Начальное народное образование на Южном Урале и Северо-Западном Казахстане в 1851-1917 годах

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
273


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Формирование системы начального народного образования является ярким показателем и отражением тех общественно-политических процессов, которые происходили в российском обществе во второй половине XIX — начале XX вв. Именно этот период отечественной истории, насыщенный кардинальными изменениями во всех сферах, определял условия развития российской начальной народной школы.

Реформы образования во второй половине XIX в. повлекли крупные преобразования как в России в целом, так и на Южном Урале и в СевероЗападном Казахстане. Сегодня также идёт поиск путей развития школы, а следовательно, исследование истории формирования народного образования имеет практическое и научное значение, так как позволяет изучить традиции, понять преемственность и общие тенденции развития системы обучения и воспитания, определить роль и место школы в современной России.

В XIX в. трансформировалось отношение местных органов власти к школьному обучению. Зачастую именно они становились инициаторами и & laquo-радетелями»- расширения образовательного пространства в регионе. Следствием данной заинтересованности стало постепенное изменение отношения народа к школе. Экономический подъём способствовал росту доходов городских и сельских обществ, что позволяло расширять источники финансирования образования, повышало их влияние на происходящие процессы. Распространение получили общественные и частные формы обучения, что привело к возникновению конкуренции между государственной и общественной школой. Таким образом, подобный опыт актуален в современный период поиска оптимальной модели образования, помогает понять возможности местных органов самоуправления в решении задач, стоящих в области просвещения.

Особенностью изучаемого региона и в XIX в., и в настоящее время является его многонациональность. Поэтому невозможно воссоздать полной картины без рассмотрения истории просвещения нерусских народов. Развитие системы начального обучения является одним из условий формирования толерантности в национальных отношениях. Государственная и местная политика в то время не всегда учитывала национальные особенности коренных народов, что влекло за собой слабое развитие & laquo-инородческого»- образования и, как следствие этого, обострение национального вопроса.

В результате проводимых мер шла интенсивная русификация нерусских народов, которая осуществлялась под благовидным предлогом формирования единого национального пространства, стирания граней между русскими и & laquo-инородцами»-. Однако принудительные меры приводили к обострению взаимоотношений, рождали боязнь и недоверие к государственной школьной политике. Переосмысление данных процессов позволяет найти пути решения назревающих современных межнациональных конфликтов, а также более профессионально и грамотно выстроить систему национального обучения.

Актуальность данного исследования обусловлена и тем, что современными авторами данные проблемы рассматриваются на примере отдельных его звеньев, работы ограничены узкими территориальными рамками, что не позволяет выделить особенности в функционировании и взаимодействии разных типов школ. Поэтому автором предпринята попытка выстроить целостную картину становления и развития системы начального народного образования на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане в 1851—1917 гг.

Объектом исследования определяется формирование и развитие системы начального образования как элемента внутренней политики Российской империи в области просвещения населения.

Предметом исследования являются условия и особенности становления и преобразования начальной школы в период либеральных реформ второй половины XIX в. и её дальнейшее изменение в начале XX в. на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане в 1851 — 1917 гг.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1851 по 1917 гг., т. е. с момента административного деления исследуемого региона, когда в 1851 г. из Оренбургской губернии во вновь созданную Самарскую губернию отошли Бузулукский и Бугурусланский уезды, и до коренного изменения политического устройства России в октябре 1917 г. Выбор данного периода объясняется необходимостью показать состояние народного образования на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане накануне либеральных преобразований в России, проследить трансформацию системы в ходе школьной реформы второй половины XIX в., в период деятельности Государственных дум и Временного правительства.

Территориальные рамки исследования ограничены регионом Южного Урала и Северо-Западного Казахстана, так как Оренбургская и Уфимская губернии, Тургайская и Уральская области входили в состав Оренбургского учебного округа, образованного в 1875 г. и тесно были связаны с Оренбургской военной и гражданской администрацией. В указанный период они подчинялись Оренбургскому генерал-губернаторству (до 1881 г.), Оренбургско-Уфимской (до 1859 г.), Оренбургско-Уральской (до 1908 г.) и Оренбургско-Тургайской епархиям (с 1908 г.). Анализ состояния народного образования в перечисленных губерниях и областях позволяет выяснить условия и особенности формирования начальных школ. В диссертации используется понятие Оренбургский край, под которым в XIX в. подразумевались все выше перечисленные территории.

Степень изученности проблемы. К истории начального образования, как в России, так и на Южном Урале исследователи обращались в разные времена. В изучении темы выделяются три этапа: 1) дооктябрьский (до 1917 г.) — 2) советский, который условно делится на два периода (20 — 50-е гт. и 50 — 80-е гг. XX в.) — 3) современный.

Отдельные аспекты темы начали разрабатываться ещё во второй половине XIX в. Изначально преобладала литература, представленная журнальными статьями или отдельными разделами и главами в обширных этносоциальных и географических трудах. Среди авторов следует назвать С.М. Че-ремшанского, Мансера, Ф. М. Старикова, В. Н. Витевского, В. Симагина,

С.Н. Севастьянова1. Их работы в основном посвящены школам Оренбургского казачьего войска, что объяснялось их наибольшей распространённостью в сравнении с другими типами школ. Необходимо отметить, что все авторы указывали на проблемы школ: нехватку и & laquo-малоспособность»- учителей, низкое жалование, слабую материально-техническую обеспеченность. Из всех исследований выделяется труд С. Н. Севастьянова, в котором он анализировал уровень грамотности оренбургских казаков, впервые подробно описывал трудности, с которыми сталкивалось войсковое начальство при изыскании средств на обзаведение школ всем необходимым, демонстрировал динамику их роста в таблицах. Все указанные публикации носили описательный, фактографический характер, преувеличивали роль местных властей в развитии образования.

На рубеже XIX — XX вв. вышло в свет большое количество работ общего характера, посвященных как начальной школе, так и всей системе образовав ния. Большинство их принадлежало чиновникам учебного ведомства, и создавались они по заказу властей. К ним относились фундаментальные исследования С. И. Миропольского, С. В. Рождественского, Г. А. Фальборка, В.И. Чарно-луского, А. И. Анастасиева, Е. А. Звягинцева. Бесспорно, все авторы были специалистами учебного дела. Их книги вызывают повышенный интерес у современных исследователей, так как помимо исторического материала в них содержится описание законодательной основы функционирования системы народного образования. Благодаря трудам С. В. Рождественского, С. И. Миропольского, можно проследить деятельность правительственных органов и Свя

1 Черемшанский С. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. — Уфа, 1859- Мансер. Народное образование в Оренбургском казачьем войске // Военный сборник. — 1881. — № 5- Откуда взялись казаки. Исторический очерк / Сост.Ф. М. Стариков. — Оренбург, 1884- Витевский В. Н. Географический очерк Оренбургской губернии. — Оренбург, 1885- Симагин В. Учреждение казачьих школ в Оренбургском казачьем войске (1819 — 1887) // Военный сборник. — 1888. — № 9- Школьное образование в Оренбургском казачьем войске за 1819- 1895 гг.: (Краткий исторический очерк) / Сост. подъесаул С. Н. Севостьянов. — Оренбург, 1896, и др.

2 Миропольский С. И. Задачи, план и основы устройства нашей народной школы. — СПб., 1887- Он же. Очерк истории церковно-приходской школы от первого ее возникновения на Руси до настоящего времени: В 3 т. -СПб., 1893 — 1895- Рождественский С. В. Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIII — XIX вв. — СПб., 1902. — Т. 1- Начальное народное образование в России: В 4 т. / Под ред. Г. Фальборка, В. Чарнолуского. — СПб., 1900- Они же. Народные училища по Положению 25 мая 1874 г. — СПб., 1903- Фальборк Г. А. Всеобщее образование в России. — М., 1908- Анастасиев А. И. Народная школа. Руководство для учителей и учительниц начальных училищ, настольная справочная книга. — М., 1910- Звягинцев Е. А. Народная жизнь и школа. Статьи по вопросам народного образования. — М., 1913. — Вып. II и др. тейшего Синода в развитии образования. Значимость таких исследований в том, что в них показаны проекты и подходы разных ведомств к актуальным аспектам школьной политики.

Особо следует отметить труды Г. А. Фальборка и В. И. Чарнолуского, отличавшиеся своей монументальностью. Они затрагивали вопросы участия общественных организаций, частных лиц в деле образования, положение учителя и ученика, место религиозных дисциплин в процессе обучения в школе. Авторы приводили обширный статистический материал, сведённый в таблицы, освещающий разные аспекты функционирования начальной школы во всех регионах России.

Историки рассматривали народное образование как сложный противоречивый процесс, в основе которого лежало взаимовлияние общественно-педагогической инициативы и практической деятельности правительственной бюрократии. Такой подход был вызван негативной оценкой, данной представителями передовой педагогической общественности появлению и усилению роли церковной школы, притеснению земств на поприще развития образования, задержке введения всеобщего начального обучения в стране. Эти исследования носили дискуссионный научно-проблемный характер. Ценность их в том, что, стараясь найти лучшую модель начальной школы для России, авторы критически оценивали деятельность разных типов учебных заведений. Представителями этого направления в историографии можно считать В.П. Вахтеро-ва, В. И. Фармаковского, Н. В. Чехова, П.Ф. Каптерева1. Последний из них в своей монографии дал характеристику основным типам начальной школы, начиная с пореформенного периода. Н. В. Чехов раскрывал суть происходившей в те годы борьбы между разными ведомствами по вопросу о контроле над начальным образованием. Будучи сторонником земской школы, он всячески принижал роль министерских и особенно церковноприходских школ. Автор

1 Вахтеров В. П. Общеобразовательные задачи народной школы // Русская мысль. — 1897. — № 11- Вахтеров В. П. Спорные вопросы образования. — М., 1907- Фармаковский В. И. Начальные школы Министерства народного просвещения. — СПб., 1900- Чехов Н. В. Народное образование в России с 60-х гг. XIX века. — М., 1912- Капте-рев П. Ф. История русской педагогики. — 2-е изд. — Петроград, 1915. считал, что последние не имели & laquo-исторических корней& raquo-, а школы грамоты, по сути, являлись прообразом земских школ. На основе этого Н. В. Чехов обвинял Святейший Синод в & laquo-вероломстве»-, с каким тот подчинил их в 1891 г. своему контролю. В. П. Вахтеров и В. И. Фармаковский отстаивали идею обязательности начального образования для всех детей в возрасте 8−11 лет. Так, В. И. Фармаковский предлагал создавать недостающие народные училища за счет государственной казны и при активном участии городов и земств. Он полагал, что из-за недостатка казённых средств основное бремя по содержанию школ должны временно взять на себя земства. Вывод о такой возможности основывался на опыте финансирования школьной сети в земских губерниях1.

Дискуссионному вопросу о введении всеобщего обучения посвящена книга неизвестного автора & laquo-Записка по вопросу о всеобщем начальном обучении. «2. Она готовилась в Министерстве народного просвещения и в сжатой форме излагала историю возникновения начальной школы в России, начиная с эпохи Петра I. Особое место отводилось различным проектам введения всеобщего обучения, способам финансирования школ. По сути дела автор предварял дебаты по этим темам, активно развернувшимся в III и IV Государственных думах. Оценка деятельности III Государственной думы в области просвещения приведена в работах Е. П. Ковалевского и А.Н. Роппа3. Исследователи подробно описывали развернувшуюся борьбу по поводу принятия закона о всеобщем начальном обучении между правительством, партиями, комиссией Думы по народному образованию и Лигой образования. При этом всю ответственность за затягивание обсуждения вопроса Е. П. Ковалевский возлагал на Министерство народного просвещения и Государственный совет.

На региональном уровне в пределах исследуемой территории это обсуждение практически не велась, что во многом объяснялось слабостью земского движения. Исключение составляла только Уфимская губерния, где земские

1 Фармаковский В. И. Начальные школы Министерства народного просвещения. — СПб., 1900. — С. 163.

2 Записка по вопросу о всеобщем начальном образовании в России за 1903 г. — СПб., 1906.

3 Ковалевский Е. П. Народное образование и церковное достояние в Третьей государственной думе. — СПб., 1912- Ропп А. Н. Что сделала Третья государственная дума для народного образования? — СПб., 1912. учреждения вводились с 1875 г., а затем появились земские школы. Их деятельность описывали А. Свидерский, Я. С. Кузнецов, П. Н. Григорьев, В.А. Невский1. Авторы отстаивали точку зрения о необходимости более широкого участия земств, городских дум, сельских обществ в деле народного образования. Такое резюме они делали на основе анализа положения школьного дела за 40 лет. Тем не менее их итоговые выводы, несомненно, преувеличены, так как в начале XX в. в Уфимской губернии по-прежнему остро не хватало начальных учебных заведений. В дореволюционный период обобщающих трудов о роли земств в Оренбургской губернии не публиковалось из-за позднего их учреждения (1913 г.).

Начавшееся в период либеральных реформ Александра II активное развитие начальной школы, а позже и церковной школы, привело к увеличению числа публикаций, затрагивающих их деятельность. В частности, функционирование казачьих школ рассматривали Н. Бородин, Н. Краснов, К. Кузнецов2. Их обзоры носили фактографический характер, так как проводились на основе отчётов учителей. С открытием в 1884 г. церковных школ в прессе стали выходить первые исследования, посвященные им. В статьях М. Бакина, С. Никольского, Е. Алякринского, В. Покровского и других освещался процесс становления данного типа школ в крае и участие в этом местного духовенства3. Названные работы по своей структуре похожи друг на друга и приурочены к юбилейным датам. Основываясь на отчётах Епархиальных училищных сове

1 Свидерский А. О положении начального народного образования в Уфимской губернии // Образование. -1902. — № 5 — 6- Кузнецов Я. С. Земские школы Уфимской губернии 1900 — 1905 гг. // Журнал Министерства народного просвещения. — 1908. — № 8- Григорьев П. Н. Очерк деятельности Уфимского губернского земства по народному образованию: 1895 — 1910 гг. — Уфа, 1910- Невский В. А. Исторический очерк первого сорокалетия деятельности Стерлитамакского уездного земства (1875 — 1914). — Стерлитамак, 1914. 1 Бородин Н. Очерки первоначального образования в Уральском казачьем войске (по отчётам учителей за 1885 / 1886 учебный год). — Уральск, 1887- Краснов Н. Влияние экономического развития казачьих войск на их успехи в народном образовании // Военный сборник. — 1897. — № 1- Кузнецов К. О грамотности в Оренбургском казачьем войске // Казак. — 1911. — 20 ноября.

3 Бакин М. Назначение и характер церковноприходской школы // Оренбургские епархиальные ведомости.

1891. — № 17- Восемь лет практики нового типа церковной школы // Оренбургские епархиальные ведомости.

1892. — № 18, Покровский В. Десятилетие церковноприходской школы в Оренбургской епархии // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1896. — № 22 — 24- Никольский С. Церковные школы в Оренбургской епархии за последнее пятилетие (1895 — 1899) // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1901. — № 5- Алякринский Е. Краткий исторический очерк существования церковных школ Уфимской епархии с 1884 по 1905 год. — Уфа, 1905- Никольский С. Двадцатипятилетие начальной церковной школы // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1909. -№ 27 — 28. тов, они стремились показать преимущества церковной школы над министерской и казачьей. Но за приводимыми данными не просматривались трудности, с которыми сталкивались школы православного ведомства.

Самой крупной работой, неоднократно затрагивавшей проблемы обучения в крае и участия в этом священнослужителей, стала двухтомная монография Н.М. Чернавского1. Посвященный столетию учреждения Оренбургско-Уфимской епархии (1799 г.) труд Н. М. Чернавского обрисовывал историю распространения христианства на Южном Урале, деятельность епископов по управлению епархией до и после ее разделения на самостоятельные Оренбург-ско-Уральскую и Уфимскую (1859 г.). В& quot- разных разделах характеризовалась роль преосвященных в деле создания церковных школ, духовных училищ и семинарий. И хотя этот сюжет не являлся основным, книга помогла понять условия, в которых происходило формирование и функционирование православных учебных заведений. К сожалению, третий том, посвящённый деятельности епархии в конце XIX в., не был издан. О том, что работа над ним успешно за

& bull-у вершена, Н. М. Чернавский говорит во втором томе. Несмотря на ряд недостатков, устранённых автором позже в приложениях, это исследование современники встретили с восторгом.

История обучения нерусских народов освещалась в дореволюционной историографии слабее. Первыми рассматривали учебные заведения Тургай-ской области А. В. Васильев, А. Е Алектров3. В частности, А. В. Васильев подробно описал все учебные заведения для казахских детей второй половины XIX в., начиная с & laquo-Киргизской школы& raquo- при Пограничной комиссии. В его книге освещалась роль властей по регламентации деятельности русско-казахских школ. С положительной стороны он оценивал шаги инспектора И. Алтынсари Чернавский Н. М. Оренбургская епархия в прошлом ее и настоящем // Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. — Оренбург, 1900. — Вып. 7- Оренбург, 1902. — Вып. 10.

2 Чернавский Н. М. Указ. соч. — Вып. 10. — С. 8(20).

3 Васильев А. В. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние. — Оренбург, 1896- Алектров А. Е. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись 1744 — 1898 гг. — Оренбург, 1900- Алектров А. Е. Очерк развития инородческого образования в России // Журнал Министерства народного просвещения. -1914. — Июль. на по введению в курс казахских учебных заведений русской грамоты. Достоинством работы следует считать представленную карту школьной сети Тур-гайской области за 1895 г. Однако А. В. Васильев не избежал субъективных оценок в освещении периода, в течение которого он сам являлся инспектором школ Тургайской области (1889 -1894 гг.).

Развитию & laquo-инородческого»- образования посвящены исследования В. П. Панова, А. И. Анастасиева, М. И. Обухова, Я.Д. Коблова1. Они понимали важность просвещения нерусских народов, но считали, что это должно осуществляться неразрывно с русским населением, что нередко вызывало противодействие со стороны мусульманского духовенства. В связи с этим, как отмечали авторы, правительство осторожно относилось к вопросам управления мусульманскими школами и тем самым поддерживало их существование.

На первом этапе в исторической литературе был накоплен обширный исторический и статистический материал по деятельности основных типов начальной школы. Однако его анализ носил поверхностный характер, сравнение различных типов школ шло по ряду формальных признаков, а тема всеобщего начального обучения широко не разрабатывалась.

Второй этап историографии (20 — 80-е гг. XX в.), особенно его первый период (20 — 50-е гг.) характеризуется изменением оценок государственной и региональной школьной политики дореволюционной России, что объяснялось социально-политическими, экономическими, культурными преобразованиями, произошедшими в стране после Октябрьской революции 1917 г. Ученых в большей степени интересовали социально-экономические условия, в которых развивалось народное образование. В работах В. В. Колпенского, Г. Г. Шахвер-дова, Г. Е. Жураковского, И. Ф. Свадковского наметился отказ от каких-либо

1 Панов В. П. Записка об образовании мусульман Оренбургского края // Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. — СПб., 1869- Анастасиев А. И. О татарских духовных школах // Русская школа. — 1893. — № 12- Обухов М. И. Мектебы Уфимской губернии. — Уфа, 1915- Коблов Я. Д. Конфессиональные школы казанских татар. — Казань, 1916.

2 Колпенский В. В. Сельская школа после крестьянской реформы // Архив истории труда в России. — 1922. -Кн. 5- 1923. — Кн. 6−7- Шахвердов Г. Г. Воспитание народных масс. — Краснодар, 1924- Жураковский Г. Е. Очерки по истории педагогики в связи с историей классовой борьбы: В 2 ч. — Киев, 1926- Свадковский И. Ф. Рабочая книга по истории педагогики. — М., 1929. положительных оценок школьной политики царского правительства. Классовый подход в оценке исторических событий привёл к выводам о том, что даже представители либерального общественно-педагогического движения были будто бы враждебны интересам народа, а своей деятельностью пытались лишь сгладить социально-политические противоречия в обществе. Истинным защитником прав трудящихся на всеобщее образование провозглашалась исключительно большевистская партия.

С 30-х и до середины 50-х гг. интерес к истории народного образования несколько снизился. Советские учёные сосредоточили свое внимание на частных проблемах: функционировании отдельных звеньев образовательной системы, творческом наследии видных отечественных педагогов, региональной тематике. Отдельные аспекты темы затронуты в трудах Е. Н. Медынского, А. Н. Степанова, К. И. Львова, А. Ф. Эфирова, Н. А. Константинова, В.Я. Стру-минского, А. Г. Рашина, В.З. Смирнова1. Все эти издания показывали многообразие российской школы. Используя обширный фактический материал, авторы впервые попытались рассмотреть народное образование в системе. И хотя классовый подход являлся определяющим в их оценках, работы представляют определённый интерес для современных историков.

В то же время некоторые типы школ (казачьи) не получили должного освещения, а к иным сложилось предвзятое отношение. Это относится, в частности, к церковным школам православного ведомства. В монографиях Н. М. Лукина, Б. П. Кандидова, Е. Ф. Грекулова, С. А. Каменева, Н. М. Никольского, Ф. Олещука, затрагивались вопросы участия духовенства в просвещении народа, характеризовались разные типы церковных школ2. Исследователи

1 Медынский Е. Н. История педагогики (до Великой Октябрьской социалистической революции). — M., 1938- Степанов А. Н. Школа городского самоуправления в России // Советская педагогика. — 1939. — № 2- Львов К. И. Женское образование в СССР в прошлом и настоящем: Дис. д-ра пед. наук. — M., 1946- Эфиров А. Ф. Нерусские школы Поволжья, Приуралья и Сибири. Исторический очерк. — М., 1948- Константинов Н. А., Стру-минский В. Я. Очерки по истории начального образования в России (вторая половина XIX века). — М., 1949- Рашин А. Г. Грамотность и народное образование в России в XIX и начале XX в. // Исторические записки. -М., 1951. — Т. 37- Смирнов В. З. Реформа начальной и средней школы в 60-х годах XIX в. — М., 1954.

2 Лукин Н. М. Церковь и государство. — М., 1924- Кандидов Б. П. Церковь и 1905 год. — М., 1926- Грекулов Е. Ф. Нравы русского духовенства. — M., 1928- Каменев С. А. Церковь и просвещение в России. — М., 1930- Никольский H.M. История русской церкви. — М. — Л., 1931- Олещук Ф. Борьба церкви против народа. — М., 1939. считали школы главными проводниками идей & laquo-верности самодержавию, религии& raquo-, а следовательно, чуждыми народным интересам.

Достижением этого этапа является издание в конце 40-х — середине 50-х годов сочинений выдающихся отечественных педагогов-просветителей: Н. Ф. Бунакова, В. И. Водовозова, Н. А. Добролюбова, Н. И. Пирогова, Д. И. Писарева, Д. Д. Семенова, В. Я. Стоюнина, JI.H. Толстого, К. Д. Ушинского, что позволило глубже понять процессы, происходившие в образовательной системе России и использовать их в качестве источников в исследованиях.

На региональном уровне ученых в большей степени интересовала история развития образования нерусских народов. Работы и диссертации Ш. К. Аб-занова, К. А. Идельгужина, А. К. Рашитова, А. А. Еникеева, Н. А. Селезнёва, Т. М. Мамлеевой посвящены разным аспектам деятельности & laquo-инородческих»- и русских школ в Башкирии1. Они отличались более высоким научным уровнем, привлечением нового фактического материала. Существенным недостатком их можно считать изолированность при рассмотрении региональных процессов от общероссийских.

Для советской историографии второго периода (50 — 80-е гт.) характерна попытка более серьезного научного осмысления закономерностей и факторов развития народного образования. Но по-прежнему в них сохранялся сложившийся ранее стереотип в оценке школьной системы. В это время активизировались исследования в масштабе страны. Институтом общей педагогики АПН СССР были подготовлены & laquo-Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР& raquo-, в которых учебные заведения, в том числе и начальные, показаны во взаимосвязанной системе. Особое внимание авторский коллектив уделил вопросам финансирования школ со стороны государства, земств и Свя

1 Абзанов Ш. К. К вопросу о народном образовании в Башкирии. — Уфа, 1935- Идельгужин К. А. К вопросу истории башкирской школы: Дис. канд. пед. наук. — М., 1935- Рашитов А. К. Начальная школа Башкирии за 20 лет. — Уфа, 1941- Еникеев А. А. Русско-башкирская начальная школа в дореволюционной Башкирии: Дис. канд. пед. наук. — Уфа, 1946- Селезнёв Н. А. Нерусские школы в Башкирии второй половины XIX в. и начале XX в.: Дис. канд. пед. наук. — М., 1948- Мамлеева Т. М. Женское образование (башкирок и татарок) в дореволюционной Башкирии: Автореф. дис. канд. пед. наук. — М., 1953.

2 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. — М., 1976- Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX — начало XX вв. — М., 1991. тейшего Синода.

Стремление к системности в исследованиях привело к появлению коллективных монографий по истории регионов. Так, в & laquo-Истории Казахской ССР& raquo-, & laquo-Очерках по истории Башкирской АССР& raquo-, & laquo-Истории Урала& raquo-, & laquo-Истории Урала периода капитализма& raquo- особое место отводилось народному просвещению1. Значимость подобных работ в том, что образование рассматривалось неразрывно с политической, социальной и экономической ситуацией в регионе. Системный подход характерен для трудов И. М. Богданова, Г. Е. Жураковского, Ф. Г. Паначина, А. В. Осокова. Рассматривая начальные учебные заведения, А. В. Осоков и Г. Е. Жураковский останавливались на их многотипности, анализировали законодательную базу образования и ее трансформацию в зависимости от исторических условий. Но авторы больше внимания уделили земским, министерским и, отчасти, нерусским школам, оставив без оценок деятельность церковноприходских. Книга И. М. Богданова интересна глубоким анализом уровня грамотности, проведённого на основе земских отчётов и переписей 1897, 1911 гг. И хотя он ставил цель доказать бесспорные успехи советской школы в распространении грамоты, все же в работе прослеживался её рост и в период с 1894 по 1916 гг. К сожалению, региональный материал И. М. Богдановым представлен в слишком обобщенном виде.

В 50 — 80-е гг. продолжилось изучение проблемы в Башкирии и Казахстане. Значительный вклад внесли С. Р. Алибаев, Б. Х. Юлдашбаев, Т. А. Калинина, А. Х. Вильданов, Г. С. Кунафин, которые попытались раскрыть историю конфессиональных и русско-башкирских школ, влияние народного образования на рост культуры башкирского народа3. Ими дана объективная харак

1 История Казахской ССР. — Алма-Ата, 1957- Очерки по истории Башкирской АССР. — Уфа, 1959. — Т.1. — 4. 2- История Урала: В 2 т. — Пермь, 1976. — Т. 1- История Урала в период капитализма. — М., 1990.

2 Богданов И. М. Грамотность и образование в дореволюционной России и СССР. — М., 1964- Жураковский Т. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России. — М., 1978- Паначин Ф. Г. Педагогическое образование в России. Историко-педагогические очерки. — М., 1979- Осоков А. В. Начальное образование в дореволюционной России (1861 — 1917). — М., 1982.

3 Алибаев С. Р. Школы Башкирской АССР. (Прошлое, настоящее и пути дальнейшего развития). — Уфа, 1966- Юлдашбаев Б. Х. История формирования башкирской нации. — Уфа, 1972- Калинина Т. А. Из истории организации начального образования на Урале (вторая половина XIX в.) // Исследования по истории Урала. — Пермь, 1976. — Вып. 4- Вильданов А. Х., Кунафин Г. С. Башкирские просветители демократы XIX века. — М., 1981. теристика джадидистского движения, показана прогрессивная роль просветителей. Русские, «русско-киргизские» и аульные школы Казахстана описывали Н. Сабитов и Т.Т. Тажибаев1. Считая царскую образовательную политику реакционной, авторы отчасти показали развитие школьной сети в СевероЗападном Казахстане. Например, Т. Т. Тажибаев, говоря о Казахской школе при Оренбургской пограничной комиссии, оценивал её с положительной стороны, но в то же время считал её цели ограниченными только подготовкой чиновников-переводчиков. Одобрительно он относился к решению правительства, разрешавшему казахским детям обучатся в гимназиях. С XIX в. многие педагоги видели в этом попытку насильственной русификации.

Одновременно возрос интерес историков к педагогической и просветительской деятельности Чокана Валиханова и Ибрая Алтынсарина. В свет вышли работы К. Б. Бейсимбиева, О. А. Сегизбаева, Т. Т. Тажибаева, К. Т. Джумау гулова, посвящённые этим выдающимся просветителям. Учёные подчеркивали их связь с передовой русской педагогической мыслью, рассматривали различные стороны их творчества в области педагогики, литературы, этнографии, просвещения. Затрагивали они и некоторые аспекты функционирования начальных школ в крае.

Советской историографией выявлены основные закономерности становления народного образования на рубеже XIX — XX вв. Одновременно было дано системное описание отдельных звеньев начальной школьной сети, раскрыта зависимость происходивших процессов от социально-экономических отношений и общественно-политических движений. Развитие российского образования проанализировано на общероссийском и региональном уровнях. Однако работы этого этапа характеризуются наличием классового подхода в оценке

1 Сабитов Н. Русско-киргизские школы // Вестник А Н КазССР. — 1949. — № 7- Тажибаев Т. Т. Казахская школа при Оренбургской пограничной комиссии (1850 — 1869 гг.). — Алма-Ата, 1961- Он же. Школы Внутренней (Букеевской) Орды во второй половине XIX в. // Труды Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. — 1961. — T. 2- Он же. Просвещение и школа Казахстана во второй половине XIX в. — Алма-Ата, 1962.

2 Бейсимбиев К. Б. Ибрай Алтынсарин- Чокан Валиханов // Из истории общественной мысли Казахстана второй половины XIX в. — Алма-Ата, 1957- Сегизбаев О. А. Мировоззрение Чокана Валиханова. — Алма-Ата, 1959- Тажибаев Т. Т. Педагогическая мысль в Казахстане во второй половине XIX в. / Под ред. С. Б. Баишева. — Алма-Ата, 1965- Джумагулов K.T. Ибрай Алтынсарин. — Ташкент, 1975. фактов и явлений. Многие аспекты темы: роль церкви, казачьих войск в деле просвещения населения, институт попечительства, благотворительность — остались вне поля зрения исследователей.

На третьем этапе интерес к проблемам народного образования не ослабевал. Для современной историографии свойственен отказ от классовых оценок, свобода взглядов и суждений, широкий доступ к архивным материалам. Всё это позволило сделать анализ системы образования более объективным, понять глубинные процессы внутри этой системы.

В основном исследования представлены статьями. Отсутствие обширных монографий объясняется периодом переосмысления накопленного ранее материала. Сегодня учёные изучают вопросы, слабо освещенные в 20 — 80-е гг. XX в. Наиболее актуальными из них являются: 1) функционирование казачьих школ- 2) роль земств в народном образовании- 3) место церковных школ в образовательной системе- 4) обучение нерусских народов- 5) пути решения вопросов обеспечения школ педагогическими кадрами, наглядными пособиями, учебниками и т. д.

Для понимания социально-экономических и политических процессов, происходящих в казачьих войсках России на рубеже XIX — XX вв., большое значение имеют работы профессора Л.И. Футорянского1. Автор, используя обширный исторический материал, даёт характеристику численному, социальному, национальному, религиозному составу казачьих войск, в том числе Оренбургского и Уральского, раскрывает экономические отношения внутри войск, взаимоотношения с органами государственной власти.

Историей школ Оренбургского казачьего войска занимаются челябинские историки А. А. Абрамовский, А. П. Абрамовский, B.C. Кобзов, В. А. Кузнецов, а также оренбургский ученый Ю. С. Зобов. Ими подробно рассматрива

1 Футорянский Л. И. Численность, национальный и религиозный состав казачества России 1897 — 1917 гг. // Проблемы истории казачества. Институт экономики РАН. — Волгоград, 1995- Он же. Казачество России на рубеже веков. — Оренбург, 1997- Он же. Проблемы казачества: расказачивание // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2002. — № 2.

2 Абрамовский А. П. Станичные школы Оренбургского казачьего войска в XIX в. // Казачество Оренбургского края XVI — XX вв. — Оренбург, 1992- Зобов Ю. С. Народное образование в Оренбургском казачьем войске // Казачество Оренбургского края XVI — XX вв. — Оренбург, 1992- Абрамовский А. П., Кобзов B.C. Во славу ется история их становления, развития и управления, вопросы подбора учителей. Они отмечают высокий уровень грамотности у оренбургских казаков, который был значительно выше, чем в других казачьих войсках России, уделяют в работах внимание патриотическому воспитанию, военной и спортивной подготовке детей из казачьих семей. При этом недостаточно показана взаимосвязь данного типа школ с другими, действовавшими в крае, что не позволяет сравнить качество обучения в разных школах региона.

Историю школ Уральского войска исследует А.И. Изюмов1. В своих статьях он описывает трудности (старообрядческие традиции), с которыми столкнулось войсковое начальство при их открытии. Однако им недооценены заслуги наказного атамана Н. А. Верёвкина, который добился больших успехов в разрешении этих проблем, чем его предшественник А. Д. Столыпин.

Более позднее введение в Оренбургской губернии земских учреждений повлияло на то, что работ, освещающих их деятельность на ниве просвещения, мало. В этой связи интересна статья Д. В. Гаврилова, в которой он анализирует уровень грамотности в Вятской, Оренбургской, Пермской и Уфимской губерниях2. Большую заслугу в развитии школьного дела учёный приписывает земствам, которые активнее действовали в Вятской и Пермской губерниях. Автор приходит к выводу, что, несмотря на отсутствие земств в Оренбургской губернии, она значительно опережала Уфимскую по числу школ.

Отчасти затронуты проблемы земской школы в монографиях М. Н. Фархшатова и B.C. Болодурина3. Так, М. Н. Фархшатов показал все типы государства Российского: начальное образование и военная подготовка в Оренбургском казачьем войске. -Челябинск, 1994- Абрамовский А. А., Абрамовский А. П. Управление станичными и поселковыми школами Оренбургского казачьего войска в XIX в. // Оренбургское казачье войско. Воинская служба и общественная жизнь. — Челябинск, 1997- Абрамовский А. А Станичные и поселковые школы Оренбургского казачьего войска в XIX веке.: Автореф. дис. канд. ист. наук. — Челябинск, 1998- Абрамовский А. П., Кобзов B.C. Оренбургское казачье войско в трех веках. — Челябинск, 1999- Кузнецов B.A. Военно-патриотическое воспитание в Оренбургском казачьем войске: Автореф. дис.. канд. ист. наук. — Челябинск, 2000.

1 Изюмов А. И. Атаман, реформатор и просветитель. [О деятельности атамана Уральского казачьего войска А. Д. Столыпина 1822 — 1899] // Военно-исторический журнал. — 1996. — № 5- Он же. Школьное дело в Уральском казачьем войске // Педагогика. — 1998. — № 8- Он же. Начальное образование в Уральском казачьем войске (XIX в.) // Начальная школа. — 2000. — № 3.

2 Гаврилов Д. В. Грамотность и образовательный уровень населения Урала в конце XIX в. (1885- 1900) // Уральский исторический вестник. — 1995. — № 2.

3 Фархшатов М. Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период 60 — 90-е годы XIX в. — М., 1994- Болодурин B.C. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье (1735 — 1940). — Оренбург, 2001. начальных, средних и профессиональных учебных заведений, особо уделив внимание истории национальной школы, как министерской, так и конфессиональной. Но ему не удалось выявить положительные моменты в деятельности церковноприходских школ. Отсутствует сравнительный анализ состояния грамотности населения и затрат на образование по Оренбургской и Уфимской губерниям. B.C. Болодурин в сжатой форме повествует о трансформации всех ступеней образования Оренбуржья на протяжении двух веков, что является достоинством исследования. Говоря о средних и высших учебных заведениях, автор кратко упоминает начальные школы рубежа XIX — XX вв. Обширные хронологические рамки монографии, не позволили ему подробно остановиться на анализе земской школы, а церковные школы им вовсе не затронуты. В масштабах страны темой роли земств в развитии образования занимаются Е. Князев и В.Ф. Абрамов1.

Еще не получили должного освещения и оценки в научной литературе церковноприходские школы. Работ о них не много. Среди авторов следует назвать Ю. С. Зобова, Н. Н. Баженова, Е. А. Ваганова, С. А. Звягинцева, М.Е. Стек-лова и В. А. Федорова, Е.В. Крутицкую2. Они, не отвергая тезиса о реакционности подобных школ, показывают их общедоступность, всесословность, дешевизну содержания. На этой основе делается вывод об их значительном влиянии на процесс повышения уровня грамотности населения.

Отдельно необходимо сказать о книге канадского ученого, профессора Университета Западного Онтарио Д. В. Поспеловского, изучавшего историю Русской православной церкви3. В I и II главах он затрагивает вопросы созда

1 Князев Е. Земство и просвещение // Посев. — 1997. — № 8- Абрамов В. Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. — 1998. — № 8.

2 Зобов Ю. С. Образование в Оренбургской епархии во второй половине XIX века // Образование в Оренбуржье: история и современность. Материалы науч. -практ. конф. — Оренбург, 1997- Баженова H.H., Ваганова Е. А. Церковноприходские школы и школы грамоты в системе начального образования пореформенной России (1880-е — начало 1900-х гг.) // Вторые уральские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 1998- Звягинцев С. А. Церковноприходские школы в истории Башкортостана // Вторые уральские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 1998- Стеклов М. Е. Школьный апостол. (С.А. Рачинский 1833 — 1902) // Педагогика. — 1998. — № 2- Федоров В. А. Крестьянские школы грамоты в России в XIX в. // Педагогика. -2000. — № 10- Крутицкая Е. В. Церковноприходские школы России в конце XIX- начале XX вв.: Автореф. дис. канд. ист. наук. — M., 2004.

3 Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в XX веке. — М., 1995. ния и финансирования церковных школ, дает жестко-негативную характеристику деятельности обер-прокуроров Святейшего Синода Д. А. Толстого и особенно К. П. Победоносцева. Для последнего такие школы, как считает автор, нужны были исключительно & laquo-для укрепления Церкви и религиозного чувства& raquo-. Отрицательную оценку в его книге получило русское духовенство, которое весь синодальный период в истории церкви занимало угодническую, соглашательскую с правительством позицию, что в итоге привело к отчуждению народа от церкви и религии, а это породило безверие, а безверие — революцию.

Продолжается на региональном уровне разработка темы истории нерусского образования. Помимо указанной монографии М. Н. Фархшатова, рассматривающей развитие русско-башкирских школ, медресе и мектебов, разные аспекты этой проблематики затронуты в исследованиях Г. С. Султангалиевой, Т. М. Аминова, Р.Ф. Курмакаева1. В последние годы возрос интерес к межнациональным отношениям. В связи с этим в Оренбурге прошёл ряд научно-практических конференций, посвящённых истории народов, населяющих Южный Урал. Данная проблема нашла своё отражение в работах оренбургского профессора А. В. Фёдоровой. Вопросы этнокультурных особенностей народов, истории отдельных школ, их обеспеченности учебной литературой и библиотеками, добровольного финансирования со стороны земледельцев и купечества рассмотрены И. М. Габдулгафаровой, Т. А. Камсковой, Е. Я. Нейфельд, Е. В. Банниковой, И. И. Каганом и другими3. Указанные публикации расширяют источниковую базу, вводят новые документы.

1 Султангалиева Г. С. Общее и особенное в развитии просветительства тюркоязычных народов Волго-Уральского региона и Казахстана (вторая половина XIX в.) // Этнопанорама. — 2001. — № 4- Аминов T.M. Мусульманское педагогическое образование в дореволюционной Башкирии // Педагогика. — 2002. — № 1- Курма-каев Р. Ф. Взгляды Р. Фахретдинова на реформу мусульманских национальных школ в конце XIX — начале XX вв. // Выдающиеся представители научной, общественной и духовной жизни Урала. — Челябинск, 2002.

2 Фёдорова А. В. Мордва на Южном Урале // Мордовский народ: история, современность, перспективы. — Саранск, 1994- Она же. Финно-угры на Южном Урале // История финно-угров. — Оулу (Финляндия), 1996. (Текст на англ. яз.) — Она же. Уральские чуваши // Россия в истории мировой цивилизации. — 4. 3. — Челябинск, 1997- Она же. Просветительская работа среди казахов на Южном Урале // Этническая история тюркских народов в Сибири и сопредельных территорий. — Омск, 1998- Она же. Мордва в Оренбургском крае // Оренбургская мордва: этническая история и духовная культура. — Оренбург, 1998 и др.

3 Габдулгафарова И. М. Некоторые этнокультурные особенности татарского народа // Татары в Оренбургском крае. — Оренбург, 1996- Камскова Т. А. Из истории просвещения казахов Оренбургской губернии в XIX в. // Казахи Южного Урала: история и современность. — Оренбург, 1996- Нейфельд Е. Я. Религиозно-культурные традиции ислама в структуре российской цивилизации // Татары в Оренбургском крае. — Оренбург, 1996- Бан

Вопросы педагогического уровня учителей затронуты во многих исследованиях, но существуют отдельные разработки этого направления. В частности, этим занимаются А. А. Абрамовский, А. П. Абрамовский, Л.И. Футорян-ский, Т. М. Аминов, Ю. П. Злобин, Л.И. Титова1. Они указывают на постоянный дефицит правоспособных педагогических кадров во второй половине XIX в., что вызвало необходимость их специальной подготовки в крае и улучшения материального положения уже работающих учителей. Слабо освещен вопрос о положении особой группы учительства — законоучителей (священников и членов клира, преподающих закон Божий).

Проделанный историографический обзор свидетельствует о том, что разные аспекты становления и функционирования системы начального народного образования на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане, являлись предметом специального анализа. Но до сих пор не появились работы, которые рассматривали бы начальную школу во всем ее многообразии, взаимодействии, системности, выявили бы регионально-исторические этноконфессио-нальные особенности функционирования, что позволило бы глубже понять роль каждого типа школы в распространении грамотности в крае. Подобное исследование стало бы существенным дополнением в понимании исторических процессов, происходивших на рубеже XIX — XX вв. в регионе.

Целью исследования является комплексное изучение формирования и развития системы народного образования на Южном Урале и в СевероЗападном Казахстане (1851 — 1917 гг.). Под системой начального образования никова Е. В. Участие русского купечества в культурном развитии Южного Урала в первой половине XIX в. // Историко-культурное наследие славян на Южном Урале: Сборник статей и тезисов / Под ред. А. В. Фёдоровой. — Оренбург, 1998- Каган И. И. Евреи Оренбуржья в XIX — начале XX века // Евреи в Оренбургском крае. -Оренбург, 1998 и др.

1 Абрамовский А. А., Абрамовский А. П. Учителя станичных и поселковых школ Оренбургского казачьего войска в XIX веке. Численность и профессиональная подготовка // Оренбургскому краю 250 лет. — Оренбург, 1994- Футорянский Л. И. Из истории подготовки учительских кадров в Оренбуржье // Образование в Оренбуржье: история и современность. — Оренбург, 1997- Аминов Т. М. Становление и развитие системы педагогического образования В Башкирии до 1917 года. — Уфа, 1999- Злобин Ю. П. Учительские института и семинарии в Оренбургской губернии во второй половине XIX — начале XX века // Вестн. Оренбург, гос. пед. ун-та. — Оренбург, 1999. — № 1(11) — Он же. Подготовка учителей в Оренбуржье во второй половине XIX — начале XX века // Оренбургский государственный педагогический университет. — Оренбург, 1999- Титова Л. И. Государственная политика в сфере подготовки учительских кадров в России в 1861 — 1917 годы (на примере Московского учебного округа): Автореф. дис. канд. ист. наук. — М., 2004. подразумевается единство, состоящее из взаимозависимых частей (школьная сеть, принципы управления, материально-техническое оснащение школ, обеспеченность педагогическими кадрами, образовательные программы, методики

4 преподавания и др.), каждая из которых привносит конкретное содержание в целостную характеристику начального образовательного процесса в исследуемом регионе. Для достижения поставленной цели, в соответствии с объектом и предметом диссертации, были поставлены следующие задачи:

— изучить состояние начального народного образования в регионе в дореформенный период-

— исследовать условия становления русской и национальной начальной школы в изучаемом регионе в пореформенный период, выяснить роль этноконфессиональных факторов в этом процессе-

— дать оценку роли центральных и местных властных структур в процессе формирования и развития народного образования-

— осветить деятельность Оренбургского и Уральского казачьих войск, Министерства народного просвещения, Уфимского земства, Оренбургской епархии и других ведомств в вопросах народного образования-

— проследить изменения в образовательной структуре в начале XX в. и влияние её результатов деятельности на уровень грамотности населения-

— охарактеризовать материально-техническую базу и кадровую оснащённость начальной школы-

— выяснить содержание образовательных программ в разных типах школ, действовавших в изучаемом регионе.

Методологической основой исследования является диалектический подход к изучению истории образования как части культуры, основанный на принципах историзма при соблюдении требования объективности, достоверности и системности научного исследования. Принцип историзма позволил рассматривать становление и функционирование системы начального образо

• вания и отдельных типов учебных заведений в ретроспективе и конкретно-исторических условиях. Исторические явления изучались с точки зрения принципа единства исторического и логического. Применение принципа объективности и достоверности послужило основой достижения адекватного зна ния об организации народного образования как системы. В свою очередь сис-4 темный подход позволил анализировать народное образование в исследуемом регионе как целостную систему, имеющую комплекс собственных черт и являющуюся составной частью общероссийской системы народного образования. Анализ сформированного комплекса источников и материалов осуществлён при помощи историко-сравнительного, сравнительно-сопоставительного и проблемно-хронологического методов, благодаря которым выявлены особенности формирования системы народного образования в губерниях и областях изучаемого региона. Применение статистического, описательного и документально-иллюстративного методов способствовало пониманию видимых черт и свойств, т. е. внешней стороны исследуемого объекта. Внутренняя сторона на ¦" основе вышеупомянутых методов раскрывалась в результате применения метода качественного анализа. Совокупность всех методов помогла рассмотреть проблему комплексно, проследить развитие компонентов объекта и предмета исследования.

Источники исследования. Источниковедческая база диссертации представляет собой совокупность следующих групп исторических источников: 1) неопубликованные архивные материалы- 2) опубликованные источники, представленные а) нормативно-правовыми актами- б) документами официальной отчётности- в) статистическими, справочно-энциклопедическими данными- г) периодической печатью- д) мемуарной литературой.

Основным источником для автора послужили неопубликованные материалы трёх архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) и Государственного архива Оренбургской области (ГАОО). Изучены документы 139 дел из 16 фондов (6 фондов центральных архивов). В Государственном архиве ¦ Российской Федерации хранятся дела о деятельности Министерства просвещения и Временного правительства в период февраля — октября 1917 г.

Ф. 1803, 2315). В работе использованы законопроекты о введении всеобщего обязательного бесплатного обучения, разработанные после Февральской революции. Ввиду активного участия казачьих войск в школьном строительстве большую ценность имеют фонды Российского государственного военно-исторического архива, которые практически не задействуются историками, рассматривающими вопросы народного образования. В обширнейшем фонде Канцелярии военного министра (Ф. 1) находятся документы с запросами наказных атаманов о расширении школьной сети, совершенствовании системы управления казачьими училищами, введении обучения основам грамоты строевых казаков. Фонд Главного управления казачьих войск (Ф. ЗЗО) содержит годовые отчёты о состоянии Оренбургского и Уральского казачьих войск, включающие статистические и фактические сведения о развитии образования в войсках. Из дел фонда наибольший интерес вызывает отчёт начальника Управления иррегулярных войск генерал-лейтенанта Щербова-Нефедовича об итогах инспекционной поездки по Оренбургскому войску в 1902 г., в котором он высоко оценивал его успехи в школьном обучении (Оп. 61. Д. 1861). Основой исследования стали фонды Государственного архива Оренбургской области, в котором наибольшую значимость имеет фонд Канцелярии Оренбургского генерал-губернатора (Ф. 6) и Канцелярии Оренбургского губернатора (Ф. 10). Они обладают богатейшим материалом по всем типам начальных школ, в том числе нерусским на территории, подчинённой оренбургскому генерал-губернатору. В отчётах атаманов, командующих Башкирским войском, губернаторов, начальников Оренбургской пограничной комиссии представлены статистические сведения, поднимаются вопросы оснащённости учебного процесса, высказываются мнения по совершенствованию отдельных звеньев образовательной системы и подготовки педагогических кадров. Автор привлёк документ, содержащий мнения руководителей края по поводу введения & laquo-Инструкции инспекторам башкирских, киргизских и татарских школ& raquo- 1877 г1. Из него следует, что именно точка зрения оренбургского генерал-губернатора стала

1 ГАОО. Ф.6. Оп.6. Д. 14 586. определяющей при отказе от её использования. Существенная информация по учебным заведениям Министерства народного просвещения располагается в фонде Дирекции народных училищ Оренбургской губернии (Ф. 73), по казачьим школам Оренбургского войска — в фонде его Войскового хозяйственного правления (Ф. 37) и т. д. На основе фондов Оренбургского архива составлены карты школьной сети 1865 г., помещённые в приложении 1 и 2. Однако следует отметить, что многие архивные дела предоставляют противоречивые сведения, по некоторым типам школ, в частности мектебам, носят приблизительный характер. Затрудняло работу отсутствие единых правил подготовки отчётов, использование разных наименований одних и тех же учебных заведений.

Во многом недостатки архивных данных компенсировались опубликованными источниками. Рассмотрение процесса становления системы начального образования невозможно без нормативно-правовой базы, представленной сборниками законов, инструкций и постановлений1. Особый интерес вызывает труд Г. А. Фальборка и В. И. Чарнолуского & laquo-Настольная книга по народному образованию& raquo-, которая стала по сути дела энциклопедией для простых учителей и инспекторов учебных округов. В ней помимо уставов и положений обо всех типах школ помещены дополнения и изменения к принятым законам. Авторы, кропотливо собрав материал и систематизировав его, представили программы предметов всех типов школ, уставы попечительств, по многим школам показали их финансовые средства. Поэтому их работы являются ценнейшим источником для современных историков.

Важным дополнением неопубликованных архивных материалов являлись более доступные опубликованные документы официальной отчётности, к Сборник постановлений и распоряжений по Министерству народного просвещения: В 17 т. — СПб., 1865- Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. — СПб., 1869- Журнал Уфимского губернского земского собрания. 1 очередная сессия. 17 января 1876 г. — Уфа, 1876- Уставы о воинской повинности. Сборник законов / Сост. С. М. Горяинов. — СПб., 1895- Фальборк Г. А., Чарнолуский В. И. Настольная книга по народному образованию. Законы, распоряжения, правила, инструкции, уставы, справочные сведения и прочее по школьному и внешкольному образованию народа: В 3 т. — СПб., 1900 — 1904- Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения. — СПб., 1901- Сборник законоположений и распоряжений по МНП. Октябрь 1909 г. -октябрь 1911 г. /Сост. С. В. Кузнецов. — Уфа, 1911- Сборник журналов и постановлений Оренбургского Губернского Земского Собрания. 1-й чрезвычайной и 1-й очередной сессий 1913 г. С приложением докладов Губернской Земской Управы и заключений комиссий. — Оренбург, 1914. которым относятся отчёты обер-прокурора Святейшего Синода, губернаторов, атаманов казачьих войск и епархиальных наблюдателей1. В них можно обнаружить сведения о вкладе властей в развитие системы начального образования, уровне грамотности населения, бюджете школ, состоянии учебно-воспитательной работы, профессиональной подготовке учителей. Однако отчёты нередко противоречат друг другу, что отчасти объясняется несовпадением границ подотчётных территорий.

Статистическая информация представлена в основном официальной правительственной статистикой, составленной по линии Министерства народного просвещения2, а также Святейшего Синода и других ведомств3. В документах содержится не только общероссийский, но и региональный материал. Наиболее значима & laquo-Однодневная перепись начальных школ в Империи, произведённая 18 января 1911 г. »-. В ней имеются данные по количеству школ, социальному и национальному составу учеников, профессиональной подготовке учителей. Кроме того, обширные статистические показатели были взяты из отчётов епархиальных наблюдателей церковных школ, земств, обзоров Оренбургской губернии и Тургайской области за разные годы4. Эти источники яв Обзор Оренбургской губернии за 1883 г. Приложение ко всеподданнейшему отчету Оренбургского губернатора. — Б.м., б.г.- Всеподданнейший отчёт Обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1884 г. — СПб., 1886- Извлечение из отчёта Оренбургского епархиального совета о состоянии церковно-школьного дела за 1892 — 1893 учебный год. — Оренбург, 1895- Обзор Тургайской области за 1900 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного Губернатора. — Оренбург, 1902- Отчёт о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1909 г. Часть гражданская. — Оренбург, 1910- Отчёт Оренбургского епархиального наблюдателя об учебно-воспитательном состоянии церковных школ Оренбургской епархии за 1912 — 1913 учебный год // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1914. — № 16 — 33.

2 Статистические таблицы Российской империи за 1856 г. — СПб., 1858- Начальное народное образование в России. Статистические таблицы по губерниям и районам Империи: В 4 т. / Под ред. Г. Фальборка, В. Чарно-луского. — СПб., 1900- Статистические сведения по начальному образованию за 1904 г. Приложение к представлению Министерства народного просвещения о введении всеобщего обучения в Российской Империи. — СПб., 1906- Однодневная перепись начальных школ в Империи, произведённая 18 января 1911 г. Выпуск VII (9). Оренбургский учебный округ: губернии Оренбургская, Пермская и Уфимская, области Тургайская и Уральская / Под ред. В. И. Покровского. — СПб., 1914.

3 Церковные школы Российской империи к 1915 г. Статистические сведения, разработанные в статистическом отделе при Синодальном училищном совете. — Петроград, 1916- Краткий обзор постановки начального образования на линиях железных дорог за 1914 г. — Петроград, 1916.

4 Обзор Оренбургской губернии за 1878 г. Приложение ко всеподданнейшему отчету Оренбургского губернатора. — Б.м., б.г.- Обзор Тургайской области за 1892 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного Губернатора. — Оренбург, 1893- Отчёт о состоянии церковных школ Оренбургской епархии в 1906 — 1907 учебном году. — Оренбург, 1907- Школьная статистика в Уфимской губернии за 1910 — 1911 учебный год / Сост. Б. П. Вологдин и С. Ф. Горденин. — Уфа, 1912- Начальные народные училища Уфимской губернии 1914 -1915 учебный год. Статистический очерк / Сост. М. И. Обухов. -Уфа, 1916. ляются более достоверными и дают характеристику различных проблем народного образования.

В качестве справочно-энциклопедической литературы использовался & laquo-Энциклопедический словарь& raquo- Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, в котором находятся обширные социально-экономические сведения по региону, а также данные по разным типам учебных заведений.

Недостатки и пробелы неопубликованных архивных и опубликованных источников в процессе работы удалось восполнить материалами периодической печати. Журналы & laquo-Оренбургские епархиальные ведомости& raquo-, & laquo-Уральские войсковые ведомости& raquo-, & laquo-Педагогика»-, & laquo-Начальная школа& raquo-, & laquo-Высшее образование в России& raquo-, & laquo-Гостиный двор& raquo-, & laquo-Уральский исторический вестник& raquo- и & laquo-Вестник Оренбургского государственного педагогического университета& raquo- в ряде статей отражали проблемы начальной школы рассматриваемого периода.

Определённую роль в изучении темы играют воспоминания. С этой целью автором были привлечены мемуары С. Ю. Витте, и А.Ф. Керенского1, в которых освещалась государственная политика в деле народного просвещения, затрагивалась деятельность Государственной думы. Воспоминания Н. И. Иль-минского2 об И. Алтынсарине, характеризовали ситуацию в Оренбургском учебном округе. Помимо этого в книге Н. И. Ильминского содержится его переписка с И. Алтынсариным и другими чиновниками учебного ведомства.

Таким образом, разнообразие и обширность источников помогла решить поставленные задачи.

Научная новизна исследования состоит в целостном и системном анализе процесса формирования начального народного образования на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане. На основе обобщения большого фактического материала выявлены особенности и факторы, способствовавшие эволюционному развитию школ в разных частях Оренбургского края. Показа

1 Витте С. Ю. Избранные воспоминания, 1849 — 1911 гг. — M., 1991- Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары: Пер. с англ. — М., 1993.

2 Ильминский Н. И. Воспоминания об И. А. Алтынсарине. — Казань, 1891. но влияние местных властей на становление русского и & laquo-инородческого»- образования, роль Оренбургского и Уральского казачьих войск, Русской православной церкви, ислама, земств. Сделан шаг к изучению проблем функционирования и взаимодействия государственной власти с частной инициативой. Данная работа представляет исследование, показывающее Оренбургский край как неотъемлемую часть Российской империи, следовательно, все процессы, происходившие в стране, находили здесь своё отражение, но имели отличия: религиозные, национальные, языковые.

Научно-практическая значимость работы определяется возможностью использования её результатов и введённых в научный оборот источников при написании трудов по истории Южного Урала и Северо-Западного Казахстана. Конкретно-исторический материал, выводы и положения диссертации могут быть использованы в краеведении, при чтении спецкурсов по истории Оренбургского края и истории народного образования, в деятельности Музея народного образования Оренбургской области, влияло

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Министерство народного просвещения во второй половине XIX в. не осуществляло полного контроля над начальной школой, что, с одной стороны, освобождало школы от излишней опеки со стороны государства, с другой — создавало трудности в распространении передовых педагогических идей, подготовке педагогических кадров.

2. Существенным фактором в развитии начального образования в исследуемом регионе стала общественная инициатива, проявившаяся в деятельности Оренбургского и Уральского казачьих войск, Башкирского войска, Уфимского земства, мусульманского духовенства, частных лиц.

3. Местная администрация в лице оренбургских генерал-губернаторов, атаманов казачьих войск, руководителей губерний и областей оказывала заметное влияние на формирование и развитие начального обучения.

4. Участие православного духовенства в распространении грамотности через церковноприходские школы, несмотря на ограниченность школьных программ, позволило существенно расширить образовательное пространство в изучаемом регионе.

5. Постепенная концентрация управления школьным делом в трёх ведомствах (Военном ведомстве, Министерстве народного просвещения, Святейшем Синоде), унификация содержания образовательных программ, изменение структуры церковной школы явились результатом объективного развития народного образования в России и в регионе.

6. Становление и развитие русско-национального обучения, использование русского и родного языка влияло на формирование национальной интеллигенции, расширяло доступ нерусских народов к достижениям русской и европейской передовой мысли и, как следствие, воздействовало на джадиди-стское движение.

7. Идея всеобщего обязательного начального образования, законодательно не введённая в России из-за противодействия со стороны государственно-бюрократического аппарата, тем не менее способствовала расширению сети всех типов школ в начале XX в. на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане.

8. Из всех губерний и областей, входивших в исследуемую территорию, наибольших успехов в развитии начального образования достигла Оренбургская губерния.

Апробация исследования. Основные результаты диссертации изложены автором в 13 научных публикациях, докладывались и обсуждались на 9 всероссийских, межрегиональных, региональных и областных научно-практических конференциях (г. Челябинск, г. Оренбург).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения и двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений. В работу включены 22 таблицы, 8 диаграмм.

Заключение

Во второй половине XIX в. на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане формировалась система начального народного образования. Становление и последующее совершенствование шло в сложных условиях, обусловленных как общероссийскими, так и региональными, историческими и социально-экономическими особенностями. Многонациональность региона, его конфессиональное разнообразие, окраинное положение, слабая заселённость территорий обуславливали активное участие в происходящем местных руководителей, которые, зная специфику края, искали наиболее приемлемые пути развития начального образования.

Следует отметить, что Министерство народного просвещения в середине XIX в. существенной роли в этом процессе не играло. Доля уездных, приходских, женских училищ в общем количестве начальных учебных заведений была незначительна. К этому времени в Оренбургском крае уже действовали станичные училища Оренбургского казачьего войска, школы удельного, горного ведомств и Министерства государственных имуществ, которые финансировались на собственные средства. Их деятельность Казанским учебным округом не контролировалась.

В сложившихся условиях, когда Министерство просвещения основное внимание уделяло средним и высшим учебным заведениям, развитие начальной школы происходило благодаря общественной инициативе. Она проявилась в деятельности Оренбургского казачьего войска, в частных формах обучения в Уральском казачьем войске, в организации школьного дела Уфимским земством, в преобладании расходов земских, городских, станичных и волостных средств над государственным финансированием. Готовность населения оказывать помощь в содержании начальных учебных заведений свидетельствовало об осознании им важности народного просвещения.

Значительный вклад в формирование образовательного пространства в исследуемом регионе внесли генерал-губернаторы А. А. Катенин, А. П. Безак,

Н.А. Крыжановский, оренбургский гражданский губернатор Е. И. Барановский, атаманы Оренбургского войска И. В. Подуров, К. Н. Боборыкин, военный губернатор Тургайской области А. П. Константинович, атаманы Уральского войска А. Д. Столыпин, Н. А. Верёвкин, председатель Оренбургской пограничной комиссии В. В. Григорьев, Оренбургские архиереи Вениамин и Макарий, попечители Оренбургского учебного округа П. А. Лавровский, И. Я. Ростовцев, инспектор башкирских, казахских и татарских школ В. В. Катаринский, инспектор школ Тургайской области И. Алтынсарин, председатель Оренбургского епархиального училищного совета Ф. Дмитровский, преподаватель Казанской учительской семинарии Н. И. Ильминский.

Длительное время происходил поиск оптимальной модели организации народного образования. Разработка подходов к совершенствованию оренбургских казачьих школ на рубеже 50 — 60-х гг. XIX в. показала, что войсковое начальство разбиралось в тонкостях школьного строительства. Предложенные сотником Черновым & laquo-Правила школ в Оренбургском казачьем войске& raquo-, свидетельствовали о том, что он хорошо знал законодательную базу и историю войсковых школ. Командование смогло добиться перевода финансирования школ из войсковой казны на станичные капиталы, что считалось прогрессивным явлением, так как позволяло местным органам власти (станичным правлениям) в большей степени влиять на развитие училищ.

Окончательное формирование школьной сети в Оренбургском казачьем войске произошло в начале 70-х гг., когда войско возглавлял К. Н. Боборыкин. Им было введено с 1871 г. обязательное обучение мальчиков 8 — 9 лет, изысканы дополнительные финансовые средства, организованы ежегодные педагогические курсы с участием В. И. Водовозова, намечено строительство школьных помещений, в штате военных отделов появилась должность наблюдателя. Все это обеспечило увеличение в 3,1 раза числа школ, в 4,1 раза количества учащихся. В 5,1 раза возросли ассигнования на школы. Шаги, предпринятые К. Н. Боборыкиным, позволили в последующие десятилетия определять состояние развития начального образования во всей Оренбургской губернии.

Уровень грамотности войскового сословия к началу XX в. достиг 60%, что обеспечивало ей соответствие российским показателям — 27% (без учета детей до 9 лет) и лидерство в изучаемом регионе. Среди казачьих войск России Оренбургскому войску в 1883 г. принадлежало наибольшее число школ — 33%.

Поиск оптимальной модели начального обучения в Уральском казачьем войске осложнялся конфессиональными особенностями. Старообрядцы, выступая против светского образования, получали знания частным способом у & laquo-мастеров и мастериц& raquo-. Как следствие, до 1858 г. в войске не существовало ни одной школы. Атаман А. Д. Столыпин не учёл особенности региона и открыл почти 100 школ, которые после его перевода на новое место службы опустели и закрылись. Поэтому заслуга в их окончательном становлении, на наш взгляд, принадлежит не А. Д. Столыпину, а атаману Н. А. Верёвкину, который осознал ошибки предшественника. Зная быт уральских казаков, он смог изменить отношение к школе и впоследствии заложить прочный фундамент народного образования в войске. Характерная черта уральских казачьих школ заключалась в том, что их финансирование осуществлялось не из станичных капиталов, а из войсковых и с начала XX в. — из государственной казны.

Либеральные реформы 60-х гг. выдвигали новые требования к школьной подготовке, что обусловило активизацию образовательной политики Министерства народного просвещения. Оно расширяло контроль над начальным образованием, переводя в своё подчинение школы Министерства государственных имуществ, удельного и горного ведомств, русско-национальные школы. С введением в 1869 — 1875 гг. образцовых сельских министерских двуклассных и одноклассных школ Министерство просвещения стало важным участником образовательного процесса в крае. Отличительной особенностью региона являлось то, что данный тип училищ получил на Южном Урале большее распространение, чем в Центральной России. В значительной степени усилению роли Министерства народного просвещения способствовало учреждение в 1875 г. Оренбургского учебного округа, руководство которого вплотную приступило к созданию русско-национальных школ.

На этом фоне земская деятельность по развитию народного образования выглядела скромнее. В Уфимской губернии земства осуществляли свою деятельность с 1875 г., когда правительство уже приступило к ограничению их функции. Как следствие, они не смогли добиться значительных результатов в формировании системы начального обучения, и в начале XX в. Уфимская губерния уступала Оренбургской по многим показателям: уровню грамотности населения, количеству детей 7−14 лет, не посещающих школы, обеспеченности собственными школьными помещениями, отказам в приёме в школы. Ещё в меньшей степени проявили себя земские учреждения Оренбургской губернии, так как их введение состоялось только в 1913 г.

Но в условиях кризиса самодержавия 80-х гг. XIX в., когда стало ясно, что правительство не может изменить радикальные настроения в обществе, закономерным являлось обращение государства к традиционному механизму воздействия на умонастроения народа — воспитанию в духе идеалов православной церкви. В итоге была выстроена централизованная структура церковноприходской школы, которая оказала существенное влияние, в силу доступности и всесословности, на народное просвещение. Усиленное финансирование школ со стороны государства обращало их в казённые учебные заведения Во всех губерниях и областях исследуемого региона, кроме Уральской области, церковное ведомство заняло второе место по числу школ. Стремясь оказывать влияние на духовное развитие народа, Русская православная церковь превратилась в полноправного участника образовательного процесса. В России произошла концентрация управления начальным образованием в двух ведомствах: в Министерстве народного просвещения и Святейшем Синоде. В изучаемом регионе к ним добавлялось Управление иррегулярных войск Военного министерства, которому подчинялись казачьи школы.

Особое значение в развитии начального обучения играло национальное образование. Его становление проходило в двух направлениях, через конфессиональные школы — мектебы и русско-национальные училища. В силу того, что мектебы не давали полного начального образования, а многие выпускники так и не овладевали грамотой, руководство края пыталось противопоставить им русско-башкирские, русско-татарские, русско-казахские учебные заведения, подчинённые Министерству народного просвещения. Но и закрытия мусульманских школ генерал-губернаторы не допускали. Как следствие, по результатам Всероссийской переписи населения 1897 г. татары и башкиры опережали в показателях уровня грамотности русских, что обеспечивалось преобладанием во второй половине XIX в. мектебов над общим количеством русских учебных заведений всех типов и ведомств. Столь высокое их число объяснялось влиянием ислама, предписывающего всем мусульманам изучать Коран.

Однако общественное развитие требовало распространения русской грамоты среди народов населяющих Южный Урал и Северо-Западный Казахстан. Его постижение способствовало взаимопониманию и сближению народов, приобщению к достижениям российской и мировой культуры. Понимая это, власти пытались создать систему обучения русской грамоте через приходские и уездные училища, деревенские школы, превратившиеся в русско-национальные школы, которых только в Уфимской губернии 1915 г. насчитывалось в 40,7% от общего числа всех начальных школ. При всём том их численность не соответствовала потребностям, что в большей степени проявилось на примере Уральской и Тургайской областей. Но всё же, в казахской степи удалось создать сеть двуклассных, волостных одноклассных и передвижных аульных школ, в которых занимались русские и казахские дети.

С Оренбургским краем связано формирование & laquo-системы Н.И. Ильмин-ского" по обучению нерусских народов русской грамоте. Взяв за основу родной язык и русский алфавит И. Алтынсарин, сторонник Н. И. Ильминского, сумел добиться положительных результатов в усвоении русской грамоты казахскими детьми. Но нельзя отрицать, что через & laquo-систему Н.И. Ильминского& raquo- правительство проводило русификацию неславянских народов, конечной целью которой предвиделось полное & laquo-обрусение всех инородцев& raquo-. Но важность усвоения русского языка осознавала и национальная интеллигенция, которая выступила инициатором обновления мектебов, применения в них новейших методик преподавания, отказа от религиозно-догматического характера школ.

Таким образом, в конце XIX в. в изучаемом регионе сложилась много-типная начальная школа разной ведомственной принадлежности. Её структура состояла из трёх ступеней: элементарные, одноклассные и двухклассные учебные заведения. Отсутствие единой школы ограничивало возможность получения образования, создавало неравные условия для развития школ, осложняло процесс управления, вызывало путаницу в применении законодательных норм.

Передовая педагогическая общественность, представители земств осознавали важность реформирования сложившейся системы и необходимость сосредоточения управления школьным делом в одних руках. Социально-экономическая и политическая ситуация начала XX в. повлияла на активизацию обсуждения идеи о введении в России всеобщего начального образования. В период деятельности III и IV Государственных дум были разработаны соответствующие законопроекты. Несмотря на их отклонение, они впоследствии послужили основой для разработки законодательных актов Временного правительства.

В начале XX в. в изучаемом регионе произошли изменения в школьной системе. Количество министерских и уральских казачьих школ возросло. Земства стали составлять планы введения обязательного образования, Святейший Синод ликвидировал школы грамоты как несоответствующие времени, появились железнодорожные школы и высшие начальные училища. Последние предоставляли своим выпускникам законченное начальное образование. Процесс управления начальным образованием все более концентрировался в руках Министерства народного просвещения, которое осознавало важность сотрудничества с земствами. В 1916 г. ему подчинились оренбургские казачьи школы. Усилилась государственная финансовая поддержка министерской школы. Дума добилась формирования Школьно-строительного фонда, из средств которого осуществлялось строительство школьных помещений. Кредиты Министерства просвещения превзошли пособия, выделяемые Святейшему Синоду.

Но при всех наметившихся изменениях, Россия по-прежнему отставала по уровню грамотности от европейских стран, отсутствовала связь начальной школы со средней, прослеживалась тенденция насильственной русификации & laquo-инородцев»-, значительная часть детей школьного возраста оставалась без начального образования, более половины отказов в приёме в школу объяснялось теснотой помещений, основная часть учителей имела домашнее или начальное образование, учебных заведений по их подготовке не хватало. Передовые идеи, в том числе и в системе просвещения, встречали противодействие со стороны феодально-бюрократического государства. Основным фактором, сдерживающим развитие начальной школы, явилось в целом скудное финансирование.

В этой связи только к 1917 г. обозначились контуры предполагаемых изменений. После Февральской революции ликвидировались сословные, религиозные препятствия в получении знаний, роль земств расширилась. Составленные законопроекты предполагали введение в течение пяти лет обязательного образования. И хотя в условиях мировой войны это было труднодостижимо, можно с уверенностью сказать, что успехи Советской власти в борьбе с безграмотностью имели под собой основу, заложенную в конце XIX — начале XX вв. и в период февраля — октября 1917 года.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Формирование системы начального народного образования на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане во второй половине XIX века.

1.1. Состояние начального образования в Оренбургском крае в середине XIX века.

1.2. Становление русской начальной образовательной системы.

1.3. Государственная политика в области образования нерусских народов и её реализация на территории региона.

Глава 2. Развитие структуры и содержания начального школьного образования в исследуемом регионе в конце XIX — начале XX веков.

2.1. Структурная реорганизация школьного образования на рубеже XIX — XX веков.

2.2. Материально-техническое оснащение школ и социально-профессиональная характеристика преподавательского состава.

2.3. Содержание начального образования в соответствии с типом учебного заведения.

Список литературы

1. Архивные материалы

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

3. Фонд 517. Всероссийский союз учителей и деятелей по народному образованию. 1903 1909 гг.

4. Фонд 1803. Государственный комитет по народному образованию при Министерстве народного просвещения Временного правительства. 1917 г.

5. Фонд 2315. Министерство просвещения Временного правительства. 1917 г.

6. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА)

7. Фонд 1. Канцелярия Военного министра.

8. Фонд 330. Главное управление казачьих войск.

9. Фонд 868. Комитет по образованию войск.

10. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО)

11. Фонд 6. Канцелярия Оренбургского генерал-губернатора. 1797 — 1881 гг.

12. Фонд 10. Канцелярия Оренбургского губернатора. Административное управление. 1840, 1848−1853, 1857−1917 гт.

13. Фонд 11. Оренбургское губернское правление. 1829 — 1918 гг.

14. Фонд 37. Войсковое хозяйственное правление Оренбургского казачьего войска. 1840- 1918 гг.

15. Фонд 73. Дирекция народных училищ Оренбургской губернии. 1824 — 1918 гг.

16. Фонд 92. Оренбургское 2-е высшее начальное училище. 1917,1918.

17. Фонд 96. Оренбургская учёная архивная комиссия. 1887 1918 гг.

18. Фонд 124. Оренбургская межевая комиссия г. Оренбурга и Оренбургской губернии.

19. Фонд 164. Оренбургский губернский статистический комитет. 1861 -1918 гг.

20. Фонд 174. Канцелярия Епископа Оренбургского и Уральского. 1807, 1808,1857−1908.

21. И. Опубликованные источники

22. Всеподданнейший отчёт Обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по ведомству православного исповедания за 1884 г. -СПб., 1886. -XI, 488 с.

23. Военно-статистический сборник / Под ред. Н. Н. Обручева. СПб., 1871. -Вып. 4. -XXXI, 922 с.

24. Журнал Министерства народного просвещения. — 1870. — № 3 — 4. — Отд.1. С. 53−60.

25. Записка по вопросу о всеобщем начальном обучении, с приложением сведений о начальном образовании в России за 1903 г. СПб.: Тип: П. П. Сойкина, 1906. — 131 с.

26. Извлечение из отчёта Оренбургского епархиального училищного совета о состоянии церковно-школьного дела за 1892 1893 учебный год. — Оренбург, 1895. -41 с.

27. Краткий обзор постановки начального образования на линиях железных дорог за 1914 г. Петроград: Изд-во Учеб. отд. МПС, 1916. — Т. 1. — 111с.

28. Начальное народное образование в России. Статистические таблицы по губерниям и районам Империи: В 4 т. / Под ред. Г. Фальборка, В. Чарно-луского. СПб.: Б.И., 1900. -Т. 2. -XXXVIII, 418 с.

29. Начальные народные училища Уфимской губернии 1914−1915 учебный год. Статистический очерк / Сост. М. И. Обухов. Уфа: Уфимск. губ. земск. управа, 1916. 109 с.

30. Немечек М. Краткое извлечение из отчёта наблюдателя церковных школ осостоянии школ церковно-приходских и грамоты за 1908 — 1909 учебный год // Оренбургские епархиальные ведомости. 1909. — № 48 — 51.

31. Немечек М. Отчёт о состоянии второклассных школ Оренбургской епархии в 1908 1909 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости.- 1909. -№ 43 -44.

32. Немечек М. Отчёт о состоянии церковных школ Оренбургской епархии в1903 — 1904 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1905. -№ 7 11, 14−16.

33. Никольский С. Состояние церковно-школьного дела в Оренбургской епархии в 1909 1910 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости. -1911. — № 2.

34. Обзор Оренбургской губернии за 1878 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Оренбургского губернатора. — Оренбург: Б.И., Б.Г. — 8 приложений.

35. Обзор Оренбургской губернии за 1881 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Оренбургского губернатора. — Оренбург: Б.И., Б.Г. — 8 приложений.

36. Обзор Оренбургской губернии за 1882 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Оренбургского губернатора. Оренбург: Б.И., Б.Г. — 8 приложений.

37. Обзор Оренбургской губернии за 1883 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Оренбургского губернатора. — Оренбург: Б.И., Б.Г. — 8 приложений.

38. Обзор Тургайской области за 1881 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного губернатора. — Оренбург: Типогр. Б. Берслина, 1882. — 16 е., 8 приложений.

39. Обзор Тургайской области за 1892 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного губернатора. Оренбург: Типо-литогр. Б. Бреслина, 1893. -31 с.

40. Обзор Тургайской области за 1900 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного губернатора. Оренбург: Типо-литогр. Тургайскогообл. правл., 1902. 30 е., 14 ведомостей.

41. Обзор Тургайской области за 1915 г. Приложение ко всеподданнейшему отчёту Военного губернатора. Оренбург: Изд-во Тургайского стат. ком., 1916. — 172 е., 8 ведомостей.

42. Определение Святейшего Синода // Оренбургские епархиальные ведомости. -1891. -№ 13.

43. Отчёт епархиального наблюдателя об учебно-воспитательном состоянии церковных школ в епархии в 1911 — 1912 учебном году / Сост. А. Холмогоров // Оренбургские епархиальные ведомости. 1913. — № 2 — 6.

44. Отчёт Оренбургского епархиального наблюдателя об учебно-воспитательном состоянии церковных школ Оренбургской епархии за 1912 1913 учебный год // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1914. -№ 16- 17, 20−21,26−33.

45. Отчёт о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1908 г. Часть гражданская. Оренбург: Тип. Д. Мазина, 1909. — 110, XVII с.

46. Отчёт о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1909 г. Часть гражданская. Оренбург: Тип. Д. Мазина, 1910. — 114, XXI с.

47. Отчёт о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1915 г. Часть гражданская. Оренбург: Тип. А. Н. Гаврилова, 1916. — 121, XIII с.

48. Отчёт о состоянии учебно-воспитательной части в Оренбургском епархиальном женском училище в 1899 1900 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости. — 1901. -№ 1 — 4.

49. Отчёт о состоянии школ церковно-приходских и грамоты в Оренбургскойепархии в 1898 г. // Оренбургские епархиальные ведомости. 1899. -№ 18.

50. Отчёт о состоянии школ церковно-приходских и грамоты в Оренбургскойепархии в 1900 г. // Оренбургские епархиальные ведомости. 1901. -№ 20.

51. Отчёт о состоянии школ церковно-приходских и грамоты в Оренбургской епархии в 1901 г. Оренбург: Б.И., 1902. — 73 с.

52. Отчёт о состоянии церковных школ Оренбургской епархии в 1902 — 1903 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости. 1904. — № 3 — 5,7−8,10.

53. Отчёт о состоянии церковных школ Оренбургской епархии в 1904 — 1905 учебном году // Оренбургские епархиальные ведомости. 1906. — № 10 — 14.

54. Отчёт о состоянии церковных школ Оренбургской епархии в 1906 — 1907 учебном году. Оренбург: Б.И., 1907. — 86 с.

55. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Оренбургская губерния / Под ред. Н. А. Тройницкого. СПб.: Изд-во Центр, стат. ком. МВД, 1904. — Т. XXVIII. — XX, 173 с.

56. Правила о церковно-приходских школах от 13 июня i884 г. // Оренбургские епархиальные ведомости. 1884. — № 15 — 16.

57. Правила о школах грамотности от 4 мая 1891 г. // Оренбургские епархиальные ведомости. 1891. — № 13.

58. Сады праведных из слов Господина Посланников / Сост. Имам Мухйи-д-дин Абу Закарийя бин Шараф ан-Навави: Пер с араб. В. М. Нирша (Аб-дулла). М.: Изд-во & laquo-БАДР»-, 2001. — 879 с.

59. Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. -СПб.: Б.И., 1869. V, 522 с.

60. Сборник законоположений и распоряжений по МНП. Октябрь 1909 г. -октябрь 1911 г. / Сост. С. В. Кузнецов. Уфа: Изд-во Упр. Оренб. учеб. округа, 1911. -671 с.

61. Сборник постановлений и распоряжений по Министерству народного просвещения: В 17 т. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1865. — Т. 3. -1616 стб.

62. Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения. -СПб., 1901. -Т. 6.- 1984 стб.

63. Сборник статистических сведений по Уфимской губернии / Сост. П. А. Голубев. Уфа Б. И., 1900. — Т.7. — Ч.З. — 188 с.

64. Статистические сведения по начальному образованию за 1904 г. Приложение к представлению Министерства народного просвещения о введении всеобщего обучения в Российской Империи. СПб.: Тип. П.П. Сой-кина, 1906. — 63 с.

65. Статистические таблицы Российской империи за 1856 г. СПб., 1858.

66. Устав о воинской повинности от 1 января 1874 г. СПб.: Б.И., 1876. -IV, 81 с.

67. Церковные школы Российской империи к 1915 г. Статистические сведения, разработанные в статистическом отделе при Синодальном училищном совете. Петроград: Б.И., 1916. -31 с.

68. Школьная статистика в Уфимской губернии за 1910−1911 учебный год / Сост. Б. П. Вологдин и С. Ф. Горденин. — Уфа: Уфимск. губ. земск. управа., 1912. -221 с. 1.I. Периодическая печать

69. Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. Исторические науки. 1999 г.

70. Вестник Оренбургского государственного университета. 2002 г.

71. Вестник Уфимского земства. 1879 г.

72. Военный сборник. Журнал Военного министерства. 1881, 1888, 1897 гг.

73. Вопросы истории. Ежемесячный журнал. 1998 г.

74. Высшее образование в России. Научно-педагогический журнал Министерства образования РФ. 1997 г.

75. Гостиный двор. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. 1999 г.

76. Журнал Министерства народного просвещения. 1870, 1908, 1914 гг.

77. Казак. Политико-общественная, литературная, бытовая и экономическая газета Миасского завода Оренбургской губернии. 1911 г.

78. Начальная школа. Ежемесячный научно-методический журнал. 2000 г.

79. Образование. Педагогический и научно-популярный журнал. — 1902 г.

80. Оренбургская неделя. Еженедельная общественно-политическая газета. &mdash- 2003 г.

81. Оренбургские епархиальные ведомости. Журнал Оренбургско-Уральской, Оренбургско-Тургайской епархий. 1884, 1885, 1891, 1892, 1894, 1896, 1897, 1898, 1899, 1900, 1901, 1904, 1905, 1906, 1909, 1911, 1913, 1914,1916 гг.

82. Оренбургский листок. 1879 г.

83. Отечественная история. Научный журнал Российской Академии наук. -1997 г.

84. Педагогика. Научно-теоретический журнал Российской Академии образования. 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2003 гг. 317. Посев.- 1997 г.

85. Русская мысль. Ежемесячный научный, литературный и политическийжурнал. 1897 г.

86. Русская школа. Общепедагогический журнал для школы и семьи. -1893 г.

87. Советская этнография. Научно-теоретический журнал Института этнологии и этнической антропологии АН СССР. 1980 г.

88. Уральские войсковые ведомости. 1868, 1870, 1888 гг.

89. Уральский исторический вестник. 1995 г.

90. Уфимские епархиальные ведомости. 1898 г.

91. Церковно-школьный лист. Приложение к Оренбургским епархиальным ведомостям. 1916 г.

92. Этнопанорама. Ежеквартальный научно-популярный журнал. — 2001, 2002 гг.1. Литература

93. Абрамов В. Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. — № 8. — С. 44 — 60.

94. Абрамовский А. А., Абрамовский А. П. Учителя станичных и поселковых школ Оренбургского казачьего войска в XIX веке. Численность и профессиональная подготовка // Оренбургскому краю 250 лет. Оренбург: ИПК & laquo-Юж. Урал& raquo-, 1994. — С. 6 — 9.

95. Абрамовский А. П., Кобзов B.C. Во славу государства Российского: начальное образование и военная подготовка в Оренбургском казачьем войске. Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 1994. — 181 с.

96. Абрамовский А. П., Кобзов B.C. Оренбургское казачье войско в трёх веках. Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 1999. — 450 с.

97. Абрамовский А. П. Станичные школы Оренбургского казачьего войска в XIX в. // Казачество Оренбургского края XVI — XX вв. / Сост. ред. Л. И. Футорянский. Оренбург: Б.И., 1992. — С. 13 — 15.

98. Алектров А. Е. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись 1744 1898 гг. — Оренбург: Типо-литогр. Ф. Б. Сачкова, 1900. — 160 с.

99. Алектров А. Е. Очерк развития инородческого образования в России // Журнал Министерства народного просвещения. -1914. Июль.

100. Алибаев С. Р. Школы Башкирской АССР. (Прошлое, настоящее и путидальнейшего развития). Уфа: Башк. кн. изд-во, 1966. — 160 с.

101. Алякринский Е. Краткий исторический очерк существования церковных-школ Уфимской епархии с 1884 по 1905 год. — Уфа, 1905. 31 с.

102. Аминов Т. М. Мусульманское педагогическое образование в дореволюционной Башкирии // Педагогика. 2002. — № 1. — С. 89 — 93.

103. Аминов Т. М. Становление и развитие системы педагогического образования в Башкирии до 1917 года. Уфа, 1999. — 182 с.

104. Анастасиев А. И. Народная школа. Руководство для учителей и учительниц начальных училищ, настольная справочная книга. — М.: Тип. А. Д. Ступина, 1910. Т. 1. — 45 8 с.

105. Анастасиев А. И. О татарских духовных школах // Русская школа. — 1893. -№ 12. -С. 126−137.

106. Баженова Н. Н., Ваганова Е. А. Церковноприходские школы и школы грамоты в системе начального образования пореформенной России (1880-е начало 1900-х гг.) // Вторые уральские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 1998. — С. 54 — 61.

107. Бакин М. Назначение и характер церковно-приходской школы // Оренбургские епархиальные ведомости. 1891. — № 17.

108. Банникова Е. В. Участие русского купечества в культурном развитии Южного Урала в первой половине XIX в. // Историко-культурное наследие славян на Южном Урале: Сб. ст. и тез. / Под ред. А. В. Фёдоровой. -Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1998. С. 20 — 21.

109. Богданов И. М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР (историко-статистический очерк). -М.: Статистика, 1964. 195с.

110. Болодурин B.C. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории (1735 1940 годы). — Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 2001. -320 с.

111. Бородин Н. Очерки первоначального образования в Уральском казачьем войске (по отчётам учителей за 1885 / 1886 учебный год). Уральск, 1887. -62 с.

112. Брук С. И., Кабузан В. М. Этнический состав населения России (1719 — 1917 гг.) // Советская этнография. 1980. — № 6. — С. 24 — 32.

113. Бунаков Н. Ф. Избранные педагогические сочинения. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1953. -411 с.

114. Васильев А. В. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние. Оренбург: Изд-во Тургайского обл. стат. ком., 1896. — 224, 72 с.

115. Вахтеров В. П. Общеобразовательные задачи народной школы // Русская мысль. 1897. — № 11. — С. 79 — 96.

116. Вильданов А. Х., Кунафин Г. С. Башкирские просветители демократы XIX в. / АН СССР. Башкирский филиал. Институт языка и литературы. — М.: Наука, 1981. -256 с.

117. Витевский В. Н. Географический очерк Оренбургской губернии. Оренбург, 1885.

118. Восемь лет практики нового типа церковной школы // Оренбургские епархиальные ведомости. 1892. — № 18.

119. Воскресенский А. Школьный альбом Букеевской орды / / Букеевской Орде 200 лет: В 6 кн. Алматы: & laquo-Олке»-, 2001. — Кн. 3. — С. 165 — 204.

120. Габдулгафарова И. М. Некоторые этнокультурные особенности татарского народа // Татары в Оренбургском крае. Оренбург: Печ. дом «Ди-мур», 1996. -С. 11−14.

121. Гаврилов Д. В. Грамотность и образовательный уровень населения Урала в конце XIX в. (1885 1900 гг.) // Уральский исторический вестник. -1995. -№ 2. -С. 81−98.

122. Ганкевич В. Ю. Крымскотатарские коранические школы-мектебе // Педагогика. 1998. — № 1. — С. 93 — 100.

123. Гафарова М. Г. Из истории села Татарская Каргала // Татары в Оренбургском крае. Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1996. — С. 33 — 35.

124. Грекулов Е. Ф. Нравы русского духовенства. 4-е изд. — М., 1928.

125. Григорьев В. В. Исторический очерк русской школы. М.: Тип. Мамонтова, 1900.

126. Григорьев П. Н. Очерк деятельности Уфимского губернского земства по народному образованию: 1895 1910 гг. — Уфа, 1910. — 160 с.

127. Джумагулов К. Т. Ибрай Алтынсарин. Ташкент: Изд-во литр, и искуст. им. Гафура Гуляма, 1975. — 157 с.

128. Дмитровский Ф. А. Десятилетие Оренбургской духовной семинарии // Оренбургские епархиальные ведомости. 1894. — № 19 — 23.

129. Днепров. Э. Д. Церковь, самодержавие и народная школа во второй половине XIX века // Вопросы истории педагогики: Сб. науч. тр. М., 1972. -С. 18−39.

130. Еремин М. Несколько слов о народном образовании в Уральском войске // Уральские войсковые ведомости. 1870. — № 3.

131. Жураковский Г. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России. М.: Педагогика, 1978. — 159 с.

132. Звягинцев Е. А. Народная жизнь и школа. Статьи по вопросам народного образования. М.: Тип. И. Д. Сытина, 1913. — Вып. II. — 123 с.

133. Звягинцев С. А. Церковноприходские школы в истории Башкортостана //

134. Вторые уральские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 1998. -С. 44−49.

135. Злобин Ю. П. Подготовка учителей в Оренбуржье во второй половине XIX начале XX века // Оренбургский государственный педагогический университет. — Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1999. — С. 8 — 24.

136. Злобин Ю. П. Учительские институты и семинарии в Оренбургской губернии во второй половине XIX начале XX века // Вестник Оренбургского государственного педагогического университа. — Оренбург, 1999. -№ 1 (11). -С. 36−43.

137. Зобов Ю. С. Народное образование в Оренбургском казачьем войске It Казачество Оренбургского края XVI XX вв. / Сост. ред. Л.И. Футорян-ский. — Оренбург: Б.И., 1992. — С. 36 -37.

138. Зобов Ю. С. Образование в Оренбургской епархии во второй половине XIX века // Образование в Оренбуржье: история и современность. Материалы науч. -практ. конф. — Оренбург: Изд-во Оренб. гос. пед. ун-та, 1997. -С. 11−14.

139. Зобов Ю. С. Помещичье хозяйство Оренбургского края в период кризиса крепостного строя в России (30 50-е гг. XIX в.) / История аграрных отношений в России: Материалы межвуз. науч. -практ. конф. — Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1998. — С. 176 — 183.

140. Зобов Ю. С. Русские на Южном Урале, их роль в заселении и развитии края // Многонациональный мир Оренбуржья / Под ред. В. П. Торукало. -Оренбург: Адм. Оренб. обл., 1994. С. 24 — 41.

141. Изюмов А. И. Атаман, реформатор и просветитель. О деятельности атамана Уральского казачьего войска А. Д. Столыпина 1822 1899. // Военно-исторический журнал. — 1996. — № 5. — С. 93 — 96.

142. Изюмов А. И. Начальное образование в Уральском казачьем войске // Начальная школа. 2000. — № 3. — С. 123 — 126.

143. Изюмов А. И. Школьное дело в Уральском казачьем войске // Педагогика.- 1998. -№ 8. -С. 81−85.

144. Исторический очерк народного образования в Оренбургском учебном округе за первое 25-летие его существования (1875 1899): В 3 ч. -Оренбург Б.И., 1901. — Вып. 1. — 301 с.

145. История Башкортостана. С древнейших времён до 1917 г. Уфа: Башк. гос. ун-т, 1991. — Ч. 1. — 349 с.

146. История Казахской ССР / Ред. коллегия: М. О. Ауэзов и др. Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1957. — 609 с.

147. История Оренбуржья / Сост. и науч. ред. Л. И. Футорянский. Оренбург: Оренб. кн. изд-во, 1996. — 351 с.

148. История Урала: В 2 т. Пермьг Пермск. кн. изд-во, 1976. — Т. 1. — 396 с.

149. История Урала в период капитализма / Отв. ред. Д. В. Гаврилов. М.: Наука, 1990. — 500 с.

150. Калинина Т. А. Из истории организации начального образования на Урале (вторая половина XIX в.) // Исследования по истории Урала. Пермь, 1976. -Вып.4. — С. 45−49.

151. Камскова Т. А. Из истории просвещения казахов Оренбургской губернии в XIX в. // Казахи Южного Урала: история и современность. Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1996. — С. 31 — 35.

152. Камскова Т. А. Общество подъёма образования колонистов Оренбургской губернии // Немцы Оренбуржья: прошлое, настоящее, будущее. -Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1997. — С. 50 51.

153. Канкрин Е. Ф. Очерки политической экономии и финансии. СПб., 1894.

154. Каптерев П. Ф. История русской педагогики. 2-е изд. — Петроград, 1915. -380 с.

155. Кирьянов Ю. И. Рабочие в России на рубеже XIX XX веков // Отечественная история. 1997. — № 4. — С. 40 — 53.

156. Князев Е. Земство и просвещение // Посев. 1997. — № 8. — С. 12 — 14.

157. Ковалевский Е. П. Народное образование и церковное достояние в Третьей государственной думе. СПб., 1912. — 134 с.

158. Каган И. И. Евреи Оренбуржья в XIX начале XX века // Евреи в Оренбургском крае. — Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1998. — С. 3 — 14.

159. Константинов Н. А., Струминский В. Я. Очерки по истории начального образования в России. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Учпедгиз, 1953. -271 с.

160. Краснов Н. Влияние экономического развития казачьих войск на их успехи в народном образовании // Военный сборник. 1897. -№ 11.

161. Кузнецов Я. С. Земские школы Уфимской губернии 1900 1905 гг. // Журнал Министерства народного просвещения. — 1908. — № 8. — С. 129 — 200.

162. Леонов Н. И. Социальный и национальный состав учащихся Башкортостана во второй половине XIX в. // Востоковедение в Башкортостане: история, культура. Уфа: Башк. гос. ун-т, 1995. — С. 58 — 60.

163. Литвак Б. Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1991. — 302 с.

164. Мансер. Народное образование в Оренбургском казачьем войске // Военный сборник. 1881. — № 5.

165. Машкевич Д. Ф. Методические заметки // Церковно-школьный лист. Приложение к Оренбургским епархиальным ведомостям. 1916. — № 1, 2, 4.

166. Медынский Е. Н. История педагогики (до Великой Октябрьской социалистической революции). М.: Учпедгиз, 1938. — 512 с.

167. Миропольский С. И. Задачи, план и основы устройства нашей народной школы. СПб., 1887. — 185 с.

168. Миропольский С. И. Очерк истории церковно-приходской школы от первого её возникновения на Руси до настоящего времени: В 3 т. СПб.: Синодальная тип., 1893 — 1895. — 144 с.

169. Невский В. А. Исторический очерк первого сорокалетия деятельности Стерлитамакского уездного земства (1875 — 1914). Стерлитамак, 1914.

170. Нейфельд Е. Я. Религиозно-культурные традиции ислама в структуре российской цивилизации // Татары в Оренбургском крае. Оренбург: Печ. дом & laquo-Димур»-, 1996. — С. 178−181.

171. Низшие училища Оренбургской губернии (1875 1899) // Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. — 1903. — № 9. — С. 1 — 158.

172. Никольский С. 25-летие начальной церковной школы // Оренбургские епархиальные ведомости. 1909. — № 27 — 28.

173. Никольский С. Хроника церковно-школьного дела в епархии // Оренбургские епархиальные ведомости. 1898. — № 4, 8, 11,21.

174. Никольский С. Церковно-школьное дело в Оренбургской епархии // Оренбургские епархиальные ведомости. 1900. — № 1, 20.

175. Никольский С. Церковные школы Оренбургской епархии за последние пять лет (1895 1899 гг.) // Оренбургские епархиальные ведомости. -1901. -№ 5.

176. Овчинников А. В. Вопросы народного образования в Государственной думе второго созыва (1907 г.) // Педагогика. 1997. — № 6. — С. 93 — 98.

177. Овчинников А. В. Дума народного просвещения // Педагогика. — 2000. — № 8. С. 73 — 79.

178. Овчинников А. В. Народное просвещение в годы правления Николая I // Педагогика. 2003. — № 5. — С. 61 — 67.

179. ОлещукФ. Борьба церкви против народа. — М.: Госполитиздат, 1939. — 109 с.

180. Оренбург / Сост. и науч. ред. Л. И. Футорянский. Челябинск: Юж.

181. Урал. кн. изд-во, 1993. 270 с.

182. Осоков А. В. Начальное образование в дореволюционной России (1861 — 1917). М.: Просвещение, 1982. — 208 с.

183. Откуда взялись казаки. Исторический очерк / Сост. Ф. М. Стариков. — 2-е изд. Оренбург: Типо-литогр. Евфимовского-Мировицкого, 1884. — 324 с.

184. Очерк деятельности Уфимского губернского земства по народному образованию 1875- 1910 гг. -Уфа, 1910. -185 с.

185. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. / Отв. ред. А. И. Пискунов. — М. г Педагогика, 1976. — 600 с.

186. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX начало XX в. / Отв. ред. Э. Д. Днепров. — М.: Педагогика, 1991. -449 с.

187. Паначин Ф. Г. Педагогическое образование в России. Историко-педагогические очерки. — М.: Педагогика, 1979. — 215 с.

188. Панов В. П. Записка об образовании мусульман Оренбургского края // Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. — СПб. Б.И., 1869. С. 453 — 462.

189. Витте С. Ю. Избранные воспоминания, 1849 1911 гг. — М.: Мысль, 1991.- 708 с.

190. Ильминский Н. И. Воспоминания об И. А. Алтынсарине. Казань: Типо-литогр. В. М. Ключникова, 1891. -48, 396 с.

191. Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары: Пер. с англ.- М.: Республика, 1993. -384 с.

192. Успенский Г. И. От Оренбурга до Уфы. Из & laquo-Писем с дороги& raquo-. Чкалов: Чкалов, кн. изд-во, 1955. — 63 с. 1. VI. Диссертации

193. Абрамовский А. А Станичные и поселковые школы Оренбургского казачьего войска в XIX веке: Автореф. дис. канд. ист. наук. Челябинск, 1998. -20 с.

194. Басалаев А. Е. Церковно-приходские школы и школы грамоты Забайкальской области (1884 1917 гг.): Дис. канд. ист. наук.- Чита, 2000. — 232с.

195. Губскова Г. Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революции 1917 г. и гражданской войны: Дис. канд. ист. наук. Оренбург, 2003. -179 с.

196. Елисафенко М. Н. Земство и начальное образование на Урале (вторая половина XIX начало XX вв.): Дис. канд. ист. наук. — Екатеринбург, 1996. — 249 с.

197. Еникеев А. А. Русско-башкирская начальная школа в дореволюционной Башкирии: Дис. канд. пед. наук. Уфа, 1946. — 225 с.

198. Идельгужин К. А. К вопросу истории башкирской школы: Дис. канд. пед. наук. М., 1935. — 173 с.

199. Крутицкая Е. В. Церковноприходские школы России в конце XIX начале XX вв.: Автореф. дис. канд. ист. наук. — М., 2004. — 31 с.

200. Кузнецов В. А. Военно-патриотическое воспитание в Оренбургском казачьем войске: Автореф. дис.. канд. ист. наук. — Челябинск, 2000. — 23 с.

201. Львов К. И. Женское образование в СССР в прошлом и настоящем: Дис. д-ра пед. наук. М., 1946. — 198 с.

202. Мамлеева Т. М. Женское образование (башкирок и татарок) в дореволюционной Башкирии: Автореф. дис. канд. пед. наук. -М., 1953. 20 с.

203. Панина О. А. Начальное образование в Среднем Поволжье во второй половине XIX- начале XX вв.: Дис. канд. ист. наук.- Самара, 2000 152 с.

204. Селезнёв Н. А. Нерусские школы в Башкирии второй половины XIX в. и начале XX в.: Дис. канд. пед. наук. -М., 1948. 309 с.

205. А Шкале Оф*щ*рсткях Atmtu {.-. Оренбург) ф Стенпмие я ямаммам школы (МФЛЯШ обучиться дшаочкш) ^ Сакмарсые omdc tmur Уральского «кйскмо/в мужского учи-лища (Урляъско* umw войско) башкирcm Налете*,

206. Данные 1865 г. нанесены на карту конца XIX в. 11риложение 2

207. Карта образовательных учреждений Уральской и Тургайской областей в 1865 г. л HlMiptKiH7*prh, tu,

Заполнить форму текущей работой