Анализ процессуальных особенностей рассмотрения споров в третейских судах

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы работы. Защита нарушенных прав является важной частью задачи по созданию современной законодательной базы для развития российского предпринимательства. Это, в частности, предусматривает развитие форм правосудия, альтернативных государственным, основанным на договорной подсудности между спорящими сторонами, то есть развитие третейского разбирательства. Поэтому развитие третейской формы разбирательства споров как имеющей значительные преимущества стало необходимым следствием рыночных преобразований в стране.

Так, для стороны, находящейся в том же субъекте Федерации, что и третейский суд, и имеющей деловых партнеров в других регионах, очень важным моментом является то, что дело будет рассматриваться именно в месте нахождения третейского суда, а не по месту нахождения ответчика. Значит, истец избегает значительных накладных расходов на командировки и экономит время.

Кроме того, стороны могут сами выбрать судей, которым они доверяют. Особенно ярко выражается это преимущество, когда рассматриваемый спор находится в какой-либо сфере, требующей специальных познаний и высокой квалификации именно в этой области, например, деятельность на рынке ценных бумаг, межбанковских взаимоотношений и т. д.

Однако на развитие третейских судов в значительной мере влияют не только их преимущества, но и определенные субъективные, психологические факторы. Так, не секрет, что судьи третейских судов более доступны для общения, обстановка самого судебного заседания несколько комфортнее (в том числе психологически), чем в государственном суде. Немаловажным фактором, послужившим стимулом к использованию третейской оговорки юристами, является их личное знакомство с арбитрами третейских судов, что само по себе делает судебный процесс менее напряженным. Вышеуказанные преимущества способствуют развитию третейского судопроизводства в нашей стране, поскольку многие предприниматели справедливо полагают, что деятельность третейских судов в защите их прав и интересов будет эффективнее деятельности судов государственных.

Вопрос альтернативных способов разрешения споров, в том числе и третейского судопроизводства, сейчас переживает значительные изменения. Новое дыхание этой отрасли придал принятый в 2010 году Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // Собрание законодательства. — 2010. — № 31. — Ст. 4162. Очевидно, что разрешение спорных ситуаций без обращения в государственные суды интересует многих, и законодатель не оставляет этот аспект без внимания. Тем не менее, потенциал третейского судопроизводства реализован сегодня не в полной мере, при этом альтернативные способы урегулирования споров, включая третейское разбирательство, могут существенно снизить нагрузку на судебную систему. Поэтому сегодня необходимо проведение исследований, направленных на повышение эффективности третейского разбирательства и его востребованности в российской юридической практике. Все это свидетельствует об актуальности темы работы.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе третейского разбирательства споров, и взаимодействия третейских судов с органами государственной судебной системы с целью защиты прав и интересов субъектов гражданско-правовых отношений.

Предметом исследования является совокупность правовых норм, регулирующих деятельность третейских судов. В работе исследуются законодательство России о третейских судах, а также практика третейского рассмотрения споров. Анализируются вопросы и проблемы правового регулирования процессуальных правоотношений, возникающих в связи с рассмотрением споров в третейских судах.

Целью исследования является изучение института третейского разбирательства, его места в системе гражданской юрисдикции, анализ процессуальных особенностей рассмотрения споров в третейских судах, а также исследование законодательства, регулирующего третейское судопроизводство, выявление в нем пробелов и недостатков.

В рамках достижения цели исследования необходимо решить следующие задачи:

1) проанализировать особенности третейских судов и третейского рассмотрения споров, их правовую природу;

2) изучить отечественное законодательство, регулирующие деятельность в этой области;

3) выявить особенности процессуального регулирования рассмотрения споров в третейских судах;

4) разработать и сформулировать выводы и рекомендации по совершенствованию процессуального регулирования рассмотрения споров третейскими судами.

Научную основу исследования составили труды ведущих российских ученых, посвященные исследованию проблем третейского судопроизводства, в частности: В. А. Гавриленко, А. И. Зайцева, С. А. Курочкина, М. Э. Морозова, В. А. Мусина, С. В. Николюкина, О. Ю. Скворцова, В. Ф. Попондопуло и других.

Эмпирическую основу работы составили российские нормативные правовые акты и судебно-арбитражная практика.

Методологической основой исследования являются сравнительно-правовой, формально-логический методы научного познания, а также элементы логического формально юридического и системного анализа, которые позволили комплексно исследовать указанную выше проблему.

Структура работы: данная итоговая квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, содержащего основные выводы исследования, и списка использованной в ходе исследования литературы.

право третейский суд законный

Глава 1. Теоретические основы деятельности третейских судов в Российской Федерации

1.1 Законодательство Российской Федерации в области третейского судопроизводства

Рассматривая правовую основу деятельности третейских судов в России, можно сделать вывод, что источники регулирования третейского разбирательства на территории Российской Федерации существенно отличаются от источников процессуального права. Основным отличием является, пожалуй, иерархия источников, которая выстроена законодателем не путем прямого указания, а путем анализа различных норм действующих законов, регулирующих третейское разбирательство. Исходя из особенностей иерархии правовой силы источников, а также из того, что императивных норм регулирующих третейское разбирательство относительно немного, можно сделать вывод, что основным источником конкретного третейского разбирательства, обладающим наивысшей юридической силой, является соглашение сторон третейского разбирательства Николюкин С. В. Особенности третейского судопроизводства в Российской Федерации // Вестник Арбитражного суда города Москвы. — М., 2010. — № 3. — С. 24.

Важно отметить, что в Российской Федерации третейское судопроизводство распадается на два направления — «внутренний» третейский суд и международный коммерческий арбитраж. Это связано с тем, что в настоящее время действует два закона: Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. № 5338−1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон об арбитраже) и Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах).

Наличие двух законов о третейских судах (коммерческих арбитражах) приводит к определенной конкуренции норм, регламентирующих третейское разбирательство, что имеет существенное практическое значение. К примеру, если компетентный государственный суд при разрешении заявлений об оспаривании решения третейского суда или заявлении о принудительном исполнении решения третейского неправильно определит нормы закона, которым следует руководствоваться, это может привести к отмене судебного решения.

Как отмечает М. А. Дубровина, «внутренний и международный арбитражи, при наличии многих общих признаков, являются различными правовыми институтами: первый находится внутри одного правового порядка, в то время как арбитраж международный берет начало из транснациональных коммерческих отношений, из плюрализма применимого права, из конфликта законов и конфликта юрисдикций… если при регулировании внутреннего арбитража приоритетное значение уделяется базовым принципам и стандартам национального права, то при регулировании арбитража международного, напротив, акцент смещается на основополагающие принципы международного частного права, принятые в мировой торговой практике и воспринятые в законодательстве большинства прогрессивных стран"Дубровина М. А. Критерии определения международного характера арбитража (на примере законодательства Швейцарии) // Арбитражный и гражданский процесс. — М., 2001. — № 2. — С. 45.

Как отмечалось ранее, основным нормативным правовым актом, регулирующим деятельность третейских судов в РФ, является Закон о третейских судах. И до лета 2010 г. можно было констатировать, что Закон о третейских судах не просто не подвергался незначительным изменениям, а он вообще не был ни разу ни дополнен, ни изменен. Единственное на сегодняшний день изменение было внесено 27. 07. 2010 в связи с принятием Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» (далее — Закон о медиации). Нововведения коснулись статьи о передачи спора на разрешение третейского суда. Отныне «спор не может быть передан на разрешение третейского суда при наличии в договоре медиативной оговорки», а также введении новой ст. 6.1 «Применение процедуры медиации к спору, который находится на разрешении в третейском суде». Указанные изменения вступили в силу с 01. 01. 2011.

Введение данных изменений вполне оправданно, так как явления третейского суда и медиации являются тесно взаимосвязанными, их можно охарактеризовать как «родственные» институты в рамках системы альтернативного разрешения споров. Однако на недопустимость отождествления или смешивания функций приглашенного медиатора и третейского судьи указывает ст. 1 Закона о медиации, согласно которой положения данного Закона не применяются к отношениям, связанным с оказанием третейским судьей в ходе третейского разбирательства содействия примирению сторон. Концепция Закона о медиации предполагает возможность участия в качестве медиатора на профессиональной основе лиц, отвечающих нескольким требованиям: они должны пройти соответствующее обучение и быть членами профессиональной саморегулируемой организации (СРО) Павлова Н. Н. Законодательные новеллы о деятельности российских третейских судов // Мировой судья. — 2011. — № 5. — С. 3.

Между тем законодательство о третейских судах, судопроизводстве в третейском суде и исполнении решений третейских судов состоит не только из указанных выше законов, но и иных, к числу которых, прежде всего, следует отнести Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — АПК РФ) и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — ГПК РФ).

Так, в ГПК РФ вопросам третейского судопроизводства посвящены глава 45 («Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)»), глава 46 («Производство по делам об оспаривании решений третейских судов»), глава 47 («Производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов»).

В АПК РФ также имеются главы, связанные с третейским судопроизводством, а именно глава 30 («Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов») и глава 31 («Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений»).

Таким образом, между процессуальным законодательством и законодательством о третейских судах прослеживается взаимная связь, что важно как с теоретической, так и с практической точки зрения. Как справедливо отмечает А. Г. Светланов: «Автономность третейского суда и его негосударственный характер не дают оснований исключить третейский суд вообще и международный коммерческий арбитраж в частности как институт из сферы процессуального права» Светланов, А. Г. Международный гражданский процесс: Современные тенденции. — М: Волтерс Клувер, 2002. — С. 127..

Однако заметим, что законодательство не регулирует весь объем отношений, возникающих в связи с рассмотрением и разрешением дела в третейском суде. В некоторых случаях это оправдано необходимостью перенесения нагрузки на уровень локального нормотворчества. Локальные нормативные правовые акты, безусловно, относятся к источникам третейского права и, хотя не исходят от государства, содержат нормы, ориентированные на неоднократное применение участниками третейского разбирательства, судьями постоянно действующего третейского суда и государственными судами (в случае, если сторонами поставлен вопрос об оспаривании решения третейского суда или его принудительном исполнении). К этой группе источников относятся регламенты постоянно действующих третейских судов, положения о третейских судах, правила рассмотрения дел в постоянно действующих третейских судах и т. д. Скворцов, О. Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. -- М.: Волтерс Клувер, 2005. -- С. 436. В качестве примера можно привести регламенты таких третейских судов, как Третейский суд для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской ФедерацииРегламент Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: Приказ ТПП РФ от 22. 06. 2006 № 48 // СПС Консультант плюс., Третейский суд Ассоциации Российских Банков Регламент Третейского суда Ассоциации Российских Банков (вместе с «Положением о сборах и расходах третейского суда АРБ и об издержках сторон»): Приказ ФСТ РФ от 31. 07. 2010 № 340-к. // СПС Консультант плюс. и др.

Содержащиеся в них нормы призваны дополнять диспозитивные нормы третейского процессуального законодательства, восполнять волю сторон в отношении тех или иных проблем при конструировании процессуального порядка рассмотрения и разрешения дела. Арбитражный регламент приобретает силу для сторон с момента подчинения ему, выраженного в арбитражном соглашении. В своих объективных пределах арбитражный регламент распространяет действие на процессуальные правоотношения и отношения по формированию состава арбитража, а в субъективных пределах — на стороны соглашений и постоянно действующий третейский суд. Регламент по умолчанию становится обязательным для третейского суда с момента его принятия (утверждения).

Но, с учетом современного низкого уровня юридической техники, при составлении локальных нормативных актов многие вопросы не находят в них своего разрешения, и в этой ситуации возникает необходимость субсидиарного применения норм гражданского или арбитражного процессуального права для регулирования отношений процессуального характера Курочкин С. А. Третейское разбирательство гражданских дел в Российской Федерации: теория и практика. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 272 с.

Между тем, возможность применения третейскими судами норм процессуального законодательства, регулирующего деятельность государственных судов в случае, когда аналогичные процедуры не урегулированы Законом о третейских судах, является одной из важных проблем. Несмотря на это, представляется, что процессуальное законодательство не должно применяться третейскими судами, поскольку это будет противоречить сущности третейского разбирательства как альтернативному способу по урегулированию споров.

О.Ю. Скворцов рассматривает данную проблему следующим образом. Во-первых, поскольку приоритетным для развития третейского процесса является соглашение, достигнутое сторонами, то, если стороны прямо предусмотрели необходимость применения в ходе третейского разбирательства норм процессуального законодательства, это означает, что третейский суд, будучи связан этим соглашением, обязан применять таковые правила. Во-вторых, если стороны в третейском соглашении не оговорили возможность применения каких-либо правил, в том числе и регулирующих деятельность государственных судов, то третейский суд, в случае отсутствия соответствующих норм Закона о третейских судах, вправе обращаться к соответствующим нормам процессуального законодательства, регулирующим сходные правоотношения, но в пределах того усмотрения, ограниченность которого диктуется диспозитивным характером процессуальных взаимоотношений сторон Скворцов, О. Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. -- М.: Волтерс Клувер, 2005. -- С. 83.

С данной точкой зрения нельзя согласиться по следующим основаниям. Во-первых, допустимость применения процессуального законодательства третейскими судами влечет смешение государственного и третейского судопроизводства; во-вторых, позиция О. Ю. Скворцова может быть поддержана исключительно при рассмотрении споров во «внутренних» третейских судах, но не в международных коммерческих арбитражах; в-третьих, применять аналогию закона процессуального законодательства к третейскому судопроизводству нецелесообразно, поскольку процессуальные конструкции третейского разбирательства приоритетно находятся в плоскости гражданско-правовых отношений.

Нормы, регулирующие третейское разбирательство, содержатся не только в Законе о третейском суде, Законе о международном коммерческом арбитраже, ГПК РФ и АПК РФ, но и в иных законодательных актах. Например, нормы о третейском суде содержатся в Федеральном законе от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», Федеральном законе от 21 июля 2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральном законе от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и др.

Указанные нормативные правовые акты, как правило, оговаривают возможность субъектов правоотношений обратиться в третейский суд с иском о разрешении могущего возникнуть спора на основании соответствующего третейского соглашения. Например, в соответствии со ст. 17 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» споры между концедентом и концессионером разрешаются в соответствии с законодательством Российской Федерации в судах, арбитражных судах, третейских судах Российской Федерации. Николюкин С. В. Правовые основы деятельности третейских судов в Российской Федерации // Российская юстиция: научный журнал. -- М., 2010. -- № 12. -- С. 2

Помимо нормативных правовых актов, третейское разбирательство регулируется в значительной степени волей сторон, которая имеет решающее значение, так как именно ею определяются все важные вопросы на всех стадиях, начиная с того, будут ли стороны обращаться в третейский суд.

1.2 Понятие и правовой статус третейского суда

Защита гражданских прав осуществляться в установленном законом порядке различными органами. В соответствии со статьей 11 первой части Гражданского Кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Третейский суд, согласно ст. 2 Закона о третейских судах, — это постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора. Т. е. альтернатива государственной юстиции, суд третьего лица, избранного самими спорящими сторонами, которому они добровольно доверяют вынесение решения по своему делу и заранее обязуются подчиниться этому решению.

Третейский суд — наиболее приемлемая для рыночных отношений форма юрисдикции, поскольку она предполагает широкий выбор третейских судей из числа независимых квалифицированных специалистов по инициативе самих участников конфликта и, следовательно, индивидуальный подход к каждому делу.

Цель третейского разрешения дел — урегулирование возникших правовых конфликтов и обеспечение добровольного исполнения обязательств. Предусматривается два вида третейских судов: третейские суды, создаваемые для разрешения конкретного спора (так называемые третейские суды «ad hoc»), а также постоянно действующие третейские суды Мусин В. А. Стороны спора в третейском суде // Арбитражные споры.- М., 2009. — № 4.- С. 141.

Разница между ними состоит в том, что при передаче спора на рассмотрение третейского суда, создаваемого для рассмотрения конкретного спора, стороны должны сами подробно определить порядок его формирования и процедуру рассмотрения спора. Понятие «конкретный спор» следует понимать достаточно широко. Это может быть уже возникший спор или группа споров, по отношению к которым стороны договорились о рассмотрении их специально создаваемым для этого составом (или единолично третейским судьей). Порядок назначения третейских судей либо состава суда могут быть согласованы при определении в договоре либо отдельном соглашении условий о рассмотрении спора третейским судом. Поскольку и в данном случае при возникновении спора состав третейского суда формируется на основании специального соглашения, такой третейский суд считается созданным для рассмотрения конкретного спора. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Заключение сторонами соглашения о передаче спора в постоянно действующий третейский суд подразумевает, что стороны вместо непосредственного согласования между собой всех процессуальных вопросов соглашаются следовать правилам рассмотрения споров конкретного ими избранного третейского суда. То есть стороны как бы поручают данному учреждению решить те организационные вопросы, которые по закону они вправе решить самостоятельно.

Таким образом, постоянно действующий третейский суд — условное название, используемое обычно для обозначения организации, учреждения, которой по соглашению сторон поручается формирование состава третейского суда для разрешения конкретного спора и организации третейского разбирательства. Такая организация может быть создана исключительно для организации третейского разбирательства либо наделяться более широким кругом функций.

Договариваясь о передаче спора определенному постоянно действующему суду, стороны тем самым автоматически подчиняют себя тому порядку, той процедуре, которая предусмотрена для рассмотрения споров в данном суде.

Постоянно действующие третейские суды могут создаваться торговыми палатами, иными органами, биржами, объединениями, предприятиями, учреждениями и организациями, обладающими статусом юридического лица.

Активный процесс создания третейских судов был связан с приходом на рынок частного капитала бирж, банков, риелторских и страховых компаний. Все это поставило на повестку дня вопрос об образовании постоянно действующих третейских судов, компетентных в разрешении споров в данной сфере. Рост и становление третейских судов шел, прежде всего, за счет работы судов, разрешающих споры лишь определенного круга обращающихся в них лиц. В основном это относится к банковской и биржевой сфере. В частности, был создан третейский суд Ассоциации российских банков (АРБ), Третейский суд при Межбанковском финансовом доме для разрешения споров, связанных со спецификой межбанковской деятельности Филипов, В. А. Третейский суд и его место в системе российского судопроизводства // Административное право и процесс: научно-практический журнал. -- 2009. -- № 2. -- С. 37.

На организации, образующие постоянно действующие третейские суды, возлагается обязанность информировать соответствующий арбитражный суд об их создании и составе. Лица, организующие постоянно действующие суды, добровольно представляют информацию о таких органах, поскольку при отсутствии такой информации арбитражные суды не смогут осуществлять функции по принудительному исполнению решений третейского суда.

В отличие от третейских судов для разрешения экономических споров, третейские суды для разрешения споров между гражданами могут быть только судами ad hoc: третейский суд организуется по особому всякий раз соглашению всех участников спора.

Третейский суд рассматривает и разрешает спор только при наличии соответствующего договора сторон (третейской записи). Есть определенные требования к форме и содержанию такого договора. Он должен быть заключен в письменной форме. Договор должен считаться заключенным в письменной форме, если его условия содержатся в документе, подписанном сторонами, или он заключен путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу, или с использованием других средств связи, обеспечивающих их фиксирование.

Договор может быть заключен как в виде отдельного соглашения, так и в виде соответствующей оговорки в договоре. Несоблюдение письменной формы договора может повлечь признание его незаключенным. Однако признание третейским судом недействительным договора не влечет за собой недействительность содержащейся в нем третейской записи. Вопрос о наличии или действительности третейской записи третейский суд решает самостоятельно. Если третейский суд признает ее отсутствие или недействительность, спор может быть передан на разрешение суда общей юрисдикции Хрестоматия альтернативного разрешения споров; Третейское разбирательство. Международный коммерческий арбитраж. Посредничество (медиация). -- СПб: Третейский суд, 2009. -- С. 172.

Договор о передаче спора на рассмотрение третейского суда носит безотзывный характер. Это значит, что сторона, заключившая договор о передаче спора на рассмотрение третейского суда, не вправе отказаться от него до истечения предусмотренного в нем срока разрешения спора, за исключением случая, когда она докажет, что кто-либо из третейских судей заинтересован в исходе дела и что об этом обстоятельстве ей не было известно при заключении договора. Заключение сторонами договора о передаче спора третейскому суду влечет за собой определенные юридические последствия. При наличии такого договора судья суда общей юрисдикции отказывает в принятии искового заявления, а в ходе разбирательства дела производство по нему прекращается. Состав третейского суда, в зависимости от усмотрения сторон, может быть различным. Третейский суд образуется в составе одного судьи, избранного сторонами, либо в составе нескольких судей, избранных в одинаковом числе каждой стороной, и одного по общему избранию судей. Перемена судей до окончания рассмотрения дела не допускается. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств (смерть, тяжелая болезнь и др.) стороны по соглашению могут выбрать один из двух вариантов действий: либо доверить разрешение спора оставшимся третейским судьям, либо избрать нового третейского судью в том же порядке, в каком избирался выбывший судья. В случае если был избран всего один третейский судья, действие третейской записи может быть прекращено.

В настоящее время применение третейского суда как органа по разрешению коммерческих споров позволяет их участникам менее формализованно, в отличие от государственных судов, урегулировать возникшие конфликты и разногласия, а также влиять на содержание позитивного права, ориентируя законодателя на реальные потребности регулирования предпринимательских отношений.

Как отмечает ряд ученых, основное назначение третейского суда заключается не в строгом и неукоснительном следовании букве закона, а в мирном и добровольном прекращении вражды, конфликта, спора, в изыскании путей их урегулирования по обоюдному согласию сторон, в сохранении духа сотрудничества, что создает предпосылки продолжения взаимовыгодных отношений. Кроме того, третейский суд выполняет функцию объективного арбитра, оценивающего представленные сторонами доказательства и выносящего решение.

Верно суждение Д. А. Фурсова о том, что для понимания сущности третейских судов и третейского разбирательства необходимо, прежде всего, избавиться от крайних суждений, которые отвлекают, не привнося позитива в раскрытие проблем Фурсов Д. А. Третейские суды: пределы легитимности их решений. — М.: Статут, 2009. — С. 17.

Согласно современной правовой доктрине Российской Федерации, третейские суды не входят в систему государственных судов и не являются элементами российской судебной системы. Это подчеркивает их самобытный характер, заключающийся в том, что защита гражданских прав как альтернатива осуществляется негосударственными органами, носящими частноправовой характер, которые рассматривают исключительно гражданско-правовые споры, если иное не установлено законом.

1.3 Особенности компетенции третейского суда

Приступая к рассмотрению дела по существу, третейский суд всегда решает вопрос о своей компетенции. Это является решающим фактором при определении подведомственности дела и его подсудности конкретному третейскому суду.

Компетенция третейских судов определяется законом и представляет собой совокупность их прав и обязанностей, властных полномочий, гарантирующих выполнение требований справедливой процедуры Николюкин С. В. Третейские механизмы урегулирования коммерческих споров. -- М.: Юрлитинформ, 2011. -- С. 33. Государство передает (делегирует) третейским судам полномочия по разрешению определенных категорий гражданских споров, в отношении которых сторонами заключено третейское соглашение. Заключая его, стороны приводят в действие нормы законодательства, наделяющие третейских судей властными полномочиями по рассмотрению спора и вынесению обязательного решения. Третейские суды вправе рассматривать споры, возникающие из конкретного правоотношения, ограниченные пределами третейского соглашения, поэтому решение, вынесенное по спору, не предусмотренному третейской записью, не может порождать правовых последствий. Таким образом, объем компетенции (полномочий) третейского суда производен от объема (пределов) третейского соглашения.

Полномочия третейских судов по рассмотрению и разрешению споров закрепляются в правовых нормах. Диспозитивные нормы могут быть конкретизированы в третейском соглашении. В совокупности они образуют источники компетенции.

Для определения компетенции третейского суда применяется принцип «компетенции-компетенции». В соответствии с данным принципом третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на разрешение спор.

Принцип «компетенции-компетенции» нашел нормативное закрепление в ч. 1ст. 17 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Это правило препятствует рассмотрению государственными судами вопроса о компетенции третейского суда до того момента, пока об этом не принято решение составом третейского суда.

Основное же значение принципа в том, что он позволяет третейскому суду продолжать рассмотрение дела по существу даже тогда, когда одной из сторон заявлен спор по вопросам, связанным с наличием и действительностью третейского соглашения (как основания для наделения третейского суда компетенцией на разрешение спора). Доктрина «компетенции-компетенции» предоставляет третейским судьям возможность признать третейское соглашение недействительным и вынести решение об отсутствии у них компетенции на разрешение спора сторон. Данное правило было закреплено в ч.5 ст. 17 Закона Николюкин С. В. Третейские механизмы урегулирования коммерческих споров. -- М.: Юрлитинформ, 2011. -- С. 34.

Необходимо различать понятия компетенция и подведомственность. Основное различие состоит в том, что компетенция характеризует связь между полномочиями третейских судов и объектом их деятельности со стороны субъекта, а подведомственность — со стороны объекта (дел, переданных на рассмотрение третейского суда).

Подведомственность дел третейским судам — это круг споров о праве, разрешение которых отнесено к ведению третейских судов. Подведомственность является одним из юридических условий, определяющих возникновение права на обращение в третейский суд. При обращении стороны в третейский суд подведомственность из юридического условия становится юридическим фактом. Однако юридическим фактом является не просто подведомственность, а её конкретный вид (в случае с третейскими судами — альтернативная подведомственность) Хрестоматия альтернативного разрешения споров; Третейское разбирательство. Международный коммерческий арбитраж. Посредничество (медиация). -- СПб: Третейский суд, 2009. -- С. 164.

Переходя к вопросу о критериях отнесения споров к подведомственности третейских судов, необходимо хотя бы кратко показать состояние проблемы развития подведомственности споров третейским судам в России и за рубежом.

По существу, вся история развития подведомственности споров третейским судам свидетельствует о поиске общего критерия отнесения споров к подведомственности третейских судов. Об этом свидетельствует также то обстоятельство, что исторически предметная подведомственность споров третейским судам неоднократно изменялась: то увеличивалась до очень широкого круга дел, подведомственных третейским судам, то сужалась.

Отсутствие в российском законодательстве единообразного перечня, указывающего на то, какие категории споров не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда, зачастую приводит к правовой неопределенности, как среди субъектов гражданских правоотношений, так и среди правоприменительных органов.

В настоящее время в России наблюдается противоречивая практика определения подведомственности дел третейским судам, и это при том, что опыт зарубежных государств с развитой экономической системой свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев предприниматели стремятся разрешать возникающие между ними споры не в государственных, а в третейских судах, которые в западных правовых системах именуются коммерческими арбитражами Попондопуло В. Ф., Слепченко Е. В. Подведомственность споров третейским судам в России // Арбитражные споры. — СПб., 2008. — № 1. — С. 118.

Общий критерий отнесения споров к ведению третейских судов важен как гарантия прав лиц на альтернативную форму разрешения споров. Необходимость поиска такого критерия находит все большее понимание среди исследователей института третейского разбирательства.

Под критерием отнесения споров к ведению третейского суда следует понимать не условия передачи спора на разрешение третейского суда, а те содержательные признаки, которые характеризуют спор как подведомственный третейскому суду.

Итак, в целях разграничения гражданских дел между третейскими и государственными судами и интеграции в общую систему подведомственности гражданских дел выделяют следующие критерии подведомственности:

1. Наличие действительного третейского соглашения. Основным критерием, определяющим подведомственность дела третейскому суду, является наличие между сторонами действительного соглашения о передачу дела на рассмотрение третейского суда. В качестве основания передачи дела третейский суд может рассматриваться только действительное и исполнимое третейское соглашение.

Однако с учетом последних законодательных изменений нужно учитывать, что если договор содержит медиативную оговорку, то спор ни при каких условиях нельзя передать на разрешение третейскому суду (до тех пор, пока не истечет срок, оговоренный для проведения медиации). Если такой оговорки нет, то обратиться к медиации можно на любой стадии третейского разбирательства (ст. 6.1 Закона о третейских судах).

Стороны должны представить суду соглашение о проведении процедуры медиации, заключенное в письменной форме. На его основании судья вынесет определение об отложении разбирательства. В данном случае Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не ограничивает продолжительность процедуры медиации. Негосударственный суд может себе это позволить. Впоследствии судья может утвердить в качестве мирового соглашения тот итог, к которому придут стороны после медиации Бельковец В. Решаем спор по-новому: процедура медиации // Практическая бухгалтерия. — М., 2010. — № 11. — С. 69.

Кроме того, важно отметить, что заключенное третейское соглашение характеризуется позитивными и негативными последствиями. Позитивный аспект заключается в том, что, во-первых, третейское соглашение порождает обязательства сторон, по передаче возникшего между ними спора на рассмотрение третейского суда, а во-вторых, третейское соглашение является основой для осуществления третейским судом своих полномочий по рассмотрению и разрешению спора сторон.

Негативный аспект предполагает, что стороны обязаны воздержаться от определенных действий — не обращаться за разрешением спора в государственный суд.

2. Предметный (объективный) критерий, который определяет характер спорных правоотношений. Этот критерий традиционно в науке гражданского процессуального права рассматривается в качестве основного, однако его изолированное применение не позволяет отнести дела к ведению тех или иных органов гражданской юрисдикции. В самом общем виде в ч. 2 ст. 1 Закона о третейских судах содержится правило, что для рассмотрения в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений. Это значит, что споры, вытекающие из налоговых, административных и других не гражданских правоотношений, третейским судам неподведомственны.

Таким образом, составной частью рассматриваемого критерия является допустимость рассмотрения третейскими судами определенных категорий правовых споров.

3. Субъектный критерий, определяющий состав сторон спорных правоотношений. В соответствии с Законом о третейских судах сторонами третейского разбирательства могут быть организации — юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее — граждане-предприниматели), физические лица (далее — граждане), которые предъявили в третейский суд иск в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск. Таким образом, участником третейского разбирательства могут быть любые дееспособные субъекты гражданских правоотношений.

4. Спорный характер дела, т. е. это спор, возникающий из гражданского правоотношения. Следовательно, на рассмотрение третейского суда не могут быть переданы споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений. Отсюда следует также, что дела особого производства, в частности, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и дела о банкротстве не подведомственны третейским судам. Такие дела не рассматриваются третейскими судами, потому что они носят бесспорный характер и обладают своего рода публично значимым характером Николюкин С. В. Третейские механизмы урегулирования коммерческих споров. -- М.: Юрлитинформ, 2011. -- С. 35.

Объем этого критерия всецело зависит от усмотрения законодателя, формируемого с учетом многих факторов

Кроме всех вышеперечисленных критериев, при определении подведомственности дел третейским судам российский законодатель исходит из критерия отсутствия прямо предусмотренных федеральным законом исключений из подведомственности дел третейским судам. Например, по Федеральному закону от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» дела о банкротстве прямо исключены из подведомственности дел третейским судам (пункт 3 статьи 33).

Следует особо подчеркнуть, что случаи исключения дел из подведомственности третейских судов могут быть установлены исключительно федеральным законом. Подзаконными нормативными актами такие исключения установлены быть не могут.

Исходя из всего вышеизложенного, становится ясно, что в третейский суд для рассмотрения и разрешения могут быть переданы дела по спорам юридических лиц и (или) граждан, возникшим из гражданских правоотношений, в отношении которых имеется действительное и исполнимое третейское соглашение, за изъятиями, установленными федеральным законом.

Глава 2. Порядок рассмотрения дел в третейском суде

2.1 Сущность и правовая природа третейского соглашения

Пункт 1 ст. 5 Закона о третейских судах устанавливает, что в качестве юридического факта, являющегося основанием возбуждения третейского процесса, рассматривается третейское соглашение. Только в том случае, если стороны заключили такое соглашение, возникший спор может быть передан на рассмотрение третейского суда. Под третейским соглашением понимается соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда (ст. 2 Закона о третейских судах).

Однако указанное законодательное определение третейского соглашения имеет самый общий характер. Вместе с тем для характеристики третейского соглашения имеют значение положения двух первых пунктов ст. 5 Закона о третейских судах. За их формулировками фактически скрывается сложнейшая проблема правоведения, до сего времени не нашедшая своего однозначного разрешения в теории третейского разбирательства. Речь идет о правовой природе третейского соглашения.

По мнению последователей договорной теории, третейское соглашение относится к обычному гражданско-правовому договору и порождает для сторон конкретные гражданско-правовые обязательства, в том числе и обязательство, подчиниться решению, вынесенному третейским судом. Выражая сущность третейского разбирательства, один из представителей договорной теории, В. Хэгер, писал: «Третейское производство не подходит под понятие гражданского процесса, ибо предоставление, в силу соглашения сторон, определенным лицам возможности разрешить правовой спор — есть чисто гражданская юридическая сделка, и самый процесс только завершает гражданское правоотношение» Хегер, С. Законодательство Австрии о международном коммерческом арбитраже и перспективы его развития // Третейский суд. 2004. — № 2. — С. 32.

Сторонниками процессуальной теории третейское соглашение рассматривается в качестве соглашения процессуального характера, направленного на исключение юрисдикции государственного суда. Так, профессор В. А. Мусин пишет о том, что соглашение (как заключенное отдельно, так и инкорпорированное в контракт), регулирует не материально-правовые вопросы, а чисто процессуальные вопросы Мусин, В. А. Арбитражная оговорка во внешнеторговом контракте и проблема правопреемства // Третейский суд.- М., 2000. — № 4. — С. 6. А. П. Вершинин также подчеркивает, что арбитражное соглашение по своей природе является процессуальным соглашением и имеет свой «процессуальный предмет» Вершинин, А. П. Арбитражное соглашение // Третейский суд при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате. — СПб.: 2001. — С. 65.

Доктрина sui generis признает за третейским судом статус «смешанного института», содержащего элементы договорного и процессуального характера. Вопросы действительности третейского соглашения, право- и дееспособности сторон относятся к области договорной и могут быть разрешены с применением норм гражданского законодательства. Само третейское разбирательство становится правоприменительной деятельностью и переходит в сферу процессуального права. Таким образом, как отмечается профессором В. В. Ярковым, третейское соглашение относится к особого рода юридическим фактам, имеющим одновременно материально-процессуальный характер и обладающим дуалистическим значением Ярков, В. В. Отвечаем на вопросы // Третейский суд. — М., 2003. — № 5. — С. 16. Все это порождает неоднозначные подходы к его оценке в судебной практике.

Российское законодательство тяготеет к теории смешанной правовой природы третейского суда. В ст. 2 Закона о третейских судах, третейское соглашение определяется как соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда, а в ч. 1. ст. 7 Закона об арбитраже арбитражное соглашение определяется как соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет Хрестоматия альтернативного разрешения споров; Третейское разбирательство. Международный коммерческий арбитраж. Посредничество (медиация). -- СПб.: Третейский суд, 2009. -- С. 172.

Итак, третейское соглашение -- это самостоятельное соглашение сторон материального правоотношения о реализации права на защиту путем передачи в третейский суд всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет.

Несмотря на то, что третейское соглашение тесно связано с основным правоотношением и распространяет свою силу только на споры, которые возникли или могут возникнуть в связи с ним, по своей юридической природе оно существенно отличается от основного материального правоотношения, а потому носит автономный характер. Даже если при рассмотрении дела основной договор будет признан недействительным, третейская оговорка, включенная в его текст вопреки общим положениям гражданского права, сохраняет свою силу, подчеркивая тем самым смешанный характер соглашения о разбирательстве дела в третейском судеКурочкин С. А. Третейское разбирательство гражданских дел в Российской Федерации: теория и практика. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — С. 52.

Автономность третейского соглашения (третейской оговорки) — это положение, наделяющее согласно закону третейский суд компетенцией рассматривать и разрешать вопрос о действительности третейского соглашения отдельно (автономно) от вопроса о действительности договора, в который это соглашение (оговорка) включено или к которому оно относится.

Принцип автономности (отделимости) третейского соглашения воспринят в Российской Федерации и реализован в ч. 1 ст. 17 Закона о третейских судах. Судебная практика последовательно применяет норму о том, что третейское соглашение, заключаемое в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других его условий.

Для признания автономности третейского соглашения вводится юридическая фикция: фактически заключая один договор, стороны юридически заключают два — основной договор материально-правового характера и арбитражное соглашение. Такая фикция позволяет разрешить проблему действительности третейской (арбитражной) оговорки.

Третейские соглашения принято разделять на виды в зависимости от формы, времени заключения, вида третейского суда, на разрешение которому передается спор. В зависимости от формы выделяются:

1) третейская оговорка -- включенное в гражданско-правовой договор условие о передаче в третейский суд всех или определенных споров, которые могут возникнуть в связи с конкретным правоотношением, оформленным договором;

2) третейское соглашение -- составленное в виде отдельного документа соглашение о передаче в третейский суд всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет;

3) соглашение, которое заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.

В зависимости от времени заключения (по отношению к моменту возникновения спора) принято различать:

1) соглашение о передаче в третейский суд споров, которые могут возникнуть в будущем (третейский договор);

2) соглашение о передаче в третейский суд уже возникшего спора (третейская запись). Его разновидностью будет соглашение о передаче в третейский суд спора, который уже рассматривается государственным судом (ч. 4 ст. 5 Закона о третейских судах).

Третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска, и если иное не предусмотрено федеральным законом.

Третейское соглашение в отношении спора, который находится на разрешении в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, может быть заключено до принятия решения по спору компетентным судом.

Спор не может быть передан на разрешение третейского суда при наличии в договоре медиативной оговорки Ивачев И. Полномочия третейских судов и порядок третейского разбирательства // Финансовая газета. — М., 2011. — № 35. — С. 12.

В зависимости от вида третейского суда, на разрешение которому передается спор, признаются:

1) соглашение о передаче спора на рассмотрение постоянно действующего третейского суда. В качестве неотъемлемой части такого соглашения рассматриваются правила постоянно действующего третейского суда;

2) соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского суда ad hoc. В таком соглашении сторонами должен быть определен порядок формирования третейского суда, регламент его деятельности либо согласовано условие о том, кем и в каком порядке будет определяться порядок формирования третейского суда и регламент его деятельности.

Форма третейского соглашения определена ст. 7 Закона о третейских судах. Третейское соглашение заключается в письменной форме; при этом она считается соблюденной и тогда, когда соглашение содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора. Несоблюдение формы делает третейское соглашение незаключенным.

Из формулировки ст. 5 закона о третейских судах вытекает также требование о конкретизации материально-правовых отношений, по поводу которых может возникнуть спор, передаваемый на разрешение третейского суда. Введение указанной нормы вызвало немало дискуссий в юридической науке в отношении ее целесообразности. Так, например, по мнению О. Ю. Скворцова, указанная норма ограничивает сферу применения третейского соглашения и дает ответчику основания для оспаривания компетенции третейского суда Скворцов, О. Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. -- М.: Волтерс Клувер, 2005. -- С. 24.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой