Американская революция и образование США

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Раздел 1 Социально — экономическое развитие американских колоний накануне революции

1.1 Общие особенности появления английских колоний в Северной Америке

1.2 Структура общества и экономика американских колоний

1.3 Политическая система колоний и особенности взаимоотношений с метрополией

Раздел 2 Американская революция (1775 — 1783)

2.1 Начало войны за независимость. Континентальный конгресс

2.2 Разрыв с метрополией и начало военных действий

Раздел 3 Образование Конфедерации и принятие конституции США

3.1 Экономико-политическое развитие США по окончания военных действий

3.2 Объединение штатов и деятельность конфедерации

Выводы

Список использованной литературы

Введение

История любой страны, в том числе и США, дает возможность узнать многое о пройденном пути народов, расширяет познание всемирной истории и закономерностей их развития.

Поистине настоящее и будущее неразрывно связаны с прошлым. Особенно отчетливо это проявляется в наш неспокойный век, когда развитие событий повелительно требует объединения народов и стран решительных их действий во имя сохранения и укрепления всеобщего мира. Для этого необходимы взаимопонимание и доверие между народами, расширение научных связей и культурных контактов, осознание каждой нацией ответственности перед историей и будущими поколениями.

Отсюда понятно возросшее внимание к США — индустриальной стране с высоким уровнем развития науки и техники. Ее народ внес свой вклад в сокровищницу мировой культуры. В тоже время США являются мировым лидером и играют активную роль в современных международных отношениях.

Цель нашей работы состоит в рассмотрении причин американской революции, характеристика ее основных этапов, определение ее результатов.

Предметом исследования являются политические, экономические отношения, которые возникли между американскими колониями и метрополией.

Объектом является теория и практика революционных событий, приведших к образованию США.

В данном исследовании был поставлен ряд проблем, которые было необходимо решить:

— охарактеризовать социально-экономическое развитие британских колоний накануне революции

— определить степень противоречий между метрополией и американскими колониями, и выяснить причины их возникновения и решений;

— сфокусировать внимание на характерных особенностях протекания американской революции.

Хронологические рамки данного исследования охватывают период середины 18 века по 1783 г.

Территориальные рамки работы определяются границами североамериканских штатов.

Историографическую базу исследования составляет комплекс научной литературы (монографий, книг,) ведущих отечественных ученых, специалистов, таких как Юровская Е., Болховитинов Н., Севастьянов Г., Фурсенко А., Слезкин Л., Альперович М. и других). Не менее важен вклад в изучение американской революции ученых США (Дж. Ален, Г. Аптекер, Ф. Фонер, У. Фостер).

А вообще следует отметить, что главным литературным недостатком историографического характера по данным проблемам, является отсутствие современных отечественных исследований, в которой бы комплексно с использованием нового материала рассматривался весь спектр вопросов, связанных с американской революцией и образованием США.

Раздел 1 Социально — экономическое развитие американских колоний накануне революции

1.1 Общие особенности появления английских колоний в Северной Америке

Англия заявила о своих правах на территории в Северной Америке еще в 1497, но лишь столетие спустя накопила достаточно материальных и людских ресурсов, чтобы основать постоянные поселения в Новом Свете. В течение 16 в. численность населения Англии и Уэльса почти удвоилась, так что колонизацию стали рассматривать как панацею от «перенаселенности» и средство избавления страны от «полчищ назойливых попрошаек». Но у поборников колонизации был и более действенный стимул — несметное количество золота и серебра, добытых Испанией в результате жесточайшей эксплуатации индейцев в Мексике и Перу. Наконец, растущая экономическая мощь Англии и увеличение массы инвестиционного капитала обеспечили финансовую основу колонизации. Первое поселение в Виргинии субсидировалось группой лондонских купцов. Колонизацию благословила англиканская церковь. Самойло А. Английские колонии в Северной Америке. — М., 1963. — С. 32.

Несмотря на тяготы жизни в Виргинии, сотне колонистов, направленных туда лондонскими купцами, удалось выжить. Их колония Джеймстаун стала первым постоянным английским поселением в Америке.

Последующие попытки колонизации предпринимались как с религиозными, так и с коммерческими целями. Небольшой отряд «пилигримов» — пуританских сепаратистов, покинувших Англию из-за религиозных преследований, после непродолжительного пребывания в Нидерландах прибыл в 1620 в Плимут (Новая Англия). На прилегающей к побережью залива Массачусетс территории, в 47 км к северу от Плимута, в 1630 г. поселился более крупный отряд пуритан во главе с Джоном Уинтропом. Оба поселения объединились в 1691 и образовали колонию залива Массачусетс. В 1620-х годах новые поселения возникли также в Нью-Гэмпшире и Мэне (последнее стало частью Массачусетса в 1677 и его обычно не называют в числе первых 13 колоний). Еще одной колонией, возникшей как религиозная община, стал Мэриленд, где в 1634 на земле, дарованной семье английского католика Джорджа Калверта, лорда Балтимора, появилось поселение Сент-Мэри. В колонии обосновалось много католиков, и она славилась своей религиозной терпимостью до 1692, когда была провозглашена королевским владением под эгидой англиканской церкви.

Род-Айленд и Коннектикут стали «отпрысками» колонии залива Массачусетс. В 1635 и 1636 массачусетские поселенцы основали города Уэтерсфилд, Уинсор и Хартфорд в долине р. Коннектикут. Одних сюда привлекли слухи о необычайно плодородных землях, другие, ведомые Томасом Хукером, оставили Массачусетс из-за разногласий с руководителями колонии. Все три города объединились в 1637, а спустя два года приняли хартию «Основные законы Коннектикута», установив свой собственный порядок правления. Карл II в 1662 даровал Коннектикуту хартию на самоопределение, одновременно присоединив к трем городам на р. Коннектикут поселения, основанные в Нью-Хейвене в 1638 Джоном Давенпортом и Теофилом Итоном. Когда пастора-диссидента Роджера Уильямса и его последователей изгнали из Массачусетса, они в 1636 основали поселение Провиденс. Вскоре возникли поселки Портсмут, Ньюпорт и Уоруик, а в 1644 Роджер Уильямс добился хартии, по которой все четыре поселения объединялись в единую колонию Род-Айленд. Новая история стран Европы и Америки. — М., 1997. — С. 89.

Прочие колонии даровались королем (прямо или косвенно) либо единоличному владельцу, либо группе владельцев. Так, Карл II в знак благодарности за поддержку во время гражданской войны в Англии даровал в 1663 восьмерым своим друзьям огромную территорию Каролины, впоследствии поделенную на Северную и Южную Каролину. В следующем году он подарил своему брату, герцогу Йоркскому, территорию, включавшую колонию Новые Нидерланды, которую голландцы начали заселять с 1624. Герцог Йоркский, в честь которого была переименована колония, отобрал у голландцев эти земли. В том же году он даровал часть земель Джорджу Картерету и Джони Беркли, которые стали владельцами колонии Нью-Джерси. В 1681 Карл II передал английскому квакеру Уильяму Пенну большую территорию к западу от р. Делавэр. В честь адмирала, отца Пенна, колония была названия Пенсильванией. Поселенцы из Германии и Голландии, а также с Британских островов охотно прибывали в Пенсильванию, отличавшуюся широкой веротерпимостью. Делавэр, где в 1638, прежде чем эта территория вошла в состав Новых Нидерландов, шведы основали Уилмингтон, в 1682 отошел к Уильяму Пенну. Впоследствии Делавэр стал отдельной колонией с собственной ассамблеей, хотя и продолжал оставаться собственностью Пенна и управлялся губернатором Пенсильвании. Последняя из 13 колоний, Джорджия, получила хартию в 1732 — ей суждено было стать военным форпостом против испанцев во Флориде, а также пристанищем бедняков и беглых должников. На следующий год Джеймс Оглторп привел в Джорджию первую группу поселенцев и заложил город Саванну.

1.2 Структура общества и экономика американских колоний

В первые три четверти 18 в. в Америку прибыли 600 тыс. человек, из них около трети составляли африканцы, завезенные в Новый Свет против их воли. К 1763 они составляли 60% населения в Южной Каролине и от 25 до 40% - в Северной Каролине, Виргинии, Мэриленде и Джорджии. Наличие огромной массы рабов наложило глубокий отпечаток на все сферы жизни в этих колониях и способствовало формированию совершенно особой «южной» культуры. Очерки новой и новейшей истории США. — М., 1960. — С. 56.

Свои особенности имели среднеатлантические колонии и периферические районы колоний от Пенсильвании до Джорджии, где осела большая часть из 300 тыс. немцев, шотландцев и ирландцев, смешавшись со старожилами — английскими квакерами, голландцами и шведами. В результате образовалась пестрая мозаика разных культур, языков и обычаев. Новые поселенцы требовали от властей терпимости к своим религиозным убеждениям и зачастую отказывались платить налоги и поддерживать официальную англиканскую церковь. Начиная с 1730-х годов многие законодательные органы колоний санкционировали религиозный плюрализм, заложив основу для последующих декретов о свободе вероисповеданий и отделении церкви от государства. К середине 18 в. только в Новой Англии сохранялась этническая и религиозная однородность. История США. — М., 1983. — С. 25.

Рост численности населения сопровождался миграциями во внутренние районы материка. Примитивная система земледелия без применения удобрений, севооборотов и азотфиксирующих трав, вела к снижению плодородия освоенных земель, что создавало предпосылки для дальнейшей экспансии на запад.

Эта миграция порождала тяжелые социальные проблемы; каждому поколению колонистов приходилось на новом месте восстанавливать дух общины. Наиболее серьезные проблемы возникли в Каролине, где поселенцы стремились к обособленности от соседей, религиозных институтов не существовало, а многообразие культур препятствовало формированию общинного сознания. Войны с индейцами в 1760-х годах дискредитировали авторитет местных властей и церкви в Южной Каролине. Порядок был восстановлен лишь благодаря вмешательству отрядов местной самообороны, которые расправлялись с бандами преступников несанкционированными методами, нередко граничившими с произволом.

Отсутствие обычных институтов управления колониями порождало вспышки анархии и насилия и диктаторские методы правления. Законодательные органы колоний, как правило, не спешили вводить систему судопроизводства, налогообложения и политического представительства в периферических районах. Не сумев добиться равноправия законными методами, обитатели этих отдаленных районов пытались утвердить свои права силой. В 1763 «Пакстонская братва» прошла маршем по улицам Филадельфии, чтобы вынудить пенсильванских законодателей поддержать их самовольное вторжение на земли индейцев. Через несколько лет вооруженный отряд самообороны из западных районов Северной Каролины прибыл в столицу, чтобы выразить протест против коррупции в судах и несправедливого налогообложения.

Рост населения в 18 в. сопровождался развитием экономики и неуклонным повышением благосостояния. К 1770 общий экспорт 13 колоний достиг 3 млн. фунтов стерлингов в год. Примерно половина экспорта (рис, табак, индиго) направлялась в Великобританию, 30% (пшеница, скот, лес) поставлялись в Вест-Индию, 17% (рыба и рис) — в Южную Европу. К 1760-м годам колонии в Америке стали основными потребителями британских товаров. Істрія держави і права зарубіжних країн (за ред. Страхова М.). — К., 2003. — С. 78.

Торговлей в Америке занимались главным образом предприимчивые купцы из северных и среднеатлантических колоний. 90% торговли с Вест-Индией осуществлялось на их судах, а доходы от этой торговли уступали лишь доходам от продажи табака в общем торговом балансе американских колоний. Эта торговля нередко именуется «треугольной», ибо самый знаменитый маршрут имел форму треугольника, соединявшего Африку, где на ром выменивали рабов, Вест-Индию, где рабов продавали за сахар и патоку, и Новую Англию, где из сахара и патоки гнали ром. Эти энергичные предприниматели были основным звеном формировавшегося тогда торгового капитализма, а их предприятия создавали рабочие места для клерков, кораблестроителей, докеров и моряков, способствуя процветанию портовых городов. К 1763 Бостон, Нью-Йорк, Филадельфия и Чарлстон, с численностью населения 15−25 тыс. в каждом, превратились в культурные, политические и торговые центры американских колоний.

В Чесапикском регионе развитие экспорта способствовало скорее росту числа крупных имений, чем возникновению больших городов. Плантаторы Виргинии и Мэриленда контролировали сбыт табачной продукции многочисленных мелких хозяйств, торговлю импортными товарами и ссуды под урожай. Они использовали политическое влияние для приобретения крупных земельных массивов с целью последующей перепродажи поселенцам.

1.3 Политическая система колоний и особенности взаимоотношений с метрополией

В 1619 в Виргинии впервые собралась палата горожан, но лишь через 20 лет Карл I признал законность этого органа. В Массачусетсе генеральный совет был создан еще в 1634, однако его деятельность вызвала резкое противодействие со стороны губернатора и чиновников. Нью-Йорк получил разрешение на собственную ассамблею в 1683, но уже через два года она была распущена. Даже в тех колониях, где ассамблеи продолжали функционировать, реальная власть принадлежала губернатору или коллегии назначенных им советников. Новая история стран Европы и Америки. — М., 1997. — С. 88.

Как и многие другие стороны колониальной жизни, эта олигархическая политическая система подвергалась суровым испытаниям на прочность в среде почувствовавшего свою силу второго поколения американцев, а также новой волны иммигрантов, прибывших после 1660. Рост численности населения и расширение границ колоний привели к конфликтам с индейскими племенами. В 1675 г. в Новой Англии вспыхнула кровопролитная война, т.н. война короля Филиппа, а аналогичные вооруженные столкновения на границе Виргинии в следующем году и неспособность колониальных властей противостоять индейцам привели к восстанию под предводительством Натаниела Бэкона, одного из многих колонистов, недовольных политикой правящей элиты и авторитарным характером политической системы.

Когда губернатор Виргинии Уильям Беркли отказался поддержать экспансионистскую земельную политику и отомстить индейцам, Бэкон по собственному почину организовал военный поход против них. Затем он возглавил новую ассамблею (избранную на первых за 15 лет выборах), которая распространила избирательное право на всех вольных поселенцев и более равномерно распределила бремя налогов среди населения. Когда между соперничавшими группами возникли вооруженные столкновения, губернатор был вынужден бежать из Джеймстауна. После смерти Бэкона мятеж быстро угас, но пример Виргинии был подхвачен Мэрилендом, где диссиденты-протестанты развернули наступление на систему авторитарной власти владельца колонии лорда Балтимора. Фостер У. Очерк политической истории Америки. — М., 1953. — С. 46.

Нестабильность политической системы в колониях зримо проявилась после свержения с трона Якова II в ходе «славной революции» 1688−1689 гг. Когда весть о том, что по просьбе парламента на престол взошли Вильгельм и Мария, достигла Америки, в трех колониях вспыхнули волнения. В Мэриленде протестанты отметили возвращение на трон протестантской династии свержением землевладельца-католика и захватом власти. В ходе мятежа в Нью-Йорке и Бостоне были свергнуты высшие чиновники доминиона Новая Англия. Новый король узаконил итоги этих спонтанных выступлений и вернул Род-Айленду и Коннектикуту их прежние привилегии. В Нью-Йорк и Массачусетс были направлены королевские губернаторы, однако там были созваны и ассамблеи. На протяжении следующих семи десятилетий вследствие опасений парламента, не желавшего усиления власти короля, вмешательство в дела колоний ограничивалось сферой торговли и промышленности. Министерство торговли, учрежденное в 1696 г. Вильгельмом, не смогло убедить парламент ввести прямое королевское правление в колониях.

В связи с упрочением положения местной экономической элиты политическая власть от губернаторов и их советов стала переходить к ассамблеям. Эти органы представительной власти, состоявшие из богатых и влиятельных людей, заставили королевских чиновников учитывать местные интересы, смотреть сквозь пальцы на нарушение непопулярных торговых законов и согласиться с переходом многих функций управления к чиновникам, назначаемым ассамблеями. Законодательные органы колоний формировались по образу палаты общин и настаивали на том, чтобы губернаторы передали им те функции, которые палата общин в Англии отвоевала у короля. Во время колониальных войн 1740−1750-х годов процесс ослабления традиционной власти высших чиновников ускорился, ибо губернаторам для ведения военных действий приходилось добиваться финансовой поддержки у ассамблей. К 1763 ассамблеи в большинстве колоний приобрели значительное политическое влияние, однако продолжали опасаться как полномочий королевских губернаторов, так и вмешательства английского парламента в американские дела. Болховитинов Н. США: проблемы истории и современная историография. — М., 1980. — С. 25.

В конце 1730-х годов американские колонии были охвачены мощным религиозным движением. Первые его вспышки проявились в Нортгемптоне (Массачусетс) в приходе Джонатана Эдвардса, авторитетного теолога и блестящего оратора. Дузовный подъем проявился и в других городах в долине р. Коннектикут, а затем, с приездом Джорджа Уайтфилда, выдающегося английского проповедника, проник и в остальные колонии.

Первоначально это движение охватило все слои и классы общества и получило поддержку многих руководителей церкви. Однако в это же время появились десятки бродячих проповедников. Эти набожные малообразованные люди сильно подорвали авторитет официальной церкви. Поэтому деятельность проповедников была запрещена законодательными органами многих колоний. Однако пытаясь упрочить власть религиозных авторитетов, репрессии на самом деле оказывали противоположный эффект. Церкви распадались на отдельные конгрегации, новоявленные секты приобретали все большее влияние. Они основывали высшие учебные заведения для подготовки своих священнослужителей. К старым колледжам — Гарвардскому (1636), Вильгельма и Марии (1693) и Йельскому (1701) — в 1746—1769 добавились новые — Принстонский, Колумбийский, Браунский, Рутгерсский и Дартмутский.

До гражданской войны, охватившей Англию 1640-х годах, жизнь в американских колониях регулировалась распоряжениями, эпизодически поступавшими из метрополии. Ситуация резко изменилась после казни Карла I в 1649 и начала войны на море с Голландией в 1652. Когда Мэриленд и Виргиния объявили о разрыве с Республикой Оливера Кромвеля, новое правительство направило в Америку своих эмиссаров. Мэриленд был временно выведен из-под власти своего владельца. Кроме того, с целью восстановления колониальной торговли, которая во время войны перешла под контроль голландцев, британский парламент в 1651 запретил иностранным кораблям совершать торговые рейсы в колонии в Северной Америке. Макарчик В. Історія держави і права зарубіжних країн. — К., 2000. — С. 177.

После реставрации власти Стюартов в 1660 контроль над торговлей с колониями еще более усилился. Принятый в том же году закон о мореплавании ограничил доставку некоторых товаров, в частности табака и сахара, в британские порты. По торговому закону 1663, был запрещен прямой импорт европейских промышленных товаров в американские колонии. Спустя десять лет еще один закон ввел торговые пошлины на многие виды товаров, что потребовало учреждения колониальной таможенной службы.

Одновременно с проведением торговой политики, направленной на создание централизованной и экономически самодостаточной империи, Карл II предпринял ряд действий, оказавших противоположный эффект. Сделав группу своих сторонников-аристократов абсолютными и полновластными владельцами огромной территории в Каролине, передав Нью-Йорк и Нью-Джерси своему брату и престолонаследнику, возвратив колонию Мэриленд семейству Калвертов и подарив большие земельные владения Уильяму Пенну, король тем самым раздробил единую систему управления колониями. Местные администрации во главе с королевскими губернаторами были созданы только в Виргинии и Вест-Индии, откуда в основном поставлялись колониальные товары. Карл II даровал королевскую хартию Род-Айленду и Коннектикуту, предоставив им почти полную автономию как самоуправляемым общинам. Он также позволил непокорному Массачусетсу сохранить свою либеральную хартию, пожалованную Карлом I в 1629.

Либеральная система имперского контроля закончила свое существование с учреждением в 1675 торгового совета палаты лордов, который вскоре усмотрел необходимость введения прямого королевского правления. Обеспокоенный известиями о нелегальной торговле в Массачусетсе, торговый совет отверг притязания этой колонии на Нью-Гэмпшир, установив там в 1679 прямое королевское правление. Два года спустя в выданный Уильяму Пенну патент на землевладение было добавлено особое условие, по которому законодательные акты, принятые в Пенсильвании, подлежали утверждению Тайным советом. В 1684 торговый совет, выиграв тяжбу в суде лорда-канцлера, аннулировал хартию Массачусетса. История государства и права зарубежных стран. — М., 2004. — С. 101.

В 1685, после восхождения на престол Якова II, торговый совет добился отмены других хартий в американских колониях и присоединил их к Массачусетсу и собственным владениям короля в Нью-Йорке, провозгласив их доминионом Новая Англия. В Бостон был направлен Эдмунд Андрос, первый королевский губернатор новой огромной колонии, а все ассамблеи там были упразднены.

Раздел 2 Американская революция (1775 — 1783)

2.1 Начало войны за независимость. Континентальный конгресс

Новая политика, проводившаяся Великобританией после войны с французами и индейцами, существенным образом расшатала связи внутри империи. В начале 1760-х годов английское правительство решило обложить колонистов налогом для содержания 10-тысячного гарнизона в Канаде, а также для предотвращения столкновений между экспансионистски настроенными поселенцами и индейскими племенами.

Англичане приступили к реорганизации колониальной администрации. Специальным законом 1762 был усилен таможенный контроль, а королевскому флоту вменялась обязанность преследовать контрабандистов. Через два года был принят закон о снижении пошлин на импортную патоку с шести до трех пенсов за галлон и повышении пошлины на все другие товары из французской Вест-Индии; при этом правительство выразило твердое намерение взыскать эти средства с населения американских колоний. На прибрежную торговлю между колониями были наложены более жесткие ограничения, а в Галифаксе (Новая Шотландия) был учрежден специальный вице-адмиралтейский суд для наказания лиц, уличенных в контрабанде. В 1767 был образован совет таможенных комиссаров для контроля за сбором колониальных пошлин. Наконец, с целью централизации управления колониями была учреждена должность государственного секретаря. Война за независимость и образование США (под ред. Г. Севастьянова). — М., 1976. — С. 89

Все эти меры вызвали сильное недовольство колонистов. Американским купцам и ранее приходилось обходить законы о пошлинах, прибегая к взяткам и прочим ухищрениям. Теперь же их возмутили новые бюрократические рогатки, неприкрытая коррумпированность чиновников, выдача «незаконных» (как они считали) ордеров на обыск при поиске контрабандных товаров и отсутствие присяжных в вице-адмиралтейском суде.

Вскоре к протестам купцов присоединились другие голоса. Нью-Йоркская ассамблея выразила протест по поводу законов 1765 и 1766 о расквартировании армии, которые обязывали колонистов размещать английских солдат на постой в своих домах. Торговцы землей и мелкие фермеры выступили против декрета 1763, преградившего доступ к плодородным землям к западу от Аппалачских гор. Одни направляли петиции протеста королю и в парламент, другие прибегали к физическому насилию, оказывая сопротивление представителям власти, пытавшимся ввести новые правила.

Закон о гербовом сборе, принятый в 1765 британским парламентом, вызвал первую массовую вспышку насилия. Закон, требовавший уплаты налога на все юридические документы, газеты и прочие печатные материалы, так и не вступил в силу. Бунты, инициируемые купцами и адвокатами под эгидой тайного общества «Сыны свободы», вынудили отозвать сборщиков налогов. Совещание по закону о гербовом сборе с участием представителей большинства колоний собралось в Нью-Йорке, чтобы опротестовать налогообложение, введенное без их ведома английским парламентом. Напуганное масштабами сопротивления американцев, правительств маркиза Рокингема в 1766 отменило закон о гербовом сборе. Одновременно был принят Декларативный акт, подтвердивший приоритет власти парламента над колониями во всех делах. Единственным видным британским политиком, оспаривавшим абсолютный суверенитет парламента над колониями, был Уильям Питт, полагавший, что парламент может заниматься законотворчеством для колоний, но сбор налогов — дело самих колонистов. Болховитинов Н. Россия и война США за независимость. — М., 1976. — С. 123.

Некоторые из американцев были склонны проводить четкую грань между местным налогообложением и законодательством, другие же считали, что парламент вправе вводить внешние налоги для регулирования торговли. Воспользовавшись этой идеей, новый канцлер казначейства Чарлз Тауншенд в 1767 с согласия парламента ввел пошлины на импорт чая, стекла и прочих колониальных товаров. Тауншенд рассчитывал пустить часть собранных средств на покрытие текущих административных расходов в колониях, чтобы лишить местные ассамблеи традиционных финансовых рычагов, используемых в борьбе с имперскими чиновниками.

Пошлины Тауншенда вновь вызвали сопротивление колонистов. Появились памфлеты, в которых утверждалось, что новые пошлины направлены не на урегулирование торговли, а лишь на получение дополнительной прибыли от колоний, и поэтому противоречат конституции. Открытые протесты в Бостоне перешли в случаи физической расправы с таможенными чиновниками, и туда пришлось перебросить части британского гарнизона. Впрочем, эта мера предосторожности лишь накалила атмосферу недовольства. Американцы попытались оказать финансовое давление на правительство Великобритании с помощью соглашений об отказе от импорта, заключенных между разными колониями. Правда, часть купцов отказалась подчиниться этим соглашениям, и «Сынам свободы» пришлось применить к ним меры воздействия. Тем не менее, благодаря этим соглашениям в 1770 удалось добиться отмены почти всех пошлин Тауншенда. Аптекер Г. Американская революция 1763 — 1793. — М., 1962. — С. 114. Осталась только чайная пошлина — непререкаемый символ власти метрополии.

Пересмотр чайного налога в 1773 и предоставление торговых льгот Ост-Индской компании спровоцировали серию событий, которые привели к поражению имперских властей. Новый премьер-министр лорд Норт не удовлетворился декларацией о верховенстве британского парламента, но счел своим долгом претворить ее в жизнь.

В колониях распространились нити заговора. Новое законодательство рассматривалось как часть тщательно спланированной и далеко идущей стратегии имперского господства. Новые законы и чиновники посягнули на традиционные свободы американцев, против них были брошены части регулярной армии, в столкновениях в Бостоне были убиты пять человек, суды присяжных упразднены, а налоги в третий раз введены без согласия колонистов. Все эти события, вместе взятые, могли означать лишь одно: король и его министры намеревались установить систему абсолютизма в Америке.

Подобные настроения были особенно сильны в Новой Англии. В декабре 1773 несколько колонистов, переодетых индейцами, пробрались на торговые корабли и сбросили 342 сундука с чаем в Бостонскую бухту. В ответ лорд Норт заручился согласием разгневанного парламента на проведение жестких репрессивных мер. Британские законодатели пожалели о своем примирительном решении отменить закон о гербовом сборе и пошлины Тауншенда. В соответствии с репрессивными законами, которые колонисты окрестили «невыносимыми», порт Бостона был закрыт до возмещения убытков за уничтоженный чай, а полномочия самоуправления в Массачусетсе урезаны. Но столь жесткая реакция английского парламента еще теснее сплотила колонистов. Фурсенко А. Американская революция и образование США. — Л., 1989. — С. 127.

Дух борьбы за общее дело отчетливо проявился на Первом Континентальном конгрессе, собравшемся в Филадельфии в сентябре 1774. Делегаты от Новой Англии предложили принять декларацию прав колоний и ввести экономические санкции против метрополии. Виргинская группа поддержала эти требования, но представители среднеатлантических колоний заняли более осторожную позицию. Джозеф Галлоуэй из Пенсильвании призвал конгресс одобрить план совместного управления колониями королевским генерал-губернатором и избираемым колонистами советом, наделенным всеми полномочиями британской палаты общин. После того как это предложение о создании новой имперской системы было отвергнуто с перевесом в один голос, конгресс обвинил парламент в вынашивании планов порабощения Америки и создал Континентальную ассоциацию для координации соглашений о запрете импортно-экспортных операций с метрополией.

В феврале 1775 лорд Норт выступил с инициативой, аналогичной предложенному Галлоуэем плану. Одновременно он направил генералу Томасу Гейджу в Бостон приказ задержать лидеров массачусетской ассамблеи и уничтожить принадлежащие колонистам склады оружия и боеприпасов. Во исполнение этого приказа английские войска в апреле 1775 выступили маршем на Лексингтон и Конкорд. История США. — М., 1983. — Т.1.- С. 184.

2.2 Разрыв с метрополией и начало военных действий

В этой обстановке Континентальный конгресс, возобновивший свою работу 10 мая 1775, принял на себя функции центрального правительства колоний, объединив в одном лице законодательную и исполнительную власть. Одним из первых его решений было создание регулярной армии и избрание ее главнокомандующим Дж. Вашингтона. Уже 17 июня 1775 американцы продемонстрировали возможность противодействия британской регулярной армии, нанеся ей чувствительный урон при Банкер-Хилле. Разрыв с метрополией казался неминуемым, но прошел год, прежде чем конгресс решился на окончательный шаг. Решительный перелом в настроениях в пользу независимости произвел памфлет Т. Пейна «Здравый смысл» (1776). Опираясь на идеи французских просветителей (Ж. -А. Кондорсе, Ш. Монтескье, Ж. -Ж. Руссо) и английских философов (Ф. Бэкон, Д. Локк, Д. Мильтон), лидеры американских патриотов выработали идейные установки, воспринятые большинством их сограждан. На этой основе в колониях принимались новые демократические конституции, создавались собственные органы власти. 15 мая 1776 конгресс постановил преобразовать колонии в независимые от метрополии республики-штаты. 7 июня Р. Г. Ли внес «резолюцию независимости», на основе которой была составлена Декларация независимости, принятая 4 июля 1776. Очерки новой и новейшей истории США (под ред. Севастьянова Г.). — М., 1960. — С. 99.

Декларация независимости, основополагающий документ американской революции, принятый Континентальным конгрессом 4 июля 1776 и провозгласивший отделение от Великобритании ее 13 североамериканских колоний. Неизбежность разрыва с метрополией, особенно возросшая после начала в апреле 1775 военных действий, осознавалась все большим числом американцев. 7 июня 1776 Р. Г. Ли на заседании конгресса внес поддержанную Дж. Адамсом резолюцию, утверждавшую: «что эти Соединенные Колонии являются и по праву должны быть свободными и независимыми Штатами; что они полностью освобождаются от верности британской короне; что всякая политическая связь между ними и государством Великобритания является и должна быть полностью расторгнута». После дебатов, прошедших 7−10 июня, голосование резолюции было отложено до 1 июля, а 11 июня для подготовки Декларации в поддержку этой резолюции избран комитет в составе Т. Джефферсона, Дж. Адамса, Б. Франклина, Р. Шермана и Р. Р. Ливингстона. Комитет поручил составить проект Декларации Джефферсону, который 17 дней (с 11 по 28 июня) работал над ее текстом, не прибегая к помощи научных трактатов, памфлетов или коллег по комитету. Декларация, как вспоминал позднее ее автор, была призвана «служить выражением американских устремлений и придать ему должный тон и дух». Новая история стран Европы и Америки (под ред. Юровской Е.). — М., 1998. — С. 115.

Проект Джефферсона с незначительными редакционными поправками Дж. Адамса и Б. Франклина 28 июня был предоставлен конгрессу. Обсуждение резолюции Р. Г. Ли возобновилось 1 июля и завершилось ее единодушным утверждением на следующий день. Затем началось обсуждение проекта Декларации, в ходе которого в него были внесены изменения, в частности изъят раздел, осуждавший рабство и работорговлю. Вечером 4 июля Декларация была единогласно одобрена и удостоверена подписями президента конгресса Дж. Хэнкока и секретаря Ч. Томсона. Делегация Нью-Йорка в голосованиях 2 и 4 июля не участвовала из-за отсутствия у нее необходимых полномочий и присоединилась к общему мнению только 15 июля.

Декларация независимости не только объясняла причины, побудившие американцев к отделению от метрополии. Это был первый в истории документ, провозгласивший принцип суверенитета как основы государственного устройства. Ее чеканные формулировки утверждали за народом право на восстание и свержение деспотического правительства, провозглашали основные идеи демократии -- равенство людей, их «неотъемлемые права, среди которых право на жизнь, свободу и на стремление к счастью». Декларация стала не только «свидетельством о рождении» нового государства, но и признанным памятником американской литературы: Джефферсону удалось выразить известные принципы и идеи великолепным языком, в краткой и доступной форме.

Церемония подписания воспроизведенной на пергаменте Декларации состоялась 2 августа 1776, когда вслед за Дж. Хэнкоком поставили свои подписи еще 55 человек. Дж. Дикинсон, Дж. Джей и Р. Р. Ливингстон отказались подписать Декларацию. Вместе с тем свои подписи поставили К. Брактон и Э. Ратледж, выступавшие ранее против нее, и Р. Моррис, считавший ее преждевременной. Ряд подписей (Т. Маккин, М. Торнтон) появились значительно позже 2 августа. Имена всех 56 человек, подписавших Декларацию вошли в историю США, им посвящена обширная литература и мемориал в Вашингтоне. На известной картине Дж. Трамбла «Подписание Декларации независимости», висящей в Ротонде Капитолия, 36 из 48 изображенных персонажей написаны при их жизни. Історія держави і права зарубіжних країн (за ред. Страхова М.). — К., 2003. — С. 157.

Оригинал Декларации, хранившийся в Библиотеке конгресса, в декабре 1952 был перевезен в здание Национального архива США на Конститьюшн-авеню в Вашингтоне и наряду с подлинниками Конституции США и Билля о правах представлен для обозрения в выставочном зале.

Две другие резолюции Р. Г. Ли привели к составлению «Плана договоров» с иностранными государствами и проекта первой американской конституции «Статей Конфедерации и вечного союза».

Военные действия в 1775−76 проходили с переменным успехом. Вашингтон, принявший 3 июля 1775 командование армией, возглавил осаду Бостона, завершившуюся победой в марте 1776. Предпринятое американцами вторжение в Канаду ознаменовалось взятием 13 ноября 1775 Монреаля. Однако овладеть Квебеком не удалось и к концу 1776 экспедиция провалилась. Командующий британскими силами генерал У. Хау (Гоу) решил использовать стратегическое положение Нью-Йорка. Поддержанный кораблями эскадры под флагом своего брата адмирала Р. Хау, он в августе 1776 высадил на Лонг-Айленде более 20 тыс. солдат и, нанеся американцам тяжелое поражение при Бруклине, 5 сентября занял город. На рубеже 1776−77 Вашингтон потерпел ряд поражений, но взял реванш при Трентоне и Принстоне. Его успех повысил моральный дух американской армии. Армия, созданная на основе отрядов милиции различных штатов, постоянно испытывала сложности с комплектованием, обучением и снабжением. Ее козырем стала тактика рассыпного строя, успешно применявшаяся против классического линейного построения английской армии. Практически такую же тактику внезапных нападений на британские суда демонстрировали и капитаны американских кораблей, выходивших в Атлантику и крейсировавших даже у берегов Британии. Фурсенко А. Американская революция и образование США. — Л., 1989. — С. 106.

Кампания 1777. Саратога. В кампании 1777 основной удар британское командование планировало нанести по Новой Англии. Войска генерала Дж. Бургойна, выступив в середине июня из Канады, захватили стратегически важный форт Тайкондерога и, нанеся удар по американскому арьергарду у Хаббартона, принудили его к отступлению. Американцы, собравшись с силами, нанесли противнику 13 августа поражение при Беннигтоне. Генерал Хау в нарушение всего стратегического замысла двинулся не на север, а на юг. В августе флот доставил его отряды в Чесапикский залив и высадил в 54 милях от американской столицы. Разбив американцев 11 сентября у Брэндивайн-Крик, английские войска 26 сентября вступили в Филадельфию. 4 октября Вашингтон потерпел тяжелое поражение у Джермантауна и в декабре 1777 отвел армию на зимние квартиры в Вэлли-Форд, ставшие символом мужества и выдержки американского солдата.

По-иному складывалась ситуация на севере страны. Здесь части американской армии под командованием генерала Г. Гейтса окружили у Саратоги и 17 октября 1777 заставили капитулировать войска генерала Бургойна. Кампания 1777 завершилась крушением планов британских стратегов, почти все центральные штаты были освобождены, а англичане удерживали только города Филадельфию, Нью-Йорк и Ньюпорт. Война за независимость и образование США (под ред. Г. Севастьянова). — М., 1976. — С. 145.

Победа при Саратоге укрепила позиции США на международной арене. Американские дипломаты во главе с Б. Франклином смогли 6 февраля 1778 подписать с Францией договора о дружбе и оборонительном союзе. Благоприятствовала США и позиция России, провозгласившей в 1780 принципы вооруженного нейтралитета. Внутреннее положение США на всем протяжении Войны за независимость оставалось крайне напряженным. Тяжесть финансового положения усугублялась инфляцией, штаты были наводнены обесцененными бумажными деньгами, конгресс полностью зависел от внешних займов. Демократические преобразования на местах продвигались с трудом. Совместно с британскими войсками сражались лоялисты, сохранившие верность британской короне. «Статьи Конфедерации», принятые в 1777 и ратифицированные штатами к 1781, сохранили суверенитет штатов, ограничивая прерогативы центральной власти. Фостер У. Очерк политической истории Америки. — М., 1953. — С. 79.

Завершающий этап войны. Йорктаун. В 1778 новый английский командующий генерал Г. Клинтон был вынужден оставить Филадельфию и сосредоточить силы в Нью-Йорке. В конце 1778 англичане остановились на «южном» варианте, решив нанести удар по Джорджии и Южной Каролине. Заняв 29 декабря Саванну, а через месяц Огасту англичане вскоре оккупировали всю Джорджию. Некоторым утешением для американцев послужили их победы в июле и августе у Стони-Пойнт и у Паулюс-Хук, помешавшие англичанам установить контроль над рекой Гудзон. В самом конце 1779 из Нью-Йорка в Южную Каролину отплыла 8-тысячная армия Клинтона. Вместе с подкреплением она составила 14 тыс. человек и после месячной осады 12 мая заняла Чарлстон, захватив в плен 5,4 тыс. американских солдат и 300 орудий. Новая история стран Европы и Америки (под ред. Юровской Е.). — М., 1998. — С. 136. Клинтон вернулся в Нью-Йорк, а в августе англичане под командованием генерала Ч. Корнуоллиса нанесли сокрушительное поражение войскам генерала Гейтса в сражении при Камдене, установив контроль и над Северной Каролиной. Дальнейшее продвижение англичан было приостановлено победой, одержанной американцами 7 ноября у Кингз-Маунтин, однако кампания 1780 была проиграна бесповоротно. Гейтс был заменен генералом Н. Грином и уже 17 января 1781 англичане потерпели тяжелое поражение в битве при Каупенсе. Сражение при Гилфорд-Корт-Хауз 15 марта закончилось победой Корноуоллиса, но ценой значительных потерь, обескровивших его армию. Тактика Грина позволила ему заманить Корноуоллиса в Виргинию, где британская армия осталась без надежных баз снабжения. Англичане теряли контроль над югом, сохраняя в своих руках до конца 1782 только Чарлстон. Корнуоллис, объединившись с находившимися в Виргинии английскими частями, располагал более чем 7,5 тыс. солдат и к августу закрепился у Йорктауна. Именно сюда двинул Вашингтон объединенную франко-американскую армию, окружившую Йорктаун. Еще раньше город был блокирован с моря французской эскадрой адмирала де Грасса. Сражение при Йорктауне завершилось 19 ноября 1781, после чего военные действия на территории США практически прекратились. В Париже начались мирные переговоры, в ходе которых американская дипломатическая миссия в составе Б. Франклина, Дж. Адамса и Дж. Джея, использовав англо-французские противоречия, заключила 30 ноября 1782 предварительное мирное соглашение с Великобританией. Этот документ, 1-я статья которого признавала независимость США и предложенные американской стороной границы, был заключен на выгодных для американцев условиях и 3 сентября 1783 вошел составной частью в Парижский мирный договор. История США. — М., 1983. — Т.1. — С. 188.

Раздел 3 Образование Конфедерации и принятие конституции США

3.1 Экономико-политическое развитие США по окончания военных действий

Стабильность, установившаяся в стране в 1776—1789, свидетельствует, что война колоний за независимость отнюдь не сопровождалась социальными и экономическими потрясениями с далеко идущими последствиями. Даже политические перемены в эти годы носили весьма ограниченный характер. Крах британского владычества в колониях не спровоцировал стихийную борьбу за власть, и там не произошло перебоев в работе органов местного управления. Политическая власть перешла к ранее существовавшим городским собраниям, окружным администрациям и провинциальным ассамблеям. Зачастую укомплектованные прежними кадрами эти традиционные институты просто расширили свои функции, чтобы заполнить брешь, образовавшуюся после ухода английских чиновников. Аптекер Г. Американская революция 1763 — 1793. — М., 1962. — С. 142.

К 1780 во всех штатах были приняты новые конституции. В большинстве из них установились три ветви власти — исполнительная, законодательная и судебная. В Пенсильвании и Джорджии были сформированы однопалатные законодательные органы, в других штатах — двухпалатные.

Были предприняты попытки установить представительские квоты в законодательных собраниях штатов в соответствии с численностью их населения, что предоставило западным районам более правомочное управление. В большинстве штатов для избирателей и государственных чиновников был установлен имущественный ценз, и основные политические и правовые привилегии оставались за белыми мужчинами. В некоторых северных штатах было отменено рабовладение, однако из-за укоренившегося расизма свободные афроамериканцы по-прежнему были лишены равных прав с белым населением. К югу от Пенсильвании экономическая значимость рабовладения, а также страх белых стать жертвами возмездия невольников, способствовали выживанию этого устаревшего института, который большинство современников, включая даже рабовладельцев, признавали абсолютно несовместимым с принципами свободы и республиканского правления.

Десятилетняя война наложила отпечаток на жизнь нового общества. Критическая ситуация на фронте вынудила власти Массачусетса ввести воинскую повинность. Такое резкое усиление государственной власти сопровождалось упрочением роли гражданского долга. Тысячи мужчин были вырваны войной из обыденной жизни обособленных поселений и приобрели опыт службы в других колониях. Постепенно формировалось чувство принадлежности к единому американскому народу, что облегчило задачу создания сильного центрального правительства.

Другие последствия войны были не столь благотворными. Разрыв торговых связей с Англией и Вест-Индией привел к резкому сокращению производства и уменьшению численности городского населения. Лишь в конце 1780-х годов численность населения портовых городов и показатели внешней торговли достигли довоенного уровня. Пагубные последствия войны стали ощущаться в полной мере лишь после того, как с прекращением боевых операций исчез спрос на поставки оружия, обмундирования и продовольствия для армии. В годы войны действия местных и национальных властей привели к рекордно высокому уровню инфляции в американской истории, главным образом из-за бесконтрольной эмиссии бумажных денег для выплаты жалования солдатам и долгов купцам и фермерам, снабжавшим армию. Так, в Мэриленде цена за бушель пшеницы выросла с 1 долл. в 1777 до 5 тыс. долл. в 1780. Война за независимость и образование США (под ред. Г. Севастьянова). — М., 1976. — С. 163. Фермеры воспользовались высоким спросом на продовольствие и взвинтили цены, чтобы расплатиться с долгами и накопить средства для реинвестиций. Купцы и торговцы спекулировали товарами первой необходимости. Более всего страдали люди с фиксированными доходами, чьи заработки не могли угнаться за быстрорастущими ценами. Эти группы населения добились введения регулирования цен в большинстве городов и штатов, однако принятые законы зачастую не исполнялись. Нужды военной экономики, таким образом, раскололи общество по профессиональному и классовому признаку.

Послевоенный экономический спад лишь усугубил этот раскол. Не имея возможности экспортировать свои товары, многие плантаторы и фермеры требовали увеличить денежную массу для создания искусственной инфляции. Этим требованиям противостояли наемные работники с фиксированным жалованьем, которые выигрывали от снижения цен, а также купцы и кредиторы, которые не могли допустить, чтобы старые счета оплачивались новыми обесцененными деньгами.

Эти разногласия в проведении ценовой, налоговой и монетарной политики составили важное звено в американской политической жизни. До 1776 политическая деятельность оставалась главным образом уделом высших классов. Война и экономический кризис вовлекли в политику и другие слои населения и стимулировали формирование новых групп на основе общих интересов. В Филадельфии группа граждан стала контролировать городское собрание и внедрила обоснованную систему регулирования цен и заработной платы. Эта мера, в свою очередь, вызвала протест кожевенников, которые объединились для защиты своих интересов. История США. — М., 1983. — Т.1.- С. 185.

За короткий промежуток времени политическая жизнь страны ознаменовалась поворотом в сторону демократии. За годы войны резко возросла доля фермеров со средними и низкими доходами, избранных в законодательные собрания штатов. Приток таких людей в ассамблеи способствовал расшатыванию привычных политических процедур традиционного «респектабельного» общества. В 1786 в западном Массачусетсе группа отчаявшихся фермеров во главе с Дэниелом Шейсом, бывшим офицером американской революционной армии, закрыла окружные суды и подняла вооруженный мятеж против законодательного собрания штата, в котором тон задавали купцы и кредиторы из восточных районов страны.

К 1789 во всех штатах были отменены пережитки старинных феодальных податей (т.н. «квитрента»). Майоратное наследование земли и наследование по праву первородства были отменены в Виргинии в 1785, однако на Юге, где земли было достаточно, такие законы использовались редко, а в Новой Англии — вообще не применялись.

Упразднение англиканской церкви как государственного института означало конец монопольного положения официальной религии и способствовало установлению в ряде штатов свободы вероисповедания. Повсеместно продолжалось упрочение позиций конгрегационалистской церкви. В большинстве штатов государственные должности предоставлялись только лицам христианского вероисповедания

3.2 Объединение штатов и деятельность конфедерации

Важным нововведением стало объединение штатов. В 1777 Континентальный конгресс, приняв «Статьи Конфедерации», сформировал первое центральное правительство. В «Статьях» обосновывалась необходимость учреждения однопалатного законодательного органа, состоящего из представителей всех штатов. Созданная в то время, когда страх перед центральной властью был еще слишком силен, Конфедерация вначале возникла скорее как союз штатов, а не государственное объединение, и имела весьма ограниченные полномочия. История государства и права зарубежных стран. — М., 2004. — С. 151. У нее не было права вводить налоги и регулировать торговлю, что оставалось прерогативой самих штатов. Конфедерация могла принимать законы лишь при условии их одобрения девятью из тринадцати штатов. Каждый штат мог наложить вето на любой закон, ограничивавший его суверенные права. Новая история стран Европы и Америки. — М., 1997. — С. 109.

Тем не менее за Конфедерацией сохранялись немалые полномочия: она могла объявить войну и вести переговоры о мире и независимости. Именно это было положено в основу союза. Начиная с 1785 Конфедерация предприняла раздел обширной территории, расположенной к северо-западу от р. Огайо и переданной в ее распоряжение штатами, уже давно претендовавшими на эти западные земли. Под влиянием идей о самоопределении, провозглашенных Декларацией независимости, Конфедерация приняла в 1787 Законоположение о Северо-Западной территории, запрещавшее рабовладение в этом регионе и оговорившее право новых штатов быть принятыми в союз на основе полного равенства с первыми 13 штатами. История государства и права зарубежных стран. — М., 2004. — С. 137.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой