Анализ признаков, отличающих тоталитарный режим от нетоталитарного, с позиции институционализма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации

Государственный Университет — Высшая Школа Экономики

Факультет психологии

Реферат

на тему:

«Анализ признаков, отличающих тоталитарный режим от нетоталитарного, с позиции институционализма»

Выполнила студентка

4 курса 481 группы

Охлопкова Розалия Семёновна

Проверил:

Шумский Владимир Борисович

г. Москва — 2009 г.

Идея социализации экономики исходит из представления, что все имеющиеся в обществе знания можно собрать воедино, так что компетентным органам останется только выработать на этой основе оптимальные решения и спустить указания на места. Первое, с чем им придется столкнуться, — фактор времени. Пока агент передаст информацию в центр, там произведут расчет и сообщат о принятых решениях, условия могут полностью измениться и информация обесценится. Часто не сознается, что постоянное приспособление к непрерывно меняющимся условиям необходимо не только для повышения, но и для поддержания уже достигнутого жизненного уровня. Кроме того, в условиях централизованной системы агент обычно не заинтересован в том, чтобы посылать наверх полные и достоверные данные. Не менее важно, что основную долю экономически значимой информации составляют неявные, личностные знания, в принципе не поддающиеся вербализации. Их не выразишь на языке формул и цифр, а значит, и не передашь в центр. Больше того: определенную часть своих знаний и способностей человек вообще не осознает и удостоверяется в их существовании, лишь попадая в незнакомую среду и реально приспосабливаясь к новым, непривычным для него условиям.

План устанавливает иерархию четко определенных целей, и концентрация власти выступает необходимым условием их достижения. Система централизованного управления, когда решения принимаются исходя из соображений выгодности в каждом отдельном случае, без оглядки на какие-либо общеобязательные стабильные принципы права, являет собой царство голой целесообразности. Твердые юридические правила и нормы сменяются конкретными предписаниями и инструкциями, верховенство права — верховенством политической власти, ограниченная форма правления — неограниченной. Точно так же несовместимо царство целесообразности с существованием каких бы то ни было абсолютных этических правил и норм: нравственным признается все, что служит достижению поставленных целей, независимо от того, к каким средствам и методам приходится для этого прибегать. Но так как органы власти физически не в состоянии издавать приказы по каждому ничтожному поводу, образующиеся пустоты заполняются квази-принципами квази-морали. Система централизованного управления, когда решения принимаются исходя из соображений выгодности в каждом отдельном случае, без оглядки на какие-либо общеобязательные стабильные принципы права, являет собой царство голой целесообразности. Твердые юридические правила и нормы сменяются конкретными предписаниями и инструкциями, верховенство права — верховенством политической власти, ограниченная форма правления — неограниченной.

Иллюзией оказывается надежда интеллектуалов, что контроль государства можно ограничить экономикой, сохранив в неприкосновенности сферу личных свобод. В условиях централизованного контроля за производством человек попадает в зависимость от государства при выборе средств для достижения своих личных целей: ведь именно оно в соответствии со своими приоритетами определяет, что и сколько производить, кому какие блага предоставлять.

В условиях либерально-рыночного порядка государству отводится роль арбитра, следящего за соблюдением «правил игры». Усилиями социалистов оно становится одним из непосредственных участников «игры». Но кончается все тем, что государство остается вообще единственным «игроком».

Установление тоталитарного строя не входит в сознательные замыслы проектировщиков светлого будущего; это — непредумышленное, никем не предполагавшееся следствие их попыток сознательно управлять обществом по единому плану. На пути к тоталитаризму действует механизм, как бы выворачивающий наизнанку принцип «невидимой руки»: здесь стремление к общему благу приводит к ситуации, которую также никто не предвидел, но которая противоположна интересам отдельного человека.

В случае «холодного» социализма государство указывает производителям не столько на то, что им следует делать (как при централизованном планировании), сколько на то, чего им делать нельзя. Но эти указания могут воплощаться в такую плотную сеть административных регламентаций и монопольных структур, что созидательные силы рыночного порядка окажутся парализованы. Но главное даже не в этом: чтобы добиться желательной структуры распределения, государство должно прибегать к контролю за ценами и доходами, устанавливать налоговые послабления и финансировать программы социальной помощи, направленные на поддержание или повышение уровня благосостояния определенных групп.

Движение к тоталитаризму оказывается неотвратимым, когда условия существования либерально-рыночного порядка слепо принимаются как данность и игнорируются лежащие в его основе исходные принципы, постоянно нуждающиеся в осмыслении, защите и дальнейшем развитии. Нельзя противостоять тоталитаризму, пребывая на одном и том же месте: для этого необходимо двигаться вперед — к свободе.

Чтобы в полной мере разобраться в понятии «тоталитаризм», И. Мазуров считает необходимым указать 6 его основных признаков. Во-первых, это абсолютная концентрация власти, которая существует благодаря механизмам принуждения государства, в первую очередь, в форме активного участия государства в экономической жизни общества — этатизма. Также одним из важнейших элементом здесь является соединение исполнительной и законодательной власти в одном лице при отсутствии как таковой судебной ветви, а также реализация принципа «вождизма», причём последний представляет, в том числе, интересы граждан с низким уровнем развития демократического сознания, так как возникает из потребности в вожде как символе единства нации в период нестабильности.

Второй признак — однопартийная политическая система, «играющая» по правилу запрета иных политических организаций. Правящая партия характеризуется такими формальными механизмами, как чёткая идеология и нетерпимость к критике и оппозиции, которые поддерживаются, в свою очередь, массовой пропагандой, базирующейся на демагогии, и монополии на информацию. Хотелось бы заметить, что пропаганда, поддерживая интересы тоталитаризма, играет особую роль в системе принуждения: в рамках общественно-политического движения она обеспечивает господство над мыслями и чувствами людей, прививая им тоталитарное сознание. Более того, однопартийность сопровождается отсутствием демократических институтов, что способствует абсолютному отчуждению индивида от власти. Могут существовать профсоюзы, задача которых — внедрение мифов в массовое сознание и контроль над ним, в результате чего происходит полное поглощение индивида государством.

Третий признак тоталитаризма — наличие организации общественно политического движения, формирующее в сознании широких масс населения «тоталитарную идею», кроме того, общественно политическое движение контролирует все проявления общественной жизни и формирует позитивное отношение масс к тоталитаризму. Три вышеуказанных «функции» общественно политического движения являются механизмами атомизации общества, или изоляции индивида, которая распространяется на широкие слои общества с помощью аппарата устрашения, который действует через систему доносительства и круговой поруки.

Четвёртый признак — государственно-организованный террор, основанный на перманентном и тотальном насилии. Основой тоталитарного режима является всеобщая лояльность граждан. Тоталитарный режим подразумевает под собой двойной гнёт: со стороны идеологической пропаганды, обращённой к чувствам, и карательных органов государства, являющихся насилием физическим. Таким образом, это два механизма, обеспечивающих стратегию террора, давление которого ликвидирует как оппозицию, так и любые попытки инакомыслия, оправдывая надежды организации правящей партии.

Пятый признак тоталитарного режима — экономическая автаркия при жёсткой регламентации экономики и существенной доле внеэкономических форм принуждения. Автаркия является попыткой создания собственной экономической базы в качестве залога независимости. Более того, стоящей у руководства группировке необходима строго регламентированная экономическая структура, зависящая от воли лидеров режима. Её создание шло двумя путями: экспроприация тех, кто не хотел сотрудничать с правящей партией, либо делал это неэффективно, второй путь — более распространённый — мирное сотрудничество, выражающее интересы обеих типов организаций: как монополистов, нуждающихся в режиме твёрдой власти, так и правящих слоёв, которым были полезны монополии.

Шестой признак тоталитарного режима — антикапитализм. Здесь имеет место тенденция к потеснению позиций частного капитала, замещению «нелояльных» представителей капитала преданными режиму людьми, что, несомненно, должно привести к образованию новой формы отношений, основанных на личной зависимости, преданности режиму. В стремлении к «защите нации» тоталитарный режим стремится к централизации, подчинению и контролю всех сфер жизни общества, чтобы не допустить никаких проявлений, направленных против режима. А в таком процессе нет места ни для конкуренции, ни для экономической зависимости, что и порождает антикапитализм.

Таким образом, выше были рассмотрены формальные и неформальные институты. К формальным институтам при тоталитарном режиме относятся абсолютная концентрация власти, достигаемая посредством этатизма; однопартийная политическая система; наличие организации общественно политического движения, которая приводит к атомизации общества, или изоляции индивида; государственно-организованный террор, обеспечивающийся перманентным и тотальным насилием; а также экономическая автаркия при жёсткой регламентации экономики и существенной доле внеэкономических форм принуждения.

К неформальным институтам следует, прежде всего, отнести антикапитализм, который обязательно присущ тоталитаризму. Также можно выделить и некоторые организации: правящая партия, профсоюзы, граждане с низким уровнем демократического сознания.

Исполнению вышеуказанных «правил игры» способствуют такие механизмы, как чёткая идеология и нетерпимость к критике и оппозиции, которые поддерживаются, в свою очередь, массовой пропагандой, базирующейся на демагогии, и монополии на информацию; отсутствие демократических институтов; наличие аппарата устрашения, который действует через систему доносительства и круговой поруки; а также экспроприация или, что встречается чаще, мирное сотрудничество с монополистами. И одним из важнейших механизмов является централизация.

Стоит отметить, что Р. И. Капелюшников считает, что, если государство занимает позицию «арбитра», следящего за соблюдением «правил игры», то оно неминуемо придёт к тоталитаризму. Институциональный анализ кейса подтверждает эту мысль, ведь, действительно, чрезмерный контроль и управление как сознанием, так и поведением людей, неминуемо приводит к абсолютизму. Также Р. И. Капелюшников отмечает, что невозможно осуществлять этот контроль без затрагивания личных свобод индивида. У И. Мазурова прослеживается та же мысль: тоталитарный режим подразумевает под собой двойной гнёт: со стороны идеологической пропаганды, обращённой к чувствам, и карательных органов государства, являющихся насилием физическим.

Кроме того, Р. И. Капелюшников затрагивает тему административных регламентаций и монопольных структур, говоря, что в «идеальном» случае тоталитаризма созидательные силы рыночного порядка могут оказаться парализованы. Об этом же упоминается в кейсе: автаркия, которая является попыткой создания собственной экономической базы в качестве залога независимости и строго регламентированная экономическая структура, достигаемая посредством экспроприации или же мирного сотрудничества.

Список использованной литературы:

Капелюшников Р.И. «Дорога к рабству» и «Дорога к свободе»: Полемика Ф. А. Хайека с тоталитаризмом («Вопросы философии», 1990, № 10)

Мазуров И. Фашизм как форма тоталитаризма //"Общественные науки и современность", 1993, № 5. С. 39−52 www. ecsocman. edu. ru/ons/msg/198 233. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой