Абсолютное право собственности по законодательству Республики Молдова

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Контрольная работа

Абсолютное право собственности по законодательству Республики Молдова

Содержание

1. Понятие и признаки абсолютного права собственности

2. Осуществление и гарантии осуществления права собственности

3. Ограничение правомочий собственника

Литература

право имущественный собственность молдова

1. Понятие и признаки абсолютного права собственности

Право собственности относится к категории прав, признаваемых за лицом правопорядком. Это право обеспечивает лицу возможность максимально полно осуществлять надлежаще оформленный контроль над каким-либо видом присвоенного им ограниченного ресурса. Право собственности есть максимально полное имущественное право, охраняемое всем арсеналом средств, предоставляемых правопорядком.

В объективном смысле под правом собственности понимается совокупность правовых норм (правовой институт). Нормативные акты, устанавливающие общий правовой режим собственности, в силу прямого указания пункта i) ч. (3) ст. 72 Конституции Р М [42], относятся к органическим законам. Основной массив норм, регулирующих право собственности, содержится в гражданском законодательстве, но им не исчерпывается. Право собственности, будучи междисциплинарным институтом, регулируется нормами конституционного, административного, уголовного и иных сфер права. К праву собственности относятся все нормы, регулирующие и защищающие принадлежность материального блага определенному лицу. Таким образом, собственность (право собственности) в объективном смысле представляет комплексный правовой институт, в котором необходимым образом сочетаются нормы частного и публичного права. Основополагающим актом, содержащим правовые предписания, устанавливающим правовой режим собственности (особенности приобретения, осуществления, прекращения и защиты права собственности), служит Гражданский кодекс.

В части уважения и гарантии права собственности как основного имущественного права принципиальное значение имеют международные акты, признаваемые правопорядком составными частями национальной правовой системы. В частности, согласно п. 1 и п. 2 ст. 17 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества [13]. В соответствии со ст. 1 «Защита собственности», Протокола № 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — ЕКПЧ) каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Эти положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов [80]. Данные положения направлены на установление справедливого равновесия между требованиями соблюдения интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности.

Примем во внимание, что ч. (2) ст. 4 Конституции Р М предусматривает приоритет пактов и договоров об основных правах человека, одной из сторон которых является Республика Молдова, над внутренними законами. Конституционные положения о правах и свободах человека толкуются и применяются в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека, пактами и другими договорами, одной из сторон которых является Республика Молдова (ч. (1) ст. 4 Конституции РМ).

Право собственности в субъективном его смысле в правопоряд- ках континентальной Европы понимается как наиболее полное (абсолютное) право лица на вещь. Таким образом, право собственности — одно из основных прав человека, состоящее во внутренней связи с гарантией персональной свободы лица в отношении вещи. Собственность есть овеществленная, проявленная вовне свобода лица. В общем комплексе основных прав, собственность имеет задачу обеспечить носителю свободу в имущественной сфере, сделав возможным устройство своей жизни под собственную ответственность [35, с. 418].

Обладание принадлежащим лицу на праве собственности имуществом — есть необходимое условие участия этого лица в гражданском обороте. В этом смысле границы собственности есть границы полноценной имущественной ответственности лица. Немыслимо представить полноценную жизнь индивида, а шире — существование лиц, которые были бы лишены права собственности. В этом смысле право собственности рассматривается как центральное имущественное право. В институционной системе все другие имущественные права признаются производными от права собственности, тогда как в пан- дектной системе (в силу принципа специализации) производными от права собственности признаются все другие вещные права.

Право собственности — частное по своей природе право. Оно принадлежит определенному лицу (физическому или юридическому), олицетворяя его свободу в материальном мире. Любые ограничения или обременения права собственности, устанавливаемые в интересах общества в целом или в интересах отдельных лиц, в том числе и нормами публичного права, в структуру конструкции права собственности изначально не включаются. Такие ограничения мыслятся как нечто, временно ограничивающее абсолютное право, не имеющее временных границ, принадлежащее лицу. Прекращение установленных ограничений (обременений) влечет восстановление права собственности в полном объеме.

Частноправовой режим собственности распространяется на все вещи, находящиеся в обороте, принадлежащие собственникам — физическим и юридическим лицам частного и публичного права, даже тогда, когда эти вещи служат удовлетворению общественных потребностей. Поэтому ст. 544 ФГК определяет право собственности как право пользования и распоряжения вещами наиболее полным образом (le droit de jouir et disposer des choses de la татёге la plus absolue), при условии соблюдения запретов пользования, установленных законами или регламентом. Согласно § 903 ГГУ, собственник вещи может в той мере, в какой тому не препятствует закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое воздействие со стороны других лиц.

Законодатель Республики Молдова определяет право собственности посредством известной триады правомочий: владения, пользования и распоряжения вещью (ч. (1) ст. 315 ГК). При этом:

• под правомочием владения понимается юридически обеспеченная возможность обладать вещью, исключая из сферы своего господства других лиц;

• под правомочием пользования понимается основанная на законе (договоре) возможность использовать вещь путем извлечения из нее полезных свойств;

• под правомочием распоряжения понимается закрепленная законом (договором) возможность определять юридическую судьбу вещи путем изменения ее принадлежности, состояния или назначения.

Представление о субъективном праве собственности как совокупности трех правомочий (владения, пользования, распоряжения) восходит к российской дореволюционной правовой доктрине (именно такой подход был предложен М. М. Сперанским к определению права собственности в Своде законов Российской Империи). Аналогичным образом определялось право собственности в гражданско-правовых кодификациях большинства стран СНГ.

Принято считать, что названная триада правомочий восходит к римскому праву. В действительности, если обратиться к сохранившимся фрагментам Законов XII таблиц, то мы вообще не встретим там понятия dominium, proprietas — терминов, которыми принято обозначать собственность. Лишь аграрный закон 111 г. до н.э., с целью определения полноты прав землевладельца, указывает на отдельные его правомочия: пользование вещью (uti), извлечение и присвоение плодов (доходов) вещи (frui), обладание вещью (habere), владение вещью (possidere). Однако кроме названных правомочий римское право знало и иные прерогативы, которые имел правообладатель, выступающий в позиции собственника, в частности, право распоряжаться вещью, в том числе право ее уничтожить (ius disponendi, ius abutendi), право воспрещения свободного отчуждения доли в общей собственности (ius prohibendi).

Следует признать, что римское право ни на одной из стадий своего существования не знало единого понятия права собственности, да и не стремилось к выработке такого понятия. Исходя из представления о том, что всякое определение в частном праве таит опасность, римское право представляло собственность как принадлежность вещи лицу (meum esse), связанную с властью над ней (dominium). В известном смысле собственность рассматривалась как предпосылка существования иных имущественных прав. Все иные имущественные права образовывались посредством известного ограничения права собственности. Собственник рассматривался как лицо, обладающий властью над вещью. Будучи persona sui iuris, он обладал наиболее полным господство лица (dominium). Это было не самостоятельное право, а скорее

— власть, выражающая позицию pater familias в римской семье. Однако идея, позднее закрепленная правом, о том, что исключительная власть лица в отношении имущества, принадлежащего ему, служит основанием его существования в материальном мире, закладывается именно в римском праве. Термин «собственность» (proprietas), послуживший образцом для обозначений собственности в новых языках (фр. propriete, англ. property, рум. proprietate; смысловая калька нем. Eigentum), римский философ-стоик Луций Анней Сенека употребляет для характеристики права отдельных лиц на то, что им принадлежит, их «собственного dominium«. Но этот термин не вытесняет другие термины, обозначающие схожие правовые ситуации и, более того, используется чаще всего в случаях, когда собственность и usufructus находятся в разных руках [90, c. 27].

Представление о праве собственности как совокупности правомочий восходит к периоду деятельности глоссаторов (Болонская школа права, XI — XIII вв.). Известно, что средневековая юриспруденция отличалась формализмом, связанным со свойственным христианскому мировосприятию тройственным пониманием мира. Поэтому триада правомочий, описывающих возможную полноту права лица в отношении имущества, в полной мере соответствовала ментальности той эпохи. Однако главное — то, что феодальное право не знало единого права собственности как меры свободы лица в отношении вещи; право собственности напрямую зависело от лица, которому оно принадлежало. В этом смысле единое право собственности легко было представить как совокупность отдельных правомочий.

В отличие от римского права, отграничивавшего право собственности как от владения, так и от вещных прав на чужую вещь, феодальное право не проводило четкой границы между отдельными формами вещно-правового господства. В течение ряда столетий оно обходилось даже без специального термина для обозначения права собственности. Так, в Германии термин «собственность» (Eigenschaft, Eigentum) в специальном юридико-техническом его значении появляется лишь в XIII—XIV вв. В России термины «собственность» и «право собственности» начинают употребляться в XVIII в. [11, с. 104].

Особенность феодального права заключалась в том, что здесь преобладающую роль играли разнообразные формы связанной, обремененной собственности, открывавшие управомоченному лицу возможность лишь ограниченного использования вещи — в пределах, не затрагивавших прав другого носителя — тоже связанной и ограниченной собственности на ту же вещь. Поэтому спор между двумя носителями вещных прав на один и тот же участок был спором не о двух качественно различных правах (о праве собственности и праве на чужую вещь), но спором о «лучшем», более сильном праве. Наличие разнообразных форм вещно-правового господства над землей и отсутствие резкой грани между правом собственности и другими вещными правами сами по себе открывали большую возможность сосуществования различных вещных прав на одну и ту же вещь, чем это имело место в римском праве [11, с. 105−106].

Учет правовой реальности, с одной стороны, и необходимость следования догме римского права — с другой, поставили перед средневековыми юристами трудную задачу: разрешить (на основе понятий римского права и норм) вопрос о возможности сосуществования права собственности у нескольких лиц на одну и ту же вещь в рамках единой системы права. Эта задача, как известно, была выполнена глоссаторами, создавшими учение о разделенной собственности (dominium divisum) — конструкции, при которой сеньору принадлежало dominium directi, а вассалу — dominium utile.

Позднее, под воздействием доктрины юснатурализма, закрепляется представление, что право собственности есть абсолютное право, определяющее внешнюю свободу лица в отношении принадлежащего ему материального предмета. При этом само представление школы естественного права о собственности развивается как непосредственно вытекающее из понятия личной свободы. Суверенитет индивида над собственностью рассматривался как наиболее эффективная преграда всевластию государства. Соответственно, ограничение абсолютной власти государства принималось просветительской и естественноправовой школами за институциональную основу цивилизованного общества [47, c. 37].

Итак, в Новое время в европейском правовом пространстве прочно закрепляется представление о праве собственности как абсолютном праве, которое нельзя определить (описать), указав отдельные правомочия его обладателя. Положительно определить можно лишь ограниченные вещные права, указав на отдельные правомочия в структуре их конструкций. Исчерпать отдельными правомочиями полноту возможного господства лица над вещью в конструкции абсолютного права собственности не представляется возможным. Другими словами, право собственности нельзя свести к отдельным правомочиям. Право собственности существует и тогда, когда отсутствует одно или несколько правомочий. Собственность остается правом и при отсутствии всех названных правомочий (владения, пользования и распоряжения). Примером, в частности, может служить арест вещи, переданной лизингодателем лизингополучателю. В этом случае лизингодатель не является ни пользователем, ни владельцем вещи, в значительной степени он утрачивает также возможность определять юридическую судьбу вещи, но он остается ее собственником.

Собственность есть особого рода юридическая конструкция, которая не может быть исчерпана отдельными правомочиями. Как и всякая юридическая конструкция — конструкция абсолютного права собственности — системное явление; в ней не часть (правомочие) характеризует целое (конструкцию), а наоборот — сама конструкция придает новые свойства включенным в нее правомочиям. Действительно, отдельные правомочия собственника имеют значение лишь в пределах конструкции права собственности, за ее пределами эти правомочия приобретают иное качество, которое задается другой юридической конструкцией. Очевидно, совершенно разное качество имеет владение собственника и владение нанимателя, хранителя и т. п.; одно содержание имеет правомочие распоряжения собственника, а другое, хотя и аналогичное по названию — залогодержателя. Поскольку конструкцию права собственности исчерпать правомочиями не представляется возможным, ее следует определять посредством указания на ограничения (обременения), сужающие абсолютное право собственности.

Право собственности — вещное право, а потому ему присущи все признаки, которые характерны для вещных прав в целом. Помимо этих признаков праву собственности свойственны:

• абсолютность и исключительность — полнота права (plenum ius): два одинаковых по объему права не могут быть установлены на одну и ту же вещь (duorum in solidum dominium esse non potest). Право собственности одного лица исключает возможность установления другим лицом такого же права в отношении того же предмета. Каждый призывается к уважению чужой собственности. Собственник имеет возможность совершать в отношении вещи любые действия, незапрещенные законом;

• эластичность (ius recadentiae): право собственности восстанавливается в полном объеме после отпадения любых ограничений и обременений собственности (ареста, залога, узуфрукта и т. п.);

• право следования: право собственности следует за вещью при ее переходе от одного лица к другому лицу. Соответственно, смена собственника не влияет на права третьих лиц в отношении вещи, добросовестно приобретенной до передачи права собственности (ст. 319 ГК);

бессрочность права собственности: право собственности является непрерывным (ч. (2) ст. 315 ГК). Оно длится непрерывно в течение всего срока существования объекта собственности и не может быть приостановлено (dominium non potest esse in pendenti). Поскольку право собственности является воплощенной в вещи свободой лица, собственность действует во времени и в пространстве до тех пор, пока существует ее носитель. Право собственности охраняется специальными средствами юридической защиты, предусмотренными для него. Эти средства защиты могут быть применены для защиты других вещных прав в случаях, предусмотренных законом. Собственник защищен: от лишения владения таким средством защиты, который позволяет вернуть вещь, сохранившуюся в натуре (виндикация); от действий, которые препятствуют ему осуществлять свои вещные права (негаторный иск); от посягательств, прямых или косвенных, на правовой титул (основание) собственника (иск об исправлении записи в реестре недвижимого имущества).

2. Осуществление и гарантии осуществления права собственности

Право собственности определяется полнотой юридической власти лица над своей вещью. Эта власть (право) признается за собственником и гарантируется ему действующим правопорядком. Законодательство Республики Молдова предусматривает юридически обеспечиваемые гарантии приобретения, осуществления, прекращения и защиты права собственности. Собственность является в соответствии с законом неприкосновенной (ч. (1) ст. 316 ГК). Право собственности гарантируется (ч. (2) ст. 316 ГК). Гарантии права собственности непосредственно закреплены в ч. (1) ст. 46, ч. (2) ст. 127 Конституции Р М и в ч. (2) ст. 316 ГК; их суть заключается:

• в гарантии реализации права собственности во всех ее формах, не вступающих в противоречие с интересами общества (ч. (2) ст. 127 Конституции РМ);

• в гарантировании права частной собственности, поскольку ни один собственник не может быть лишен права собственности иначе как в случае общественной необходимости и с получением при этом справедливого возмещения (ст. 46 Конституции РМ);

• в гарантии неприкосновенности частной собственности, поскольку конфискация объектов частной собственности допускается лишь в случаях, предусмотренных законом, и на основе закона. Причем закон предусматривает презумпцию законности добытого имущества (ч. (5) ст. 316 ГК), а лицо, владеющее вещью, не должно доказывать свое право на нее (ч. (1), ч. (2) ст. 46 Конституции РМ);

• в гарантии охраны собственности государством (ч. (1) ст. 127 Конституции РМ). Собственность охраняется всем комплексом правовых средств, предусмотренных правовой системой. Эти гарантии распространяются не только на лиц Республики Молдова, но и действуют в отношении собственности других государств, международных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства (ч. (1) ст. 128 Конституции РМ).

Однако право собственности, как всякое субъективное право, может осуществляться в известных пределах. В целом осуществление права собственности подчиняется общим принципам, установленным для гражданских прав. Во всех правовых системах существует принцип, согласно которому собственнику вменяется в обязанность избегать такого использования принадлежащего ему имущества, которое имеет своим следствием причинение существенного и необоснованного вреда третьим лицам или всему обществу. Эта общая обязанность не является специфической частью права собственности, но глубоко укоренилась в частном праве. Ее нельзя не учитывать при любой характеристике права собственности. Подобный принцип зафиксирован в § 823 ГГУ, ст. 1382 ФГК, ст. 2043 Г К Италии, он также нашел свое отражение в деликте о зловредности (the tort of nuisance) в странах общего права [47, с. 210].

Согласно ч. (2) ст. 9 Конституции Р М, собственность не может быть использована в ущерб правам, свободам и достоинству человека. Таким образом, осуществление права собственности имеет свои границы. Оно осуществляется в пределах, не допускающих нарушения прав и интересов других лиц. Соответственно, «где осуществление права собственности ведет к нарушению личных прав других или же вещных прав на другие вещи, там граница для права собственности» [45, с. 7].

В странах континентального права границы осуществления права собственности задаются доктриной злоупотребления правом (шикана), суть которой состоит в установлении общего запрета на осуществление права, направленного исключительно на причинение вреда кому-то другому. Санкцией за злоупотребление права служит отказ в защите субъективного права (отказ от удовлетворения притязания) со стороны правопорядка (юрисдикционного органа). В странах общего права границы правомерного осуществления права собственности задаются критерием разумности [47, с. 211].

Все ныне действующие правопорядки рассматривают право собственности не только как благо, но и как обязанность. Так, ст. 14 Основного закона ФРГ [76] утверждает: «Собственность обязывает, ее использование должно служить общему благу». Собственник не вправе использовать свое право во вред правам и свободам других лиц, интересам общества, ухудшать экологию. Аналогичное положение закреплено в ч. 4 ст. 319 Г К Украины, предусматривающей обвязывание собственностью ее правообладателя. В соответствии с ч. (5) ст. 46 Конституции Р М право частной собственности обязывает к соблюдению требований защиты окружающей среды и обеспечению добрососедства, а также к соблюдению других требований, которые согласно закону возлагаются на собственника. В отношении отдельных объектов права собственности законом могут устанавливаться специальные режимы эксплуатации. В частности, специальные режимы эксплуатации предусмотрены для источников повышенной опасности (например, автотранспорта, воздушных судов, морских судов и судов внутреннего плавания и т. п.).

По общему правилу собственник несет ответственность за вред, причиненный другим лицам объектом его права. Ответственность за вред, причиненный противоправным поведением собственника, определяется по правилам об обязательствах из причинения вреда, согласно которым, если иное не установлено специальным законом, ответственность за причиненный вред возникает при наличии вины и причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредоносным результатом. Однако рядом специальных норм предусматривается повышенная (безвиновная) ответственность собственника за причиненный вред.

Так, в соответствии с ч. (1) ст. 1410 ГК лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие форс-мажорных обстоятельств (за исключением случаев, когда вред возник вследствие эксплуатации воздушного транспортного средства или умысла потерпевшего). Без вины за вред причиненный падением либо течением чего-либо со здания (сооружения) отвечает его собственник (владелец). Он освобождается от ответственности если докажет, что вред причинен при форс-мажорных обстоятельствах или по вине лица, которому причинен вред (ст. 1413 ГК).

На собственника возлагается обязанность проявления заботы о принадлежащей ему вещи. Собственник обязан заботиться о принадлежащей ему вещи и содержать ее (ч. (6) ст. 315 ГК). Так, специальными правилами предусмотрено, что собственник здания (сооружения) несет ответственность за вред, причиненный обвалом здания (сооружения) либо его части в случае, когда обвал явился результатом отсутствия надлежащего содержания здания (сооружения) или недостатка строительства (ч. (1) ст. 1412 ГК). Однако обязанность заботы и содержания вещи, принадлежащей собственнику, может быть возложена на иное лицо, непосредственно владеющее ею, например, на узуфруктуария.

На собственника по общему правилу возлагается бремя содержания объекта собственности. Так, наймодатель, как правило, — собственник передаваемого внаем имущества, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон, обязан производить капитальный ремонт сдаваемого внаем имущества (ч. (1) ст. 898 ГК).

На собственника по общему правилу возлагается риск случайной гибели или случайного повреждения имущества (casum sentit dominus). Поэтому, если иное не предусмотрено законом или не оговорено соглашением сторон, риск случая несет собственник имущества (ст. 318 ГК). Риск случайной гибели или случайного повреждения сохраняется за собственником и тогда, когда он не является непосредственным владельцем вещи, например, если вещь передана во владельческое пользование другому лицу. Однако законом или договором эти риски могут быть возложены не на собственника. Так, лизингополучатель по договору лизинга, не будучи собственником, с момента принятия владения, если иное не предусмотрено соглашением сторон, принимает на себя все риски, связанные с гибелью вещи, в том числе возникшие вследствие форс-мажорных обстоятельств (ч. (1) ст. 928 ГК). Риск случайной гибели (случайного повреждения) в пределах, определенных соглашением сторон, может быть принят на себя страховщиком, не являющимся собственником застрахованного имущества.

Собственник вправе осуществлять свои правомочия по своему усмотрению и в своем интересе. Он вправе совершать в отношении объектов собственности любые действия, не противоречащие закону, обществу и отдельным лицам. Граница усмотрения собственника, по меньшей мере, определяется функцией, которую призван выполнять объект права собственности при нормальном его использовании. В иных случаях на собственника могут быть возложены ограничения, устанавливаемые в интересах отдельных лиц или общества в целом. Так, собственник жилого дома должен воздерживаться от поведения, которое может мешать соседям.

Право собственности включает и свободу лица не пользоваться объектом права собственности. Лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, на собственника может быть возложена обязанность пользования объектом своего права. Основанием возложения такой обязанности может служить ситуация, при которой неиспользование объекта права собственности войдет в противоречие с общественными интересами. В этом случае на собственника может быть возложена обязанность либо пользоваться вещью самому, либо передать ее в пользование третьим лицам взамен соответствующего встречного предоставления (ч. (4) ст. 315 ГК). Обязанность пользования, в частности, возлагается на собственников земель сельскохозяйственного назначения, особый режим использования которых определен Земельным кодексом РМ [37], Законом Р М «Об аренде в сельском хозяйстве» [67].

Собственнику по общему правилу принадлежит все, что произведено вещью, а также все, что присоединено к ней вследствие его деяний, деяний другого лица или непредвиденного случая (ст. 317 ГК). Таким образом, если иное не предусмотрено законом, собственнику принадлежат как плоды материального предмета — объекта права собственности (доход, прирост и продукция, приносимые этим предметом), так и плоды права (доход и выгода, получаемые в результате использования этого права) (ч. (1), ч. (2) ст. 209 ГК). Право собственности предполагает законное присвоение плодов предмета и плодов права. Однако законом может быть предусмотрено, что плоды вещи принадлежат другому лицу, например, добросовестному владельцу. Юридическая судьба присоединений вещи, возникших в результате деяний других лиц или непредвиденного случая, всякий раз определяется на основе специальных норм, применимых к соответствующим ситуациям.

Собственник вправе устранять всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащие ему вещи, если его воля не была непосредственно направлена на установление права владения вещью другим лицом. В отношениях с третьими лицами (частными и публичными), покушающимися на право собственности, собственник может прибегать к средствам защиты, предусмотренными национальным правом и международными соглашениями, обеспечивающими эффективное восстановления его нарушенного права.

Собственность — это право, которое можно определить, указав на его объект — материальный предмет. Следовательно, для установления границ осуществления права собственности, необходимо исследовать не только юридические, но и фактические его аспекты. Разумеется, анализ фактической данности (собственности) важен для нас постольку, поскольку он связан с исследуемым правовым явлением (правом собственности). В этом смысле право собственности — это вещное право, юридические границы которого можно установить, лишь определив пространственные границы действия этого права.

В отношении движимых вещей проблем с определением пространственных границ собственности, как правило, не возникает, так как они соответствуют физическим параметрам объекта права собственности. Напротив, вопросы могут возникнуть в связи с установлением границ права собственности на недвижимые вещи, в частности, в отношении поверхностного слоя земли, недр и вышележащего воздушного пространства.

Основным недвижимым объектом является земельный участок. Современные правопорядки исключают распространение права собственности, без каких либо ограничений на все вышележащее пространство над землей и под землей («до звезд и до преисподней»: «usque ad sidera, usque ad inferos«). Ни атмосферное пространство, ни недра собственнику земельного участка не принадлежат. Согласно Закону Р М «О кадастре недвижимого имущества», земельный участок — часть территории, имеющая замкнутые границы, площадь, местоположение и иные характеристики которой отражены в кадастре недвижимого имущества. Земельные участки характеризуются площадью, местоположением, границами; имеют правовой статус и другие характеристики, отражаемые в документах государственной регистрации права на землю (Земельный кодекс РМ [37]). Границы земельного участка очерчивают часть территории, на которую распространяется право лица. Эти границы простираются в пределах площади поверхности земельного участка, почвенного слоя под ним и воздушного пространства над ним в пределах нормального хозяйственного использования земельного участка.

Кодекс РМ «О недрах» [40] определяет недра как часть земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии — ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения. Все богатства недр Республики Молдова, включая содержащиеся в них полезные ископаемые, а также их подземные пространства, составляют объект исключительно публичной собственности государства, являются неотчуждаемыми, на них не может быть обращено взыскание и к ним не применяется срок исковой давности. Участки недр не могут отчуждаться, они могут предоставляться только в пользование (концессию). Все сделки или действия, в прямой или скрытой форме нарушающие право публичной собственности государства на недра, ничтожны. Другие объекты, признанные недвижимыми по природе, по назначению или в силу закона имеют пространственные границы, обусловленные границами земельного участка и (или) своими физическими параметрами.

3. Ограничение правомочий собственника

Понятие и виды ограничений правомочий собственника. Право собственности, будучи наиболее ёмким по своему содержанию имущественным правом, тем не менее, не означает вседозволенности собственника. Комментатор римского права Бартол в свое время определял собственность как «право полностью располагать своей вещью, если это не запрещено законом» («ius de re corporali perfecte disponendi nisi lege prohibeatur«) [цит. по: 31, с. 379]. Ясное представление о праве собственности предполагает знание не только установленных законом границ его осуществления, но и оценку известных ограничений правомочий собственника. Такой подход к пониманию права собственности дает основание утверждать, что это право может быть определено лишь отрицательно, посредством установления того, что собственник не может делать [88, c. 205]. Следовательно, структуру юридической конструкции абсолютного права собственности можно определить посредством указания границ осуществления права, выявив при этом возможные ограничения правомочий собственника. Во всех случаях ограничения не сообщают другим лицам какие-либо субъективные права, но известным образом стесняют право собственности как наиболее полное вещное право.

Определяя понятие «ограничения правомочий собственника», необходимо принять во внимание три следующих аспекта данного вопроса. Во-первых, ограничения правомочий собственника следует отличать от правовых ограничений, тождественных границам осуществления права. Границы осуществления права относятся к идеальной конструкции права, тогда как ограничения правомочий собственника возникают в конкретных правовых ситуациях, связанных с интересами отдельных лиц или общества в целом. Правовые ограничения относятся к осуществлению права собственности как такового, а ограничения правомочий собственника возникают в связи с возникшим притязанием заинтересованного лица.

Во-вторых, любые ограничения относятся к правомочиям собственника и не затрагивают сущности собственности, как наиболее полного права. Как таковое понятие собственности не приемлет идею ограничения. Однако речь идет об уже возникшем, установленном праве частной собственности. В этой связи следует учитывать, что во всех правопорядках существуют определенные ограничения в установлении права частной собственности по субъектному и объектному составу. Так, в соответствии с Законом Р М «О нормативной цене и порядке купли-продажи земли» [58] иностранным лицам не могут быть проданы земли сельскохозяйственного назначения и земли лесного фонда. Если иностранные граждане или лица без гражданства стали собственниками земель сельскохозяйственного назначения либо земель лесного фонда в результате наследования по закону или по завещанию, они вправе отчуждать эти земли посредством заключения юридических актов, вступающих в силу при жизни лица, только в пользу граждан Республики Молдова.

В-третьих, ограничения правомочий собственника следует отличать от прав других лиц на вещь собственника (ограниченных вещных прав). Различие между ограничениями правомочий собственника и ограниченными вещными правами (обременениями) проистекает из разных целей, для достижения которых они соответственно устанавливаются. Ограничения правомочий собственника имеют своей целью обеспечить интересы других собственников, иных управомоченных лиц или общества в целом без установления субъективных вещных прав. При помощи ограниченных вещных прав «другие лица получают возможность осуществлять установленное субъективное вещное право в отношении чужой вещи, расширяя тем самым сферу своего частного господства» [88, c. 208].

Таким образом, ограничения правомочий собственника имеют в виду только стеснение собственника в осуществлении им своего правомочия, но не предоставление третьим лицам самостоятельного субъективного права. Нарушение прав (интересов) частного лица, в пользу которого установлено ограничение, дает возможность такому лицу заявить правопритязание, но не сообщает самостоятельного вещного субъективного права. Поэтому ограничения правомочий собственника не могут быть уступлены или иным образом переданы третьим лицам ни при жизни, ни в случае смерти лица, в пользу которого они установлены. Итак, ограничение правомочий собственника не означает права на чужую вещь, оно свидетельствует лишь о пределе в осуществлении права собственности, вследствие чего обеспечиваются права третьих лиц или общества в целом.

По существу своему многочисленные ограничения состоят из обязанности собственника что-либо не делать из того, что он мог бы по содержанию права собственности делать, или обязанности что-либо терпеть (претерпевать) со стороны других, чего он по содержанию права собственности мог бы не допускать. Однако ограничение никоим образом не могут состоять в обязанности что-либо делать, так как это не было бы уже ограничением содержания права собственности [88, c. 208].

Различают многочисленные ограничения правомочий собственника, которые можно классифицировать по различным, значимым для них признакам. Так, по основанию своего возникновения отдельные правомочия собственника могут быть ограничены по закону без учета воли собственника либо по воле самого собственника, в том числе и в силу договора. Согласно ч. (3) ст. 315 ГК, право собственности может быть ограничено законом или правами третьего лица. При этом следует иметь в виду, что гражданские права могут быть ограничены только органическим законом и на основаниях, предусмотренных Конституцией Республики Молдова (ч. (3) ст. 1 ГК).

Общие принципы ограничения прав изложены в ч. (2) ст. 54 Конституции Р М. В соответствии с положениями Конституции Р М осуществление прав и свобод не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом. Закон, ограничивающий право, должен соответствовать общепризнанным нормам международного права и признаваться необходимым в интересах национальной безопасности, территориальной целостности, экономического благосостояния страны, общественного порядка, в целях предотвращения массовых беспорядков и преступлений, защиты прав, свобод и достоинства других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. Любые иные ограничения прав и свобод человека и гражданина, выходящие за пределы указанных выше требований, признаются неконституционными.

Обратим внимание, что ограничение, во всяком случае, не может затрагивать существование права или свободы и должно соответствовать обстоятельству, вызвавшему его (ч. (4) ст. 54 Конституции РМ). Применительно к праву собственности это значит, что никакое установленное законом ограничение не может повлечь прекращение существования данного права, защита которого гарантируется ч. (1) ст. 46 Конституции Р М. Любые, установленные законом ограничения не должны приводить к принудительному отчуждению права собственности и могут затрагивать при определенных обстоятельствах лишь отдельные правомочия собственника.

В любом случае вмешательство в пользование признанными ЕКПЧ правами или свободами должно преследовать законную цель.

Заложенный в ст. 1 «Защита собственности» Протокола № 1 ЕКПЧ принцип «справедливого равновесия» между правами собственника и интересами государства предполагает, что вмешательство в осуществление права собственника должно преследовать общественнополезную цель" [116, с. 965].

Ограничения правомочий собственника многообразны и предусмотрены целым рядом законодательных актов. Некоторые из них, устанавливаемые в отношении объектов права собственности, имеют характер вещных обременений (право вещных выдач). К вещным обременениям, устанавливаемых в силу закона с учетом воли лиц, вступающих в отношения, относится рентный долг и вещное обременение, обязывающее к производству исполнения по договору отчуждения имущества с условием пожизненного содержания. Так, в соответствии с ч. (1) ст. 842 ГК приобретатель по договору отчуждения имущества с условием пожизненного содержания лишен права производить отчуждение вещи в течение жизни выгодоприобретателя содержания. В результате, приобретатель вещи, будучи собственником, лишен права свободного распоряжения ею, поскольку это могло бы нарушить интересы выгодоприобретателя содержания.

Следует иметь в виду, что ограничения правомочий собственника в силу закона без учета его воли, в отличие от ограничений, установленных согласной волей собственника или соглашением лиц, обладают рядом отличительных черт.

Во-первых, ограничения правомочий собственника в силу закона являются междисциплинарным институтом, предполагающим соответствующее применение норм различных сфер правовой действительности (не только гражданского, но и административного, а также уголовного права).

Во-вторых, при ограничении правомочий собственника в силу закона поведение обязанного лица регулируется, в том числе с учетом принципа власти и подчинения [см. 41, с. 124].

По своей направленности ограничения правомочий собственника могут носить косвенный или прямой характер. Косвенные ограничения проявляются, прежде всего, в актах запретительного или ограничительного действия, направленных на установление особых режимов эксплуатации имущества. Это касается как отдельных направлений предпринимательства, так и совершения некоторых операций — в виде запретов на производство сверх установленных квот, проведения экспортно-импортных, валютных операций и т. п.

Так, Закон Р М «О валютном регулировании» [53] предусматривает, что определенные валютные операции подлежат разрешению Национальным банком Молдовы. В частности, покупка резидентами иностранных финансовых инструментов в рамках их допуска на рынок капитала Республики Молдова осуществляется, за исключением случаев, предусмотренных законом, на основании разрешения Национального банка Молдовы.

Косвенные ограничения в осуществлении правомочий собственника могут проявляться также во введении специального антимонопольного законодательства и законодательства по борьбе с недобросовестной конкуренцией, запрещающего определенные способы и методы предпринимательства, связанные с использованием собственниками своего имущества [23, с. 217].

Прямые ограничения правомочий собственника проявляются в закреплении законом прав органа публичной власти на принудительное отчуждение имущества либо в установлении особого режима его эксплуатации (использования). В этой связи особое внимание придается учету, охране, содержанию и ограничению использования памятников истории и культуры. В мировой практике широко принято заключение соглашений с собственниками этих памятников, им выплачивается вознаграждение в виде компенсации за принятые на себя обязательства по реставрации и охране памятников. Законы предусматривают и возможность принудительного выкупа строения и примыкающего к нему земельного участка у собственника, не желающего или не имеющего возможность обеспечить его сохранность [22, с. 222].

Например, ст. 19 Закона Р М «Об охране памятников» [71] предусматривает, что берутся под охрану объекты, представленные для придания им статуса памятника, со дня разработки актов об их представлении для придания статуса памятника во избежание их повреждений. Министерство культуры доводит этот факт до сведения органов местного самоуправления, на территории которых находятся памятники, или обладателя с любым юридическим статусом. Если же обладатель объекта, представленного для придания ему статуса памятника, не желает этого, государственные органы по охране памятников вносят предложение в Парламент или Правительство о его выкупе государством. Согласно ст. 9 этого же закона, возмездное или безвозмездное отчуждение памятников, являющихся частной собственностью, разрешается при обязательном уведомлении об этом государственных органов по охране памятников. При купле-продаже памятников государство имеет преимущественное право покупки.

Прямые ограничения на перемещение культурных ценностей содержаться в Законе Р М «О порядке ввоза в Республику Молдова и порядке вывоза с ее территории имущества физическими лицами"[59]. Согласно положению данного закона, физические лица не имеют право вывозить с территории Республики Молдова ценности, признанные культурными.

Кроме того, национальное законодательство допускает возможность экспроприации из частной в публичную собственность культурных, художественных и исторических ценностей, имеющих исключительное значение для национальных чувств народа, а также документы, удостоверяющие государственность страны. Экспроприация осуществляется в соответствии с Законом Р М «Об экспроприации для общественно-полезных целей» [73]. Подобные ограничения правомочий собственника, включая возможность принудительного отчуждения определенных законом объектов, осуществляются в интересах всего общества, причем в пользу правообладателя предполагается выплата справедливой компенсации за утрату права собственности.

Ограничение правомочий собственника может устанавливаться как в отношении движимого, так и недвижимого имущества. Так, ст. 7 Жилищного кодекса РМ [36] предусматривает, что собственник должен использовать жилой дом, квартиру строго по целевому назначению. Значительные ограничения возлагаются законом на собственников земельных участков. В соответствии со ст. 29 Земельного кодекса РМ обладатели земли обязаны, в числе прочего: использовать землю в соответствии с ее назначением; соблюдать согласно агротехническим рекомендациям условия эксплуатации земли; принимать меры по предупреждению и борьбе с эрозией; уважать права других обладателей земли. На собственника земли, не обрабатывающего без уважительных причин сельскохозяйственные земли и не принимающего мер по защите почвы и ее улучшению, налагается административное взыскание (ст. 24 Земельного кодекса РМ).

В зависимости от круга лиц ограничения могут устанавливаться в интересах общества в целом или в интересах отдельных лиц. Ограничения правомочий собственника, осуществляемых в интересах всего общества, допустимы, поскольку присутствует публичный интерес и возможность применения в соответствии с законом административных мер воздействия. Согласно ч. (3) ст. 10 ГК, защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Ограничения, устанавливаемые в административном порядке, во всяком случае не исключают возможности их обжалования в судебной инстанции [74, с. 9]. Более того, закон, при установлении ограничений в административном порядке, предусматривает условие о принудительном, как правило, возмездном отчуждении вещи. Так, в соответствии с ч. (3) ст. 360 Кодекса Р М «О правонарушениях» [60] в случае аннулирования разрешения на хранение индивидуального оружия и боеприпасов к нему, лицо, чье разрешение аннулировано, должно произвести их отчуждение. В случае уклонения от отчуждения, на ответственное лицо налагаются штрафные санкции.

Ограничения правомочий собственника, установленные законом, следует отличать от многочисленных административных запретов. Такие запреты, в частности, могут быть основаны на соответствующих правилах дорожного движения, строительных техникоэкономических нормах, противопожарных, санитарных и иных предписаниях [22, с. 223]. Административные запреты не рассматриваются как ограничения правомочий собственника, поскольку устанавливают нормальный режим эксплуатации отдельных объектов, представляющих повышенную общественную опасность. Эти запреты направлены на охрану интересов других лиц и осуществляются в административном порядке.

Право соседства. Основной массив норм, ограничивающих правомочия собственника в целях удовлетворения интересов отдельных лиц, содержится в отдельной главе ГК — «Право соседства» («соседские права», ius vicinitatis). Нормы, содержащиеся в данном разделе, направлены на известное стеснение правомочий собственника, устанавливаемое в пользу собственника соседнего земельного участка. Эти нормы регулируют отношения между собственниками соседствующих земельных участков в тех случаях, когда законный интерес собственника одного участка может быть осуществлен при учете прав собственника соседнего участка. При этом соседствующими считаются земельные участки или иное недвижимое имущество, которые могут оказывать взаимное воздействие (ст. 377 ГК). Таким образом, «соседские права» возникают:

• когда наличествуют соседствующие земельные участки, оказывающие взаимное воздействие;

• при условии, что законный интерес собственника одного земельного участка может быть осуществлен при учете прав собственника соседнего земельного участка.

«Соседские права» представляют попытку на законодательном уровне «уравновесить интересы» собственников соседствующих земельных участков, с учетом того, что каждый из них сохраняет принадлежащее им абсолютное право собственности. Поэтому «соседские права» рассматриваются как вещно-правовые притязания, а нормы, защищающие интересы соседей-собственников, размещены в книге ГК, посвященной вещным правам. Поскольку все многочисленные вопросы, возникающие в отношениях между собственниками соседних земельных участков, урегулировать на законодательном уровне не представляется возможным, на соседей, помимо предусмотренных законом прав и обязанностей, возлагается также моральная обязанность взаимного уважения (ст. 377 ГК).

«Соседские права» относятся к категории ограничений правомочий собственника в силу закона и устанавливаются в интересах определенных лиц. Они ограничивают правомочия собственника, стесняя его в осуществлении определенных правомочий. «Соседские права» являются законными, поскольку устанавливаются нормами закона, а не согласной волей лиц. Они действуют в интересах определенных лиц, признаваемых соседями [9, c. 227].

Данные ограничения не являются субъективными правами, но предполагают возможность заявить правопритязание к лицу, их нарушающему, при наличии фактов, подтверждающих нарушение данных прав. Предоставление права на защиту (право на иск) при нарушении «соседских прав» свидетельствует о том, что они относятся к сфере частного права. «Соседские права» связаны с земельным участком и осуществимы лишь собственником (правообладателем) соседнего земельного участка (иной недвижимости). Прекращение права на земельный участок (недвижимости) лишает такое лицо возможности заявлять правопритязание к своему соседу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой