Социально-профессиональный статус сотрудников органов внутренних дел

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная структура, социальные институты и процессы
Страниц:
152


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Выводы по разделу

1. Группировка объектов осуществляется на основе поиска закономерностей, в качестве которых выступают легко интерпретируемые логические выражения. Группировка — наиболее простой и естественный способ анализа информации. На исходные данные не накладывается никаких ограничений, а оценка взаимосвязей между признаками на основе подсчета частот различных комбинаций их значений непосредственно отражает логику эмпирического социологического анализа. Весьма эффективны так называемые специальные методы группировки, к числу которых относится метод вычисления меры близости и сходства. Термин & laquo-близость»- относится к сходству, к различию, к корреляции, к мере пересечения или же любой другой функции, используемой в качестве меры сходства или расстояния между объектами. Наиболее эффективными инструментами исследования мер близости и сходства в социологии являются многомерное шкалирование, кластерный, дискриминантный и факторный анализы.

2. В данном диссертационном исследовании был применён многомерный статистический анализ, направленный на выявление характера и структуры взаимосвязи между операциональными конструктами социально-профессионального статуса сотрудников ОВД. На начальном этапе обработки информации применялась процедура стандартизации данных. Затем методом факторного анализа был определен набор сравнительно небольшого числа наиболее информативных показателей. На последнем этапе посредством кластерного анализа была осуществлена группировка сотрудников органов внутренних дел по мерам близости и сходства в социально-профессиональном статусе.

3. В процессе факторного анализа были выявлены пятнадцать наиболее существенных факторов, собственные значения которых интерпретированы следующим образом: отнесение себя к тому или иному социальному слою- оценка престижа профессии- состояние доходов в семье- неудовлетворенность денежным содержанием сотрудников ОВД- отношение к льготам- уровень обеспеченности жильем- удовлетворенность имеющимся жильём- наличие автомобиля- наличие дачи, дачного участка- удовлетворенность семейным положением- влияние на социальный статус респондента других членов семьи- статус родителей респондента- оценка престижности образования- стремление к получению новых знаний- пол, возраст и стаж работы респондента.

4. На последнем этапе обработки первичной социологической информации использовался кластерный анализ, позволивший выделить четыре группы (кластера) сотрудников органов внутренних дел по мерам близости и сходства в социально-профессиональном статусе. Первую группу составили репон-денты (43%) в возрасте 25−40 лет, преимущественно мужчины с 5−10 летним стажем работы в правоохранительных органах, 94% из которых имеют одного или двоих детей. Большинство из них относит себя к социальному слою & laquo-малообеспеченных»- и не удовлетворены своим материальным положением. Доходы в семье, указанные представителями данной группы, являются самыми низкими. Здесь наибольшее количество сотрудников (21%), не уверенных в правильности выбора профессии, считающих свою нагрузку на работе чрезмерной и высокой (51%). В этом кластере самый высокий процент респондентов (35%), руководствовавшихся при выборе профессии желанием бороться с преступностью и романтикой профессии (23%). 91% сотрудников считают свой образовательный уровень удовлетворительным для своей профессиональной деятельности, что также является самым высоким показателем среди других групп. Практически все представители данной группы имеют собственную квартиру, многие автомобиль (43%>) и дачу (36%). Вторую группу составили сотрудники милиции (40,5%>), среди которых соотношение женщин примерно такое же, как и в общей выборке. Большинство составивших второй кластер принадлежат к возрастной группе от 25 до 30 лет, 80% из них имеют детей. В этой группе самое большое количество (18%) тех, кто при выборе профессии руководствовался решением материальных проблем. Каждый второй уверен в выборе профессии, а каждый пятый вполне удовлетворен занимаемой должностью. Количество удовлетворенных и не вполне удовлетворенных условиями труда разделилось поровну. Вместе с тем представители этого кластера в подавляющем большинстве (78%) не удовлетворены своим интегральным материальным положением и относят себя к социальному слою & laquo-малообеспеченных»-. Почти никто в данной группе не имеет собственной квартиры, 54% живут с родителями, 13% - в общежитии, 30%) снимают квартиру. Владеют автомобилем только пятая часть опрошенных, треть респондентов имеет дачный участок — это самые низкие показатели по всем кластерам. Здесь также самое большое число лиц, считающих, что льготы для сотрудников милиции реально не действуют. Третью группу (9%) составляют равно распределившиеся по тендерному признаку респонденты в возрасте от 35 до 45 лет. В данной группе самый маленький процент (75%) респондентов, имеющих детей, и самый большой процент (40%) сотрудников, относящих себя к социальному слою & laquo-обеспеченных»-, что в среднем в четыре раза больше, чем среди других групп. Здесь же больше всего удовлетворенных условиями и результатами работы (73%), а также предоставляемыми сотрудникам льготами. 60% сотрудников уверены в правильности выбора профессии и вполне удовлетворены занимаемой должностью. Каждый второй представитель данного кластера руководствовался при выборе профессии романтикой и желанием бороться с преступностью, а каждый четвертый пришел в органы внутренних дел по совету родителей и друзей. В третьей группе самое большое число лиц (95%), считающих, что повышение образования необходимо для достижения более высокого социально-профессионального статуса. В четвертую группу (7,5%>) вошли сотрудники милиции более старшего возраста, в том числе все опрошенные старше 50 лет, практически все из которых имеют одного или двоих детей. Данный кластер самый & laquo-образованный»- (94% респондентов имеют высшее профессиональное образование), характеризуется наиболее высоким уровнем доходов среди всех групп и в то же время самой высокой неудовлетворенностью своим материальным положением — две трети респонден

111 тов относят себя к слою & laquo-малообеспеченных»- граждан (средств хватает только на повседневные расходы и в крайних случаях на лечение). Каждый второй представитель этой группы не уверен в правильности выбранной профессии, не удовлетворён условиями, содержанием и организацией своего труда. В четвертом кластере самое большое число лиц (59%), считающих профессию сотрудников органов внутренних дел не престижной.

5. Группировка сотрудников органов внутренних дел по мерам близости и сходства в социально-профессиональном статусе позволила получить более краткое описание большого массива первичной социологической информации по проблеме исследования в виде групп данных, обладающих схожими свойствами. В результате большое количество индивидуальных описаний заменяется значительно меньшим числом описаний групп. Естественно, что при этом неизбежно некоторое огрубление и частичная потеря информации о каждом отдельном операциональном конструкте социально-профессионального статуса, однако это даёт возможность получения более наглядной общей картины, позволяет лучше уяснить структуру всего множества эмпирических данных, определить дальнейшие направления исследований в этом проблемном поле, обосновать рекомендации в сфере государственной и ведомственной социальной политики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении подведём итоги работы, сформулируем основные выводы и рекомендации, наметим пути дальнейшего анализа проблем, рассматриваемых в диссертационном исследовании.

Первый вывод носит уточняющий характер по отношению к основным методологическим подходам и методическим процедурам исследования социальной структуры, одномерности и многомерности стратификации, выделению её критериев и элементов. В данном исследовании социально-профессиональный статус рассматривается в качестве аспекта более широкого понятия социального статуса и означает место сотрудников органов внутренних дел в профессиональной структуре, определяет уровень их экономического положения, а также оценку и самооценку той роли, которую играет эта социально-профессиональная группа в системе профессиональных отношений. Он характеризуется степенью включенности сотрудников в отношения профессиональной группы, уровнем квалификации и мастерства, профессионального самосознания, признанием в профессиональной среде. Поэтому, в группу индикаторов, которые использовались для социологического измерения социально-профессионального статуса на эмпирическом уровне, были включены такие объективные по отношению к респонденту факторы, как мера состояния и изменения социально-профессионального статуса, а также субъективные мотива-ционные установки, оценки и суждения сотрудников органов внутренних дел, выражающие их отношение к различным аспектам своего социально-профессионального статуса.

Следующая группа выводов связана с состоянием социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел и основными тенденциями его трансформации в современных условиях. Проведенное исследование свидетельствует, прежде всего, о рассогласованности операциональных конструктов социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел. Налицо существенное противоречие между профессионализмом, наличием специального образования и опытом работы с одной стороны и низким материальным положением, неудовлетворительной социально-правовой защищенностью и падающим престижем профессии с другой. Подобный феномен получил название & laquo-статусной инконсистенции& raquo- (несовместимости), когда занимаемая индивидом позиция в социальной структуре является относительно высокой, а её оценка в обществе весьма низкой.

Социологический анализ социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел свидетельствует, что эту социально-профессиональную группу нельзя представлять как однородную массу — она сильно дифференцирована и по социально-демографическому составу, и по факторной дискретности статусных характеристик. Вместе с тем для трансформации социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел характерны следующие тенденции: устойчивые, позитивные восходящие и негативные нисходящие. Первая группа включает в себя стабильно продолжающиеся мероприятия по сокращению штатной численности личного состава МВД России, что определило основные тенденции структурной перестройки и профессионально-отраслевой динамики комплектования органов внутренних дел. Несмотря на увеличение некомплекта, общая численность сотрудников Министерства остаётся вполне достаточной для выполнения возложенных на Министерство внутренних дел Российской Федерации задач: плотность подразделений милиции, непосредственно занимающейся борьбой с преступностью и охраной правопорядка, составляет одного сотрудника на 200 человек населения, что, в общем, соответствует европейским стандартам плотности полиции в расчете на количество населения страны. Подавляющее большинство личного состава стабильно решает на высоком профессиональном уровне оперативно-служебные и служебно-боевые задачи, многократно усложнившиеся в связи с событиями на Северном Кавказе, волной насилия и терроризма, прокатившейся по России, достойно выполняет свой служебный долг. За мужество и героизм указами Президента Российской Федерации около 6.5 тысяч сотрудников органов внутренних дел были удостоены государственных наград. Двадцати пяти из них присвоено звание Героя России. Ко второй группе следует отнести получившую дальнейшее развитие положительную тенденцию стабилизации кадрового ядра. В целом по системе МВД России снизился удельный вес сотрудников с общим стажем службы менее трёх лет, а со стажем от трёх до десяти лет увеличился. Анализ статистических данных показывает, что в органах и подразделениях внутренних дел, хотя и медленно, но продолжается рост образовательного уровня сотрудников, увеличивается и доля имеющих юридическое образование. Вместе с тем позитивные тенденции развиваются медленно. Многие проблемы остаются нерешенными, а некоторые вызывают обоснованную тревогу. Так, в полной мере продолжает сохранять свою актуальность и проблема & laquo-внутренней»- текучести кадров, то есть перевод сотрудников из одной службы в другую, который далеко не всегда является объективно обоснованным. Данные статистики свидетельствуют о том, что даже с учётом необходимой поправки на множество привходящих факторов (в том числе и личного свойства) в работе по закреплению кадров в конкретных службах остаётся ещё достаточно проблем, требующих решения. В любом случае закрепление кадров является одной из ключевых проблем в деле формирования действительно профессионального кадрового ядра органов внутренних дел. Во многом нестабильность кадрового состава является прямым следствием нерешённости социальных проблем. Анализ реального состояния социально-правовой защиты сотрудников органов внутренних дел показывает, что существенная часть правовых норм и положений действующего законодательства в этой сфере в должной мере не исполняется. Наиболее серьёзное положение сложилось с обеспечением личного состава жильём. Выделение квартир сотрудникам сократилось. Практически прекращено оказание безвозмездной финансовой помощи лицам, занимающимся строительством индивидуального и кооперативного жилья, приостановлено выделение беспроцентных ссуд сотрудникам милиции. Число нуждающихся в улучшении жилищных условий все более возрастает и составляет почти пятую часть личного состава. В большинстве регионов России приобрела хронический характер задержка выплаты на месяц и более заработной платы личному составу, до 2−3-х и свыше месяцев — страховых сумм и денежных компенсаций в возмещение ущерба, причиненного сотрудникам на службе, а также компенсации взамен продовольственного пайка и за поднаём жилья. Из-за отсутствия денежных средств неудовлетворительно компенсируются затраты личного состава на санаторно-курортное лечение, проезд к местам отдыха, не обеспечивается возможность своевременного убытия в очередные отпуска. В настоящее время Правительством Российской Федерации принимаются меры по ликвидации задолженности и частично ситуация исправляется. Однако в ряде регионом по местным бюджетам задержки по-прежнему имеют место. В некоторых регионах не своевременно и не в должном объёме оказывается помощь семьям погибших сотрудников органов внутренних дел, трудно решаются вопросы назначения пенсий вдовам и сиротам погибших. Существенно хуже решаются вопросы реализации прав сотрудников органов внутренних дел, получивших ранения и увечья. Во многих регионах неудовлетворительно решаются вопросы выплаты единовременных пособий и компенсаций за понесённый ущерб. В последнее время из-за неразрешенности вопроса с целевым финансированием по обязательному медицинскому страхованию значительная часть личного состава оказывается лишенной бесплатного медицинского обслуживания и лечения. Не менее серьёзной проблемой является бесплатное обеспечение сотрудников лекарственными средствами при амбулаторном лечении.

Оценивая состояние социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел и тенденций его трансформации в целом, следует сделать вывод о том, что сложившееся положение отражает общее состояние общества, которое находится в переходном периоде. В этой ситуации социально-профессиональный статус сотрудников органов внутренних дел не мог не измениться и не ухудшиться. Острота проблемы заключается в том, что нестабильность социально-профессионального статуса резко отрицательно сказывается на морально-психологическом состоянии личного состава, на его социальном самочувствии и социальном поведении. Исследование выявило определённую закономерность проявления той или иной реакции сотрудников на рассогласованность статусных характеристик. Первой реакцией на неконсистент-ность является эмоциональная, которая заключается в том, что сотрудники, получающие вознаграждение меньше, чем ожидаемое от соответствующих статусных позиций, будут испытывать чувство гнева и ощущение провала. Следует особое внимание обратить на один из мощных дестабилизаторов социальных отношений — неконтролируемое насилие (само насилие понимается при этом как преднамеренное нанесение ущерба человеку, его здоровью, или собственности), сопровождающее, к сожалению не только преступления, но и нередко вызывающее эскалацию социальных конфликтов, отчасти и действия милиции в операциях по локализации социальных конфликтов или выполнении других подобных функций. Используя силу, сотрудники соответствующих структур не всегда учитывают, что правоохранительные органы находятся под зорким контролем общественного мнения, которое чаще всего не поддерживает такие формы деятельности. Эти формы не эффективны, не легитимны и не соответствуют социокультурной ситуации в современном российском обществе. Насилие — это источник и показатель нестабильности правопорядка. Перспективам социокультурной динамики современного общества отвечает активное освоение и использование таких приемов, которые были бы ориентированы на сознательный отказ от применения физической силы, наносящей урон людям и их собственности, ненасильственных методик. Ненасильственные действия имеют в деятельности правоохранительных органов широкий диапазон, который может быть расширен за счет усиления работы в этом направлении. Тем самым существует настоятельная необходимость изменить ситуацию статусной неконси-стентности. В некоторых ситуациях эмоциональные реакции могут быть неоднозначными. Например, конфигурация типа & laquo-низкий доход — высокий престиж профессии& raquo-, & laquo-высокий доход — низкий престиж профессии& raquo- представляют собой несоответствия между двумя видами вознаграждений — материальным (доход) и социальным (престиж профессии), которые могут быть взаимозаменяемыми. Эмоциональная реакция человека в такой ситуации будет зависеть от его индивидуальных предпочтений относительно того или иного вида вознаграждения. Реакции сотрудников на ситуацию статусного рассогласования не ограничиваются перечисленными выше — указанные последствия являются наиболее видимыми и в той или иной мере проверенными на эмпирических данных. Следует отметить и другие поведенческие реакции на статусные несоответствия. Например, ситуация неконсистентности между достигнутыми и предписанными статусами поражает сильный стресс, психосоматические симптомы, вследствие которых неконсистентные индивиды, считая себя неудачниками, демонстрируют специфические способы общения с коллегами, становятся менее эффективными работниками вследствие беспокойства, напряжения от ощущения несоответствий.

Существует определенная закономерность проявления той или иной реакции индивида на рассогласованность их статусов. Первой наипростейшей реакцией на неконсистенотность считается эмоциональная. Далее следуют различные попытки изменить ситуацию — процессы мобильности. Только восходящая мобильность может снизить диссонанс, так как нисходящая может создавать новые несоответствия, связанные со сравнением положения в настоящем времени и в прошлом. Более сложными реакциями являются различные попытки изменить ситуацию — процессы мобильности. Только восходящая мобильность может снизить диссонанс, так как нисходящая мобильность может создавать новые несоответствия, связанные со сравнением положения в положения в настоящем времени и в прошлом. В частности, естественное стремление сотрудников ОВД зарабатывать больше, чтобы обеспечить себя и свою семью средствами к существованию, в данной правовой ситуации, когда они не имеют права заниматься коммерческой деятельностью и подрабатывать, с одной стороны, и не получают адекватного вознаграждения со стороны государства, с другой стороны, может найти выход в фактах коррупции — противозаконном использовании сотрудниками органов внутренних дел своей государственной должности и полномочий для извлечения личной выгоды. Основная опасность, связанная с проблемой коррупции, заключается в том, что она превращает государство из средства обеспечения социальных гарантий всех слоев общества в орудие осуществления интересов отдельных групп за счет остальной части общества. Подрывается основание для уважительного отношения к человеку в форме сотрудника милиции, что весьма пагубно сказывается на отношении к милиции в частности и на восприятии гражданами государства — как гаранта их прав и свобод. Если изменить ситуацию невозможно, то индивид обращается к следующему, тоже достаточно простому, способу изменения действительности — борьбе против конкретных индивидов или категорий индивидов, например, дискриминация и предрассудки, которые выражаются в представлениях о вседозволенности, собственной & laquo-карательной миссии& raquo-, низкой культуре общения с гражданами, неправомерном применении силы. Если этот способ не удается, то следует более сложная форма попыток изменения реальности — стремление изменить социальный порядок: первоначально поддерживая взгляды тех политических движений, которые обосновывают необходимость изменений в обществе, а затем — принимая активное личное участие в их деятельности. Если этот способ не возможно реализовать, то индивид будет прибегать к самоизоляции, крайней формой которой выступает суицид. В ситуации невозможности ни изменения действительности, ни избежания профессиональных контактов, индивид вынужден жить с диссонансом, напряжением, вытекающим из рассогласованности его статусов, что в свою очередь влияет на его социальную удовлетворенность — обобщенную в сознании индивида совокупность его восприятия и оценок условий жизни и качества жизни. Высокая социальная удовлетворенность, как известно, является важной социальной предпосылкой для развития социальной системы, а также для сохранения ее стабильности.

Наконец, проведённое исследование заставляет сделать вывод о том, что социально-профессиональное положение сотрудников органов внутренних дел не может быть улучшено, если эту задачу пытаться решить вне контекста общих проблем российского общества. Решение существующих проблем может быть достигнуто лишь в общенациональном контексте, на долгосрочной основе, при полном осознании теснейшей взаимозависимости реформирования органов внутренних дел и социальной политики. В этой связи необходима конкретная концепция социально-правовой защиты сотрудников органов внутренних дел, находящихся на государственной службе Российской Федерации. Актуальность разработки такой концепции связана с тем, что защитные механизмы в отношении личного состава МВД России не отвечают в полной мере современному состоянию российского общества и складывающейся криминальной ситуации. Поэтому концептуальные основы государственной политики в области социально-правовой защиты сотрудников органов внутренних дел должны учитывать развитие не только научной теории, но и складывающуюся практику. В свою очередь последняя показывает, что вопросы социально-правовой защиты сотрудников наиболее успешно разрешаются в следующих формах: принятие администрациями субъектов Российской Федерации и их законодательными органами долгосрочных программ по решению комплекса проблем в области социально-правовой защиты сотрудников ОВД, подкреплённых соответствующей законодательной базой- подготовка органами внутренних дел обзоров, представлений, запросов в органы исполнительной и законодательной властей о состоянии социально-правовой защиты сотрудников, а также о ходе выполнения запланированных мероприятий в рамках уже принятых правовых документов, затрагивающих это состояние на территориях конкретных регионов- оказание органам внутренних дел материальной и финансовой поддержки со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации- установление для сотрудников ОВД дополнительных региональных социальных льгот- разработка предложений по совершенствованию

120 законодательства о социально-правовой защите личного состава МВД России и их вынесение на федеральный уровень.

Представляется, что реализация этих первоочередных мер во многом будет способствовать стабилизации социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, формированию у них позитивной профессиональной мотивации, заинтересованности в совершенствовании уровня профессионализма и самореализации в профессиональной деятельности. Как следствие появляется возможность поиска инновационных, управленческих подходов как по отношению к правоохранительной деятельности ОВД, так и в отношении всего арсенала используемых в ней методов и средств. Конечно, реализация этих мероприятий потребует значительных организационных и материальных затрат. Однако необходимо признать тот факт, что общественную безопасность в стране могут обеспечить лишь профессионально подготовленные, технически безупречно оснащенные и социально защищенные специалисты. Правопорядок стоит дорого и продолжает расти в цене, и если не изыскать необходимых финансовых ресурсов сейчас, то нельзя рассчитывать на улучшения криминологической ситуации в стране и в будущем ситуация разгула преступности будет ухудшаться и в дальнейшем потребуется ещё больше затрат и усилий со стороны общества для её преодоления.

1. Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. С. Социологический словарь. М.: Наука, 1997. — 406 с.

2. Аверин А. Н. Социальная политика государства и социальная структура общества / Академ, народ, хоз-ва при правительстве Российской Федерации. М.: ТОО & laquo-Дело»-, 1995. — 30 с.

3. Аитов Н. А. Понятие & laquo-социальная структура& raquo- в современной социологии // Социологические исследования, 1996. № 7. — С. 27−39.

4. Александрова Т. Л. Методологические проблемы социологии профессий // Социологические исследования, 2000. № 8. — С. 11 -17.

5. Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В.Н. Доб-ренькова. М.: Изд-во МГУ, 1996. — 264 с.

6. Ансар П. Современная социология // Социологические исследования, 1996. -№ 8. -С. 111−119.

7. Анурин В. Ф. Проблема эмпирического измерения социальной стратификации и социальной мобильности // Социологические исследования, 1993. -№ 3-С. 41−53.

8. Ануфриев Е. А. Социальный статус и активность личности. М.: Наука, 1984. -278 с.

9. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М.: «Прогресс-Универс», 1993. -608 с.

10. Ю. Артемов В. Н. Социальная культурная ориентация правоохранительных органов // Социологические исследования, 2000. № 1. — С. 51−55.

11. П. Ашвин С. Влияние советского тендерного порядка на современное поведение в сфере занятости. // Социологические исследования, 2000. № 11. -С. 63−71.

12. Барулин B.C. Социально-философская антропология. М.: Онега, 1994. -252 с.

13. Батыгин Г. С. Лекции по методологии социологических исследований. М.: Аспект-Пресс, 1995. — 286 с.

14. Бауман 3. Мыслить социологически. М.: Аспект-Пресс, 1996. — 254 с.

15. Бахтурина А. В. Изменение социального статуса крестьянства на современном этапе развития советского общества: Дис. канд. философских наук. -Саратов, 1991. 152 с.

16. Беленький В. X. Активные элементы социальной структуры общества: социально-философские и социально-политические проблемы / Краснояр. гос. акад. цв. металлов и золота. Красноярск: ГАЦМИЗ, 1997. — 54 с.

17. Беленький В. X., Мулоянов А. Б. О подходе к измерению социодинамики // Социологические исследования, 1999. № 2. — С. 120−123.

18. Белых Е. Л., Веркеенко Г. П. Социальная структура и социальные процессы в современном обществе / Моск. гос. открытый пед. ин-т. М.: Б. И., 1993. -85 с.

19. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995. — 323 с.

20. Бестужев-Лада И. В. Прогнозное обоснование социальных нововведений. М.: Наука, 1993. — 252 с.

21. Большая советская энциклопедия. М.: Сов. Энциклопедия, 1954. -т. 28. — 664 с.

22. Боровиков В. П. Популярное введение в программу STATISTICA. -М.: Компьютер Пресс, 1998. 267 с.

23. Боровиков В. П., Боровиков И. П. Statistica Статистический анализ и обработка данных в среде Windows. М.: Филинъ, 1997. — 608 с.

24. Васильев В. П. Социальная сфера и управление ею. // Социологические исследования, 1999. № 2. — С. 136−138.

25. Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и по-слесл. Ю.Н. Давыдова- Предисл. П.П. Гайденко- Коммент. А. Ф. Филипова. -М.: Прогресс, 1990. 804 с.

26. Вебер М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования, 1994. № 5. — С. 11−13.

27. Верч Дж. Голос разума. Социокультурный подход к опосредованному действию. М.: Тривола, 1996. — 176 с.

28. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология. М.: Гардарика, 1998. — 426с.

29. Воробьев A.M. Социальный портрет работника ОВД // Социологические исследования, 1992. № 10. — С. 27−30.

30. Галкин А. А. Тенденции изменения социальной структуры // Социологические исследования, 1998. № 10. — С. 87−99.

31. Гершунский Б. С. Философско-методологические основания стратегии образования в России. М.: ИТПИМО, 1993.- 160 с.

32. Гидденс Э. Стратификация и классовая структура // Социологические исследования. 1998. — № 11. -е. 9−27.

33. Гофман А. Б. Дюркгейм о ценностях и идеалах. // Социологические исследования, 1991. -№ 2. -С. 104−106.

34. Гражданинников С. Д. Экстраполяционная прогностика: классификационное моделирование в исторических и прогностических исследованиях. -Новосибирск: Наука, 1998. 144 с.

35. Григорьев С. И., Растов Ю. Е. Начала современной социологии. М.: Магистр, 1999. — 248 с.

36. Гурко Т. А. Вариативность представлений в сфере родительства // Социологические исследования, 2000. № 11. — С. 90 — 97.

37. Давыдов A.A. Модульный анализ и конструирование социума. М.: Ин-т социол. РАН, 1994. -198 с.

38. Даль В. И. Толковый словарь. М.: Русский язык, 1979. — 779 с.

39. Девятко И. Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования. М.: ИС РАН, 1996. — 174 с.

40. Деготь Б. А. Социальная защита граждан, уволенных с военной службы. Саратов: ИЗД-во СГУ, 1997. — 120 с.

41. Деятельность теории, методология, проблемы. М.: Политиздат, 1990. -336 с.

42. Доблаев В. П. Теория организаций: Уч. Пособие. М.: Ин-т молодежи, 1995.- 172 с.

43. Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социология: В 3 т. Т. 1.: Методология и история. — М.: ИНФРА-М, 2000. — 400 с.

44. Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социология: В 3 т. Т. 2.: Социальная структура и стратификация. — М.: ИНФРА-М, 2000. — 536 с.

45. Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социология: в 3 т. Т. 3.: Социальные институты и процессы. — М.: ИНФРА-М, 2000. — 520 с.

46. Дубина О. М., Ратников М. А. Профессиональная мобильность: кто и как принимает решение изменить профессию // Социологические исследования, 1997. -№ 11. -С. 37−42.

47. Егорышев C.B. Органы внутренних дел как социальная организация: Автореф. дис. д-ра социол. наук УФА, 1997. — 32 с.

48. Жизненные пути одного поколения / Под ред. М. Х. Титмы. М.: Наука, 1992.- 185 с. 49. 3ародин В. А., Самсонов В. Б. Социальные инновации: организация и контроль. Саратов: изд-во СГУ, 1999. — 148 с.

49. Заславская Т. И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социологические исследования, 2001. № 8. — С. 3−12.

50. Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Социология экономической жизни: Очерки теории. Новосибирск: Наука. Сиб. Отд-ие, 1991. — 448 е. 52. 3дравомыслов А. Г. Социология конфликта.: Уч. пособие. М.: Аспкт Пресс, 1995. -317с.

51. Иванов М. В. Международная статистика.: Учеб. пособие. СПб.: & laquo-Университетская книга& raquo-, 1998. — 152с.

52. Ионин Л. Г. Социология культуры. М.: Логос, 1996. — 278 с.

53. Каган М. С. Философская теория ценности. /С. -Петерб. Гос. Ун-т, акад. Гуманит. Наук. СПб: Петрополис, 1997. — 204 с.

54. Кант И. Критика способности суждения. М.: Искусство, 1994. — 315с.

55. Капустин Б. Г. Либеральные ценности в сознании россиян. М.: Луч, 1994. -79 с.

56. Караханова Т. М. Условия жизни и реальное поведение людей. / рос. Акад. Наук, Ин-т социологии. — М.: ИС, 1995. 101 с.

57. Кардамонов О. А. Престиж и пафос как жизненные стратегии социо-экономической группы (анализ СМИ) // Социологические исследования, 2001. № 1. — С. 66−73.

58. Ковалев В. И. Профессия и ее мотивация. // Психологические вопросы социальной подготовки. Вильнюс: Изд-во Вильнюс. Ун-та, 1981. — С. 5356.

59. Ковалева А. И. Социализация личности: норма и отклонение. М.: Институт молодежи, 1996. — 224 с.

60. Кожевников В. В, Проблемы профессионализма сотрудников органов внутренних дел // Социологические исследования, 1999. № 9. — С. 55 — 60.

61. Козина И. М. Что определяет статус & laquo-кормильца»- семьи? // Социологические исследования, 2000. -№ 11. С. 83 89.

62. Ко лесин И. Д. Подходы к изучению социокультурных процессов // Социологические исследования, 1999. -№ 1. -С. 130−137.

63. Комаров М. С. Социальная стратификация и социальная структура. // Социологические исследования, 1992. № 7. — С. 64−65.

64. Комлев Ю. Ю. Органы внутренних дел и средства массовой информации: от общественной осведомленности к оптимальному взаимодействию. -Казань: Изд-во Казанск. унив-та, 2001. 172 с.

65. Концептуальные основы совершенствования работы с кадрами // Известия методического центра профессионального образования и координациинаучных исследований. 1996. — № 3. — С. 7−21.

66. Кораблёва Г. Б. Об институциональном подходе к исследованию связи профессии и образования. // Социологические исследования, 2000. № 6. -С. 48−51.

67. Косалс Л. Я., Рывкина Р. В. Социология перехода к рынку в России. -М.: Эдиториал УРСС, 1998. 368 с.

68. Кравченко А. И. Концепция капитализма М. Вебера и трудовая мотивация // Социологические исследования, 1997. № 3. — С. 21−27.

69. Краткая философская энциклопедия. -М.: Прогресс, 1994. 574 с.

70. Краткий словарь по социологии. М.: Политиздат, 1988. — 479 с.

71. Крахмалев Д. Б. Учебные заведения МВД в системе высшего образования России. Саратов: Изд-во Поволж. межрегион, центра, 1999. — 132 с.

72. Крашенинников К. А., Кузнецов А. Г. Имидж сотрудника милиции. -Саратов: СВШ МВД РФ, 1997. 138 с.

73. Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях. / Н. И. Лапа-тин, В. И. Антонюк, А. А. Игнатьев и др.- Общ. Редактирование Л. А. Беляевой, Н. И. Лапатина.- Рос. Ан, Ин-т философии. М. ИФРАН. — 1994. — 243 с.

74. Кузнецов А. Г. Ценностные ориентации современной молодежи. Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. — 138 с.

75. Култыгин В. П. История российской социологии. М.: МГДТДиЮ, 1994. -98 с.

76. Лаврова О. В. Организация и социальный контекст бизнес образования. — Саратов: Изд-во СГТУ, 2001. — 295 с.

77. Лапин Н. И. Ценности как компоненты социокультурной эволюции современной России // Социологические исследования, 1994. № 2. — С. 3−9.

78. Лапшов В. А, Власова Е. В., Пономарева Н. П. Посещаемость занятий в вузах (факторы влияния) // Социологические исследования, 1999. № 4. — С. 132−134.

79. Левичева В. Ф. Молодежный Вавилон: Размышления о неформальномдвижении. М.: Молодая гвардия, 1989. — 220 с.

80. Луков В. А. Социальное проектирование и прогнозирование. М.: Институт молодежи, 1998. — 160 с. 83. Маркович Д. Ж. Социология труда. М.: Прогресс, 1988. — 574 с.

81. Масленникова Е. В. Социальный статус государственного служащего.: Дис. канд. социол. наук. Саратов, 1998. — 176 с.

82. Мертон Р. К. Социальная структура и аномия. // Социологические исследования, 1992. № 2. — С. 118−125.

83. Мертон Р. К. Социальная структура и аномия. // Социологические исследования, 1992. -№ 3. С. 104−115.

84. Мертон Р. К. Социальная структура и аномия. // Социологические исследования, 1992. -№ 4. С. 91−97.

85. Мехович A.M. Оптимизация взаимодействия милиции и общественности в процессе социально-политической стабилизации региона: Автореф. дис. канд. социол. наук / СГУ, 1999. 18 с.

86. Модульный анализ социальных систем.: (Сб. ст.) / Рос. АН, Ин-т социол. и др.- (Отв. Ред. A.A. Давыдов, М.В. Черныш). М.: ИС, 1993. — 93 с.

87. Монсон П. Современная западная социология. Теории традиции, перспективы. Спб.: & laquo-Нотабине»-, 1992. — 445 с.

88. Морозов В. М. Социальные проблемы подготовки кадров правоохранительных органов: сравнительный анализ отечественного и зарубежного опыта: Автореф. дис. д-ра социол. наук / Академии управления МВД России, 2000. 32 с.

89. Мосс М. Общество, Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М.: РАН, Восточная литература, 1996. — 360 с.

90. Мостовая И. В. Социальное расслоение в России: методология исследования/ Науч. ред. Ю. Г. Волков- Рос. акад. социал. наук.- Роснов н/д: Изд-во Рост, ун-та, 1995.- 176 с.

91. Назарова Ю. С. Мотивационная сфера сознания курсантов ВУЗов

92. МВД Российской Федерации / Дис. канд. социол. наук. Саратов, 2000. — 142 с.

93. Нечаев В. П. Социология образования. М.: Изд-во МГУ, 1992. 198 с.

94. Образование в России: Справочник. М.: НИИ ВО, 1998. — 15 с.

95. Осипов П. Н. Новые социально-экономические условия переходного периода и общественные требования к личности / Рос. акад. образования, ин-т сред. спец. образования. Казань: ИССО, 1996.- 100 с.

96. Основы прикладной психологии / Под ред. Ф. Э. Шереги, М. К. Горшкова. -М.: & laquo-Интерпракс»-, 1996. 179 с.

97. Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1998. — 270 с.

98. Педагогическая энциклопедия. М.: Сов. энцикл., 1965. — 911 с.

99. Пищулин Н. П., Федорова М. Ю. Социология лидерства: науч. тр. / Моск. гос. пед. ун-т. М.: МГПУ, 1997. — 156 с.

100. Пономаренко М. П. Социальные ячейки М.: Гарант парк: М.- Око, 1997, — 128 с.

101. Постановление Правительства Р Ф & laquo-О создании образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД РФ& raquo- от 17. 05. 96. № 589 // СЗ РФ, 1996. -№ 2532.

102. Пригожин А. И. Современная социология организации. М.: Интерфакс, 1995. -295 с.

103. Проблемы профессиональной социализации личности / Л. М. Митина, И. В. Вачков, И. Н. Грызлова и др. Под ред. Л. М. Митиной.- Кемер. обл. ин-т усовершенствования учителей, Психол. ин-т Рос. акад. образования Кемерово: Кемер. обл. ИУУ, 1996. 159 с.

104. Проблемы совершенствования профессиональной подготовки кадров органов внутренних дел. М.: ГУК и КП МВД РФ, 1996. — С. 14−21.

105. Проблемы стратификации российского общества в переходный к рынку период. / М. А. Слюсарянский, П. В. Антипин, Е. С. Шайдарова и др.- Отв. ред. М. А. Слюсарянский.- Перм. гос. техн. ун-т- Пермь: ПГТУ, 1995. 98 с.

106. Проблемы управления в сфере межнациональных отношений: Под ред. проф. С. И. Замогильного. Саратов: ПАГС, 1998. — 260 с.

107. Профессиональные способности и трудовое поведение: Учеб. пособие / МГУ им. М. В. Ломоносова, Социол. фак., Каф. социол. труда. М.: Изд-воМГУ, 1992.- 110 с.

108. Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

109. Пути обновления России: управленческие, финансово-экономические, социально-философские и правовые аспекты: Сб. науч. ст./ Рос. акад. гос. службы при Президенте Рос. Федерации- Редкол.: Делокаров К. X. и др. М.: РАГС, 1995.- 148 с.

110. Радаев В. В., Шкаратан О. И. Социальная стратификация. М.: Наука. — 1995.- 237 с.

111. Радугин А. А., Радугин К. А. Социология: Курс лекций М.: & laquo-Центр»-, 1999.- 160 с.

112. Разумовский О. С. Закономерности оптимизации в науке и практике. Новосибирск: Наука, 1990. 176 с.

113. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. Спб.: Образование, 1911. -196 с.

114. Римашевская Н. М. Социальные последствия экономических трансформаций в России // Социальные исследования, 1997. № 6. — С. 59−60.

115. Романов П. В. Социологические интерпретации менеджмента: исследования управления, контроля. Саратов: СГТУ, 2000. — 272 с.

116. Российская социологическая энциклопедия. Под общ. Ред. Академика РАН Г. В. Осипова. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998. -672 с.

117. Российский менталитет: Психология личности, сознание, соц. представления / Рос. акад. наук, Ин-т психологии- Под ред. К. А. Альбухановой -Славской и др. М.: ИПРАН, 1996. — 132 с.

118. Руткевич М. Н. Социальная поляризация // Социологические исследования, 1992 № 9 — С. 3−17.

119. Руткевич М. Н., Потапов В. П. После школы. Опыт социологического исследования. Социально профессиональные ориентациии молодежи. -М. :ИС РАН, 1995. -224 с.

120. Рыбакова О. В., Третьякова О. Ф. Использование репертуарных методик для анализа профессиональной эффективности работника. // Социологические исследования, 1997. № 10. — С. 53−57.

121. Саблина С. Г. Феномен статусных рассогласований: теоретико-методологический аспект: Дис. канд. социол. наук Ин-т экономики и орг. пром. прподаватель-ва СОР АН. Новосибирск, 1996. — 222 с.

122. Сафронов А. Д. Проблемы риска в деятельности органов МВД // Социологические исследования, 1997. № 11. — С. 74−78.

123. Сергун П. П. Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации: состояние и теория развития. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. -236 с.

124. Сивова С. А. Управленческий образ мышления. Саратов: Изд-во СГУ, 1998. -212 с.

125. Система профессионального образования МВД России (сборник статистических данных). М.: Изд-во И1111 «Отечество& raquo- МВД России, 2000. -56 с.

126. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1978. — 624 с.

127. Смелзер Н. Социология.: Пер. с англ. М.: Феникс, 1998. — 688 с.

128. Смирнова Е. Р. Социокультурный анализ нетипичности. Саратов: СГТУ, 1997. -270 с.

129. Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990. -432 с.

130. Современные зарубежные теории социального изменения и развития: Научно аналит. обзор. — М.: ИНИОН, 1993. — 55 с.

131. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. / Общ. Ред., сост. и предисл. А. Ю. Сагамонов.: Пер. с англ. М.: Политиздат. — 1992. — 543 с.

132. Сорокин П. А. Система социологии. Т. 1. М.: Наука, 1993. — 447 с.

133. Сорокин П. А. Система социологии. Т. 2. М.: Наука, 1993. — 688 с.

134. Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской федерации за 1999 год. М.: Изд-во ИПП & laquo-Отечество»- МВД России, 1999. -76 с.

135. Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской федерации за 2000 год. М.: Изд-во ИПП & laquo-Отечество»- МВД России, 2000. -78 с.

136. Социальная геронтология: современные исследования: Реф. сб. /Рос. АН ИНИОН- Предисл. Е. В, Якимовой. М.: ИНИОН, 1994. 134 с.

137. Социальная структура и общественное развитие / Ю. В. Потемкин, И. В. Следзявский, В. И. Гусаров и др.- Рос. АН, Ин-т Африки. М.: Наука. Изд. фирма & laquo-Вост. лит. »-, 1993. — 345 с.

138. Социальная структура и общественное сознание: новые тенденции: Сб. Науч. тр./ Волго-вятский кадровый центр- [Редкол.: A.A. Иудин (отв. ред.) и др.].- Нижний Новгород: Изд-во Волго-Вят. Кадрового центра, 1993. 87с.

139. Социальная структура и социальная стратификация: Сб. ст. / Рос. АН, Ин-т социол.- [Редкол.: Игитханян Е. Д. (отв. ред.) и др.]. М.: ИС, 1992. -110 с.

140. Социальная структура и стратификация в условиях формирования гражданского общества в России: Сборник: В 2 кн. / Рос. АН, Ин-т социол.- [Редкол.: 3. Т. Голенкова (отв. ред.) и др.].- М.: ИС, 1995. Кн. 1. — 1995. -171 с.

141. Социальное неравенство и образование: проблема, исследования, действия.: (СБ. ст.) / Под. Ред. проф. Е.Р. Ярской-Смирновой. Саратов: Изд-во СГТУ, 2001. -302 с.

142. Социальное управление: Словарь справочник. / (А.Н. Аверин идр.) — Под. Ред. В. И. Добренькова, И. И. Слепенкова. М.: Изд-во МГУ, 1994. -198 с.

143. Социально-стратификационные процессы в современном обществе: Годич. отчет за 1992 г. по разд. Программы & laquo-Социал. структура и стратификация& raquo- (рук. 3. Т. Голенкова): Сборник: в 2 книгах./ Рос. АН, Ин-т социол. М.: ИС, 1993. -книга 1. -124 с.

144. Социальные проблемы рыночной экономики: Сб. науч. тр. / Моск. гос. ун-т экономики, статистики и информатики, Каф соц. экономики- науч. редактор Марычанова Е. А. М.: Из-во МГУ экономики, статистики и информатики, 1997. — 53 с.

145. Социальные структуры и социальные субъекты: Годич. отчет по прогр. отд-ия философии, социол. и права & quot-Социал. процессы в условиях перестройки& quot- (руководитель В. И. Ядов) / Рос. АН, Ин-т социол.- Подгот. А. А. Возьмитель и др. М.: ИС, 1992. — 166 с.

146. Социологический словарь. Сост. А. Н. Елсуков, К. В. Шульга, Науч. Ред. Г. Н. Соколова, И. Я. Писаренко, Редкол.: Г. П. Давидюк (отв. Ред.) и др. -2-е изд., перераб. И доп. Мн.: Университетское, 1991. — 528 с.

147. Сошникова JI. А., Тамашевич В. Н., Уебе Г., Шефер М. Многомерный статистический анализ в экономике. М.: ЮНИТИ — ДАНА, 1999. — 598 с.

148. Столяренко А. И. Юридическая педагогика. Курс лекций. М.: Изд-во & laquo-Экмос»-, 2000. — 496 с.

149. Суровов С. Б. Государственная политика России в сфере образования. Саратов: Изд-во СГУ, 1999. — 144 с.

150. Суровов С. Б. Политические системы и образовательная политика в современном мире. Саратов: Изд-во СГУ, 1999. — 240 с.

151. Тарский Ю. И. Социокультурные аспекты военного образования. -Саратов: Изд-во СГУ, 1996. 148 с.

152. Татарова Г. Г. Методология анализа данных в социологии. М.: & laquo-Стратегия»-, 1998. — 224 с.

153. Татарова Г. Г. Типологический анализ в социологии. М.: Наука, 1993.- 101 с.

154. Тектон А. Основы организации общества. СПб.- Б.И., 1993. 138с.

155. Тихонова H. Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. М.: & laquo-Российская политическая энциклопедия& raquo- (РОССПЭН), 1999. — 320 с.

156. Торндайк Э. Процесс учения у человека. М.: Изд-во иностр. лит., 1931. -317с.

157. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / Голенкова 3. Т., Витюк В. В., Гридчин Ю. В., и др.- Редкол.: Го-ленкова 3. Т. (отв. ред.) и др.- Рос. акад. наук, Ин-т социологии. М.: ИС, 1996. — 470 с.

158. Тюрин Ю. Н., Макаров А. А. Анализ данных на компьютере. Под ред. В. Э. Фигурнова М.: Финансы и статистика ИНФРА, 1995. 384 с.

159. Уайтхед А. Избранные работы по философии. М.: Прогресс, 1990. 721 с.

160. Урсул А. Д. Модель устойчивого развития для России. М.: Прогресс, 1990. -721 с.

161. Факторный, дискриминантный и кластерный анализ: Пер. с анг. под ред. И. С. Емакова. М.: Финансы и статистика, 2000. — 215 с.

162. Федеративный договор: Документы. Комментарий. М.: Федерал. Собр. Рос. Федерации, 1994. — 125 с.

163. Филиппов Л. С. Разумные потребности личности: сущность, факторы, проблемы: (На прим. Респ. Саха (Якутия)). Якутск: Нац. кн. из-во & quot-Бичик"- Респ. Саха (Якутия), 1993.- 154 с.

164. Филиппов Ф. Р. От поколения к поколению: Социальная подвижность. М.: Мысль, 1989. — 237 с.

165. Философский энциклопедический словарь. / Редкол.: С. С. Аверинцев, Э. А. Араб-Оглы, JL Ф. Ильичёв и др. 2-е изд. — М.: Сов энциклопедия, 1989−815 с.

166. Фролова М. А. Политическая стратификация. М.: Издательство & laquo-Институт практической психологии& raquo-, Воронеж: НПО & laquo-МОДЭК»-, 1995. — 108с.

167. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990. — 269 с.

168. Хайдегер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. — 445 с.

169. Хайрулина Ю. Р. Социализация личности в условиях трансформации российского общества. Казань: ИСПН АНТ, 1998. — 370 с.

170. Харчев А. Г. Социология образования. М.: Политиздат, 1990. 220 с.

171. Хоманс Дж. Статус конторских служащих. // Социологические исследования, 1993. -№ 6. -С. 130−135.

172. Чередниченко Г. А., Шубкин В. Н. Молодежь вступает в жизнь. М.: Мысль, 1985. -239 с.

173. Чешков М. А. Развивающийся мир посттоталитарная Россия: Новые конфигурации мирового пространства. М.: Наука, 1994. — 171 с.

174. Чупров В. И., Черныш М. Ф. Мотивационная сфера сознания молодежи: состояние и тенденции развития. М.: ИСПИ РАН, 1993. — 97 с.

175. Шарп Д. Типы личности: Юнговская типологическая модель. -Спб.: Б.С.К., 1996. -214 с.

176. Штайнер Р. Социальное будущее. Калуга: Духов. Познание, 1993. -239 с.

177. Штолепка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект-Пресс, 1996. -415 с.

178. Электронный учебник фирмы StatSoft, Inc., 1984−2001. Internet. Адрес http: //www. statsoft. ru/home/textbook/default. htm.

179. Энциклопедический словарь. / Под ред. Г. В. Осипова. М.: ИСПИ РАН, 1996. -368 с.

180. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 344 с.

181. Ядов В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара: Изд-во Самарского университета, 1995. — 331 с.

182. Яковлев JI. С. Становление личности: опыт, проблемы. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1992. — 156 с.

183. Ярская В. Н. Образование как встреча культур. // Культура, власть, идентичность. Саратов: СГТУ, 1999. — С. 265−275.

184. Ярская В. Н. Постклассическое образовательной пространство // Социальные проблемы образования: методология, теория, технологии. Саратов: СГТУ, 1999. -С. 5−14.

185. Ярская-Смирнова Е. Р. Профессиональные субкультуры образования // Социология и общество. Спб.: Изд-во София, 2000. — С. 551−552.

186. Ярская-Смирнова Е. Р. Философия образования на пороге XXI века // Философия на рубеже эпох. СПб.: СпбГУ, 1996. — С. 117−128.

187. Cattell R. В. The scree test for the number of factors. // Multivariate Behavioral Research. 1966. — № 1. — P. 245−276.

188. Kaiser H. F. The application of electronic computers to factor analysis. // Educational and Psychological Measurement, 1960. -№ 20. — P. 141−151.

189. Merton R. K. The role-set: Problems in sociological theory. // British Journal of Sociology. 1957. -№ 8. — P. 106−120.

190. Parsons T. A revised analytical approach to the theory of social stratification. // Class, Status and Power. Ed. by S. Lipset. New York. — 1953. — P. 389−390.

191. Parsons T. Social system and the evolution of action of theory. New York- London: LRP, 1977. — 310 p.

192. Parsons T. Societies: Evolutionary and Comparative Perspectives. N. J.: Prentic-Hall, 1966. — P. 21−25.

193. Ward J. H. Hierarchical grouping to optimize an objective function. // Journal of the American Statistical Association, 1963. № 58. — P. 236. 136

ПоказатьСвернуть

Содержание

Актуальность исследования. Всестороннее изучение социального положения отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе, их социальная дифференцированость в зависимости от сектора занятости, профессиональной и отраслевой принадлежности является приоритетной задачей социологической науки. В условиях демократизации российского социума, становления гражданского общества и правового государства большую научную и практическую значимость приобретает достоверное знание о социально-профессиональном статусе сотрудников органов внутренних дел. В ежегодном послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации & laquo-Россия на рубеже эпох& raquo- подчеркивается, что сильным и дееспособным оказывается то государство, где границы свобод и прав человекаго зафиксированы в законе, и институты власти служат инструментом обеспечения законности и правопорядка. Именно такое государство способно надёжно охранять и защищать безопасность, жизнь, здоровье, честь и достоинство личности, все формы собственности, другие политические, экономические, социальные и культурные права и свободы, установленные российской Декларацией прав и свобод человека и гражданина и Конституцией Российской Федерации. Эти функции государство выполняет через институты исполнительной власти, в частности органы внутренних дел, которые обязаны в рамках своей компетенции обеспечить законность и правопорядок, эффективную борьбу с преступностью, всеми видами нарушений прав человека и правового режима работы органов государственной власти, управления и правосудия.

Органы внутренних дел по своему назначению отличаются от других правоохранительных структур. Они наиболее многочисленны, работают непосредственно с населением, многофункциональны, подконтрольны всем ветвям политической государственной власти, прежде всего судебной, а также прокуратуре и органам местного самоуправления. В структурном аспекте они представляют собой сложную систему, элементы которой прямо и непосредственно применяют принуждение в случаях и пределах, предусмотренных федеральным законодательством. В современных условиях роль и значение органов внутренних дел в жизнедеятельности российского общества должны не только меняться по содержанию, но и возрастать. Об этом свидетельствует изменившийся характер решаемых задач, к числу которых относятся: обеспечение безопасности личности- предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений- выявление и раскрытие преступлений- охрана общественного порядка и обеспечение социальной безопасности- защита всех форм собственности- оказание помощи в пределах, установленных законодательством, гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям и общественным объединениям в осуществлении их прав, свобод и законных интересов. Указанное положение предполагает изменение характера деятельности органов внутренних дел, их демократизацию, преодоление правового нигилизма, существенное повышение качества работы и профессионализма, усиления взаимодействия с внешней средой функционирования, то есть с другими государственными органами, общественными объединениями, государственными и негосударственными предприятиями, населением в целом, укрепление законности в их собственной деятельности.

Вместе с тем процессы трансформации органов внутренних дел как авторитарной государственной структуры развиваются медленно и противоречиво. По многим важным стратификационным показателям ситуация практически не изменилась, а по ряду из них положение даже ухудшилось. Вызывает тревогу нестабильность кадрового состава, отток из органов внутренних дел опытных, обладающих высокой квалификацией сотрудников. Остаются нерешенными проблемы повышения образовательного уровня, профессионализма и компетентности личного состава МВД России как основополагающих принципов государственной службы. В полной мере продолжает сохранять свою актуальность проблема социально-правовой защиты сотрудников органов внутренних дел, что непосредственно сопряжено с профессиональным самосознанием и престижем, устойчивостью профессионального положения, социальным самочувствием и поведением, социальной удовлетворённостью и качеством жизни в целом. В свою очередь указанные проблемы актуализируют разработку обоснованных рекомендаций в сфере ведомственной социальной политики, имеющих широкое социальное значение в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества.

Степень разработанности проблемы. Социально-профессиональный статус традиционно рассматривается в многообразном спектре различных теорий, концепций, школ и направлений, характерных для отечественной и западной социологии. Наиболее развитые теоретические представления об этом понятии сложились в теориях социальной стратификации, концептуальные основы которых были заложены М. Вебером, Э. Дюркгеймом, П. Сорокиным. Классики социологической науки рассматривали социальную структуру общества как многомерную систему, в которой наряду с социальными группами и порождающими их отношениями собственности и власти важное место принадлежит социально-профессиональному статусу. В современной социологии теории социальной стратификации условно подразделяются на два принципиальных направления: функционалистское (Б. Барбер, К. Девис, У. Мур, Т. Парсонс, Э. Шилз) и конфликтологическое (Д. Белл, Р. Дарендорф, Л. Козер, К. Маркс, Э. О. Райт). В рамках первого направления социальное неравенство выводится из разделения труда: механического (природного, возрастного) и органического (возникающего вследствие обучения и профессиональной специализации). При этом профессия считается определяющим критерием социального расслоения и профессиональный статус отдельного человека или социальной группы тесно связан с такими основаниями стратификации, как доходы (собственность), власть (положение в системе управления), престиж (признание социальной значимости этой работы) и образование (возможность получить хорошую профессию). В конфликтологических теориях обычно подчеркивается доминирующая роль в системе социального воспроизводства дифференцирующих отношений собственности и власти. От того, кому достаётся контроль над социально значимыми профессиональными ресурсами и на каких условиях, зависят характер формирования элит и характер оборота общественного капитала.

Важный вклад в развитие теоретических представлений о социально-профессиональном статусе внесла репутационная теория У. Л. Уорнера, основывавшаяся на том, что одни и те же профессии и овладевшие ими индивиды пользуются примерно одинаковым престижем во всем мире. Дж. Трейман, проанализировав исследования ученых из разных стран о профессиональном престиже, сделал аналогичные выводы. На концептуальную разработку социально-профессионального статуса оказали влияние работы Д. Голторпа, в которых проводится анализ различных стилей жизни и ценностей & laquo-белых»- и & laquo-синих»- воротничков. Нельзя не отметить труды П. Таузенда, который рассмотрел проблему социального неравенства как формирования особой & laquo-культуры бедности& raquo-, ставя в центр своих исследований индивида как актора, а не как элемент социальной системы. Характеризуя методологические предпосылки разработки статусной проблематики, нельзя не упомянуть о трудах П. Бурдье, Э. Гидденса, Г. Гурвича, Т. Ласвела, Г. Ленски, Р. Линтона, Ф. Мерила, Р. Мертона, Д. Рейссмана, Р. Тернера, Т. Шибутани, посредством которых были созданы развёрнутые теории социального статуса, являющиеся составной частью концепций социальной стратификации.

В отечественной социологии общее теоретическое рассмотрение социальной стратификации осуществлено в работах Е. А. Ануфриева, Л. А. Гордона, С. И. Замогильного, Т. И. Заславской, М. С. Комарова, В. Я. Кочергина, В. О. Рукавишникова, Р. В. Рыбкиной.

В критическом анализе конкретного состояния и уровня интеграции и дезинтеграции в социальном пространстве современного российского общества, объективной диалектике отношений равенства-неравенства между элементами его социально-стратификационной структуры несомненную ценность представляют методологические принципы таких отечественных социологов, как

Ю. А. Арутюнян, С. С. Балабанов, Л. А. Беляева, Т. Д. Богомолова, 3. К. Голен-кова, А. М. Демидов, С. Г. Климов, Л. Б. Косова, Н. И. Лапин, Н. Ф. Наумова, В. Б. Пастухов, Е. Н. Стариков, Н. С. Тимашев.

Социально-профессиональный статус, применительно к различным социальным группам и слоям, получил целостное рассмотрение в трудах Е. Д. Игит-ханян, И. Т. Левыкина, С. А. Кравченко, М. Н. Руткевича, М. X. Титмы, Ф. Р. Филиппова, А. Г. Харчева, Г. А. Чередниченко, М. Ф. Черныша, В. И. Чупрова, В. Н. Шубкина.

Многие авторы касались отдельных аспектов социально-профессионального статуса с позиций социокультурного анализа (В. И. Ильин, Л. Г. Ионин, В. В. Радаев, Л. С. Яковлев, В. Н. Ярская, Е. Р. Ярская-Смирнова), социологии труда (Г. В. Осипов, В. А. Ядов), промышленной (А. Г. Здравомы-слов, В. Г. Подмарков, О. И. Шкаратан) и экономической (Н. И. Римашевская, В. 3. Роговин) отраслевых социологий, социологии образования (Н. А. Аитов, В. Н. Турченко) и управления (Д. М. Гвишиани, А. И. Пригожин, П. В. Романов), социологии молодежи (И. М. Ильинский, А. И. Ковалева, В. П. Култыгин, В. Ф. Левичева, В. Т. Лисовский, Б. А. Ручкин, И. М. Слепенков), военной социологии (Н. Я. Семенец, Ю. И. Тарский, Ю. К. Усынин).

Важное значение для диссертационного исследования имеют труды В. М. Артемова, В. В. Варчука, Н. Л. Гранта, Б. А. Дегтя, С. В. Егорышева, В. В. Кожевникова, Ю. Ю. Комлева, Д. Б. Крахмалева, А. Г. Кузнецова, Ю. С. Назаровой, А. Р. Ратинова, А. Н. Роши, П. П. Сергуна, в которых раскрываются особенности социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, изучаются институциональные, управленческие аспекты трансформации и функционирования правоохранительных структур.

Таким образом, процессы стратификации и социально-статусные отношения традиционно являются наиболее дискуссионными в социологической науке. Вместе с тем анализ работ показывает, что до настоящего времени комплексных исследований социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел не проводилось. В отечественной социологии не сформировались полные и четкие теоретико-методологические и методические представления по данной проблеме, что затрудняет качественную и количественную оценку целого ряда стратификационных и статусных параметров, критериев и показателей их трансформации. В свою очередь это приводит к несопоставимости результатов социологического анализа социальной структуры российского общества в целом, является причиной необоснованности рекомендаций в сфере государственной социальной политики. Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что социально-профессиональный статус сотрудников органов внутренних дел должен стать объектом пристального изучения как теоретической, так и прикладной социологии.

Теоретические и методологические основы исследования включают концепты М. Вебера, Э. Дюркгейма, П. Сорокина- научное наследие функцио-налистского (Б. Барбер, К. Девис, У. Мур, Т. Парсонс, Э. Шилз) и конфликтологического (Д. Белл, Р. Дарендорф, Л. Козер, К Маркс, Э. О. Райт) направлений в теориях социальной стратификации- теоретические перспективы отечественных и зарубежных социологов, считающих социально-профессиональный статус ведущим критерием и основополагающим конструктом описания трансформации социальной структуры- методологические традиции различных отраслей социологии в изучении разнообразных статусных сегментов.

Эмпирическая база исследования основывается на государственных и ведомственных статистических материалах о состоянии работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации- представительных данных общероссийских социологических исследований, проводившихся в последние годы крупными научно-исследовательскими центрами и институтами, в том числе и МВД России, по проблемам трансформации социально-структурных отношений российского общества- эмпирических данных авторского конкретно-социологического исследования, проведенного в период с 2000 по 2001 годы включительно. Выборка использовалась многоступенчатая, квотная, гнездовая.

Объём выборки — 300 человек. Анализ первичной социологической информации осуществлялся с помощью методов факторного анализа (методом главных компонент) и кластерного анализа (агломеративным и итеративным методами).

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяется рассмотрением широкой и многообразной базы государственной и ведомственной статистики, представительных данных общероссийских социологических исследований, эмпирических данных авторского конкретно-социологического исследования, основных методологических подходов к изучению социальной структуры.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является социологический анализ конкретного состояния и тенденций изменения социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, их факторная дифференциация в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества. Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

— проанализировать и обобщить основные теоретические подходы и методологические основания к изучению социально-профессионального статуса-

— определить основные теоретико-методологические и методические принципы социологического анализа социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел-

— сформировать категориальный аппарат исследования, выделить и интерпретировать операциональные конструкты социально-профессионального статуса, обосновать систему индикаторов их эмпирического измерения-

— осуществить социологический анализ конкретного состояния и тенденций изменения социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел на основе принятой методологии и эмпирической базы исследования-

— провести факторную дифференциацию сотрудников органов внутренних дел в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества, выделить группы сотрудников по мерам близости и сходства в их социально-профессиональном статусе-

— обосновать теоретические выводы и разработать практические рекомендации в сфере ведомственной социальной политики.

Объект исследования — социально-профессиональный статус сотрудников органов внутренних дел.

Предмет исследования — конкретное состояние и тенденции изменения социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, их факторная дифференциация в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества.

К элементам научной новизны диссертации можно отнести:

— концептуализацию основных теоретических подходов и методологических оснований к изучению социально-профессионального статуса, сложившихся в классической и современной социологии-

— определение основных теоретико-методологических и методических принципов социологического анализа социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, выявление их ограничений и эвристического потенциала-

— оригинальный категориальный аппарат исследования, выделение и интерпретацию операциональных конструктов социально-профессионального статуса, обоснование системы индикаторов их эмпирического измерения-

— результаты социологического анализа социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел, благодаря которым в научный оборот включаются репрезентативные эмпирические данные, позволяющие оценивать его конкретное состояние и тенденции изменения-

— проведенную факторную дифференциацию сотрудников органов внутренних дел в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества, выделение групп сотрудников по мерам близости и сходства в их социально-профессиональном статусе-

— обоснование теоретических выводов, разработку практических рекомендаций в сфере ведомственной социальной политики.

Положения, выносимые на защиту:

Социально-профессинальный статус сотрудников органов внутренних дел рассматривается в диссертации в качестве аспекта более широкого понятия — социального статуса, и означает место сотрудников органов внутренних дел в профессиональной структуре, определяет уровень их экономического положения, а также оценку и самооценку той роли, которую играет эта социально-профессиональная группа в системе профессиональных отношений. Он характеризуется степенью включенности сотрудников в отношения профессиональной группы, уровнем квалификации и мастерства, профессионального самосознания, признанием в профессиональной среде. Такой методологический подход, во-первых, обеспечивает социологический анализ социально-профессионального статуса в целостности его операциональных конструктов, во-вторых, позволяет предметно ограничить количество разнообразных статусных сегментов и множественность форм и критериев социальной стратификации, сформировать группу индикаторов для социологического измерения социально-профессионального статуса на эмпирическом уровне.

Социологический анализ конкретного состояния социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел свидетельствует о статусной инконсистенции между профессионализмом, наличием специального образования и опытом работы с одной стороны и низким материальным положением, неудовлетворительной социально-правовой защищенностью и падающим престижем профессии с другой. Анализ показывает, что социально-профессиональную группу сотрудников органов внутренних дел нельзя представлять как однородную массу, она сильно дифференцирована как по социально-демографическому составу, так и по факторной дискретности статусных характеристик. Вместе с тем для трансформации социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел характерны следующие общие тенденции: устойчивые (стабильно продолжающиеся мероприятия по сокращению штатной численности личного состава МВД России, что определило основные тенденции структурной перестройки и профессионально-отраслевой динамики комплектования органов внутренних дел), позитивные восходящие (стабилизация кадрового ядра, рост образовательного уровня сотрудников) и негативные нисходящие (отток высококвалифицированных специалистов, нерешенность социальных проблем).

Конкретное состояние социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел и тенденции его изменения являются закономерными в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества. Острота проблемы заключается в том, что нестабильность социально-профессионального статуса резко отрицательно сказывается на морально-психологическом состоянии сотрудников, на их социальном самочувствии и поведении. Выявлены следующие закономерности проявления той или иной реакции сотрудников на рассогласованность статусных характеристик: эмоциональные, порождающие стресс и психосоматические симптомы- процессы восходящей и нисходящей мобильности- дискриминация и предрассудки в отношении конкретных индивидов или их категорий- самоизоляция, крайней формой которой выступает суицид.

Статусная рассогласованность непосредственно влияет на социальную удовлетворенность сотрудников органов внутренних дел как обобщенную в их сознании совокупность восприятия и оценок качества жизни. Высокая социальная удовлетворенность является важной социальной предпосылкой для развития социальной системы, а также для сохранения её стабильности. В случае социальной неудовлетворённости нередки факты коррупции и вымогательства. Как следствие, подрывается основание для доверительного и уважительного отношения к милиции, которая все больше воспринимается в глазах общества как институт социального риска.

Стабилизация социально-профессионального статуса сотрудников органов внутренних дел может быть достигнута лишь в общенациональном контексте и на долгосрочной основе. Реализация необходимых мероприятий потребует значительных организационных и материальных затрат. Однако необходимо признать тот факт, что общественную безопасность в стране могут обеспечить лишь профессионально подготовленные, технически безупречно оснащенные и социально защищенные специалисты. Правопорядок стоит дорого и продолжает расти в цене, и если не изыскать необходимых финансовых ресурсов сейчас, то нельзя рассчитывать на улучшение криминальной ситуации в настоящем и будущем, а в дальнейшем потребуется ещё больше затрат и усилий со стороны государства и общества.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что оно способствует концептуализации, систематизации, теоретической интерпретации социальной структуры как совокупности групп, различающихся по своему социально-профессиональному положению в обществе. Полученные в ходе исследования результаты способствуют более четким и достоверным представлениям о факторной дифференциации социально-профессиональной структуры современного российского общества, ориентируют в оценке возможностей эмпирического описания и трудностей теоретического объяснения процессов её конструирования и трансформации. Практическое значение работы заключается в том, что обоснованные в ней выводы и рекомендации в сфере ведомственной социальной политики дают возможность субъектам управления ОВД различного уровня принимать более эффективные решения в разработке основных направлений социально-правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации применительно к изменившимся социальным условиям. Полученные результаты могут найти широкое применение в совершенствовании работы с кадрами ОВД, направленной на преодоление диссонанса между различными показателями социально-профессионального статуса. Теоретическое содержание работы и эмпирические данные могут быть использованы в учебных курсах специализированных юри

14 дических вузов по теоретической и прикладной социологии.

Апробация работы. Основные выводы и положения диссертации, теоретические и практические результаты апробированы на методологических семинарах и заседаниях кафедры правовой социологии и психологии Саратовского юридического института МВД России, докладывались на научно-практических конференциях: & laquo-Культура, власть, идентичность: новые подходы в социальных науках& raquo- (Саратов, СГТУ, 1999), & laquo-Социализация личности на рубеже XXI века& raquo- (Саратов, ПИ СГУ им. Н. Г. Чернышевского, 1999), и международном семинаре & laquo-Социальное неравенство и образование: проблема, исследования, действия& raquo- (Саратов, СГТУ, 2001). Адаптация теоретических и практических выводов диссертации нашла отражение в разработке мероприятий по совершенствованию управления кадровыми процессами в региональных органах и подразделениях внутренних дел. Основное содержание диссертации отражено в трёх публикациях автора по теме диссертации.

Структура диссертации включает введение, три раздела, заключение, список использованной литературы, приложение.

Заполнить форму текущей работой