Место Киевского митрополита в системе политических отношений Киевской Руси: 988-1037 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
239


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

История русской церкви является частью истории нашего отечества. Ярким примером этого является процесс христианизации русских земель, который в свою очередь теснейшим образом связан с процессами становления русской государственности. Принятие христианства для древнерусского государства в определенном смысле стало эпохальным событием. Незамеченное большинством населения в первые десятилетия, оно самым необычным для восточнославянского сознания образом преобразило не только внутреннюю жизнь страны, но и создало для молодого русского государства самые благоприятные политические условия на международной арене.

Появление христианства как государственной религии на Руси произошло не одномоментно. Этому предшествовала деятельность нескольких поколений русских правителей и их окружения из дружинной и купеческой среды. С сороковых годов X столетия в Киеве поступательно и, может быть, даже интенсивно готовилась почва для христианской проповеди. Этому во многом способствовали не только экономические факторы, связанные с вопросами торговли, но и факторы геополитические. Приоритетные интересы Руси в этот период начинают развиваться не в восточном, а в западном и южном направлениях. Язычество создавало опасность культурной консервации и даже культурной изоляции древнерусского государства в постоянно ^ изменяющемся европейском мире, жившем христианскими ценностями.

В условиях средневековья основным носителем общеевропейских идеалов и гарантом равноправного межгосударственного диалога выступала церковь. Однако здесь необходимо разграничить категории & laquo-церковь»- и & laquo-христианство»-. Церковь — это, прежде всего, институт власти (религиозной, идеологической, экономической, социальной и в конце концов политической). Христианство — это доктрина, система убеждений, культурных и сочись альных ценностей, основанных на определенных религиозных идеалах. Едва ли эти два понятия можно противопоставлять. Церкви не бывает без христианства, но вот христианское сознание при определенных условиях вполне может обходиться без полноты церковного влияния. Парадоксальность этого явления очень ярко проявила себя на начальном этапе христианизации древнерусского государства, сравнительно легко воспринявшего христианские культурные ценности и продолжительное время позиционировавшего себя высшим церковным структурам.

Принятие христианства как государственной религии осложнялось еще и тем, что монополией на установление иерархии в новопросвещенных землях обладали не церковные институты, а светские власти Византии и Германии. Поэтому в случае принятия & laquo-благого ига Христова& raquo- Русь, как впрочем, и любое другое государство стояла перед угрозой попадания в вассальную зависимость от Константинополя или Священной Римской империи. Однако даже если удавалось избежать политической зависимости от «государства-экспортера» религиозной традиции, то оставалось еще одно труднопреодолимое препятствие. Высшее церковное управление для новых епархий формировались из числа подданных религиозных метрополий. В итоге руководители молодых церквей, имевших прямое и самое непосредственное влияние на формирование идеологии и национальных ценностей страны, будучи подданным чужого государства, нередко оказывались в оппозиции к правителям державы, в которой проходило их религиозное служение. Киевская Русь и ее молодая церковь не стали исключением из этого правила.

Необходимо заметить, что несмотря на то, что христианская организация со времен правления Владимира Святославича в историографии получила название & laquo-русская церковь& raquo-, мы не можем говорить о ней в полной мере как о церкви, то есть самостоятельном, автономном, самоуправляемом религиозном институте, руководимом самостоятельно избираемой священной иерархией. Поэтому при обозначении христианской организации Киевской Руси мы будем использовать категорию & laquo-русская церковь& raquo- со строчными буквами. Также, используя традиционную церковную терминологию, в качестве синонимов высшей церковной иерархии (митрополитов, архиепископов и епископов) мы будем использовать синонимы & laquo-владыка»-, & laquo-святитель»-. Кроме этого синонимами, обозначающими должность руководителя киевской митрополии, будут категории & laquo-первосвятитель»-, & laquo-предстоятель»-.

В этих условиях ключевой церковной фигурой в системе церковно-государственных отношений в экономической, юридической, внешнеполитической и иных областях выступала должность киевского митрополита. Изучение места русского первоиерарха в сложной структуре протекавших в древнерусском государстве процессов представляет большую научную значимость.

Взаимосвязь религиозной и политико-экономической жизни древнерусского общества многократно подвергалась изучению и осмыслению с большинства, существующих в современной науке точек зрения. Однако уже на протяжении нескольких веков корпус письменных источников, отражающих происходившее на заре российской государственности (988−1037 гг.), остается прежним. При этом наука не располагает ни одним прямым свидетельством о зарождении, становлении и развитии христианства в этот период. Самые ранние из источников & laquo-Слово о законе и благодати& raquo- митрополита Иллариона и & laquo-Память и похвала князю русскому Владимиру& raquo- мниха Иакова отстоят от события крещения Руси почти на 60 лет. К тому же богословский апологетическо-аксиологический характер этих произведений, приближающий их к агиографической и религиознополемической литературе, лишает эти сочинения исторической достоверности. Что касается Повести временных лет (далее ПВЛ — авт.), то этот нарративный источник отстоит от главного события нашего исследования не менее, чем на 120 лет. К тому же необходимо признать, что ни один их этих источников не содержит систематического (конечно же в условиях средневековья) изложения собственно церковной истории. К сожалению, аналогично обстоят дела и с зарубежными византийскими и западноевропейскими источниками.

Большая часть материальных и письменных источников и содержащихся в них сведений, на которые мы должны опираться, могут характеризоваться только как косвенные. Это лишает нас возможности что-либо окончательно и конкретно утверждать при реконструкции исследуемых нами событий. К тому же широкий спектр этих документов, охватывающий летописные хроники, княжеские уставы церкви, литературные произведения различных жанров и иные свидетельства рассматриваемой нами эпохи немногочислен. Если же говорить о межгосударственных документах, имеющих отношение к рассматриваемому нами периоду, то подлинные дипломатические акты Древней Руси просто не сохранились1. Скудость письменных источников, неоднократно отмечалась исследователями. Так, например, на сложившееся положение дел сетовал в своих трудах И. Я. Фроянов, однако он был не единственным, кто признавал трудность ситуации. Наиболее полный список древнерусских источников Х-ХШ вв., составленный Я.Н. Щаповым3, вместился в очень небольшой монографии, отразив собой реальность, с которой неминуемо сталкивается любой ученый.

В итоге необходимо признать то, что реконструкция прошлого нередко возможна только путем построения каких-либо гипотез. Следствием этой бедности в наличии источников стало и то, что понимание событий у авторов исследований в данной области порой рознятся до диаметрально противоположных мнений. Вопросы, связанные с природой спекуляций в науке, нередко становились предметом внимания исследователей. Так, например, известный советский историк Б. Д. Греков, писал в одной из своих монографий, что

1 Котляр Н. Ф. Дипломатия Южной Руси. СПб., 2003. стр. 6

2 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Главные черты социально-экономического строя. — СПб., 1999. стр. 13

3 Древнерусские письменные источники X — XIII вв. / Под редакцией члена-корреспондента АН СССР Я. Н. Щапова. М., 1991. 80 с. люди очень часто видят не то, что есть, а то, что желалось бы видеть& raquo-4. В итоге самое простое объяснение этого кроется еще и в том, какие цели стояли перед тем или иным ученым, и на какой методологии он стоял для достижения целей своего исследования5.

Несмотря на большую научную и практическую значимость, история церковно-государственных отношений в литературе освещена явно недостаточно. В исторической литературе XVIII- первой половины XIX вв. внимание уделялось в основном заслугам церковных и государственных деятелей Руси в деле утверждения христианства. Патетические суждения историков, основывавшихся на не всегда обоснованном обобщении разновременных фактов, стремились выявить непреходящее значение деятельности церкви и прежде всего её иерархов в деле становления русской государственности. Однако вслед за этим из-под взгляда исследователей ускользали жизнь рядового духовенства и мирян, реальные проблемы жизни верующих, противоречия, существовавшие внутри структур церковного управления, разногласия между декларируемыми ценностями христианства и реальной жизнью христиан.

С середины XIX в. после выхода трудов митрополита Макария (Булгакова) и Е. Е. Голубинского отношение к церковной истории начинает изменяться. Критика источников и литературы впервые достигает страниц церковных исследователей. Во многом этому способствовал высокий научный потенциал духовных академий и семинарий, среди преподавателей которых был и В.О. Ключевский6. Однако реформы К. П. Победоносцева в области ре

4 Греков Б. Д. Борьба Руси за создание своего государства. М.- Л., 1942. стр. 14

5 Поднимая вопрос понимания текста источника его исследователем, И. Н. Данилевский так характеризовал сложившееся положение вещей: & laquo-сам текст адаптируется (часто в виде & laquo-научного»- перевода или реконструкции) к возможностям понимания современного исследователя. Тот же сплошь и рядом занят лишь поисками & laquo-веских»- иллюстраций к своим теоретическим рассуждениям по поводу того, & laquo-как это должно было быть& raquo- в свете разрабатываемой им концепции исторического развития (Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX- XII вв.). М., 2001. стр. 14).

В. О. Ключевский был избран на кафедру русской истории в московской духовной академии в 1871 г. и занимал её до 1906 г. & laquo-Без зависти и соперничества Академия в своей области хотела идти вровень с дорогим для всех Московским университетом и всегда чувствовала с ним живую духовную связь, прекрасным залогом которой был В. О. Ключевский, лигиозного образования свели к минимуму достижения церковно-исторической науки. Ярким примером этого могут служить не только слабые учебные пособия по истории русской церкви, изданные в 80-х годах XIX в., но и еще более посредственные работы Н. Тальберга и протоиерея Стефана Ляшевского, вышедшие из печати в конце 50-х — второй половины 60-х годов XX в. Последние авторы могут служить образцом & laquo-духовной образованности& raquo-, насажденной трудами реформированных церковных школ.

Работы русских и советских гражданских историков XX в. при рассмотрении церковной составляющей в отечественной истории по большей части обращали внимание на социально-экономическую и юридическую деятельность религиозных институтов, как части государственного аппарата. На смену прежней религиозной восторженности пришла жесткая критика, порой не учитывавшая религиозную сущность церкви.

По сути, большинство авторов научных работ XIX и XX веков при рассмотрении вопросов истории церкви мотивировались не научным интересом той или иной исторической школы, а идеологическими приоритетами господствующего в государстве политического строя. Это в свою очередь снижало степень объективности исследователей. В итоге перед нами стоит задача серьезной критики не только источников, но и широкого пласта научной литературы.

Таким образом, изучение поставленной темы представляется необходимым как с точки зрения научной значимости, так и по причине её недостаточной изученности. гармонически воплощавший преимущества обеих школ& raquo-. Так характеризовал русского историка проф. H.H. Глубоковский (Глубоковский H.H. За тридцать лет (1884−1914 гг.) // Церковно-исторический вестник, 1999. № 2−3. С 209). Причина ухода Ключевского из академии была связана с несогласием ученого с научно-образовательной политикой духовной школы (Голубцов С.А., протодиакон. Московская духовная академия в революционную эпоху: Академия в социальном движении и служении в начале XX века: по материалам архивов, мемуаров и публикаций. М., 1999. Т. 1.4. 3. С. 26).

Объектом исследования является должность киевского митрополита, формы и степень её участия в религиозно-политических отношениях христианской церкви и молодого Киевского государства.

Хронологические рамки обусловлены самим объектом исследования. Нижняя граница связана с фактом первого упоминания о появлении церковной иерархической структуры на Руси и относится ко времени крещения Киева (988 г.). Верхняя хронологическая граница определяется упоминанием в ПВЛ о первом Киевском митрополите Феопемпте и его деятельности (30-ые годы XI века). В этот период происходит становление русской церкви, как социального, политического и религиозного института, складывается ее иерархическая структура, закладывается экономическая и правовая основа для её дальнейшей деятельности, а также создаются условия для постепенного формирования собственной национальной священной иерархии.

Степень изученности темы, характер рассматриваемого объекта определили цель нашего исследования: выявить объем власти киевского митрополита и степень участия предстоятеля русской церкви в политической жизни Киевской Руси в период правления Владимира Святославича и Ярослава Мудрого в контексте политических, экономических, социальных и юридических отношений между церковными и государственными структурами древнерусского государства.

Сложность рассматриваемой темы выдвигает целый комплекс задач. Их, свою очередь, можно разделить на три группы:

1. дать характеристику основных источников по теме исследования и представить обзор научно-исследовательского нарратива по рассматриваемой теме-

2. провести деконструкцию общепринятых традиционных научных исторических взглядов на положение предстоятеля русской церкви, состояние церковного управления и существовавшие политические связи древнерусских первосвятителей с великокняжеской властью в Киевской Руси-

3. реконструировать деятельность митрополита и церковной иерархии в X — первой трети XI вв. в контексте административных и политических ресурсов предстоятеля древнерусской церкви и великих князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича Мудрого.

Для достижения цели нашего исследования и решения стоящих на этим пути задач мы использовали принципы сравнительно-сопоставительных методов научного исследования текстов источников. Это было связано, прежде всего, с тем, что в распоряжении историков, изучающих вопросы религиозной жизни Киевской Руси конца X — начала XI вв., имеются только косвенные источники. Кроме этого автору пришлось прибегнуть к деконструкции научно-исследовательского нарратива по теме исследования. Во многом это было связано с неоправданными обобщениями, к которым прибегали исследователи, пытаясь воссоздать картину христианской жизни конца X — начала XI вв. Следующей задачей исследования была реконструкция событий тысячелетней давности, основанная на свидетельствах, которые далеко не всегда дают ясное представление об изучаемых процессах, да и к тому же нередко противоречащих друг другу. В процессе работы приходилось обращать внимание на мелкие детали договоров, сообщений летописей, богословской литературы, сопоставлять их между собой, устанавливать возможность существования между ними взаимосвязи.

Очень важно было обращать внимание не только на то, о чем говорит тот или иной исторический документ, но и на то, о чем он мог бы сказать, но не сказал. Это во многом предопределило особенность данного исследования, положения и выводы которого гипотетичны, выявляют проблемы, но не всегда способны однозначно разрешить их.

Структура диссертации подчинена решению поставленных выше исследовательских задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения.

Заключение.

В ходе проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

Структуры высшего церковного управления в землях восточных славян появляются в период событий, называемых в истории как & laquo-крещение Руси& raquo-. Процесс их формирования отразил в себе сложность и противоречивость международной ситуации в европейском и азиатском мире, а также внутри молодого Киевского государства, переживавшего бурный период своего ста-новлёния.

В этих условиях принятие христианства означало не только вхождение Руси в более или менее равноправные отношения с государствами, возникшими на развалинах Римской империи, но и восприятие их культурных, политических, юридических и религиозных традиций. Решение всех этих задач осложнялось двумя серьезными факторами. Во-первых, страны, экспортировавшие христианство, претендовали на право вмешательства во внутренние дела новопросвещенных государств- во-вторых, появление иерархических структур церкви вовсе не означало установления равноправия между метрополией и & laquo-христианской провинцией& raquo-. Для этого предстояло установить не просто личные связи с правящими домами Европы, но и непременно породниться с представителями императорских династий либо Византии, либо Германии. Однако и в этом случае не существовало гарантий взаимовыгодных, партнерских отношений, поскольку высшее руководство церкви имело прямое подчинение своим центрам в Константинополе или Риме. В Киеве прекрасно понимали положительные и отрицательные стороны христианизации. К этому времени некоторая часть русского купечества и великокняжеской дружины уже приняли крещение.

Между тем необходимо признать, что христианство не было востребовано значительной частью населения Руси и продолжительное время даже после крещения Киева. Кроме этого, христианизация княжеского рода и боярской знати, дружины и верхушки городского населения происходила в условиях непрекращающейся борьбы Рюриковичей за свое господство в системе управления государством, а также постоянной политической борьбы в великокняжеском окружении и внутри самой правящей династии. Осложнению ситуации способствовала внешнеполитическая борьба Руси за контроль над Константинопольским рынком и над основными торговыми магистралями Европы. В этих условиях и сам Киев стал предметом спора между уже сформировавшимися и конкурирующими между собой восточной и западной традициями самого христианства. Плоды этого спора не замедлили сказаться уже в период регентского правления вдовы Игоря Старого Ольги и ее внуков, Ярополка и Владимира Святого.

Волей последнего при согласии ближайшего окружения великого князя в конце 80-х годов X века династия Рюриковичей роднится с Комниновским императорским родом Византии, приняв христианство в качестве трофея и обеспечив легитимность своего статуса на международной арене.

Однако условия мира, заключенного между Византией и Киевом после завоевания Владимиром Святославичем столицы северных колоний империи на Черном море — Херсонеса, едва ли могли удовлетворить Константинополь. Следствием этого стало то, что в первые годы существования христианства как государственной религии на Руси, мы не можем встретить епископат. Сведения о первом, с точки зрения церковной агиографии, митрополите Михаиле настолько противоречивы, легендарны и даже мифологичны, что мы не можем принять их как достоверные. Только с 991 года с появлением первого новгородского архиепископа Ионы допустимо уверенно говорить о появлении высшей церковной иерархии в пределах Киевского государства.

Приняв крещение, Владимир смог своим примером побудить к этому шагу значительную часть своей дружины и свою семью. Вместе с этим мы должны признать, что некоторая часть княжеского окружения непродолжительное время еще сохраняла верность религиозным убеждениям своих предков. Вслед за этим последовало крещение столицы и Киевской земли

Русской земли). Христианизация Новгорода, Ростовской земли и земли вятичей растянулась на продолжительное время: от нескольких лет в Новгороде, до нескольких веков (до XII века) у вятичей. Ситуация во многом осложнялась с одной стороны, отсутствием реального единства между территориями, объединенными под властью Киева и отсутствием стройной административной структуры в еще варварском государстве, а с другой, началом продолжительного периода непрерывных войн с печенегами.

Несмотря на личную религиозность Владимира Святославича, между великим князем и епископатом на протяжении всего продолжительного правления крестителя Руси отсутствовали доверительные отношения. Тем не менее, государственная власть, понесшая основные тяготы христианизации восточнославянских земель и ломки языческих культурно-религиозных ценностей своих подданных, сделала все необходимое для создания основы будущего материального благополучия церковной иерархии. Правда, & laquo-Устав князя Владимира& raquo-, оговаривавший права Десятинного храма, главного культового сооружения христианской церкви на Руси, распространял свое действие главным образом на соборные храмы крупных городских центров. Особенностью этого устава стало то, что власть наибольший свой интерес и доверие проявляла не к первосвятительским кафедрам, а к приходскому кор-сунскому духовенству, вывезенному из Херсонеса Владимиром. Постоянно растущие материальные аппетиты епископата, его безынициативность, непонимание особенностей жизни Киевского государства и неуважительность к великокняжеской власти стали причиной того, что с 996/997 года процесс христианизации русских земель замедляется. К тому же центробежные силы в политической жизни северных земель создали опасность сохранения целостности древнерусского государства, отвлекая значительные воинские силы великого князя для насаждения христианской иерархии в восточнославянских городских центрах.

Формально, с точки зрения церковного права, предстоятелем молодой русской церкви был киевский митрополит. Однако уже в период правления Владимира Святославича мы можем наблюдать процесс активного участия государства в христианской проповеди и формировании церковных структур Киевского государства. Кроме этого, вызывает сомнение возможность именования в этот период русских предстоятелей митрополитами, а тем более киевскими (поскольку местом их проживания был Переяславль).

Определенную трудность в понимании процессов внутренней жизни древнерусского государства представляет вопрос о престолонаследии. Мы не имеем представления о принципах & laquo-законности»- в вопросах преемства великокняжеского стола. Отсутствие достоверных сведений о детях Владимира (кто были их матери по социальному происхождению, были ли они наложницами или женами, старшинство детей, на какой правовой основе (византийской или какой-то местной) они могли претендовать на великокняжеский стол) показывает сложность тех внутриполитических разногласий, которые были скрыты летописцами и стали причиной внутридинастической борьбы, разгоревшейся между сыновьями крестителя Руси после его смерти в 1015 г.

Описание похорон великого князя показывает, что между ним и духовенством к этому времени по-видимому существовали серьезные разногласия. Во всяком случае, в отличии от рядовых жителей Киева и княжеской дружины церковная иерархия осталась безучастной к смерти правителя древнерусской державы.

Вскоре, после погребения Владимира Святославича, на девятый день по его кончине, между его детьми разгорелась откровенная борьба за власть. События 1016−1024 года показали зыбкость древнерусского государства. Согласно со словами летописи во внутридинастическую борьбу были вовлечены Ярослав, Святополк, Борис, Глеб и Святослав. Примечательно, что летописец осуждал не саму распрю, а методы ее ведения. Кроме этого, в разгоревшийся конфликт по просьбе Святополка, занявшего киевский стол, вмешался король Польши Болеслав Храбрый.

В результате интриг и измен погибают Борис, Глеб и Святослав. Свя-тополк утверждается в днепровской столице. Есть все основания предположить, что духовенство приветствовало нового князя, правда, вскоре то же самое священство во главе с архиепископом торжественно встречало и войска Болеслава Храброго, который, не встретив никакого серьезного сопротивления, легко вошел в Киев.

После долгой борьбы между Ярославом и новыми правителями Руси при поддержке новгородского веча формируется огромное 40 ООО ополчение и нанимается варяжская дружина. В результате победы над Святополком, изгнавшего накануне из Киева Болеслава, власть в Киеве переходит в руки Ярослава.

Пресвитер Анастас-Корсунянин выехал во главе одного из обозов со знатными русскими пленниками в Польшу. Церковный клир лишается права участия в наградах от нового великого князя. На продолжительное время, аж до 1034 года летописи умалчивают об участии набожного Ярослава в делах церковной жизни. Вместе с этим тмутараканский князь Мстислав Владимирович, уклонившийся от междоусобицы 1015−1019 гг., пробует оспорить право новгородского князя на киевский стол. Не сумев добиться желаемого, он занимает Чернигов. Вскорости, братья прекращают борьбу. На протяжении всего времени правления Владимира Святославича и в начальные период великого княжения Ярослава Владимировича мы можем наблюдать отстраненность главы русской церкви от участия в решении не только государственных вопросов, но и вопросов внутрицерковной жизни. Отчасти это могло быть связано с какими-то личными качествами иерархов, но в большей степени было обусловлено недоверием властей к греческому духовенству, а особенно к византийскому епископату.

В отличии от Ярослава Мстислав уделяет церкви особое внимание. При нем строится Спасский собор в Чернигове. Это дает основание предположить, что Мстислав Владимирович желал создать в Чернигове конкурирующую с Киевом крупную параллельную Киеву церковную иерархию. Примирение братьев, а затем и смерть Мстислава позволяют Ярославу стать «еди-нодержцем». В этот период (1036 г.) Ярославу удается окончательно разбить печенегов.

Ярослав вновь обращает пристальное внимание церковной организации. Ему удается поднять статус русской церкви от архиепископии до митрополии. Центр митрополии перемещается в столицу. Для предстоятеля русской церкви строится новый собор. Правда, Десятинный храм по-видимому по-прежнему неподотчетен киевскому главе русской церкви. Под кровлей новой митрополии по воле великого князя создается первая национальная библиотека и переводческая школа. К участию в работе по созданию новых для Руси книг активно привлекаются болгары, вытесненные византийцами из родных земель во время войны 1018 г. Государственная власть впервые оказывает доверие митрополиту. Кроме этого, Ярослав уделяет особое внимание воспитанию духовенства из среды восточных славян. Великого князь обращает внимание на церковную проповедь в храмах Киева. Впервые правитель Кроме этого внимание правителя Руси привлекла проблема благосостояния не только высшего, но и рядового духовенства. Создаются благоприятные условия для формирования не только национальной культуры, но и национальной церковной иерархической структуры. Более того, опыт взаимоотношений высшего светского и церковного руководства древней Руси показал необходимость привлечения к управлению церковью национальных кадров из среды славян.

Мы можем наблюдать не просто генезис церковно-государственных отношений на Руси, но и более того — эволюцию этих отношений, которую легче всего проследить на изменениях статуса и места киевского митрополита в древнерусском государстве. Процесс постепенного развития связей между государством и церковью приводил к постоянному изменению характера этих отношений Последний по большей части определялся не степенью зависимости Киевской митрополии от Константинопольского патриархата, а реальными административными, экономическими и политическими ресурсами государственной власти не только в Киеве, но и на местах. Однако все это требует дополнительной детализации периодов истории древнерусской церкви в домонгольской Руси и дополнительных исследований жизни русской иерархии в контексте ее отношений с Киевом и удельными князьями дома Рюриковичей.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА 1. Источники и литература. Вопросы периодизация истории русской церкви в домонгольской Руси

§ 1. Источники

§ 2. Обзор литературы

§ 3. Периодизация ранней истории русской церкви (988−1240)

ГЛАВА 2. Состояние высшего церковного управления Киевской Руси при Владимире Святославиче

§ 1. Зарождение христианской жизни в древнерусском государстве (911 -972 гг.)

§ 2. Начало формирования религиозной политики на Руси и принятие христианства как государственной религии

§ 3. Создание церковной иерархии и определение её места в религиозно-политической жизни восточно-славянского общества (988 -1015 гг.)

ГЛАВА 3. Эволюция церковного управления при ближайших приемниках Владимира I (1015 -1037 гг)

§ 1. Роль церкви в период борьбы сыновей Владимира I за власть

§ 2, Легитимизация митрополичьего управления (1036−1037 гг.)

Список литературы

1. Источники Древнерусские летописи

2. Ипатьевская летопись // Полное собрание русских летописей. М.: Языки славянской культуры, 2001. Т.2. — 648 с.

3. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2000. Т. 9. -288 с.

4. Новгородская летопись старшего и младшего изводов // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2000. Т. 3. — У-ХН, 720 с.

5. Новгородская четвертая летопись // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2000. Т 4. Часть 1. — 728 с.

6. Повесть временных лет / Подготовка текста О. В. Творогова, перевод Д. С. Лихачева // Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. XI начало XII века. — М.: Худож. лит., 1978. — С. 23−278.

7. Псковские летописи // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2003. Т. 5. Вып. 1. — 256 с.

8. Рогожский летописец // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2000. Т. 15. -432 с.

9. Софийская первая летопись // Полное собрание русских летописей. М.: Языки русской культуры, 2000. Т. 6. — 312 с. 1. Актовые источники.

10. Древнерусские княжеские уставы Х1-ХУ вв. / Изд. подг. Я. Н. Щапов, отв. ред. Л. В. Черепнин. М.: Наука, 1976. — 240 с.

11. Древнерусские письменные источники Х-ХШ вв. / Под редакцией Я. Н. Щапова. -М.: & laquo-Кругъ»-, 1991. 80 с.

12. Законодательство Древней Руси / отв. редактор В. Л. Янин. // Российское законодательство Х-ХХ веков: Тексты и комментарии: в 9 т. М.: Юрид. лит-ра, 1984. Т.1. -430 с.

13. Свод законов Киевской Руси / Ермолаев И. П., Кашафутдинов Р. Г. Казань: Изд-во Каз. ун-та, 1985. — 89 с. 1. Монастырские уставы.

14. Устав преподобного Варлаама Хутынского Новгородского чудотворца // Амвросий (Орнатский), епископ. Древнерусские иноческие уставы. Уставы российских монастыреначальников. М.: Северный паломник, 2001. — С. 32−34

15. Устав преподобного Ефросина Псковского чудотворца. Изложение общежительного предания. // Амвросий (Орнатский), епископ. Древнерусские иноческие уставы. Уставы российских монастыреначальников. М.: Северный паломник, 2001. С. 38−57

16. Агиографическая, богословская и церковно-полемическая литература.

17. Жития русских святых. Кн. 3.- Коломна.: Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 1993. 448 с.

18. Жития русских святых. Кн. 4.- Коломна: Свято-Троицкий Ново-Голутвин женский монастырь, 1993.- 510 с.

19. Жития святых святителя Димитрия Ростовского. Кн. 11. Месяц июль. — Козельск: Свято-Введенский монастырь Оптиной Пустыни., 1992. 689 с.

20. Житие Феодосия Печерского // Памятники литературы древней Руси. Начало русской литературы. XI начало XII века. М, 1978. С. 305−392

21. Иларион, митр. Слово о законе и благодати / Иларион. М.: Столица, Скрипторий, 1994. — 146 с.

22. Память и похвала князю русскому Владимиру / Богословские труды, т. 29. М.: Московская патриархия. 1989. С. 45−50

23. Послание о вере латинской // Понырко Н. В. Эпистолярное наследие древней Руси. X—XIII вв.ека. Исследования, тексты, переводы. СПб.: Наука, 1992. С. 16−18

24. Послание о неделе // Понырко Н. В. Эпистолярное наследие древней Руси. X—XIII вв.ека. Исследования, тексты, переводы. СПб.: Наука, 1992. С. 1416

25. Сказание о Борисе и Глебе / Комментарий О. В. Творогова // Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. XI начало XII века.- М.: Худож. лит., 1978. С. 279−305.

26. Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского. Ранняя русская редакция / изд. Г. С. Баранкова. -М.: Издательство & laquo-Индрик»-, 1998. 768 с. 1. Берестяные грамоты.

27. Арциховский A.B. новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1952 г.) / А. В. Арциховский. М.: АН СССР, 1954. — 92 с.

28. Янин B. JI. Новгородские грамоты на бересте: Из раскопок 1984−1989 гг. / В. Л. Янин. М.: Наука, 1993. — 349 с. 1. Зарубежные источники.

29. Древняя Русь в свете зарубежных источников: Учеб. пособие для студентов вузов / М. Б. Бибиков, Т. Н. Джаксон и др.- Под ред. Е. А. Мельниковой.- М.: Логос, 2003. 608 с.

30. Константин Багрянородный. Об управлении империей / Под редакцией Г. Г. Литвина и А. П. Новосельцева. М.: Наука, 1983. — 496 с.

31. Лев Диакон. История / перевод М. М. Копыленко, статья М. Я. Сюзюмова, комментарий М. Я. Сюзюмова, С. А. Иванова, ответственный редактор Г. Г. Литаврин. М.: Наука, 1988. — 240 с.

32. Хроника Галла Анонима // Щавелева Н. И. Польские летописные источники: Тексты, перевод, комментарий / Ответственный редактор В. Л. Янин. -М.: Наука, 1990. -С. 32−761. Фольклорные источники.

33. Русские сказки. Былины / Сост. И. Р. Юркевич, И. С. Иванова. М.: Ас-соц. & laquo-Демокр. лицей& raquo-, 1993. — 223 с.

34. Эймундова Сага / Перевод О. И. Сенковского // Историко-юридический сборник. Т. 2. Отдел 3., 1871. С. 27−32

35. Археологические и нумизматические источники.

36. Каргер М. К. Археологические исследования древнего Киева. Отчет и материалы (1938−1947) / М. К. Каргер. Киев: Изд-во АН УССР, 1948. — 252 с.

37. Седов В. В. Восточные славяне в VI XIII вв. / В. В. Седов. — М.: Наука, 1982. — 327 с. 1. Исследования

38. Александров A.A. Во времена княгини Ольги. Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле / А. А. Александров. Псков: Псковское возрождение, 2001. -282 с.

39. Анастасий (Грибановский), митр. Значение Владимирского юбилейного года // Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси. / Грибановский Александр, митр. -М.: Столица, 1991. С. 12−17.

40. Ариньон Ж. -П. Международные отношения Киевской Руси в середине X в. и крещение княгини Ольги / Ж. -П. Ариньон // Византийский временник. -М.: 1980. Т. 41. С. 113−124

41. Аристов Н. Я. Первые времена христианства в Россини по церковно-историческому содержанию русских летописей / Н. Я. Аристов. СПб. 1888. -188 с.

42. Артамонов М. И. История хазар / М. И. Артамонов. СПб.: Лань, 2001. -688 с.

43. Афанасьев А. Ю. Эволюция образа: от язычества к христианству / А. Ю. Афанасьев // Вопросы философии. 1996. № 10. С. 71−83

44. Бахрушин C.B. Героическое прошлое славян / С. В. Бахрушин. Ашхабад.: Туркменское объединенное государственное изд-во, 1941. — 16 с.

45. Бахрушин C.B. К вопросу о крещении Киевской Руси / С. В. Бахрушин // Христианство и Русь. М.: Наука, 1988. С. 31−46

46. Бейлис В. М. Ал-Мас Уди о русско-византийских отношениях в 50-х годах X в. / В. М. Бейлис // Международные связи России до XVII в. (Сборник статей). М.: Изд-во АН СССР, 1961. — С. 21−34.

47. Белов А. Святые без нимбов / А. Белов. М.: Советская Россия, 1983. -216 с.

48. Белопольский Б. Тайдышко А. Крещение Руси / Б. Белопольский, А. Тайдышко. Л.: Изд-во ленинградского совета PK и КД, 1939. — 56 с.

49. Богданов В. П. Рукавишников A.B. Взаимоотношения полоцких и смоленских князей в XII первой трети XIII века / В. П. Богданов, А. В. Рукавишников // Вопросы истории, 2002. № 10. С. 19−31

50. Брайчевский М. Ю. Утверждение христианства на Руси / М. Ю. Брай-чевский. Киев: Наукова думка, 1989. — 296 с.

51. Бычков B.B. 2000 лет христианской культуры sub specie aesthetica. В 2-х тт. Том 2. Славянский мир. Древняя Русь. Россия / В. В. Бычков. М., СПб.: Университетская книга, 1999. — 527 с.

52. Введение христианства на Руси: Материалы к лекции. М.: Центральный совет союза воинствующих безбожников СССР, 1940. — 16 с.

53. Вернадский Г. В. Киевская Русь / Г. В. Вернадский. Тверь: JIEAH- М.: АГРАФ, 1999. -448 с.

54. Воейков H.H. Церковь, Русь, Рим / Н. Н. Воейков. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 203. — 512 с.

55. Воронец E.H. Основные черты распространения христианства на Руси 900 лет назад и ныне / Е. Н. Воронец // Чтения в обществе любителей духовного просвещения. М., 1888. Т. 26. Ч. 1. -С. 134−218

56. Воронин H.H. Древнерусские города / Н. Н. Воронин. М.- JL: Изд-во АН СССР, 1945.- 106 с.

57. Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси / Н. М. Гальковский. М.: Индрик, 2000. — 308 с.

58. Глубоковский H.H. За тридцать лет (1884−1914 гг.) / Н. Н. Глубоковский // Церковно-исторический вестник, 1999. № 2/3. С. 205−218.

59. Голубинский Е. Е. История Рксской Церкви. Период первый, Киевский или Домонгольский / Е. Е. Голубинский. — М.: Крутицкое патриаршее подворье, Общество любителей церковной истории, 1997. Т. 1. — 968 с.

60. Голубцов С. А., протодиакон. Московская духовная академия в революционную эпоху: Академия в социальном движении и служении в начале XX века: по материалам архивов, мемуаров и публикаций / С. А. Голубцов, протодиакон. -М.: Мартис, 1999. Т1. Ч. 3. -255 с.

61. Гордиенко Н. С. & laquo-Крещение Руси& raquo-: факты против легенд и мифов / Н. С. Гордиенко. JI.: Лениздат, 1984. — 287 с.

62. Горский A.A. & laquo-Всего еси исполнена земля русская. »-: Личности и мен-тальность русского средневековья: Очерки / А. А. Горский. — М.: Языки славянской культуры, 2001. 176 с.

63. Горский A.A. Государство или конгломерат конунгов? Русь в первой половине X века. / А. А. Горский // Вопросы истории. 1999. — № 8. — С. 43−52

64. Горский A.A. Русь: От славянского Расселения до Московского царства / А. А. Горский. М.: Языки славянской культуры, 2004. — 392 с.

65. Горский A.B., протоиерей. История церкви русской / А. В. Горский, протоиерей // Журнал Московской Патриархии. 1976. — № 1. — С. 62−72

66. Греков Б. Д. Борьба Руси за создание своего государства / Б. Д. Греков. -М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1942. 68 с.

67. Греков Б. Д. Феодальные отношения в Киевском государстве / Б. Д. Греков. М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1937. — 191 с.

68. Громов М. Н., Мильков В. В. Идейные течения древнерусской мысли / М. Н. Громов, В. В. Мильков. СПб.: РХГИ, 2001. — 960 с.

69. Грушевский М. Киевская Русь / М. Грушевский. — СПб., 1911. Т. 1. — 490 с.

70. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь / Л. Н. Гумилев. СПб.: Кристалл, 2001.- 768 с.

71. Гуревич А. Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства / А. Я. Гуревич. М.: Искусство, 1990. — 396 с.

72. Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX XII вв.): Курс лекций: Учебное пособие для вузов / И. Н. Данилевский. -М.: Аспект Пресс, 2001. — 339 с.

73. Данилевский И. Н. Повесть временных лет: Герменевтические основы изучения летописных текстов / И. Н. Данилевский. М.: Аспект Пресс, 2004. -383 с.

74. Даркевич В. П. & laquo-Градские люди Древней Руси: X—XIII вв. / В. П. Дарке-вич // Из истории русской культуры. Т. 1. (Древняя Русь). М.: Языки русской культуры, 2000. — С. 640−690

75. Даркевич В. П. Единство и многообразие древнерусскрой культуры (кон. X—XIII вв.) / В. П. Даркевич // Вопросы истории. 1997. № 4. С. 36−52

76. Даркович В. П. Происхождение и развитие городов Древней Руси (XXIII вв.) / В. П. Даркевич // Вопросы истории. 1999. № 10. С. 43−60

77. Доброклонский А. П. Руководство по истории Русской Церкви / А. П. Доброклонский. М.: Крутицкое патриаршее подворье- Общество любителей Церковной истории, 2001. — 936 с.

78. Дулуман Е. К. Глушак A.C. Введение христианства на Руси: легенды, события, факты / Е. К. Дулуман, А. С. Глушак. Симферополь: Таврия, 1988. -184 с.

79. Дурасов Г. П. Крещение Руси / Г. П. Дурасов. М.: Книга, 1990. — 15 с.

80. Емелях Л. И., Кожурин Я. Я. Советская историческая наука о крещении Руси: В помощь лектору / Л. И. Емелях, Я. Я. Кожурин. Л.: Знание, 1986. -32 с.

81. Ермолаев И. П. Становление российского самодержавия. Истоки и условия его формирования: Взгляд на проблему. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2004. — 392 с.

82. Живов В. М. Особенности рецепции византийской культуры в Древней Руси / В. М. Живов // Из истории русской культуры. Т. 1 (Древняя Русь). -М.: Языки русской культуры, 2000. С. 586−617

83. Зимин A.A. Правда Русская / А. А. Зимин. М.: Древлехранилище, 1999. -424 с.

84. Зимин A.A. Холопы на Руси (с древнейших времен до конца XV в.) / А.

85. A. Зимин. М.: Наука, 1973. — 391 с.

86. Знаменский П. В. Духовные школы в России до реформы 1808 года / П.

87. B. Знаменский. СПб.: Летний сад, Коло, 2001. — 800 с.

88. Знаменский П. В. История Русской Церкви / П. В. Знаменский. М.: Крутицкое патриаршее подворье, Общество любителей церковной старины, 2000. -464 с.

89. Знаменский П. В. Очерки из истории славянской мифологии / П. В. Знаменский. М., 1865. 224 с.

90. Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси / П. В. Знаменский. -М., 1867. -181 с.

91. Золотухина Н. М. & laquo-Слово о Законе и Благодати& raquo- первый русский политический трактат киевского писателя XI в. Иллариона / Н. М. Золотухина // Древняя Русь: проблемы права и правовой идеологии. Сборник научных трудов. — М.: ВЮЗИ, 1984. — С. 36−50

92. Иванов С. А. Византийская религиозная миссия VIII XI вв. с точки зрения византийцев / С. А. Иванов // Христианство в странах Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европы на пороге второго тысячелетия. — М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 9 — 34

93. Иванов С. А. Византийское миссионерство: Можно ли сделать из & laquo-варвара»- христианина? / С. А. Иванов. М.: Языки славянской культуры, 2003. -376 с.

94. Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и кочевникам: эволюция методов / С. А. Иванов // Славяне и их соседи. Славяне и кочевой мир. Выпуск 10. М.: Наука, 2001. — С. 16−39

95. Иловайский Д. И. Становление Руси / Д. И. Иловайский. М.: ООО & laquo-Издательство Астрель& raquo-, ООО & laquo-Издательство ACT", 2003. — 860 с.

96. Ильин H.H. Летописная статья 6523 года и её источник: опыт анализа / Н. Н. Ильин. М.: АН СССР, 1957. — 210 с.

97. Иоанн (Экономцев), игумен. Православие. Византия. Россия. Сборник статей / Иоанн (Экономцев), игумен. М.: Христианская литература, 1992. -233 с.

98. История религий в России: Учебник / Под общ. ред. H.A. Трофимчека. -М.: Изд-во РАГС, 2002. 592 с.

99. История России: В 2 т. Т. 1: С древнейших времен до конца XVIII в. / А. Н. Сахаров, JI.E. Морозова, М. А. Рахматуллин и др.- Под редакцией А. Н. Сахарова. М.: ACT, Ермак, Астрель, 2003. — 943 с.

100. Источниковедение истории СССР / Под редакцией И. Д. Ковальченко. Учебник. М.: Высшая школа, 1973. — 560 с.

101. Истрин В. М. Очерки истории древнерусской литературы / В. М. Ист-рин. Петроград: Наука и школа, 1922. — 248 с.

102. Истрин В. А. 1100 лет славянской азбуки / В. А. Истрин. М.: Наука, 1988. -192 с.

103. Каждан А. П. К характеристике русско-византийских отношений в современной буржуазной историографии (1947−1957) / А. П. Каждан // Международные связи России до XVII в. (Сборник статей). М.: Изд-во АН СССР, 1961. -С. 7−20

104. Каменский Н. Т., протоиерей. Христианство на востоке России до св. равноапостольного князя Владимира и отношение его к крещению русского народа при Владимире / Н. Т. Каменский // Православное обозрение. М., 1888. Т.3. -813, V. с.

105. Карамзин Н. М. История государства Российскго: XII томов в 4-х книгах / Н. М. Карамзин. М.: & laquo-Рипол Классик& raquo-, 1997. Кн. 1. — 560 с.

106. Карташев A.B. Очерки по истории русской церкви / А. В. Карташев. -М.: Наука, 1991. Т. 1. — 704 с.

107. Кистерев С. Н. & laquo-Великий князь всея Руси& raquo- в XI XV веках / С. Н. Кистерев // Очерки феодальной России. Сборник статей. — М.: Едиториал УРСС, 2002. Вып. 6. — С. 47−85

108. Клибанов А. И., Митрохин Л. Н. Крещение Руси: история и современность / А. И. Клибанов, Л. Н. Митрохин. М.: Знание, 1988. — 64 с.

109. Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI—XVII вв.еков / Б. М. Клосс. М.: Наука, 1980. — 312 с.

110. Ключевский В. О. Русская история. В пяти томах. Полный курс лекций / В. О. Ключевский. М.: «РИПОЛ-КЛАССИК», 2001. Т. 1. — 672 с.

111. Королев A.C. Загадки первых русских князей / А. С. Королев. М.: Вече, 2002. -480 е.

112. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей / Н. И. Костомаров. Калуга: Золотая аллея, 1995. — Кн. 1. — 592 с.

113. Котляр Н. Ф. Дипломатия Южной Руси / Н. Ф. Котляр. Спб.: Алетейя, 2003: — 300 с.

114. Кузьмин А. Г. Крещение Руси / А. Г. Кузьмин. М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. -416 с.

115. Кузьмин А. Г. Падение Перуна: (Становление христианства на Руси) / А. Г. Кузьмин. М.: Мол. гвардия, 1988. — 240 с.

116. Куприянов А. Церковное право и его рецепция в российском законодательстве / А. Куприянов // Российская юстиция. 2001. № 2. С. 68−69

117. Левин Д. Б. Дипломатический иммунитет / Д. Б. Левин. — М.: Изд-во АН СССР, 1949. -416 с.

118. Липец P.C. Эпос и Древняя Русь / Р. С. Липец. М.: Наука, 1969. — 302 с.

119. Литаврин Г. Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX начало XII в.) / Г. Г. Литаврин. — СПб.: Алетейя, 2000. — 398 с.

120. Литаврин Г. Г. Византия и славяне / Г. Г. Литаврин. СПб.: Алетейя, 2001. -606 с.

121. Лихачев Д. С. Великое наследие / Д. С. Лихачев. М.: Современник, 1975. -367 с.

122. Лихачев Д. С. Текстология: На материале русской литературы X—XVII вв.еков / Д. С. Лихачев. Л.: Наука, 1983. — 640 с.

123. Лихачев Д. С. Человек в литературе древней Руси / Д. С. Лихачев. М.: Наука, 1970.- 180 с.

124. Ловмянский Г. Религия славян и её упадок (VI-XII вв.) / Г. Ловмянский. СПб.: Академический проект, 2003. — 512 с.

125. Ломоносов М. В. Записки по русской истории / М. В. Ломоносов. М.: Эксмо, 2003. — 704 с.

126. Лукин П. В. & laquo-Народные собрания& raquo- у восточных славян: возможности сравнительного анализа / П. В. Лукин // Древняя Русь. Вопросы медиевистики, 2004. № 3(17). С. 5−11

127. Любавский М. К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до XX века / М. К. Любавский. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. -688 с.

128. Любомиров П. Г. Торговые связи Руси с Востоком в VIII—XI вв.: (преимущественно по данным о кладах восточных монет) / П. Г. Любомиров // Ученые записки Саратовского университета. Саратов, 1928. Т. 10. С. 5−38

129. Мавродин В. В. Древняя Русь (Происхождение русского народа и образование Киевского государства) / В. В. Мавродин. М.: ОГИЗ, Политиздат, 1946. -312 с.

130. Мавродин В. В. Народные восстания Древней Руси XI—XIII вв. / В. В. Мавродин. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1961. — 118 с.

131. Мавродин В. В. Очерки истории древней Руси до монгольского завоевания // История культуры Древней Руси / В. В. Мавродин. М.- Л.: АН СССР, 1948. Т.1. -С. 7−43

132. Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства / В. В. Мавродин. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1945. — 432 с.

133. Ильичев А. Т. Справочник по русской истории. Киевская Русь. IX—XII вв. / А. Т. Ильичев. М.: Едиториал УРСС, 2003. — 144 с.

134. Историки СССР: Указатель печатных списков их трудов / Сост. О. Н. Шведова. — М.: Всесоюзная книжная палата, 1941. 152 с.

135. Православная энциклопедия. Русская Православная Церковь. М.: Цер-ковно-научный центр & laquo-Православная энциклопедия& raquo-, 2000. — 656 с.

136. Русский биографический словарь: В 20 т. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2001.

137. Славянская энциклопедия. Киевская Русь Московия: в 2 т. Т.1 А-М. / Авт. -сост. В, В, Богуславский. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 784 с.

138. Советский энциклопедический словарь /Гл. ред. A.M. Прохоров. М.: Сов. Энциклопедия, 1989. — 1632 с.

139. Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. Т.З. Ч. 2. Т-Я / И. И. Срезневский. М.: Книга, 1989.- 1684 стб., 272 стб., [13 е. ]

140. Распространение христианства в землях Киевской Руси (988 1054)рЛ& quot- я о 4

Заполнить форму текущей работой