Американская школа в романе Бел Кауфман "Вверх по лестнице, ведущей вниз"

Тип работы:
Эссе
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Российский Университет Дружбы Народов

Факультет гуманитарных и социальных наук

роман баррет американский общество

Эссе на тему:

Американская школа в романе Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз»

Москва, 2011

Роман американский писательницы Бэл Кауфман «Вверх по лестнице, идущей вниз» произвел на меня глубокое впечатление. Он совсем не похож на то, что я обычно читаю. Но я ни капли не пожалела, что из списка предложенной для творческой работы литературы выбрала именно его.

Честно говоря, меня заинтриговало название. В предисловии автора сказано, что Б. Кауфман позаимствовала его из докладной записки о поведении одного из учеников: «Задержан мною за нарушение правил: шел вверх по лестнице, ведущей вниз», составленной однажды администратором школы, где преподавала писательница. И хотя эта фраза вызывает у российского читателя недоумение, звучит абсурдно, в ее основе лежит простое практическое соображение. В американских школах, чтобы избежать толчеи и соответственно детских травм, по одним лестницам разрешалось только подниматься наверх, по другим — только спускаться вниз. Но главное — это иносказательный смысл заглавия. В аннотации к книге сказано, что оно означает невозможность достижения цели, если выбраны неправильные средства. Но для меня смысл другой: как можно подняться вверх, преодолев все трудности, сложности и препятствия, несмотря на то, что сама лестница (школьная система) находится в столь плачевном состоянии, что по ней можно только скатиться вниз.

Автор, сама учительница, описывает школу изнутри. Это произведение принято относить к юмористическому жанру. Если бы меня попросили описать его одним словом, я бы сказала «карикатура». И действительно, нарочито яркие образы героев с заостренными специфическими чертами очень сильно напоминают персонажей изображений. Также как карикатуры отображают проблемы общества, «Вверх по лестнице, ведущей вниз» выявляет проблемы школьной системы. В предисловии автор пишет о том, что ей приходили письма от учеников и учителей, узнававших во время чтения себя и свою школу.

Главный герой романа — молодая учительница Сильвия Баррет — приходит работать в школу имени Калвина Клуиджа и сталкивается с тем, что знания, полученные в университете, она едва ли может применить на практике. Оторванность дисциплин высшей школы от действительности — это первая проблема, с которой ей приходится столкнуться.

Мисс Баррет всеми силами борется с постоянным потоком канцелярщины. Школа буквально завалена бесконечным количеством предписаний, указаний, циркуляров на разноцветных бланках для классных наставников, предметников, советников, заведующих учебной частью, администрации, канцелярских работников, тренеров, школьной медсестры и хранителя здания. Все эти бумаги нужно хранить в делах под порядковыми номерами и неукоснительно исполнять то, что в них прописано. Сильвии приходится учить непонятный язык, которым составляются все распоряжения. «Привить прививки; привести всех учеников, не пришедших в школу; игнорировать нижеследующее», — эти фразы слабо напоминают об официальной документации и скорее вызывают улыбку. Больше всего мне понравился вечный призыв администрации школы: «Пусть это вдохновит вас на подвиг» — сделайте то, что невыполнимо.

И вот Сильвия Баррет начинает совершать свои подвиги. Главный из них — преодолеть недоверие со стороны своих учеников. Как новенькая и не заслужившая особых привилегий она сразу же получает класс ОО (особо отстающих). Эти дети брошены всеми учителями, преподавательский состав постоянно меняется. Им никого не удается, не только полюбить, они даже не успевают ни к кому привыкнуть. Нетрудно понять их озлобленность и настороженность по отношению к Сильвии: их же постоянно бросают. А ведь этих детей нельзя бросать — они, как никто другой в этой школе нуждаются в помощи. Большинство из так называемых особо отстающих — дети из неблагополучных семей. Дома у них полно проблем: кого-то бьют родители, кто-то работает в ночную смену, у некоторых нет письменного стола чтобы приготовить уроки. Но за это их только подвергают наказаниям. О каком взаимопонимании может тогда идти речь?

Единственным человеком, которому доверяют дети, которого они «считают главным» — хранитель здания. В своем подвале под строжайшей тайной «он открыл что-то вроде домашней кухни, кассы взаимопомощи, аптеки, ночлежки и агентства по найму». Там ученики получают то, в чем действительно нуждаются: еду, помощь в поиске работы, а иногда и крышу над головой — реальную поддержку. Ничего из этого не оказываются способными дать ни учителя, ни родители.

Одним родителям и вовсе плевать на своих детей, другие давно опустили руки и не могут справиться с подростками. Вспоминается фраза одной мамы пришедшей на день открытых дверей к мисс Баррет «Сделайте с моим сыном что-нибудь! Вы же учительница!» Таким образом, огромная ответственность не только в образовании, но и в воспитании ложится на плечи учителей.

Но как же им делать это, если для этого нет никаких условий. Вся школьная организация этому противоречит.

Как говорится, рыба гниет с головы. Директор, оторванный от школьных дел, появляется лишь иногда и пичкает всех своими пустыми речами об образовании и его роли в достижении демократии. Создается впечатление, что он существует только для видимости. Да и о его умственных способностях приходится задуматься, когда он в одной из своих речей на излюбленную тему произносит: «В большей или меньшей мере мы, каждый из нас, вносим свой вклад в общее благосостояние — и те, кто за троном, и те, кто на троне, — что и является высшей целью демократии в действии». Становится немного не по себе и непроизвольно начинаешь искать соответствия между наличием трона и наличием демократии.

Фактическая власть в школе принадлежит администратору Макхаби. Это помешанный на дисциплине, школьный тиран, требующий подчинения правилам, строчащий направо и налево приказы в сотне экземпляров. Сильвия сразу признает его своим врагом. Между ними развязывается настоящая война. Сначала Макхаби вызывает только отторжение, но в процессе чтения, отношение к нему постепенно изменяется. В одном из эпизодов переписки между учителями говорится о том, что до прихода Макхаби в школе царил полный хаос, а он старается как может. Позднее и он сам в письме к С. Баррет выражает свое мнение по отношению к ученикам. Пишет, что их нужно воспитывать, а такие как Сильвия слишком добры к ним, как к младенцам. Никто не следит за ними, у них дома нет дисциплины, так пусть они научатся ей здесь. В этом конечно, есть доля правды. Он понимает, что дома дети брошены на произвол судьбы, и пытается исправить положение так, как умеет. Школа, разумеется, не должна напоминать базар, но и не должна напоминать армию в худших ее проявлениях, когда вся жизнь строго регламентирована. Дети все-таки нуждаются в более теплой и доброжелательной атмосфере. В самом конце книги проявляется человеческое лицо Макхаби. «Нам плохо без вас» — обращается он к мисс Баррет в своем письме. Так он как будто бы признает свои ошибки, извиняется перед ней.

Дети в произведении очень разные, их образы очень яркие и живые. Через ящик желаний, придуманный Сильвией мы получаем возможность узнать их мнения, характеры. Если в начале произведения свои записки они подписывают псевдонимами, то к финалу все они не боятся своих имен. Все раскрываются.

В книге отражается особая проблема американского общества актуальная и сегодня. Школа имени Калвина Клуиджа интегрированная. Это означает, что афроамериканцы, латиносы и белые учатся вместе. Роман был опубликован в 60-е годы прошлого века, а значит совсем скоро после отмены сегрегации в американских школах. Для героев это явление новое и отношение к нему неоднозначное. Для меня было очень интересно читать мнения детей об интеграции, наверное, это не удивительно, учитывая специфику нашего университета. Но я понимаю, что в произведении совместное обучение детей различной этнической принадлежности — это вопрос равноправия, тогда как для нас — это открытый путь к межкультурной коммуникации.

Шокирующим моментом для меня стала смерть одной из учениц. «Лазар Эвелин из вашего официального класса скончалась два дня тому назад от инфекции после самодельного АБ, что удостоверено медицинскими документами. Исключить ее из вашего журнала навсегда». Исключая из журнала, в этой школе исключают из жизни, из памяти, из сердца. Учителя говорили о девочке практически без сожаления, никто не сопереживал искренне, одни отговаривались, другие и вовсе ругали девочку. Мне это очень напомнило нашу жизнь, мы же так часто остаемся равнодушными к настоящим трагедиям.

Другой похожий эпизод — попытка Алисы Блейк покончить жизнь самоубийством. Учитель Пол Барринджер отнесся к ее откровению свысока, как он относился ко всем ученикам в школе. Наверное, ему следовало вести себя по-другому, быть с учениками на равных, ну или хотя бы проявлять к ним интерес. Он не чувствовал призвания к преподаванию, а мечтал стать писателем. Но и в том, и в другом стал простым неудачником. И в этом случае все проявили равнодушие. Они беспокоились только о том, как бы не вынести сор из избы, как бы не упал рейтинг.

В этом эпизоде, как ни в одном другом, ярко выступает метафора: «Не обращайте внимания на звонки». За этим стоит: «Игнорируйте сигналы, призывы детей о помощи». Другая подобная метафора тоже сполна отражает школьную действительность. Медсестре нельзя прикасаться к ранам учеников, поэтому она поит их чаем. Так и все школьные работники, небезразличные к судьбе детей, вместо того чтобы лечить их раны, лишь угощают чаем.

Проходя через все это мисс Сильвия Баррет переживает переломный момент. Из идеалистки выпускницы университета она превращается в учителя, такого, каким она сама хочет быть:

«Привет, училка, вы вернулись?» — здоровается со мною один из моих мальчишек.

«Я не „училка“, а учительница. И у меня есть имя. Тебе бы понравилось, если б я обратилась к тебе: „Привет, зубрилка!“?»

«Еще как!»

«Почему?»

«Значит, вы наша».

Она становится «своей», ведь роман заканчивается словами «Привет, зубрилка».

Для меня главной особенностью этого произведения стало то, что я смогла посмотреть на школу с точки зрения учителя. Если раньше, изучая какие-нибудь педагогические теории, я примеряла их на себя, как ученик, то теперь — я могу занять другую позицию. Для меня это очень важно, и мне кажется, что в этом и была основная задача курса педагогики. Научиться смотреть на процесс обучения с другой стороны, неизвестной мне до этого.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой