Многонациональное купечество Среднего Поволжья во второй половине XIX – начале XX вв. : исторический опыт социокультурного развития

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
570


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования обусловлена характером политических, социально-экономических процессов в современном российском обществе. Десятилетия господства плановой экономики, запрет частной собственности нанесли огромный урон экономической деятельности в России. В условиях перестройки 1980-х гг. началось формирование правовых и экономических основ предпринимательства. Назревшая необходимость реформирования современного российского общества, переход бизнеса к цивилизованным формам деятельности активизирует восстановление лучших традиций российского купечества, поэтому исследование имеет не только научную, но и познавательную, воспитательную, прогностическую и практическую направленность.

Необходимость строительства нового общества с опорой на развитие среднего и малого бизнеса крайне важна в условиях утверждения рыночных отношений в стране. Предпринимательство становится основным элементом не только в экономической, но и общественно-политической и культурной жизни, что еще больше усиливает необходимость обращения к историческому опыту деятельности российского купечества в эпоху буржуазной модернизации во второй половине XIX — начале XX вв., когда сложилась благоприятная ситуация для развития товарно-денежных отношений во всех регионах огромной империи, активизировалась миграция населения, произошли существенные перемены в социальной структуре общества. Развивающиеся буржуазные отношения вытесняли патриархальный уклад жизни мещанского города и феодально-общинной деревни, а представители различных социальных и этнических групп пробовали свои силы в сфере торговли и предпринимательства, где главным субъектом оставалось купечество.

Население Российской империи в рассматриваемый период представляло достаточно пеструю мозаику различных народов и культур, поэтому изучение жизни и деятельности многонационального купечества на примере полиэтнического Средневолжского региона представляется особенно важным. Исследование этносоциокультурных аспектов взаимодействия власти, купечества и населения дает возможность обобщить исторический опыт и критически применить его в решении современных исследовательских и практических задач. Тем более что длительное время эта тема игнорировалась в советской историографии.

Актуальность данного исследования обусловлена также тем, что и современная Россия столь же многолика, как и столетие назад: в ней живут более ста народов со своими культурными традициями, языками и т. д. Как писал в одной из своих статей Президент Российской Федерации В. В. Путин, любой ответственный политик, общественный деятель должен отдавать себе отчет в том, что одним из главных условий самого существования нашей страны является гражданское и межнациональное согласие1. Несомненно, и в настоящее время существуют региональные особенности экономического развития, продиктованные географическими, природно-климатическими, этнокультурными и другими условиями и факторами, поэтому результаты исследования особенностей жизни и деятельности многонационального купечества полиэтнического региона в пореформенную эпоху обязательно найдут применение в наши дни.

Объект исследования — многонациональное купечество полиэтнического Среднего Поволжья как особая социальная группа российского торгово-предпринимательского сословия в период его социокультурной трансформации.

Предметом исследования являются перемены в предпринимательской, общественной, культурно-бытовой сферах

1 Путин В. В. Россия — национальный вопрос // Независимая газета. 2012. 23 января. жизнедеятельности купечества полиэтнического региона под воздействием общественно-политических, экономических, религиозных и социокультурных факторов в период буржуазной модернизации российского общества.

Хронологические рамки диссертации охватывают вторую половину XIX — начало XX вв., когда в России и, в частности, в Среднем Поволжье происходил переход от феодально-крепостнических порядков к индустриальному развитию, буржуазным отношениям. В этот период резко возросла мобильность населения, происходила деформация социальной структуры общества, быстрыми темпами формировались его основные классы — пролетариат и буржуазия. Купечество также претерпело глубокие качественные и количественные изменения, однако в целях большей ясности, логичности и последовательности при изложении материала автором допускается обращение к более ранним периодам российской истории. Указанные временные рамки позволяют проследить процесс эволюции у купеческого сословия, когда, по мнению М. К. Шацилло, происходило формирование новой социальной элиты, определяющим моментом которой стал реальный социально-имущественный статус. Верхней временной границей является начало XX в. (1917 г.), когда после Октябрьской революции на III Съезде Советов была принята Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, провозгласившая отмену сословий и сословных привилегий в России.

Территориальные границы исследования включают в себя пределы региона Среднее Поволжье — географического понятия, утвердившегося в историко-этнографических, социально-экономических и социокультурных исследованиях, проведенных во второй половине XX — начале XXI вв. В своих работах географические рамки в составе Казанской, Симбирской,

2 Шацилло М. К. Эволюция социального облика российского предпринимательства М.: РООСПЭН, 2000. С. 208−228.

Самарской губерний неоднократно обосновывали и применяли такие исследователи, как П. С. Кабытов, Л. А. Таймасов, Н. Ф. Тагиров, Н. И. Таиров и др. Многие аспекты истории, этнографии, религии и конфессиональных отношений народов, населяющих эту территорию, всесторонне и глубоко изучались. В то же время купечество, его бытовой уклад, традиции, обычаи, т. е. материальная и духовная культура, а также выражение и проявление этих аспектов во взаимоотношениях с другими сословиями во второй половине XIX — начале XX вв. в полиэтническом регионе нуждаются в специальном анализе. (Приложение 2)

Указанные территориальные рамки позволяют выполнить задачи исследования. Для обеспечения объективности выводов и сравнительных характеристик автором при раскрытии данной проблемы привлекался материал из соседних региойов.

Цель исследования данной работы — комплексное изучение жизни и деятельности российского многонационального купечества Среднего Поволжья в условиях масштабных социально-экономических и общественно-политических процессов второй половины XIX — начала XX вв., научный анализ его социокультурной трансформации. Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

— разработать теоретические основы и методологию научной проблемы-

— выявить и проанализировать источники и научную литературу по данной теме с последующей её классификацией-

— рассмотреть воздействие природно-климатических, социально-экономических, этнокультурных и религиозно-конфессиональных факторов на формирование облика регионального многонационального купечества-

3 Кабытов П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1982- Таймасов Л. А. Православная церковь и христианское просвещение народов Среднего Поволжья во второй половине XIX — начале XX века: монография. Чебоксары: Изд-во Чувашского университета, 2004. 523 е.- Тагирова Н. Ф. Рынок Поволжья (вторая половина XIX — начало XX в.) М: Изд-во Центра научных и учебных программ, 1999. 312 е.- Таиров Н. И. Татарская буржуазия Поволжья и Приуралья: социальная деятельность, благотворительность и меценатство (60-е гг. XIX в. — 1917 г.). Казань: Изд-во КГИИК. 2011. 280 с.

— определить воздействие конфессионального фактора на формирование ментальности и особых предпринимательских качеств у купцов-

— изучить динамику восприятия купечества в народном сознании и эпосе- выяснить изменение облика регионального купца как предпринимателя-,

— выделить основные особенности и направленность взаимоотношений купечества и власти- охарактеризовать особенности общественной деятельности средневолжского купечества-

— исследовать мотивацию, направленность и итоги благотворительной деятельности купечества-

— проанализировать изменение ценностных и духовных приоритетов купечества в контексте масштабных перемен в пореформенной России-

— отразить направленность и организацию купеческого досуга-

— показать характер и особенности семейно-бытовых отношений купцов- раскрыть художественное воплощение образа купца в изобразительном творчестве, литературе и драматургии.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

— впервые в отечественной историографии ставится проблема системного исследования многонационального купечества Среднего Поволжья в условиях масштабных перемен второй половины XIX — начала XX вв. -

— уточнено понятие & laquo-многонациональное купечество& raquo- в зависимости от территориальных, этнокультурных особенностей формирования торгово-предпринимательского сословия рассматриваемого региона в конкретный исторический период-

— изучен вклад отечественных и зарубежных исследователей в раскрытие различных аспектов жизнедеятельности российского купечества- особой новизной отличается тема трансформации многонационального купечества в условиях пореформенной России, его общественно-политической, благотворительной деятельности в полиэтническом регионе-

— предпринят комплексный анализ как позитивных, так и негативных тенденций социокультурных процессов в жизнедеятельности многонационального купечества-

— по-новому анализируется взаимодействие купечества с властью и многонациональным населением-

— представлена база данных национального состава купечества средневолжских губерний рассматриваемого периода-

— предложен авторский подход к проявлению благотворительности среди купцов различных этноконфессиональных групп-

— внесены существенные коррективы в историографическую концепцию рассмотрения многонационального купечества-

— дан аргументированный анализ исторических условий, факторов количественных ^ качественных изменений социально-экономического, культурного облика купечества Среднего Поволжья-

— в научный оборот введен широкий круг архивных документов и иные неопубликованные источники.

Указанные положения соответствуют пунктам: 4. История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и регионов, 15. Исторический опыт российских реформ, 25. История государственной и общественной идеологии, общественных настроений и общественного мнения Паспорта специальностей ВАК при Минобрнауки России.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования социально-экономического и культурного облика средневолжского купечества в дореволюционный период позволяют внести существенные коррективы в методологию реализации межрегиональных научных тем. Полученные сведения, обобщения и выводы, апробированные методы представляют интерес для использования исторического опыта при рассмотрении современных социально-экономических и культурных процессов в предпринимательской среде.

Делу культурного и духовного возрождения народов России во многом сможет оказать содействие политика местных органов власти и национально-культурных организаций, которые сумеют вовлечь в этот процесс современное предпринимательство. Опыт деятельности многонационального купечества в полиэтническом регионе и воздействия на социокультурные процессы 1 необходимо учитывать в государственных программах поддержки малого и среднего бизнеса.

Основные теоретические положения и материалы диссертации являются шагом в направлении дальнейшей научной разработки общих и специальных учебных курсов по истории Отечества, экономической истории, этнографии, истории культуры, социальной истории, истории Поволжья, а также при написании трудов обобщающего характера. Выводы и рекомендации, сформулированные по итогам работы и касающиеся деятельности провинциального купечества, лиц торгового сословия, принадлежащих к различным конфессиональным и этническим группам, будут полезны сотрудникам органов государственного и муниципального управления в их работе с современным предпринимательским корпусом. Материалы исследования могут быть использованы также при обновлении экспозиций краеведческих музеев Средневолжского края, музеев городского быта, купечества, городских сословий, истории просвещения и т. д. I

А*

Методология и методы исследования. Методологическую основу работы составляет системный подход, устоявшийся в традициях отечественной исторической науки. Его применение позволяет выявить комплекс условий и причин, порождающих определенные социокультурные явления, проследить на конкретных примерах взаимосвязь и взаимовлияние социально-экономического, общественно-политического, этнокультурных и других факторов исторического процесса. Автор опирался на общенаучные и специальные методы научного анализа, позволившие решить исследовательские задачи. Подробно теоретико-методологические основы исследования рассмотрены в первой главе диссертации.

Положения, выносимые на защиту.

1. Российское купеческое сословие в пореформенную эпоху претерпело значительные количественные и качественные изменения. Его ряды пополнялись выходцами из разных сословий и этноконфессиональных групп, а обновление происходило преимущественно за счет крестьян.

2. Формирование отличительных черт характера средневолжского купца, его менталитета, социокультурного облика происходило под воздействием различных природно-климатических, социально-экономических, этнокультурных, религиозных факторов.

3. Многонациональность и многоконфессиональность населения получила свое отражение не только во внешнем, антропологическом облике купцов, но и в их повседневной деятельности, одежде, привычках, поведении, мировосприятии и т. д.

4. Конфессиональная принадлежность купцов оказывала определяющее воздействие на уровень предпринимательской активности, на состояние морально-нравственного, психологического климата в обособленных купеческих сообществах, семьях, в ходе взаимоотношений с властными структурами и населением.

5. В условиях втягивания региона в общероссийский рынок и развития товарно-денежных отношений определились торговые предпочтения купцов разных поволжских народов. Так, если чуваши были в основном заняты реализацией продукции сельского хозяйства, то мордва предпочитала торговлю лесом и пиломатериалами, татары доминировали в торговле с Востоком, а купцы-евреи, помимо торговли, активно занимались ростовщичеством. Купцы русской национальности в силу своей многочисленности и общественного положения, были заняты во всех секторах предпринимательской деятельности.

6. Во второй половине XIX в. купечество стало активно участвовать в общественных делах, что проявилось в массовом выдвижении на выборные должности внутри сословия, активном участии в работе органов самоуправления — земствах и городских думах, вхождении в различные общественные советы.

7. В конце XIX — начале XX вв. купечество все большее участие принимало в политической жизни страны и региона, деятельности политических партий и общественных движений, нередко отмечаются факты оппозиционной политической деятельности, оказания финансовой поддержки в практической реализации политических программ.

8. Буржуазно-либеральный характер социально-экономических, общественных и этнокультурных процессов, рост грамотности способствовали развитию филантропия и меценатства в купеческой среде, причем благотворительность торгового сословия была направлена на широкие слои населения и носила действительно массовый характер и имела преимущественно корпоративную направленность, с проявлением некоторых этнокультурных и конфессиональных особенностей. Если православные купцы жертвовали деньги большей частью на общественные дела: в образование, медицину, строительство храмов, то купцы — мусульмане, старообрядцы, иудеи стремились помочь в первую очередь членам своей общины.

9. К концу XIX в. интеллектуальный уровень и благосостояние купечества постепенно приблизились к дворянскому и даже во многом превзошли его.

Степень достоверности и апробация результатов. Основные положения, результаты и выводы исследования были изложены в 42 публикациях, в том числе в трех монографиях, четырех учебно-методических пособиях, 35 научных статьях, из которых 13 изданы в рецензируемых журналах ВАК при Минобрнауки России, докладывались на научных форумах разного уровня: всероссийских научно-методических конференциях, проводимых в Ульяновске (2008, 2009), Сочи (2010), Чебоксарах (2012), конгрессах этнографов и антропологов России (Саранск-2007, 0ренбург-2009, Петрозаводск-2011), международных Стахеевских чтениях (Елабуга-2007, 2009, 2011), краеведческих научных чтениях, посвященных памяти С. Л. Сытина (Ульяновск) и просветителя Д. П. Ознобишина (Ульяновская область).

Структура исследования определяется целью и поставленными задачами, включает введение, четыре главы, заключение, список источников и литературы, а также приложений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, развитие и трансформация социокультурного облика средневолжского купечества во второй половине XIX — начале XX вв. происходило в условиях масштабных буржуазных преобразований, которые заставляли представителей различных социальных и этнических групп пробовать свои силы на предпринимательском поприще. Преобразование было обусловлено новой социально-экономической средой, складывающейся в период великих реформ Александра II. Отмена крепостного права ускорила процесс расслоения крестьян, многие из которых пополнили ряды предпринимателей.

Интенсивное развитие промышленности и сельского хозяйства ускорили капитализацию торговли, объемы товарооборота, что активизировало купеческую деятельность. Быстрый рост доходов отдельных групп населения, способствовал в свою очередь развитию купеческого торгового и промышленного оборота. С другой стороны, демографический взрыв и как следствие аграрное перенаселение заставляло некоторых крестьян искать другие способы существования, в частности, испытать себя на ниве предпринимательства и торговли, что также способствовало увеличению купеческого оборота. На специализацию купечества во многом оказало воздействие развитие речного и железнодорожного транспорта. Несомненно, природно-климатические условия Среднего Поволжья, относимые к зоне & laquo-рискованного земледелия& raquo- в значительной степени определяли ориентированность большинства его представителей на торговлю сельскохозяйственной продукцией и частичную ее переработку. Благоприятное сочетание вышеуказанных факторов на рассматриваемой территории вело к более быстрой модернизации всей предпринимательско-купеческой деятельности.

Нами рассмотрены основные условия и факторы, влиявшие на выбор экономического направления, а также на внешний облик и внутренний, духовный мир регионального купечества. Исследование показало, что интенсификация сельского и городского предпринимательства приобрела должную динамику тогда, когда это позволили социально-экономические условия, то есть товарно-денежные отношения проникли во все сферы жизни и деятельности населения. В этих сложных и неоднозначных процессах формирования нового буржуазного общества большую роль играло купечество.

Анализ литературы и источников показал увеличение неоднородности социального состава купечества в рассматриваемом регионе. Усложняющиеся внешние условия, вызванные растущей конкуренцией, появление новых форм хозяйствования приводили к дифференциации купеческого сословия. Начиная с середины XIX в. и вплоть до начала XX в., наблюдалось значительное уменьшение его численности, что объясняется возросшими требованиями к купечеству со стороны государства и общества. Изменения произошли и внутри самого купеческого сословия. Во-первых, его ряды покинули лица, имевшие гильдейские свидетельства номинально, а также лица, не занимающиеся предпринимательством. Во-вторых, в связи с усилением требований к купцам первой гильдии усилился отток из этой категории. В-третьих, наблюдался значительный приток женщин в ряды купечества. В-четвертых, в купеческих рядах присутствовали представители всех народов и этносов, населяющих регионы. При абсолютном превалировании русских, в состав купечества входили татарские и еврейские семьи.

Политика государства по отношению к купечеству в рассматриваемый период претерпевала серьезные изменения, которые, однако, осуществлялись постепенно среди основных мер, предпринимаемых властями по отношению к купечеству, можно назвать всяческую поддержку & laquo-старательных людей& raquo-, 1

V. I обложение их значительными налогами и поборами, привлечение купечества к разработке нормативных законодательных актов, касающихся их деятельности, а также поддержку деятельности национального купечества путем внедрения ряда протекционистских мер и создание для купцов возможности находиться на государственной службе. В то же время нередко многие чиновники злоупотребляли своими обязанностями по отношению к купечеству, облагали их несправедливыми поборами.

В конце XIX — начале XX века государство активно внедряет купцов в систему социально-экономических отношений, приоритетно включая их в состав органов городского и земского самоуправления, создавая при их участии различные комиссии экономического характера (по выдаче патентов, по налогам и земским сборам).

В XIX — XX вв. существовала жесткая система & laquo-естественного отбора& raquo-, отражавшаяся на численности и деятельности купцов. Её особенностями являлись: а) наличие жестких требований, сопровождавших выдачу гильдейских свидетельств- б) устоявшаяся система банкротства- в) наличие системы привилегий, отличавших купцов разных гильдий- г) жесткие правила, регламентирующие создание и деятельность купеческих торговых и промысловых обществ- д) гарантированная государством защита сословных, наследственных и имущественных прав купечества- е) четко определяемые размеры податей, уплачиваемых купцами- ж) то, что государство не строило отношения с купеческими сообществами по национальному или конфессиональному признаку (за исключением отношений с еврейскими и старообрядческими купцами, деятельность которых была регламентирована особо. Купцов-старообрядцев Российское государство в течение нескольких веков лишь терпело, однако чиновники постоянно им чинили всякие препоны и неприятности). Регулирование профессиональной деятельности купцов со стороны государственных органов было эффективным, так как успешно предотвращало стихийность в торговых действиях. В то же время купцы были относительно свободны в своих делах. Государство никогда не занималось поддержкой и & laquo-экономическим спасением& raquo- обанкротившихся купцов. При потере гильдейского свидетельства права купеческого состояния утрачивались. Одновременно государство жестко прописывало местонахождение купцов и их предприятий. Купцы не имели права без увольнения от своих городских обществ причисляться в другие. Государство контролировало поведение купцов и их образ жизни.

Восприятие народа представителей купеческого сословия на рубеже веков остается негативным. В сохранившихся воспоминаниях очевидцы раскрывают факты жестокого и унизительного отношения купцов к рабочим своих фабрик и заводов. С точки зрения носителей капитала данное отношение было связано с проблемами и вопросами эффективного и продуктивного развития предпринимательской деятельности направленное увеличения дохода.

Менталитет российского купца включало в себя его мышление, поведение, а также отношение к окружающему миру, эмоциональные и ценностные ориентации. Составляющей менталитета российского купца является, во-первых, его характер, главными чертами которого выступают предприимчивость, хозяйственность и практическая смекалка, сила воли, стойкость, самообладание, трудолюбие, расчетливость, самобытность и целеустремленность, честность и порядочность, деловитость. Во-вторых, в содержание понятия менталитета входит духовный мир, включающий в себя религиозность, индивидуальное и коллективное сознание, а также мнения и представления, чувства и настроения купцов-предпринимателей данной эпохи, их отношение к своей торгово-производственной деятельности, к государству, закону, религии, социуму, истории и времени. В-третьих, не менее важной составной частью менталитета российского купца было наличие бессознательных элементов психики, которые придавали нравственному облику купечества осознанный характер. В-четвертых, этнические черты конкретно взятого этноса составляли глубинную психологическую основу менталитета российского купца, на основе чего вырабатывался общий & laquo-национальный характер& raquo- российского купечества, сутью которого являлся конечный результат взаимодействия глубинных компонентов традиционного, этнического, конфессионального и регионального факторов. В-пятых, важнейшим элементом менталитета российского купца является его практическая деятельность (экономическая и общественная). Доказано наличие устойчивой связи купеческого менталитета с традицией конкретного этноса, социальной и конфессиональной социальной группы. Так, купцы-старообрядцы были тесно связаны со своей конфессиональной общиной, находили в ней моральную и даже материальную поддержку, а когда вставали & laquo-на ноги& raquo-, поддерживали свои общины материально. Установлены основные противоречия, оказавшие влияние на процесс формирования социокультурного облика купцов, которые мы подразделяем на 4 группы. Это противоречия: а) социального статуса- б) корпоративного взаимодействия- в) профессиональной деятельности- г) повседневной жизни.

Религия (независимо от конфессиональной принадлежности) играла первейшую роль в формировании социокультурного облика российского купечества. Во-первых, духовно-нравственная основа насыщала профессиональную деятельность купечества и являлась религиозным фактором. Во-вторых, религиозная этика способствовала развитию у купцов такого качества, как сострадание окружающим. В-третьих, служение интересам своей конфессиональной общины нередко было краеугольным камнем всей купеческой предпринимательской деятельности, особенно в среде купцов-мусульман.

Религиозность, как одна из характерных черт купеческой ментальности, делится на внешнюю, обрядовую, заключающую в себе приход в церковь, мечеть, синагогу, следование всем предписаниям и религиозным законам, поклонение священнослужителям и духовной организации в целом, и внутреннюю, когда в конфессиональном общественном сознании всегда присутствует вера. Купечество, принадлежащее к разным конфессиям, обладало сходными и различными религиозными чертами. Основными религиозными чертами характеристики купцов православного вероисповедания были: стремление быть избранными на руководящие церковные должности при православных приходах- православно-религиозное поведение и внешний облик- оценивание своей деятельности в контексте & laquo-особой миссии, возложенной на них Богом и судьбой& raquo-- стремление видеть смысл своей жизни в соблюдении обрядов, постов, почитании храмов, икон и других святынь, возможности жертвовать часть своих доходов на церковные и монастырские нужды.

К православно-религиозным чертам купечества мы также относим участие в церковных празднествах, оформление завещания части имущества на нужды церкви, соблюдение православно-религиозных обрядов. Деятельность многих купцов была основана на христианских заповедях. Однако не все купцы руководствовались нормами православной религиозности в повседневной жизни и деятельности, у некоторых они проявлялись в номинальной форме. Нередко купцы все меньше и меньше руководствовались религиозными нормами в повседневной жизни по мере увеличения их богатства. В религиозности купечества имели место и негативные черты. К ним мы относим приверженность некоторых купцов к & laquo-суевериям и грубым заблуждениям& raquo-, страсть к & laquo-чувственным наслаждениям& raquo-, привязанность к & laquo-суетным и расслабляющим душу удовольствиям& raquo-, случаи & laquo-непотребства»-, поступки, идущие вразрез с & laquo-духом церковности& raquo- (пьянство, грубость нравов, сквернословие, семейный деспотизм и т. п.). Это, на наш взгляд, связано с усиливающимся на рубеже XIX — XX вв. кризисом церкви как особой, вмонтированной в государственные институты организации в эпоху кризиса Российского государства и нарастающих проблем светской власти и управления.

В то же время, если для православных купцов религиозность нередко носила сопутствующий, побочный характер, была отражением своеобразной & laquo-дани традиции& raquo-, то для православных христиан-старообрядцев религиозность была основным мерилом их деятельности. Во-первых, вся их предпринимательская деятельность строилась в интересах делегировавших их на купеческую деятельность старообрядческих общин. Во-вторых, старообрядческие братства строго контролировали всю повседневную деятельность купцов, придерживающихся раскольничьего обряда. В-третьих, именно в успешной предпринимательской деятельности старообрядцы видели возможность в условиях страшных, тотальных гонений сохранить свою веру. В-четвертых, у старообрядческих купцов религиозное сознание стояло на первом месте.

Ни у кого из купцов-христиан религиозный уклад не оказал такого влияния на купеческую деятельность, как у старообрядцев. Даже их повседневная жизнь отличалась более консервативным внешним видом, одеждой и бытом. В отличие от православных купцов, позволяющих отступления от православных ценностей, купцы-старообрядцы себе этого никогда не позволяли.

Особенности ментальности купечества разных этносов были основаны на национальных традициях, образе жизни, мифологии, а также на вере. Поскольку менталитет купечества формировался преимущественно на основе веры и религии, следовательно, допустимо говорить о купеческой ментальности и выделять православных христиан, купцов-мусульман, купцов-старообрядцев, купцов-иудеев. Внутри религиозных групп купечества существовали и национально-ментальные особенности, хотя они не носили ярко выраженного характера.

Профессиональные черты были присущи особенностям российского менталитета. Русский национальный тип в купечестве был представлен менталитетом купцов-православных и купцов-старообрядцев. На формирование национального православного русского купеческого менталитета огромное влияние оказали установки православной (никонианской) веры, так как православная церковь напрямую объединяла осуществление ключевых политических прав населения и выполнение гражданами основных обязанностей, с реализацией добропорядочным православным христианином обязанностей.

Социокультурному облику русских православных купцов были свойственны такие качества, как желание путем благотворительности смягчить & laquo-греховный»- характер торгово-промышленной деятельности- отсутствие & laquo-культа обогащения& raquo-.

Менталитет русского православного купца формировался под жестким воздействием со стороны государства и РПЦ, в результате чего купец был обязан подчиняться религиозным правилам повседневной жизни, поддерживаемым государством. Среди них следует назвать такие как: обязанность воспитывать детей в православии- обязательное участие в церковных обрядах, праздниках- введение в повседневность церковных правил- соблюдение православных традиций.

Религиозность воспринималась в купеческой и предпринимательской среде как безусловная добродетель. Проявлением религиозности было строительство храмов, придомовых церквей и благотворительность. Сердцевиной менталитета русского купца-старообрядца можно назвать единство конкретного купца и старообрядческой общины, то есть наличие «конфессионально-экономической общности& raquo-. Приспосабливаясь к жизни в условиях государственно-церковных преследований, купцы-старообрядцы сформировали свой особый менталитет, который состоял в понимании своей экономической деятельности как & laquo-средства спасения& raquo- единоверцев от воздействия & laquo-агрессивной внешней среды& raquo-- в бескорыстной благотворительности, основанной на адресной помощи ближнему- в строгом подчинении по иерархической лестнице единоверцам, занимающим более высокое положение- главным предназначением для них было не & laquo-добиться богатства любой ценой& raquo-, а заслужить авторитет & laquo-бессребреника»- и & laquo-трудолюба»-- отвержение & laquo-бесовского образа жизни& raquo-, которую распространяла, по их представлениям & laquo-сатанинская»- никонианская вера- надежда на поддержку общины старообрядцев в трудную минуту- неудержимое желание обучить своих детей в университете, чтобы они, после получения высшего образования, заняли важные должности в бизнесе старообрядцев и проникли во властную государственную структуру- купцы-старообрядцы стремились развить & laquo-свое торговое дело& raquo-, где была помощь и содействие и отсутствовала недобросовестная конкуренция. Также непосредственно к менталитету купцов-староверов можно отнести их склонность создавать на своих предприятиях с рабочими-единоверцами религиозно-братские взаимоотношения. На ментальность купца-старообрядца оказывала влияние необходимость ведения & laquo-двойного»- образа жизни. Всем старообрядцам и старообрядческим купцам, в том числе, был свойствен консерватизм.

Особым менталитетом отличались и купцы-христиане, исповедующие сектантство. Купцы, исповедующие скопчество, оказались на втором месте по капитализации после старообрядцев, так как & laquo-скопчество»- оказалось выгодной формой религиозно-экономического сообщества. Работавшие на предприятиях или в торговых учреждениях скопцы умеренно ели, не пили спиртного, отличались покорностью и трудолюбием и, главное, не могли вернуться к нормальной жизни вследствие своего физического уродства.

Можно также говорить об особой этноментальности купцов-мусульман. За исключением религиозного компонента, ментальность мусульманского дореволюционного купечества была во многом близка ментальности православного купечества, так как мусульмане Поволжья были наиболее инкорпорированы в российскую социальную структуру и экономические отношения.

Новая социокультурная реформация мусульманского общества, частью которого было купечество, стремилась ликвидировать противоречие в отказе от безусловного фатализма улемов при интерпретации ключевых положений ислама и признания универсальности принципа & laquo-иджтихад»- - право на субъективное истолкование религиозных законов и независимый поиск истины. В основе появившихся противоречий в мусульманской вероучительной практике лежали сдвиги в социально-экономической жизни и общественно-политических, идеологических принципах татарского народа, основной сущностью которых были эмансипация человека, вырабатывание личной инициативы, адаптация к развивающимся понемногу частнопредпринимательским отношениям и либерально-буржуазным реалиям. Привести в соотношение традиционного по своему содержанию для татарского внегородского социума некоторых принципов исламского вероучения с зарождающейся буржуазной социально-экономической системой вызывала потребность нового истолкования совокупности этнополитических, социально-экономических и нравственно-этических взаимоотношений на основе средневековых исламских традиций. Природная предприимчивость татарского купечества все чаще сталкивалась с нормами религии, ограничивающими независимость духа и личную инициативу. Все это вызывало необходимость внедрения в обыденную жизнедеятельность купечества светских норм и законов взамен отживших средневековых правил и установок. В связи с этим поднималась проблема о необходимости принятия права на & laquo-иджтихад»- каждым верующим или властной структурой. В массовом общественном сознании татарских купцов, в определенном смысле слова, появилась функциональная двойственность. Она возникла как результат противодействия двух идейных направлений: понимания необходимости радикальной реформации мусульманского вероучения и приспособления его к развивающимся в татарском обществе буржуазным отношениям- сохранения мощного консервативного пласта — силы традиций ислама, долгое время играющих роль функциональной защиты от проникновения чужеродных идей в татарскую этнокультурную и религиозную среду.

Основную численность купцов-иудеев составляли купцы еврейского происхождения иудейского вероисповедания. Основными чертами ее проявлениями было стремление любой ценой организовать ростовщический рынок капиталов- с внедрением еврейских купцов в экономическую жизнь страны при их участии получило распространение & laquo-лжебанкротство»-. Важнейшей чертой менталитета еврейских купцов было умение бесконфликтно ладить с властями, находить с ними общий язык. Еврейское купечество всегда умело работать в условиях жесткой конкуренции и враждебного окружения, старалось вовремя уловить и использовать благоприятную экономическую конъюнктуру. В условиях производственно-финансовых неудач и крупных экономических потерь еврейское купечество никогда не впадало в депрессию и не теряло & laquo-присутствия духа& raquo-. Ментальность евреев поддерживалась тем, что они знали, что в конкурентной борьбе с купцами-христианами их всегда поддержит кагал (еврейская община). Важной чертой ментальности евреев было умение скупать ценности за бесценок.

В русской и национальной художественной литературе нашел свое отражение процесс формирования духовного облика российского купечества. Так, в произведениях, относящихся к первой половине XIX в. (время формирования российского купечества, ориентированного на рынок и капиталистические отношения) создан в основном негативный облик купца, основными чертами которого является безудержная страсть к наживе любой ценой, жадность, стремление к мошенничеству и обману, семейный деспотизм, Постепенно дезавуируется сформировавшийся в XVIII& mdash-начале

XIX в. облик бескорыстного, & laquo-удалого купца& raquo-, например, образ купца Калашникова в поэме М. Ю. Лермонтова. Именно в это время писателями созданы картины купеческого & laquo-темного царства& raquo-, писатели из числа радикально настроенных революционеров формировали образ купца как & laquo-социального врага& raquo-, человека, готового ради корыстных целей переступить закон. Купца периода & laquo-первоначального капиталистического накопления& raquo- - не порвавшего со своими крестьянскими корнями, забитого и полуграмотного, способного на величайшие подлости ради & laquo-зарабатывания денег& raquo-, описывают художественные произведения того времени.

Российские писатели пытаются развенчать укоренившиеся ранее в литературе отдельные положительные черты в характере купцов: силу & laquo-купеческого слова& raquo-, бескорыстность, честность. Причем понятие & laquo-купеческая религиозность& raquo- некоторыми писателями трактовалась как психологическая девиация, когда при помощи молитвы купцы старались & laquo-замаливать многочисленные грехи& raquo-. Писательские акценты начинают видоизменяться только к концу XIX — началу XX вв., когда в результате реформ Александра II и становления рыночной экономики менталитет купца приобрел совершенно новые черты. Многие писатели отмечают у купца дальновидность, широкий кругозор. Ряд литераторов обнаружили в купце черты, не свойственные купцам прежних времен, например, стремление к & laquo-одворяниванию»-, желание общаться с людьми из & laquo-высшего света& raquo-, истинную религиозность, усиливающееся стремление к благотворительности, храмосозиданию, филантропии.

В литературных произведениях, относящихся к рубежу XIX& mdash-начала

XX вв., прослеживается процесс изменений купеческого быта, который связан со стремлением гармонизировать отношения в семье и приблизить быт к показателям жизни & laquo-высших слоев& raquo-. Изменяется отношение купечества к своему богатству, которое они уже & laquo-не готовы спустить в первом кабаке& raquo-, а стремятся сберечь и приумножить. В произведениях русских писателей описывается резко возросшее стремление купечества к благотворительности, создаются образы купцов-патриотов, готовых бескорыстно пожертвовать свое имущество на пользу Отечеству.

Конец XIX — начала XX вв. в творчестве российских и советских писателей отличается тем, что нет абсолютно негативного отношения к купцу, создается образ купца, в котором отрицательные черты (жадность, самодурство, семейный деспотизм, непорядочность и проч.) соседствуют с такими положительными чертами в облике российского купечества, как самоотверженность, предприимчивость, стремление помочь ближнему, патриотизм, созидательная религиозность и т. п. Писатели отражают и перемены во взаимоотношениях купечества с властью: начинающего купца — - вчерашнего крестьянина в начале XIX в. власть всячески гнобит, а купец конца этого же века предстает в качестве & laquo-подельника»-, сообщника и партнера власти.

Таким образом, в эпоху реформ купечество оказалось открыто & laquo-духу перемен& raquo-, меняясь вместе со всей страной, может быть, даже опережая здесь другие сословия. Конечно же, это был сложный и противоречивый процесс, в котором старое не сдавалось без борьбы, а новое нередко принимало совершенно неожиданные формы.

Теоретическая значимость исследования обусловливается постановкой и решением в новом научном ракурсе недостаточно изученной проблемы. Полученные результаты вправе стать основой для компаративистских исследований других локальных территорий и хронологических рамок. Зафиксированный опыт взаимодействия многонационального купечества провинции с действительностью и интерпретация этого опыта могут быть учтены в процессе регулирования современной предпринимательской деятельности государством. Работа вносит немаловажный вклад в изучение провинциальной городской полиэтнической культуры и разнообразных культурных практик, направленных на достижение развития этносоциокультурных процессов, а также на сохранение традиций национальной культуры. Важность исследования видится в изучении истории взаимодействия отдельной единицы или социальной группы, на примере купечества, и этносоциокультурной среды, а также в прогнозировании социально-экономического, политического, демографического развития современного общества. Изучение менталитета многонационального купечества Среднего Поволжья позволит скорректировать технологию анализа культуры этносов, а также усилить категориальный аппарат этносоциокультурной сферы в истории торгового сословия. Выводы, сделанные в результате проведенного исследования, применимы в специфических направлениях современных изысканий профессиональной жизнедеятельности российских предпринимателей, при разработке программ управленческой элитой в целях развития бизнеса.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ, ОПЫТ НАУЧНОГО ИЗУЧЕНИЯ И ИСТОЧНИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ.

1.1. Теоретические основы исследования.

1.2. Историография проблемы.

1.3. Классификация и анализ источников.

ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ И ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СРЕДНЕВОЛЖСКОГО КУПЕЧЕСТВА.

2.1. Воздействие природно-климатических условий.

2.2. Социальная среда, оказавшая влияние на формирование средневолжского купечества.

2.3. Экономический и политический факторы развития купечества края.

2.4. Конфессиональный фактор и его роль в жизни купца.

2.5. Этносоциальная характеристика и этнокультурные особенности средневолжского купечества.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ, ОБЩЕСТВЕННОЙ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СРЕДНЕВОЛЖСКИХ КУПЦОВ.

3.1. Взаимоотношения купечества и местных органов власти.

3.2. Трансформация предпринимательской деятельности купечества и ее особенности в регионе.

3.3. Общественная и просветительская деятельность.

3.4. Благотворительность купечества.

ГЛАВА 4. КУЛЬТУРА И БЫТ СРЕДНЕВОЛЖСКОГО КУПЕЧЕСТВА. 334 4.1. Социокультурный портрет и духовный облик дореволюционного купца.

4.2. Семейно-бытовые отношения купечества.

4.3. Художественное воплощение образа купца в литературе и искусстве.

Список литературы

1. Источники 1. Неопубликованные источники

2. Российский государственный исторический архив (РГИА)

3. Главное управления по делам местного хозяйства // РГИА. Ф. 1288. -Он. 1.- Д. 2- Он. 2. -Д. 46.

4. Земский отдел МВД // РГИА. Ф. 1291. — Оп. 120. — Д. 103.

5. Канцелярия Министерства внутренних дел // РГИА. Ф. 1282. — Оп. 2. -Д-15.

6. Общеземская организация // РГИА. Ф. 1482. — Оп. 1. — Д. 140.

7. Особое совещание по устройству беженцев // РГИА. Ф. 1322 — 19 151 917. — Оп. 1. -Д. 1. -Л. 31.

8. Хозяйственный департамент Министерства внутренних дел // РГИА. -Ф. 1287. Оп. 11. — Д. 220- Оп. 15. — Д. 1717- Оп. 30. — Д. 1923, 2124- Оп. 33. -Д. 1340- Оп. 38. — Д. 1168, 1223, 1273, 1339, 1521, 1563, 1641, 2145, 2156, 2496, 2497- Оп. 46. — Д. 833.

9. Фонд А. Л. Данзаса // РГИА. Ф. 1284. Оп. 188. — Д. 9. (РГВИА, ф. 67)

10. Домашнее духовное завещание елабужского купца 1-й гильдии потомственного почетного гражданина Д. И. Стахеева Текст. // РГИА. Ф. 799. -Оп. 4. — Д. 761. — Л. 3−4.

11. Российский государственный архив древних актов (РГАДА)9. 1 -й Департамент Сената // РГАДА. Ф. 248. — 1752. — Оп. 113.

12. Перечные ведомости податного населения // РГАДА. Ф. 571. — Оп. 1. -Д. 28.

13. О благотворительной деятельности купцов // РГАДА. Ф. 2. — Д. 1770. -Оп. 1. -Д. 644.

14. Центральный Главный исторический архив Санкт-Петербурга1. ЦГИА СПб.)

15. Коллекция метрических книг старообрядческих церквей // ЦГИА СПб. Ф. 2295

16. Петровское училище Петроградского купеческого общества // ЦГИА СПб. Ф. 320

17. Петроградская духовная консистория // ЦГИА СПб. Ф. 19.

18. Петроградская купеческая управа // ЦГИА СПб. Ф. 221

19. Петроградский вдовий дом// ЦГИА СПб. Ф. 4

20. Петроградский сиротский институт Имп. Николая I // ЦГИА СПб. -Ф. 10.

21. Училище Общества распространения просвещения между евреями в России // ЦГИА СПб. Ф. 128

22. Фонд Коллекция метрических книг мусульманского вероисповедания // ЦГИА СПб. Ф. 2274

23. Отдел рукописей и редких книг Российской национальнойбиблиотеки

24. Отдел рукописей и редких книг РНБ. Ф. В. С. Попова. — Оп. 1. — Д. 10.

25. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО)

26. Караваны // ГАОО. Ф. 64. — Оп. 8. — Д. 40.

27. Оренбургская пограничная комиссия // ГАОО. Ф. 5. — Оп. 2. — Д. 1−5.

28. Оренбургская таможня // ГАОО. Ф. 153. — Оп. 2. — Д. 12.

29. Оренбургская экспедиция // ГАОО. Ф. 1. — Оп. 2. — Д. 48.

30. Торговля // ГАОО. Ф. 166. — Оп. 1. — Д. 8.

31. Торговля // ГАОО. Ф. 166. — Оп. 4. — Д. 18.

32. Торговля с Индией и Китаем // ГАОО. Ф. 92. — Оп. 2. — Д. 14.

33. Государственный архив Самарской области (ГАСО)

34. Инспекция мелкого кредита Самарской конторы Государственного банка//ГАСО. Ф. 400. — Оп. 1. -Д. 67, 89, 92, 117, 136, 821.

35. Самарская уездная земская управа // ГАСО. Ф. 372. — Оп. 1. — Д. 67, 76, 315.

36. Самарское губернское по земским и городским делам присутствие // ГАСО. Ф. 175. — Оп. 1. — Д. 47, 94, 243, 409, 445- Оп. 2. — Д. 156.

37. Государственный архив Саратовской области (ГАСарО)

38. Канцелярия Саратовского губернатора // ГАСарО. Ф. 1. — Оп. 1. — Д. 9344, 9789.

39. Саратовская губернская земская управа // ГАСарО. Ф. 5. — Оп. 1. — Д. 19, 89 — Оп. 2. -Д. 37, 67, 491.

40. Саратовское губернское земское собрание // ГАСарО. Ф. 1107. — Д. 1, 16.

41. Саратовское губернское по земским и городским делам присутствие // ГАСарО. Ф. 25. — Оп. 1. — Д. 98, 99.

42. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО)

43. Агентства Симбирских страховых обществ // ГАУО. Ф. 204. — Оп. 1. -Д. 4, 9, 76, 161.

44. Духовные правления в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 852. — Оп. 1. — Д. 1, 81,99.

45. Городской общественный банк // ГАУО. Ф. 138. — Оп. 1. — Д. 5, 17, 21, 22.

46. Директор народных училищ Симбирской губернии // ГАУО. Ф. 99. -Оп. 1. -Д. б. -Оп. 2.

47. Земские суды // ГАУО. Ф. 753. — Оп. 1.

48. Канцелярия председателя окружного суда // ГАУО. Ф. 454. — Оп. 29.

49. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76.- Оп. 1. Д. 27, 33, 34, 69, 129, 179, 190, 206, 272, 273, 280, 354, 369, 422, 428, 442, 457, 548.

50. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76.- Оп. 2. Д. 13, 183, 191, 309, 308, 317, 318, 339, 356, 408, 509, 517, 729, 772, 935, 981, 983, 1005, 1021, 1122, 1144, 1181, 1188, 1194, 1212, 1213, 1244, 1280, 1284, 1445, 1557, 1958.

51. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76.- Оп. 3. Д. 26, 63,78, 79.

52. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76.- Оп. 4. Д. 1, 2, 3, 6, 7, 10, 14, 16, 63, 105, 112, 113, 230, 242, 243, 246, 247, 248, 249, 396, 423- 450.

53. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76. -Оп. 5. -Д. 15, 16, 40, 42, 49, 50, 53,58,61,62, 63,65,71,73,88, 110, 114, 115, 127, 132, 137, 147, 161.

54. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76. -Оп. 6. -Д. 9, 10, 11,26.

55. Канцелярия симбирского губернатора (1821−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 76.- Оп. 8. Д. 588.

56. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 107. — Оп. 1.

57. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 59. — Оп. 1.

58. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 641. — Оп. 1.

59. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 643. — Оп. 1.

60. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 69. — Оп. 1.

61. Конторы нотариусов в г. Симбирске // ГАУО. Ф. 71. — Оп. 1.

62. Мариинская женская гимназия // ГАУО. Ф. 148. — Оп. 1.

63. Нотариус // ГАУО. Ф. 27. — Оп. 1.

64. Общество охоты // ГАУО. Ф. 654. — Оп. 1.

65. По расследованию причин пожара // ГАУО. Ф. 213. — Оп. 1.

66. Сенгилеевский городовой магистрат // ГАУО. Ф. 746. — Оп. 1- Оп. 4. -Д. 40.

67. Симбирская 1-ая мужская классическая гимназия // ГАУО. Ф. 101. -Оп. 1.

68. Симбирская городская богадельня (1902−1904 гг.) // ГАУО. Ф. 635. -Оп. 1. -Д. 1.

69. Симбирская городская дума // ГАУО. Ф. 144. — Оп. 1. — Д. 3, 10, 27, 56, 60, 65, 66, 71, 72, 74, 81, 89, 112, 115, 121, 123, 127, 128, 153, 157, 158, 162, 167, 171, 182, 192, 199, 206, 207, 221, 235- Оп. 2. — Д. 4, 5, 16, 18, 19, 23, 24, 28, 37,71.

70. Симбирская городская исполнительная Комиссия общества Красного Креста по оказанию помощи пострадавшим от неурожая (1906−1907 гг.) // ГАУО. Ф. 826. — Оп. 1. — Д. 4.

71. Симбирская губернская архивная комиссия // ГАУО. Ф. 732. — Оп. 2.

72. Симбирская губернская земская управа (1866−1918 гг.) // ГАУО. Ф. 46. — Оп. 1. — Д. 40, 1119- Оп. 2. — Д. 365, 579, 598, 644, 906, 944- Оп. 7. — Д. 1- Оп. 10. — Д. 245- Оп. 11. — Д. 4, 9, 33, 34, 57- Оп. 14. — Д. 82, 104.

73. Симбирская духовная консистория // ГАУО. Ф. 134. — Оп. 4, 5, 7, 8, 22- Оп. 3. — Д. 693, 815, 1408- Оп. 8. — Д. 652, 506.

74. Симбирская Казенная Палата // ГАУО. Ф. 156. — Оп 1.

75. Симбирская палата гражданского и уголовного суда // ГАУО. Ф. 117. -Оп. 1.

76. Симбирская палата гражданского суда // ГАУО. Ф. 317. — Оп. 3.

77. Симбирская палата уголовного суда // ГАУО. Ф. 340. — Оп. 2, 5, 7, 9.

78. Симбирская Ремесленная управа // ГАУО. Ф. 211. — Оп. 1.

79. Симбирская ярмарочная исполнительная комиссия // ГАУО. Ф. 196. -Оп. 1. -Д. 27,30,38, 40.

80. Симбирский городской сиротский суд // ГАУО. Ф. 174. — Оп. 1.

81. Симбирский губернский благотворительный Комитет (1888−1897 гг.) // ГАУО. Ф. 42. — Оп.1. — Д. 3, 40, 41.

82. Симбирский губернский предводитель дворянства (1862−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 477. — Оп. 1. — Д. 99, 342, 364, 467, 468, 554- Оп. 3. — Д. 135.

83. Симбирский губернский статистический комитет // ГАУО. Ф. 48. — Оп. 1

84. Симбирский магистрат (ратуша) // ГАУО. Ф. 32. — Оп. 1,3.

85. Симбирский окружной суд // ГАУО. Ф. 1. — Оп. 1.

86. Симбирский уездный суд // ГАУО. Ф. 116. — Оп. 1.

87. Симбирское губернское жандармское управление (1856−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 855. — Оп. 1. — Д. 1097.

88. Симбирское губернское по городским делам присутствие // ГАУО. Ф. 640. — Оп. 1. — Д. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 14, 20, 22, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31.

89. Симбирское губернское по делам об обществах присутствие // ГАУО. -Ф. 20. 1906−1917. — Оп. 1. — Д. 31, 50.

90. Симбирское губернское по земским и городским делам присутствие (1892−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 84. — Оп. 1. — Д. 13, 17, 18, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 30, 38, 39, 40, 43, 85, 1290.

91. Симбирское губернское правление (1799−1918 гг.) // ГАУО. Ф. 88. — Оп. 2.

92. Симбирское губернское правление (1799−1918 гг.) // ГАУО. Ф. 88. -Оп. 1. — Д. 872, 1253, 1336, 2094.

93. Симбирское губернское правление (1799−1918 гг.) // ГАУО. Ф. 88. -Оп. 3. — Д. 76, 78, 205, 1208, 1450.

94. Симбирское губернское правление (1799−1918 гг.) // ГАУО. Ф. 88. -Оп. 5. — Д. 492.

95. Симбирское местное управление Российского общества Красного Креста (1870−1915 гг.)//ГАУО. Ф. 47. — Оп. 1. -Д. 4, 6, 15, 17, 18, 20, 23.

96. Симбирское отделение Государственного банка // ГАУО. Ф. 187. — Оп. 2.

97. Совет Симбирского городского Александровского Попечительного о бедных общества (1899−1917 гг.) // ГАУО. Ф. 631. — Оп. 1. — Д. 1, 3.

98. Старший нотариус Симбирского окружного суда // ГАУО. Ф. 401. -Оп. 1.

99. Установка телефонов // ГАУО. Ф. 492. — Оп. 1.

100. Фонд личного происхождения А. В. Ястребов // ГАУО. Ф. Р-1941. -Оп. 34.

101. Фонд личного происхождения А. Н. Блохинцев // ГАУО. Ф. Р-4062. -Оп. 1.

102. Фонд личного происхождения П. С. Бейсов // ГАУО. Ф. Р-4061. — Оп. 1. -Д. 74, 169,313,205.

103. Фонд мещанского старосты (1864−1915 гг.) // ГАУО. Ф. 143. — Оп.1. -Д. 36, 212, 240, 597, 648.

104. Документы Симбирской палаты гражданского суда 1861 г. Текст. // ГАУО. Ф. 317. -Оп. 3. — Ед. хр. 41.

105. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ)

106. Братство Святителя Гурия // НА РТ. Ф. 160. — On. 1. — Д. 335, 553, 620.

107. Государственная казенная инспекция // НА РТ. Ф. 418. — On. 1. — Д. 240.

108. Губернский статистический комитет // НА РТ. Ф. 359. — On. 1. — Д. 6, 90, 144.

109. Губернское жандармское управление // НА РТ. Ф. 199. — Оп. 2. — Д. 56,61,72.

110. Елабужский уезд // НА РТ. Ф. 22. — Оп. 2. — Д. 902.

111. Казанская городская управа // НА РТ. Ф. 98. — On. 1. — Д. 89, 90,92.

112. Казанская губернская казенная палата // НА РТ. Ф. 3. — Оп.З. — Д. 67,68.

113. Казанская православная епархия // НА РТ. Ф. 4. — On. 1. — Д. 121 645, 122 760.

114. Казанская уездная земская управа // НА РТ. Ф. 119. — On. 1. — Д. 1127.

115. Казанское губернское по фабричным делам присутствие // НА РТ. -Ф. 793.

116. Казанское губернское правление // НА РТ. Ф. 2. — Оп.1. — Д. 113.

117. Канцелярия Казанского губернатора // НА РТ. Ф. 1. — Оп. 4. — Д. 5138, 5482.

118. Податный инспектор 1 участка г. Казани // НА РТ. Ф. 151. — On. 1. — Д. 4,7,19.

119. Податный инспектор 5 участка г. Казани // НА РТ. Ф. 155.

120. Пятое городское по промысловому налогу присутствие // НА РТ. -Ф. 757.

121. Опубликованные источники 2.1 Нормативные документы

122. Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях Текст. / сост., авт. вступ. ст. и прим. Ф. X. Гумеров. Уфа: Китап, 1999. -567 с.

123. Объявление: Текст. постановление городской думы о назначении пособия учителю Симбирского 4-го мужского училища Лукьянову // Симбирские губернские ведомости. 1882. — 29 мая.

124. Полное собрание законов Российской империи Текст.: собр. 2-е. -СПб.: Тип. 2 Отд-ния Собств. е. и. в. Канцелярии, 1874. Т 14. — 760 с.

125. Полное собрание законов Российской империи Текст.: собр. 3-е: в 33 т. Доп. к т. 12. -СПб., 1895.

126. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года Текст.: в 38 т. -СПб., 1830.

127. Постановление Симбирской городской думы по благоустройству города Симбирска Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1871. -29 мая.

128. Постановления думы о постановке столбов для определения & laquo-в натуре& raquo- границ кварталов в заволжских слободах Текст. Вторая дополнительная роспись города Симбирска на 1881 г. // Симбирские губернские ведомости. -1882. 16 августа.

129. Постановления Карсунской городской думы о благоустройстве и торговле Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1875. — 1 января.

130. Постановления Симбирской городской думы по благоустройству города Симбирска Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1871. -29 мая.

131. Реформы Александра II Текст. / ред. JI. А. Плеханова — сост.: О. И. Чистяков, Т. Е. Новицкая. М.: Юрид. лит., 1998. — 460 с. — ISBN 5−72 600 902−9.

132. Российское законодательство Х-ХХ вв. Текст.: в 9 т. / под ред. О. И. Чистякова. М.: Юридическая литература, 1988.

133. Россия. Законы и постановления. Высочайше утвержденное 16-го июня 1870 г. Текст. Городовое Положение с объяснениями. СПб., 1873. — 296 с.

134. Россия. Законы и постановления. Дополнительное постановление об устройстве гильдии и торговле прочих сословий Текст. СПб., 1824. — 52 с.

135. Россия. Законы и постановления. Законы о состояниях Текст. М., 1872. -561 с.

136. Россия. Законы и постановления. Об уничтожении сословий и гражданских чинов Текст.: декрет ВЦИК и СНК от 11 (24) ноября 1917 г. // Декрет Советской власти. 19 157. — Т. 1. — С. 71−72.

137. Россия. Законы и постановления. Разъяснение, сделанное Министерством внутренних дел относительно некоторых статей Городового положения 11 июня 1892 г. Текст. СПб.: Изд. Хозяйств. Департ. МВД, 1894. -297 с.

138. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. II, ч. 1. Общее губернское учреждение [Текст]. -СПб., 1876.- 135 с.

139. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. IV. Уставы о воинской повинности [Текст]. СПб., 1876. -826 с.

140. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. IX. Законы о состояниях [Текст]. СПб., 1876. — 312 с.

141. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи:

142. Изд. 1876−1917 гг. Т. V. Особое приложение к уставу о податях. Положение о пошлинах за право торговли и других промыслов. Устав о гербовом сборе Текст]. СПб., 1887. — 219 с.

143. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. II. Свод губернских учреждений [Текст]. СПб., 1892. -957 с.

144. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. V. Устав о прямых налогах [Текст]. СПб., 1893. -296 с.

145. Россия. Законы и постановления. Свод законов Российской империи: Изд. 1876−1917 гг. Т. IX. Законы о состояниях [Текст]. СПб., 1899. — 412 с.

146. Россия. Законы и постановления. Симбирская городская дума. Обязательное постановление о взимании сборов с собак в пользу города Симбирска и об истреблении бесхозных собак Текст. Симбирск: изд. городской думы, 1908.

147. Россия. Законы и постановления. Сызранская городская дума. Сборник обязательных постановлений Сызранской городской думы для местных жителей, утвержденный губернатором Текст.: собрано 1 июля 1909 г. -Сызрань, 1909.

148. Россия. Законы и постановления. Устав Симбирского общества земледельческих колоний и ремесленных приютов Текст. Симбирск: Типография Н. Г. Анучина, 1875. — 20 с.

149. Сборник распоряжений и постановлений по общественному устройству в городах, с введением в них Городового положения Текст. СПб., 1878.

150. Сборник, изданных Симбирской городской думой обязательных для жителей г. Симбирска постановлений за период с 3 мая 1871 г. по 31 июля 1895 г. Текст. -Симбирск, 1895.

151. Симбирская городская дума Текст. Постановления о водопроводе, о денежных сбережениях на освещение улиц и присутственных мест и др. // Симбирские губернские ведомости. 1872. — 9 сентября.

152. Статистические и справочные документы

153. Адрес-календарь и памятная книжка Казанской губернии на 1903 год Текст. Казань, 1903. -601 с.

154. Адрес-календарь Казанской губернии на 1905 год Текст. Казань, 1905. -361 с.

155. Адрес-календарь лиц, служащих в Симбирской губернии Текст. -Симбирск: Губ. тип, 1875. 296 с.

156. Адрес-календарь Оренбургского края с приложениями на 1849 год Текст. Оренбург: типография Штаба отдельного Оренбургского корпуса, 1849. -461 с.

157. Адресная книга Казанской губернии на 1900 год Текст. Казань, 1900. -453 с.

158. Альбом таблиц с данными двух переписей: 1912 и 1917 г. г. в г. Симбирске с пригородами Текст.: в 2 т. Симбирск: Симбирское стат. отделение, 1920.

159. Арсентьев, К. Статистические очерки России Текст. / К. Арсентьев. -СПб., 1848. -143 с.

160. Арсеньев, К. И. Начертание статистики Российского государства

161. Текст. В 2 ч. / К. И. Арсеньев. СПб.: Тип. Имп. Воспитательного Дома, 1818−1819.

162. Баженов, Н. Статистическое описание соборов, монастырей, приходских и домовых церквей Симбирской епархии по данным 1900 года Текст. / Н. Баженов-Симбирск: Типолитография А. Т. Токарева, 1903. -XXXIV, 372 с.

163. Благотворительные учреждения Российской Империи Текст.: в 2 т. / сост. по высоч. повелению Собственной е. и. в. Канцелярией по учреждениям имп. Марии — ред. А. А. Тулубьев. СПб.: Типография СПб. акционерного общества печатного дела в России, 1900.

164. Богословский, Г. К. Справочная книга для Казанской епархии Текст. / Г. К. Богословский. Казань, 1900. — 612 с.

165. Ведомость о народонаселении России по уездам губерний и областей Текст.: составлен из всепод. отчетов губернаторов. 1846 г. СПб.: Тип. Э. Праца, 1850. -48 с.

166. Вся Россия: справочная книга российской промышленности, торговли, сельского хозяйства, администрации, представителей общества и частных служащих и экономической деятельности Текст. Киев: Тов-во Фишер. — Т. 1. — 1290 стб., 832 стб., 1200 с.

167. Вся Россия Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи на 1903 год Текст. -СПб.: изд. А. С. Суворина, 1902. 855 с.

168. Доклад Симбирской городской управы Симбирской городской думе по вопросу об организации санитарной комиссии Текст. // Журнал Симбирской городской думы. 1901. — № 13.

169. Дополнительная роспись города Симбирска на 1853 г. Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1854. — № 7.

170. Дополнительное расписание доходов города Сенгилея на 1879 г. Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1879. — 2 октября.

171. Ежегодник Министерства финансов Текст. Вып. 1907/1908. СПб.: Министерство финансов, 1909. — 250 с.

172. Журнал Симбирской губернской оценочной комиссии по оценке фабрик, заводов, торгово-промышленных помещений и лесов. Текст. // Вестник симбирского земства. 1900. — № 4/5. — С. 152−159.

173. История торговли и промышленности в России Текст. / под ред. П. X. Спасского. СПб, 1912. — Т. 1. — Вып. 5. -960 с.

174. Кабузан, В. М. Народы России в XVIII в.: численность и этнический состав Текст. / В. М. Кабузан. М., 1990. — 566 с.

175. Календарь и памятная книжка Симбирской губернии на 1889 г. Текст. Симбирск: Губернская типография, 1890. — 313 с.

176. Календарь Симбирской губернии за 1879 г. Текст. Симбирск: Губернская типография, 1880. — 76 с.

177. Календарь Симбирской губернии за 1881 год. Текст. Симбирск: Губернская типография, 1881. — 75 с.

178. Липинский, А. И. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба: в 2 ч. Ч. И. Симбирская губерния Текст. / А. И. Липинский. СПб.: Изд-во Воен. типографии, 1868. — 420 с.

179. Мартынов, П. Город Симбирск за 250 лет его существования Текст.: сист. сб. ист. сведений о г. Симбирске / П. Мартынов. Симбирск: Типолитография А. Т. Токарева, 1898. — 420 с.

180. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба: в 25 т. Т. 20, ч. 1. Симбирская губерния Текст. СПб.: Изд-во Воен. типографии, 1868. — 544 с.

181. Материалы для статистики Российской Империи, издаваемые с1 ilвысочайшего соизволения при Статистическом отделении Совета Министерства внутренних дел Текст. В 3 т. СПб.: Министерство внутренних дел, 1839−1841.

182. Народонаселение Текст. // Календарь Симбирской губернии на 1879 г. Симбирск, 1879. — С. 89−93.

183. Народонаселение и пространство Симбирской губернии Текст. // Киевский народный календарь на 1866 г. Киев, 1866. — С. 51.

184. Народонаселение Симбирской губернии в 1876 г. Текст. // Календарь Симбирской губернии на 1878 г. Симбирск, 1878. — С. 84−94.

185. Население Симбирской губернии к 1 января 1917 г. Текст. // Исторический архив. 1962. — № 5. — С. 70. — ISSN 0869−6322.

186. Неболсин, Г. П. Статистическое обозрение внешней торговли России Текст. В 2 ч. / Г. П. Неболсин. СПб.: Тип. Департ. внешн. торг., 1850.

187. Обзор Казанской губернии за 1901 год Текст. Казань: Тип. Губернской управы, 1902. — 108 с.

188. Обзор Казанской губернии за 1903 год Текст. Казань: Тип. Губернской управы, 1904. — 109 с.

189. Обзор Казанской губернии за 1908 год Текст. Казань: Губ. стат. ком., 1910. -94 с.

190. Обзор Казанской губернии за 1913 год Текст. Казань: Губ. стат. ком., 1915. -108 с.

191. Обзор Самарской губернии за 1913 год Текст. Самара: Губ. стат. ком., 1914. -148.

192. Обзор Симбирской губернии за 1897 1914 гг. Текст.: стат. обзор. -Симбирск: Губернская типография, 1897. — 455 с.

193. Обзор Симбирской губернии за 1912 год Текст. Симбирск: Губернская типография, 1913. -37 с.

194. Обзор Симбирской губернии за 1915 год Текст. Симбирск: Губернская типография, 1916. — 35 с.

195. Отчет о деятельности Симбирского губернского статистического комитета за 1868, 1869 гг. Текст. В 2 кн. Симбирск, 1869. — 344 с.

196. Отчет по Курмышской ремесленной школе за 1874 г. Текст. // Симбирские губернские ведомости. 1875. — № 9.

197. Памятная книга Казанской губернии на 1903 год Текст. Казань: Казанский губ. стат. ком., 1903. — 601 с.

198. Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии за 1901 г. Текст. Симбирск: Губернская типография, 1901. — 263 с.

199. Памятная книжка Казанской губернии на 1861−1862 гг. Текст. Казань: Казанский губ. стат. ком., 1862. — 285 с.

200. Памятная книжка Казанской губернии на 1891−1892 гг. Текст. — Казань: Казанский губ. стат. ком., 1892. 80 с.

201. Памятная книжка Казанской губернии на 1901 год Текст. Казань: Казанский губ. стат. ком., 1901. — 458 с.

202. По вопросам одиночным о переписи населения (о переписи населения в Симбирске 1912 г. и др.) Текст.: стат. сб. Симбирск: Оценочно-стат. отд. Симбирской гор. управы, 1913. — 236 с.

203. Подворная перепись Симбирской губернии 1910−1911 гг. Текст. -Симбирск: Симбирское губернское Земство, 1912−1914. Вып. 1. — 180 с.

204. Попов, Н. И. К материалам для статистики Симбирской губернии Текст. / Н. И. Попов // Материалы для истории и статистики Симбирской губернии. Вып. II. Симбирск, 1866. — С. 47−50.

Заполнить форму текущей работой