модель лингвистического анализа рекламного дискурса, основанную на установлении типичной функциональной зависимости между персуазивными целями дискурса и соответствующими языковыми средствами ее достижения посредством экспликации персуазивных стратегий и техник рекламы.

Теоретическая значимость работы заключается в научном обосновании самостоятельного статуса персуазивной коммуникации как особой функционально детерминированной формы ментально-речевой деятельности, определении ее интегральных и дифференциальных прагматических характеристик и системном анализе персуазивных стратегий и техник рекламы, который может использоваться в качестве модели для анализа других типов персуазивного дискурса. Полученные в работе результаты служат углублению знаний и представлений о природе и механизмах речевого и неречевого общения и тем самым способствуют развитию общей теории коммуникации и теории речевой деятельности.

Практическая значимость исследования состоят в том, что его основные положения, результаты и языковой материал могут быть, использованы в лекциях и семинарах по стилистике и лингвистике текста, на практических занятиях по немецкому языку, для методической разработки и проведения спецкурсов по прагмалингвистике, социолингвистике, теории коммуникации, речевому манипулированию и аргументации, в компаративных межкультурных исследованиях рекламного дискурса. Кроме того, результаты исследования могут найти применение, с одной стороны, в качестве практических рекомендаций по оптимизации воздействия на реципиентов рекламы, а с другой, в разработке & laquo-антистратегий»-, направленные на противостояние & laquo-террору»- потребительской рекламы.

Материал исследования составили 375 разноформатных рекламных текстов, опубликованных в 2000 — 2002 годах в немецкоязычных иллюстрированных журналах «Stern», «Fokus», «Spiegel», «Profil», «Freundin», «Live!», «Unicom», «Brigitte» и в газете «Bild am Sonntag».

К анализу привлекались также экземпляры других типов текста, репрезентирующих персуазивный дискурс (прежде всего, политические тексты).

Объем и структура работы: диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Содержание работы изложено на 2 26 страницах машинописного текста. К основному тексту прилагается библиографический список, включающий 213 наименований, в том числе 84 на иностранных языках.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ III.

Адресант персуазивной коммуникации, продуцируя текст, осуществляет выбор и комбинирование тематических ситуаций, речевых актов и языковых средств в соответствии с персуазивной коммуникативной стратегией. Коммуникативная стратегия персуазивности — это диалектическое единство концептуально-тематического плана адресанта по построению своего речевого высказывания / текста и процесса творческой (вариативной) реализации этого плана, направленного на достижение персуазивной цели.

Коммуникативная стратегия персуазивности рассматривается в диссертационном исследовании на двух уровнях:

1) общая персуазивная стратегия, которая определяется прагматической интенцией адресанта и представляет собой доминирующую функциональную характеристику персуазивного дискурса, его главную концептуально-тематическую установку с ориентацией на перлокутивный эффект, к достижению которого стремится адресант.

2) Частные персуазивные стратегии — реализации глобальной интенции в виде элементов содержания, включенных в пропозициональную структуру текста.

Между общей и частными персуазивными стратегиями существуют родовидовые отношения.

Объединение в рамках стратегии цели и средств ее достижения обусловило необходимость выделения инструментального аспекта коммуникативной стратегии персуазивности. В инструментальном аспекте персуазивная стратегия рассматривается как система осуществляемых адресантом операций выбора и комбинирования, тематического оформления и текстового кодирования коммуникативных действий под контролем соответствующей стратегической цели. Данные операции получили название персуазивных коммуникативных техник.

Персуазивные техники эксплицируются в структуре текста через систему поддающихся лингвостилистической интерпретации средств разных языковых уровней, которые мы называем языковыми маркерами персуазивности, т.к. они являются индикаторами персуазивной операциональности автора текста и реализуют свою потенциальную персуазивную функцию только в контексте персуазивного общения.

Экспликация персуазивных стратегий и техник и установление типичной функциональной зависимости между персуазивными целями дискурса и соответствующими языковыми средствами ее достижения лежит в основе функционального анализа персуазивного дискурса, который в работе был проведен на примере дискурса рекламы как наиболее репрезентативного персуазивного дискурса.

Персуазивная целеустановка рекламы заключается в побуждении реципиента (аудитории) к принятию решения о покупке рекламируемого продукта. Особенностью рекламного текста является такое описание продукта, при котором информирование о его качествах уходит на задний план, уступая место абсолютно положительной оценке продукта. Поэтому в качестве основной персуазивной стратегии рекламы нами была выделена стратегия оценочного информирования, или стратегия создания положительного имиджа рекламируемого продукта. Для имиджевого описания характерен разрыв достоверности между реальным объектом и создаваемым образом, поэтому в рамках имиджа адресанту рекламного сообщения предоставляется возможность манипулирования с информацией о продукте — выдвижение одних характеристик и замалчивание других, преувеличение достоинств и преуменьшение недостатков, выдумывание несуществующих качеств и т. п. Манипулирование с информацией нацелено на формирование абсолютно положительного образа рекламируемого продукта, инвариантом которого выступает эксплицированная пропозиция «Das Produkt X ist gut», которая является основным инвариантным аргументом в пользу покупки рекламируемого продукта.

В работе также были определены персуазивные стратегии рекламного дискурса, второстепенные по отношению к стратегии положительного имиджа, т.к. они направлены на усиление и поддержание аргументации и реализацию & laquo-вторичных»- прагматических установок адресанта:

— Стратегия привлечения внимания к рекламируемому продукту-

— Стратегия вуалирования персуазивного намерения адресанта-

— Группа стратегий поддержки интеракции.

Для каждой стратегии предлагается набор персуазивных техник и выделяются разноуровневые языковые средства, а также паралингвистические средства реализации стратегических целей.

220

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Осуществленное в настоящем диссертационном исследовании комплексное научное описание персуазивной коммуникации позволило не только уточнить и расширить определение персуазивной коммуникации, реализующей воздействие на реципиента с целью побуждения его к совершению / отказу от совершения определенных посткоммуникативных действий, но также показать на примере персуазивности принципиально важную для реализации коммуникативных целей взаимозависимость речевого действия, реализующего его текста и коммуникативной ситуации.

В работе было установлено, что адресант, имеющий персуазивную интенцию, оценивает ситуацию общения, в которой он находится, и в случае совпадения ее параметров с существенными характеристиками прототипической персуазивной ситуации выбирает в качестве способа реализации своей интенции комплексное речевое действие, которое мы, вслед за рядом исследователей (например, Э. Манн, П. Коста), называем речевым макроактом персуазивности.

Речевой макроакт персуазивности рассматривается в работе двояко:

1) как прототипический образец речевого действия, которому имманентно свойственна персуазивная иллокутивная сила.

2) как реализованное речевое действие — высказывание / текст.

Оценка адресантом коммуникативной ситуации как персуазивной происходит на основе совпадения параметров данной ситуации с прототипическими характеристиками персуазивной коммуникации, к которым мы относим, прежде всего, реальное либо симулируемое равноправие адресанта и реципиента как в социальном, так и в коммуникативном аспекте, благодаря чему реципиент принимает самостоятельное решение о совершении / несовершении определенного действия в интересах адресанта. При этом в персуазивной коммуникативной ситуации обязательно наличие реального или предполагаемого разногласия между коммуникантами по поводу необходимости / желательности / возможности совершения реципиентом посткоммуникативных действий, которое адресант пытается устранить путем реализации своей персуазивной интенции, т. е. убедить / уговорить реципиента совершить данные действия.

Реализованный в реальной ситуации общения речевой макроакт персуазивности представляет собой текст, который в работе определяется как персуазивный текст, или текст в персуазивной функции. В процессе исследования было установлено, что типичной для персуазивного текста является аргументативная структура макропропозиции, к основным элементам которой относятся заключение, или вывод, т. е. то положение, которое обосновывается с помощью аргументов- аргумент, или довод- правило вывода, на основании которого реципиентом устанавливается связь между аргументом и заключением, а также способ вывода, под которым мы понимаем тип связи между аргументом и заключением. Поскольку адресант персуазивной коммуникации не ставит перед собой задачи доказательства какого-либо факта, наиболее распространенным способом связи между аргументами и заключением в персуазивном дискурсе является практический вывод. Практический вывод предполагает заключение на основе приемлемого общепризнанного или индивидуально установленного правила вывода (энтимема, рассуждение по аналогии и т. п.).

Продуцируя текст, адресант персуазивной коммуникации осуществляет выбор и комбинирование тематических ситуаций, речевых актов и языковых средств. в соответствии с персуазивной коммуникативной стратегией. Коммуникативная стратегия персуазивности определяется в работе как диалектическое единство концептуально-тематического плана адресанта по построению своего речевого высказывания / текста и процесса творческой (вариативной) реализации этого плана, направленного на достижение персуазивной цели.

В работе был осуществлен дифферинцированный подход к коммуникативной стратегии персуазивности, результатом чего стала следующая стратификация коммуникативной стратегии персуазивности, которая может быть применена к другим типам коммуникативных стратегий:

Общая персуазивная стратегия 1

Частные персуазивные стратегии !

Персуазивные техники

Общая персуазивная стратегия рассматривалась в работе как главная концептуально-тематическая установка персуазивного дискурса, а частные персуазивные стратегии — как варианты реализации общей персуазивной стратегии в виде элементов содержания, включенных в пропозициональную структуру текста.

В аспекте своего речевого оформления персуазивные стратегии исследовались как система персуазивных техник, под которыми мы понимаем осуществляемые адресантом операции выбора и комбинирования, тематического оформления и текстового кодирования коммуникативных действий под контролем соответствующей стратегической цели.

Как было установлено в ходе исследования, персуазивные техники эксплицируются в структуре текста через систему поддающихся лингвостилистической интерпретации средств разных языковых уровней. Эти языковые средства не обладают & laquo-персуазивным значением& raquo- сами по себе. Они являются индикаторами персуазивной операциональности автора текста и реализуют свою потенциальную персуазивную функцию только в контексте персуазивного общения. Поэтому в работе они получили название языковых маркеров персуазивности.

Выявление типичных для персуазивного дискурса частных коммуникативных стратегий и техник на основе экспликации персуазивных функций и средств их реализации стало базой для функционально ориентированного анализа персуазивных текстов, основная задача которого заключается в установлении типичной функциональной зависимости между персуазивной целью дискурса и соответствующими языковыми (и паралингвистическими) средствами ее достижения.

Сложность построения модели такого анализа заключалась в прототипическом характере персуазивной коммуникации, который предопределяет возможность ее вариативной реализации в различных ситуациях общения. Иными словами, понятие персуазивной коммуникации является родовым по отношению к таким понятиям, как рекламная, политическая или судебная коммуникация. В соответствии с этим можно говорить и о конкретизации общей персуазивной цели: в коммерческой рекламе целью адресанта будет побуждение к покупке товара / услуги, в политической рекламе — побуждение к голосованию за / против того или иного кандидата, в политической пропаганде — побуждение принять / отвергнуть определенные идеологические установки и т. д.

Конкретизация общей персуазивной цели ведет к спецификации частных персуазивных целей, реализуемых в персуазивном общении и, соответственно, к спецификации частных персуазивных стратегий и техник в конкретной коммуникативной ситуации.

В работе была предложена возможная модель коммуникативно-функционального анализа персуазивного текста на примере дискурса рекламы как наиболее репрезентативного персуазивного дискурса. Данная модель может стать основой для анализа текстов, представляющих другие персуазивные дискурсы (например, политический или судебный).

В результате научного анализа рекламных текстов были определены следующие персуазивные стратегии рекламного дискурса:

— Стратегия положительного имиджа рекламируемого продукта-

— Стратегия привлечения внимания к рекламируемому продукту-

— Стратегия вуалирования персуазивного намерения адресанта-

— Группа стратегий поддержки интеракции.

Для каждой стратегии в работе был предложен набор персуазивных техник и выявлены языковые, а также паралингвистические средства реализации стратегических целей.

Установлено, что коммуникативные стратегии персуазивности свободно взаимодействуют и комбинируются в рамках рекламного дискурса, не привязаны к определенным компонентам текста, могут использовать одинаковые персуазивные техники и оперировать одними и теми же языковыми средствами.

Итак, главным итогом диссертационного исследования является определение персуазивной коммуникации и выявление ее основных прагматических характеристик. Анализ научной литературы и реализующих персуазивную коммуникацию текстов позволил установить самостоятельный статус персуазивной коммуникации как функционально детерминированной прототипической формы общения, признаки которой регулярно выявляются в таких социальных и институциональных коммуникативных сферах как рекламная, политическая и судебная коммуникация.

В этой связи перспективным представляется развитие лингвистических исследований персуазивности в следующих направлениях:

— научное описание различных типов персуазивной коммуникации и анализ коммуникативных стратегий персуазивности и языковых средств их реализации в различных типах политических и судебных текстов. При этом возможно также установление следов персуазивной операциональности в типах текстов, которые не являются чисто персуазивными, но — возможно -реализуют персуазивную цель в ряду прочих коммуникативно-прагматических установок (например, в научных текстах или некоторых типах текстов официально — делового стиля).

— сопоставительные исследования различных типов персуазивной коммуникации на материале одного языка, а также межъязыковое сопоставление коммуникативных стратегий определенного типа персуазивного дискурса (например, персуазивных стратегий коммерческой рекламы в немецком и русском языковом ареале).

В рамках лингвистической прагматики предметом детального исследования может стать выявление речевых актов более простой структуры, конституирующих макроакт персуазивности в различных типах персуазивного дискурса (УТВЕРЖДЕНИЕ, ОБОСНОВАНИЕ, ИНФОРМИРОВАНИЕ, ОЦЕНИВАНИЕ и др.) и исследование их роли в реализации персуазивной интенции адресанта на уровне текста. Кроме того, интерес представляет изучение тематической структуры текстов, в рамках которых реализуется речевой макроакт персуазивности и установление возможных вариантов взаимообусловленности содержания текстов и персуазивной иллокутивной силы.

В стилистике ждет своего разрешения уже поднимавшийся рядом исследователей вопрос об определении параметров персуазивного стиля и возможной типологизации персуазивных стилей в зависимости от типа персуазивного дискурса. Определенный интерес для функциональной стилистики может представлять, на наш взгляд, исследование некоторых функциональных стилей и подстилей с позиции их персуазивной целеустановки (в первую очередь это касается официально-делового и публицистического стилей).

В проблематику социолингвистики вписывается изучение зависимости успешной реализации акта персуазивной коммуникации от изменений ее параметров (прежде всего, ЬОциально-статусных и личностных характеристик адресанта и реципиента), исследование тендерных факторов в персуазивной коммуникации, выявление специфики языкового оформления персуазивного текста, адресованного различным социальным группам и т. п. Кроме того, интерес для изучения персуазивной коммуникации в социолингвистическом аспекте несомненно представляют & laquo-запрещенные»- манипулятивные приемы, свойственные различным типам персуазивной коммуникации и выявление & laquo-антистратегий»-, направленных на то, чтобы помочь человеку противостоять агрессивному воздействию потребительской рекламы и политической пропаганды.

227

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. Персуазивность как объект междисциплинарных исследований

1.1 Основные направления междисциплинарной теории персуазив-ности

1.2 Связь современных концепций персуазивности с античной (греко-римской) риторикой

1.3. Психологически ориентированные концепции персуазивности

1.3.1. Зависимость реализации персуазивной интенции адресанта от изменений в установке реципиента

1.3.2. Социально-психологический подход к исследованию персуазивной коммуникации. & quot-Новая риторика& quot- К. Ховланда

1.3.3. Когнитивно-психологические модели персуазивного воздействия

1.3.4. Релевантность психологических моделей персуазивной коммуникации для лингвистических исследований

1.4. Лингвистически ориентированные концепции персуазивности

1.4.1. Теория персуазивной коммуникации Й. Коппершмидта

1.4.2. Персуазивность в аспекте теории речевых актов

1.4.3. Персуазивность как объект изучения стилистики и лингвистики текста

Выводы по главе I

Глава II. Основы прагмалингвистического научного описания персуазивности

2.1. Общая теория деятельности как методологическая основа описания персуазивной коммуникации и реализующих ее текстов

2.2. Роль коммуникативной ситуации в процессе речевого воздействия

2.3. Речевой макроакт персуазивности

2.4. Соотношение иллокутивного акта персуазивности и перлокутивного акта убеждения-обольщения

2.5. Персуазивный текст

2.6. Отграничение понятий & laquo-персуазивная коммуникация& raquo- и & laquo-речевой макроакт персуазивности& raquo- от сходных понятий

2.6.1. Речевой макроакт персуазивности и директивные речевые акты

2.6.2 Персуазивность и аргументирование

Выводы по главе II

Глава III. Персуазивные стратегии и языковые средства их выражения в немецкоязычной коммерческой рекламе

3.1. Понятие коммуникативной стратегии персуазивности

3.2. Персуазивные техники и языковые маркеры персуазивности

3.3. Реклама как персуазивный дискурс

3.4. Стратегия привлечения внимания к рекламируемому продукту

3.5. Стратегия положительного имиджа рекламируемого продукта

3.6. Группа стратегий поддержки интеракции

3.6.1. Стратегия самопрезентации адресанта

3.6.2. Стратегия оптимальной адресации

3.6.3. Стратегия диалогизации, или имитации естественного общения

3.7. Стратегия вуалирования персуазивного намерения 209 Выводы по главе III 217 Заключение 220 Библиография

Список литературы

1. Авдеенко И. А. Структура и суггестивные свойства вербальных составляющих рекламного текста: Автореф. дисс. канд. филол. наук. -Барнаул, 2001. — 23 с.

2. Аврасин В. М. Напряженность в рекламном тексте как способ речевого воздействия // Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. М.: Изд-во ин-та языкознания АН СССР, 1986. -с. 131−146.

3. Аврасин В. М. О речевом воздействии в процессе общения: опыт типологии // Актуальные проблемы филологии. Курган: Изд-во Курган, гос. ун-та, 1999. -с. 28−32.

4. Аврасин В. М., Новикова Н. В. Слоган в коммерческой пресс-рекламе: сущность, функции, опыт типологии // Актуальные проблемы лингвистики. Курган: Изд-во Курган, гос. ун-та, 2000. — с. 7−9.

5. Алексеев А. П. Аргументация. Познание. Общение. М.: Изд-во МГУ, 1991.- 150 с.

6. Апресян Г. З. Ораторское искусство. М.: Изд-во МГУ, 1978. 278 с.

7. Аристотель. Риторика. М.: Лабиринт, 2000. — 220 с.

8. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. Л.: Просвещение, 1981. — 259 с.

9. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. М.: Наука, 1988. — 338 с.

10. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата // Известия А Н СССР. Серия лит. и языка. 1981. — т. 40. — № 4. — с. 356−368.

11. Арутюнова Н. Д., Падучева Е. В. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. — с. 3−43.

12. Баранов А. Г. Модель речевого воздействия: автор vs. реципиент // Материалы Всероссийской научной конференции & laquo-Проблемы речевоговоздействия& raquo-. Вып. 1. Речевые цели и средства их реализации. Ростов-на-Дону: Б. и., 1996. -с. 5−7.

13. Баранов А. Н. Лингвистическая теория аргументации (когнитивный подход): Автореф. дисс. док. филол. наук. -М., 1990. 48 с.

14. Безменова Н. А. Речевое воздействие как риторическая проблема // Проблемы эффективности речевой коммуникации. М.: ИНИОН, 1989. — с. 116−133.

15. Безменова Н. А., Герасимов В. И. Некоторые проблемы теории речевых актов // Языковая деятельность в аспекте лингвистической прагматики. М.: ИНИОН, 1984. — с. 146−196.

16. Безменова Н. А., Лузина Л. Г. Введение // Проблемы эффективности речевой коммуникации. М.: ИНИОН, 1989. — с. 5−12.

17. Белова Е. Н. Структура и семантика аргументативного дискурса (на материале слушаний комитетов Конгресса США): Автореф. дисс. канд. филол. наук. СПб., 1995. — 15 с.

18. Беляева Е. И. Грамматика и прагматика побуждения: английский язык. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. — 168 с.

19. Берков В. Ф. Аргументация и вопрос // Речевое общение и аргументация. Вып. 1. СПб.: Экополис и культура, 1993. — с. 61−67.

20. Блакар P.M. Язык как инструмент социальной власти // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. — с. 88 125.

21. Блинов А. Л. Петров В.В. Дискурсивные акты и теория аргументации // Философские проблемы аргументации. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1986. — с. 356−367.

22. Брутян Г. А. Аргументация. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1984. — 105 с.

23. Васильев Л. Г. Аспекты аргументации. Тверь: Изд-во Твер. гос. ун-та, 1992. — 56 с.

24. Васильев Л. Г. Языковое сообщение и человеческий фактор // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 29−35.

25. Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. — с. 44−87.

26. Виноградов С. И. Язык газеты в аспекте культуры речи // Культура русской речи и эффективность общения. М.: Наука, 1996. — с. 281−318.

27. Воробьева О. П. Лингвистические аспекты адресованности художественного текста: Автореф. дисс. док. филол. наук. М., 1993. — 38 с.

28. Вохрышева Е. В. Коммуникативные стратегии диалогического взаимодействия в новоанглийском языке: Автореф. дисс. док. филол. наук. -СПб., 2001. -44 с.

29. Гавришина И. Н. Типы и формы аргументации (на материале политического дискурса) // Смысл текста в процессе коммуникации. — М.: Б. и., 1990. -с. 11−26.

30. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. -М.: Наука, 1981. -140 с.

31. Глаголев Н. В. Коммуникативное воздействие с элементами ложной информации // Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. М.: Изд-во ин-та языкознания АН СССР, 1986а. -с. 19−34.

32. Глаголев Н. В. Приемы буржуазной манипуляции потребностями реципиента // Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. М.: Изд-во ин-та языкознания АН СССР, 19 866. -с. 9−18.

33. Гловинская М. Я. Русские речевые акты со значением ментального воздействия // Логический анализ языка: ментальные действия. М.: Наука, 1993. — с. 82−88.

34. Голубев В. Ю. Аргументация как один из функциональных элементов газетного стиля речи: Автореф. дисс. канд. филол. наук. СПб., 1996. -16 с.

35. Гончарова Е. А. Научная коммуникация дискурс -интердискурсивность // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001а. — с. 59−67.

36. Гончарова Е. А. Персуазивность и способы ее языковой реализации в дискурсе рекламы // Studia Linguistica 10. Проблемы теории европейских языков. — СПб.: Тритон, 20 016. — с. 120−130.

37. Горбачев Е. В. Семантические стратегии предвыборной коммуникации (на материале сообщений для прессы фракции ХДС/ХСС в Бундестаге 1998 г.): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Самара, 2001. — 18 с.

38. Гришкова JI.В. Антропоцентричность художественного текста: эстетика адресата // Актуальные проблемы лингвистики. Курган: Изд-во Курган, гос. ун-та, 2000. — с. 20−22.

39. Гул яр Т. Б. Побудительный дискурс // Коммуникативно-функциональный аспект языковых единиц. Тверь: Изд-во Твер. ун-та, 1993.- с. 37−44.

40. Гурочкина А. Г. Понятие дискурса в современном языкознании // Номинация и дискурс. Рязань: Изд-во РГПУ, 1999. — с. 12−15.

41. Демьянков В. З. Эффективность аргументации как речевого воздействия // Проблемы эффективности речевой коммуникации. М.: ИНИОН, 1989. -с. 13−40.

42. Домашнее А. И., Шишкина И. П., Гончарова Е. А. Интерпретация художественного текста. М.: Просвещение, 1989. — 204 с.

43. Беремен Ф. Х. ван, Гроотендорст Р. Речевые акты в аргументативных дискуссиях. СПб.: Нотабене, 1994. — 239 с.

44. Зернецкий П. В. Лингвистические аспекты теории речевой деятельности // Языковое общение: процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 36−41.

45. Иванов Л. Ю. Аргументация в функциональных разновидностях языка // Культура русской речи и эффективность общения. М.: Наука, 1996.- с. 357−375.

46. Иванова О. В. Коммуникативно-прагматическое описание диалога принуждения в русском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1994. -20 с.

47. Ивин А. А. Риторика: искусство убеждать. М.: Гранд: Фаир-пресс, 2002. — 299 с.

48. Ивин А. А. Теория аргументации. М.: Гардарики, 2000. — 414 с.

49. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Омск: Изд-во Омск, ун-та, 1999. — 284 с.

50. Карабан В. И. Аргументация просьб в комплексных директивах // Смысл текста в процессе коммуникации. М.: Б. и., 1990. — с. 39−45.

51. Карабан В. И. Пропаганда в свете теории речевых актов // Социальная лингвистика и общественная практика. Киев: В ища школа, 1988. -с. 135−146.

52. Карабан В. И. Сложные речевые акты как речевые единицы: Автореф. дисс. док. филол. наук. Киев, 1989. — 39 с.

53. Карманова З. Я. Интенциональная сущность организации научно-технических текстов // Понимание менталитета и текста. Тверь: Изд-во Твер. гос. ун-та, 1995. — с. 172−178.

54. Карманова З. Я. Политический дискурс: поиск убедительности // Политический дискурс в России 3: Материалы рабочего совещания (Москва, 27−28. 03. 1999). — М.: Диалог — МГУ, 1999. — с. 64−67.

55. Климова И. И. Дискурс и его истоки. М.: Диалог — МГУ, 2000. 46 с.

56. Клюканов И. Э. Единицы речевой деятельности и единицы языкового общения // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 41−47.

57. Ковалева Е. И. Преемственность традиций классической риторики в американском публичном выступлении: Автореф. дисс. канд. филол. наук. -М., 2000. -16 с.

58. Кожина М. Н. К основаниям функциональной стилистики. -Пермь: Перм. кн. изд-во, 1968. 251 с.

59. Колшанский Г. В. Коммуникативные основы адекватной интерпретации семантики текста // Содержательные аспекты предложения и текста. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1983: с. 15−21.

60. Кохтев Н. Н. Реклама: параметры оптимального текста // Культура русской речи и эффективность общения. М.: Наука, 1996. — с. 318−335.

61. Кочкарова З. К. Средства выражения и диалогическая организация речевых актов убеждения-доказательства истинности и убеждения-побуждения к действию (на материале нем. яз.): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Киев, 1989. — 16 с.

62. Красавский Н. А. Оценочная лексика в рекламном тексте (на материале немецкоязычной прессы) // Номинация и дискурс. Рязань: Изд-во РГПУ. — с. 44−47.

63. Ксензенко О. А. Когнитивный подход к анализу экспрессивности рекламных текстов // Когнитивные аспекты языковой категоризации. -Рязань: Изд-во РГПУ, 2000. с. 186−189.

64. Кузьмина Н. А. Интертекст и интертекстуальность: к определению понятий // Текст как объект многоаспектного исследования: Сб. статей научно-метод. семинара «TEXTUS». Вып. 3. — Ч. 1. — СПб. -Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. — с. 27−35.

65. Куликова И. Е. Устная публичная речь как объект текстолингвистического анализа // Актуальные проблемы лингвистики. -Курган. Изд-во Курган, гос. ун-та, 2000. с. 27−28.

66. Курбатов В. И. Основания теории аргументации: Автореф. дисс. док. философ, наук. Ростов-на-Дону, 1991. — 32 с.

67. Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1999. 287 с.

68. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. — 304 с.

69. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Изд-во МГУ, 1971. -40 с.

70. Лившиц Т. Н. Реклама в прагмалингвистическом аспекте. -Таганрог: Изд-во Таганрог, гос. пед. ун-та, 1999. 212 с.

71. Макаров M. JI. Коммуникативная структура текста. Тверь: Изд-во Твер. гос. ун-та, 1990. — 52 с.

72. Марков Б. В. Философия и аргументация // Речевое общение и аргументация. Вып. 1. СПб.: Экополис и культура, 1993. — с. 76−85.

73. Маров В. Н. Культурно-исторический памятник или настольная книга? // Аристотель. Риторика. М.: Лабиринт, 2000. — с. 190−220.

74. Миронова Н. Н. Общие и частные характеристики политической рекламы // Политический дискурс в России 3: Материалы рабочего совещания (Москва, 27−28. 03. 1999). — М.: Диалог — МГУ, 1999. — с. 83−91.

75. Миронова Н. Н. Язык рекламы в ФРГ. — М.: Нац. ин-т бизнеса, 2000. -61 с.

76. Михель Г. Основы теории стиля // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 9. Лингвостилистика. М.: Прогресс, 1980. — с. 271−296.

77. Недобух А. С. Вербальные сигналы мены коммуникативных ролей // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 107−117.

78. Новичкова Р. Н. Тексты воздействия в современном немецком языке. Харьков: Вища школа, 1987. — 111 с.

79. Оганесян С. Г. Предметная область аргументации и основные понятия теории аргументации // Философские проблемы аргументации. -Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1986. с. 8−20.

80. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. — с. 22−31.

81. Перельман Ч. Логика и риторика Электронный ресурс. -Свободный доступ из сети Интернет. http: //www. csa. ru/~ssv/db/papers/sc/1 IgOO 1 r. htr.

82. Полетаева Т. В. Речевые манипуляции в современной англоязычной рекламе (прагматический аспект): Дисс. канд филол. наук. -СПб., 2001. -203 с.

83. Прокопчук А. А. Авторское прогнозирование и построение речевых произведений // Содержательные аспекты предложения и текста. -Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1983: с. 114−122.

84. Прокопчук А. А. Коммуникативно доминирующие / недоминирующие высказывания в побудительных репликах // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 86−94.

85. Пузырев А. В. Проблема речевого воздействия в субстратной методологии // Материалы Всероссийской научной конференции & laquo-Проблемы речевого воздействия& raquo-. Вып. 1. Речевые цели и средства их реализации. -Ростов-на-Дону: Б. и., 1996. с. 7−9.

86. Рахманкулова JI.K. Когнитивные установки в сфере & laquo-говорящий -адресат& raquo- и прагматическая классификация вопросов // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань: Изд-во РГПУ, 2000. — с. 195−199.

87. Рождественский Ю. В. Теория риторики. М.: Добросвет, 1999. 482 с.

88. Романова H. JI. Языковые средства выражения адресованное& trade- в научном и художественном текстах (на материале нем. яз.): Автореф. дисс. канд. филол. наук. СПб., 1997. — 24 с.

89. Рузавин Г. И. Методологические проблемы аргументации. М.: ИФРАН, 1997. — 203 с.

90. Савицкий В. М. Применение образных средств в аргументативном дискурсе // Языковая личность: Проблемы значения и смысла. Волгоград: Перемена, 1994. — с. 44−52.

91. Серль Дж. Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. -с. 170−195.

92. Серль Дж. Что такое речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. — с. 151 170.

93. Серль Дж., Вандервекен Д. Основные понятия исчисления речевых актов // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 18. Логический анализ естественного языка. М.: Прогресс, 1986. — с. 242−263.

94. Сусов И. П. Деятельность, сознание, дискурс и языковая система // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. -с. 7−13.

95. Сусов И. П. К предмету прагмалингвистики // Содержательные аспекты предложения и текста. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1983. -с. 3−15.

96. Сухих С. А. Речевые интеракции и стратегии // Языковое общение и его единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1986. — с. 71−77.

97. Сухих С. А. Структура коммуникантов в общении // Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1988. — с. 22−28.

98. Тарасов Е. Ф. Методологические основания исследования (речевого) общения // Речевое общение: проблемы и перспективы. М.: ИНИОН, 1983. -5−15.

99. Тарасов Е. Ф. Психологические и психолингвистические аспекты речевого воздействия // Речевое воздействие: психологические ипсихолингвистические проблемы. М: Изд-во ин-та языкознания АН СССР, 1986. -с. 4−9.

100. Тертычный А. А. Понятие аргументации // Аргументация в публицистическом тексте. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1992. — с. 6−14.

101. Томская М. В. Оценочность как механизм воздействия на адресата социального рекламного дискурса // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань: Изд-во РГПУ, 2000. — с. 210−215.

102. Трошина Н. Н. Коммуникативная стратегия и стилистическая структура текста // Проблемы эффективности речевой коммуникации. М.: ИНИОН, 1989. — с. 134−150.

103. Трошина Н. Н. Риторика и теория коммуникации (на материале немецкоязычных публикаций) // Неориторика: генезис, проблемы, перспективы. М.: ИНИОН, 1987. — с. 114−136.

104. Тураева З. Я. Лингвистика текста: Лекции / Рос. гос. пед. ун-т им. А. И. Герцена. СПб.: Образование, 1993. — 89 с.

105. Файбышенко Н. Л. Гиперфрейм аргументированного дискурса парламентских дебатов // Studia Linguistica 11. Проблемы когнитивной семантики. — СПб.: РГПУ им. А. И. Герцена, 2002. — с. 155−159.

106. Фанян Н. Ю. Аргументирующий дискурс во французской диалогической речи: Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1989. — 23 с.

107. Фанян Н. Ю. Многомерность аргументации: проекция на лингвистическую область. Краснодар: Изд-во Куб. гос. ун-та, 2000. — 233 с.

108. Федорова А. Н. Коммуникативная компетенция, ее составляющие // Актуальные проблемы лингвистики. Курган: Изд-во Курган, гос. ун-та, 2000. -с. 46−47.

109. Чепанова Е. И. Проблема политического языка в современной Германии // Динамика состояний социума. Ч. 2. — Саранск: Изд-во МГПИ, 1999, с. 89−90.

110. Черепанова И. Ю. Вербальная суггестия: теория, методика, социально-лингвистический эксперимент: Автореф. дисс. док. филол. наук. -М., 1996. 50 с.

111. Черепанова И. Ю. Дом колдуньи. Начала суггестивной лингвистики. Ч. I. Пермь: Изд-во ПТУ, 1995. — 213 с.

112. Черепанова И. Ю. Текст как фактор изменения установки личности (лингвистические аспекты суггестии): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Пермь, 1992. — 17 с.

113. Чернявская В. Е. Дискурс как объект лингвистических исследований // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса. -СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. с. 11−22.

114. Шаховский В. И., Желтухина М. Р. Роль комического в дискурсивном портрете политика // Политический дискурс в России 3: Материалы рабочего совещания (Москва, 27−28. 03. 1999). — М.: Диалог -МГУ, 1999. -с. 101−114.

115. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. М. Волгоград: Перемена, 2000. — 368 с.

116. Шейгал Е. И., Желтухина М. Р. Фрейм & laquo-политик»-: серьезное и комическое // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань: Изд-во РГПУ, 2000. — с. 145−150.

117. Шестакова И. Г. О психолингвистическом аспекте текста научно-технической рекламы // Формирование социолингвистической компетенции: проблемы и перспективы. Ч. 1. — Барнаул: Изд-во Барнаул, гос. пед. ун-та, 1998. -с. 106−110.

118. Шишкина И. П. Формы социокультурного взаимодействия адресанта и адресата и их языковая реализация в тексте // Studia Linguistica -10. Проблемы теории европейских языков. СПб.: Тригон, 2001. — с. 270−276.

119. Эйхбаум Г. Н. Экспонентная и содержательная тавтология в коммуникативно-речевом аспекте // Языковое общение и его единицы. -Калинин: Изд-во Калинин, гос. ун-та, 1986. с. 28−39.

120. Яскевич Я. С. Научная аргументация: логико-коммуниктивные параметры // Речевое общение и аргументация. Вып. 1. СПб.: Экополис и культура, 1993. — с. 93−102.

121. Baumgart, М. Die Sprache der Anzeigenwerbung: eine linguistische Analyse aktueller Werbeslogans. Heidelberg: Physica — Verlag, 1992. — 344 S.

122. Beitraege zur Persuasionsforschung: unter besonderer Beruecksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. Frankfurt am M.: Peter Lang, 1998. — 364 S.

123. Bettinghaus, Erwin P. Persuasive Communication. New York, Chicago, San Francisco et. al.: Holt, Rinehart and Winston, 1980. — 272 pp.

124. Breuer, D. Einfuehrung in die pragmatische Texttheorie. Muenchen: Wilhelm Fink Verlag, 1974. — 252 S.

125. Brinker, K. Linguistische Textanalyse. Eine Einfuehrung in Grundbegriffe und Methoden. Berlin: Erich Schmidt, 1997. — 168 S.

126. Brinker, K. Zum Zusammenhang von Textfunktion und thematischer Einstellung am Beispiel eines Zeitungskommentars. In: Ueberredung in der Presse: Texte, Strategien, Analysen. Berlin, New York: de Gruyter, 1994. — SS. 35−45.

127. Chaiken, S, Liberman, A., Eagly, A. Heuristic and systematic information processing within and beyond the persuasion context. In: Unintended thought. New York: Guilford Press, 1989. — p. 212−252.

128. Cronkhite, G. Persuasion. Speech and Behavioral Change. -Indianapolis: Bobbs-Merrill, 1975. 233 pp.

129. Dieckmann, W. Information oder Ueberredung. Zum Wortgebrauch der politischen Werbung in Deutschland seit der Franzoesischen Revolution. -Marburg: N.G. Elwert Verlag, 1964. 190 S.

130. Drinkmann, A., Groeben, N. Metaanalysen fiier Textwirkungsforschung. Methodologische Varianten und inhaltliche Ergebnisse im Bereich der Persuasionswirkung von Texten. Weinheim: Deutscher Studien-Verlag, 1989. -221 S.

131. Ehlich, K. Die Entwicklung von Kommunikationstypologien und die Formbestimmtheit sprachlichen Handelns. In: Kommunikationstypologie: Jahrbuch des Institute fiier Deutsche Sprache, 1985. Duesseldorf: Schwann, 1986. — SS. 47−72.

132. Flader, D. Strategien der Werbung: ein linguistisch-psychologischer Versuch zur Rekonstruktion der Werbewirkung Kronberg / Ts.: Scriptor Verlag, 1974. -235 S.

133. Fleischer, W., Michel, G. Stilistik der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig: Bibliographosches Institut, 1975. — 394 S.

134. Fotheringham, W.C. Perspectives on Persuasion. Boston: Allyn & Bacon Inc., 1966. — 278 pp.

135. Franz-Boeringer, B. Rhetorische Kommunikation. Quickborn b. Hamburg: Schnelle, 1963. — 99 S.

136. Geier, R. Persuasive Strategien im Diskurs der PDS. In: Beitraege zur Persuasionsforschung: unter besonderer Beruecksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. Frankfurt am M.: Peter Lang, 1998. — SS. 157−175.

137. Groeben, N, Schreier, M., Christmann, U. Argumentationsintegritaet (I): Herleitung, Explikation und Binnenstrukturierung des Konstrukts. -Heidelberg / Mannheim: Psychologisches Institut, 1990. 64 S.

138. Gruenewald, H. Argumentation und Manipulation in Spiegel-Gespraechen. Frankfurt am M., Bern, New York: Peter Lang, 1985. — 196 S.

139. Hantsch, I. Zur semantischen Strategie der Werbung. In: Nusser, P. (Hrsg.). Anzeigenwerbung. Muenchen: Wilhelm Fink Verlag, 1975. — SS. 137 159.

140. Henne, H, Rehbock, H. Einfuehrung in die Gespraechsanalyse. -Berlin: de Gruyter, 1979. 274 S.

141. Herbig, Albert F. «Sie argumentieren doch scheinlich!» Sprach- und sprechwissenschaftliche Aspekte einer Stilistik des Argumentierens. Frankfurt am M.: Peter Lang, 1992. — 308 S.

142. Herbig, A., Sandig, B. Das kann doch wohl nur ein Witz sein! Argumentieren, Bewerten und Emotionalisieren im Rahmen persuasiver Strategien. In: Ueberredung in der Presse: Texte, Strategien, Analysen. Berlin, New York: de Gruyter, 1994. — SS. 59−101.

143. Hess-Luettich, S. Effektive Gespraechsfuehrung. Evaluationskriterien in der Angewandten Rhetorik. In: Rhetorik zwischen den Wissenschaften. -Tuebingen: Niemeyer, 1991. SS. 35−51.

144. Hoffmann, L. Kommunikation vor Gericht. Tuebingen: Narr, 1983. -410 S.

145. Hoffmann, M. Persuasive Denk- und Sprachstile. In: Zeitschrift fuer Germanistik. Neue Folge. VI 2/ 1996. — SS. 293−307.

146. Holly, W., Kuehn, P., Pueschel, U. Politische Fernsehdiskussionen: Zur medienspezifischen Inszenierung von Propaganda als Diskussion. -Tuebingen: Niemeyer, 1986. 272 S.

147. Hovland, C.J., Janis, I.L., Kelley, H.H. Communication and persuasion: psychological studies of opinion change. New Haven: Yale Univ. Press, 1953. -315 pp.

148. Janich, N. Werbesprache. Tuebingen: Narr, 1999. — 248 S.

149. Kaege, O. Motivation: Probleme des persuasiven Sprachgebrauchs, der Metapher und des Wortspiels. Darmstadt: Kuemmerle Verlag, 1980. — 172 S.

150. Kessler, Ch. Diskurswechsel als persuasive Textstrategie. In: Beitraege zur Persuasionsforschung: unter besonderer Beruecksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. Frankfurt am M.: Peter Lang, 1998. -SS. 273−291.

151. Kiefer, L., Rettig, H., Frankenhauser, D., Sommer, C.M., Graumann, C.F. Perspektivitaet und Persuasion: Effektivitaet perspektivenrelevanter Persuasionsstrategien. Heidelberg / Mannheim: Psychologisches Institut, 1984. -46 S.

152. Kienpointner, M. Argumentationsanalyse. Innsbruck: Verlag des Inst, fuer Sprachwissenschaft, 1983. — 234 S.

153. King, Stephen W. Communication and Social Influence. Reading (Mass.): Addison-Wesley, 1975. -169 pp.

154. Kopperschmidt, J. Allgemeine Rhetorik. Einfuehrung in die Theorie der Persuasiven Kommunikation. Stuttgart, Berlin, Koeln, Mainz. Kohlhammer, 1976,-216 S.

155. Kopperschmidt, J. Formale Topik. Anmerkungen zu ihrer heuristischen Funktionalisierung innerhalb einer Argumentationsanalytik. In: Rhetorik zwischen den Wissenschaften. Tuebingen: Niemeyer, 1991. — SS. 5362.

156. Kosta, P. Zur semantischen Struktur und illokutionaeren Kraft persuasiver Sprechakte. In: Slawistische Linguistik 1995. Referate des XXI. Konstanzer Slawistischen Arbeitstreffens. Mainz 26−29.9. 1995. Muenchen: Verlag Otto Sagner, 1996. — SS. 201−226.

157. Krebs, B. -N. Sprachhandlung und Sprachwirkung. Berlin: Erich Schmidt, 1993. — 168 S.

158. Larson, Ch. Persuasion: Reception and Responsibility. — Belmont: Wadsworth, 1979. 292 pp.

159. Lay, R. Manipulation durch die Sprache. Reinbek bei Hamburg: Rowohlt, 1980. -396 S.

160. Lerbinger, O. Designs for Persuasive Communication. — Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1972. 283 pp.

161. Mann, E. Persuasive Sprechhandlungen in Alltagsdialogen des Russischen, unter besonderer Beruecksichtigung ihrer Handlungsbedingungen. Inauguraldissertation zur Erlangung des Grades eines Doktors der Philosophie. — Potsdam, 1999. 347 S.

162. McGuire, W.J. The Nature of Attutudes and Attitude Change. In: Handbook of Social Psychology. Vol. 3. -Reading (Mass.), 1969. p. 136−314.

163. Moilanen, M. Scheinargumentation als persuasives Mittel. In: Ueberredung in der Presse: Texte, Strategies Analysen. Berlin, New York: de Gruyter, 1994. — SS. 45−59.

164. Moilanen, M. Zur kommunikativ-fimktionalen Interpretation von persuasiven monologischen Texten. In: Motsch, W. (Hg.). Ebenen der Textstruktur: sprachliche und kommunikative Prinzipien. Tuebingen: Niemeyer, 1996. -SS. 165−188.

165. Perelman, Ch., Olbrechts-Tyteca, L. A New Rhetoric: A Treatise on Argumentation. Notre Dame (Ind.): Univ. of Notre Dame Press, 2000. — 566 pp.

166. Persuasiv. In: Bussmann, H. Lexikon der Sprachwissenschaft. -Stuttgart: Kroener, 1990. S. 573.

167. Petermann, F. Soziale Beeinflussung durch audio-visuelle Medien. -Weinheim: Beltz, 1977. 247 pp.

168. Petty, R.E., Cacioppo, J.T. Communication and persuasion. Central and peripheral routs to attitude change. New York: Springer, 1986. — 262 pp.

169. Pfefferkorn, O. Spaetmittelalterliche Mystik, fruehneuzeitliche Erbauungsliteratur und moderne Werbung. In: Muttersprache. 3. Jahrgang. — 110 (2000). — SS. 214−228.

170. Plett, Heinrich F. Einfuehrung in die rhetorische Textanalyse. -Hamburg: Helmut Buske Verlag, 1973. 128 S.

171. Pohl, I. Zu persuasiven Potenzen pragmatischer Praesuppositionen in Werbetexten In: Beitraege zur Persuasionsforschung: unter besonderer Beruecksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. Frankfurt am M.: Peter Lang, 1998. — SS. 255−269.

172. Ray, M.L. Advertising and Communication Management. -Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1982. 514 pp.

173. Rehbein, J. Komplexes Handeln. Elemente zur Handlungstheorie der Sprache. Stuttgart: Metzler, 1977. — 400 S.

174. Rhetorik. In: Bussmann, H. Lexikon der Sprachwissenschaft. -Stuttgart: Kroener, 1990. SS. 648−649.

175. Riesel, E., Schendels, E. Deutsche Stilistik. Moskau: Verlag Hochschule, 1975,-316 S.

176. Sachtleber, S., Schreier, M. Argumentationsintegritaet (IV): Sprachliche Manifestationen argumentativer Unintegritaet ein pragmalinguistisches Beschreibungsmodell und reine Anwendung. — Heidelberg / Mannheim: Psychologisches Institut, 1990. — 157 S.

177. Sandig, B. Bewerten in (Autowerbe-)Texten. In: Zeitschrift fuer Germanistik. Neue Folge. VI 2/1996. — SS. 272−292.

178. Sandig, B. Stilistik der deutschen Sprache. Berlin, New York: de Gruyter, 1986. — 370 S.

179. Scheidel, T. Persuasive Speaking. Glenview (111.): Scott, Foreman and Co., 1967.- 117 pp.

180. Schenk, M. Medienwirkungsforschung. Tuebingen: Mohr Siebeck, 2002. -752 S.

181. Scherer, H. Sprechen im situativen Kontext: Theorie und Praxis der Analyse spontanen Sprachgebrauchs. Tuebingen: Stauffenberg, 1984. — 362 S.

182. Schmidt, J. Aristotelische Affektenlehre und modernes Marketing. Neuer Wein in alten Schlaeuchen. In: Rhetorik zwischen den Wissenschaften. -Tuebingen: Niemeyer, 1991. SS. 263−270.

183. Schmidt, S. J. Texttheorie. Probleme einer Linguistik der sprachlichen Kommunikation. Muenchen: Wilhelm Fink Verlag, 1973. — 192 S.

184. Schoeberle, W. Argumentieren Bewerten — Manipulieren. Eine Untersuchung linguistischer Kommunikationstheorie am Beispiel von Texten undvon Text-Bild-Zusammenhaengen aus der britischen Fernsehwerbung. -Heidelberg: Julius Groos Verlag, 1984. 326 S.

185. Schreier, M., Groeben, N. Argumentationsintegritaet (III): Rhetorische Strategien und Integritaetsstandards. Heidelberg / Mannheim: Psychologisches Institut, 1990. — 97 S.

186. Sherif, C.W. Reference groups, exploration into conformity and deviation of adolescents. New York: Harper & Row, 1964. — 370 pp.

187. Smith, M.J. Persuasion and Human Action. Belmont: Wadsworth, 1982. — 384 pp.

188. Sornig, K. Bemerkungen zu persuasiven Sprachstrategien. In: Linguistische Arbeiten. Dialoganalyse. Referate der 1. Arbeitstagung. Muenster, 1986. -SS. 249−263.

189. Sowinski, B. Werbung. Tuebingen: Niemeyer, 1998. — 102 S.

190. Strecker, B. Strategien des kommunikativen Handelns: Zur Grundlegung einer Grammatik der Kommunikation. Duesseldorf: Schwann, 1987. -326 S.

191. Toulmin, S.E. Der Gebrauch von Argumenten. Kronberg / Ts.: Scriptor Verlag, 1975. — 230 S.

192. Ueberredung in der Presse: Texte, Strategien, Analysen. Berlin, New York: de Gruyter, 1994. -240 S.

193. Wagner, Klaus R. Sprechstrategie-Illokution versus Sprechakt-Illokution. In: Deutsche Sprache 5 (1997). SS. 126−140.

194. Werbesprache. In: Bussmann, H. Lexikon der Sprachwissenschaft. -Stuttgart: Kroener, 1990. SS. 845−846.

195. Wunderlich, D. Studien zur Sprechakttheorie. Frankfurt am M.: Sohrkamp. — 416 S.

196. Ziegler, R. Einstellungsaenderung durch persuasive Kommunikation: Zur Auswirkung unterschiedlicher Motive und multipler Hinweisreize. -Lengerich: Pabst Science Publishers, 2000. 212 S.

197. Использованные в работе словари:

198. БЭС: Большой энциклопедический словарь. М., СПб., 1997. — 1456 с.

199. JIPC: Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М: Русский язык, 1998. -845 с.

200. СИС: Словарь иностранных слов и выражений /Авт. сост. Е. С. Зенович. — М., 2002. — 778 с.

201. Duden: Duden. Deutsches Universalwoerterbuch. Mannheim, Leipzig, Wien, Zuerich: Dudenverlag, 19%. — 1816 S.

202. Duden 11: Redewendungen und sprichwoertliche Redensarten / Woerterbuch der deutschen Idiomatik. Mannheim, Leipzig, Wien, Zuerich: Dudenverlag, 1992 (Der Duden- Bd. 11). — 864 S.

203. E: Langenscheidts Universal-Woerterbuch Englisch-Deutsch Deutsch-Englisch. Berlin, Muenchen, Wien, Zuerich, New York: Langenscheidt, 2002. -608 S.

Заполнить форму текущей работой