Могильник Зоргол-1-296памятник хунно-сяньбийской эпохи Степной Даурии

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
296


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Диссертация написана на основе многолетних исследований археологических памятников Степной (Нсрчннской) Даурин, территориально находящейся в пределах Читинской области. Данный регион является северовосточной частью огромного степного пояса& raquo- в пределах которого, начиная с периода ранней броши, складывается мозаичная картина археологических культур, представленная позднее единым культурно-хозяйственным типом, основу которого составляло скотоводство. Хотя Иерчинская Даурин являлась периферией огромного евро-азиатского степного пояса, на ее территории происходили аналогичные хозяйственно-культурные и социально-политические процессы, которые зачастую интенсифицировались и усложнялись под влиянием внутренних процессов, а также контактов с населением смежных регионов Сибири, Дальнего Востока, Монголии и Китая, Эти явления особенно характерны для хронологически пограничного периода от древности к средневековью (Ш-П вв. до н.э. — IV в. из,), рамки которого ограничивают настоящую работу.

Актуальность темы. В истории Забайкалья указанный период получил название «хунно-сяньбниской эпохи& raquo- и синхронен гунно-сарматскому период)' в Южной Сибири. В отличие от соседней территории Бурятии, где памятники этого времени хорошо изучены, в Восточном Забайкалье вплоть до 90-х it. XX и. было известно лишь незначительное количество одиночных погребений, исследованных в разные годы сотрудниками Бурят-Монгольской и Дальневосточной экспедиций, возглавляемых Л И Окладниковым. Оноискнм отрядом Советско-Монгольской экспедиции под руководством Ю. С. Гришина и Верхнеамурской экспедицией под руководством И. И. Кириллова. Отдельные погребения хунно-сяньбнйского времени (у с. Агинское, у с. Куикур. ст. Оловянная, с. Чнидант и лр.) получили освещение в ряде публикаций, в том числе в обобщающих трудах по истории Забайкалья (Окладников. 19*76-

Гришин, 1964- Кириллов, Рижский, 1973- Кириллов, 1979- Ковы чей. 1984- Асеев, Кириллов, Ковычев, 1984- История Восточного Забайкалья, 2001].

Исследования Верхнеамурской экспедиции в конце 80-х — начале 90-х гг. прошлого столетия на pp. Шнлка и Аргунь позволили выделить крупные погребальные комплексы, относящиеся к хунно-сяиьбийскому времени, изучение которых имеет огромное значение для решения целого ряда проблем этнокультурной истории Восточного Забайкалья в указанную эпоху. В настоящее время это пока первые на территории Роееии археологические комплексы, которые можно считать сяньбнйскимн, Среди них особое место, безусловно, принадлежит материалам, полученным из погребений могильника Зоргол-1 (Приаргунскнй район Читинской области), предварительно связываемого исследователями с одной из групп сяньбийских племен. Памятники культуры этих племен оставались неизвестными и невыделенными в отечественной науке до недавнего времени. В последние годы в связи с доступностью археологических материалов из сяньбийских памятников Южной Маньчжурии и Внутренней Монголии появилась возможность выработать более четкие критерии для выделения подобных археологических комплексов на территории России, Все это определяет актуальность избранной автором темы исследования.

Немаловажное значение имеет также интерпретация двух основных групп источников — археологических данных, полученных в результате поисков, и летописных данных, характеризующих этот период применительно к Забайкалью. В связи с этим возникает сложнейший вопрос — соотнесение археологического материала с конкретным населением, а затем н характер культурно-исторических связей населения с непосредственными народами этого хронологического периода, В данном контексте работа имеет этнокультурный характер. Чаще всего дискуссии возникают при определен ни этнической принадлежности конкретных археологических культур. В работе перед автором стоит днуеднная задача: обоснование выделения новой культуры на основе выразительных, но пока немногочисленных памятников, которую

И, И, Кириллов и Е. В. Ковычев предлагают назвать зоргольской [Кириллов, Ковычев, Литвин цев, 1998, с. 54], и попытка сопоставления этой культуры с конкретным этносом. Ясно, что решение этой задачи будет способствовать пониманию общих исторических процессов у народов Северо-Восточной и Центральной Азии, складывания их самобытных культур, входящих в круг культур евразийского степного пояса.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является реконструкция материальной и духовной культуры населения Степной Даурнн в хунно-сяньбнйскую эпоху на основе материалов могильника Зоргол-1, выделение основных признаков новой археологической культуры, получившей название зоргаяъекай, и определение ее места среди синхронных памятников Забайкалья и сопредельных регионов. Для достижения этой цели автором решаются следующие задачи-

1) Введение в научный оборот новых материалов, полученных в ходе исследования могильника Зоргол-1,

2) Характеристика погребального обряда Зоргольского могильника, выявление его особенностей и связсй с синхронными памятниками Забайкалья и сопредельных территорий.

3) Классификация погребального инвентаря, выяснение характера взаимосвязей могильника Зоргол-1 с памятниками хунно-еяиьбийского времени Степной Даурнн н сопредельных регионов.

4) Определение хронологии, этнокультурной принадлежности и особенностей хозяйственной деятельности населения Степной Даурнн «рассматриваемую эпоху.

Территориальные рамки работы могут быть обозначены как Степная (Нерчннская) Даурня. Под термином & laquo-Даурня»- понимается & laquo-исторически сложившееся название лесостепной и степной части Восточного Забайкалья, административно соответствующего Читинской области& raquo- [Дулепова, 1993, с. 3]. & laquo-Независимо от истории происхождения термина, он привился, обозначая определенный тип ландшафта как степного, так н лесного (лнствениично-соснового}" [Энциклопедия Забайкалья, 2003, с, 282].

Хронологи ческие рамки исследования определяются временем существования рассматриваемого в работе могильника Зоргол- I (I в. до н.э. -ii-iii в. н.э.),

Источники i€ii)uot можно подразделить на две группы: археологические и письменные.

Первая группа источников представлена в основном полевыми материалами, полученными Верхнсамурской археологической экспедицией в ходе исследований в 90-е гг. — 2000 г. памятников хунно-сяньбннского времени в Прнаргунском районе Читинской области, участником которых был и автор настоящей работы. Особое внимание среди них уделяется археологическим материалам из могильника Зоргол-1 — одного из крупных памятников рассматриваемого эпохи, расположенных на территории Степной Даурии.

В диссертации привлекаются также неопубликованные и опубликованные материалы исследований памятников хунно-сяньбийского времени, проводимых в 50−80 гг. прошлого века на территории Восточного Забайкалья, Основная часть этих материалов в настоящее время хранится в Лаборатории археологии и этнографии Забайкалья Забайкальского государственного педагогического университета им. Н. Г, Чернышевского (г. Чита). Помимо них, автором используются общие и специальные работы, опубликованные в отечественной и зарубежной исторической литературе, в которых представлены материалы по данной хронологической группе памятников в сопредельных территориях (Бурятия, Южная Сибирь, Монголия, Китай и Дальний Восток).

Спецификой работы по истории данного периода является использование, наряду с археологическими материалами, письменных источников. Нами привлекаются письменные данные, касающиеся этнической истории н материальной культуры племен, проживающих на северной периферии обширного центрально-азиатского региона.

Основными нарративными источниками являются китайские летописи, те разделы, где речь идет о северо-восточных соседях Срединной империи в рассматриваемую эпоху. Это, прежде всего, такие источники: Фаиь Е & laquo-Хоуханыиу»- (& laquo-История династии Поздняя Хань& raquo-), & laquo-Цяньханьшу»- (& laquo-История старшего Дома Хань& raquo-), Вэй Шоу & laquo-Вэй шу& raquo- (& laquo-История Дома Вэн& raquo-), Чэнь Шоу & laquo-Саньго чжи& raquo- (& laquo-Записи о трех царствах. История династии Вэй& raquo-) и др. в переводах Н. Я Бичурнна. Н, В. Кюнера, B.C. Таски на и М. В. Воробьева [Бичурин, 1950- Кюнер. 1961: Таскин, 1980- Материалы по истории, 1984- Воробьев, 1994J.

Методика исследования. Стоящие перед автором задачи решаются с учетом новейших достижений в археологии и работ предшественников, наряду с собственными наблюдениями и выводами, В диссертации используются данные радиоуглеродного анализа, полученные в ряде центральных лабораторий для могильников Зоргол-1 и Кия-13: СОАН, ГИН и ЛЕ- антропологические заключения А.И. Бураева* (Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г. Улан-Удэ) и результаты эмиссионного анализа отдельных предметов украшений, представленные Г. А. Юргенсоном& quot- (Читинский институт природных ресурсов).

При анализе археологических материалов автором был использован сравнительно-типологический метод, а при работе с письменными источниками — сравнительно-исторический. Применение картографического метода позволило определить ареал распространения памятников хунко-сяньбийской & quot-ЭПОХИ на территории Восточного Забайкалья.

При выделении зоргольской археологической культуры мы исходили не только из общности признаков, сходства черт, единства территории и т. д. но и отличий данной группы от других (например, хуниской, шивэйской (бурхотуйской)), Последнее позволяет выделить культуру по единичным памятникам. Примеры такие есть — тала ка некая археологическая культура (VI а. до н.э. — 111 в. н.э.) была выделена исследователями по полностью Pfl>. HT"tu Л irrptMKl ЭД МЧСС НПО и учиссиониигр & laquo-налит Ht ftll. lH «О& шношш. раскопанному памятнику Усть-Талакан из Западного Приамурья (Нестеров, 2001, с. 7]. Правда, прн этом встречаются затруднения: какие признаки являются индивидуальными для этого памятника, а какие общими для представленной им группы, но это, как отмечал Л. С. Клейн, затрудняет & laquo-. лишь задачу определения, характеристики и внутреннею членения представленной им группы& raquo- 1КдейЛ, 1991, с. 201J.

Нови та работы. В научный оборот вводятся новые и малоопу бл и кованные данные о памятниках хуино-сяньбнйской эпохи, полученные в результате археологических исследований на территории Восточного Забайкалья в 50−90-х гг. прошлого столетня. Среди них основное внимание уделяется материалам могильника Зоргол-[, давшего название новой, зоргольской, культуре, выделение которой в самостоятельную культуру обосновывается в настоящей работе.

В диссертации также устанавливается определенная преемственность между зоргольской и более поздней, бурхотуйской культурой Восточного Забайкалья (VI-IX вв. н.э.К что проявилось в значительном сходстве погребального инвентаря. Предположение о формировании бурхотуйской культуры на местной основе высказывалось и ранее исследователями в исторической литературе [Асеев, Кириллов, Ковычсв, 1984], однако, не было в достаточной мере подкреплено археологическими материалами. С открытием в 90-х гт. XX в. новой группы памятников в Прнаргунье, в том чнеле Зоргольского могильника, появилась возможность выявить основу, на которой шло формирование этой средневековой археологической культуры.

В постановочном аспекте в работе представлен вывод о соотнесении населения, проживавшего в Прнаргунье в конце I тыс, до н.э. — первых веках н.э., с одной из групп сяньбийских племен. Прнаргунские памятники рассматриваемой эпохи, в том числе и могильник Зоргол-1, в настоящее время являются единственными на территории России могильными комплексами, связываемыми исследователями с племенами сяньби. Этническая интерпретация их как сяньбийских основывается на совокупности данных письменных источников и сравнительно-типологического анализа материалов из синхронных памятников Северо-восточного Китая, Исследование данной группы намят никои открывает перспективу дальнейшим поискам и изучению такого рода памятников н выработке более четких критериев для их этнической идентификации.

Практическая значимость работы. Результаты данного исследования могут быть включены в обобщающие работы по истории Забайкалья н сопредельных с ним территорий Приамурья, Монголии и Северо-восточного Китая в хунно-сяньбнйскую эпоху. Материалы диссертации находят применение также в разработке спецкурсов по древней истории Забайкалья на исторических н гуманитарных факультетах вузов и других учебных заведений.

Апробация работы. По теме исследования автором был опубликован ряд научных статей и тезисов в различных изданиях, список которых прилагается к диссертации. Материалы исследования были апробированы на международных научных конференциях: & laquo-Чингисхан и судьбы народов Евразии& raquo- (г. Улан-Удэ, 2002 г.), & laquo-Народы России, Сибири и стран Востока: история и современность& raquo- (г. Иркутск, 2002 г.) — на международном симпозиуме & laquo-Древние культуры Азии и Америки& raquo- (г. Чита, 2003 г.) — на региональных архсолого-этнографических конференциях в Новосибирске (2000 г.), Барнауле (2001 г. Х Томске (2003 г.) и Кемерово (2004 г) — на межрегиональной научной конференции & laquo-Молодежь и наука — третье тысячелетие& raquo- в г. Красноярске (2002 г.) и на региональных научных и научно-практических конференциях в Чите (200]. 2002. 2003 гг.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка н приложения (альбома иллюстраций).

Заключение

В конце I тыс. до нл, — первых веках н.э. в степях Евразии почти повсеместно происходили заметные изменения в хозяйстве, культуре и этническом составе населения, что знаменовало собой начало новой исторической эпохи. Эти процессы в рассматриваемое время особенно ярко проявились на территории Степной Даурии, которая является северо-восточной частью огромного евро-азкатского степного пояса. В конце Ш в. до н.э. господствовавшая здесь культура плиточных могил сменилась новой, что могло быть следствием притока пришлого населения. Значительную роль в этом процессе сыграли племена хуину н сяньби. которые создали наиболее типичные для новой эпохи политические объединения, оказавшие значительное влияние на другие народы обширною Центрально-азиатского региона.

В отличие от соседних районов Бурятии и Монголии, где довольно широко представлены хуннскне памятники, в Восточном Забайкалье известны лишь одиночные погребения, аналогичные последним, При этом исследователями отмечается отсутствие в данном регионе классических хуннских погребений. По мнению автора, это объясняется тем, что данная территория в рассматриваемый период времени контролировалась извечными противниками хуину — моиголоязычнымн племенами сяньбн. С частью этих племен, по-видимому, была связана группа памятников, открытых сотрудниками Верх неамурской археологической экспедиции в 90-х гг. XX в. в Прнаргуньс, в приграничных с Китаем районах Lмогильники Зоргол-1, Дурой-1 и Дурой-11, Большая Канга-1}, Расселение сяньбийских племен в верховьях Амура, в том числе в долине р. Аргунь, согласуется также с данными письменных источников.

Особое место среди указанных памятников, безусловно, принадлежит могильнику Зоргол-1. связываемому исследователями с одной из групп сяньбийских племен, Результаты радиоуглеродного датирования и сравнительно-типологического анализа вещевого комплекса могильника позволили определить хронологические рамки его существования ] в. до н.э. -11−111 вв. н.э. что совпадает по времени с периодом наибольшей политической активности сяньбн и нх возвышением н Центрально-азиатском регионе.

Предложенное нами этническое определение Зоргольского могильника находит подтверждение также при сопоставлении его материалов с данными нз сяньбнйскнх памятников Внутренней Монголии и Южной Маньчжурии. В то же время в погребальном обряде и инвентаре могильника в определенной мере проявилось хуннское влияние.

Несмотря на общие черты сходства с синхронными памятниками из сопредельных регионов, материалы могильника Зоргол-1 характеризуют довольно самобытную материальную н духовную культуру его населения. В погребальном обряде, в частности, зафиксирован целый ряд особенностей, не характерных для другнх восточно-забайкальских памятников: невыразительные разреженные каменные выкладки, могильные ямы с боковыми подбоями, перекрытыми берестой и деревянными жердями, многообразие внутрнмогильных конструкций (деревянные гробы, берестяные коробы, берестяные, деревянные, комбинированные перекрытия), В погребальном инвентаре особую группу находок составляют берестяные туески н кружки-подставки, украшенные резными рисунками-граффити, являющимися уникальным источником по истории и культуре племен, оставивших данный могильник. Прямых аналогий зоргольскнм граффити в сопредельных регионах не известно. Все это позволило автору обосновать ранее предложенное НИ. Кирилловым и Е. В. Ковычевым выделение повой археологической культуры, получившей название зоргольской.

Основным видом хозяйственной деятельности племен, оставивших Зоргольскнй могильник, составляет полукочевое скотоводство в сочетании с элементами земледелия и некоторых видов ремесел (гончарного, железоделательного, кожевенного, плотничьего). Были развиты также охота и собирательство.

Относительно однородный состав погребального инвентаря могильника Зоргол-1 является не только наличием устойчивого обряда, но исключает свидетельства сколько-нибудь серьезной имущественной и социальной дифференциации у этих племен, что подтверждается и данными китайских хроник. Автор делает вывод- могильник Зоргол-1 связан не с представителями знати, а с рядовыми членами общества.

Погребальный обряд Зоргольского могильника контрастно отличается всей совокупностью основных черт от обряда предшествующей культуры плиточных могил (V11-I1I вв. до н.э.) — Несколько в меньшей степени отличия проявляются в памятниках Дворцовской культуры. В то же время в погребальном инвентаре зоргальцев зафиксированы многочисленные аналогии материалам из средневековых памятников Восточною Забайкалья& raquo- в первую очередь нз погребений бурхотуйекой культуры (VI-IX вв. н.э.).

Формирование основ бурхотуйекой культуры начинается еще на рубеже эпох и. очевидно, могло быть связано с племенами, оставившими могильник Зоргол-1. В дальнейшем этнический состав даурского населения неоднократно менялся, но основа его. заложенная монголоязычными племенами сяньби, оставалась прежней. Не исключено, что в дальнейшем будут найдены памятники переходного периода между зоргольской и бурхотуйекой культурами. Во всяком случае находки могильников у села Дурой-f и в местности Большая Канга-1 из Приаргунского района Читинской области позволяют надеяться на это. Сейчас, пока, эта группа памятников находится на начальной стадии изучения. Но мы не исключаем того, что населенне. оставившее эти могильники могло принадлежать той части сяньби, которая осталась в Степной Даурии после Ш в. оказавшись под сильным воздействием иных забайкальских племен. Этим вполне может быть объяснено окончательное оформление погребального обряда, который в завершенном виде предстает в памятниках бурхотуйекой культуры Восточного Забайкалья, связываемой исследователями с племенами шивэй, часть которых явно была мокголоязычной и, возможно, являлась потомками сяньби.

Предложенная автором реконструкция этнокультурной ситуации в Степной Даурии в хунно-сяньбнйскую эпоху является предварительной. Отдельные вопросы рассматриваются в постановочном плане. Несомненно, реальная этническая обстановка была гораздо сложнее. Но предложенная нами схема соответствует историческим реалиям, а введенный в научный оборот выразительный материал существенно расширяет сведения о той исторической эпохе, которая ло настоящего времени оставалась одной из наиболее слабо изученных в истории огромного региона, частью которого является Степная Даурия.

Дальнейшсе углубленное изучение поставленной проблемы будет зависеть от дальнейших нолевых исследований в пределах этого региона, а также от рассмотрения в совокупности всей группы памятников хронологически очерченной исторической эпохи.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Введение. &bdquo-&bdquo-&bdquo-.

Глава 1. История исследования памятников хунно-еяньбийского времени н основные проблемы изучении сяиьби неких племен в юго-восточных районах Забайкалья.

§ 1. История исследования памятников хуино-сяньбинского времени в

Юго-Восточном Забайкалье «.-.

§ 2, Основные проблемы изучения истории племен еяньбн""т,. , —

Глава 2. Планиграфня могильника и особенности погребального обряда~

Глава 3, Погребальный инвентарь могильника Зоргол

§ 1. Предметы быта. &bdquo-.

§ 2. Предметы вооружения

§ 3. Предметы конского снаряжения. ,.,. &bdquo-. &bdquo-&bdquo-&bdquo-.

§ 4. Предметы украшений н одежды -.-.

§ 5, Граффити,.

Глава 4. Хронология, этнокультурная принадлежность н палеогеном нка

Степной Даурии (по материалам могильника Зоргол-1). ^&bdquo-&bdquo-&bdquo-.

§ I. Хронология памятника н этнокультурная принадлежность населения

Степной Даурии в хунно-сяньбнйскую эпоху.

§ 2. Особенности хозяйственной деятельности населения Степной

Даурии {по материалам могильника Зоргол-1).

Список литературы

1. Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. — М: Наука, 1981. -304 е, 2, Археология СССР, Степная полоса Азиатской част СССР в скифо-еарматекое время. М: Наука, 1992. — 282 с.

2. Асеев И. В., Кириллов И. И. Ковычев Е.В. Кочевники Забайкалья в эпоху средневековья (по материалам погребений), Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1984. -201 с.

3. Викторова Л Л. Монголы, Происхождение народа и истоки культуры. М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1980. — 224 с.

4. ГалнбнН В. А. Особенности состава стеклянных бус Иволги некого могильника хуину // Древнее Забайкалье и его культурные связи. Сб. ст, Отв. ред. П. Б. Коновалов, Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1985. — С. 37−46,

5. Горбунов В В. Сяньбийский доспев/Военное дело номадов Центральной Азии в сяньбийскую эпоху/ Под ред. Ю. С. Худякова, С.Г. Скобелева-Новосибирск. 2005. с. 201−223.

6. Гришин Ю. С Бронзовый и ранний железный иска Восточного Забайкалья. -М., Наука, 1975. -135 с.

7. Гришин Ю С. Памятники неолита, бронзового и раннего железного веков лесостепного Забайкатья. М.: Наука, 1981, — 203 с,

8. Гумилев JLH- История народа хунну / Сост. н обш, ред. А. И. Куркчи. В 2-х книгах. Кн. I, (Серия & laquo-Сочинения Л-Н. Гумилева& raquo-»-. Вып. 9), М.: Институт ДИ-ДИК, 1998. — 448 с.

9. Гумилев J1.H. История народа хунну / Сост. и общ, ред. А. И. Куркчи, В 2-х книгах. Кн. 2. (Серия & laquo-Сочинения Л. Н. Гумилева?& raquo-. Вып. 10), М.: Институт ДИ-ДИК, 1998,-496 с.

10. Давыдова А. В, Иволги некий археологический комплекс. Том I: И волги не кое городище (Серия & laquo-Археологические памятники еюнну& raquo-. Вып. I). — СПб: Центр & laquo-Петербургское востоковедение& raquo-. 1995, 280 с

11. Давыдова А. В. Иволгннский археологический комплекс. Том 2: Иволгинский чопшьннк (Серия & laquo-Археологические памятники еюнну& raquo-. Вып. 1). СПб: Центр & laquo-Петербургское востоковедение& raquo-- СПб. 1996. ~ 176 с

12. Давыдова, А В. Иволгинский комплекс (городище и могильник) памятник хунну в Забайкалье Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1985. — 112 с.

13. Давыдова А. В. К вопросу о хуннских художественных бронзах // Советская археология 1971. — № I. — С. 17−26. 25. /la вылова А, В. Миняев С. С. Пояс с бронзовыми бляшками нз Дырестуйского молшьника И Советская археология. 1988, — № 4. — С. II-13.

14. Даннлов С-В-. Фнллнпова И. В. Амоголонов А, А, Китайские зеркали из памятников хунну // Археология и этнология Дальнего Востока и

15. Центральной Азии. Сборник материалов конференции. Владивосток: Изд-во ДВО РАН, 1998, — С. 115−121.

16. Дуле лова Б. И. Степи горной лесостепи Даурии и нх динамика. Отв. ред. В, П. Бобринсв. Чита: Изд-во Читинского педагогического ин-та, 1993. — 396 с.

17. Думай Л. И. Общественный строй сяньби и тоба в III—IV вв. И Вопросы истории и историографии Китая. Сб. ст. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1968. — С. 45−87.

18. Дьякова О. В. Происхождение, формирование и развитие средневековых культур Дальнего Востока (по материалам керамического производства), В 3-х частях. Ч. I. Владивосток: Далькаука. 1993. — 176 с,

19. Дьякова О. В, Происхождение, формирование и развитие средневековых культур Дальнего Востока (по материалам керамического производства), В 3-х частях. Ч. 2. Владивосток: Дальнаука, 1993. — 179−289 с.

20. Дьякова О. В. Происхождение, формирование и развитие средневековых культур Дальнего Востока (по материалам керамического производства). В 3-х частях. Ч. 3. Владивосток: Дальнаука, 1993. — 290−408 е.

21. История Бурят-Монгольской АССР. В двух томах. Г. I. Изд. второе, исиравл. и доп. Улан-Удэ: Бурят-Монгольское книжное изд-во, 954. — 450 с.

22. Исторня Монгольской Народной Республики. Изд. 3-е. М., Наука, 1983. -461 с,

23. Исгория народов Восточной и Центральной Азии с древнейших времен до наших дней. М-. Наука, 1986. -425 с.

24. Исюрия Сибири с древнейших времен до наших дней. Том первый. Древняя Снбнрь. Л.- Наука. Ленинградское отделен не, 1968, — 527 с.

25. Кзрпнни И История монголов, Г. де Рубрук Путешествие в восточные страны. — М. Наука, 1957. — 128 с.

26. Керрер Н. Хунну н другие кочевники в китайских источниках // История. -2000. -№ 34,-С. 10−16.

27. Кирилл он ИИ. Восточное Забайкалье в древности и средневековье. -Иркутск- Изд-во ИГЛ И, 1979. 112 с.

28. Кириллов И. И., Ковычев Е. В. Кириллов ОН. Дарасунскнй комплекс археологических памятников. Восточное Забайкалье. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 2000. — 176 с.

29. Кириллов И, И, Ковычев С. В. Литвннцев Д.Ю. Могильник 1 тыс. н.э. из окрестностей села Зоргол // Археология, палеоэкология и этиология Сибири и Дальнего Востока: Тезисы докладов к XXXVI PACK. 4,2, Иркутск: Изд-во ИГУ, 1996,-СД 26−129,

30. Кириллов И. И., Рижский М. И. Очерки древней истории Забайкалья. Чита. Изд-во ЧГПИ. 1973. — 108 с,

31. Клейн Л. С. Археологическая типология. Л.: Ленинградское научно-нсслеловате. льское археологическое объединение. 1991. — 448 с.

32. Ковычев Е. В, История Забайкалья (I сер, II тыс. до н.э.): Учебное пособие. — Иркутск: Изд-во Иркутского государственного педагогического ин-та. 1984. -83 с.

33. Ковычев Е В- К вопросу о памятниках сяньби в Восточном Забайкалье tt Проблемы археологии Степной Евразии. Тез. докл. Ч. II. Кемерово: Изд-во Кем Г У. 1987. -С. 145−148.

34. Ковычев Е. В. Средневековые погребальные памятники из окрестностей станции Оловянная И Памятники эпохи палсометалла в Забайкалье. «Улан-Удэ: Изд-во ЬНЦСО РАН, 1988, — С-129−141.

35. Ковычев Е. В. Этническая история Забайкалья в эпоху срсцщввековья (по археологическим данным) П Этнокультурные процессы в Юго-Восточной Сибири в средние века. Новосибирск, Наука. Сибирское отделение, 1 9Я9. С. 21−27.

36. Ковычев Е. В., Ковычев Е. Е. Могильник хун некого времени Кия-13 // Археология, палеоэкология и этнология Сибири и Дальнего Востока: Тезисы докладов к XXXVI PACK. 4,2. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1996, — С 100−1 ОЗ.

37. Ковычев Е, В. Яремчук О. А. Древние монголы и проблемы Эргунэ-КГуи /! Чингисхан и судьбы народов Евразии: Материалы между на р. науч. кон ф- (35 октября 2002 г.). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАИ, 2003. — С- 57−62.

38. Коновалов П. Б, К истокам этнической истории тюрков и монголов U Этническая история народов Южной Сибири и Центральной Азии. -Новосибирск: Наука, 1993. С. 5−29,

39. Коновалов П. Б. Погребальные сооружения хунну (но материалам раскопок рядовых могил) И История и культура Востока Аэнн, Том 3- Сибирь, Центральная и Восточная Азия в средние века. Новосибирск, Наука. Сибирское отделение. 1975. — С. 17−46.

40. Коновалов IIS. Хунну в Забайкалье (Погребальные памятники). Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство. 1976. — 248 с,

41. Коновалов П. Б. Этнические аспекты истории Центральной Азии (древность и средневековье). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 1999 — 214 с.

42. Кралин Н, Н. О хозяйственной деятельности населения Иволгннского городища И Интеграция археологических и этнографических исследований: Сб. науч. трудов / Под ред. МЛ. Бережновой, С. С. Тихонова, Н А. Томнлова,

43. Владивосток-Омск: Изд-во Омского государственного педагогического унта. 2000. -С, 142−144.

44. Крадин Н. Н, Социальный строй сяньбийской державы // Медиевнстские исследования на Дальнем Востоке России. Владивосток: /Дальнаука. 1994. -С. 22−36.

45. Краднн Н. Н. Степная Бурятия в составе хуннской империи // Центральная Азия и Прибайкалье в древности: Сб. науч. тр./ Под ред. М. В, Константинова и А. Д. Цыбиктарова. Улан-Удэ-Чита: Изд-во Бурятского государственного ун-та, 2002, — С. 132−138,

46. Кызласов Д. Р Древняя Тува (от палеолита до IX в.), М., Изд-во МГУ, 1979, -207 с.

47. Майдар Д, Памятники истории и культуры Монголии. М-: Мысль, 1981 -174 с,

48. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху / В веление, перевод и комментарии B.C. Таскнна. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1984. — 486 с.

49. Миняев С. С. Дырсстуйский могильник (Серия & laquo-Археологические памятники еюнну& raquo-. Выл 3). СПб- фонд & laquo-Азиатка»-, 1998. — 118 с.

50. Михайлов В. А. Войлочная и деревянная юрты бурят. Улан-Удэ: Изд-во ОНЦ & laquo-Сибирь»-, 1993. — 75 с,

51. Мэнзс Г- О соотношении одного погребального обряда хунну и дунху в свете археологических и этнографических данных II Этническая история народов Южной Сибири н Центральной Азии. Новосибирск Наука, 1993. -С. 29−45,

52. Нсстеров С. П. Народы Приамурья в эпоху раннего средневековья. -Новосибирск. Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РА11. 1998. 184 с.

53. Нестеров С. П. Этнокультурная история народов Приамурья в эпоху раннего средневековья. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Новосибирск, 2001. — 65 с.

54. Окладников А. П., Рижский М. И, Археологические исследования вблизи станции Оловянной // Ученые записки. Выпуск четвертый. Чита: Изд-во Читинского государственного педагогического ин-та, 1959, — С. 110−116,

55. Плетнева С. А. Кочевники средневековья. Поиски исторических закономерностей, М.: Наука, 1982. — 187 с.

56. Полосьмак Н. В. Бэрзба в эпоху раннего железа. Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1987. — 143 с.

57. Полосьмак Н. В. Некоторые аналоги погребениям в могильнике Даодуньпзы и проблема происхождения сюннуской культуры // Китай в эпоху древности.- Новосибирск: Наука. Сибирское отделение. 1990, С. (01−107 (История и культура Востока Азии),

58. Рец К. И., Юй Су-Хуа, К вопросу о защитном вооружении хуннов и сяньби U Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. Вып. 2. Горизонты Евразии. Сб науч. ст. Новосибирск: Изд-во Новосибирского государственного ун-та" 1999. — С. 42−55.

59. Сокровенное сказание монголов. Пер, С, А, Козина, На русском и бурятском языках, Уда-Уда: Бурятское книжное изд-во" 1990. — 318 (148} с.

60. Сосновский В. И. Сяньбнйцы-эвенки Н Сибирская живая старина. Вып. 8−9. -Иркутск, 1929. С, 187−192.

61. Ступинков Р. Н. Археолога ческне исследования в нижнем течении Он она в 1964—1967 rvJi Проблемы краеведения. Вып, 3. Материалы к III Забайкальской краеведческой конференции. Чита: Изд-во Заб, филиала Географического об-ва СССР, 1968. — С. 89−92.

62. Сухэбатор Г. К вопросу об этнической связи между хунну и сяньби (I История и культура востока Азии, Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1975- ТЛИ. -С, 12−16.

63. Таекнн B.C. Материалы по истории ухуаней и сяньби // Дальний Восток и соседние территории в средине века Новосибирск: Изд-во Наука, Сибирское отделение, 1980. — С. 54−103.

64. У Энь& raquo- Чжун Кань, Ли Цзнньцзэк Могильник еюнну в деревне Даодуиьцэы уезда Тунсинь в Нинся И Китай в эпоху древности. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1990, — С. 88−101 (История и культура Востока Азии).

65. Худяков Ю. С, Вооружение центрально-азиатских номадов в II—V вв., н.э. /,'Военное дело номадов Центральной Атин в сяньбнйскую эпоху/ Под ред. Ю. С. Худякова, С. Г. Скобелева. Новосибирск, 2005, С. 19−55,

66. Худяков Ю. С., Юй Сухуа, Опыт реконструкции -защитного доспсха сяньбнйского воыиа // Проблемы истории н культуры кочевых цивилизаций Центральной Азии. Улан-Удэ" 2000. T.I. — С. 136−138.

67. Худяков Ю. С., Юй Сухуа. Особенности погребальной обрядности племен сяньбэй (по материалам могильника Лаохэшэнь) // Традиционная культура востока Азии. Вып. 3. Благовещенск: Изд-во Амурского государственного ун-та" 2001 -С-115−118.

68. Худяков Ю. С, Юй Су-Хуа. Новые материалы по оружию дистанционного боя сяньби //Военное дело номадов Центральной Азии в сяньбийскую эпоху/ Под ред. Ю. С. Худякова, С. Г. Скобелева. Новосибирск, 2005. С. 7−18.

69. Цэвэндорж Д. Новые данные по археологии хунну (по материалам раскопок 1972−1977 гг.) // Древние культуры Монголии. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1985. — С. 51−87.

70. Чжан Ин, Ван Ся, Вэнь Мин. Цзнлннь Юйсюссянь Лаохэшэнь сяньби муцюнь буфэнь муцзан фанзюе изяньбао (Краткий отчет о раскопках группы могкл в сяньбийском могильнике Лаохэшэнь в уезде Юйсю пров. Гнрнн) Ц Вэньу. 1985. — № 2 (на кит. яз.).

71. Чжао Юэ. Нэй мэнгу Эюци Лабу дал инь фасянь сяньбэйму (Сяньби некие погребения, открытые в Лзбудалинь, в аймаке Эк& gt-. во Внутренней Монголии) // Каогу, 1990. — № 10 (на кит. яз.).

72. Чжэн Лун. НэЙ мэнгу Чжалайнор гумушонь дяогацзи (Заметки об исследовании древнего могильника у с. Чжалайнор Внутренней Монголии) // Вэньу. -1961.- № 9. С. 16−19 (на кит, яз.).

73. Шер Я. А. Петроглифы Средней и Центральной Азии, М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1980. 328 с.

74. Энциклопедия Забайкалья: Читинская область. В 4 т. Том II. А-ЗУ Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. Новосибирск: Наука, 2003. -418 с.

75. Юй Сухуа. Актуальные вопросы истории изучения ранних сяньбэй // История и культура Востока Азии. Материалы межлунар. науч. конф. К 70лстнк& gt- В-Е- Ларичева. Т II Новосибирск- Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2002. — С. 197−200.

76. Юй Су-Хуа. Археологические материалы племен дунху и сяньбн // Вопросы археологии Сибири и Дальнего Востока: Тезисы докладов к XXXV РАЭСК. Кемерово: АОЗТ & laquo-Кузбассвуэиздат»-, 1995. — С. 94−95,

77. N9. Ярсмчук О. А Особенности хозяйства сяньбнйскнх племен (по письменным источникам и археологическим материалам) // Вестник международного центра азиатских исследований. 10/2002. Кн. 2. Москва-Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2002. — С- 39−45.

78. Яремчук О. А. Человек в изображен ни сяньбнйскнх художников // Ментальное пространство личности: Сб. статей и материалов региональной конференции Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004. — С. 103−108.

79. Davydova A, V. The I volga gorodishchc. A monument of the hiung-nu culture in the irans-baikal region // Acta archaeologrca acadcmfae scientiarum hungaricae. Budapest. 1968. — P. 209−249 (на англ, яз.).

Заполнить форму текущей работой