Наборные пояса Южной Сибири и Центральной Азии как исторический источник (1 тыс. до н.э. - 1 тыс. н.э.). Том 1

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
172


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Расширение масштабов археологических исследований на территории азиатской части Великого пояса степей привело за последние 20 лет к значительному накоплению нового археологического материала. Он побудил историков культуры к уточнению, а в ряде случаев и пересмотру, традиционного восприятия достижений древних племен и народов в области материальной и духовной культуры. Так, эпоха палеометалла, особенно на заключительном этапе эпохи бронзы, когда человек уже широко освоил производство бронзы, колесный транспорт и переходил к кочевому скотоводству, знаменуется резким расширением границ эйкумены и усилением культурных контактов.

Сложение раннекочевнических обществ на обширной территории степей Евразии в I тыс. до н.э. привело к своеобразному образу жизни их обитателей и способствовало переходу общества к военно-демократическому строю, когда война стала постоянным фактором межэтнических и межплеменных отношений. Ф. Энгельс подчеркивал, что & quot-война и организация для войны становятся теперь регулярными функциями народной жизни. Война. ведется теперь только ради грабежа, становится постоянным промыслом& quot- (Соч., 2-е изд., т. 21, с. 164). Усиление культурных контактов способствовало не только обмену вещами и идеями. На всем пространстве степей сложилось единство культур скифо-сибирского мира, в основе которого лежала & quot-скифская триада& quot- - своеобразный комплекс предметов вооружения, конской упряжи и звериного стиля. При этом истоки этой триады, по крайней мере двух ее составляющих — оружия и конской упряжи,-уходят корнями в карасукское время, далеко перекрывая границы существующих археологических культур (Савинов, 1978а, с. 131). В дальнейшем общих черт в содержании культур скифо-сибирского мира стало значительно больше. Длительное развитие степных культур на территории Южной Сибири и центральной Азии привело на рубеже Ш-П вв. до н.э. к сложению первого государственного образования кочевников — хуннского государства. Во многом в своих чертах это государство сохраняло военно-демократические формы правления. По существу основным объединяющим фактором этого государственного образования была внешнеполитическая экспансия, что привело к покорению населения ряда территорий или распространению влияния хунну. Общность развития культур азиатских кочевников сохранила свою тенденцию, но теперь она проходила под знаком смены индо-европейского или индо-иранского этнокультурного пласта тюркским.

Государство хунну просуществовало недолго. На его основе в степях время от времени возникают государственные образования -прообразы будущих тюркских каганатов. В 552 г. образуется Первый тюркский каганат, просуществовавший не более столетия. Его сменяют последовательно Второй Восточнотюркский, Уйгурский и Кыргызский каганаты. Общественная организация этих кочевых государств на протяжении второй половины I тыс.н.э. во многом продолжала оставаться родоплеменной, объединяющим стержнем которого по-прежнему была война.

Предметы вооружения и искусства в условиях имущественной и социальной стратификации общества носят не только индивидуализированный характер, а приобретают некоторую знаково-символическую функцию. Как отмечают исследователи,"уже в эпоху палеометалла и в особенности железного века значительное развитие получает знаковая форма коммуникаций, причем особое значение приобретают разного рода символы& quot- (Массон, 1983, с. 55). К числу таких знаков относятся и наборные пояса, которые являлись в определенной степени этническим и социальным символом. Поиски их значения должны исходить из понимания исторических особенностей породившей их культуры. Такой особенностью, как было отмечено, являлась война как регулярная функция народной жизни и выдвижение из достаточно безликой массы кочевников воинов-героев, будущих батыров эпических сказаний.

Объектом настоящего исследования являются наборные пояса Юк-ной Сибири и Центральной Азии эпохи железа и частично заключительного этапа эпохи поздней бронзы. Наборные пояса являются одним из наиболее массовых предметов археологических комплексов. Появившись еще в скифское время, в эпоху средневековья они распространяются почти повсеместно, во многом определяя своеобразие древностей степей Евразии. Изучение наборных поясов кочевых и полукочевых народов возможно по двум направлениям: I — как категории материальной культуры в динамике ее развития и этнокультурной традиции- 2 — как знаковой системы. Основное внимание в археологической науке уделено первому направлению. Однако из-за редкости находок целых наборных поясов проводились исследования не пояса как комплекса, как целостной категории материальной культуры, а отдельных его элементов — пряжек, поясных накладок и наконечников. Круг задач сводился к их типолого-морфологической характеристике и хронологии. Следует подчеркнуть территориальную и хронологическую неравномерность изучения поясов в этом аспекте. Подобные исследования проводились на материалах раннего средневековья Восточной Европы и Средней Азии. Для скифского времени типолого-хронологический анализ отдельных деталей поясов сделан на материалах Северного Причерноморья.

Не отрицая вклада, который внесли исследователи в разработку вопросов типологии и хронологии наборных поясов, а также их семантики, следует подчеркнуть, что полученные результаты базировались на крайне ограниченном источниковедческом материале. Интерес исследователей к проблеме семантики наборных поясов как скифского и гунно-сарматского времени, так и времени господства тюр-коязычных кочевников, проявлялся в отдельных локальных пространственно-временных границах. Отсутствовало понимание преемственности в развитии наборных поясов от скифского до тюркского времени включительно.

Археологических разработок по наборным поясам и его элементам даже на эмпирическом уровне для Южной Сибири и Центральной Азии до настоящего времени нет. Учитывая то, что степи и горные долины этой территории составляют экологическое единство с поясом степей Евразии, на которых со скифского времени происходят общие социально-экономические и историко-политические процессы, изучение отдельных культурных категорий приобретает первостепенное значение, Следует акцентировать внимание на исследовании наборных поясов эпохи средневековья, когда на территории Южной Сибири и Центральной Азии возникают два тюркских каганата, оказавших воздействие на историческое развитие не только сибирских народов. Решение этой проблематики имеет принципиальное значение. На территории Южной Сибири и Центральной Азии сохранилось довольно много целых или графически реконструируемых поясов. Репрезентативность источника с достаточной полнотой позволяет дать ему археологическую и историческую оценку.

Второе направление анализа наборных поясов кочевых и полукочевых народов Евразии разработано слабее. Семантический аспект поясов установлен лишь в общих чертах. Считается, что они служили & quot-паспортом"- дружинника, указывая на место воина в военной и административной иерархии- их жаловали за воинские заслуги.

Наборные пояса как алтайских тюрок, так и кочевников раннего средневековья Южной Сибири и Центральной Азии до сих пор не использованы как археологический и исторический источник и не получили достаточного отражения в литературе. Исключением является работа В. И. Распоповой, посвященная одному из аспектов темы — согдийским поясам.

Нельзя серьезно говорить о функционально-семантической сущности наборных поясов поздних кочевников, не представляя себе истории их развития, не имея ни типологической, ни хронологической классификации, не зная, наконец, их смысла и назначения в обществах ранних кочевников. Очень важно при этом, чтобы исследование всех этих вопросов было обусловлено не только единым хронологическим рядом от ранних до поздних кочевников, но и едиными территориальными границами.

Используя опыт исследователей древней истории кочевых и оседлых народов степей Евразии, в работах которых содержится новый подход к археологическому и историческому анализу наборных поясов (В.Б. Ковалевская, С. А. Плетнева, В. И. Распопова и другие), мы пришли к мысли о необходимости изучения пояса как целостной системы.

Археолог, как правило, имеет дело с поясными наборами, т. е. с совокупностью металлических украшений кожаного ремня — пряжками, поясными бляшками, наконечниками ремней (Гадло, 1963, с. 95). В реальной действительности поясные наборы представляли собой не простую сумму этих слагаемых, а нечто совершенно иное — наборный пояс. Структурно связанные медцу собой, эти элементы составляли определенное единство, целостность, которая характеризуется их качественным своеобразием.

В связи с вышесказанным, основная цель работы видится в анализе наборных поясов скифского и гунно-сарматского времени, эпохи раннего средневековья Южной Сибири и Центральной Азии и в их характеристике как археологического и исторического источника. Исходя из этого, в работе ставятся следующие задачи: I. Разработать формально-типологическую схему наборных поясов- 2. Определить их особенности во времени и динамику развития- 3. Выявить культурную характеристику наборных поясов Южной Сибири и Центральной Азии- 4. Выяснить корреляционную взаимосвязь наборных поясов с археологическим объектом- 5. Определить социально-ранжированную принадлежность наборного пояса- 6. Выяснить характер функционально-семантической принадлежности пояса по данным этнографии, мифологии, лингвистики и письменным историческим источникам- 7. Выявить зна-ково-коммуникативную роль наборного пояса в обществах ранних и поздних кочевников.

Решение поставленных задач возможно лишь в широком пространственно-временном диапазоне с привлечением не единичных экземпляров поясов и нескольких ссылок на авторитет современников, а всеобъемлющего анализа самых разных источников. В связи с этим территориальные рамки исследования охватывают регион Южной Сибири и Центральной Азии, то есть территории современных Тувы, Хакасии, Северной и Северо-Западной Монголии, Алтая, Восточного Казахстана. Выбор территориальных рамок определяется общностью исторических процессов, характерных для скифо-сибирского культурно-исторического единства и нашедпшх свое продолжение в период Великого переселения народов и формирования тюркского этнополитического господства. Хронологические рамки исследования — I тысячелетие до н.э. -I тысячелетие нашей эры.

Как показывает практика,"правильное исследование любой проблемы истории должно опираться не на специфически ограниченную группу источников (летописи или акты, археологические памятники или письменные документы, монеты или надписи), а на исчерпывающую совокупность этих источников, или же на достаточно репрезентативное их сочетание& quot- (Янин, 1977, с. 20). Поэтому в основу исследования был положен комплекс источников: I. Археологические материалы по наборным поясам из погребальных комплексов скифского, гунно-сарматского времени и эпохи раннего средневековья, изображения поясов на оленных камнях и на средневековых каменных изваяниях. Количественно — около 200 изображений поясов на оленных камнях, более 50 поясов скифского и гунно-сарматского времени, свыше 150 наборных поясов тюркской эпохи. В работе использованы материалы из коллекций Государственного Эрмитажа, областного краеведческого музея г. Кемерова, музея истории и культуры народов Сибири ИЩф СО АН СССР, музея археологии Новосибирского государственного педагогического института. С любезного разрешения использованы неопубликованные материалы из раскопок В. Д. Кубарева в Горном Алтае, Т. Н. Троицкой в Новосибирском Приобье. Для выяснения социальной значимости пояса были проанализированы и обработаны на ЭШ 1000 погребений скифского, гунно-сарматского и тюркского времени. 2. Материалы этнографии. 3. Письменные данные — свидетельства древних и средневековых авторов. 4. фольклорные материалы — героический эпос народов СССР.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые предпринято всестороннее исследование наборных поясов Южной Сибири и Центральной Азии в широком хронологическом диапазоне. Осуществлена графическая реконструкция наборных поясов, разработана их типология, предложен опыт решения функции и семантики наборных поясов.

Методологической основой работы явилось марксистско-ленинское учение о диалектико-материалистическом развитии общественной жизни. Автор опирался на известное указание В. И. Ленина о необходимости & quot-смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известнов явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь& quot- (ПСС, т. 39, с. 67).

Основные методы исследования: сравнительно-типологический, ретроспективный, палеоэтнографический, картографический, статистический, графический.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любое явление культуры имеет достаточно длительную и сложную историю развития. Любая вещь несет в себе и в форме, и в своем значении, как-то, что когда-то было актуальным, но затем ушло в перифериные. области культуры, так и то, что соответствует ее потребностям в настоящий момент. Для археолога эта & quot-способность"- вещей и других явлений культуры содержать помимо явного современникам неявное очень важна: она дает основание для реконструкции значения в глубинных его проявлениях.

Наборные пояса Юиной Сибири и Центральной Азии относятся именно к такой категории вещей и рассмотрены нами как с точки зрения их формы, так и семантики на протяжении длительного времени — с начала I тыс. до н.э. и до рубежа I-П тыс.н.э. За это время в степях сменилось несколько десятков поколений людей, на смену ираноязычным этносам пришли тюркоязычные. Изменению подвергалась как материальная, так и духовная культура этих народов. Но на протяжении двух тысячелетий здесь устойчиво сохранялось особое почитание наборных поясов, что наиболее ярко проявилось в среде тюркоязычных кочевников. Как справедливо отмечает Е. В. Антонова, устойчивость значений вещей может быть уподоблена сохранению значения слов естественного языка. На протяжении существования языковой системы значения слов претерпевают изменения, но лишь в определенных границах-«ядро» значения сохраняется& quot- (Антонова, 1984, с. 35).

Первые археологически зафиксированные наборные пояса относятся к УП в. до н.э. Наиболее широкое распространение они получают в У-Ш вв. до н.э. Для скифского времени были характерны два типа поясов — пояса с бляхами, выполненными в зверином стиле, и пояса с бляхами-обоймами геометрической формы. В последующую, гуннскую эпоху, наблюдается культурная локализация поясов. При этом на раннем этапе существуют еще пояса с бляхами, выполненными в зверином стиле. Основная тенденция этого времени — все более широкое распространение поясов с бляхами геометрической формы. Эта форма поясов становттся господствующей в тюркское время. Повсеместное распространение блязс-оправ прямоугольной и сегменто-видной формы на рубеже УП-УШ вв. не привело, однако, к нивелировке и единообразию поясов во всем регионе Южной Сибири. Определенная культурная специфика в распространении наборных поясов продолжала сохраняться. Особенно своеобразными были пояса времени Первого тюркского каганата, которые не находят себе аналогий в последующее время.

Следует подчеркнуть, что в границах эпох — скифской, гуннской и тюркской — развитие поясов шло в целом общими путями и имело общие закономерности в их оформлении. Это обусловлено сходством социально-экономического и культурного развития племен, проживавших в этом огромном регионе.

При анализе семантики мы отталкивались от общего тезиса, согласно которому наборные пояса являлись знаком социального или военного ранга их владельцев, символов власти и богатства (Ковалевская, 1961, 1969- Плетнева, 1967- Распопова, 1965). Но при переходе от общих закономерностей, присущих культуре целой эпохи, например, раннесредневековой, к изучению того, как они конкретно реализовались в археологических комплексах, возникают сложности. Во-первых, тезис о знаковой сущности наборных поясов в эпоху раннего средневековья опирался в большей степени на письменные памятники, чем на археологический материал. Во-вторых, не ясна была роль наборных поясов в кочевых обществах I тыс. до н.э. Ведь в каждом из наборных поясов не мог отражаться весь комплекс представлений того или иного коллектива. Значение вещей реализовалось в определенном контексте, в том числе культуры в целом.

Наборные пояса имели определенные функции, как утилитарные, так и семиотические, и занимали свое место в той картине мира, которая существовала у людей, создавших ее. Анализ мифологических и эпических произведений, письменных источников и этнографических данных позволил прийти к выводу, что уже в глубокой древности пояс обладал сложным пучком значений. Он отождествлялся с кругом -Вселенной, выступал в роли оберега, обладал магической функцией. Ко времени становления военной демократии пояс приобретает новое значение — он становится своеобразным символом войны. С этого времени представления о поясе приобретают две как бы самостоятельные линии развития. На протяжении тысячелетий в народе сохраняется древний пласт представлений о магической функции пояса, о его способности уберечь человека от злых сил. В то же время в военно-аристократической среде все более популярной становится военная функция пояса, его значение соотносится с принадлежностью его владельца к определенному и достаточно высокому социальному слою общества.

Следует отметить, что предлагаемая работа — первый опыт специального целенаправленного исследования такого структурно сложного объекта, каким являются наборные пояса. Предложенная автором типологическая классификация наборных поясов, их семантика требуют дальнейшего расширения источниковой базы, накопления новых данных, позволяющих углублять сделанные выводы, чем и предполагает автор заниматься в будущем.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ВВВДЕНИЕ. 3

ГЛАВА I. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ НАБОРНЫХ ПОЯСОВ. 11

ГЛАВА П. ТИПОЛОГИЯ И ХРОНОЛОГИЯ НАБОРНЫХ ПОЯСОВ. 23

§ I. Методика исследования. 23

§ 2. Типология и хронология поясов на оленных камнях. 28

§ 3. Типология и хронология поясов скифского времени. 41

§ 4. Типология и хронология поясов гуннского времени. 48

§ 5. Типология и хронология наборных поясов тюркского времени. 53

ГЛАВА Ш. СЕМАНТИКА НАБОРНЫХ ПОЯСОВ В ОБЩЕСТВАХ КОЧЕВНИКОВ. 68

§ I. Семантика поясов предскифского, скифского и гуннского времени. 69

§ 2. Семантика наборных поясов тюркского времени. 91

ГЛАВА 1У. АНАЛИЗ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ

ПОЯСА ПО ДАННЫМ ФОЛЬКЛОРА И ЭТНОГРАФИИ. 102

Список литературы

1. Маркс К. Конспект книги Люиса Г. Моргана & quot-Древнее общество& quot-. -

2. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса, т. IX, с. 21−60.

3. Энгельс ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В кн.: К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., изд. 2-е, т. 21, с. 25−178.

4. Ленин В. И. О государстве. Полн. собр. соч., т. 39, с. 64−84.

5. Абетеков, 1967. Абетеков А. К. Археологические памятники кочевых племен в западной части Чуйской долины (по материалам раскопок 1961 г.). В кн.: Древняя и ранне-средневековая культура Киргизстана. Фрунзе: Илим, 1967, с. 30−52.

6. Абетеков, Кожомбердиев, 1977. Абетеков А. К., Кожомбердиев И. ,

7. Мокрынин В. П. Памятники тюркского времени. В кн.: Кетмень-тюбе. Археология и история, круизе: Илим, 1977, с. 200−203.

8. Аверинцев, 1973. Аверинцев C.G. Золото в системе символовранневизантийской культуры. В кн.: Византия. Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура. М.: Наука, 1973, с. 43−52.

9. Агеева, Максимова, 1959. Агеева Е. И., Максимова А. Г. Отчет

10. Павлодарской экспедиции 1955 года. Тр. ИИАЭ А Н Каз. ССР, 1959, т. 7, с. 32−58.

11. Акишев А., 1981. Акишев А. К. Костюм & quot-золотого человека& quot- ипроблема катафрактария. В кн.: Военное дело древних племен Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981, с. 54−64.

12. Акишев, 1978. Акишев К. А. Курган Иссык. Искусство саков Казахстана. М.: Искусство, 1978. -131 с,

13. Акишев, Агеева, 1958. Акишев К. А., Агеева Е. И. Археологические работы 1956 года. Изв. АН КазССР, серия истории, археологии и этнографии, 1958, вып. l/б/, с. 83−94.

14. Акишев, Куша ев, 1963.- Акишев К. А., Кушаев Г. А. Древняя культурасаков и усуней долины реки Или. Алма-Ата: изд-во АН КазССР, 1963.

15. Алекшин, 1975.- Алекшин В. А. К вопросу о методике реконструкции социальной структуры по данным погребального обряда. В кн.: Предмет и объект археологии и вопросы методики археологических исследований. JI.: Наука, 1975, с. Ц-14.

16. Амброз, 1971а.- Амброз А.К.- Проблемы раннесредневековой археологии Восточной Европы. CA, I97I, № 2, с. 96−2123.

17. Амброз, I97I6.- Амброз А. К. Проблемы раннесредневековой археологии Восточной Европы. САД971, № 3, с. 106−134.

18. Амброз, 1980.- Амброз А. К. Бирский могильник и проблемы хронологии Приуралья в 1У-УП вв. В кн.: Средневековые древности евразийских степей. М.: Наука, 1980, с. 3−56.

19. Антонова, 1984.- Антонова Е. В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. Опыт реконструкции мировосприятия. М.: Наука, 1984. 262 с.

20. Ардзинба, 1982. Ардзинба В. Г. Ритуалы и мифы древней Анатолии.1. М.: Наука, 1982. 252 с.

21. Арсланова, 1962.- Арсланова Ф. Х. Могильник ранних кочевниковна правобережье Иртыша. Изв. АН КазССР, серия истории, археологии и этнографии, 1962, вып. 2(19), с. 77−93.

22. Арсланова, 1963а.- Арсланова Ф. Х. Бобровский могильник. Изв,

23. АН КазССР, серия общест. наук, 1963, вып. 4, с. 68−84.

24. Арсланова, 1963б.- Арсланова Ф. Х. Средневековый могильник из

25. Прииртышья. В кн.: Общественные науки. История, философия, экономика (сб. статей аспирантов и соискателей), вып. Ш, Алма-Ата, 1963, с. 278−294.

26. Арсланова, 1968.- Арсланова Ф. Х. Памятники Павлодарского Прииртышья (УП-ХП вв.). -В кн.: Новое в археологии Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1968, с. 98−111.

27. Арсланова, 1969.- Арсланова Ф. Х. Погребения тюркского временив Восточном Казахстане. -В кн.: Культура древних скотоводов и земледельцев Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1969, с. 43−57.

28. Арсланова, 1972 Арсланова Ф. Х. Курганы с трупосожжением в

29. Верхнем Прииртышье.- В кн.: Поиски и раскопки в Казахстане. Алма-Ата: Наука, 1972, с. 56−76.

30. Арсланова, 1975. Арсланова Ф. Х. Курганы с & quot-усами"- Восточного

31. Казахстана. -В кн.: Древности Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1975, с. 116−129.

32. Артамонов, 1961.- Артамонов М. И. Антропоморфные божества в религии скифов. АСГЭ, 1961, вып. 2, с. 57−87.

33. Арциховский, 1970.- Арциховский А. В. Одежда. -В кн.: Очерки русской культуры ХШ-ХУ веков. 4.1. Материальная культура. М.: изд-во МГУ, 1970, с. 277−296.

34. Атхарваведа, 1976.- Атхарваведа. Избранное. Пер., кош. и вступ. статья Елизаренковой Т. Н. М.: Наука, 1976. 406 с.

35. Афанасьев, 1869.- Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славянна природу. Т.Ш. М., 1869. 842 с.

36. Байбурин, 1981. -Байбурин А. К. Семиотический статус вещей имифология.- В кн.: Материальная культура и мифология (СМАЭ, т. 37). Л.: Наука, 1981, с. 215−226.

37. Байбурин, 1983.- Байбурин А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л.: Наука, 1983, 188 с.

38. Байбурин, Левинтон, 1978.- Байбурин А. К., Левинтон Г. А. К описанию организации пространства в восточно-славянской свадьбе. -В кн.: Русский народный свадебный обряд. Исследования и материалы. Л.: Наука, 1978, с. 89−105.

39. Байхаки, 1969.- Байхаки Абу-л-Фазл. История Масуда (I030-I04I)

40. Пер. с перс., введение и коммент. А. К. Арендса. Изд. 2-е, М.: Наука, 1969. 1008 с.

41. Баркова, 1978.- Баркова Л. Л. Курган Щибэ и вопросы его датировки. АСГК, 1978, вып. 19, с. 37−44.

42. Баркова, 1979.- Баркова Л. Л. Погребения коней в кургане Шибэ.

43. АСГЭ, 1979, вып. 20, с. 55−65.

44. Баркова, 1980.- Баркова Л. Л. Курган Шибэ. Предметы материальнойкультуры из погребальной камеры. АСГЭ, 1980, выи. 21, с. 48−58.

45. Бартольд, 1983. -Бартольд В. В. Туркестан в эпоху монгольскогонашествия.- В кн.: Бартольд В. В. Сочинения. T.I.M.: изд-во восточной лит-ры, 1963, с. 39−597.

46. Батманов-Кунаа, 1963.- Памятники древнетюрской письменности.

47. Вып.1. Под ред. И. А. Батманова и А. Ч. Кунаа. Кызыл: Тувинское книжн. изд-во, 1963, 68 с.

48. Батманов, Кунаа, 1965.- Памятники древнетюрской письменности.

49. Вып.З. Под ред. И. А. Батманова и А. Ч. Кунаа. Кызыл: Тувинское книжн. изд-во, 1965. 32 с.

50. Беленицкий, 1954.- Беленицкий А. М. Вопросы идеологии и культуры Согда (По материалам пенджикентских храмов).- В кн.: Живопись древнего Пенджикента.М.: изд-во АН СССР, 1954, с. 25−82.

51. Беленицкий, Распопова, 1980.- Веленицкий A.M., Раодопова В. И.

52. Согдийские & quot-золотые пояса& quot-. В кн.: Страны и народы Востока, вып. ХХП, М. :Наука, 1980, с. 213−218.

53. Бертельс, 1947.- Бертельс Е. Э. К вопросу о традиции в героическом эпосе тюркских народов. СВ, 1947, вып. 1У, с. 73−79.

54. Бессонова, 1983.- Бессонова С. С. Религиозные представленияскифов. Киев.: Наукова думка, 1983. 138 с.

55. Бобров, 1979. Бобров В. В. О бронзовой поясной пластине изтагарского кургана. СА, 1979, № I, с. 254−256.

56. Богатырев, 1971. -Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. М.: Искусство, 1971. 544 с.

57. Бонгард-Левин, Грантовский, 1982.- Бонгард-Грантовский Г. М. ,

58. Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. Изд. 2-е, допол. и испр.М. :Мысль, 1982. -206 с.

59. Борисов, Луконин, 1963.- Борисов А. Я., Луконин В. Г. Сасанидскиегеммы. Л.: изд-во ГЭ, 1963, 22 с.

60. Боровка, 1927.- Боровка Г. И. Археологическое обследование среднего течения р. Толы.- В кн.: Северная Монголия. Ч. П. Предварительные отчеты лингвистической и археологической экспедиций о работах, проведенных в 1925 году. Л.: изд-во АН СССР, 1927, с. 43−87.

61. Бочкарев, 1975.- Бочкарев B.C. К вопросу о системе основныхархеологических понятий. -В кн.: Предмет и объект археологии и вопросы методики археологических исследований. Л.: Наука, 1975, с. 34−42.

62. Брагинская, 1979.- БрагинскаяН.В. «Я кубок Нестора& quot-.- ДИСССР, 1979, Ш 12, с, 17−22.

63. Брагинская, 1980.- Брагинская Н. В. Надпись и изображение в греческой вазописи. -В кн.: Культура и искусство античного мира. Материалы научной конференции (1979)1МИИ им. А. С. Душкина. М.: Советский художник, 1980, с. 44−99.

64. Брашинский, 1979.- Брашинский И. Б. В поисках скифских сокровищ. Л.: Наука, 1979, 144 с.

65. Бузанд, 1953.- История Армении фавста Бузанда. Пер. с древне армянского М. А. Геворгяна. Под ред.С. Т. Еремяна. Ереван: изд-во АН АрмССР, 1953. 238 с.

66. Вайшптейн, 1966а. -ВайшптейнС.И. Памятники второй половины I тысячелетия в Западной Туве. Труды ТКАЭЭ, 1966, т. П, с. 292−347.

67. Вайнштейн, 19 666.- Вайнштейн С. И. Некоторые вопросы историидревнетюркской культуры.- СЭД966, № 3, с.

68. Вайнштейн, 1970.- Вайнштейн С. И. Раскопки могильника Кокэль в1962 Г. Труды ТКАЭЭ, 1970, т. Ш, с. 7−79.

69. Вайнштейн, 1974.- Вайнштейн С. И. История народного искусства

70. Тувы. М.: Наука, 1974. 223 с.

71. Варенов, 1981.- Варенов А.В.О предназначении & quot-моделей ярма& quot-.

72. В кн.: Материалы XIX Всесоюзной научной студенческой конференции & quot-Студент и научно-технический прогресс& quot-, История. Новосибирск: Н1У, 1981, с. 59−62.

73. Ветров, 1968.- Ветров А. А. Семиотика и ее основные проблемы.

74. М.: Политиздат, 1968, 263 с.

75. Винник, 1963.- Винник Д.ф. Тюркские памятники Таласской долины

76. В кн.: Археолгические памятники Таласской долины. Фрунзе: изд-во АН КиргССР, 1963, с. 79−93.

77. Виноградов, 1980.- Виноградов А. В. Памятник Алды-Бельской культуры в Туве. -В кн.: Новейшие исследования по археологии Тувы и этногенезу тувинцев. Кызыл: ТувНИИЯЖ, 1980, с. 60−64.

78. Виноградова, 1977.- Виноградова Н. А. Проблема структуры мироздания и зарождение поэтической символике в искусстве древнего Китая П тыс. до н.э. СШИНВ, 1977, вып. П, с. 20−28.

79. Викторова, 1970.- Викторова Л. Л. Роль стереотипа культуры вэтногенезе монголов. В кн.: Археология и этнографии монголов. Новосибирск: Наука, 1978, с. 5−15.

80. Викторова, 1980. Викторова Л. Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. М. :Наука, 1980.- 224 с.

81. Волков, 1967.- Волков В. В. Бронзовый и ранний железный века

82. Северной Монголии. Улан-Батор: изд-во АН МНР, 1967.

83. Волков, 1978.- Волков В. В. Улангомский могильник (по материалам раскопок 1972 г.). -В кн.: Археология и этнография Монголии. Новосибирск: Наука, 1978, с. 101−107.

84. Волков, 1981.- Волков В. В. Оленные камни Монголии. Улан-Батор: изд-во АН МНР, 1981. 254 с.

85. Волков, Йовгородова, 1975. -Волков В.В., Новгородова Э. А. Оленные камни Ушкийн-Увэра (Монголия). -В кн.: Первобытная археология Сибири. Л.: Наука, 1975, с. 78−84.

86. Воробьев, 1961.- Воробьев М. В. Древняя Корея. Историко-археологический очерк. М.: изд-во Восточной лит-ры, 1961.- 191 с.

87. Гаврилова, 1965.- Гаврилова А. А. Могильник Кыдэргэ как источник по истории алтайских племен. М. -Л.: Наука, 1965, — 144 с.

88. Гаврилова, 1968. Гаврилова А. А. Новые находки серебряных изделий периода господства кыргызов. КСИА АН СССР, 1968, вып. 114, с. 24−30.

89. Гаврилова, 1974.- Гаврилова А. А. Сверкающая чаша с Енисея (квопросу о памятниках уйгуров в Саяно-Алтае). -В кн.: Бронзовый и железный век Сибири. Новосибирск: Наука, 1974, с. 177−183.

90. Гадло, 1963.- Гадло А. В. Болгарские пояса. -В кн.: Сборник докладов на У1 и У П Всесоюзных археологических студенческих конференциях. М.: изд-во М1У, 1963, с. 95−105.

91. Гарден, 1983.- Гарден S.E. Теоретическая археология. М. :Прогресс, 1983, 295 с.

92. Гафуров, 1972.- Гафуров Б. Г. Таджики. Древнейшая, древняя исредневековая история. М.: Наука, 1972. 664 с.

93. Генинг, 1979.- Генинг В. Ф. Хронология поясной гарнитуры I тысячелетия н.э. (по материалам могильников Прикамья). -КСИА, 1979, вып. 158, с. 96−106.

94. Геродот, 1972. -Геродот. История в 9-ти томах. Пер. и прим.

95. Г. А. Стратановского. JI.: Наука, 1972. 600 с.

96. Глоба, 1983.- Глоба Г. Д. Раскопки курганного могильника Белый

97. Бом П. -В кн.: Археологические исследования в Горном Алтае в 1980—1982 годах. Горно-Алтайск: ГАНИИИШ1, 1983, с. 116−126. 78«- Го So сюй, 1978. Го жо сюй. Записки о живописи: что видел и слышал. Пер. и комм.К. Ф. Самосюк. М. :Наука, 1978. -240 с.

98. Грантовский, 1970.- Грантовский Э. А. Ранняя история иранскихплемен Передней Азии. М.: Наука, 1970. 395 с.

99. Грач, 1955.- Грач А. Д. Каменные изваяния Западной Тувы (квопросу о погребальном ритуале тугю). СМАЭ. 1955, вып. ХУ1, с. 401−431.

100. Грач, 1958.- Грач А. Д. Древнетюркское погребение с зеркалом

101. Цинъ-Вана в Туве. СЭ, 1958, }? 4, с. 18−34.

102. Грач, 1960а. Грач А. Д. Археологические раскопки в Монгун

103. Тайге и исследования в Центральной Туве (полевой сезон 1957 г.).- В кн.: Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции. T. I, М.: изд-во АН СССР, I960, с. 7−72.

104. Грач, 19 606.- Грач А. Д. Археологические исследования в Кара

105. Холе и Монгун-Тайге (полевой сезон 1958 г.). В кн.: Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции, T. I, М.: изд-во АН СССР, I960, с. 73−150.

106. Грач, 1961. Грач А. Д. Древнетюркские изваяния Тувы. М. :изд-во Восточной лит-рн, 1961. 177 с.

107. Грач, 1968.- Грач А. Д. Древнетюркские курганы на юге Тувы.

108. КСИА, 1968, вып. 114, C. I05-III.

109. Грач, 1975.- Грач А. Д. Принципы и методика историко-археологической реконструкции форм социального строя (по курганным материалам скифского времени Казахстана, Сибири и Центральной Азии). -В кн.: Социальная история народов Азии. М.: Наука, 1975.

110. Грач, 1980.- Грач А. Д. Древние кочевники в центре Азии. М. :1. Наука, 1980. 256 с.

111. Грач, 1983.- Грач А. Д. Историко-культурная общность раннескифского времени в Центральной Азии.- АСГЭ, 1983, Ш 23, с. 30−35.

112. Грач, Нечаева, I960.- Грач А. Д. Нечаева Л.Г. Краткие итогиисследований археологического отряда ТКЭАЭ. Уз. ТНИИЯЛИ, I960, вып. УШ, с. 185−192.

113. Грач, В., 1982.- Грач В. А. Средневековые впускные погребенияиз кургана-храма Улуг-Хорум в Южной Туве. -В кн.: Археология Северной Азии. Новосибирск: Наука, 1982, с. 156−168.

114. Гринцер, 1971.- Гринцер П. А. Эпос древнего мира. -В кн.: Типология и взаимосвязи литератур древнего мира. М. :Наука, 1971, с. 134−205.

115. Грязнов, Х928.- Грязнов М. П. Раскопки княжеской могилы на Алтае. Человек, 1928, № 2−4, с. 217−219.

116. Грязнов, 1940.- Грязнов М. П. Раскопки на Алтае. СГЭД940, вып. 1, с. 17−21.

117. Грязнов, 1956.- Грязнов М. П. История древних племен Верхней

118. Оби по раскопкам близ с. Большая Речка (МИА, № 48). М. -Л.: изд-во АН СССР, 1956. 227 с.

119. Грязнов, 1961.- Грязнов М. П. Древнейшие памятники героического эпоса народов Южной Сибири. АСГЭ, 1961, вып. XX, с. 7−31.

120. Грязнов, 1969.- Грязнов М. П. Классификация, тип, культура. -Вкн.: Теоретические основы советской археологии. Л.: Наука, 1969, с. 18−21.

121. Грязнов, 1979а. Грязнов М. П. Таштыкская культура. -В кн. :

122. Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. Новосибирск: Наука, 1979, с. 89−146.

123. Грязнов, 1979б.- Грязнов М. П. Введение. -В кн.: Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. Новосибирск: Наука, 1979, с. 3−6.

124. Грязнов, 1980.- Грязнов М. П. Аржан. Царский курган раннескифского времени. Л.: Наука, 1980. 62 с.

125. Грязнов, 1983. Грязнов М. П. Начальная фаза развития скифо-сибирских культур. -В кн.: Археология Южной Сибири. Кемерово, КемГУ, 1983, с. 3−18.

126. Грязнов, Маннай-0ол, 1973.- Грязнов М. П., Маннай-Оол М.Х.

127. Третий год раскопок кургана Аркан.- A0-I972, М., 1973, с. 192−195.

128. Грязнов, Худяков, 1979.- Грязнов М. П., Худяков Ю. С. Кыргызскоевремя. -В кн.: Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. Новосибирск: Наука, 1979, с. 156−159.

129. Гуревич, 1972. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1972 318 с.

130. Гуляев, 1969.- 1Уляев В. И. Зооморфные крючки скифского периода.- В кн.: Население Среднего Дона в скифское время (МИА № 151). М.: Наука, 1969, с. 109−127.

131. Давыдова, 1971.- Давыдова А. В. К вопросу о хуннских художественных бронзах. СА, 1971, J? I, с. 93−105.

132. Давыдова, 1982.- Давыдова А. В. О социальной характеристикенаселения Забайкалья по данным Иволгинского могильника.- СА, 1982, $ I, с. 132−142.

133. Данилова, 1980.- Данилова И. Е. Образ природы в древнегреческой вазописи. -В кн.: Культура и искусство античного мира. Материалы научной конференции (1979) 1МИИ им* А. С. Пушкина. М. Советский художник, 1980, с. 30−40.

134. Деопик, 1961.- Деопик (Ковалевская) В. Б. Стеклянные, каменные и металлические украшения 1У-1Х веков Северного Кавказа и Крыма как исторический источник. Автореф. канд. дис. М.: ИА АН СССР, 1961. 18 с.

135. Деревянко, 1974. Деревянко Е. И. Наборный пояс мохэсцев какодно из свидетельств контактов с тюрками. Изв. СО АН СССР, JB II, серия общ. наук, вып. 2,1974, с. 95−101.

136. Длужневская, 1975. Длужневская Г. В. Исследования на плато

137. Древнетюркский словарь, 1969. Древнетюркский словарь. М. :1. Наука, 1969. 676 с.

138. Духовные, 1950. Духовные и договорные грамоты великих иудельных князей Х1У-ХУ1 вв. М. -Л.- изд-во АН СССР, 1950.

139. Дэвлет, 1971. Дэвлет М. А. Археологические раскопки в Тоджйв 1970 Г. Уз. ТНИИЯЛИ, 1971, вып. ХУ, с. 250−267.

140. Дэвлет, 1973. Дэвлет М. А. Археологические исследования в

141. Тодже в I97I-I972 гг. УзТНШШШ, 1973, вып. Ш, с. 211−217.

142. Дэвлет, 1975.- Дэвлет М. А. Памятники & quot-скифского"- времени всеверо-восточной Туве. -В кн.: Первобытная археология Сибири. Л. :Наука, 1975, с. 119−127.

143. Дэвлет, 1980. Дэвлет М. А. Сибирские поясные ажурные пластины. П.в. до н.э. -I в.н.э. (САИ, вып. Д4−7)• М.: Наука, 1980, 66 о.

144. Дюмезиль, 1976.- Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология.1. М.: Наука, 1976. 276 с.

145. Дьяконов, 1954.- Дьяконов М. М. Росписи Пянджикента и живопись

146. Средней Азии.- В кн.: Живопись древнего Пянджикента. М.: изд-во АН СССР, 1954, с. 83−158.

147. Дьяконова, 1970а. Дьяконова В. П. Большие курганы кладбищана могильнике Кокэль (по результатам раскопок за 1963,1965 ГГ.). ТТКАЭН, 1970, т. Ш, с. 80−209.

148. Евтюхова, 1940. Евтюхова JI.A. Каменные изваяния Северного

149. Алтая. ТГИМ, 1940, вып. XI, с. 119−134.

150. Евтюхова, 1948. Евтюхова Л. А. Археологические памятникиенисейских кыргызов (хакасов). Абакан, 1948. 110с.

151. Евтюхова, 1952. Евтюхова JI.A. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии. МИА, 1952, В 24, с. 72−120.

152. Евтюхова, 1967. Евтюхова Л. А. О племенах Центральной Монголии в1Х в. (по материалам раскопок курганов). -СА, 1957, № 2, с. 205−227.

153. Евтюхова. Киселев, 1940. Евтюхова Л. А. Киселев С.В. Чаатасу с. Копены. ТГИМ, ч 1940, вып. XI, с. 21−54.

154. Евтюхова, Киселев, 1941.- Евтюхова Л. А., Киселев С. В. Отчет оработах Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1935 Г. ТГИМ, 1941, вып. ОТ, с. 75−117.

155. Елизаренкова, 1972. Елизаренкова Т. Я. Древнейший памятникиндийской культуры. -В кн.: Ригведа. Избранные гимны. Пер., комм. и вступ. статья Т. Я. Елизаренковой. М.: Наука, 1972, с. 3−89.

156. Елизаренкова, 1976. Елизаренкова Т. Я. Об Атхарваведе.

157. В кн.: Атхарваведа. Избранно е. Перев., коммен. и вступ. статья Т. Я. Елизаренковой. М.: Наука, 1976, с. 3−56.

158. Елышцкий, 1977.- ЕльниДкий Л. А. Скифия евразийских степей.

159. Историко-археологический очерк. Новосибирск: Наука, 1977. 256 с.

160. Жирмунский, 1974. Жирмунский В. М. Тюркский героический эпос.1. Л. :Наука, 1974. 727 с.

161. Житецкий, 1893 Житецкий И. А. Очерки быта астраханских калмыков. Этнографические наблюдения 1884−1886 гг. М., 1893, 89 с.

162. Завитухина, 1966а. Завитухина М. П. Курганы у с. Быстрянского в Алтайском крае (по раскопкам С. М. Сергеева в 1930 Г.)АСГЭ, 1966, вып. 8, с. 60−77.

163. Завитухина, 1966б. Завитухина М. П. Курганный могильник

164. Сростки П на Алтае. СГЭД966, вып. 27, с. 51−53.

165. Завитухина, 1968 Завитухина М. П. Ордынские курганы У-1У вв. до н.э. (о культуре скифского времени в новосибирской лесостепи). АСГЭ, 1968, вып. 10, с. 28−34.

166. Збруева, 1952. Збруева А. В. История населения Прикамья вананьинскую эпоху (МИА, $ 30). М.: изд-во АН СССР, 1952. 326 с.

167. Зеленин, 1931. Зеленин Д. К. Магическая функция примитивныхорудий.- Изв. АН СССР, отд. общ. наук, серия УП, 1931,6, с. 713−754.

168. Зеленчук, 1972. Зеленчук B.C. Основные типы традиционноймолдавской народной одежды. -В кн.: Этнография и искусство Молдавии. Кишинев: Штиинца, 1972, с. 75−93.

169. Зяблин, 1959. Зяблин Л. П. Средневековые курганы на Иссык

170. Куле (по материалам раскопок 1954−1956 гг.).- В кн.: Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции. Т. П, М.: изд-во АН СССР, 1959, с. 139−154.

171. Зяблин, 1977. Зяблин Л. П. Карасукский могильник Малые Копены 3. М.: Наука, 1977. 143 с.

172. Иванов Вяч., 1977.- Луна, упавшая с неба. Древняя литература

173. Малой Азии. Пер. с древнемалоазийских языков, вступ. и комм. Вяс. Вс. Иванова. М. :Худ. лит-ра, 1977.- 317 с.

174. Иванов Вяч., 1983.- Иванов Вяч. Вс. История славянских и балканских названий металлов. М.: Наука, 1983. 197 с,

175. Иванов, Топоров, 1965. Иванов Вяч. Вс., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М.: Наука, 1965, 246 с.

176. Иванов, Топоров, 1974. Иванов Вяч. Вс., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. М.: Наука, 1974, 343 с.

177. Иванов, Медникова, 1982.- Иванов Г. Е., Медникова Э. М. Новообинский курган. -В кн.: Археология и этнография Алтая. Барнаул, А1У, 1982, с. 89−95.

178. Иванов, 1954.- Иванов С. В. Материалы по изобразительному искусству народов Сибири XIX начала XX вв. М. -Л.: изд-во АН СССР, 1954. — 838 с.

179. Иофан, 1974.- Иофан Н. А. Культура древней Японии. М. :Наука1974.

180. Искусство Византии, 1977.- Искусство Византии в сборниках

181. СССР: каталог выставки.4. 1, М. Советский художник, 1977. 191 с.

182. Каган, 1977.- Каган М. С. Системное рассмотрение основных способов группировки. -В кн.: Философские и социологические исследования (Уч. зап. кафедр общ. наук вузов Ленинграда. Философия, вып. ХУЛ). Л.: изд-во Л1У, 1977, с. 17−28.

183. Кадырбаев, 1959.- Кадырбаев М. К. Памятники ранних кочевников

184. Центрального Казахстана. Тр. ИИАЭ АН КазССР, 1959, т. 7, с. 162−203.

185. Казахский, 1958.- Казахский народный костюм. Алма-Ата: Казгослитиздат, 1958. 72 с.

186. Калевала, 1977.- Калевала. Вступ. статья.М. Шагинян, пер. Л. Бельского. М.: Худож. лит-ра, 1977. 574 с. (55 рун).

187. Каменецкий, 1983.- Каменецкий И. С. Код для описания погребального обряда. -В кн.: Древности Дона, Материалы работ Донской экспедиции. М. :Наука, 1983, с. 221−250.

188. Каменецкий, Маршак, 1975.- Каменецкий И. С., Маршак Б. И., Шер

189. Я. А. Анализ археологических источников (возможности формализованного подхода). М.: Наука, 1975. -174с.

190. Кибиров, 1957.- Кибиров А. К. Работа Тянь-Шаньского археологического отряда. КСИЭ, 1957, вып. 26, с. 81−88.

191. Кирбшин, 1984.- Кирбшин Ю. Ф. Изобразительное искусство племен лесостепного Алтая в раннем железном веке. -В кн.: Скифо-сибирский мир (искусство и идеология). Тезисы докладов. Кемерово, 1984, с. 28−31.

192. Киселев, 1929.- Киселев С. В. Материалы археологической экспедиции в Минусинский край в 1928 г. В кн.: Ежегодник Государственного музея им. Н. М. Мартьянова в г. Минусинске. 1928 г. Минусинск, 1929, т. ЗУ, вып.2.

193. Киселев, 1951. Киселев С. В. Древняя история Кйшой Сибири.

194. М.: изд-во АН СССРД951. 642 с.

195. Клейн, 1979. Клейн Л. С. Понятие & quot-типа"- в современной археологии. -В кн.: Типы в культуре. Методологические проблемы классификации, систематики и типологии в. социально-исторических и антропологических науках. Л.: изд-во ЛГУ, 1979, с. 50−74.

196. Клейн, 1981. Клейн Л. С. О языке вещей. — В кн.: Методологические аспекты археологических и этнографических исследований в Западной Сибири. Томск: изд-во Т1У, 1981, с. 3−7.

197. Кляшторннй, 1964.- Кляшторный С. Г. Древнетюркские руническиепамятники как источник по истории Средней Азии.М.: Наука, 1964. 215 с.

198. Кляшторный, 1983.- Кляшторный С. Г. Гуннская держава на востоке (Ш в. до н.э. -1У в.н.э.). -В кн.: История древнего мира. Кн.Ш. Упадок древних обществ. Изд. 2-е, исправленное. М. :Наука, 1983, с. 166−177.

199. Ковалевская, 1969.- Ковалевская В. Б. О некоторых знаковыхсистемах в археологии. -В кн.: Труды по знаковым системам, вып.4. (Уч. зап. ТартГУ, вып. 236). Тарту: изд-воТарт1У, 1969, с. 425−432.

200. Ковалевская, 1970. Ковалевская В. Б. К изучению орнаментики наборных поясов как знаковой системы. -В кн.: Статистико-комбинаторнне методы в археологии. М.: Наука, 1970, с. 114−155.

201. Ковалевская, 1972.- Ковалевская В. Б. Башкирия и евразийскиестепи 1У-1Х вв. (по материалам поясных наборов). В кн.: Проблемы археологии и древней истории угров. М. :Наука, 1972, с. 95−117.

202. Ковалевская, 1977. Ковалевская В. Б. Конь и всадник (пути исудьбы). М.: Наука, 1977. 152 с.

203. Ковалевская, 1979. Ковалевская В. Б. Поясные наборы Евразии

204. ЗУ-ЕС вв. Пряжки (САИ, Е1−2). М. :Наука, 1979. П2с.

205. Кожин, 1969.- Кожин П. М. К вопросу о происхождении иньскихколесниц.- СМАЭ, 1969, вып. ХХУ, с. 29−40.

206. Колчин, Маршак, Шер, 1970.- Колчин Б. А., Маршак Б. И., Шер Я. А.

207. Археология и математика (вместо предисловия). В кн.: Статистико-комбинаторные методы в археологии. М. :Наука, 1970, с. 3−7.

208. Комарова, 1973.- Комарова М. Н. Тюркское погребение с конем в

209. Аржане.- Уч. Зап. ТНИИШШ, 1973, вып. ХУ1, с. 207−210.

210. Комарова, 1975.- Комарова М. Н. Карасукские могильники близулуса Орак. -В кн.: Первобытная археология Сибири. I. :Наука, 1975, с. 85−94.

211. Коновалов, 1976. -Коновалов П. Б. Хунну в Забайкалье (погребальные памятники). Улан-Удэ: Бурятское кн. изд-во, 1976. 248 с.

212. Корпусова, Белозер, 1980. Корпусова В. Н., Белозер В. П. Могила киммерийского воина у Джанкоя, в Крыму. СА, 1980, J& 3, с. 238−246.

213. Крюков, Малявин, Софронов, 1984. -Крюков М. В. Малявин В.В. ,

214. Софронов М. В. Китайский этнос в средние века (УП-ХШ вв.).М. :Наука, 1984. 335 с.

215. Крейнович, 1973. Крейнович Е. А. Нивхгу. Загадочные обитатели Сахалина и Амура. М. :Наука, 1973.- 495 с.

216. Ксенофонт. 1951. Ксенофонт. Анабасис.М. -Л.: изд-во АН СССР, 1951. 299 с.

217. Ксенофонтов, 1929.- Ксенофонтов Г. В. Хрестес, шаманизм и христинство (факты и выводы). Иркутск, 1929. 143 с.

218. Ксенофонтов, 1930. Ксенофонтов Г. В. Легенды и рассказы ошаманах у якутов, бурят и тунгусов. Изд. 2-е, допол. и лерер. М.: изд-во & quot-Безбожник"-, 1930. 126 с.

219. Кубарев, 1972.- Кубарев В. Д. Новые находки эпохи ранних кочевников в Горном Алтае. -В кн.: Очерки социально-экономической и культурной жизни Сибири. 4.1. Новосибирск: WM СО АН СССР, 1972, с. 45−59.

220. Кубарев, 1978.- Кубарев В. Д. Древнетюркский поминальный комплекс на Дьер-Тебе. -В кн.: Древние культуры Алтая и Западной Сибири. Новосибирск: Наука, 1978, с. 86−93.

221. Куб аре в, 1979а.- Кубарев В. Д. Древние изваяния Алтая^Оленныекамни. Новосибирск: Наука, 1979. 120 с.

222. Кубарев, 19 796.- Кубарев В. Д. Отчет о раскопках Восточно-Алтайского отряда Северо-Азиатской комплексной археологической экспедиции за 1978 г. Новосибисрк, 1979. -Архив ИШ СО АН СССР.

223. Кубарев, 1981.- Кубарев В. Д. Кинжалы из Горного Алтая. -В кн. :

224. Военное дело древних племен Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981, с. 29−54.

225. Кубарев, Гребенщиков, 1979.- Кубарев В. Д., Гребенщиков А. В.

226. Курганы Чуйской степи (по материалам работ восточно-алтайского отряда в полевой сезон 1975 г.). В кн.: Сибирь в древности. Новосибирск: Наука, 1979, с. 61−75.

227. Кубарев, Кочеев, 1983.- Кубарев В. Д., Кочеев В. А. Курганы урочища Бураты. -В кн.: Археологические исследования в

228. Горном Алтае в 1980—1982 годах. Горно-Алтайск, 1983, с. 90−109.

229. Куббель, 1982.- Куббель Л. Е. Этнические общнооти и потестарно-политические структуры доклассового общества. -В кн.: Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М.: Наука, 1982, с. 124−146.

230. Кузьмина, 1981. Кузьмина Е. Е. Происхождение индоиранцев всвете новейших археологических открытий. -В кн.: Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности. М. :Наука, 1981, с. 101−125.

231. Кунгуров, Кунгурова, 1982.- Кунгуров А. Л., Кунгурова Н. Ю. Раскопки могильника Аэродромный в Бийске. -В кн.: Археология и этнография Алтая. Барнаул: AI7, 1982, с. 7789.

232. Курманкулов, 1980.- Курманкулов Ж. Погребение воина раннетюркского времени. -В кн.: Археологические исследования древнего и средневекового Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1980, с. 191−197.

233. Кызласов, 1960а.- Кызласов Л. Р. Тува в период тюркского каганата (У1-УШ вв.). -Вестник МГУ, серияХХ, исторические науки, I960, JH 1, с. 51−76.

234. Кызласов, 19 606.- Кызласов Л. Р. Таштыкская эпоха в истории

235. Хакасско-Минусинской котловины.М.: изд-во МГУ, 1960. -197 с.

236. Кызласов, 1960 В.- Кызласов Л. Р. Новая датировка памятниковенисейской письменности. CA, I960, 3, с. 93−120.

237. Кызласов, 1964. Кызласов Л. Р. О назначении древнетюркскихкаменных изваяний, изображающих людей. СА, 1964, № 2, с. 27−39.

238. Кызласов, 1969.- Кызласов Л. Р. История Тувы в средние века.

239. М.: изд-во МГУ, 1969. 211 с.

240. Кызласов, 1971. Кызласов Л. Р. Карасукский могильник Хара

241. Хая. СА, 1971, & 3, с. 170−188.

242. Кызласов, 1978.- Кызласов Л. Р. К изучению оленных камней именгиров. КСИА, 1978, вып. 154, с. 25−30.

243. Кызласов, 1979. Кызласов Л. Р. Древняя Тува (от палеолитадо IX в.). М.: изд-во М1У, 1979. 207 с.

244. Левонен, 1977. Левонен Н. А. О древних магических оберегахпо данным карельского фольклора). -В кн.: фольклор и этнография. Связи фольклора с древними представлениями и обрядами. Л.: Наука, 1977, с. 73−81.

245. Лебедева, 1971. -Лебедева А.А. Северо-западные. западные и южные губернии Центра (Псковская, Новгородская, Костромская, Смоленская, Тульская и Рязанская). -В кн.: Крестьянская одежда населения европейской России. М.: Советская Россия, 1971, с. 38−118.

246. Левада, 1965.- Левада Ю. А. Социальная природа религии. М. :1. Наука, 1965. 263 с.

247. Левашова, 1952.- Левашова В. П. Два могильника кыргыз-хакасов.- МИАД952, № 24, C. I2I-I36.

248. Лелеков, 1984. Лелеков Л. А. К символизму погребальных облачений скифо-сакского мира (& quot-золотые люди"). -В кн.: Скифо-сибирский мир (искусство и идеология). Тезисы докладов. Кемерово, Кем1У, 1984, с. 39−41.

249. Леонтьев, 1980.- Леонтьев Н. В. Колесный транспорт эпохи бронзы на Енисее. -В кн.: Вопросы археологии Хакассии. Абакан: ХакНИИШШ, 1980, с. 65−84.

250. Ли 0к, 1979. Ли Ок. Легенда о Золотой короне. — Курьер

251. ЮНЕСКО, 1979, январь, с. 44−47.

252. Липец, 1978.- Липец Р. С. & quot-Меч из редкостной бронзы. "- (отголоски эпохи освоения металлов в тюрко-монгольском эпосе). СЭД978, Ш 2, с. 107−122.

253. Липец, 1981. Липец Р. С. & quot-Лицо волка благословенно. «стадиальные изменения образа волка в тюрко-монгольском эпосе и генеалогических сказаниях). СЭ, 1981, Jfc I, с. 120−133.

254. Миклухо-Маклая, нов. серия, т. П0).М.: Наука, 1982, с. 186−208.

255. Липец, 1983. Липец, Р.С. & quot-Завоеванная женщина& quot- в тюрко-монгольском эпосе. -В кн.: фольклор и историческая этно-графия.М.: Наука, 1983, с. 42−74.

256. Липец, 1984.- Липец Р. С. Образы батыра и его коня в тюркскомонгольском эпосе. М.: Наука, 1984. 263 с.

257. Литвинский, 1972. Литвинский Б. А. Древние кочевники & quot-крышимира"-. М.: Наука, 1972.

258. Литвинский, 1983. Литвинский Б. А. & quot-Золотые люди& quot- в древнихпогребениях Центральной Азии (опыт истолкования в свете истории религии). СЭ, 1983, № 4, с. 34−43.

259. Лосев, 1957. Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М.: Учпедгиз, 1957. 620 с.

260. Лосев, — 1976. Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическоеискусство. М.: Искусство, 1976. 367 с.

261. Лобачева, 1979. -Лобачева Н. П. Среднеазиатский костюм раннесредневековой эпохи Средней Азии. М. :Наука, 1979. с. 18−48.

262. Лотман, 1970.- Лотман Ю. М. Проблема знака и знаковой системыи типология русской культуры XI—XIX вв., — В кн.: Лотман Ю. М. Статьи по типологии культуры. Тарту: изд-во ТартГУ, 1970, с. 12−35.

263. Лотман, 1973.- Лотман Ю. М. Каноническое искусство как информационный парадокс. -В кн.: Проблема канона в древнем и средневековом искусстве Азии и Африки. М.: Наука, 1973,

264. Луконин, 1969. Луконин В. Г. Культура сасанидского Ирана.1. М.: Наука, 1969. 242 с.

265. Мажитов, 1981а.- Мажитов Н. А. К вопросу о характере общественных отношений и средневековоио населения Южной Урала (постановка вопроса). В кн.: Материалы по хозяйству и общественному строю племен Южного Урала. Уфа, 1981, с. II0-I32.

266. Мажитов, 19 816, — Мажитов Н. А. Курганы Южного Урала: УШ-ХП вв.1. М.: Наука, 1981, № 163,

267. Максимова, I960.- Максимова А. Г. Погребение поздних кочевников. В кн.: Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана (Тр. ИЙАЭ АН КазССР, т. 8). Алма-Ата: изд-во АН КазССР, I960, с. 179−182.

268. Максимова, 1968. Максимова А. Г. Средневековые погребения

269. Семиречья. -В кн.: Новое в археологии Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1968, с. 146−158.

270. Маннай-Оол, 1963.- Маннай-Оол М. Х. Итоги археологических исследований ТНИИШШ в 1961 г. -Уч. зап. ТНИИШШ, 1963, вып. Х, с. 238−246.

271. Маннай-Оол, 1964, Маннай-Оол М. Х. Новые материалы скифскоговремени в Туве (по материалам археологических исследований ТНИИШШ в 1962—1963 гг.). -Уч. зап. ТНИИШШ, 1964, вып. XI, с. 278−284.

272. Маннай-Оол, 1968.- Маннай-Оол М. Х. Оленные камни Тувы.- Уч. зап. ТНИИШШ, 1968, вып. ХШ, с. 138−149.

273. Маннай-ООл, 1970.- Маннай-Оол М. Х. Тува в скифское времяуюкская культура). М.: Наука, 1970. 117 с.

274. Манцевич, 1941.- Мандевич А. П. О скифских поясах. САД941, вып. УШ, с. 19−30.

275. Маргулан, 1979. -Маргулан А.Х. Бегазы-дандыбаевская культура

276. Центрального Казахстана. Алма-Ата: Наука, 1979. 360 с.

277. Марсадолов, 1981.- Марсадолов Л. С. Памятники ранних кочевников в Усть-Куюме (из раскопок Г. П. Сосновского и Г. П. Сергеева).- АСГЭ, 1981, вып. 22, с. П-22.

278. Марсадолов, 1983. -Марсадолов Л. С. Методы естественных науки хронология пяти больших Пазырыкских курганов. -В кн.: Использование методов естественных и точных наук при изучении древней истории Западной Сибири. Барнаул: АТУ, 1983, с. 15−20.

279. Массон, 1976. Массон В. М. Экономика и социальный стройдревних обществ. Л. :Наука, 1976. 191 с.

280. Массон, 1980.- Массон В. М. Изучение идеологии древних обществ.

281. В кн.: Конференция: идеологические представления древних обществ. Тезисы докладов.М., 1980, с. 3−6.

282. Массон, 1983.- Массон В. М. Археологические работы на новостройках и изучение древних культур. -В кн.: Древние культуры евразийских степей. По материалам археологических работ на новостройках. Л. :Наука, 1983, с. 3−9.

283. Массон, 1979.- Массон В. М. Древние кочевники Азии и мировойархеологический процесс. -В кн.: Тезисы докладов Всесоюзной археологической конференции & quot-Проблемы скифо-сибирского культурно-исторического единства", Кемерово, КемГУ, 1979, с. 2−4.

284. Мелетинский, 1963. Мелетинский Е. М. Происхождение героического эпоса. Ранние формы и архаические памятники. М.: изд-во Восточной лит-ры, 1963, 462 с.

285. Мелетинский, 1976. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М. :Наука, 1976.- 407 с.

286. Мелюкова, 1964. Мелзокова А. И. Вооружение скифов (САИ, вып.

287. Д1−4). М. :Наука, 1964. — 114 с.

288. Мерщиев, 1970. Мерщиев М. С. Поселение Кзыл-Кайнар-Тобе I1У веков и захоронение на нем воина 1У-У века. -В кн.: По следам древних культур Казахстана. -Алма-Ата: Наука, 1970, с. 79−92.

289. Могильников, 1981.- Могильников В. А. Тюрки. -В кн.: Степи Евразии в эпоху средневековья. М. :Наука, 1981, с. 28−43.

290. Могильников, 1983а.- Могильников В. А. Курганы Кзыл-Джар 1, УШ- памятник пазырыкской культуры Алтая. -В кн.: Вопросы археологии и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1983, с. 3−39.

291. Могильников, 19 836.- Могильников В. А. Курганы Кзыл-Джар П-Уи некоторые вопросы состава населения Алтая во второй половине I тыс. до н.э. -В кн.: Вопросы археологии и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1983, с. 40−71.

292. Могильников, 1983 В.- Могильников В. А. Курганы Кара-Коба П.

293. В кн.: Археологические исследования в Горном Алтае. Горно-Алтайск, 1983, с. 52−89.

294. Могильников, Елин, 1982.- Могильников В. А., Елин В. Н. Курганы

295. Талдура I.-

Заполнить форму текущей работой