Американская и японская модели менеджмента

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • Раздел 1. Характеристика американской и японской моделей менеджмента
  • 1.1 Становление японской модели управления
  • 1.2 Особенные черты японской модели менеджмента
  • 1.3 Американская модель управления и факторы, оказавшие влияние на её формирование
  • Раздел 2. Сравнительный анализ американской и японской стратегии управления
  • 2.1 Анализ кадровой политики в США и Японии
  • 2.2 Анализ оплаты, стимулирования и контроля труда в системах управления США и Японии
  • 2.3 Сравнение основных характеристик американской и японской системы управления
  • 2.4 Общие черты современного состояния американской и японской модели менеджмента
  • Раздел 3. Обоснование целесообразности использования элементов японской и американской моделей управления в отечественной практике
  • 3.1 Приемы эффективного управления в преуспевающих американских компаниях
  • 3.2 Проблемы выбора эффективной модели управления персоналом в современных украинских условиях и возможность применения
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

Актуальность темы обусловлена целой совокупностью причин и факторов. Перестройка политики управления в компаниях, связанная с мировым экономическим кризисом, запоздала и производится максимально возможными темпами. Многие организации начинают искать новый путь развития, поиск новых потребителей, выпуск новых продукций, пользующихся большим спросом и приносящих фирме необходимую для развития прибыль. В современной экономике наблюдается постоянное стремление к повышению эффективности производства. Чтобы удержаться сейчас «на плаву», надо иметь адекватную рынку систему управления, которая способна обеспечить производительность и эффективность, а также удовлетворить потребности потребителей и поставщиков. Все это заставляет искать новые пути развития фирм.

Но не только в «глобальном» плане интересно изучение других форм менеджмента, отличных от общепринятых. Каждая фирма, каждый руководитель сталкивается с проблемами на производстве. Также и каждый этап развития фирмы характеризуется потребностями в специальном стиле управления. Иногда в нестабильных ситуациях требуется авторитарный стиль управления, он характеризуется скоростью принятия и исполнения решений. Для других компаний характерен демократический стиль, который позволяет детально прорабатывать решения, удерживать и постепенно увеличивать объем клиентов, создавать внутреннюю стабильность в фирме.

Объектом исследования является процесс управления в организации.

Предмет исследования — американская и японская модели менеджмента.

Целью данной работы является рассмотрение, анализ, сравнение японского и американского стилей управления персоналом.

Задачи курсовой работы:

американская японская модель менеджмент

1. рассмотреть основные характеристики японской модели управления;

2. охарактеризовать главные особенности американской модели менеджмента;

3. Выявить сходства, различия японской и американской моделей менеджмента, проанализировать их.

Обобщение опыта отечественных и зарубежных организаций позволяет сформировать главную цель системы управления персоналом: обеспечение кадрами, организация их эффективного использования, профессионального и социального развития.

Раздел 1. Характеристика американской и японской моделей менеджмента

1.1 Становление японской модели управления

«Японская модель» формировалась в течение 150 лет. Во второй половине XVIII века правительство взялось за быструю индустриализацию под лозунгом «Богатая страна — сильная армия». Предотвратить колонизацию своей страны западными державами было первой задачей тех правителей, хотя существовали и сиюминутные цели, например, подготовка армии к гражданской войне с недовольными утратой своих привилегий самураями и к возможной войне с Кореей. Главным источником капитала были крестьяне — владельцы практически единственного средства производства в то время. Сбор налогов в натуральной форме был заменён единой денежной ставкой. Правительство строило заводы, затем продавало их крупным торговцам, таким как Мицубиси, Сумитомо и Мицуи, — так в Японии происходило становление концернов («дзайбацу»).

Вокруг концернов и правительственных заводов появился ряд малых предприятий, которые выполняли заказы крупного бизнеса в ужесточённых условиях. Из-за высокой ставки налогов большая часть крестьян разорилась, превратившись в простых арендаторов земли.

А сама экономика Японии развивалась быстро, хотя порой спрос на товары был недостаточным, что приводило к дефляции. Но очередные войны стимулировали потребление, вызывая существенный экономический подъём.

До второй мировой войны Япония смогла создать свою тяжёлую индустрию, повысить роль городов в развитии общества, сформировать многочисленный средний класс. Однако японская экономика была ещё весьма отсталой. Главным предметом её экспорта являлся шёлк (в 1940 г. — 13% от всего экспорта), а машиностроение находилось на низком технологическом уровне. Общество массового потребления, где Япония должна была сыграть большую роль, только зарождалось.

По мере развития тяжёлой индустрии прибавлялись и другие составные элементы «японской модели», прежде всего пожизненный наём и зависимость служебного статуса и заработной платы от продолжительности рабочего стажа. При этом надо отметить, что пожизненный наём не закон, а лишь практика. Он никогда не охватывал полностью всех рабочих и служащих. Пожизненный наём — это гарантия стабильности в жизни, но когда он принимает чрезмерный характер, то приводит к общей бюрократизации общества, отсутствию инициативы и идей, излишнему подчинению.

Японским деловым кругам нужны были преданные делу и предприятию работники, заинтересованные в достижении не столько сиюминутных, тактических, сколько более или менее отдаленных, стратегических целей.

Поражение во второй мировой войне было трагедией для Японии, но принудительное уничтожение военной индустрии подготовило идеальный плацдарм для последующего развития экономики. Появились условия для производства товаров гражданского назначения.

О причинах столь высоких темпов роста японской экономики в послевоенное время говорят разное. Так, иногда утверждают, что это произошло благодаря единой последовательной стратегии правительства. Реальность заключается в том, что совокупность различных инициатив как с японской, так и с американской стороны и порой противоречивых движений и течений в обществе в конечном счёте подготовили надёжный фундамент для стремительного роста, толчок которому был дан Корейской войной. И всё же среди мер, принятых правительством Японии, реальные результаты принесли следующие:

1. Приоритетное направление ресурсов в энергетику и металлургию (1947−1948 гг.). В это время максимальная доля правительственных средств в общих инвестициях в указанные отрасли достигла 65−87%. Производство в этих отраслях восстановилось;

2. Контроль правительства над твёрдой валютой (до 1955 г.). Эта мера сделала невозможным разбазаривание валюты на импорт потребительских товаров и способствовала импорту передовой технологии. Япония предпочла «купить удочку вместо рыбы»;

3. Восстановление банковской системы под жёстким контролем. Японским банкам удалось вернуть утраченное доверие народа. Предприятия начали быстро расширять свою деятельность за счёт банковских кредитов, как долгосрочных, так и краткосрочных;

4. Введение стабильной системы налогообложения;

5. Установление курса иены в пользу Японии (в 1949 г.).

И, безусловно, важную роль в поддержании стабильности в обществе и продвижении реформ сыграло присутствие оккупационных войск.

Существует преувеличенное представление об объёме экономической помощи США, предоставленной Японии. Япония не получала столь щедрого гранта, как западноевропейские страны по «Плану Маршалла» (грант был ограничен экстренной гуманитарной помощью). США главным образом предоставляли льготные кредиты, денежные и в натуральной форме, на сумму 2,4 млрд. долларов в 1945—1952 гг. (в среднем 4,5% от ВНП Японии в то время). Кроме того, Мировой банк выделил Японии кредиты на сумму 860 млн. долларов. Однако самые большие дивиденды Япония получила от войны в Корее. США размещали заказы на различные товары и вооружение (всего на сумму 1,1 млрд. долларов) и потребляли внутри Японии товаров на сумму 2,2 млрд., что соответствовало 6,2% ВНП Японии в то время. За 1949 — 1951 гг. промышленное производство Японии выросло в 2 раза [15, c. 72].

Многие считают, что Япония совершила чудо за счёт своего экспорта. Однако до того, как она стала торговой державой, прошло немало времени. Например, японские автомобили и электроприборы начали пользоваться большим спросом в США только к концу 60-х гг. Зависимость японской экономики от экспорта возрастала по мере того, как замедлялся высокий темп роста, совпадая с нефтяным кризисом 1974 г., и снова упала при повышенном курсе иены после 1985 г. Другими словами, для японской экономики экспорт является не столько основным двигателем экономического роста (хотя приобретение иностранной валюты было жизненно важным для импорта передовой технологии и природных ресурсов), сколько спасательным кругом в периоды экономического спада.

Основным двигателем роста были внутреннее потребление и постоянно растущие капиталовложения. К тому же во второй половине 50-х гг. в Японии начался «бум потребления», то есть виток спроса на совсем новые для того времени товары — пылесосы, холодильники, телевизоры и постепенно автомобили.

Также постоянный рост капиталовложений с импортом передовых технологий, отчасти стимулируемый специальной налоговой ставкой «ускоренной амортизации», резко повысил производительность труда и обеспечил становление тяжёлой и химической индустрии, обладающей гораздо большим, чем лёгкая промышленность, влиянием на рост других отраслей. В общем объёме капиталовложений иностранные прямые инвестиции занимали незначительную долю.

К 1970 году жизнь японцев заметно изменилась. Зарплата неуклонно росла не только в бурно развивающихся отраслях, но и в относительно отсталых, таких как сфера услуг. В такое «равное» распределение плодов экономического роста внесла свой вклад ежегодная «весенняя борьба за повышение зарплаты». По окончании очередного финансового года профсоюзы вели жёсткие переговоры с руководством компаний, часто сопровождая их ожесточёнными забастовками. Благодаря всему этому Японии удалось построить общество, в котором более 95% его членов причисляют себя к среднему классу.

Доля государственного бюджета в ВНП была в то время довольно низкой по сравнению с другими промышленно развитыми странами (даже в 2000 г. — 29,4%, включая муниципальный бюджет). Этому способствовал тот факт, что расходы на оборону всегда были ниже 1% ВНП. К тому же правительство с тех пор перестало выделять дотацию для поддержания уровня цен, которая после войны составляла примерно 27% от общего объёма бюджета. Основные расходы по разработке новых технологий несли предприятия.

Роль правительства была наибольшей в области финансов. Минфин и Центральный банк Японии сумели восстановить доверие населения к банкам. Сбережения населения начали перекачиваться в предприятия.

В качестве рычага воздействия на экономику правительство использовало и налоговую систему, например: ускоренная амортизация при внедрении нового оборудования с передовой технологией и налоговые льготы при закупке экологически безопасного оборудования. Для контроля экономической деятельности применялись многочисленные регламентации, стандарты. В частности банковский сектор, транспорт и энергетика были защищены от ожесточённой конкуренции посредством таких регламентаций. Однако эти меры со временем приводили к сращиванию правительства и компаний и часто подвергались критике как протекционистские.

И наконец, у Японии было достаточно времени до того, как она открыла свой рынок для иностранцев. Япония вступила в ГАТТ лишь в 1955 г. и взялась за либерализацию иностранных инвестиций только в 1967 г. К тому же относительно низкий курс иены долго вызывал протекционистский эффект.

Правительство Японии предприняло попытки стимулировать внутренний спрос и инвестиции, раздувая бюджетные расходы (34,6% роста с 1984 г до 1990 г.) и снижая процентную ставку до нулевого уровня.

Сначала казалось, что всё хорошо. ВВП вырос в течение 1984−1991 гг. на 51,8% (в текущих ценах). Для Японии настал золотой век. Она превратилась чуть ли не в «мировой завод». Некоторые японцы утверждали, что им больше нечему учиться у Запада. Импорт США за 1985−1990 гг. увеличился лишь на 46,7%, японский импорт возрос на 80,4% [18, c. 121].

США предложили Японии нести бремя мировой державы. Япония стала донором № 1 официальной экономической помощи.

Повышение процентной ставки Японским Центральным банком в 1990 г. послужило первым толчком к краху. Раздутые цены на земли и акции упали за короткое время, понизив стоимость залога банковских кредитов. В экономике стали накапливаться долги, банки начали сокращать кредитование, усугубляя спад.

К этому времени международная деятельность японских коммерческих банков начала представлять угрозу для западных банков. Пользуясь низкой процентной ставкой внутри страны, японские коммерческие банки предоставляли дешёвые кредиты и за границей. Объём их ссуд составил одну треть от всего мирового объёма. В 1992 году представители западных центральных банков приняли новую норму кредитования, что привело к необходимости уменьшения объёма активов японских банков. Совокупная потеря в стоимости акций составила 5 трлн. долларов и ещё 5 трлн. было потеряно в стоимости земли, что в итоге достигло размеров ВНП Японии за два года, хотя уровень жизни большинства японцев почти не пострадал.

В Японии период 1991 — 2000 гг. называют «потерянным десятилетием». Однако, реальный уровень ВВП на душу населения за 1990−1998 гг. повысился на 50% и к 1998 г. достиг 12 трлн. долларов. Несмотря на трудности, Япония — экономическая держава № 2, на долю которой в 1997 г. приходилось 55% совокупного ВНП Азии, включая Китай. Притом, что Япония производит половину ВНП США, тратит она на это только 1/5 энергоносителей.

Её валютный резерв и частные денежные сбережения гарантируют выносливость японской экономики. Активное инвестирование за границей начало приносить плоды, и в 2001 г. дивиденды и прибыли 6,7 трлн. иен. Растут и выплаты за японские патенты, в 2000 г. они впервые превысили 1 трлн. иен.

Огромные частные денежные средства обеспечивают макроэкономическую прочность, но не гарантируют социальную стабильность. Дело в том, что 70% всех накоплений владеют люди старше 50 лет. Немалая доля (400 трлн. иен) принадлежит 560 тысячам богатых (0,4% всего населения). Остальная часть общества менее подготовлена к «чёрному дню».

Япония стоит перед лицом необходимости существенной реструктуризации своей экономики. Япония больше не заинтересована в быстрых темпах роста. Уровень личных доходов достаточно высок, что снижает конкурентоспособность экономики. Более того, демографическое положение таково, что через несколько лет численность населения постепенно начнёт снижаться.

По мере роста доходов от капиталовложений за рубежом рабочие места внутри страны исчезают. Многие пожилые японцы вынуждены покидать свои рабочие места задолго до наступления пенсионного возраста. Молодые уже чувствуют, что нельзя уповать на пожизненный наём. Создание рабочих мест и новых перспективных отраслей становится задачей № 1 в экономике Японии.

1.2 Особенные черты японской модели менеджмента

Япония хорошо известна своей уникальной системой пожизненного найма. Пожизненный найм — это не юридическое право. Его утверждение — дань традиции. Пожизненный найм — это скорее способ мышления обеих сторон — и нанимаемого и нанимателя и способ их взаимодействия между собой. Например, когда прибыли фирмы падают, она может принимать самые разные меры по снижению издержек вплоть до сокращения дивидендов, но до последней возможности не будет увольнять работников.

Принцип ориентировки на перспективу побудил японский капитал прибегнуть к методу найма, практически не имевшему аналога ни в Европе, ни в Америке.

Следует сразу заметить, что пожизненный найм характерен только для крупных фирм. В мелких фирмах этот метод, естественно, не является доминирующим. В Японии для внедрения пожизненного найма имелись вполне определенные социально-психологические условия, именуемые патернализмом, на основе которого все общественные отношения складывались ранее, да и во многом складываются и теперь.

Пожизненный найм персонала дает предпринимателям активных и преданных тружеников, готовых трудиться, не покладая рук. Правда, за его специфичностью скрывается самая настоящая капиталистическая эксплуатация. Цель фирмы заключается ни в том, чтобы как можно полнее удовлетворять потребности своих работников, а в том, чтобы получать максимальную прибыль. Но хотя объективно пожизненный наем выгоден, прежде всего, капиталистам, субъективно это выгоду ощущают сами работники.

Пожизненно нанятый работник с первых дней работы в фирме начинает ощущать стабильность своего положения в жизни. Он проникается уверенностью в том, что, если фирма функционирует, его занятость гарантируется. По достижении 55 (а в некоторых фирмах 60) лет он выйдет на пенсию, и фирма выплатит ему выходное пособие. Как было сказано ранее, в крупных японских фирмах практикуются различные методы выхода из спада, однако к увольнению рабочих стараются не прибегать. Для рядового работника такое положение вещей является стимулирующим фактором [21, 302].

Кроме чувства уверенности, что само по себе очень важно, человек ощущает и материальные блага пожизненного найма: его заработная плата постоянно растет. В Японии, как известно, старший по возрасту или ветеран фирмы получает больше младшего или новичка. Такой подход к оценке работника берет свое начало в традиции японского общества — уважать старших.

Согласно общепринятому мнению, в сфере производства, как и в жизни, вообще человек мудреет с возрастом, способности его получают все более разностороннее развитее. «Старшего, — гласит японская мудрость, — надо уважать». Уважение старшего в Японии всегда было и остается непреклонной нормой регуляции поведения. В связи с этим японские промышленники положили принцип старшинства в основу стимуляции трудовой активности своих рабочих на всех уровнях иерархии. Принцип старшинства служит мерилом всех нюансов при начислении заработной платы.

Повышение заработной платы в японских фирмах осуществляется ежегодно. При этом учитываются, конечно, профессиональное мастерство, должность и образование работника. Однако, определяющими факторами остаются возраст и выслуга лет в фирме. Например, работник в возрасте 25 лет получает почти в 2,5 раза больше двадцатилетнего. Эти же факторы определяют и должностное повышение работника.

Итак, принцип старшинства, в общем, и целом выполняет мотивационную роль. Этот принцип обеспечивает устойчивое поддержание благосостояние работника: с годами он получает большую зарплату, что дает ему возможность покрывать нарастающие расходы, связанные с повышением стоимости жизни и с растущими личными (обзаведение семьей, воспитание детей, строительство дома и т. д.).

Все это дает возможность японскому бизнесу гибко маневрировать рабочей силой и интенсифицировать трудовой процесс, не вызывая чрезмерных протестов со стороны работников.

Корпоративный дух фирмы является цементирующей силой элементов японского менеджмента. Понятие «корпоративный дух» — это показатель единства, преданности идеалам организации и чувства приверженности ей. Корпоративный дух фирмы воспитывается через систему приобщения работника к делам фирмы, ее атмосфере, задачам, миссии. Каждая фирма имеет свою форму, девизы, нередко гимны, практикуются всевозможные конференции. Все это дает большой идеологический эффект. Например, когда новичок одевает форму, он начинает ощущать себя другим человеком. Японцы твердо уверенны, что форма сама по себе дисциплинирует человека. Форма же конкретной фирмы обостряет чувство принадлежности к фирме. Например, в такой форме работник чувствует себя человеком «Мацусита», человеком «Сони» или человеком «Сумимото», и это наполняет его гордостью. Это обуславливается, в частности тем, что индивидуум в Японии воспринимают больше по тому в какой организации он работает. Не менее важную функцию выполняют фирменные ритуалы.

В фирмах, имеющих свои гимны, рабочие каждое утро исполняют их. Содержание фирменных гимнов приблизительно одинаково: в них говорится о добродетелях фирмы и задачах ее работников. Вот отрывок гимна компании «Мацусита дэнки»:

Объединим наши силы и разум,

Сделаем все во имя расцвета производства,

Пусть наши товары текут к народам всего мира,

Пусть текут они беспрерывно и вечно,

Как вода из нескончаемого фонтана.

Расти, индустрия, расти, расти!

Да здравствует гармония и честность!

Да здравствует «Мацусита дэнки»!

Рабочий день на японских предприятиях, как правило, начинается с построения работников и напутствия руководства. По свидетельству самих японцев, такие напутствия часто довольно расплывчаты. Тем не менее, они играют стимулирующую роль. Слушая их, работники концентрируются на способах решения предстоящих задач. Опозданий на такого рода построения, можно сказать, не бывает. На первый взгляд такие процедуры кажутся надуманными, излишними, однако японцы воспринимают их как должное.

Большое внимание руководство фирмы уделяет мерам по установлению доверительных отношений с работниками. Доверие, считают японцы, порождает ответное доверие. Администрация японских фирм, побуждая работников к самостоятельным действиям, доверяя им, тем самым вызывают у них положительные поведенческие реакции. Это относится и к большому и к малому. В какой степени руководству фирмы удается добиваться своих целей, свидетельствует отношение работников к производственной гимнастике. Факты показывают, что производственная гимнастика в учреждениях и на предприятиях Японии воспринимается как важное и нужное дело. На нее выходят все, и упражнения выполняются с завидным рвением. Такие мелочи, как регулярная зарядка всем коллективом, пение гимнов, прослушивание кратких сообщений руководства и т. д., вносят ощутимый вклад в поддержании дисциплины. А дисциплина, как полагают японцы, является фундаментом корпоративного духа.

Немалый вклад в культивирование корпоративного духа фирмы является организация досуга работников. Большинство японских фирм практикуют различные развлекательные мероприятия, групповые выезды, всякого рода вечера, способствуют организации семейных торжеств — свадеб, юбилеев, совместных прогулок. За счет фирмы часто проводятся различные спортивные соревнования, посещения театров, массовые встречи. Все это создает у работников ощущение причастности к фирме, и многие не мыслят своей жизни вне ее пределов. Будучи в отпуске, некоторые только на несколько дней отрываются от атмосферы фирмы. Отмечается немало случаев, когда работники не полностью используют положенные им свободные от работы дни и вечера. Жизнь фирмы целиком поглощает их. И это происходит во многом потому, что японский менеджмент кроме чисто производственного аспекта как бы вбирает в границы своих интересов личностные проблемы работников. Японские менеджеры не проводят резкой черты между производственной и потребительской жизнью работников.

Каждая фирма считает своей первейшей обязанностью нести определенные расходы с целью создания у работников определенного настроя. Считается, что без этого корпоративный дух не поднимешь.

Руководство японских фирм твердо убеждено в том, что потраченные на рабочих средства и внимание к ним с лихвой компенсируются той отдачей, которую фирма получает от рабочего, пропитанного корпоративным духом.

Только благодаря господству корпоративного духа японцы могли создать в фирмах систему добровольных «кружков качества», которые вовлекают рабочих в деятельность за повышение качества продукции, за ее бездефектность, за снижение уровня производственного травматизма и т. д. Кружки качества действуют во всех крупных фирмах и более чем в 50% мелких фирм. В Японии действует около 1 миллиона кружков качества, в них участвуют около 10 миллионов человек.

Рисунок 1.1 — Основные результаты деятельности кружков качества в японской системе управления

Кружки качества являются методом обучения и поощрения персонала, интересы которого, в свою очередь, учитываются в процессе деятельности организации. Используя простые статистические инструменты, люди работают в группах, обсуждая, анализируя и решая различные проблемы, нацеленные чаще всего на стоимость, безопасность и продуктивность. Также их работой является подготовка предложений по усовершенствованию продукции или услуг компании. Основные результаты деятельности кружков качества представлены на рисунке 1.1.

Первые подобные кружки появились в начале 60-х годов на предприятиях «Кобэ сэйко» и «Ниппон кокан». Тогда они именовались кружками «контроля за качеством продукции». На первых порах они напоминали американские группы «за бездефектность», действующие без поддержки или даже вопреки желаниям основной массы рабочих. Однако скоро японские кружки контроля за качеством продукции получили широкое признание среди рядовых работников. Руководство фирм неустанно развивало деятельность кружков, всячески поощряло их участников. На предприятиях появились лозунги: «Борись за искоренение погрешности в 0.1 миллиметра», «Своди к нулю погрешность в 0,1 секунды», «Включайся в движение за лучшую технологию в мире» и т. д.

В деятельности кружков качества за последнее время выявились две основные тенденции. Во-первых, их функции переросли производственные рамки, начали проникать в сферу повседневной жизни. Во-вторых, кружки «за качество» и «бездефектность» продукции стали решать задачи, связанные с повышением «качества» и обеспечением «бездефектности» труда. В зону компетентности кружков включаются ныне проблемы повышения производительности труда, снижения затрат, совершенствование технологических процессов [20, c. 356].

Кружки качества объединяют, как правило, 6−10 работников одного уровня иерархии, выполняющих сходную работу. Они собираются 1−2 раза в неделю. Каждая группа имеет лидера и докладывает руководству о полученных решениях. Рационализаторским предложениям, исходящим от рабочих предается особо важное значение. На каждого рабочего приходится 18−22 рационализаторских предложения в год. Полезные предложения часто вознаграждаются в виде ручек, медальонов, памятных значков. Денежные вознаграждения получает кружок качества и поровну распределяет их между своими членами. В концепции кружков качества как практического инструмента решения проблем качества важен набор методик, которые используются для решения проблемы производительности труда, снижения затрат, совершенствования технологических процессов. Часто применяется диаграмма причин и следствий, называемая графиком Исикавы (в настоящее время ведущий специалист в Японии по вопросам управления качеством продукции) или «рыбьим скелетом».

Одной из основных особенностей японского менеджмента является упор на приверженность к группе, групповая психология. Ни в одной другой человеческой общности так высоко не оценивают групповую атмосферу, психологический климат в группе, как в Японии. Повышение или, наоборот, падение производительности труда, снижение или рост брака увязываются со степенью сплоченности, с «гладкостью» функционирования рабочей группы. Эти качества, несомненно, зависят от характера межличностных отношений членов рабочих групп.

Японская фирма складывается из множества малых групп. Всюду есть старший и младшие, на каждом, даже самом маленьком участке фронта труда в Японии действуют ведущие и ведомые. Первые, как правило, старше по возрасту и стажу, а следовательно опытнее. Поэтому они пользуются непререкаемым авторитетом, им подчиняются, их уважают. И так на всех ступенях организационной структуры. В результате формируется довольно монолитная статусно-ролевая модель поведения, жестко детерминированная системой внешних факторов, среди которых на первом плане — социальные регуляторы поведения: нормы обыденной культуры, «гири», «он».

«Он» переживается японцами в виде чувства взаимной обязанности, благодарности и любви к родителям, учителю и ко всем, кто когда-либо оказал помощь. В японской фирме «он» регулирует отношения по вертикали: старшему предписывает быть с подчиненными любезным и даже почтительным, а подчиненному — умерять свой пыл и чаще благодарить старшего.

Японцы воспринимают социальный мир поделенным на четкие структуры: «сэмпай» (старшие), «кохай» (младшие) и «дорё». Категория «дорё», обозначающая «коллеги», относится лишь к людям одинакового ранга, а не ко всем кто выполняет вместе какую-то работу. Даже среди «дорё» различие в возрасте, стаже определяют характер восприятия друг друга либо в качестве «сэмпай» либо в качестве «кохай». Идеальная система взаимоотношений между «сэмпай» и «кохай» выглядит следующим образом: младший проявляет знаки благодарности по отношению к старшему, а старший проникается в ответ чувством предрасположения к младшему, становясь его хорошим «сэмпаем». Система взаимоотношений по вертикали в Японии — это система отношений «отец — сын». Очевидно, что характер взаимоотношений японской семьи в значительной мере перенесен в сферу производства. Японцы выработали жесткие правила домостроя, которые пережили века. Эти правила давно проникли во все поры японского общества. Бизнес приспособил семейные отношения к условиям своих предприятий, и это обеспечило ему важное преимущество в конкурентной борьбе с Западом. Внедрение идеалов семейной психологии в управление создало определенные условия повышения дисциплины труда, совершенствование межличностных отношений и как следствие условие для повышения производительности труда, роста производства.

Так, самой важной чертой японской семейной психологии является стремление всех членов семьи к тому, чтобы обеспечить непрерывность семейной линии и добиться ее процветания. Перенесение этих устремлений на производство оказывается сильнейшим стимулятором трудовых усилий персонала, направленных на укрепление позиций фирмы. Далее, японская семья строится на основах незыблемой иерархии зависимостей (отец семейства — глава семьи, после его смерти главой становится старший сын, свекровь — госпожа невестки и т. д.). Перенесение этих шаблонов в производственную среду не только не создает противоречий между начальниками и подчиненными, а наоборот существенно их ослабляет. Наконец, наличие в семье слабой ее части всегда создавало благоприятную атмосферу для появления сильных личностей, способных вести и опекать слабых. В фирме это проявляется опекой подчиненного со стороны начальника. Следует подчеркнуть, что никаких официальных инструкций по поводу этих взаимоотношений в Японии не имеется, все обуславливается социальными нормами.

На японских предприятиях функционируют рабочие группы по 4−6 человек и более. Оптимальной признается группа в 10−20 человек. В такой группе обеспечивается контактность участников и их взаимодействие при выполнении трудовых операций. Стремление японских менеджеров создавать на предприятиях малые группы объясняется особой национальной приверженностью к групповому взаимодействию. Чувство принадлежности к группе так сильно укоренилось в психологии японцев, что вне ее они не мыслят своего существования. Чтобы обеспечить единство группы на японских предприятиях, соперничество между отдельными работниками не поощряется. Зато соперничество между группами, т. е. групповая конкуренция, всемерно стимулируется. Японцы считают, что в условиях групповой конкуренции вырастают и укрепляются все групповые добродетели, но главное — солидарность членов группы.

Во имя реализации цели японцы способны на большие жертвы. Не редко в угоду группе они отказываются от личных благ, терпят невзгоды. Тяга японцев к групповому взаимодействию необычайно сильна. Японский бизнес извлекает из всего этого немалую выгоду. Главное, конечно, это обеспечение высочайшего уровня трудовой дисциплины, так как известно, что дисциплина как интегральное целое воспитывается только в системе коллективных действий.

Коллективные действия дают выход многим дремлющим задаткам людей. Один американский бизнесмен, изучавший обстановку на японских предприятиях, пришел к следующему выводу: «Я глубоко убежден, что каждый из десяти американцев на голову выше каждого из десяти японцев, но десять японцев на голову выше десяти американцев».

Любое управление предполагает выработку и принятие разного рода решений. Управленческие решения являются существенными элементами планирования, организации, мотивации и контроля. В современной Японии подготовка и принятие решений образуют важный раздел менеджмента. Японская система принятия решений основана на национальных традициях, отражает этнопсихологические особенности японцев и сориентирована на их социальные ценности.

Администрация фирмы тонко чувствует нюансы человеческой мотивации. Поэтому она всемерно вовлекает рядовых работников в подготовку решений. С учетом ожидаемой от низов инициативы организуется стандартная процедура подготовки, обсуждения и санкционирования управленческих решений.

Эта процедура носит название «ринги». Термин «ринги» не имеет перевода на русский язык. Он состоит из двух китайских иероглифов: «рин» (спрашивать с нижестоящего) и «ги» (совещаться, обсуждать, обдумывать). Первое употребление этого термина в японской практике управления относится к начальному периоду реставрации Мэйдзи. Исследования показывают, что «ринги» представляет собой в известной степени философию японского менеджмента.

Прежде чем приступить к рассмотрению и анализу этой процедуры необходимо ознакомиться с иерархией структуры управления, которая в Японии характерна для многих типов организации. В японской организации можно выделить три основных уровня управления:

1. «Кэйэй» (руководство) — высший стратегический уровень управления. К нему относятся должности председателя и членов совета директоров, президента, вице-президентов и руководителей центральных служб. На этом уровне определяются стратегические цели и политика компании.

2. «Канри» (администрация) — средний тактический уровень. К нему относятся должности руководителей отделений фирмы и начальников отделов.

3. «Иппан» (рядовой состав) — оперативный уровень управления. К этому уровню относятся должности линейных управляющих: руководители групп, начальники смен, участков, а также мастера и бригадиры.

Необходимо отметить, что «кэйэй», «канри», «иппан» трудно назвать уровнем управления в общепринятом смысле, т. е. когда каждый из них характеризуется определенной властью и ответственностью. Отличительной особенностью японской организации является то, что в ней, как правило, не существует достаточно четкого разграничения уровней власти и ответственности [24, c. 128].

Наиболее ярко особенность проявляется в традиционно форме процедуры принятия решений. При этом должна быть соблюдена определенная формальная процедура. Управляющий, от которого исходит инициатива о принятии решения, составляет специальный документ, известный под названием «рингисе». В этом документе всесторонне описывается проблема, и предлагаются рекомендации по ее решению.

После этого «рингисе» передается на рассмотрение в те подразделения, деятельность которых хотя бы в какой-то степени затрагивает выдвинутую проблему. Это могут быть, в том числе и подразделения (и соответственно руководители и сотрудники), от которых можно получить необходимую информацию по данному вопросу или помощь в осуществлении необходимых мер.

На предварительной стадии — «нэмаваси» («увязка корней» или заблаговременная подготовка решения) идет активная подготовка условий для достижения согласия всех (или большинства) затрагиваемых и заинтересованных руководителей, сотрудников, групп, подразделений. Широкая информированность среднего управленческого состава, кроме того, является дополнительным мотивирующим фактором и приносит свои положительные плоды на стадии реализации решения.

Предварительное обсуждение ведет к углублению понимания проблемы, выявлению новых условий в виде выбора необходимого типа решений из множества альтернатив. Причем необходимо отметить, что (в отличие от распространенной в других странах такой практики, когда в ходе обсуждения и согласования путей решения проблем управления острые углы этих проблем сглаживаются и решение является скорее результатом компромисса между управляющими, выхолащивающие суть проблемы, чем действительно необходимым способом решения проблемы) в японских фирмах обращается особое внимание на высвечивание всех граней проблемы, последствий (прямых или косвенных), принимаемых по ее ликвидации решений.

После того как «рингисе» обойдет всех заинтересованных управляющих того уровня, на котором оно составлено, документ передается на следующий, более высокий уровень управления. Здесь повторяется то же самое: документ рассматривается руководителями и сотрудниками всех подразделений, имеющих даже косвенное отношение к указанной проблеме. Поднимаясь таким сложным путем все выше и выше по иерархической лестнице управления, «рингисе» попадает, наконец, к управляющему высшего ранга (вице-президенту или президенту компании). После того как высший руководитель одобрит документ, решение считается принятым и приобретает характер директивы.

Из краткого рассмотрения формальной процедуры «ринги» можно видеть, что границы власти и ответственности управляющих очерчены довольно слабо. Более того, на первый взгляд может показаться, что при таком методе принятия решений не соблюдается один из основных принципов менеджмента — совмещение власти и ответственности. Действительно создается впечатление, что управляющие среднего или низшего звена, хотя и несут ответственность за вверенные им подразделения, но не обладают необходимой властью, позволяющей принимать решения. На самом деле это не так. Инициатива принятия решения чаще всего исходит снизу (т.е. оттуда, где рождается «рингисе», а высшие менеджеры, как правило, мало компетентны в тех конкретных проблемах, которые видны и рождаются внизу). Как уже отмечалось выше, основные задачи высшего уровня управления («кэйэй») — формирование и реализация целей и стратегий фирмы, в которые вкладывается глубокий и долговременный смысл. Поэтому основная задача, при которой высшие руководители принимают окончательное решение по предложенной снизу проблеме, — чтобы способы ее решения, как минимум, не противоречили целям и стратегиям фирмы.

Но поскольку в японских фирмах существует глубоко проработанная философия управления фирмой, которая пронизывает все уровни управляющих и рядовых сотрудников фирмы, то маловероятно наступление таких ситуаций, когда пути решения замеченной внизу проблемы противоречат концепции фирменного управления и, следовательно, взглядам высшего руководства фирмы. Поэтому фактически высший управляющий всегда соглашается с выдвинутым предложением, и его утверждение носит скорее ритуальный характер, тем более что на документе уже стоят подписи расположенных ниже руководителей.

Авторитет руководителя настолько силен, безусловен, что даже не явные, косвенные его проявления (в непрямых методах управления) будут вполне достаточны для формирования необходимого управляющего воздействия. Вместе с тем у индивидуумов создается впечатление, что власть создается группой, и они склонны признать ее более действенной. Такая роль руководителя в этой групповой системе подготовки и принятия решений сводится к стимулированию необходимого типа поведения членов группы и созданию нужной атмосферы, социально-психологического климата, который уже сам по себе является залогом правильного решения.

Японцы все чаще подвергают критике процедуру «ринги» за ее чрезмерную громоздкость, за то, что «рингисё» часто загружают информационные каналы не нужными сведениями. Тем не менее, они не хотят от нее отказываться и ограничиваются лишь некоторыми усовершенствованиями: сокращают число каналов распространения, стандартизуют порядок подписания и т. д. При этом «групповой» подход к решению проблемы, в основе которого лежит идея «рассредоточения ответственности», незыблем. За решение отвечают все, т. е. группа.

Процедуру «ринги» часто именуют философией предусмотрительности, осторожности, взаимной ответственности. При этом, конечно, все те, кто стоит у кормила власти, восхваляют «ринги» как средство поддержания мира и гармонии в организации. Симптоматично, что даже многие рядовые работники разделяют такую оценку.

В условиях господства «ринги» отдельный работник не может свободно выступить против проекта, предложенного руководством. Ведь этот проект получил «всеобщую поддержку» при согласовании, и критика его задним числом выглядит неуместной. Поэтому любое предложение сверху правомерно считать директивой, которая лишь более или менее хорошо загримирована под «материал для дискуссий». Внешне обсуждение «рингисё» в нижних эшелонах предстает как довольно демократическая форма принятия решений. Однако не секрет, что обсуждение это несет на себе огромный груз межличностных отношений, типичных для японской культуры: традиционного почитания старших, повышенной чувствительности к авторитетам, ясного осознания каждым участником своего места в организации.

Многие буржуазные теоретики менеджмента высказывают мнение, что процедура «ринги» в Японии постепенно должна исчезнуть. Они уверены в том, что японцы, в конце концов, примут западную манеру принятия решений. Однако, скорее всего японцы не откажутся от «ринги», по крайней мере, в обозримом будущем. Безусловно, методика «ринги» будет, изменятся, но сами эти изменения окажутся специфически японскими. Во всяком случае, факт заметного психологического воздействия на работников процедуры «ринги» продолжает сохранять для фирменного руководства огромное значение. Как отмечает М. Ёсино, поскольку у японцев есть «ринги», им «не нужно изобретать какую-то новую систему принятия решений».

Примечательны три основные черты японских промышленных организаций: во-первых, пожизненная занятость, во-вторых, влияние стажа на оклады и зарплату и, в-третьих, организация профсоюзов. В Японии для рабочего большое значение имеет принадлежность к фирме, а не род занятий. Японский рабочий скажет, что он принадлежит «Хитачи», потом, что работает на заводе «Хитачи», и только потом, что работает электриком. Поэтому на японских предприятиях только один профсоюз.

В США, Англии, Италии и других странах менеджеры промышленных фирм ощущают все большие трудности в управлении персоналом. Становится все труднее внедрять новые методы и технику. Профсоюзы всегда в оппозиции к менеджменту. Обычно от профсоюзов утаивается важная информация, которая является конфиденциальной. В этой атмосфере конфликтов и подозрений падает производительность труда.

На японской компании NOK все эти трудности были преодолены на основе взаимопонимания и кооперации между менеджментом и профсоюзами. Это привело к созданию «Содзянкай». «Содзянкай» — представительный орган рабочих, который периодически устраивает встречи для обсуждения интересов рабочих, зарплаты и благосостояния. Но на этом функции общества не ограничиваются — оно занимается организацией досуга рабочих, участвует на собраниях менеджмента в обсуждении проблем (порой даже конфиденциальных) бизнеса, а решения принимаются путем взаимного согласия.

Японский менеджмент принимает профсоюз как законного посредника между управлением и рабочими в вопросах заработной платы. Но поскольку профсоюзы в Японии не разделяются по профессиям, а являются союзом рабочих одной фирмы, то они разделяют такие ценности менеджмента, как производительность, прибыльности и рост. Это не означает, что профсоюзы раболепствуют: они сохраняют свою независимость. Они постоянно следят за правильным соблюдением всех согласованных норм.

Профсоюзы отдают себе полный отчет в том, что рабочие могут повысить свой уровень жизни только путем повышения производительности, поэтому они начали сотрудничать с менеджментом. Необходимо постоянное объединенное консультирование по всем вопросам, оказывающим влияние на производительность. Процесс модернизации не прямолинеен. Может возникнуть переизбыток рабочей силы. Но все эти проблемы решаются путем сотрудничества. Профсоюзы в Японии постоянно ищут пути и методы улучшения жизни рабочих без ущерба для фирмы. Они понимают, что условия жизни рабочих в конечном счете зависят от процветания фирмы. Они критически изучают и при необходимости подвергают сомнению цели и политику менеджмента. Таким образом, они могут развивать конструктивные отношения с менеджментом, сотрудничая с ним. Союзы постоянно конкурируют с менеджментом в социальной и благотворительной деятельности. Профсоюзы в Японии постоянно стремятся повышать уровень сознательности рабочих.

Необходимо отметить, что значимость, ресурсы и власть менеджмента несопоставимы с ресурсами профсоюзов. Но лидеры союза и менеджмент разделяют два основных предположения: во-первых, процветание фирмы создает условия для решения других задач, а, во-вторых, ненависть друг к другу никому не идет на пользу.

1.3 Американская модель управления и факторы, оказавшие влияние на её формирование

Основоположником науки управления по праву считается американский инженер и исследователь Ф. Тейлор (1856−1915 гг.). Предложенная им система организации труда и управленческих отношений вызвала «организационную революцию» в сфере производства и управления им.

Впервые свои взгляды он изложил в статье «Система кусочных расценок (1895 г.). Затем они были расширены в книге «Цеховое управление» (1903 г.) и получили развитие в «Основах научного менеджмента» (1911 г.).

Основы системы Ф. Тейлора:

— Умение анализировать работу, изучать последовательность ее выполнения;

— Подбор рабочих (работников) для выполнения данного вида;

— Обучение и тренировка рабочих;

— Сотрудничество администрации и рабочих.

Важная характеристика системы — ее практическая реализация с помощью определенных средств, или «техника системы». Применительно к разработкам Ф. Тейлора она включала:

— Определение и точный учет рабочего времени и решение в этой связи проблемы нормирования труда;

— Подбор функциональных мастеров — по проектированию работы; движениями; нормированию и заработной плате; ремонту оборудования; планово — распределительным работам; разрешению конфликтов и дисциплине;

— Введение инструкционных карт;

— Дифференциальная оплата труда (прогрессивная оплата)

— Калькуляция затрат на производство.

Резюмируя, можно сказать, что главная идея Тейлора состояла в том, что управление должно стать системой, основанной на определенных научных принципах, должно осуществляться специально разработанными методами и мероприятиями, т. е. что необходимо проектировать, нормировать, стандартизировать не только технику производства, но и труд, его организацию и управление. Практическое применение идей Тейлора доказало всю свою важность, обеспечив значительный рост производительности труда.

Научное управление по Тейлору сосредотачивалось на работе, выполняемой на самом нижнем уровне организации. Тейлор и его последователи проанализировали взаимосвязь между физической сущностью работы и психологической сущностью работающих для установления рабочих дефиниций. И следовательно, оно не могло предложить решение проблем деления организации на отделы, сферы и диапазоны контроля и поручения полномочий.

Другим представителем американской модели менеджмента, точнее ее «организационной школы» является Г. Форд (1863 — 1947), названный в свое время «автомобильным королем». Специалисты считают, что благодаря изобретению конвейера при производстве автомобилей Г. Форд совершил «революцию в цехе». Он создал систему, где первое место занимали техника и технология, в которые «вписывали» человека.

Основные идеи Г. Форда изложены в работах «Моя жизнь, мой труд» (1922), «Сегодня, завтра» (1926), «Движение вперед» (1930), «Эдисон, каким я его знал» (1930).

Основные принципы системы Г. Форда:

— Массовое изготовление стандартной продукции на конвейере;

— Непрерывность и подвижность процесса производства;

— Максимальный темп работы;

— Новая технология на основе поточного производства;

— Точность как стандарт и качество продукции;

— Определяющая роль технико-технологической системы;

— Экономический эффект системы;

— Не быть зависимым от человека, его слабостей.

Первая попытка применить психологический анализ к практическим задачам производства была предпринята профессором Гарвардского университета США Г. Мюнстербергом. В 20−30-е годы нашего столетия зародилась школа человеческих отношений, в центре внимания которой находится человек. Возникновение доктрины «человеческих отношений» обычно связывают с именами американский ученых Э. Мэйо и Ф. Ротлисбергера, которые известны своими исследованиями в области социологии производственных отношений.

Основоположником этой американской школы стал Элтон Мэйо (1880−1949 гг.), считавший, что управление должно основываться не на интуитивных представлениях о человеке, а на достижениях научной психологии.

Для доказательства своих идей Э. Мэйо в 1927—1932 гг. проводит ставший впоследствии знаменитым Хоторнский эксперимент (г. Хоторн близ Чикаго). Объектом исследования были шесть работниц, составлявших бригаду по сборке телефонных реле. Тринадцать раз в течении пяти лет проводились изменения в режимах работы, оплате, организации питания. Работницам внушали, что их труд имеет большое значение для общества, науки. Когда при двенадцатом по счету изменения в условиях труда все ранее предоставленные бригаде улучшения и льготы были отменены, обнаружилось, что достигнутый уровень увеличения выработки не только не снизился, но и продолжал возрастать. По мнению Э. Мэйо и его коллег, важную роль в этом сыграли моральные и психологические факторы — личные и групповые [20, 387].

Данная школа положила начало развитию идей о «человеке в организации», роли «человеческого фактора» в ней.

Представители этой школы разработали свой инструментарий управления, который в настоящее время широко используется на практике: человеческие отношения; условия работы; отношения «руководитель — подчиненный»; стиль руководства; мотивация труда; психологический климат в коллективе и его улучшение.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой