Методология анализа объектов различного происхождения методами газовой хроматографии-масс-спектрометрии и элементного анализа на содержание следов среднелетучих органических веществ

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Аналитическая химия
Страниц:
245


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В настоящее время актуальной задачей является обнаружение следов среднелетучих органических соединений (СЛОС) в различных средах. К СЛОС относятся стойкие органические загрязнители (СОЗ), контролю содержания которых в объектах окружающей среды, продуктах питания и биосредах уделяется особое внимание (хлорорганические пестициды (ХОП), полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), полихлорированные бифенилы (ПХБ), полихлорированные дибензодиоксины (ПХДД), производные фенолов, фталаты и ДР-)

ПДК этих соединений составляют 10'12 — 10"7% - в зависимости от класса соединений. Большую группу СЛОС составляют опасные соединения, в состав молекул которых входят такие элементы, как Б, С1, Вг, 8 и Р. ПДК для них находятся в том же диапазоне, что и для большинства СОЗ.

Существует необходимость обнаружения следовых содержаний среднелетучих производных (дериватов) нелетучих физиологически активных соединений таких, как аминокислоты, жирные, дикарбоновые кислоты, сахара, стероиды, фармацевтические субстанции и др. в биосредах и водных растворах. Важным объектом анализа являются фармацевтические препараты, и присутствующие в них примеси.

Увеличение достоверности диагностики ряда заболеваний требует обнаружения как числа неизвестных СЛОС, так и их идентификации на следовом уровне в биосредах.

Для решения рассмотренных задач в большинстве случаев требуется предварительное выделение аналитов из матрицы и их концентрирование.

Наибольшее распространение, как при анализе вод, так и продуктов питания, почв, донных отложений, биосред на содержание СЛОС получил метод их выделения и концентрирования, основанный на жидкостной экстракции. Этот метод, в отличие от других известных методов, применим к широкому кругу матриц и лишён ряда ограничений при определении ультрамалых концентраций аналитов, в частности СОЗ. При извлечении СЛОС отбирают большие пробы образца (в случае воды 0.5 — 10 л) и используют большие объёмы органического растворителя (десятки и сотни мл). Полученный экстракт упаривают. Упаренный объём экстракта обычно составляет около 1 мл, а объём анализируемой пробы — 1 мкл (в большинстве случаев). Из-за анализа столь малой части экстракта на стадии перехода от пробоподготовки к анализу имеет место увеличение пределов обнаружения от 1000 до 500 раз.

Для увеличения объёма пробы, анализируемой методом КГХ, используется два основных способа концентрирования примесей из больших проб органических растворов (экстрактов). Первый из них — это ввод больших проб в капиллярную колонку, свободную от НФ (Large volume cold on column injection), второй — это ввод больших проб на сорбент, помещённый в кварцевый лайнер инжектора, нагреваемого по определённой температурной программе (PTV инжектор -Programmed Temperature Vaporizing Injector). Объём пробы, обычно, не более 0.1 мл. При вводе пробы раствора в PTV инжектор с контролируемой скоростью объём пробы может быть увеличен.

Выделение примесей из раствора проводится внутри газового хроматографа (внутри аналитической системы) при вводе всего объёма пробы в капиллярную колонку, свободную от неподвижной фазы, или лайнер инжектора с сорбентом. После завершения концентрирования (удаления основной массы паров растворителя) концентрат аналитов переносится в разделительную колонку (при нагревании капилляра или инжектора). Большинство этих работ выполнено для о о растворов, в которых содержание аналитов в пробе составляло 10″ - 10″ г, с использованием капиллярной газовой хроматографии. Извлечение примесей из больших проб (до 0.5 мл) органических и водных растворов с нанесением всей пробы в пустую колонку, либо колонку, заполненную инертным носителем, проводилось методом дискретной термической и изотермической хромадистилляции (предложен и развит Жуховицким A.A. и Яновским С. М. с сотрудниками).

Имеется ряд ограничений при концентрировании ультрамалых количеств аналитов различной полярности и летучести этими методами и их определении методом ГХ/МС. Среди этих ограничений: попадание части паров растворителя в разделительную колонку и масс-спектрометр, загрязнение хроматографической системы нелетучими компонентами пробы, изменение аналитического сигнала (форма хроматографических пиков, воспроизводимость масс-спектров), потери следов определяемых веществ или искажение состава пробы. В связи с этим, эти способы нашли ограниченное применение в сочетании с ГХ-МС (обычно концентрирование из проб объёмом до 20 мкл).

Во всех работах, посвященных рассматриваемым способам, не изучали степень извлечения широкого круга среднелетучих органических соединений различной полярности и летучести из больших проб органических растворов, и

10 Л особенно важно, их следовых количеств (10″ - 10″ г), внутри аналитической системы, в частности ГХ/МС. Не было известно работ по выделению следов СЛОС из больших проб органических растворов (экстрактов) вне термостата колонок или инжектора хроматографа (вне аналитической системы), переводу сконцентрированных определяемых веществ в аналитический прибор посредством термодесорбции и анализу всего концентрата как методом ГХ/МС, так и другими методами. Такое концентрирование позволило бы устранить недостатки известных способов.

В связи с этим актуальным является исследование концентрирования органических растворов (экстрактов) ультрамалых количеств (10*13 — Ю& quot-10 г) СЛОС и анализа всего концентрата методом ГХ/МС с целью снижения пределов обнаружения, особенно при анализе экстрактов из малых проб образцов различных матриц, из которых извлечение аналитов производится жидкостной экстракцией. Актуальным является также снижение пределов обнаружения производных нелетучих физиологически активных органических соединений (аминокислот, жирных кислот, нуклеозидов, стероидов, Сахаров и др.) с целью обнаружения следов таких веществ в различных матрицах. Большой практический интерес представляет разработка подходов к определению состава компонентов смесей заданных и неизвестных соединений на уровне следов для решения различных задач в экологии, медицине, антидопинговом контроле, контроле качества фармацевтических веществ и препаратов.

Актуальной является также разработка подхода к эколого-аналитическому контролю, основанного на быстром скрининге проб органических экстрактов на суммарное содержание следов На1-, Р- и 8- органических соединений в пересчёте на элемент (обобщённый показатель).

Цель работы

Развитие направления обнаружения СЛОС различной летучести и полярности на уровне следов в сложных по составу матрицах, основанного на извлечении обнаруживаемых веществ из образца органическим растворителем, концентрировании полученных растворов и анализе всего концентрата аналитов методами ГХ/МС и элементного анализа.

Разработка подходов к обнаружению следов заданных и неизвестных СЛОС в образцах различного происхождения, позволяющих по новому решить задачи экологического контроля, диагностики заболеваний, антидопингового контроля, контроля качества высокочистых веществ (фармсубстанций).

Для достижения поставленных целей необходимо было решить следующие задачи:

1. Разработать метод анализа следов СЛОС различной полярности и летучести, основанный на извлечении этих веществ из органических растворов в процессе непрерывной микрохромадистилляции (НМХД) и анализе всего концентрата методами ГХ-МС, ГХ-АЭД и элементного анализа.

2. Выбрать условия хромато-масс-спектрометрического обнаружения ультрамалых количеств широкого круга органических соединений различной полярности и летучести и производных нелетучих органических соединений (в том числе дикарбоновые, гидрокси, окси-, жирные и аминокислоты спирты, сахара, стиролы, нуклеозиды, моносахариды, стероиды, ряда фармацевтических веществ).

3. Расширить возможности метода ГХ/МС для обнаружения следов малолетучих и нелетучих органических соединений в виде их производных, основанного на их выделении из образца, дериватизации, замене реагента на легколетучий инертный растворитель, концентрировании полученных растворов в процессе НМХД и анализе всего концентрата производных методом ГХ/МС.

4. Для метода ГХ/АЭД изучить зависимость сигналов атомно-эмиссионного детектора (АЭД) по углероду и водороду от структуры молекул органических соединений, содержащих такие элементы как С, Н, О, Р, 8, Б, С1 и Вг и разработать условия, минимизирующие такую зависимость. Изучить возможность определения количественного состава компонентов смесей без градуировки по каждому компоненту.

5. Разработать способ быстрого скрининга органических и водных растворов на суммарное содержание следов среднелетучих Б-, С1-, Вг-, 8- и Р-органических соединений в пересчёте на элемент (обобщённый показатель).

6. Разработать способ определения состава неизвестных СЛОС в конденсате выдыхаемого воздуха человека, основанный на жидкостной экстракции, концентрировании аналитов с удалением растворителя в процессе НМХД и ГХ/МС (ЭИ, ХИ) анализе всего концентрата. На основании полученных данных рассмотреть возможность увеличения достоверности диагностики таких лёгочных заболеваний, как бронхиальная астма и хроническая обструктивная болезнь лёгких (ХОБЛ).

7. Предложить подход к селективному обнаружению состава неизвестных среднелетучих примесей в фармацевтических субстанциях на уровне следов, основанный на жидкостной экстракции органическим растворителем, мало-растворяющим основной компонент, концентрировании аналитов с удалением растворителя из этого экстракта вне аналитической системы и ГХ/МС анализе всего концентрата аналитов.

Научная новизна

На примере следовых количеств ПХДД, ПХБ и ХОП показана принципиальная возможность обнаружения следов СЛОС в органических растворах на уровне 10"12 — Ю& quot-10% и в модельных водных растворах (после микрожидкостной экстракции) на уровне Ю& quot-13 Ю& quot-11%. Такая возможность показана благодаря сочетанию концентрирования органических растворов (экстрактов) следов СЛОС (основанного на изотермической хромадистилляции при непрерывном вводе пробы в предколонку без неподвижной фазы) и анализа всего концентрата обнаруживаемых веществ методом ГХ/МС (ХИ) с регистрацией отрицательных ионов.

Предложена методология анализа образцов различного происхождения на содержание следов СЛОС, основанная на их извлечении органическим растворителем, концентрировании полученных растворов в условиях непрерывной микрохромадистилляции и анализе всего концентрата методом ГХ/МС и элементного анализа.

Разработан метод концентрирования органических растворов следов (10"12 -10"9 г) С ДОС в условиях НМХД и анализа всего концентрата свободного от растворителя методами ГХ/МС, ГХ/АЭД и элементного анализа, включающего окислительную конверсию аналитов с последующей регистрацией продуктов конверсии, соответствующих определяемым элементам, методом ионной хроматографии. Этот метод позволяет на 2−3 порядка снизить пределы обнаружения. Он явился основой при разработке подходов и способов обнаружения CJIOC в различных средах на уровне следов, которые позволили решить различные задачи в экологии, медицине, антидопинговом контроле, идентификации, контроле качества лекарственных средств на новом уровне.

Предложено описание процесса концентрирования органических растворов следов CJIOC при непрерывной микрохромадистилляции (НМХД) (при наличии или отсутствии сорбента). Описание основано на теории хромадистилляции предложенной A.A. Жуховицким.

Выбраны условия дериватизации для следовых количеств (10& quot-п — 10"9 г) широкого круга нелетучих или малолетучих биологически активных соединений (аминокислоты, жирные, дикарбоновые, гидрокси, оксикислоты, нуклеозиды, сахара, стероиды и др.) при использовании реакции силилирования и этерификации/ацилирования (для амино и жирных кислот).

Предложена новая методология обнаружения следов изученных кислот, спиртов, Сахаров и стиролов при их совместном присутствии в водном растворе. Она основана на высушивании одной части образца и последующем триметилсилилировании смесью БСТФА с пиридином, и дериватизации другой части смесью изобутилхлорформиата (ИБХФ) с гептафторбутанолом в водно-органическом растворе с последующей жидкостной экстракцией и ГХ/МС анализом соответствующих производных в выбранных в результате исследований условиях эксперимента.

При использовании для дериватизации реакции этерификации/ацилирования впервые изучен состав жирных, дикарбоновых и аминокислот в лиофилизатах клеток аденокарциномы прямой кишки человека и фибробластов с использованием ГХ/МС анализа производных определяемых соединений и впервые показана возможность увеличения достоверности установления отличия этих клеток друг от друга на основании различия в составе аминокислот.

Разработан метод обнаружения нелетучих физиологически активных веществ, основанный на их дериватизации, замене реагента после дериватизации на легколетучий инертный растворитель, концентрировании полученных растворов в условиях НМХД и анализе всего концентрата свободного и от реагента и от растворителя методом ГХ/МС. Метод позволил снизить пределы обнаружения производных таких соединений более чем на 2 порядка.

Предложен подход к обнаружению С-, Н-, 1М-, О-, Б-, С1-, Вг-, Р- и 8-содержащих органических соединений методом ГХ/АЭД, позволивший минимизировать зависимость сигналов этого детектора по С и Н от структуры и элементного состава аналитов при использовании гелиевой плазмы, обогащенной кислородом. Это позволило осуществить определение отношений пс/пн для различных веществ с минимальной погрешностью. Позволило предложить способ определения процентного содержания углерода в молекулах компонентов смесей углеводородов с высокой точностью и определения их количественного содержания без градуировки АЭД по каждому компоненту. Способ не требует образцов сравнения для каждого компонента смеси.

Практическая значимость

Предложенный подход к обнаружению ПХДД, ПХБ и ХОП в органических и водных растворах при их совместном присутствии в смеси на уровне 10"12 — 10"10% показывает принципиальные возможности сочетания предложенного подхода к концентрированию органических растворов и анализа всего концентрата методом ГХ/МС. В случае отсутствия (или снижения) влияния мешающих компонентов матрицы способ позволяет проводить быстрый скрининг проб экстрактов на наличие хлорсодержащих токсикантов.

Модификации разработанного метода концентрирования органических растворов следов СЛОС в условиях НМХД (размеры камеры концентрирования, вид сорбента, его количество либо отсутствие, условия перевода в разделительную капиллярную колонку, условия хромато-масс-спектрометрического анализа) позволили разработать ряд способов и подходов к обнаружению компонентов различных сложных смесей при их содержании на ультрамикроуровне, и решить ряд важных задач в эколого-аналитическом контроле, медицинской диагностике, антидопинговом контроле и идентификации компонентов сложных смесей.

Разработанный способ определения аминокислот в водных растворах, основанный на получении ИБОК-ГФБ производных в воде, их жидкостной экстракции, концентрировании растворов аналитов в условиях НМХД и ГХ/МС анализе всего концентрата аналитов, позволяет снизить пределы обнаружения аминокислот более, чем на 2 порядка, благодаря чему существенно расширены возможности решения различных задач, связанных с определением состава аминокислот. Показанная возможность увеличения достоверности установления отличия клеток аденокарциномы прямой кишки человека и фибробластов между собой на основании различия в составе аминокислот может увеличить достоверность гистологической диагностики онкозаболеваний.

Разработанные способы определения следовых содержаний производных ряда нуклеозидов, 2-деокси-2-фтор-с1-глюкозы, ряда Сахаров, позволяют снизить пределы обнаружения более чем на 2 порядка, и решить соответствующие задачи на новом уровне, недостижимом при общепринятом подходе.

Существенно расширены возможности антидопингового контроля благодаря разработанному способу анализа стероидов в водных растворах и моче. Способ позволяет зарегистрировать в моче больше соединений со стероидной структурой и снизить предел обнаружения более чем в 100 раз по сравнению с общепринятым подходом.

Разработанный подход, позволяющий минимизировать зависимость сигналов по С и Н атомно-эмиссионного детектора (АЭД) от структуры аналитов, и определять отношения пс/пн с низкой погрешностью расширяет возможности ГХ/АЭД с точки зрения определения как качественного, так и количественного состава компонентов смесей, особенно компонентов смесей углеводородов. Показана возможность определения элементного состава компонентов и их содержания для различных смесей без проведения градуировки АЭД по каждому компоненту, что очень важно при анализе многокомпонентных смесей. Предложенные подходы к обнаружению следов аналитов в органических растворах, основанные на концентрировании этих растворов в условиях НМХД и последующем анализе всего концентрата методами ГХ/АЭД и ГХ/МС, позволившие снизить пределы обнаружения методов ГХ/АЭД и ГХ/МС более чем на 2 порядка, существенно расширили возможности как обнаружения заданных соединений, так и идентификации компонентов смесей на уровне следов при совместном использовании данных, полученных этими методами.

Предложен способ дифференциации здоровых людей и больных астмой и

ХОБЛ, при использовании разработанного подхода к определению состава

8 1 неизвестных СЛОС на уровне следов (10″ - 10″ %) в водном конденсате выдыхаемого воздуха, вносящий вклад в развитие методов диагностики лёгочных заболеваний.

Новые возможности в эколого-аналитическом контроле открываются при использовании предложенных способов определения суммарного содержания На1-, Р- и 8- содержащих органических соединений на уровне (Ю& quot-10 — 10"8%) в водных и органических растворах. Эти способы позволяют создать новую методологию действенного эколого-аналитического контроля за всеми наиболее опасными нормируемыми и ненормируемыми токсикантами, основанную на быстром скрининге проб на суммарное содержание соответствующих соединений (элементов).

Предложенный новый подход к определению состава неизвестных среднелетучих примесей в фармацевтических субстанциях, основанный на жидкостной экстракции и ГХ/МС (ЭИ, ХИ) анализе всего концентрата открывает новые возможности для сопоставления качества оригинальных (патентованных) субстанций (и препаратов на их основе) и дженериков (копий). Такое сопоставление основано на сравнении многомерных профилей примесей (времён удерживания, масс-спектров электронной и химической ионизации и интенсивностей соответствующих сигналов для зарегистрированных соединений) для соответствующих препаратов.

Положения, выносимые на защиту 1. Подход к обнаружению ПХДД, ПХБ и ХОП в органических растворах на уровне 10"12 — Ю& quot-10% и в водных растворах (после микрожидкостной экстракции) на уровне

10−13 10-п 0/о подход основан на концентрировании органических растворов (экстрактов) следов этих веществ в условиях непрерывной изотермической хромадистилляции в предколонке без неподвижной фазы и анализе всего концентрата методом ГХ/МС (ХИ) с регистрацией отрицательных ионов.

2. Метод концентрирования органических растворов (экстрактов) следовых количеств среднелетучих органических соединений в условиях НМХД, переводе концентрата термодесорбцией в аналитический прибор и анализе всего концентрата методами ГХ/МС и элементного анализа.

3. Способ определения аминокислот в водном растворе на уровне следов основанный на получении их ИБОК-ГФБ производных, жидкостной экстракции, концентрировании экстрактов в условиях НМХД и ГХ/МС анализе всего концентрата аналитов, позволяющий снизить предел обнаружения более чем на 2 прядка.

4. Способ дифференциации клеток аденокарциномы и фибробластов, основанный на определении состава аминокислот (их ИБОК-ГФБ производных) методом реакционной ГХ/МС в этих клетках.

5. Метод обнаружения нелетучих органических соединений (или соединений, аналитический сигнал производных которых более информативен), основанный на дериватизации, замене реагента после проведения дериватизации на летучий растворитель, концентрировании полученных растворов производных в условиях НМХД и ГХ/МС анализе всего концентрата аналитов.

6. Способ обнаружения стероидов в водных растворах и моче, основанный на разработанном методе, позволивший снизить более чем на 2 порядка пределы обнаружения и регистрировать в моче большее число соединений со стероидной структурой.

7. Подход к минимизации зависимости сигналов АЭД по С и Н от структуры молекул аналитов, и определения отношения пс/пн с высокой точностью, основанный на использовании гелиевой плазмы, обогащенной кислородом. Способ определения элементного состава компонентов смесей углеводородов с высокой точностью и их количественного содержания без градуировки АЭД по каждому компоненту с использованием разработанных условий определения.

8. Подходы к обнаружению органических соединений на уровне следов в органических растворах (экстрактах) методами ГХ/АЭД и ГХ/МС, позволяющие снизить пределы обнаружения этими методами более чем на 2 порядка и увеличить.

9. Способ одновременного определения общего содержания На1-, Р- и 8-содержащих органических соединений в водных растворах, основанный на высаливании, жидкостной экстракции, концентрировании экстракта в условиях НМХД, переводе всего концентрата аналитов в реактор термодесорбцией и анализе всего абсорбата продуктов высокотемпературной окислительной конверсии методом ионной хроматографии (предел обнаружения по элементу на уровне 1(Г10%).

10. Способ определения состава неизвестных СЛОС на уровне 10'8- ю-7% в водном конденсате выдыхаемого воздуха, основанный на жидкостной экстракции с высаливанием, выделении аналитов из полученного органического экстракта в режиме НМХД и анализе всего концентрата методом ГХ/МС. Подход к дифференциации здоровых людей и больных ХОБЛ и бронхиальной астмой с высокой достоверностью на основании данных, полученных в результате анализа соответствующих конденсатов.

11. Новый подход к определению состава неизвестных среднелетучих примесей в фармацевтических субстанциях и фармпрепаратах на их основе. Подход основан на жидкостной экстракции растворителем, не растворяющим основной компонент, концентрировании полученных экстрактов в режиме НМХД и ГХ/МС (ЭИ, ХИ) анализе всего концентрата аналитов. По сравнению с существующими подходами, данный позволяет зарегистрировать большее число примесей.

Литературный обзор

При определении следов органических соединений в матрицах различного происхождения методом газовой хроматографии с разными детекторами широко применяются способы пробоподготовки, основанные на жидкость-жидкостной и твердофазной экстракции. Результатом данных способов пробоподготовки обычно является экстракт, объём которого равен 1 мл. При этом объём пробы, анализируемый методом ГХ, обычно составляет 1−2 мкл. Таким образом, на стадии перехода от пробоподготовки к анализу концентрационный предел обнаружения повышается на 1−3 порядка.

Для устранения указанного недостатка в современном анализе следов органических соединений применяется способ & laquo-Ввода больших проб& raquo- (Large volume injection). Этим способом осуществляется концентрирование определяемых веществ с последующим их переносом в аналитическую колонку в потоке газа-носителя, посредством нагревания области концентрирования. Благодаря использованию разных вариантов этого способа удаётся увеличить объём вводимой в газовый хроматограф пробы от 1 до 100 мкл и более. Весь органический экстракт, полученный в результате пробоподготовки (а не 1/1000 его часть) может быть проанализирован методом ГХ благодаря использованию этого способа.

Наиболее распространенными способами ВБП являются способы, использующие обогреваемый инжектор с возможностью программирования значения температуры и необогреваемый инжектор с возможностью ввода жидкой пробы (органического раствора) непосредственно в колонку (а точнее, в кварцевый капилляр без фазы, соединённый с аналитической колонкой) [1]. Обогреваемый инжектор с возможностью программирования температуры представлен на рисунке 1.

Линия обдува септы колонка

Рис. 1. Обогреваемый инжектор с возможностью программирования температуры ввода

В инжекторе расположен кварцевый лайнер, в который помещают сорбент для удерживания большого (100 мкл) объёма раствора и концентрирования определяемых веществ.

Техника ввода пробы таким способом заключается в следующем. Температура инжектора устанавливается на 10−40& deg-С ниже температуры кипения растворителя. Весь объём пробы либо быстро, либо с контролируемой скоростью вводится в лайнер. При этом открыта линия деления потока газа-носителя, обеспечивая большую (100−200 мл/мин) скорость потока газа-носителя из инжектора через линию делителя. Растворитель испаряется. Его пары в потоке газа-носителя удаляются из инжектора через линию делителя потока, при этом определяемые вещества концентрируются на сорбенте в лайнере. В случае ввода пробы с контролируемой скоростью, значение последней выбирается таким, чтобы количество растворителя, поступающее в единицу времени в инжектор, было равным количеству его паров удаляемых с потоком газа-носителя. После испарения растворителя линия деления потока инжектора закрывается, инжектор быстро нагревается и сконцентрированные на сорбенте определяемые вещества в

17 потоке газа-носителя переводятся в аналитическую колонку. Температура колонки в это время значительно (на 100& deg-С и более) ниже температуры кипения определяемых веществ. Далее термостат колонок нагревается по заданной программе и происходит разделение сконцентрированных веществ [2, 3]. Недостатками указанного способа ВБП являются:

• разложение неустойчивых веществ (сорбент может выступать и в роли катализатора этого процесса) в процессе термодесорбции-

• возможная необратимая сорбция некоторых определяемых веществ. Необогреваемый инжектор с возможностью ввода через него жидкой пробы непосредственно в колонку (а точнее, в кварцевый капилляр без фазы, соединённый с аналитической колонкой) представлен на рисунке 2.

Рис. 2. Схема ввода пробы через необогреваемый инжектор

Необогреваемый инжектор подсоединён к длинной (до нескольких метров) пустой предколонке (кварцевый капилляр без фазы). Между пустой предколонкой и аналитической колонкой находится короткая (до 1 м) удерживающая предколонка, покрытая той же фазой, что и аналитическая колонка.

Техника ввода пробы осуществляется следующим способом. С помощью шприца проба (обычно 100 мкл) вводится через необогреваемый инжектор в предколонку с оптимальной для данного растворителя скоростью и при оптимальной температуре термостата колонок (на 10−40& deg-С ниже температуры кипения растворителя). В процессе ввода пробы растворитель, двигаясь по предколонке в потоке газа-носителя, распределяется по её стенкам и постепенно испаряется. Образовавшиеся пары удаляются через линию сброса паров растворителя. Определяемые вещества концентрируются в предколонке и коротком капилляре с фазой. После испарения основной массы растворителя (незначительная часть оставляется, т.к. на её заднем фронте концентрируются менее летучие определяемые вещества) линию сброса паров закрывают и нагревают термостат колонок по заданной программе. Осуществляется разделение сконцентрированных веществ [4, 5]. Недостатками данного способа ВБП являются:

• постепенное загрязнение предколонки нелетучими компонентами пробы, что приводит к искажению аналитического сигнала определяемых веществ (размывание хроматографических пиков и снижение пределов обнаружения) —

• необходимость очень точного подбора скорости ввода пробы раствора в предколонку (количество поступающего растворителя должно быть равным количеству удаляющегося в виде пара) — в противном случае наблюдается проскок раствора в виде жидкости в разделительную колонку.

Также в литературе представлены способы ВБП, применяющие петлевой дозатор для ввода пробы в колонку и технику ввода пробы, основанную на концентрировании определяемых веществ из раствора при испарении растворителя в лайнере инжектора (лайнер заполнен сорбентом) при температуре выше температуры кипения растворителя и без подачи газа носителя (vapour-overflow). На рисунке 3 представлено устройство ВБП с петлевым дозатором.

Стандартный шести-ходовой кран для ввода пробы в жидкостный хроматограф, с петлёй-дозатором (металлическая или полимерная трубка) известного объёма, установлен на верхней панели ГХ. К крану подсоединён пустой капилляр (проходящий через термоизолированную стенку хроматографа), соединённый с предколонкой (пустой кварцевый капилляр). Эта предколонка соединяется с аналитической колонкой и линией сброса паров растворителя. Температуру термостата колонок устанавливают незначительно выше температуры кипения растворителя при рабочем давлении газа-носителя. Вдоль капилляра устанавливается положительный градиент температуры. вэжх

Сброс растворителя

Линия сброса

Термостат — колонок ' растворителя — чг Термостат? А колонок

Пары 1 растворителя и летучие 1 компоненты ! < < 4 1 ¦ > г Пустой кварцевый (капилляр ' (удерживающая 1 предколонка) 1 Аналитическая колонка

Рис. 3. Устройство ввода пробы с петлевым дозатором

Объём пробы, забранный в петлю, в потоке газа носителя поступает по соединительному капилляру в сторону аналитической колонки. По мере движения по капилляру пробка раствора достигает точки градиента температуры, в которой растворитель с переднего фронта, нагреваясь, начинает испаряться. Под давлением образовавшихся паров растворителя жидкая пробка раствора выталкивается вверх, в более холодную зону, откуда её снова продвигает вниз поток газа-носителя. Устанавливается равновесие, давление образующихся паров растворителя уравновешивается давлением газа-носителя. Пробка раствора продолжает уменьшаться до полного испарения растворителя, пары растворителя удаляются через линию сброса, определяемые вещества концентрируются на поверхности предколонки. После окончания ввода пробы термостат колонок нагревают по заданной программе и осуществляют разделение сконцентрированных веществ [6, 7]. Недостатками данного способа ВБП также являются:

• постепенное загрязнение предколонки нелетучими компонентами пробы, что приводит к искажению аналитического сигнала определяемых веществ (размывание хроматографических пиков и снижение пределов обнаружения) —

• необходимость очень точного подбора скорости ввода пробы раствора в предколонку- в противном случае наблюдается проскок раствора в виде жидкости в аналитическую колонку.

• после каждого ввода пробы на стенках капилляра, соединяющего петлевой дозатор и предколонку, остаётся тонкая плёнка раствора- таким образом, перед каждой следующей пробой в капилляре присутствует остаток предыдущей пробы.

На рисунке 4 [8] представлена схема техники ВБП, основанная на концентрировании определяемых веществ из раствора при испарении растворителя в лайнере инжектора (лайнер заполнен сорбентом) при температуре выше температуры кипения растворителя и без подачи газа носителя (vapour-overflow).

Анализируемый раствор

Газ-носитель

Сорбент

Пары растворителя

Анализируемый раствор

Линия

7 делителя

Аналитическая потока колонка

Рис. 4. Устройство ввода пробы Vapour-overflow

Сам инжектор похож на инжектор с программированием температуры. Внутри инжектора также расположен кварцевый лайнер, наполненный сорбентом. Но температура инжектора устанавливается несколько выше температуры кипения растворителя. В инжекторе не создаётся избыточное давление посредством подачи газа-носителя. Газ-носитель во время концентрирования не подаётся в инжектор и линия деления потока закрыта. Открыта линия обдува герметизирующей инжектор прокладки (септы). Жидкая проба единовременно вводится в лайнер и удерживается на сорбенте. Растворитель испаряется. Его пары, создавая некоторое избыточное давление, удаляются из инжектора через линию обдува септы. Постепенно весь растворитель испаряется. Определяемые соединения концентрируются на сорбенте. Далее линия обдува закрывается, подаётся поток газа-носителя, инжектор быстро нагревается и, сконцентрированные вещества переносятся в аналитическую колонку [9, 10].

Авторами статьи [10] представлена конструкция инжектора (at-column), сочетающая в себе возможности инжектора с программированием температуры, инжектора с петлевым дозатором и инжектора, в котором растворитель испаряется в условиях, когда температура инжектора выше температуры кипения растворителя и газ-носитель не подаётся. Авторы обращают внимание на устранение (или минимизацию влияния) недостатков трёх перечисленных способов в представленной ими конструкции. Схема данного способа ВБП представлена на рисунке 5.

Газ-носитель

Уплотнитель

Т& gt- Т,

Давление паров

Давление паров

Определяемые компоненты

Стеклянный шарик

Область концентрирования

Рис. 5. Устройство ввода пробы АТ-со1ишп [10].

В этой схеме используется пустой (без сорбента) лайнер, температура которого ниже температуры кипения растворителя. Этот лайнер соединен с капиллярной кварцевой предколонкой, температура которой устанавливается выше температуры кипения растворителя. Таким образом, по аналогии с устройством ВБП с петлевым дозатором, создается положительный градиент температур. С другой стороны предколонка соединена с капиллярной ГХ колонкой. Между предколонкой и ГХ колонкой отсутствует линия сброса паров растворителя.

Техника ввода пробы следующая. Раствор пробы (120 мкл) вводят в холодный лайнер. В потоке газа-носителя раствор пробы движется в сторону предколонки. В некоторой точке первых сантиметров капилляра (предколонки) раствор достигает

22 температуры кипения, и растворитель начинает испаряться. Образовавшийся пар толкает пробку жидкости вверх, в более холодную зону. Оттуда следующую порцию раствора продвигает вниз поток газа-носителя. Процесс повторяется до тех пор, пока не испарится последняя капля в капилляре. Пары растворителя удаляются через отверстие в кварцевом лайнере. В результате все компоненты образца концентрируются вверху кварцевого капилляра. Затем линию сброса паров растворителя закрывают, повышают температуру лайнера, и определяемые компоненты в потоке газа-носителя переносятся в аналитическую колонку. Далее проводят ГХ разделение.

Ещё одна конструктивная особенность в предлагаемом способе ВБП — это использование маленького стеклянного шарика (примерно 1 мм в диаметре), который расположен в нижней части лайнера. Этот шарик предотвращает & laquo-заброс»- раствора в кварцевый капилляр в начале ввода пробы, когда еще давление потока газа-носителя не уравновешено давлением образовавшихся паров.

Другим достоинством такой техники ввода является то, что испарение растворителя происходит в холодной зоне лайнера, который не заполнен сорбентом (поверхность испарения меньше), благодаря процессу диффузии (очень медленно). Удаление паров происходит через очень маленькое отверстие (2 мм в диаметре) в верхней части лайнера, поэтому только небольшая часть пара выводится из системы, а остальная снова конденсируется в холодной части лайнера. Все это понижает возможность потери легколетучих компонентов. Так же благодаря отсутствию сорбента, уменьшается вероятность необратимой сорбции следов определяемых веществ.

Основными недостатками всех представленных способов ввода остаются:

• загрязнение нелетучими компонентами устройства ввода и аналитической колонки (или предколонки) — во время вывода на режим указанных деталей хроматограф бездействует- колонка может быть загрязнена необратимо-

• во время концентрирования определяемых веществ (удаления растворителя) прибор (газовый хроматограф) простаивает-

• анализ пробы определяемых веществ возможен только на том приборе, в котором проводится концентрирование.

В связи с выше сказанным, представляется интересным рассмотреть вариант концентрирования определяемых веществ из раствора (с последующим их переводом в аналитическую колонку газового хроматографа в потоке газа-носителя при нагревании), расположенный вне газового хроматографа. Для каждого хроматографа таких устройств концентрирования может быть несколько. Это позволит не только легко заменять загрязнившееся устройство новым и быстро приводить в рабочий режим загрязнившееся (не влияя на время и качество работы хроматографа), но и иметь в наличии набор различных устройств (например, с различными сорбентами) для различных аналитических задач.

В области разработки методов введения в хроматограф больших по объёму проб большой вклад внесли учёные нашей страны. A.A. Жуховицким с соавторами был разработан и развит новый вариант разделения термостабильных и летучих соединений — хромадистилляция [11−17].

При хромадистилляции в колонке в потоке газа-носителя происходят многократные процессы конденсации и испарения компонентов анализируемой смеси. При этом колонка либо заполнена твёрдым инертным носителем, либо (в случае капиллярного варианта) пустая (поверхность капилляра свободна от какой-либо неподвижной фазы). Разделение смеси достигается либо благодаря температурному полю вдоль колонки с отрицательным градиентом (термическая ХД), либо благодаря вводу в колонку до анализируемой пробы дозы вещества, обладающего большей летучестью, чем любой из компонентов смеси (ограничительная ХД), либо при изотермическом элюировании (изотермическая ХД).

Хромадистилляционные процессы использовались для различных задач. Из органических растворов хромадистилляция позволяет концентрировать вещества с меньшими и большими по сравнению с макрокомпонентом (например, растворителем) температурами кипения. Данную возможность используют для концентрирования органических веществ из органических растворов [18].

Соавтор работ A.A. Жуховицкого С. М. Яновский рассматривает процессы концентрирования примесей из растворителя с применением так называемого & laquo-эффекта растворителя& raquo-, представленные в работах Гроба и других авторов [1923], как частный случай хромадистилляции [24].

Наличие компонентов на колонке в жидком виде (особенно растворителя как главного компонента смеси) создаёт условия для формирования узких фронтов на границе между зонами разделяемых компонентов, и соответственно, для концентрирования примесных компонентов на этих границах. Гроб и соавторы рассматривают процессы, происходящие в начале колонки (или предколонки свободной от неподвижной фазы) где растворитель находится в виде жидкой фазы, только как хроматографические. Яновский же считает, что эти процессы принадлежат в большой степени и дистилляционным и охватываются хромадистилляцией. Он рассматривает работы по & laquo-эффекту растворителя& raquo-, как важное применение хромадистилляции для определения примесей в растворителях [24]. К ним же относятся работы [4,5] по концентрированию аналитов из раствора в предколонке свободной от неподвижной фазы.

Все рассмотренные варианты концентрирования органических растворов различных веществ наряду с достоинствами обладают одним серьёзным недостатком (из которого следуют остальные вышеперечисленные) концентрирование и анализ объединены в одном приборе. Научный и практический интерес представляет концентрирование с удалением органического растворителя вне аналитического оборудования с возможностью последующего анализа всего концентрата различными методами.

В настоящее время для определения таких классов соединений, как жирные кислоты, дикарбоновые кислоты, аминокислоты, оксикислоты, сахара, спирты и стиролы используется капиллярная газовая, высокоэффективная жидкостная, ионообменная хроматография (РГХ, ВЭЖХ и ИОХ, соответственно), а также капиллярный электрофорез (в случае аминокислот). Подобные анализы востребованы в контроле качества пищевых продуктов, продуктов фармацевтической промышленности, в медицинской диагностике, в биотехнологии и микробиологических исследованиях. В литературе представлено большое количество вариантов определения отдельных групп таких соединений. Сложность представляет определение этих классов соединений на уровне следов и при совместном присутствии в смеси.

Совокупность уникальных преимуществ метода газовой хроматографии-масс-спектрометрии (высокая селективность разделения и чувствительность определения, воспроизводимые масс-спектры электронной ионизации, позволяющие использовать коммерческие базы данных, масс-спектры химической ионизации с регистрацией положительных и отрицательных ионов) может быть использована для анализа смесей, содержащих данные классы соединений, но после предварительного получения их летучих производных (дериватизации).

Для получения летучих и термостабильных производных существует достаточно большое число методов, основанных на различных химических реакциях [24], главным образом этерификации, ацилирования и алкилирования.

Для аминокислот достаточно распространенным является получение силилиловых эфиров аминокислот [25−29], при этом ТБДМС производные, хотя и имеют большие времена удерживания, обладают целым набором преимуществ по сравнению с ТМС эфирами (на четыре порядка более устойчивы к гидролизу, дериватизация при меньших температурах) [30−32].

Однако методики получения таких производных противоречивы: разные авторы рекомендуют использовать различные соотношения реагента и растворителя (и разные растворители), а также различные температурно-временные условия проведения реакции [33−34].

Наиболее часто в настоящее время используется способ дериватизации, который основан на получении различных //-алкоксикарбонил алкиловых эфиров в водно-органической среде. Он является наиболее простым, экспрессным и универсальным, позволяя получать летучие производные не только аминокислот, но и других органических кислот [35−48]. Однако выход этой реакции для разных аминокислот достаточно сильно отличается. Условия дериватизации, используемые разными авторами, также отличаются.

При получении летучих производных жирных, дикарбоновых, гидрокси-, оксикислот и Сахаров большинство авторов использует силилирование. При этом условия реакций в разных работах ощутимо отличаются: предлагаются различные реагенты (ГМДС, БСТФА, МТБСТФА, ТБДМСИ), температурно-временные режимы дериватизации и растворители [49−54]. При этом в качестве детектора часто применяют ПИД, который не может обеспечить необходимого уровня чувствительности, селективности и достоверности идентификации. Противоречива либо отсутствует и информация о пределах обнаружения. Имеется лишь небольшое число публикаций по применению ГХ-МС для анализа летучих производных аминокислот, жирных, дикарбоновых кислот и Сахаров. Только в ряде работ проводят одновременное определение соединений различных классов, однако зачастую ограничиваются при этом лишь немногими представителями, и сама пробоподготовка требует больших затрат времени [55−63]. Не рассматривается возможность определения органических кислот и Сахаров при их совместном присутствии в водных либо культуральных средах на ультраследовам уровне.

В связи с этим актуальным является поиск условий определения аминокислот, органических кислот и Сахаров при их совместном присутствии в водном растворе, которые обеспечивали бы получение летучих производных наибольшего числа соединений при минимальном времени пробоподготовки и дериватизации, а также возможность увеличения селективности и снижения пределов обнаружения.

Поэтому актуальной является разработка способа определения аминокислот, жирных, дикарбоновых, гидрокси- и оксикислот, а также Сахаров, спиртов и стиролов в водных и органических растворах (экстрактах) при их совместном присутствии на ультранизком уровне методом хромато-масс-спектрометрии. Важно рассмотреть возможность концентрирования органических растворов полученных производных и анализа всего экстракта для снижения предела обнаружения.

Применение метода газовой хроматографии для определения нуклеозидов стало актуальным практически сразу же после того, как было выдвинуто предположение о том, что они могут служить биомаркерами раковых заболеваний. Это связано с тем, что газовая хроматография обладает большей чувствительностью и эффективностью по сравнению с другими методами, применявшимися для этого (ионообменная хроматография, тонкослойная хроматография, электрофорез) [65].

Чтобы определять нуклеозиды, необходимо было перевести их в летучую термостабильную форму. Первыми были опробованы ацильные и метальные производные [66]. С помощью них не смогли добиться воспроизводимых результатов при определении цитидина и гуанозина, в связи, с чем стали использовать новый способ дериватизации — силилирование [65]. В работе [65] были начаты исследования по получению триметилсилильных производных девяти нуклеозидов (уридин, деоксиуридин, тимидин, аденозин, деоксиаденозин, инозин, гуанозин, цитидин, ксантозин) с помощью смеси гексаметилдисилазан -триметилхлорсилан (2: 1). Были проведены ИК- и ПМР- исследования структур полученных производных. Было установлено, что производные неустойчивы к гидролизу в отсутствии избытка реагента.

Эффективность использования бис (триметилсилил)трифторацетамида (БСТФА) сравнивали с другими силилирующими реагентами, такими как бис (триметилсилил)ацетамид, триметилсилилимидазол. Было показано, что БСТФА является лучшим, т.к. обладает наибольшей реакционной способностью [67]. Были проведены исследования по отработке условий проведения дериватизации нуклеозидов с помощью БСТФА, изучали влияние изменения температуры, продолжительности реакции, влияние соотношения реагентов и используемого растворителя на выход реакции. Оптимальными были выбраны следующие условия дериватизации: нагревание реакционной смеси в течение 15 минут при 150& deg-С при 225-кратном молярном избытке БСТФА, а в качестве растворителя лучшими оказались пиридин и ацетонитрил [68, 69].

Работы по получению производных нуклеозидов, результаты которых отражены в статьях [67−69], стали основой для всех последующих исследований в этой области. На сегодняшний день анализ проб нуклеозидов в основном выполняют с помощью метода ВЭЖХ/МС, но для регистрации следов соединений данного класса в образце с последующей их идентификацией применение реакционной ГХ/МС, на наш взгляд, остаётся актуальным. Особый интерес представляет анализ больших проб растворов следов производных нуклеозидов, но для этой цели необходимо изучить возможность замены реакционной смеси после дериватизации на легколетучий инертный растворитель.

В настоящее время для скрининга анаболических стероидов при проведении допингового контроля используют метод газовой хроматографии в сочетании с масс-спектрометрией (ГХ-МС) в режиме селективного ионного детектирования и метод высокоэффективной жидкостной хроматографии в сочетании с масс-спектрометрией (ВЭЖХ-МС) [70]. Однако эти подходы не позволяют провести однозначную идентификацию [71]. Если в результате анализа возникает подозрение на содержание в пробе запрещенных веществ, проводят подтверждение их присутствия, а иногда и количественное определение методом высокоэффективной жидкостной хроматографии в сочетании с тандемной масс-спектрометрией (ВЭЖХ-МС2) [72] или с масс-спектрометрией высокого разрешения (ВЭЖХ-МСВР) с орбитальной ловушкой [73−75]. Применяется также метод газовой хроматографии в сочетании с масс-спектрометрией высокого разрешения (ГХ-МСВР) [76 — 78].

В подавляющем большинстве работ стероиды определяют в виде силильных или ацильных производных, что объясняется повышением термической и химической устойчивости, снижением необратимой сорбции на активных центрах, увеличением летучести, образованием фрагментарных ионов с большей молекулярной массой, менее подверженных влиянию фона, и снижением пределов обнаружения [79−82].

Для дериватизации гидроксильных групп стероидов наиболее часто используют триметилсилилирование [79]. Обычно анализируют саму реакционную смесь, вводя пробу с делением потока. В результате и повышается предел обнаружения, и защитить прибор от негативного влияния реагента полностью не удаётся. Актуальным является изучение возможности замены избытка реагента после проведения дериватизации на легколетучий инертный растворитель, концентрирования полученных растворов производных стероидов и анализа всего концентрата методом ГХ/МС.

Согласно литературным данным фармацевтические вещества и примеси в них определяют в основном методом ВЭЖХ (УФ) либо ВЭЖХ/МС (МС) т.к. большинство из них часто является нелетучими соединениями [93−105].

Метод газовой хроматографии в сочетании с масс-спектрометрическим детектированием для определения фармацевтических препаратов и их метаболитов и примесей в фармацевтических препаратах применяется значительно реже [106−113]. Применение этого метода, как для определения самих фармацевтических веществ, так и их производных после дериватизации представляет научный и практический интерес.

Принцип атомно-эмиссионного детектирования органических соединений основан на атомизации молекул этих соединений в высокотемпературной плазме, сопровождающейся переходом атомов в возбужденное состояние, и регистрации характеристичного для каждого элемента излучения, испускаемого этим элементом при переходе в нормальное состояние [114]. Сочетание такого детектора с газовой хроматографией расширяет область исследований и анализа многокомпонентных смесей.

При условии полной атомизации вещества в плазме детектора значение интенсивности излучения на длине волны, соответствующей регистрируемому элементу, должно быть пропорционально концентрации этого элемента в плазме, а коэффициент пропорциональности — одинаков для всех соединений. При соблюдении этого условия появляются две уникальных области применения атомно-эмиссионного детектора в сочетании с газовой хроматографией [115 — 119]:

— определение отношений чисел атомов в молекулах компонентов смесей-

— количественный анализ без градуировки по каждому компоненту (т.е. в отсутствие стандартов всех определяемых соединений и используя лишь одного стандартное вещество).

При этом на результат определения будет влиять дискриминация пробы в системе ввода и воспроизводимость ввода пробы.

Вопросам возможности регистрации сигнала АЭД на длине волны регистрируемого элемента независимого от структуры, концентрации и элементного состава определяемых соединений посвящено большое количество работ [120−139]. Несмотря на многочисленность этих публикаций и многообразие представленных в них (часто противоречивых) данных изучение возможности регистрации сигналов атомно-эмиссионного детектора, независимых от структуры, элементного состава и количества определяемого соединения остаётся актуальным.

Актуальна разработка подхода к определению отношений чисел атомов углерода и водорода в молекулах компонентов смесей органических соединений и их количественного определения без проведения градуировки по каждому компоненту при использовании метода газовой хроматографии с атомно-эмиссион-ным детектором. Сочетание метода ГХ/АЭД со способом ввода больших по объему проб органических растворов может позволить понизить концентрационный предел обнаружения определяемых веществ как минимум на два порядка.

Повысить достоверность идентификации веществ может помочь сочетание возможностей методов ГХ-АЭД и ГХ-МС [140−145]. Снижение предела обнаружения обоих этих методов благодаря анализу больших проб органических растворов позволит повысить достоверность обнаружения и идентификации компонентов смесей следов термостабильных органических соединений.

Помимо покомпонентного анализа на сегодняшний день очень актуальными являются методы, позволяющие описать состояние анализируемого объекта с помощью каких либо обобщённых показателей. Одним из них является метод одновременного высокоселективного, высокочувствительного определения общего содержания фтор-, хлор-, бром-, серо- и фосфорсодержащих органических соединений в водных и органических растворах. Метод основан на извлечении определяемых соединений из растворов, их высокотемпературной окислительной конверсии, поглощении продуктов конверсии и анализе всего абсорбата методом ионной хроматографии на содержание образовавшихся анионов (фторида, хлорида, бромида, фосфата и сульфата), соответствующих определяемым элементам. Метод обладает преимуществами перед другими методами как по количеству одновременно определяемых элементов, так и по пределам обнаружения.

В этом методе пробу органического или водного раствора (объёмом 1 мкл) шприцом вводят в нагретый до 800−1000& deg-С кварцевый реактор в непрерывный поток кислорода. В течение нескольких минут проба разлагается, и продукты разложения в потоке кислорода попадают в абсорбер (шприц с водой). Для снижения пределов обнаружения анализировали весь абсорбат или большую его часть, концентрируя соответствующие анионы на короткой концентрирующей колонке (12. 5×4.0 мм), заполненной анионообменником. Колонку подсоединяли к крану-дозатору, удаляли из неё элюентом воду и далее элюентом переводили сконцентрированные анионы в разделительную колонку ионного хроматографа. Объем пробы составлял от 1 до 10 мл.

Для понижения пределов обнаружения ещё на 2 порядка представляет интерес выбрать условия выделения определяемых веществ из органических экстрактов или растворов и анализа всего экстракта данным методом, вводя пробу в реактор термодесорбцией в потоке инертного газа [153−154].

Основой неннвазивной диагностики является исследование естественных выделений человеческого организма. Одним из таких объектов исследования является выдыхаемый человеком воздух. Особый интерес, как с точки зрения пробоотбора, так и с точки зрения изучения состава смесей компонентов пробы является конденсат выдыхаемого воздуха (КВВ) (водный конденсат, получаемый при охлаждении выдыхаемого воздуха) [156]. Интерес к изучению данного объекта впервые появился в начале 80-х годов 20-го века [157] и с тех пор объём исследований КВВ с каждым годом только увеличивается [158,159].

Конденсат выдыхаемого воздуха (КВВ) — биологическая жидкость, содержащая частицы и вещества с поверхности бронхов и альвеол. Собирают КВВ путём охлаждения потока выдыхаемого пациентом через рот воздуха и отделением конденсирующейся влаги, препятствуя попаданию слюны в образец. Сбор конденсата у взрослого человека осуществляют 10−15 мин, объём пробы при этом обычно составляет 1−3 мл. Количество конденсата, которое можно собрать в единицу времени зависит от влажности воздуха окружающей среды, скорости потока воздуха через лёгкие, поверхностного натяжения жидкости, из которой формируется аэрозоль, состояния дыхательных путей (здоровья пациента) [160 163].

Общепринятого подхода к определению органических веществ в КВВ не существует. Наиболее эффективным методом для определения нелетучих органических веществ в КВВ является жидкостная хроматография в сочетании с масс-спектрометричесим детектированием [164]. В изученных литературных данных почти не содержится информации об определении в КВВ среднелетучих органических веществ. Исключение составляют работы по определению ряда альдегидов [165−169]. Такое отсутствие интереса, прежде всего, объясняется трудностями в определении веществ, находящихся в столь низких концентрациях, а также тем, что среди летучих и среднелетучих веществ гораздо больше соединений, которые попадают в лёгкие из окружающей атмосферы, чем веществ образующихся в организме человека. Экстракция таких соединений из проб КВВ органическим растворителем и концентрирование полученного раствора с последующим анализов всего концентрата методом ГХ/МС позволило бы значительно понизить предел обнаружения этих соединений.

Анализ литературных данных показал, что, несмотря на повышенное внимание, уделяемое анализу СЛОС в различных матрицах и широкому использованию различных способов анализа больших по объёму проб органических растворов методом капиллярной газовой хроматографии, остаётся актуальным развитие методов извлечения следов органических соединений из органических растворов и анализа всего экстракта. В связи с чем, в цели данной работы входили:

Развитие направления обнаружения СЛОС различной летучести и полярности на уровне следов в различных матрицах, основанного на жидкостной экстракции, выделении аналитов из полученного экстракта концентрированием и анализе всего концентрата аналитов методами ГХ/МС и определения элементного состава.

Разработка подходов к обнаружению различных СЛОС на следовом уровне в водных растворах, биосредах и органических растворах (экстрактах), позволяющих снизить пределы обнаружения заданных и неизвестных соединений, что поможет решить задачи по обнаружению и идентификации различных соединений в экологическом контроле, антидопинговом контроле, контроле качества высокочистых веществ (фармсубстанций) для диагностики заболеваний.

Развитие направления высокочувствительного и высокоселективного обнаружения производных следов нелетучих органических веществ методом ГХ/МС, основанного на выделении этих веществ из матрицы, их дериватизации и анализе полученных дериватов методом ГХ/МС в отсутствии избытка реагента.

Разработка методологии эколого-аналитического контроля, основанной на быстром скрининге проб вод и органических растворов на суммарное содержание Г-, С1-, Вг-, Б- и Р- содержащих СЛОС на ультраследовом уровне.

Глава 2. Новые подходы к концентрированию органических растворов ультрамалых количеств среднелетучих органических соединений и ГХ-МС анализу всего концентрата аналитов

Выводы

1. В результате проведенных исследований развито новое направление в обнаружении известных и неизвестных СЛОС и производных нелетучих органических соединений на уровне следов в различных матрицах — водах, органических растворах (экстрактах), биосредах, фармацевтических субстанциях. Оно основано на извлечении обнаруживаемых веществ в органический растворитель, концентрировании полученных растворов в процессе непрерывной микрохромадистилляции (НМХД) и анализе всего концентрата методами ГХ/МС и элементного анализа.

2. На примере следовых количеств ПХДД, ПХБ и ХОП показана принципиальная возможность обнаружения следов СЛОС в органических растворах на уровне Ю-12 — Ю'10% и в модельных водных растворах (после

13 11 микрожидкостной экстракции) на уровне 10″ - 10″ % благодаря сочетанию предложенного подхода к концентрированию органических растворов и анализа всего концентрата определяемых веществ методом ГХ/МС (ХИ) с регистрацией отрицательных ионов. В случае устранения или отсутствия мешающих компонентов матрицы, предложенных подход позволяет осуществлять быстрый скрининг проб растворов на наличие хлорсодержащих токсикантов на уровне 10"12 — Ю& quot-10%.

3. Разработан новый метод анализа органических растворов, содержащих следы СЛОС различной полярности и летучести, основанный на концентрировании этих растворов благодаря процессу непрерывной микрохромадистилляции (НМХД) в присутствии сорбента, и вводе всего концентрата аналитов в ГХ/МС термодесорбцией.

4. Предложены подходы к обнаружению следовых количеств различных жирных кислот, аминокислот, дикарбоновых, гидрокси и оксикислот, Сахаров и спиртов в водных растворах и биосредах, при их совместном присутствии в смеси, основанные на дериватизации и ГХ/МС анализе соответствующих производных. Снижены пределы обнаружения аминокислот в водных растворах более чем на 2 порядка, при использовании концентрирования органического экстракта и ГХ/МС анализа всего концентрата в соответствии с предложенным методом.

5. Показана возможность увеличения достоверности дифференциации онкоклеток и фибробластов, основанная на установлении различия в составе аминокислот разработанным способом их определения.

6. Расширены возможности метода ГХ/МС для обнаружения следов малолетучих и нелетучих органических соединений и предложено направление, основанное на их выделении из образца, дериватизации соответствующим реагентом, замене реагента на инертный легколетучий растворитель, концентрировании полученных растворов с удалением растворителя в режиме НМХД и анализе всего концентрата производных методом ГХ/МС. Пределы обнаружения снижены более чем на 2 порядка.

7. В соответствии с этим направлением предложен подход к обнаружению следов стероидов в водных растворах и моче, существенно расширяющий возможности антидопингового контроля благодаря снижению пределов обнаружения стероидов более чем на 2 порядка, и регистрации большего числа соединений стероидной структуры, по сравнению с общепринятым подходом.

8. Предложен подход к минимизации зависимости сигналов АЭД по углероду и водороду от структуры молекул аналитов, основанный на использовании гелиевой плазмы, обогащенной кислородом. Способ позволяет определять отношения чисел атомов углерода и водорода (п< ������������������������

�������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

��������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

��������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

��������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

���������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

�������������

�������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������������

��центрирование органических растворов следов СЛОС внутри термостата газового хромато-масс-спектрометра и анализ всего концентрата методом ГХ/МС с химической ионизацией и регистрацией отрицательных ионов позволили на примере хлорированных токсикантов (ПХДД, ПХБ и ХОП) показать принципиальную возможность достижения ультранизких пределов обнаружения

13 12

10″ - 10″ %) органических соединений в водных и органических растворах.

Разработка и развитие метода концентрирования органических растворов в процессе НМХД и анализа всего концентрата аналитов применительно к решению конкретных задач установления состава смесей различных соединений позволило снизить пределы обнаружения таких методов, как ГХ/МС (ЭИ, ХИ), ГХ/АЭД и метод определения суммарного содержания На1-, Р-, 8-органических соединений, более чем на 2 порядка по сравнению с существующими способами.

Показана возможность обнаружения методом ГХ/МС следов малолетучих и нелетучих органических соединений, таких как гидрокси, окси, дикарбоновые, жирные и амино-кислоты при их совместном присутствии в водных растворах и биосредах. Выбраны соответствующие условия дериватизации, экстракции, анализа.

Благодаря полученным результатам проведено исследование состава аминокислот в лиофилизатах раковых клеток прямой кишки и фибробластов и выявлено значимое различие состава таких кислот, что позволило увеличить достоверность дифференциации раковых клеток и фибробластов.

Развито направление высокочувствительной ГХ/МС следов малолетучих и нелетучих физиологически активных органических соединений. Оно базируется на разработанном методе анализа, включающем дериватизацию обнаруживаемых соединений с использованием БСТФА в смеси с пиридином, замену, после дериватизации, избытка реагента на летучий инертный растворитель, концентрирование полученных растворов в условиях НМХД и анализе всего концентрата методом ГХ/МС. Такой подход позволяет не только снизить пределы обнаружения более чем на 2 порядка, но и существенно улучшить стабильность свойств колонки и чувствительности масс-спектрометра во времени. Он существенно расширил возможности антидопингового контроля как с точки зрения пределов обнаружения заданных стероидов (что очень актуально), так и увеличения числа регистрируемых соединений стероидной структуры, что важно для решения задач паспортизации спортсменов и обнаружения дизайнерских (новых, неизвестных) стероидов.

Наряду с разработкой способов обнаружения следовых содержаний заданных СЛОС и малолетучих и нелетучих органических соединений в водных и органических растворах (экстрактах) и биосредах в работе развито направление по обнаружению в этих средах числа и природы неизвестных среднелетучих и нелетучих органических соединений.

Разработан способ обнаружения состава неизвестных среднелетучих примесей различной полярности и летучести в конденсате выдыхаемого воздуха человека. Он основан на жидкостной экстракции, концентрировании экстрактов в условиях НМХД и ГХ/МС (ЭИ, ХИ) анализе всего концентрата аналитов.

Сопоставление состава примесей, обнаруженных в конденсате выдыхаемого воздуха здоровых людей и больных ХОБЛ и бронхиальной астмой позволило с достоверностью более 80% дифференцировать эти группы людей. Что очень важно для развития методов диагностики лёгочных заболеваний.

Сочетание предложенного метода концентрирования органических растворов СЛОС в условиях НМХД с методом определения суммарного содержания На1-, Р-и 8-органических соединений позволило разработать способ быстрого скрининга проб на суммарное содержание таких соединений на уровне следов. Предложена новая методология эколого-аналитического контроля, основанная на случайном выборе проб на анализ из большой выборки отобранных образцов и быстром скрининге анализируемых проб на суммарное содержание наиболее опасных На1-, Р- и Б-содержащих токсикантов в пересчёте на элемент. Методология открывает новые возможности в осуществлении надёжного высокоселективного, экономически эффективного и действенного эколого-аналитического контроля.

В отличие от общепринятого подхода к определению известных и неизвестных примесей в фармсубстанциях и фармпрепаратах, основанного на анализе малой части экстракта методом ВЭЖХ (УФ) и реже — ВЭЖХ (МС), изучена возможность анализа растворов целого ряда малолетучих фармсубстанций, отличающихся по структуре и составу функциональных групп, методом ГХ/МС. Показано, что метод ГХ/МС имеет целый ряд преимуществ при обнаружении таких веществ по сравнению с другими методами (селективность, чувствительность, воспроизводимость масс-спектров). Анализ всего экстракта не только позволил снизить пределы обнаружения, но и (при термодесорбции аналитов непосредственно в колонку, минуя инжектор) значительно уменьшить часто описываемую в литературе дискриминацию состава пробы таких веществ при вводе пробы растворов.

Кроме того, предложен новый способ селективного обнаружения среднелетучих и малолетучих примесей в лекарственных средствах, основанный на экстракции примесей растворителем, не растворяющим основной компонент, концентрировании полученных растворов в режиме НМХД и ГХ/МС анализе всего концентрата.

Показано, что при использовании этого способа регистрируется больше (в несколько раз) примесей, чем при анализе раствора в растворителе, растворяющем основной компонент.

Новые возможности идентификации компонентов смесей на уровне следов открываются при использовании предложенной методологии, основанной на выделении веществ из образца органическим растворителем, концентрировании полученных растворов в условиях НМХД и анализе всего концентрата методами ГХ/МС (ХИ) и ГХ/АЭД. Совместное использование данных для следов СЛОС о составе масс-спектра электронной ионизации, молекулярной массе аналитов и присутствующих в молекуле элементов позволяет сузить круг веществ-претендентов.

Таким образом, результаты, полученные в настоящем исследовании, открывают новые возможности в обнаружении состава смесей известных и неизвестных среднелетучих, малолетучих и нелетучих соединений в образцах различного происхождения на уровне следов. Эти результаты способствуют решению различных задач, имеющих важное практическое значение в медицине, биотехнологии, эколого-аналитическом контроле, антидопинговом контроле, определении состава примесей в высокочистых органических веществах, в частности фармацевтических.

Перспективным является развитие сочетания предложенного метода концентрирования в условиях НМХД и ВЭЖХ, КЭФ и ТСХ.

Показать Свернуть

Содержание

02. 00. 02 — Аналитическая химия)

Диссертация на соискание ученой степени доктора химических наук

Москва —

Список сокращений

ХД — хромадистилляция

НМХД — непрерывная микрохромадистилляция

НИТХД — непрерывная изотермическая хромадистилляция

ДИТХД — дискретная изотермическая хромадистилляция

ИТХД — изотермическая хромадистилляция

ОХД — ограничительная хромадистилляция

НХ — неэффективная хроматография

ГХ/МС — газовая хромато-масс-спектрометрия

ГХ/АЭД — газовая хроматография с атомно-эмиссионным детектированием

ПИД — пламенно-ионизационный детектор

БСТФА — НО-бис (триметилсилил)трифторацетамид

МТБСТФА — И-метил-М-третбутилдиметилсилилтрифторацетамид

ИБХФ — Изобутилхлорформиат

ИБ — Изобутанол

ГФБ — Гептафторбутанол

ЭИ- электронная ионизация

ХИ- химическая ионизация

Глава 1. Литературный обзор

Глава 2. Новые подходы к концентрированию органических растворов ультрамалых количеств среднелетучих органических соединений и ГХ-МС анализу всего концентрата аналитов

2.1. Подход к обнаружению ПХДД, ПХБ и ХОП в органических растворах на уровне 10"12 — 10"10%, и в модельных водных растворах на уровне 10'13 — 10"11%, демонстрирующий принципиальную возможность обнаружения СЛОС на столь низком уровне при сочетании концентрирования органических растворов аналитов и анализа всего концентрата методом ГХ/МС

2.2. Разработка метода концентрирования органических растворов, содержащих следовые количества СЛОС различной полярности и летучести, основанного на НМХД, и анализа всего концентрата аналитов методом ГХ-МС после его перевода в прибор термодесорбцией

Глава 3. Расширение возможностей метода ГХ/МС для обнаружения следов малолетучих и нелетучих органических соединений в органических, водных растворах и биосредах методом ГХ/МС

3.1. Обнаружение следовых концентраций различных органических кислот, Сахаров и спиртов в водных растворах методом ГХ/МС

3.1.1. Дериватизация модельных соединений

3.1.2. Хромато-масс-спектрометрическая идентификация продуктов дериватизации изучаемых соединений

3.1.3. Определение состава жирных, дикарбоновых и аминокислот в клетках аденокарциномы и фибробластов человека

3.1.4. Определение следовых содержаний аминокислот в водных растворах

3.1.5. Исследование возможности обнаружения ряда фармацевтических субстанций в виде их производных методом ГХ/МС

3.2. Разработка метода обнаружения следов ряда физиологически активных соединений в водных растворах и биосредах, основанного на их выделении из образца, дериватизации, замене реагента на легколетучий инертный растворитель, концентрировании полученных растворов в процессе НМХД и анализе всего концентрата производных, свободного от реагента и растворителя методом ГХ/МС

3.2.1. Выбор условий дериватизации ряда нуклеозидов и Сахаров и анализа следов их производных методом ГХ/МС

3.2.2. Разработка способа определения следовых концентраций ряда стероидов в водных растворах и моче, расширяющего возможности антидопингового контроля

Глава 4. Минимизация зависимости сигналов атомно-эмиссионного детектора (АЭД) по углероду и водороду от структуры молекул аналитов, снижение пределов обнаружения при использовании газовой хроматографии с атомно-эмиссионным детектором

4.1. Исследование зависимости сигналов АЭД по элементам от структуры молекул компонентов

4.2. Изучение возможности определения содержания компонентов смесей без градуировки по каждому компоненту

4.2.1. Определение содержания компонентов & laquo-модельной»- смеси н-алканов без градуировки

4.2.2. Изучение возможности определения активного компонента фармацевтических препаратов методом ГХ-АЭД

4.3. Снижение пределов обнаружения метода ГХ/АЭД

4.4. Новый подход к идентификации компонентов смесей среднелетучих органических соединений на уровне следов, основанный на концентрировании больших проб органических растворов (экстрактов) в условиях НМХД и анализе всего концентрата методами ГХ-АЭД и ГХ/МС (ХИ, ЭИ)

Глава 5. Разработка способа быстрого скрининга проб органических и водных растворов на суммарное содержание галоид-, фосфор-, сераорганических соединений на уровне следов в пересчёте на элемент (обобщённый показатель)

Глава 6. Применение разработанного метода концентрирования органических растворов, основанного на НМХД, для обнаружения в объектах анализа следов неизвестных среднелетучих органических соединений

6.1. Определение состава следов СЛОС в образцах конденсата выдыхаемого воздуха человека

6.2. Регистрация следов неизвестных среднелетучих примесей в образцах фармацевтических препаратов после растворения последних в растворителях мало их растворяющих

Список литературы

1. Grob К., Biedermann М. Vaporizing systems for large volume injection or on-line transfer into gas chromatography: classification, critical remarks and suggestions. // J. Chromatogr. A. 1996. V. 750. P. 11−23.

2. Mol H.G.J., Janssen H. -G., Cramers C.A., Brinkman U.A. Th. Large-volume injection in gas chromatographic trace analysis using temperature-programmable (PTV) injectors. // Trends Anal. Chem. 1996. V. 15. P. 206−214.

3. Hankemeier Т., Кок S.J., Vreuls R.J.J., Brinkman U.A. Th. Optimization of large-volume on-column injection conditions in gas chromatography by monitoring the actual carrier gas flow. // J. Cromatogr. A. 1999. V. 841. P. 75−94.

4. Dugo P., Dugo G., Mondello L. On-line Coupled LC-GC: Theory and Applications. // Recent applications in multidimensional chromatography. 2003. V. 12. P. 2−10.

5. Grob K. Development of the transfer techniques for on-line high-performance liquid chromatography capillary gas chromatography. // J. Chromatogr. A. 1995. V. 703. P. 265−276.

6. Koning S., Kurano M., Janssen H. -G., Brinkman U.A. Th. AT-column, a novel concentrating technique for large-volume injection in gas chromatography. // J. Chromatogr. A. 2004. V. 1023. P. 165−174.

7. Жуховицкий А. А., Яновский C.M., Шварцман В. П., Ревельский И. А. Милли В. Э. В., Иоонсон В. А., Ахерма X. Авт. свид. СССР 536 429. 1974. Бюл. Изобр., 1976. № 43. с. 117.

8. Жуховицкий А. А., Яновский С. М., Шварцман В. П., Синельников А. В., Охотников Б. П., Ревельский И. А. Авт. свид. СССР 600 441. 1976. Бюл. Изобр., 1978. № 12. с. 168.

9. Жуховицкий А. А., Яновский С. М., Шварцман В. П., Ревельский И. А. Хромадистилляция // Журнал физической химии. 1975. Т. 49, № 11. С. 2954−2955.

10. Жуховицкий А. А., Яновский С. М., Алкснис О. Н., Соколов А. В. Капиллярная хромадистилляция // Заводская лаборатория. 1977. Т. 43, № 9. С. 1053−1057.

11. Жуховицкий А. А., Охотников Б. П., Яновский С. М., Логинова Л. Г. Хромадистилляционное обогащение и анализ жидкостей // Журнал аналитической химии. 1979. Т. 49, № 3. С. 545−549.

12. Яновский С. М., Жуховицкий А. А., Бурова М. О., Алкснис О. Н. Хромадистилляционное определение примесей в воде // Журнал Аналитической Химии. 1980. Т. 35, № 10. С. 1965−1970.

13. Ревельский И. А., Яшин Ю. С., Жуховицкий А. А., Курочкин В. К., Костяновский Р. Г. Сочетание хромадистилляции и хромато-хромадистилляции с масс-спектрометрией // Заводская лаборатория. 1990. Т. 56, № 7. С. 24−27.

14. Яновский С. М., Алкснис О. Н., Жуховицкий А. А. Ввод больших проб в капиллярную колонку. Журн. аналит. химии, 1983, 38, № 10, с. 1764−1768.

15. K. Grob, Jr. Peak broadening or splitting caused by solvent flooding after splitless or cold on-column injection in capillary gas chromatography. // J Chromatogr A. 1981. V. 213. P. 3−13.

16. K. Grob, Jr. «Band broadening in space» and the «Retention gap» in capillary gas chromatography. // J Chromatogr A. 1982. V. 237. P. 15−23.

17. K. Grob, Jr, G. Karrer, M. -L. Riekkola. On-column injection of large sample volumes using the retention gap technique in capillary gas-chromatography. // J Chromatogr A. 1985. V. 334. P. 129−155

18. K. Grob., E. Muller. Sample reconcentration by column-external solvent evaporation or injection of large volumes into gas chromatographic capillary columns? J. Chromatogr. 1987. V. 404. P. 297−305.

19. Grob K. On-line Coupled LC-GC. Huthig. 1991. 462 p.

20. K. Blau, G. King. Handbook of Derivatives for Chromatography / Heyden: London, 1978.

21. C.W. Gehrke, H. Nakamoto, R.W. Zumwalt. Gas-Liquid Chromatography of Protein Amino Acid Trimethylsilyl Derivatives // J. Chromatogr. 1969. 45. P. 24−51.

22. C.W. Gehrke, K. Leimer. Trimethylsilylation of Amino Acids. Derivatization and Chromatography//J. Chromatogr. 1971. 57. P. 219−238.

23. C.W. Gehrke, K. Leimer. Trimethylsilylation of Amino Acids. Effect of Solvents on Derivatization Using Bis (trimethylsilyl)trifluoroacetamide // J. Chromatogr. 1970. 53. P. 201−208.

24. Matsumoto, T. Kuhara. A New Chemical Diagnostic Method for Inborn Errors of Metabolism by Mass Spectrometry Rapid, Practical, and Simultaneous Urinary Metabolites Analysis // Mass. Spectrom. Rev. 1996. 15. P. 43−57.

25. S.L. MacKenzie, D. Tenaschuk, G. Fortier. Analysis of Amino Acids by Gas-Liquid Chromatography as tert. -Butyldimethylsilyl Derivatives. Preparation of Derivatives in a Single Reaction // J. Chromatogr. 1987. 387. P. 241−253.

26. Starke, E. Kleinpeter, B. Kamm. Separation, Identification, and Quantification of Amino Acids in L-Lysine Fermentation Potato Juices by Gas Chromatography Mass Spectrometry // Fresenius J. Anal. Chem. 2001. 371. P. 380−384.

27. P. Husek. Simultaneous Profile Analysis of Plasma Amino and Organic Acids by Capillary Gas Chromatography // J. Chromatogr. B. 1995. 669. P. 352−357.

28. P. Husek. Chloroformates in Gas Chromatography as General Purpose Derivatizing Agents // J. Chromatogr. B. 1998. 717. P. 57−91.

29. P. Husek, P. Matucha, A. Vrankova, P. Simek. Simple Plasma Work-up for a Fast Chromatographic Analysis of Homocysteine, Cysteine, Methionine and Aromatic Amino Acids // J. Chromatogr. B. 2003. 789. P. 311−322.

30. P. Husek. Rapid Derivatization and Gas Chromatographic Determination of Amino Acids //J. Chromatogr. 1991. 552. P. 289−299.

31. S. Matsumura, H. Kataoka, M. Makita. Determination of Amino Acids in Human Serum by Capillary Gas Chromatography // J. Chromatogr. B. 1996. 681. P. 375−380.

32. H. Kataoka, S. Matsumura, H. Koizumi, M. Makita. Rapid and Simultaneous Analysis of Protein and Non-Protein Amino Acids as N (0,S)-Isobutoxycarbonyl Methyl Ester Derivatives by Capillary Gas Chromatography // J. Chromatogr. A. 1997. 758. P. 167−173.

33. A.P. Vonderheide, M. Montes-Bayon, J.A. Caruso. Solid-Phase Microextraction as a Sample Preparation Strategy for the Analysis of Seleno Amino Acids by Gas Chromatography Inductively Coupled Plasma Mass Spectrometry // Analyst. 2002. 127. P. 49−53.

34. S. Casal, M.B. Oliveira, M.A. Ferreira. Gas Chromatographic Quantification of Amino Acid Enantiomers in Food Matrices by their iVfO, 5^-Ethoxycarbonyl Heptafluorobutyl Ester Derivatives // J. Chromatogr. A. 2000. 866. P. 221−230.

35. P. Cao, M. Moini. Quantitative Analysis of Fluorinated Ethylchloroformate Derivatives of Non-Protein Amino Acids Using Positive and Negative Chemical1. nization Gas Chromatography Mass Spectrometry // J. Chromatogr. A. 1995. 710. P. 303−308.

36. A. Namera, M. Yashiki, M. Nishida, T. Kojima. Direct Extract Derivatization for Determination of Amino Acids in Human Urine by Gas Chromatography and Mass Spectrometry // J. Chromatogr. B. 2002. 776. P. 49−55.

37. J. Giacometti, C. Milin, N. Wolf. Monitoring the Esterification of Sorbitol and Fatty Acids by Gas Chromatography // J. Chromatogr. A. 1995. 704. P. 535−539.

38. T.P. McGinnis. Quantitative Determination of Fatty and Resin Acids in Kraft Black Liquors as their Trimethylsilyl Derivatives by Gas Chromatography // J. Chromatogr. A. 1998. 829. P. 235−249.

39. Y. Ghoos, B. Geypens, M. Hiele, P. Rutgeerts, G. Vantrappen. Analysis for Short-Chain Carboxylic Acids in Feces by Gas Chromatography with an Ion-Trap Detector //Anal. Chim. Acta. 1991. 247. P. 223−227.

40. Y.J. Yang, M.H. Choi, M. -J. Paik, H. -R. Yoon, B.C. Chung. Gas Chromatographic -Mass Spectrometric Determination of Plasma Saturated Fatty Acids Using Pentafluorophenyldimethylsilyl Derivatization // J. Chromatogr. B. 2000. 742. P. 3776.

41. K.S. Docherty, P.J. Ziemann. On-Line, Inlet-Based Trimethylsilyl Derivatization for Gas Chromatography of Mono- and Dicarboxylic Acids // J. Chromatogr. A. 2001. 921. P. 265−275.

42. M. Morvai, I. Molnar-Perl. Simultaneous Determination of Organic Acids and Sugars in Apples by Gas-Liquid Chromatography // J. Chromatogr. 1990. 520. P. 201−207.

43. M. Morvai, I. Molnar-Perl, D. Knausz. Simultaneous Gas-Liquid Chromatographic Determination of Sugars and Organic Acids as Trimethylsilyl Derivatives in Vegetables and Strawberries // J. Chromatogr. 1991. 552. P. 337−344.

44. M. Morvai, I. Molnar-Perl. Simultaneous Gas Chromatographic Quantitation of Sugars and Acids in Citrus Fruits, Pears, Bananas, Grapes, Apples and Tomatoes // Chromatographia. 1992. 34. 9/10. P. 502−504.

45. Boldizsar, К. Horvath, Gy. Szedlay, I. Molnar-Perl. Simultaneous GS-MS Quantitation of Acids and Sugars in the Hydrolyzates of Immunostimulant, Water-Soluble Polysaccharides of Basidiomycetes // Chromatographia. 1998. 47. 7/8. P. 413−419.

46. Molnar-Perl. Role of Chromatography in the Analysis of Sugars, Carboxylic Acids and Amino Acids in Food // J. Chromatogr. A. 2000. 891. P. 1−32.

47. F. Bartolozzi, G. Bertazza, D. Bassi, G. Cristoferi. Simultaneous Determination of Soluble Sugars and Organic Acids as their Trimethylsilyl Derivatives in Apricot Fruits by Gas-Liquid Chromatography // J. Chromatogr. A. 1997. 758. P. 99−107.

48. M.A. Adams, Z. -L. Chen, P. Landman, T.D. Colmer. Simultaneous Determination by Capillary Gas Chromatography of Organic Acids, Sugars and Sugar Alcohols in Plant Tissue Extracts as their Trimethylsilyl Derivatives // Anal. Biochem. 1999. 266. P. 77−84.

49. Кульневич В. Г. Моносахариды современные данные о структуре и стереохимии их молекул. // Соросовский образовательный журнал. 1996. № 8. С. 41−49.

50. Sasaki Y., Hashizume T. Gas chromatoraphy of thrimethylsylilated bases and nucleosides. // Anal. Biochem. 1966. V. 16. P. 1−19.

51. Miles H.T., Fales H.M. Application of gas. Chromatography to analysis of nucleosides. // Anal. Chem. 1962. V. 34. P. 860.

52. Gehrke C.W., Patel A.B. Gas-liquid chromatography of nucleosides. Effect of silylating reagents and solvents. // J. Chromatogr. 1977. V. 130. P. 103−114.

53. Gehrke C.W., Patel A.B. Gas-liquid chromatography of nucleosides. Derivatization and chromatography. // J. Chromatogr. 1976. V. 123. P. 335−345.

54. Patel A.B., Gehrke C.W. Derivatization and Chromatography of Nucleosides and Nucleotides. //J. Chromatogr. 1977. V. 130. P. 115−128.

55. Crips S., Sheehan Т., Hughes J. The science of doping control. Электронный ресурс. Режим доступа: http: //www. laboratorvequipment. com/article-science-of-doping-control. aspx

56. Antignac J.P., Monteau F., Negriolli J., Andre F., Bizec B. Application of hyphenated mass spectrometric techniques to the determination of corticosteroid residues in biological matrices. // Chromatographia Supplement. 2004. V. 59. P. 13−22.

57. Scippo M.L., Willemsen P., Danyi S., Helbo V., Muller M., Martial J., Maghuin-Rogister G. Receptor-Based Screening Assays: New Perspectives in Anti-Doping Control. // Chromatographia Supplement. 2004. V. 59. P. 23−27.

58. Virus E.D., Sobolevsky T.G., Rodchenkov G.M. Introduction of HPLC/orbitrap mass spectrometry asscreening method for doping control. // Journal of Mass Spectrometry. 2008. V. 43. P. 949−957.

59. Cho Y.D., Choi M.H. Alternative Sample Preparation Techniques in Gas Chromatographic-Mass Spectrometric Analysis of Urinary Androgenic Steroids. // Bulletin of the Korean Chemical Society. 2006. V. 27. N. 9. P. 1315−1322.

60. Halket J.M., Zaikin V.G. Derivatization in mass spectrometry 1. Silylation. // Journal of Mass Spectrometry. 2003. V. 9. P. 1−21.

61. Blau K., Halket J.M. Handbook of derivatives for chromatography. Chichester: Wiley, 1993. 369 p.

62. Ревельский А. И., Андриянов A.B., Ревельский И. А. Снижение пределов обнаружения стероидов благодаря сочетанию способа ввода больших проб органических растворов (экстрактов) и метода ГХ/МС. // Масс-спектрометрия. 2009. Т. 6. № 1.С. 77−78.

63. Aman С.S., Pastor A., Cighetti G., Guardia M. Development of a multianalyte method for the determination of anabolic hormones in bovine urine by isotope-dilution GC-MS/MS. // Analytical and Bioanalytical Chemistry. 2006. V. 386. P. 1869−1879.

64. Hooijerink D., Schilt R., Hoogenboom R., Huveneers-Oorsprong M. Identification of metabolites of the anabolic steroid methandienone formed by bovine hepatocytes in vitro. // Analyst. 1998. V. 123. P. 2637−2641.

65. The world anti-doping code. The 2009 prohibited list. Lausanne: WAD A, 2005. 82 p

66. Hajkova K., Pulkrabova J., Schurek J., Hajslova J., Poustka J., Napravnikova M., Kocourek V. Novel approaches to the analysis of steroid estrogens in river sediments. // Analytical and Bioanalytical Chemistry. 2007. V. 387. P. 1351−1363.

67. Hu R., Zhang L., Yang Z. Picogram determination of estrogens in water using large volume injection gas chromatography-mass spectrometry. // Analytical and Bioanalytical Chemistry. 2008. V. 390. P. 349−359.

68. Гёрёг Ш. Количественный анализ стероидов. (Пер. с англ. Е. Н. Дороховой и Г. В. Прохоровой: Под ред. И. В. Торгова и В.Г. Березкина). М.: Мир, 1985. 504 с.

69. Budzinski Н., Devier М.Н., Labadie P., Togola A. Analysis of hormonal steroids in fish plasma and bile by coupling solid-phase extraction to GC/MS. // Analytical and Bioanalytical Chemistry. 2006. V. 386. P. 1429−1439.

70. Wu J., Hu R., Yue J., Yang Z., Zhang L. Determination of fecal sterols by gas chromatography-mass spectrometry with solid-phase extraction and injection-port derivatization. // Journal of Chromatography A. 2009. V. 1216. P. 1053−1058.

71. Gorog S. New safe medicines faster: the role of analytical chemistry // Trends in Analytical Chemistry. 2003. V. 22. P. 407−414.

72. Karbiwnyk C.M., Carr L.E., Turnipseed S.B. Determination of quinolone residues in shrimp using liquid chromatography with fluorescence detection and residue confirmation by mass spectrometry // Analytica Chimica Acta. 2007. V. 596. P. 257 263.

73. Kennedy D. G., McCracken R. J., Cannavan A. Use of liquid chromatography-mass spectrometry in the analysis of residues of antibiotics in meat and milk // Journal of Chromatography A. 1998. V. 812. P. 77−98.

74. Niessen W. M. A. Analysis of antibiotics by liquid chromatography-mass spectrometry // Journal of Chromatography A. 1998. V. 812. P. 53−75.

75. Kotretsou S.I. Determination of Aminoglycosides and Quinolones in Food Using Tandem Mass Spectrometry: A Review // Critical Reviews in Food Science and Nutrition. 2004. V. 44. P. 173−184.

76. Balizs G., Hewitt A. Determination of veterinary drug residues by liquid chromatography and tandem mass spectrometry // Analytica Chimica Acta. 2003. V. 492. P. 105−131.

77. Goebel C., Trout G.J., Kazlauskas R. Rapid screening method for diuretics in doping control using automated solid phase extraction and liquid chromatographyelectrospray tandem mass spectrometry // Analytica Chimica Acta. 2004. V. 502. P. 65−74.

78. Mistri H.N., Jangid A.G., Pudage A. High throughput LC-MS/MS method for simultaneous quantification of lamivudine, stavudine and nevirapine in human plasma //Journal of Chromatography B. 2007. V. 853. P. 320−332.

79. Gorog S., Babjak M., Balogh G. Drug impurity profiling strategies // Talanta. 1997. V. 44. P. 1517−1526.

80. Taomin Huang, Zhong He, Bei Yang. Simultaneous determination of captopril and hydrochlorothiazide in human plasma by reverse-phase HPLC from linear gradient elution // Journal of Pharmaceutical and Biomedical Analysis. 2006. V. 41. P. 644 648.

81. Wiesner J.L., Sutherland F.C.W., Smit M.J. Sensitive and rapid liquid chromatography-tandem mass spectrometry method for the determination ofstavudine in human plasma // Journal of Chromatography B. 2002. V. 773. P. 129- 134.

82. Rodriguez I., Quintana J.B., Carpinteiro J. Determination of acidic drugs in sewage water by gas chromatography-mass spectrometry as tert. -butyldimethylsilyl derivatives // Journal of Chromatography A. 2003. V. 985. P. 265−274.

83. Gorog S. The changing face of chemical derivatization in pharmaceutical and biomedical analysis // Fresenius J. Anal. Chem. 1998. V. 362. P. 4−8

84. Halket J.M., Zaikin V.G. Derivatization in mass-spectrometry. Silylation // Eur. J. of Mass Spectrom. 2003. V. 9. P. 1−21.

85. Amendola L., Colamonici C., Mazzarino M. Rapid determination of diuretics in human urine by gas chromatography-mass spectrometry following microwave assisted derivatization // Analytica Chimica Acta. 2003. V. 475. P. 125−136.

86. Dunge A., Sharda N., Singh B. Establishment of inherent stability of stavudine and development of a validated stability-indicating HPLC assay method // Journal of Pharmaceutical and Biomedical Analysis. 2005. V. 37. P. 1115−1119.

87. Andreu V., Blasco C. Analytical strategies to determine quinolone residues in food and the environment // Trends in Analytical Chemistry. 2007. V. 26. P. 534−556.

88. Баффингтон P. Применение атомно-эмиссионной спектроскопии в высокочастотном разряде для газовой хроматографии. М.: Мир, 1994. 79 с.

89. Janak K., Colmsjo A., Ostman C. Quantitative Analysis Using Gas Chromatography with Atomic Emission Detection // J. Chromatogr. Sci. 1995. V. 33. P. 611 621.

90. Kovacic N., Ramus T.L. Application of a Microwave-Induced Plasma Atomic Emission Detector for Quantification of Halogenated Compounds by Gas Chromatography // J. Anal. Atom. Spectrom. 1992. V. 7. P. 999−1005.

91. Schwarz F.P. Characterization of the Emission from Atomic Hydrogen in a Microwave Induced Plasma//Anal. Chem. 1979. V. 51. P. 1508−1512.

92. Jin Q., Yang G., Guo Zh., Yu A., Liu J. Some Observations on the Development of a Gas Chromatographic Microwave Plasma Ionization Detector // Microchem. J. 1987. V. 35. P. 281−287.

93. Dagnall R.M., West T.S., Whitehead P. Use of the Microwave-Excited Emissive Detector for Gas Chromatography for Quantitative Measurement of Interelement Ratios // Anal. Chem. 1972. V. 44. P. 2074−2078.

94. Bonnekessel J., Klier M. Data Acquisition and Processing of a Microwave Plasma Detector in Gas Chromatography // Anal. Chim. Acta. 1978. V. 103. P. 29−42.

95. Dingjan H.A., de Jong H.J. Determination of Ratio Formulae for Organic Compounds Using a Microwave Induced Plasma // Spectrochim. Acta B. 1983. V. 38. P. 777−781.

96. Haas D.L., Caruso J.A. Moderate-Power Helium Plasma as an Element-Selective Detector for Gas Chromatography of Dioxins and Other Halogenated Compounds // Anal. Chem. 1985. V. 57. P. 846−851.

97. Szelewski M.J. Empirical Formula Determinations and Compound-Independent Calibration Using a GC-AED System // Hewlett-Packard Application Note 228−382.

98. Sullivan J.J., Quimby B.D. Detection of С, H, N and О in Capillary Gas Chromatography by Atomic Emission // J. High Resol. Chromatogr. 1989. V. 12. P. 282−286.

99. Пономарёв А. С. Применение капиллярной газовой хроматографии в сочетании с атомно-эмиссионным детектором для определения органических соединений. Дис. канд. хим. наук. Саратов: Саратовский Государственный Университет, 2000. 136 с.

100. Wylie P.L., Oguchi R. Pesticide Analysis by Gas Chromatography with a Novel Atomic Emission Detector // J. Chromatogr. 1990. V. 517. P. 131−142.

101. Pedersen-Bjergaard S., Asp T.N., Greibrokk T. Factors Affecting C: H and C: N Ratios Determined by Gas Chromatography Coupled with Atomic Emission Detector // J. High Resol. Chromatogr. 1992. V. 15. P. 89−93.

102. JanakK., Colmsjo A., Ostman C. Quantitative Analysis Using Gas Chromatography with Atomic Emission Detection // J. Chromatogr. Sci. 1995. V. 33. P. 611−621

103. Ting K. -C., Kho P. GC/MIP/AED Method for Pesticide Residue Determination in Fruits and Vegetables // J. Assoc. Off. Anal. Chem. 1991. V. 74. P. 991−998.

104. Jelink J. Th., Venema A. Investigations into the Use of Capillary GC with Atomic Emission Detection. Influence of the Molecular Structure on the Element Response // J. High Resol. Chromatogr. 1990. V. 13. P. 447−450.

105. Webster C., Cooke K. Use of an Atomic Emission Detector to Study the Variation in Elemental Response for Chlorine, Carbon, and Oxygen in Phenols // J. High Resol. Chromatogr. 1995. V. 18. P. 319−322.

106. Stuff J.R., Creasy W.R., Rodriguez A.A., Dupont Durst H. Gas Chromatography with Atomic Emission Detection as an Aid in the Identification of Chemical Warfare Related Material//J. Microcol. Sep. 1999. V. 11. P. 644−651.

107. Hardas N.R., Uden Р.С. Empirical Formulae Studies of Chlorofluorocarbons Using Gas Chromatography Coupled to Atomic Emission Detection // J. Chromatogr. A. 1999. V. 844. P. 271−281.

108. Freeman J.E., Hieftje G.M. Analytical Characteristics of Near-Infrared Nonmetal Atomic Emission from a Helium Microwave-Induced Plasma // Spectrochim. Acta B. 1985. V. 40. P. 475−492.

109. Deruaz D., Soussan-Marchal F.F., Joseph I., Desage M., Bannier A., Brazier J.L. Analytical Strategy by Coupling Headspace Gas Chromatography, Atomic Emission Spectrometric Detection and Mass Spectrometry // J. Chromatogr. A. 1994. V. 677. P. 345−354.

110. Pedersen-Bjergaard S., Semb S.I., Vedde J., Brevik E.M., Greinbrokk T. Environmental Screening by Capillary Gas Chromatography Combined with Mass Spectrometry and Atomic Emission Spectroscopy // Chemosphere. 1996. V. 32. P. 1103−1115.

111. Quimby B.D., Sullivan J.J. Evaluation of a Microwave Cavity, Discharge Tube, and Gas Flow System for Combined Gas Chromatography Atomic Emission Detection // Anal. Chem. 1990. V. 62. P. 1027−1034

112. The United States Pharmacopoeia. United States Pharmacopeial convention, Inc. 1995.

113. Vatsova M., Tzvetanov S., Drenska A., Goranscheva J., Tyutyulkova N. Improved Gas Chromatographic Mass Spectrometric Method for the Quantitative Determination of Vinpocetine in Human Plasma / J. Chromatogr. B. 1997. V. 702. P. 221−226.

114. Martens J. Determination of Loratadine and Pheniramine from Human Serum by Gas Chromatography Mass Spectrometry // J. Chromatogr. B. 1995. V. 673. P. 183−188.

115. Sachs H., Kintz P. Testing for Drugs in Hair. Critical Review of Chromatographic Procedures Since 1992 // J. Chromatogr. B. 1998. V. 713. P. 147−161.

116. Ternes Th.A. Analytical Methods for the Determination of Pharmaceuticals in Aqueous Environmental Samples // Trends Anal. Chem. 2001. V. 20. P. 419−434.

117. E.H. Капинус, И. А. Ревельский, B.O. Улогов, Ю. А. Леликов. Ионохроматографическое определение анионов F-, N02-, Br-, N03-, HP042"-, 9 Q О

118. S04 в водных растворах на уровне 10−10"°% // Вестник МГУ, Сер. 2, Химия. 2004. Т. 45. С. 246.

119. Вирюс Э. Д., Капинус Е. Н., Ревельский И. А., Борзенко А. Г. Определение общего содержания хлорорганических соединений в воде, основанное на микрожидкостной экстракции и микрокулонометрическом анализе экстракта // Зав. Лаб. 2003. Т. 69. С. 3−7.

120. J.B. de Lema, М. Gonzalez, L. Vigil, P. Casan, «Exhaled Breath Condensate: Standardized Collection of Samples From Healthy Volunteers», Arch. Bronconeumol. 41, 584−586 (2005).

121. Г. И. Сидоренко, Э. И. Зборовский, Д. И. Левина, «Поверхностно-активные свойства конденсата выдыхаемого воздуха (новый метод для изучения легочной функции)& raquo-, Терапевтический Архив 52, 65−68 (1980).

122. J. Hunt, «Exhaled breath condensate: an evolving tool for noninvasive evaluation of lung disease», J. Allergy Clin. Immunol. 110, 28−34 (2002).

123. G.M. Mutlu, K.W. Garey, R.A. Robbins, L.H. Danziger, I. Rubinstein, «Collection and analysis of exhaled breath condensate in humans», Am. J. Respir. Crit. Care Med. 164, 731−737(2001).

124. Анаев Э. X., Чучалин А. Г. Исследование конденсата выдыхаемого воздуха в пульмонологии (обзор зарубежной литературы). // Пульмонология: Научно-практический журнал. 2002. № 2. С. 57−66.

125. Effros R. М., Dunning М. В., Biller J., Shaker R. The promise and perils of exhaled breath condensates. // Am. J. Physiol. Lung Cell Mol. Physiol. 2004. V. 287. P. 10 731 080.

126. Mutlu G.M., Garey K.W., Robins R.A., Danziger L.H., Rubinstein I. Collection and Analysis of Exhaled Breath Condensate in Humans. // Am. J. Respir. Crit. Care. Med. 2001. V. 164. P 731−737.

127. Moeller A., Kielbasa B. Exhaled Breath Condensate and Other Markers in Exhaled Air. // Paediatric Pulmonary Function Testing. Prog. Respir. Res. 2005. V. 33. P. 190−202.

128. Montuschi P., Martello S., Felli M., Mondino C., Barnes P.J., Chiarotti M. Liquid chromatography/mass spectrometry analysis of exhaled leukotriene B4 in asthmatic children. // Respiratory Research. 2005. V. 6. P. 119.

129. Larstada M., Ljungkvista G., Olina A., Toren K. Determination of malondialdehyde in breath condensate by highperformance liquid chromatography with fluorescence detection. // Journal of Chromatography В. V. 766. 2001. P. 107 114.

130. Corradi M., Rubinstein I., Andreoli R., Manini P., Caglieri A., Poli D., Alinovi R., Mutti A. Aldehydes in Exhaled Breath Condensate of Patients with Chronic Obstructive Pulmonary Disease. // Am. J. Respir. Crit. Care. Med. 2003. V. 167. P. 1380−1386.

131. Corradi M., Pignatti P., Manini P., Andreoli R., Goldoni M., Poppa M., Moscato G., Balbiz В., Mutti A. Comparison between exhaled and sputum oxidative stress biomarkers in chronic airway inflammation. // Eur. Respir. J. 2004. V. 24. P. 1011- 1017.

132. Samsonov D.P., Kiruhin V.P., Zhiruhina N.P. Determination of polychlorinated debenzo-p-dioxins and dibenzofurans in biological materials using gas chromatography-mass spectrometry in the negative ionization // J. Anal. Chem. 1994. V. 49.P. 868−873.

133. Mitroshkov A.V., Revelsky I.A., Sarkisyan A.I., Kostyanovskii R.G. Highly sensitive and selective determination of chlorodibenzodioxins using low-resolution mass spectrometry and chemical ionization // J. Anal. Chem. 1995. V. 50. P. 165−170.

134. Ревельский А. И., Яшин Ю. С., Ларионов О. Г., Ревельский И. А., Ефимов И. П. Быстрый метод скрининга хлорсодержащих пестицидов в воде на уровне следовых концентраций (Ю-10 10"13%) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 2. Химия. 1996. Т. 37. № 4. С. 376−380.

135. Ревельский А. И., Мочалов Т. Г., Ревельский И. А., Яшин Ю. С., Зирко Б. И., Пасекова Н. А. Изучение возможности газохроматографического анализа больших по объему проб органических растворов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 2. Химия. 1998. Т. 39. № 3. С. 181−183.

136. Sobolevsky T.G., Revelsky A.I., Revelsky I.A., Miller В., Oriedo V. Electron ionization mass spectra of N (0,S)-isobutoxycarbonyl isobutyl esters of amino acids // European J. of Mass Spectrometry. 2002. V. 8. P. 447−449.

137. Sobolevsky T.G., Revelsky A.I., Miller В., Oriedo V., Chernetsova E.S., Revelsky I.A. Comparison of silylation and esterification/acylation procedures in GC-MS analysis of amino acids // J. of Separation Science. 2003. V. 26. № 17. P. 1474−1478.

138. Гуляев И. В., Ревельский А. И. Анализ фармацевтических субстанций методом реакционной газовой хроматографии в сочетании с масс-спектрометрией // Масс-спектрометрия. 2009. Т.6. № 3. С. 199−204.

139. Ревельский А. И., Леднева А. В., Андриянов А. В., Ревельский И. А. Определение моносахаридов методом реакционной газовой хроматографии/масс-спектрометрии с удалением реагента из реакционной смеси // Масс-спектрометрия. 2009. Т.6. № 3. С. 221−225.

140. Revelsky A.I., Samokhin A. S., Virus Е. D., Rodchenkov G. М. and Revelsky I. A. High sensitive analysis of steroids in doping control using gas chromatography/time-of-flight mass-spectrometry // Drug Testing and Analysis. 2011. V.3. № 4. P. 263 267.

141. E.S. Chernetsova, A.I. Revelsky, D. Durst, T.G. Sobolevsky, I.A. Revelsky. Increasing the accuracy of determination of nc/nH ratios by GC-AED // J. of Chromatogr. A. 2005. V. 1071. P. 55−58.

142. Revelsky I.A., Chernetsova E.S., Revelsky A.I. Gas chromatography with atomic emission detection: a method for the determination of hydrocarbon mixture components // Mendeleev Communications. 2009. V. 19. № 4. P. 233 234.

143. Chernetsova E.S., Revelsky A.I., Revelsky I.A., Zolotov Yu.A. Gas chromatography of organic mixtures using an atomic emission detector. // J. of Analytical Chemistry. 2010. V. 65. № 8. P. 788−802.

144. Ревельский И. А., Ревельский А. И., Капинус Е. Н. Способ одновременного определения суммарного содержания F-, С1-, Br-, J-, S- и Р-органических соединений в воде и водных растворах. Патент на изобретение № 2 395 804.

145. Приоритет изобретения от 17. 10. 2008 г. Зарег. в Гос. реестре изобретений РФ 27. 07. 2010. Бюл. № 21.

146. Родионов A.A., Ревельский А. И., Ревельский И. А., Анохина Т. Н., Анаев Э. Х. Хроматомасс-спектрометрическое определение среднелетучих органических веществ в конденсате выдыхаемого воздуха // Масс-спектрометрия. 2007. Т.4. № 2. С. 143−148.

Заполнить форму текущей работой