Абсолютная монархия как одна из форм правления в России XVI–XVIII в

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

«Абсолютизм — это форма правления, при которой верховная власть в государстве полностью и безраздельно принадлежит монарху; он «издает законы, назначает чиновников, собирает и расходует народные деньги без всякого участия народа в законодательстве и в контроле за управлением» [35, С. 228].

Для абсолютной монархии характерны: наличие сильного, разветвленного профессионального бюрократического аппарата, сильной постоянной армии, ликвидация сословно-представительных органов и учреждений.

Все эти признаки были присущи и российскому абсолютизму. Однако у него были свои существенные особенности.

Если абсолютная монархия в Европе складывалась в условиях развития капиталистических отношений и отмены старых феодальных институтов (особенно крепостного права), то абсолютизм в России совпал с развитием крепостничества.

Если социальной базой западноевропейского абсолютизма был союз дворянства с городами (вольными, имперскими), то российский абсолютизм опирался в основном на крепостническое дворянство, служилое сословие.

Проблемы, связанные со становлением абсолютной монархии в России были исследованы в трудах Н. И. Павленко, А. С. Чистякова, А. Г. Брикнера, Д. Н. Альшица, Л. Н. Пушкарева и других историков.

Однако, предпосылки, сущность, последствия монархического правления, вопросы, связанные с периодизацией абсолютно-монархического периода истории России, до сих пор являются слабоизученными, часто становятся предметом дискуссии в научных исторических кругах. Была ли власть монарха в России поистине абсолютной, на какую идеологию она опиралась? Эти и другие интересные вопросы российской истории определили актуальность данного исследования.

Цель выпускной квалификационной работы — изучить генезис абсолютной монархии и проанализировать политико-правовую идеологию в России в период становления абсолютизма.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

ь проанализировать складывание условий для создания абсолютной монархии;

ь изучить процесс становления абсолютизма в эпоху Петра Великого;

ь рассмотреть особенности просвещенного абсолютизма Екатерины II;

ь на основе изучения исторических источников провести анализ политико-правовой идеологии периода развития абсолютизма.

Объектом данного исследования является история России.

Предмет — проблемы развития абсолютной власти в России XVI—XVIII вв.

В процессе работы над темой выпускной квалификационной работы были использованы следующие методы исследования: метод теоретического анализа исторических источников XVI—XVIII вв., метод синтеза, обобщения, конкретизации, сходства и различия.

1. Генезис абсолютной монархии

1. 1 Складывание условий для создания абсолютной монархии в XVI-XVII веках

Существование сословно-представительной монархии на Руси охватывает период, продолжавшийся свыше 100 лет и насыщенный важными событиями. Прежде всего, следует отметить, что активная внешняя политика России принесла ей новые территории. Разгромлены Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. В результате вошли в состав России Нижнее и Среднее Поволжье, а также Сибирь. В 1654 г. левобережная Украина по воле народа воссоединяется с Россией. В тоже время в стране назревают внутренние конфликты, усиление эксплуатации крестьянства и холопов приводят к массовым восстаниям (например, крестьянская война под предводительством И.И. Болотникова). Затем следуют Ливонская война и опричнина. Еще более усугубляет положение иностранная интервенция. «После изгнания из страны иностранных интервентов начался новый подъем экономики. Однако преодолевать экономические трудности приходилось длительное время. Даже к 40-м годам XVII в. в стране обрабатывалось только 40% прежних пашен, что порождало голод и обнищание беднейшего населения» [31, С. 95].

В середине XVI в. существенно меняется форма государства. На смену раннефеодальной монархии пришла сословно-представительная. Причиной возникновения сословно-представительной монархии была относительная слабость монарха, который стремился к усилению позиций самодержавия, но был вынужден делить власть с Боярской Думой. Таким образом, монарх вынужден искать противовес этому учреждению, привлекая на свою сторону дворян и верхушку горожан. Во время правления Ивана IV появляется, так называемая, «Ближняя Дума», с которой царь и советовался. Однако Иван IV не остановился на установлении собственного окружения, он изменил состав Боярской Думы, на место родовитых бояр, которые были казнены или изгнаны, пришли родственники царя, а также дворяне и дьяки. Отличительной особенностью вновь пришедших было то, что они были лично преданы царю. Малейшее ослушание каралось смертью или высылкой. В результате опричнины позиции бояр значительно пошатнулись. Проведенные земельные конфискации ослабили боярскую аристократию и только усилили царскую власть. Но выше было сказано, что опричнина привела к замедлению роста производительных сил.

Представляется интересным рассмотреть роль Земского собора как основного сословно-представительного института. Земский собор представлял систему, состоящую из царя, боярской думы, духовенства (Освященного собора) в полном составе. Земский собор представлял временное совещание для обсуждения, а чаще всего для решения важнейших вопросов внутренней и внешней политики государства. Кроме Боярской Думы и верхушки духовенства в земские соборы входили представители дворянства и посадских верхов.

Следует помнить, что «появление земских соборов означало установление в России сословно-представительной монархии, характерной для большинства западноевропейских государств. Спецификой сословно-представительных органов в России было то, что роль „третьего сословия“ (городских буржуазных элементов) в них была гораздо слабее и в отличие от некоторых аналогичных западноевропейских органов (парламент в Англии, „генеральные штаты“ во Франции, кортесы в Испании) земские соборы не ограничивали, а укрепляли власть монарха. Представляя более широкие, чем Боярская дума, слои господствующих верхов, земские соборы в своих решениях поддерживали московских царей. В противоположность ограничивавшей единодержавие царя Боярской думе земские соборы служили орудием укрепления самодержавия» [34, С. 89].

Но в тоже время, как считает, Д. Н. Альшиц «…само существование земских соборов, как и Боярской думы, означало известную слабость не только носителя верховной власти — царя, но и государственного аппарата централизованного государства, в силу чего верховная власть вынуждена была прибегать к прямой и непосредственной помощи феодального класса и верхов посада» [3, С. 71].

Первая половина XVII века явилась периодом расцвета сословно-представительной монархии, когда важнейшие вопросы внутренней и внешней политики государства решались с помощью земских соборов. В первые годы правления царя Михаила Романова в условиях разрухи и тяжёлого финансового положения после интервенции и социальных потрясений правительство особо нуждалось в опоре на основные группировки господствующего класса, поэтому земские соборы заседали почти непрерывно: с 1613 года по конец 1615 года, в начале 1616−1619 годов, в 1620—1622 годах. На этих соборах основными вопросами были: изыскание финансовых средств для пополнения государственной казны и внешнеполитические дела.

Примерно с 20-х гг. XVII в. государственная власть несколько окрепла, и земские соборы стали собираться реже. Соборы 30-х годов также связаны с вопросами внешней политики: в 1632—1634 годах в связи с войной в Польше, в 1636—1637 годах в связи с войной с Турцией. На этих соборах были приняты решения о дополнительных налогах на ведение войны.

Одним из важнейших земских соборов был собор, собравшийся в условиях городских восстаний летом 1648 года. На соборе были поданы челобитные от дворян с требованием усиления феодальной зависимости крестьян (сыска их без урочных лет); посадские в своих челобитных выражали желание уничтожить белые (т.е. не обложенные налогами и сборами) слободы, жаловались на непорядки в управлении и в суде.

Что касается, формы права, в которую облачались решения Земского собора, то следует выделить, что «…они представляли собой, так называемый соборный акт — протокол за печатями царя, патриарха, высших чинов и крестоцелованием чинов пониже» [34, С. 91].

Падение роли земских соборов тесно связано с глубокими социально-экономическими сдвигами, произошедшими в Русском государстве к середине XVII века. Восстановление экономики страны и дальнейшее развитие феодального хозяйства позволили укрепить государственный строй России с самодержавной монархией, бюрократическим аппаратом приказов и воевод. Правительство уже не нуждалось в моральной поддержке «всей земли» своих внутриполитических и внешнеполитических начинаний. «Удовлетворённое в своих требованиях окончательного закрепощения крестьян, поместное дворянство охладело к земским соборам. С 60-х годов XVII века земские соборы переродились в более узкие по составу сословные совещания» [35, С. 100].

Таким образом, можно выделить две основные причины отмирания сословно-представительных институтов. Во-первых, это уже вышеуказанные социально-экономические причины. А, во-вторых, как отмечает О. И. Чистяков, «во второй половине XVII в. не только возникла необходимость, но и сложилась возможность установления абсолютной монархии… Вместо своевольного дворянского ополчения было создано постоянное войско. Развитие приказной системы подготовило армию чиновничества. Царь получил независимые источники дохода в виде ясака (налог преимущественно пушниной с народов Поволжья и Сибири) и винной монополии. Теперь ему не нужно спрашивать разрешения у земских соборов на начало войны или иное серьезное мероприятие. Необходимость в сословно-представительных органах отпала и они были отброшены. Это означало, что монарх освободился от всяких пут, что его власть стала неограниченной, абсолютной» [35, С. 211].

Таким образом, к концу XVII в. в России начинает складываться абсолютная монархия. Ее формирование произошло не сразу после образования централизованного государства и установления самодержавного строя. Самодержавие еще не есть абсолютизм. Для становления последнего требуется целый ряд условий и предпосылок.

Для абсолютной монархии характерно максимальное сосредоточение власти (как светской, так и духовной) в руках одной личности.

Однако это не единственный признак. Сосредоточение власти осуществлялось египетскими фараонами, римскими императорами и диктатурами XX в. И все же это не было абсолютной монархией. Для возникновения последней необходима ситуация перехода от феодальной к капиталистической системе. В разных странах этот переход происходил в различные исторические периоды, сохраняя при этом общие черты.

Для абсолютной монархии характерно наличие сильного, разветвленного профессионального бюрократического аппарата, сильной постоянной армии, ликвидация всех сословно-представителъных органов и учреждений. Все эти признаки были присущи и российскому абсолютизму.

Однако у него были свои существенные особенности:

* если абсолютная монархия в Европе складывалась в условиях развития капиталистических отношений и отмены старых феодальных институтов (особенно крепостного права), то абсолютизм в России совпал с развитием крепостничества;

* если социальной базой западноевропейского абсолютизма был союз дворянства с городами (вольными, имперскими), то российский абсолютизм опирался почти исключительно на крепостническое дворянство, служилое сословие.

Установление абсолютной монархии в России сопровождалось широкой экспансией государства, его вторжением во все сферы общественной, корпоративной и частной жизни. Экспансионистские устремления выразились, прежде всего, в стремлении к расширению своей территории и выходу к морям.

Другим направлением экспансии стала политика дальнейшего закрепощения. Наконец, усиление роли государства проявилось в детальной, обстоятельной регламентации прав и обязанностей отдельных сословий и социальных групп. Наряду с этим происходила юридическая консолидация правящего класса, из разных феодальных слоев сложилось сословие дворянства.

Монархическое государство, сложившееся к началу XVIII в., во многих источниках называют «полицейским», так как именно в этот период была создана профессиональная полиция, служившая опорой власти, и государство стремилось вмешиваться во все мелочи жизни, регламентируя их.

1. 2 Становление абсолютизма в эпоху Петра Великого

На рубеже XVII и XVIII вв. русское феодальное государство окончательно оформляется как абсолютная монархия. Реформы Петра I завершили ликвидацию старофеодальных учреждений, положили начало преодолению промышленной, военной, культурной отсталости страны. При Петре I закончились консолидация и законодательное оформление феодалов в единое привилегированное «благородное» сословие (шляхетство), резко противостоявшее остальным группам, особенно «подлому люду» (т.е. нижестоящему по терминологии законодательства той эпохи). При Петре I привилегии шляхетства (за которым впоследствии установилось название «дворянство»), его право владеть землей и крепостными обосновывались тем, что шляхетство обязано нести военную и гражданскую службу под угрозой конфискации земель и крепостных у тех, кто уклоняется от службы государству. Одновременно резко расширилось и укрепилось крепостное право. При Петре I в крепостное состояние были обращены многие ранее свободные люди, сотни и тысячи крепостных приписывались к фабрикам и заводам, упразднение холопства практически означало распространение бесправия холопов на всех вообще помещичьих крестьян, помещики наделялись правом суда над крепостными, расширялась личная власть помещиков над крестьянами.

Официальная доктрина абсолютизма включала традиционное теологическое обоснование царской власти. В законодательных актах (Воинский устав, Духовный регламент и др.) утверждалось: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам бог повелевает». Власть монарха рассматривалась как «божественное поручение», но основным способом обоснования петровских реформ были ссылки да «общее благо». В ряде указов и иных актов Петра упоминается о «пользе и прибытке общем», о том, что он, Петр, всегда «старался о народной пользе» и «для того заводил разные перемены и новости». «Мы прилежное старание всегда имеем, — говорилось в одной из жалованных грамот Петра, — о распространении в государствах наших к пользе общего блага и пожитку подданных наших, купечества и всяких художеств (ремесел), рукоделий, которыми все прочие благоучрежденные государства процветают и богатятся» [5, С. 152].

Однако под общим благом практически «разумелось», прежде всего, укрепление господствовавшего класса феодалов, расширение его привилегий, ужесточение крепостничества. Именно при Петре I крепостное право в России принимало наиболее грубые формы, ничем не отличалось от рабства. Помимо расширения и укрепления крепостничества резко выросла торговля крепостными — продажа вообще, продажа одиночками, не семьями, отдельно от земли. Царь неоднократно выражал недовольство тем, что крепостных продают в розницу, «как скотов, чего во всем свете не водится и от чего немалый вопль бывает». Но он же попустительствовал тому, что указы о запрете продажи крестьян в одиночку, отдельно от земли, о запрете принуждать их к браку оставались невыполненными, равно как и указы против расточительных и жестоких помещиков. Жесткие требования к дворянству, касавшиеся обязательной службы, грозный тон и непреклонность царских велений компенсировались потаканием дворянскому произволу по отношению к крепостным.

Самодержавное государство Петра официально прославляло полицию, о которой в одном из регламентов говорилось: «Оная споспешествует в правах и правосудии, рождает добрые порядки и нравоучения… принуждает каждого к трудам и к честному промыслу… полиция есть душа государства и всех добрых порядков, фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности» [4, С. 312].

Обрушивая на подданных лавину указов, Петр был обеспокоен малой эффективностью многих из его предписаний. Проблема усложнялась и тем, что гигантски выросший за время его реформ чиновничий аппарат был пропитан духом взяточничества, казнокрадства, своеволия, ябедничества. Далеко не все указания центральной власти, порой противоречащие одно другому и сильно устаревшему законодательству, практически осуществлялись. Отсюда — сетования царя на беззакония, его попытки организовать «полезную юстицию», наладить режим неуклонного исполнения велений царской власти. «Всуе законы писать, когда их не хранить, или ими играть, как в карты, прибирая масть к масти, чего нигде на свете так нет, как у нас было, а отчасти и еще есть», — говорилось в одном из указов Петра. Предписывая вершить все по закону, царь грозил, что кто указ преступит, «казнен будет смертию безо всякие пощад» [5, С. 164].

С 1708 г. Петр начал перестраивать старые органы власти и управления и заменять их новыми. В результате к концу первой четверти XVIII в. сложилась следующая система органов власти и управления.

В 1711 г. был создан новый высший орган исполнительной и судебной власти — Сенат, обладавший и значительными законодательными функциями. Он принципиально отличался от своего предшественника — Боярской думы.

«Члены совета назначались императором. В порядке осуществления исполнительной власти Сенат издавал указы, имевшие силу закона. В 1722 г. во главе Сената был поставлен генерал-прокурор, на которого возлагался контроль за деятельностью всех правительственных учреждений. Генерал-прокурор должен был выполнять функции «ока государства». Этот контроль он осуществлял через прокуроров, назначаемых во все правительственные учреждения. В первой четверти XVIII в. к системе прокуроров добавилась система фискалов, возглавляемая оберфискалом. В обязанности фискалов входило донесение обо всех злоупотреблениях учреждений и должностных лиц, нарушавших «казенный интерес» [14, С. 230]

Никак не соответствовали новым условиям и задачам приказная система, сложившаяся при Боярской думе. «Возникшие в разное время приказы (Посольский, Стрелецкий, Поместный, Сибирский, Казанский, Малороссийский и др.) сильно различались по своему характеру и функциям» [14, С. 235]. Распоряжения и указы приказов зачастую противоречили друг другу, создавая невообразимую путаницу и надолго задерживая решение неотложных вопросов.

Взамен устаревшей системе приказов в 1717—1718 гг. было создано 12 коллегий, каждая из которых ведала определенной отраслью или сферой управления и подчинялась Сенату. Главными считались три коллегии: Иностранная, Военная и Адмиралтейство. В компетенцию Комерц-, Мануфактур- и Берг — коллегии входили вопросы торговли и промышленности. Три коллегии ведали финансами: Камер-коллегия — доходами, Штатс — коллегия — расходами, а Ревизион — коллегия контролировала поступления доходов, сбор податей, налогов, пошлин, правильность расходования учреждениями отпущенных им сумм. Юстиц-коллегия ведала гражданским судопроизводством, а Вотчинная, учрежденная несколько позже, — дворянским землевладением. Был создан еще Главный магистрат, ведавший всем посадским населением; ему подчинялись магистраты и ратуши всех городов. Коллегии получили право издавать указы по тем вопросам, которые входили в их ведение.

Кроме коллегий было создано несколько контор, канцелярий, департаментов, приказов, функции которых были также четко разграничены. Одни из них, например Герольдмейстерская контора, ведавшая службой и производством в чины дворян; Преображенский приказ и Тайная канцелярия, ведавшие делами о государственных преступлениях, подчинялись Сенату, другие — Монетный департамент, Соляная контора, Межевая канцелярия и др. — подчинялись одной из коллегий.

В 1708—1709 гг. была начата перестройка органов власти и управления на местах. Страна была разделена на 8 губерний, различавшихся по территории и количеству населения. Так, Смоленская и Архангелогородская губернии своим размером мало отличались от современных областей, а Московская губерния охватывала весь густонаселенный центр, территорию современных Владимирской, Ивановской, Калужской, Тверской, Костромской, Московской, Рязанской, Тульской и Ярославской областей, на которой жила почти половина всего населения страны. В число губерний вошли Петербургская, Киевская, Казанская, Азовская и Сибирская.

«Во главе губернии стоял назначаемый царем губернатор, сосредоточивавший в своих руках исполнительную и судебную власть. При губернаторе существовала губернская канцелярия. Но положение осложнялось тем, что губернатор подчинялся не только императору и Сенату, но и всем коллегиям, распоряжения и указы которых зачастую противоречили друг другу» [24, С. 349].

Губернии в 1719 г. были разделены на провинции, число которых равнялось 50. Во главе провинции стоял воевода с канцелярией при нем. Провинции, в свою очередь, делились на уезды с воеводой и уездной канцелярией. Некоторое время в царствование Петра уездная администрация была заменена выборным земским комиссаром из местных дворян или отставных офицеров. Его функции ограничивались сбором подушной подати, наблюдением за выполнением казенных повинностей, задержанием беглых крестьян. Подчинялся земский комиссар провинциальной канцелярии. В 1713 г. местному дворянству было предоставлено выбирать по 8−12 ландратов (советников от дворян уезда) в помощь губернатору, а после введения подушной подати были созданы полковые дистрикты. Квартировавшие в них воинские части наблюдали за сбором податей и пресекали проявления недовольства и антифеодальные выступления. Роспись чинов 24 января 1722 г., табель о рангах, вводила новую классификацию служащего люда. Все новые учрежденные должности — все с иностранными названиями, латинскими и немецкими, кроме весьма немногих, — выстроены по табели в три параллельных ряда: воинский, статский и придворный, с разделением каждого на 14 рангов, или классов. Аналогичная лестница с 14 ступенями чинов вводилась во флоте и придворной службе. Этот учредительный акт реформированного русского чиновничества, ставил бюрократическую иерархию, заслуги и выслуги, на место аристократической иерархии породы, родословной книги. В одной из статей, присоединенных к табели, с ударением пояснено, что знатность рода сама по себе, без службы, ничего не значит, не создает человеку никакого положения, людям знатной породы никакого положения не дается, пока они государю и отечеству заслуг не покажут.

Таким образом, сложилась единая для всей страны административно-бюрократическая система управления, решающую роль в которой играл монарх, опиравшийся на дворянство. Во второй половине XVII в. общая тенденция развития государственной системы России заключалась в переходе от самодержавия с Боярской думой и боярской аристократией, от сословно-представительной монархии к «чиновничье-дворянской монархии», к абсолютизму. В XVII в. изменился титул русских царей, в котором появился термин «самодержец». Общий процесс регламентации всех областей жизни и управления страной неограниченной властью монарха встретил протест со стороны русской православной церкви. Она являлась крупнейшей феодальной организацией, владевшей несметными богатствами, тысячами крепостных крестьян и огромными земельными угодиями. Церковь с успехом отбивала попытки государственной власти поставить под свой контроль ее владения. Но Петру удалось частично подчинить церковь государственной власти.

При Петре была предпринята попытка рационалистически обосновать абсолютную власть монарха. Необходимость этого была вызвана тем, что обществу начала XVIII в. было уже недостаточно сознания богоданности царской власти. Идеи европейского рационализма XVII в. проникали в Россию вместе с техническими, культурными и бытовыми новшествами,

В построениях приверженцев рационализма государство предстает как установление, возникшее по воле свободных людей, заключивших ради собственной безопасности договор, по которому они передавали свои права государству. Последнее, таким образом, оказывалось чисто человеческим установлением, и люди наделялись правом его совершенствовать с учетом своих целей.

Петр был знаком с Лейбницем, с работами теоретиков государства Г. Гроция и С. Пуфендорфа. Возможно, что под их влиянием у государя сформировался образ государства, уподобленного часовому механизму, все колесики которого действуют в идеальном сцеплении [4, С. 182].

Петр стремился создать такой механизм управления в своей стране. Для Петра Россия была подобна кораблю. Корабль — организованная структура, своего рода модель идеального общества; государь — шкипер, который придает верное положение «рулю родного корабля». Многое в тогдашней жизни России исправлялось и изменялось под влиянием рационалистических идей, в том числе и государственная власть, и обоснование этой власти.

В условиях России оформился образ разумного, видящего далеко вперед монарха отца Отечества. Эта идея получила особое значение после принятия Петром титула императора. Теперь Петр стал покровителем и распорядителем Отечества.

Многие идеологи самодержавия особенно выделяли это положение, подчеркивая, что царь-отец, царь-батюшка стоит выше групповых интересов; следовательно, лишь он один может стабильно и взвешенно управлять огромной империей. Именно этот образ государя — заботливого отца для всего народа — будет доминировать впоследствии, особенно во второй половине XIX в. (в концепциях Л. А. Тихомирова, М. Н. Каткова и других).

Итак, в эпоху Петра Великого для идеологического обоснования власти самодержца и его политики использовались известные еще с XI в. аргументы. Это, прежде всего, идея Божественного происхождения власти. Божественного промысла в политике государя; подчеркивался и нравственный характер власти самодержца. Даже концепция патернализма, получившая у Феофана Прокоповича новое, актуальное звучание, была известна с древних времен: она была производной от идеи Илариона о том, что царь стоит над всем обществом,

что он выше узких интересов, его забота — благо государства.

Вместе с тем в идеологию самодержавия начала XVIII в. вписались и мысли Ивана IV о безграничной власти государя, о насилии и принуждении как универсальном способе решения всех политических проблем. Мысли Ивана IV были органически восприняты Петром I: государь — единственный, кто знает, что нужно народу и государству, его решения обязательны для исполнения, а те, кто противится им, — враги царю, а значит и Отечеству.

В петровские времена в идеологии самодержавия появились новые черты: это представление о службе монарха и, конечно же, рационализм. Именно рационалистические идеи XVII столетия внесли определенный диссонанс в систему идеологического обоснования власти самодержца, что привело впоследствии к попыткам государственных преобразований, в том числе к попыткам ввести народное представительство. Договорное начало государства, возможность изменений, производимых человеком, обществом ради всеобщего блага, совершенствование законов для достижения процветания — все эти мысли были усвоены как монархами, так и отдельными просвещенными людьми, приближенным к власти.

Особое положение феодальной аристократии (боярства) уже в конце XVII в. резко ограничивается, а затем и ликвидируется. Важным шагом в этом направлении стал акт об отмене местничества (1682 г.). Аристократическое происхождение утрачивает значение при назначении на руководящие государственные посты. Его заменяют выслуга, квалификация и личная преданность государю и системе. Позже эти принципы будут оформлены в Табели о рангах (1722 г.) [6, С. 72].

Служба для дворянина была обязанностью и продолжалась до конца его жизни. В 1714 г. была произведена перепись дворян в возрасте от десяти до тридцати лет. С 1722 г. за неявку на службу назначалось наказание.

Правовой статус дворянства был существенно изменен принятием Указа о единонаследии 1714 г. Этот акт имел несколько последствий:

Юридическое слияние таких форм земельной собственности, как вотчина и поместье, привело к возникновению единого понятия «недвижимая собственность». На ее основе произошла консолидация сословия.

Установление института майората — наследования недвижимости только одним старшим сыном, не свойственно русскому праву. Целью было сохранение от раздробления земельной дворянской собственности. Реализация нового принципа приводила, однако, к появлению значительных групп безземельного дворянства, вынужденного устраиваться на службу по военной или по гражданской линии.

Со смертью патриарха Адриана в 1700 г. решением Петра I было упразднено российское патриаршество. Был создан Духовный Коллегиум, будущий Святейший Синод, ставший высшим органом церковного управления. Синод возглавлял светский чиновник — обер-прокурор, опиравшийся на штат церковных фискалов.

В эпоху петровских реформ наука, культура, опыт более развитых стран Западной Европы использовались для совершенствования промышленности, военного дела, законодательства, государственного аппарата, всех областей жизни. Воспринимая этот опыт, Россия приобщалась к мировой цивилизации, к передовой материальной и духовной культуре. Вместе с тем насильственное ускорение приобщения, административные методы и сословно-классовые основы насаждения иностранных образцов дали побочный результат в виде преувеличенного и показного восприятия российским дворянством иностранного вообще. Знание и признание иностранного расценивались как обязательный внешний показатель послушания представителей служилого сословия, их способностей к службе и карьере, и, наоборот, приверженность к допетровским обычаям и нравам считалась непокорностью, упрямством, проявлением тупости.

В политико-правовой идеологии иностранные влияния также порой сводились к воспроизведению модных иностранных терминов. Однако на теоретическом уровне политико-правового сознания восприятие распространенных на Западе идей происходило иначе. Абсолютизм требовал нового идеологического обоснования в духе времени. Этому духу соответствовала лишь теория естественного права, ряд положений которой находился в вопиющем противоречии с феодальной действительностью России.

Таким образом, сложилась единая для всей страны административно — бюрократическая система управления, решающую роль в которой играл монарх, опиравшийся на дворянство. В период правления Петра I общая тенденция развития государственной системы России заключалась в переходе от самодержавия к «чиновничье-дворянской» монархии, к абсолютизму.

1. 3 Просвещенный абсолютизм Екатерины II

Под просвещенным абсолютизмом одни авторы понимают политику, которая, используя социальную демагогию и лозунги просветителей, преследовала цель сохранения старых порядков. Другие историки пытались показать, как просвещенный абсолютизм, отвечая интересам дворянства, одновременно способствовал буржуазному развитию. Третьи подходят к вопросу о просвещенном абсолютизме с академических позиций, видят в нем один из этапов эволюции абсолютной монархии.

ХVIII в. — время господства просветительской идеологии. Французские просветители М. Ф. Вольтер, Ш. Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо сформулировали основные положения просветительской концепции общественного развития. Один из путей достижения свободы, равенства и братства философы видели в деятельности просвещенных монархов — мудрецов на троне, которые, пользуясь своей властью, помогут делу просвещения общества и установлению справедливости.

Представление о государстве как о главном инструменте достижения общественного блага господствовало в умах людей того времени. Идеалом Ш. Л. Монтескье, чье сочинение «О духе законов» было настольной книгой Екатерины II, являлась конституционная монархия с четким разделением законодательной, исполнительной и судебной властей. В своей политике Екатерина II пыталась реализовать эти теоретические положения. Естественно, она не могла пойти против дворянства, против крепостного права. Она стремилась построить законную самодержавную монархию, обновить ее с учетом новых исторических реалий, а не вводить конституционный демократический строй, как этого хотели просветители. Понимание монархами равенства и свободы не шло дальше закрепления прав и привилегий каждого сословия в рамках самодержавной монархии.

Политика просвещенного абсолютизма в России, так же как и в ряде других европейских стран, заключалась в использовании положений просветительской идеологии для укрепления крепостнического строя в условиях его начавшегося разложения. Такая политика не могла проводиться долгое время. После Великой французской революции наметился курс на усиление внутренней и международной реакции, что означало конец периода просвещенного абсолютизма.

В первые годы царствования Екатерина II обнаружила ум и способности крупного государственного деятеля. Она заняла престол в сложное время. Впоследствии в своих мемуарах она вспоминала: «В 1762 г. при вступлении моем на престол я нашла сухопутную армию в Пруссии на две трети жалованье не получавшую… Внутри империи заводские и монастырские крестьяне почти все были в явном непослушании властям, и к ним стали присоединяться местами и помещичьи» [27, С. 248]. Екатерина II должна была выработать политику, отвечавшую условиям Нового времени. Эта политика и получила название «просвещенного абсолютизма».

На первых порах Екатерина II не чувствовала себя на престоле достаточно уверенно. Многие вельможи и дворяне считали, что царствовать после смерти Петра III должен был Павел или Иван Антонович.

Уже 22 сентября 1762 г. Екатерина II торжественно была коронована в Успенском соборе Московского Кремля и на протяжении всего царствования держала сына на почтительном расстоянии от трона. В 1764 г. молодой офицер В. Я. Мирович предпринял попытку освободить из Шлиссельбургской крепости заключенного там Ивана Антоновича. В соответствии с инструкцией караул убил Ивана Антоновича. В. Я. Мирович был арестован и казнен.

С 1763 г. Екатерина II начала постоянную переписку с М. Ф. Вольтером и его единомышленниками, обсуждая с ними государственные дела. Она подчеркивала, что книга Ш. Л. Монтескье стала ее путеводителем в политике. В странах Западной Европы заговорили о «великой Семирамиде Севера» [7, С. 42].

Желание лучше узнать Россию привело Екатерину к мысли о поездке по стране, как до этого делал Петр Великий. В начале своего царствования Екатерина II посетила Ярославль и Ростов Великий, побывала в Прибалтике, проехала по Волге от Твери до Симбирска.

Екатерина II придавала огромную роль законодательству. Она писала, что законы создаются «для воспитания граждан», что «каждое государственное место имеет свои законы и пределы». По подсчетам историков, императрица за годы своего царствования издавала по 12 законов в месяц. Наиболее активной она была в первые годы своего правления, издавая в среднем по 22 законодательных акта в месяц. Уже в манифесте после вступления на престол Екатерина II недвусмысленно заявила: «Намерены мы помещиков при их имениях и владениях нерушимо сохранять, а крестьян в должном им повиновении содержать» [9, С. 275].

Одной из первых реформ Екатерины II было разделение Сената на шесть департаментов с определенными полномочиями и компетенцией. Сенатская реформа улучшила управление страной из центра, но Сенат лишился законодательной функции, которая все более переходила к императрице.

В 1764 г. было отменено гетманство на Украине. Последний гетман К. Г. Разумовский был отправлен в отставку, его место занял генерал-губернатор. Автономия Украины была ликвидирована. Вся страна, считала Екатерина, должна управляться по единым принципам.

В условиях массовых волнений монастырских крестьян Екатерина в 1764 г. провела секуляризацию церковных имуществ, объявленную еще Петром Ш. Устанавливались штаты и оплата церковнослужителей. Бывшие монастырские крестьяне (их было около 1 млн. душ мужского пола) перешли под власть государства. Они стали называться экономическими, так как для управления ими была создана Коллегия экономии.

В 1773 г. был введен принцип веротерпимости. В 1765 г. в стране приступили к межеванию земель: на местности происходило определение границ земельных владений и их юридическое закрепление. Оно было призвано упорядочить землевладение и остановить земельные споры. Но самым крупным мероприятием Екатерины II был созыв Комиссии для сочинения проекта нового Уложения.

Преследуя цель установить «тишину и спокойствие» в стране, укрепить свое положение на престоле, Екатерина II созвала в 1767 г. в Москве специальную Комиссию для составления нового свода законов Российской империи взамен устаревшего Соборного уложения 1649 г. В работе Уложенной комиссии участвовали 572 депутата, представлявших дворянство, государственные учреждения, крестьян и казачество. Крепостные крестьяне, составлявшие примерно половину населения страны, в работе Комиссии не участвовали. Ведущую роль в ней играли дворянские депутаты (примерно 45%).

Депутаты по предложению Екатерины II представили в комиссию примерно 1600 наказов с мест, «дабы лучше узнать было нужды и чувствительные недостатки народа». В качестве руководящего документа Комиссии 1767 г. императрица подготовила «Наказ» — теоретическое обоснование политики просвещенного абсолютизма. «Наказ» Екатерины II состоял из 22 глав и был разбит на 655 статей. Почти 3/4 текста «Наказа» составляли цитаты из сочинений просветителей. Эти цитаты были тщательно подобраны, и «Наказ», таким образом, представлял собой цельное произведение, в котором доказывалась необходимость сильной самодержавной власти в России и сословного устройства русского общества [7, С. 411].

«Наказ» исходил из положения о том, что верховная власть «сотворена для народа» и действует «к получению самого большего от всех добра». Верховная власть, по мнению Екатерины II, может быть только самодержавной. Она объясняла это принадлежностью русского народа к числу европейских, обширностью территории и рассуждением, что «лучше повиноваться законам под одним господином, нежели угождать многим» [7, С. 412].

Целью самодержавия Екатерина II объявила благо всех подданных. Девизом Уложенной комиссии были слова: «Блаженство каждого и всех». Свобода граждан, или, как ее называла Екатерина II, вольность, «есть право делать то, что законы дозволяют». Таким образом, равенство людей понималось как право каждого сословия обладать дарованными ему правами: для дворян свои установления, для крепостных — свои. Нужно было издать такие законы, чтобы они, «с одной стороны, злоупотребления рабства отвращали, с другой стороны, предостерегали бы опасности, могущие оттуда произойти» [26, С. 131]. Екатерина II считала, что законы, как уже говорилось выше, создаются для воспитания граждан. Только суд может признать человека виновным, утверждалось в «Наказе». Пусть и в сословной интерпретации, но в законодательство России вводилось понятие презумпции невиновности.

Уложенная комиссия начала заседание в Грановитой палате Московского Кремля летом 1767 г. На пятом заседании императрице был присвоен титул «Великой, премудрой матери Отечества», что означало окончательное признание Екатерины II русским дворянством.

Неожиданно для Екатерины и ее приближенных в центре обсуждения оказался крестьянский вопрос. Некоторые депутаты — дворяне Г. Коробьин и Я. Козельский, крестьяне И. Чупров и И. Жеребцов, казак А. Алейников, однодворец А. Маслов — выступали с критикой отдельных сторон крепостничества. Например, А. Маслов предлагал передать крепостных крестьян в особую коллегию, которая выплачивала бы из крестьянских податей жалованье помещику. Это фактически означало бы освобождение крестьян от власти помещиков. Ряд депутатов высказался за четкую регламентацию крестьянских повинностей. Большинство же депутатов, напротив, выступало с защитой крепостничества и требованием расширения их сословных прав, привилегий, групповых интересов.

Работа Комиссии продолжалась более года. Под предлогом начала войны с Турцией, «нарушения мира и тишины» она была распущена в 1768 г. на неопределенное время, так и не составив нового уложения. Созданные наряду с Большим общим собранием частные комиссии, занимавшиеся конкретными законами, просуществовали до смерти Екатерины II.

Из выступлений и наказов депутатов Екатерина II смогла составить довольно ясное представление о позициях различных групп населения страны. «Наказ» Екатерины II и материалы Уложенной комиссии во многом предопределили законодательную практику императрицы. Идеи «Наказа» можно проследить и в «Учреждении о губерниях», и в «Жалованных грамотах» дворянству и городам, принятых после подавления Крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева.

В «Наказе» формулировались принципы правовой политики и правовой системы. Значительная часть текста «Наказа» (250 статей) заимствована из трактата Ш. Монтескье «О духе законов», трактата Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (около ста статей), «Энциклопедии» Д. Дидро и д’Аламбера. В целом заимствования составили более 80% статей и 90% текста. Однако по своей концепции Наказ был самостоятельным произведением, выразившим идеологию российского «просвещенного абсолютизма» [18, С. 164].

Вряд ли правы те историки, которые видят в созыве Уложенной комиссии демагогический фарс, разыгранный Екатериной II. Нельзя назвать Уложенную комиссию и началом русского парламентаризма. В конкретных условиях России второй половины XVIII в. Екатерина II сделала попытку модернизации страны, создания законной самодержавной монархии, опираясь на тогдашний уровень знаний о природе и обществе.

В 1775 г. были приняты меры по укреплению дворянства в центре и на местах. Впервые в российском законодательстве появился документ, определивший деятельность местных органов государственного управления и суда. Эта система местных органов просуществовала до Великих реформ 60-х годов XIX в. Введенное Екатериной II административное деление страны сохранялось до 1917 г.

7 ноября 1775 г. было принято «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи» [13, С. 142]. Страна делилась на губернии, в каждой из которых должно было проживать 300−400 тыс. душ мужского пола. К концу екатерининского царствования в России насчитывалось 50 губерний. Во главе губерний стояли губернаторы, подчинявшиеся непосредственно императрице, а их власть была значительно расширена. Столицы и несколько других губерний подчинялись генерал-губернаторам.

При губернаторе создавалось губернское правление, ему был подчинен губернский прокурор. Финансами в губернии занималась Казенная палата во главе с вице-губернатором. Губернский землемер занимался землеустройством. Школами, больницами, богадельнями ведал Приказ общественного призрения (призирать — присматривать, опекать, заботиться); впервые были созданы государственные учреждения с социальными функциями.

Губернии делились на уезды по 20−30 тыс. душ мужского пола в каждом. Так как городов — центров уездов — было явно недостаточно, Екатерина II переименовала в города многие крупные сельские поселения, сделав их административными центрами. Главным органом власти уезда стал Нижний земский суд во главе с капитаном-исправником, избираемым местным дворянством. В уезды по образцу губерний были назначены уездный казначей и уездный землемер.

Используя теорию разделения властей и совершенствуя систему управления, Екатерина II отделила судебные органы от исполнительных. Все сословия, кроме крепостных (для них хозяином и судьей был помещик), должны были принимать участие в местном управлении. Каждое сословие получало свой суд. Помещика судил Верхний земский суд в губерниях и уездный суд в уездах. Государственных крестьян судила Верхняя расправа в губернии и Нижняя расправа в уезде, горожан — городовой магистрат в уезде и губернский магистрат в губернии. Все эти суды были выборными, исключая суды нижней расправы, которые назначал губернатор. Высшим судебным органом в стране становился Сенат, а в губерниях — палаты уголовного и гражданского суда, члены которых назначались государством. Новым для России был Совестный суд, призванный прекращать распри и мирить ссорящихся. Он был бессословным. Разделение властей не было полным, так как губернатор мог вмешиваться в дела суда.

В отдельную административную единицу был выделен город. Во главе его стоял городничий, наделенный всеми правами и полномочиями. В городах вводился строгий полицейский контроль. Город разделялся на части (районы), находившиеся под надзором частного пристава, а части в свою очередь — на кварталы, которые контролировал квартальный надзиратель.

После губернской реформы перестали функционировать все коллегии, исключая Иностранную коллегию, Военную и Адмиралтейскую. Функции коллегий перешли к губернским органам. В 1775 г. была ликвидирована Запорожская Сечь, а большинство казаков переселили на Кубань.

Сложившаяся система управления территорией страны в новых условиях решала задачу укрепления власть дворянства на местах, ее целью было предотвращение новых народных выступлений. Страх перед восставшими был так велик, что Екатерина II приказала переименовать реку Яик в Урал, а Яицкое казачество — в Уральское. Более чем вдвое увеличилось число чиновников на местах.

21 апреля 1785 г., в день рождения Екатерины II, одновременно были изданы Жалованные грамоты дворянству и городам. Известно, что Екатериной II был подготовлен и проект Жалованной грамоты государственным (казенным) крестьянам, но он не был опубликован из-за опасений дворянского недовольства.

Изданием двух грамот Екатерина II регулировала законодательство о правах и обязанностях сословий. В соответствии с «Грамотой на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» оно освобождалось от обязательной службы, личных податей, телесных наказаний. Имения объявлялись полной собственностью помещиков, которые, кроме того, имели право заводить собственные фабрики и заводы. Дворяне могли судиться только с равными себе и без дворянского суда не могли быть лишены дворянской чести, жизни и имения. Дворяне губернии и уезда составляли соответственно губернскую и уездную корпорации дворянства и избирали своих предводителей, а также должностных лиц местного управления. Губернские и уездные дворянские собрания имели право делать представления правительству о своих нуждах. Жалованная грамота дворянству закрепляла и юридически оформляла дворяновластие в России. Господствующему сословию присваивалось наименование «благородное».

«Грамота на права и выгоды городам Российской Империи» определяла права и обязанности городского населения, систему управления в городах. Все горожане записывались в Городскую обывательскую книгу и составляли «градское общество». Объявлялось, что «мещане или настоящие городовые обитатели суть те, кои в том городе дом или иное строение, или место, или землю имеют» [7, С. 251].

Городское население делилось на шесть разрядов. Первый из них включал живших в городе дворян и духовенство; во второй входили купцы, делившиеся на три гильдии; в третий — цеховые ремесленники; четвертый разряд составляли постоянно жившие в городе иностранцы; пятый — именитые горожане, включавшие в свой состав лиц с высшим образованием и капиталистов. Шестой — посадские, которые жили промыслами или работой. Жители города каждые три года избирали орган самоуправления — Общую городскую думу, городского голову и судей. Общая городская дума избирала исполнительный орган — шестигласную думу, в состав которой входило по одному представителю от каждого разряда городского населения. Городская дума решала дела по благоустройству, народному образованию, соблюдению правил торговли и т. п. только с ведома городничего, назначенного правительством.

Жалованная грамота ставила все шесть категорий городского населения под контроль государства. Реальная власть в городе находилась в руках городничего, управы благочиния и губернатора.

В 1736 г. срок дворянской службы фиксируется в двадцать пять лет, начало службы сдвигается с пятнадцати на двадцать лет, один из братьев помещика вовсе освобождался от службы, а в 1762 г. по манифесту Петра III «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» дворяне освобождались от обязательной военной и государственной службы. Это обстоятельство заметно повлияло на экономическое поведение дворянства. Начинается и постепенно усиливается земельная и промышленная экспансия дворянства. С 1762 г. значительно усиливается приток дворян на проживание в деревне. Впервые в России запретили пороть, но пока лишь дворян.

Помещичьи крестьяне несли в пользу помещика различные повинности: барщину, оброк и пр. На них ложились рекрутские наборы (ежегодно с каждых двадцати дворов по рекруту) и государственные повинности. Подушная подать 1718 г. и размещение армии по деревням и селам (постойная повинность), усугубляли ситуацию.

Установление единой подушной подати уравняло в фискальном отношении все категории крестьянского населения, ликвидировало особые категории: холопов и вольных (гулящих) людей. Государство стремились включить в свою орбиту все категории лиц, ранее ему не подконтрольных: вольных людей забирали в солдаты или записывали за помещиком.

В результате секуляризации церковных земель появилась особая категория экономических крестьян, находившихся под управлением коллегии экономии. После упразднения этой коллегии в 1786 г. они вошли в число государственных крестьян.

Екатерина II, поклонница Вольтера, мечтала освободить крестьян. Но на трон ее возвели дворяне, и она вопреки всему расширяет их привилегии.

Помещики могли применять телесные наказания и отдавать крестьян в смирительные дома (с 1775 г.). В 1767 г. был установлен многоступенчатый порядок принесения жалоб на помещиков и Запрещено жаловаться в центр.

Не применялись нормы Соборного уложения, предписывающие казнить помещика, до смерти забившего своего крепостного, или нормы, угрожавшие конфискацией имения за псевдосудебное самоуправство.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой