Анализ гипертекста в виртуальном дискурсе на материалах Интернет-ресурсов по тематике шоу-бизнеса

Тип работы:
Магистерская работа
Предмет:
Программирование


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание

Введение

Глава 1. Взаимосвязь гипертекста и Web-дизайна: содержание и оформление виртуального дискурса

1.1 Текст. История изучения

1.2 Дискурс и его виды. Виртуальный дискурс

1.3 Гипертекст как основа виртуального дискурса

1.4 Web-дизайн как свойство гипертекста

Глава 2. Материалы СМИ в виртуальном дискурсе (на материале шоу-бизнеса)

2.1 Начало гипертекста. Ключевые слова. Заголовки. Язык текста и его понимание

2.2 Членение гипертекста. Количество и объём частей. Навигаторы

2.3 Элементы оформления. Роль Web-дизайна в данной статье

Заключение

Список использованной литературы

  • Введение

Актуальность темы исследования. В последнее десятилетие на передний план научных исследований, проводимых в различных сферах гуманитарного знания, выходит анализ дискурса как объекта, включающего в себя помимо вербально выраженного текста также иные содержательные области. При этом обращает на себя внимание то, что дискурс как операционное понятие научного поиска используется не только в лингвистических исследованиях, но и в других научных изысканиях (например, в истории, психологии, юриспруденции и т. д.). Для современного гуманитарного мышления характерно повышенное внимание к роли языка в формировании культурно-семиотического компонента общественного сознания и в межкультурном социальном взаимодействии, что влечёт за собой и соответствующее расширение сферы лингвистических исследований.

Необходимость развития информационной культуры во многом обусловлена противоречивостью современного информационного общества. Информационные технологии, которые окружают человека, осуществляют изменение его среды и программируют его деятельность. Телевидение, Интернет, радио, СМИ создают новые образы, которые дают новые представления о реальности, которые могут расходиться с существующей действительностью. Положительные стороны глобальной информатизации, как и отрицательные, горячо обсуждаются в современных публикациях, что может служить основанием для трансляции социального опыта с учетом технологического характера, развитости информационной деятельности, а главное с учетом уровня информационных потребностей, в результате реализации которых формируется потенциал организационно-психологических взаимодействий внутри социальной системы. Это влечет за собой ориентацию информационной культуры на поддержку и развитие норм и правил поведения, связанных с информационным обменом, в котором общество воспроизводит себя не как стационарная система, опирающаяся только на тотальность контроля всех сторон жизнедеятельности, но как система динамично развивающаяся. Характер и содержание социальных связей, образующих целостность социальной жизни, становятся более эффективными благодаря признанию социальной значимости непосредственных форм коммуникации в организации процессов обращения со знанием.

Виртуальный дискурс относится к области пограничных исследований — лингвистики и социологии виртуальных коммуникаций, поэтому актуальность его может быть рассмотрена с обеих позиций:

1) В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что современное общество XXI века является информационным. Мы уже не мыслим своей жизни без информационных технологий, которые прочно вошли во все сферы жизнедеятельности человека. ХХI век по праву называют веком информации, информационной революции, основу которой составляет беспрецедентное по скорости и объему передачи информации развитие новых технологий. Но, к сожалению, до сих пор в большинстве случаев понятие информационного общества ассоциируется с развитием информационных технологий и средств телекоммуникации, хотя на самом деле оно является более глобальным и охватывает различные сферы общественного устройства. Для того, чтобы убедиться в этом, нам необходимо разобраться в том, что такое информационное общество, дать определение этому понятию, обозначить основные отличия данной формы общественного устройства от других форм. Виртуальное общение и виртуальные сообщества являются важной характеристикой современной культуры, лингвистические особенности общения в коммуникативной среде Интернета освещены в научной литературе еще недостаточно;

2) изучение дискурса является одним из наиболее активно развивающихся направлений современной лингвистики, однако остаются дискуссионными многие вопросы, касающиеся сути этого явления и его типов, в частности виртуального дискурса. Одновременно требуют научного осмысления проблемы моделирования языковых личностей участников виртуального дискурса, его целей, ценностей, стилей, жанров, коммуникативных стратегий, специфических средств текстового выражения. Интересы лингвистики в настоящее время существенно сместились со структурного описания языка на тот исторический контекст, в котором язык развивается и функционирует. В каком бы плане ни проводилось исследование, в русле лингвофилософии, семиотики, риторики, поэтики, интерпретации текста и т. д., везде объединяющим началом служит, как правило, понятие дискурса, трактуемое различными направлениями по-разному. Дискурс существует как процесс общения и научного рассуждения, как политическая речь и как художественное произведение. Взаимодействие дискурса с текстом не носит никакого антагонизма: они взаимно дополняют и обогащают друг друга. Но смешивать эти понятия как в рамках лингвистической теории, так и в рамках других исследований недопустимо.

Степень разработанности проблемы. Учёные активно используют этот термин применительно к разным областям человеческой коммуникации: в частности, лингвистическому анализу подвергаются такие объекты, как просто «дискурс», «диалогический дискурс», «автобиографический дискурс», «газетный дискурс», «рекламный дискурс» и т. п. Поэтому вопрос о разграничении понятий «текст» и «дискурс» требует специального освещения, тем более что в научном подходе к этому феномену в отечественной и зарубежной литературе наблюдаются значительные расхождение.

Понятие «виртуальный дискурс» охватывает исследования в области теории дискурса (Н.Д. Арутюнова, Р. Водак, Т.А. ван Дейк, М. Р. Желтухина, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, А. В. Олянич, Ю. Е. Прохоров, Е. И. Шейгал, А.П. Чудинов); в области теории коммуникации и социальной деятельности (Г.М. Андреева, Т. Н. Астафурова, Р. Т. Белл, М. С. Каган, В. Б. Кашкин, И. С. Кон, В. П. Конецкая, А. А. Леонтьев, Н. Б. Мечковская, Г. Г. Почепцов, Е.Ф. Тарасов); и в области «виртуальных миров» (А.Е. Войскунский, М. Кастельс, Н. А. Носов, С. И. Орехов, В. М. Розин, Ф. Хаммит, Л. Хиллис, Г. Л. Тульчинский).

Объектом исследования является виртуальный дискурс, понимаемый как текст, погруженный в ситуацию восприятия в виртуальной реальности. Выбранной ситуацией являются электронные СМИ по тематике шоу-бизнеса.

Предмет исследования лингвокультурологические характеристики данного типа дискурса.

Цель работы заключается в комплексной характеристике виртуального дискурса с позиций лингвистики, культурологи и социологии массовых коммуникаций. В соответствии с поставленной целью формулируются следующие задачи с подразделением на две группы:

Первая группа — анализ взаимосвязи гипертекста и Web-дизайна как двух сторон — содержания и оформления — виртуального дискурса

1. Обзор исследований текста как лингвистического феномена

2. Классификация дискурса и определение виртуального дискурса

3. Характеристика гипертекста как основы виртуального дискурса

4. Характеристика Web-дизайна как свойства гипертекста

Вторая группа задач — практическая, посвящённая материалам СМИ в виртуальном дискурсе (на материале шоу-бизнеса)

1. Анализ ключевых слов, заголовков, языка текста и его понимание

2. Структурный анализ гипертекста

3. Анализ элементов оформления и характеристика роли Web-дизайна в анализируемой статье

Методы исследования: наблюдение, интроспекция, понятийное моделирование, компонентный анализ словарных дефиниций, интерпретативный анализ, контекстуальный анализ.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Взаимосвязь гипертекста и Web-дизайна: содержание и оформление виртуального дискурса

1. 1 Текст. История изучения

Термин «текст» (от лат. textus — ткань, сплетение, соединение) широко используется в лингвистике, литературоведении, эстетике, семиотике, культурологии, а также философии. Это, отметил Ю. М. Лотман, «бесспорно, один из самых употребимых терминов в науках гуманитарного цикла». Развитие науки в разные моменты выбрасывает на поверхность такие слова: лавинообразный рост их частотности в научных текстах сопровождается утратой необходимой однозначности. Они не столько терминологически точно обозначают научное понятие, сколько сигнализируют об актуальности проблемы, указывают на область, в которой рождаются новые научные идею. За словом «текст» стоит несколько разных, хотя и взаимосвязанных значений. Горелов И. Н, Седов К. Ф. Основы психолингвистики. М, 2001 — С. 25

Первоначально (и наиболее глубоко) этот термин укрепился в языкознании. Текст для лингвиста — это акт применения естественного языка, обладающий определенным комплексом свойств. Ему присущи связность и завершенность. Текст четко отграничен от всего ему внешнего, от окружающей речевой и внеречевой реальности. Проще говоря, он имеет ясно выраженные начало и конец, составляя цепь (группу) предложений, которая является минимальной (неделимой) коммуникативной единицей.

Текст является своего рода инструментом, используемым для выполнения определенной задачи. Для ее успешного выполнения он должен обладать набором свойств, которые определенным образом используются, когда текст выступает в указанной функции. Каждая коммуникативная ситуация предъявляет говорящему (пишущему) свои особые требования к порождению речи, каждый речевой жанр по характеру формирования высказывания отличается от других жанров. Речевая культура состоит в умении переключаться с одного типа дискурсивного мышления на другой, соответствующий жанровым нормам социально-речевого взаимодействия людей.

Термин «текст» является центральным в текстологии. Сфера этой филологической дисциплины — тексты в аспекте истории их создания, их атрибуция и решение вопросов о датировке, установление принципов публикации произведений, а при наличии текстовых вариантов — выделение основного (канонического) текста. Проблемам текстологии посвящен ряд фундаментальных работ теоретического характера.

На этом втором роде «надситуативных» речевых образований построили свои теории текста наши крупные ученые-культурологи М. М Бахтин Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979 — С. 112 и Ю. М. Лотман.

Становится общепризнанным, что высшей и наиболее независимой единицей языка является не предложение, а текст. Лингвистика текста, развивавшаяся первоначально как раздел синтаксиса, затем как самостоятельная, но достаточно обособленная от других наук область лингвистики, вошла в общий круг лингвистических и нелингвистических наук, изучающих текст: текст становится объектом изучения всех этих дисциплин. Именно связь лингвистики текста с данным кругом наук и превращение текста в интердисциплинарный объект изучения определяет новое понимание текста и новый подход к тексту.

В последние десятилетия двадцатого века возникает вопрос о статусе текста, об отношении его к языку и речи, о возможности включения его в перечень единиц языка и признания за ним функции языкового знака. Ранее аналогичные вопросы получили решение применительно к предложению. Такие отрасли языкознания, как теория коммуникации, социолингвистика, психолингвистика, лингвистическая прагматика, функциональная стилистика, а также такие направления, как теория речевых актов, теория референции, теория деятельности, по-новому ориентирующие и лингвистику текста, начинают рассматривать текст не как готовый продукт речевой деятельности, но как процесс, как язык в действии, как составную часть общественной практики. Новые аспекты изучения, несомненно, обогащают понимание текста, рассматривая его в широком контексте коммуникации, социальной деятельности. Но они не отменяют лингвистический (системный, языковой) подход к тексту.

В применении к текстам должно различать единицу системы языка (текстему, потенциальный текст, эмический текст) и актуальный, конкретно произносимый или написанный (этический) текст. Такому решению вопроса способствовали и интенсивные исследования в области структуры текста. Был сформулирован принцип когерентности, описаны явления лексической и грамматической когезии, выявлены основные схемы тема-рематического движения в тексте, выработаны принципы делимитации текстовых единств. Все это позволило увидеть в сложном синтаксическом целом-тексте синтаксическую единицу, четко делимитированную, имеющую собственную внутреннюю структуру, представляющую собой моделируемую единицу языка Горелов И. Н, Седов К. Ф. Основы психолингвистики. М, 2001 — С. 27.

Естественно признать номинативную функцию и за текстом, а, следовательно, признать и его знаковую природу. Устанавливая иерархию языковых знаков, ученые подчеркивают, что основным и первичным языковым знаком служит текст, состоящий из конечного упорядоченного множества частичных знаков. Лингвистическая концепция языкового знака исходит из той исконной формы, в которой существуют языковые знаки: они существуют как тексты, т. е. конечные, упорядоченные множества организованных в текст частичных знаков различного рода и значения.

Лингвистические закономерности, несомненно, действуют в тексте, составляют важнейшую сторону его организации. Язык диктует не только правила построения словосочетаний и предложений, но и правила порождения текстов. В противном случае носители языка оказались бы неспособны создавать элементарные сообщения (тексты). По справедливому предположению Т. А. Ван Дейка, «в „языковой способности“ (компетентности) существуют правила и условия для продуцирования и восприятия текстов» Дейк Т. А. Ван. Язык. Познание. Коммуникация. М, 1989..

Текст, являясь центральным понятием языка, синтезирует все его уровни. Термин «текст» завоевал себе право быть наиболее обобщенным выражением крупных, законченных речевых произведений. Л. А. Киселева, развивая точку зрения Ф. Данеша и К. Гаузенбласа в понимании структуры целого с иерархией частей и асимметричным отношением между единицами разных уровней структуры, относит текст к четвертому, высшему ярусу, который, по ее мнению, «составляет семантически и структурно законченное целое». Текст определяется ею как «целостная, сложная структура и система, качественно (не только количественно) новое единство, обусловленное его общим целевым назначением, которому подчиняются частные цели единиц низших ярусов, и единой структурной и семантической организацией, семантико-структурной основой, с которой взаимодействуют единицы низших ярусов».

Рассматривая различные по объему, содержанию и стилю виды текстов, И. Р. Гальперин заключает: «Текст — это сообщение, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, состоящее из ряда особых единств, объединенных разными типами лексической, грамматической и логической связи, и имеющее определенный модальный характер и прагматическую установку». Наиболее существенными и определяющими само понятие «текст» грамматическими категориями им признаются следующие: обусловленность, последовательность, континуум, интегративность, ретроспективность, переакцентуация, зависимость / независимость отрезков текста, особый тип предикативности, информативность, прагматика, глубина (подтекст) Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981..

В настоящее время в лингвистике термин «текст» употребляется для обозначения двух различных единиц, часто без последовательного их разграничения. Под «текстом» понимается, с одной стороны, любое высказывание, состоящее из одного или нескольких предложений, несущее в себе по замыслу говорящего законченный смысл, а, с другой стороны, такое речевое произведение, как повесть, роман, газетная или журнальная статья, научная монография, документы различного рода и т. п. В качестве текстов рассматриваются также части целого речевого произведения — главы, параграфы, абзацы.

Основополагающим параметром образования текста является говорящий, так как именно ему, по сути, принадлежит право выбора (говорить/ не говорить, писать / не писать). Прочими параметрами являются: партнеры коммуникации, ситуация коммуникации, предмет речи, цель общения, форма общения, дефицит времени. Сорокин Ю. А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М., 1985.

На манеру речи говорящего, его индивидуальный стиль, накладывают печать его пол, возраст, национальность, социальный статус и т. д. Определенное значение имеет не только т.н. языковая компетенция, т. е. систематические языковые знания, но и т.н. употребление, т. е. манера самой речи, от собственно говорения, дикции к излишней развернутости или, напротив, лаконичности. Успешное осуществление коммуникации, построение эффективного текста предполагает широкий круг умений и знаний говорящего (пишущего). Построение текста также предполагает ряд установок говорящего (пишущего): на самого себя, на адресата (как самая важная), на слушающего (когда говорящий учитывает в своем коммуникативном поведении присутствие другого лица), на третьих лиц (тех, кто в ситуации отсутствует, но может входить в сферу интересов говорящего или слушающего), на действительность (референция), на языковые средства и т. д.

При коммуникации важно количество партнеров (двое или больше) и наличие или отсутствие слушателей. Два собеседника составляют «стандартный» диалог; предел количества участников достигается тогда, когда слушающие превращаются в аудиторию. Слушающий (читающий) должен владеть в потенции тем, что говорящий выполняет в действии.

Это использование определенных свойств текста в процессе коммуникативной деятельности называется коммуникативная организация текста.

С динамической точки зрения текст — прежде всего текстообразование Мурзин Л. Н., Штерн А. С. Текст и его восприятие. М, 1991, с. 29−30. Текст есть не что иное, как следование компонентов одного за другим (развертывание текста); но в процессе своего образования текст не только развертывается, но и свертывается. В нашей кратковременной памяти может храниться одновременно 7+2 символа, и по мере развертывания, т. е. добавления новых символов, текст должен свертываться, т. е. обходиться меньшим числом символов. В этом заключается главное противоречие текста с точки зрения динамики языка. Реферовская Е. А. Коммуникативная структура текста. Л., 1989.

Каждый последующий компонент предложения или высказывания не просто присоединяется к предыдущему, а как бы вставляется в него; каждое последующее предложение включает в себя предыдущее в качестве особого компонента. Это выражается в явлении т.н. актуального членения, или функциональной перспективы — особого чередования в тексте данной и новой информации (или темы и ремы). На уровне предложения тема чаще всего занимает место подлежащего, рема — сказуемого; также тема и рема могут быть показаны с помощью порядка слов, дополнительных языковых средств (артиклей, местоимений и т. д.). Чередование данной и новой информации в тексте (информация, являющаяся ремой для предыдущего предложения, становится темой для последующего) в науке получило наименование тематической прогрессии.

Развертывание текста осуществляется за счет рематизации предложения, т. е. присоединения компонентов, несущих новую информацию, к уже реализованной части текста (рема следует за темой). В разговорной речи говорящий, будучи незаинтересованным в реализации темы (она ему и так известна), «вспоминает» о ней лишь после того, как выразил рему, заботясь о том, чтобы собеседник его понял. Развертывание текста ориентировано на рему, свертывание — на тему. Существует немало способов, позволяющих воспроизводить предыдущее предложение в теме последующего (например, местоимения; как известно, существуют местоимения, способные заменить целые предшествующие отрезки текста — это, то). На каждом новом шаге развертывания текста коммуниканты имеют дело с новым в содержательном аспекте объектом, хотя внешне он может и не изменяться. Объект в динамике называется денотатом, объект в статике — референтом. Референтное членение текста близко к абзацному членению. Переход от абзаца к абзацу в процессе развертывания текста осуществляется путем трансформации референта предшествующего предложения, где этот референт играл роль рематического (т.е. предицирующего) признака, в денотат последующего. При цепочечной организации текста последующее предложение (фактически рема) «зацепляется» за рему предыдущего, т. е. приписывается предмету через его признак. Цепочечная прогрессия соответствует повествовательным текстам, кустовая — описательным. Однако при всей существенности различий оба эти типа «зацепления» в тексте отражают один и тот же способ развертывания — инкорпорацию (термин, предложенный Л.Н. Мурзиным) Мурзин Л. Н., Штерн А. С. Текст и его восприятие. М, 1991, с. 31, включение в последующее предложение денотатного содержания всего предыдущего. Но, говоря о построении текста, понятием тематической прогрессии вряд ли можно ограничиться.

Главное, для чего сохраняется тема — это выражение связности текста. Текст обладает двумя основными свойствами — связностью и цельностью. Связность (когезия) текста — категория лингвистическая и определяется на двух и более последовательных предложениях. Реципиент текста использует признаки связности как сигналы объединения соответствующих предложений в семантическое целое (в графике текста часто соответствующее абзацу). Иными словами, предложения, характеризуемые признаками связности, воспринимаются как некое единство. Признаки связности могут быть синтаксическими (синтаксический параллелизм), синсемантическими От syn — совместно и semeion — значение (например, определенные правила употребления местоимений и других замещающих слов), связанными с актуальным членением (см. выше), фонетическими (интонация начала и конца фразы) и т. д. Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. М, 1999, с. 135 Выбор того или иного признака или класса признаков относительно свободен; только по одному признаку связность определить нельзя, но всегда задействуется целый ряд признаков.

Связность не имеет степени (либо она есть, либо ее нет) и может быть одномерной (два соседних предложения) или многомерной (несколько предложений, не обязательно непосредственно примыкающих друг к другу). Признаки связности не задаются коммуникативным намерением говорящего, а возникают уже в ходе порождения текста как следствие его цельности. В противоположность связности, цельность — характеристика текста как смыслового единства и определяется на всем тексте или фрагментах, законченных в смысловом отношении. Цельность — явление психолингвистическое. В отличие от связности, цельность может быть большей или меньшей. «Суть феномена цельности — в иерархической организации планов речевых высказываний, используемых реципиентом при восприятии данного текста» Леонтьев А. А. Ук. соч., с. 136. Признаки цельности позволяют реципиенту, не дожидаясь полного восприятия текста, прогнозировать его возможные границы, объем и содержательную структуру и использовать эти данные для облегчения индивидуального восприятия.

«Цельный» текст — текст, который при переходе от одной ступени сжатия к другой, более глубокой, каждый раз сохраняет для реципиента смысловое тождество по центральным смысловым компонентам, «лишаясь» лишь периферийных, необязательных, менее важных компонентов. Такой текст иногда в лингвистике называется «хорошим»; текст же, «ведущий себя» иначе — «плохим» (так, «плохи» тексты школьных учебников). Однако, «оптимальность» построения текста с точки зрения цельности весьма относительна: для разных категорий реципиентов «хорошими» и «плохими» являются разные тексты.

Композиционная завершенность текста предполагает определенную логику разворачиваемого речевого произведения. С этой категорией связано представление о психолингвистической норме текстовости, т. е. оптимальной структуре текста, которая соответствует возникновению речевого произведения в языковом сознании Горелов И. Н., Седов К. Ф. Основы психолингвистики. М, 2001.

Существуют, однако, тексты связные, но не цельные (такие фольклорные жанры, как абсурдные задачи или т.н. нескладухи): они построены в соответствии с грамматическими нормами языка, но лишены смыслового единства, чем и достигается комический эффект. Пример нецельного текста: «Летят два крокодила: один синий, другой в Африку. Сколько будет стоить килограмм масла, если открутить гайку у паровоза? Ответ: зачем мне холодильник, если я не курю?» Точно так же существуют тексты цельные, но лишенные внешней связности. Таковы тексты, возникающие в разговорной речи, где многое восполняется контекстом, а также некоторые анекдоты, в которых такой смысловой эллипсис опять-таки служит для создания комического эффекта. Иногда такая мнимая несвязность выступает как стилистическое средство (например, в авангардистской или модернистской литературе, для создания т.н. потока сознания).

Единицами текста на семантико-структурном уровне являются: высказывание (реализованное предложение), межфразовое единство (ряд высказываний, объединенных семантически и синтаксически в единый фрагмент). Межфразовые единства в свою очередь объединяются в более крупные фрагменты-блоки, обеспечивающие тексту целостность. На композиционном уровне выделяются единицы качественно иного плана — абзацы, параграфы, главы, разделы, подглавки и т. д.

Единицы структурного и композиционного уровня находятся во взаимосвязи и взаимообусловленности, в частном случае они даже в «пространственном» отношении могут совпадать, накладываясь друг на друга, например, межфразовое единство и абзац, хотя при этом они сохраняют свои собственные отличительные признаки.

Любой текст — разнофункциональный и разномодальный — это прежде всего совокупность предложений-высказываний, которые, группируясь на основе смысловых и структурных (межфразовых) связей, объединяются в единицы текста — межфразовые единства, компоненты или фрагменты текста, наконец, целое речевое произведение.

При конструировании текста используются максимальные единицы языка (предложения), которые становятся минимальными единицами речи (высказываниями), последние, объединяясь в семантико-структурные блоки, образуют разные типы и виды речевой организации. Николаева Т. М. Лингвистика текста: Современное состояние и перспективы // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1978. Вып. 8: Лингвистика текста.

Высказывание — это реализованное предложение, лексически наполненная, выражающая конкретную целеустановку единица речи. Высказывания бывают однообъектные и разнообъектные (в зависимости от того, сколько событий отражено в его содержании). Высказывание имеет два компонента: тему (данное) и рему (новое). Высказывания бывают двух типов в зависимости от их коммуникативных качеств. Информативные высказывания — сообщения описательного, повествовательного, аргументирующего, анализирующего типа. Верификативные высказывания служат целям утверждения или опровержения, контраргументации (полемические, убеждающие, воздействующие высказывания). Основная, содержательная информация передается диктумом, дополнительная, оценочная, интерпретирующая — модусом.

Текстообразующую роль выполняет также порядок слов — расположение членов предложения. В русском языке существует относительно свободный порядок слов. Но он приемлем лишь для некоторых словесных комплексов. Предлоги, союзы, частицы всегда имеют определенное место в предложении. Другие слова допускают некоторую свободу в размещении, однако варианты их расположения также не беспредельны. Эти ограничения связаны со структурной связанностью компонентов высказывания в пределах межфразового единства и их смысловой значимостью Тураева З. Я. Лингвистика текста. М., 1986..

Композиционное членение обусловлено прагматической установкой автора. Абзац — это композиционно-стилистическая единица членения текста; это часть текста, заключенная между двумя отступами. Стержневая фраза абзаца может стоять в начале абзаца, в конце абзаца или сама выступать в роли отдельного абзаца. Объем и структура абзаца всецело связаны с волей автора, его установкой (с ориентацией на видовые и жанровые признаки текста), его личными пристрастиями, особой манерой письма. По сравнению с межфразовым единством, абзац не синтаксичен: его нельзя объединить в сложное предложение при помощи точек, запятых, тире, многоточий и т. д. Границы абзаца и межфразового единства могут не совпадать: в абзац может быть вынесено одно предложение. В одном абзаце может быть два и более сложных синтаксических целых, когда отдельные микротемы связываются друг с другом.

Абзацы подразделяются на аналитико — синтетический (в первой позиции — пояснительная часть, во второй — итоговая), синтетико-аналитический (начинается с обобщающей фразы), рамочный (зачин намечает тему, далее — поясняющая часть, и завершается абзац обобщающей фразой), абзац-композиционный стык (первая часть отсылает к впередистоящему контексту, вторая указывает на последующий текст) и абзац — стержневую фразу (логический вывод, обобщение или представление новой темы).

Соответственно, композиционное членение текста, абзацное, качественное отлично от семантико-синтаксического членения. Главное различие — доля субъективности и объективности в членении текста: абзацы более связаны с авторской волей, поэтому один и тот же текст может быть по-разному разбит на абзацы. В семантико-структурном плане текст имеет единицы — высказывание, межфразовое единство. Леонтьев А. А. Признаки связности и цельности текста // Лингвистика текста. М, 1976. Вып. 103. — С. 136

Понимание текста — это процесс перевода смысла в любую другую форму его закрепления: перевод на другой язык, пересказ той же мысли другими словами, различные виды компрессии текста (реферирование, аннотирование) и т. д. Казалось бы, декодирование поступающей речевой информации повторяет последовательность этапов порождения текста в обратном порядке: выделяя в потоке речи или письменном тексте слова, читатель или слушатель (реципиент) «расшифровывает» их значения. Владея грамматическими законами, он вскрывает соотнесенность лексем друг с другом и таким образом постигает содержание вербального (словесного) сообщения. Однако понимание — это не пассивное механическое движение от значения к смыслу. Понимание начинается с поиска общей мысли высказывания, в котором огромное значение имеют предвосхищение и установка, возникающие в языковом сознании реципиента. С первых минут общения воспринимающий проявляет встречную активность, направленную на постижение цели говорящего, мотива и скрытого смысла сообщения. Целостный текст (дискурс) и выступает в речевой коммуникации объектом понимания. А поэтому успех декодирования зависит и от особенности текстовой структуры сообщения. Оптимальный для понимания текст — это текст с иерархической тематической структурой: первая фраза — общая для всего текста тема, которая затем дробится на более мелкие. «Вообще понятно то, что может быть иначе выражено». Леонтьев А. А. Признаки связности и цельности текста // Лингвистика текста. М, 1976. Вып. 103.
с. 142 Большое значение для понимания текста имеет адекватная референция, т. е. соотнесение высказывания с реальной событийной ситуацией. Способность к правильному соотнесению речи с действительностью лежит в основе многих тестов, определяющих интеллектуальный уровень человека: Есть ли в Австралии 23 февраля? Впрочем, эта задача базируется на культурных стереотипах и ассоциациях (23 февраля как дата советского праздника), а не на чистой логике. Еще сложнее обстоит дело с пониманием действительности, отраженной в целом тексте. В реальном общении здесь возможны коммуникативные недоразумения, возникающие, например, от незнания действительности, стоящей за текстом.

Кроме действительности, стоящей за текстом, текст несет в себе целостный смысл, связанный с мотивом речи, той целью (интенцией), которую преследует автор. Иногда смысл сообщения лежит на поверхности, вытекая из значения входящих в текст фраз. Тогда его выявление требует лишь умения выделять в речевом произведении наиболее важные в информативном отношении ключевые слова и ядерные фразы. На этом основана техника «быстрого чтения» текстов, не содержащих подтекста (научной и публицистической литературы). Однако речевые сообщения часто несут в себе неявно выраженную интенцию говорящего, скрытый смысл. Такой скрытый смысл присутствует, например, в пословицах и поговорках присутствует он и в художественных текстах, и в разных произведениях существует своя «глубина» прочтения. Наиболее ощутим подтекст в детской и притчевой (Коэльо, Сент-Экзюпери) литературе, где присутствует нравоучительное начало (т.е. автор выражается иносказательно, но эта иносказательность еще сильнее подчеркивает истинный смысл, заложенный автором в текст).

Итак, текст — сложное языковое явление, возникающее в процессе коммуникации и тесно связанное с ситуацией общения. Основными признаками текста являются связность и цельность.

Текст существует, прежде всего, для того, чтобы реципиент правильно его истолковал и извлек из него необходимую информацию. Связность и цельность текста служат именно для этой цели. Информация должна подаваться в логической последовательности и при изложении не содержать противоречий или нарушений причинно-следственных связей (если только такие нарушения не служат стилистическим средством).

1.2 Дискурс и его виды. Виртуальный дискурс

Термин «дискурс» впервые зародился в XIX веке в значении диалога, речи. Наиболее широко термин «дискурс» начал употребляться с 1970-х гг. в значении «функциональный стиль» как особый тип текстов — разговорных, газетных и т. д. с соответствующей каждому типу лексической системой и своей грамматикой. «Дискурс» в понимании англосаксонских лингвистов первоначально означал именно тексты в их особенностях без учета реальных конкретных грамматик разных типов дискурса.

Позже определение дискурса вышло за пределы текста и стало включать в себя перечисление условий, в которых этот текст актуализируется. Приоритет в описании дискурса принадлежит ван Дейку, который понимает дискурс как сложное коммуникативное явление, включающее, кроме текста, еще и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресанта), необходимые для понимания текста. Наиболее полное определение «мира дискурса» дает В. З. Демьянков, включающий характеристики, относящиеся к разным дисциплинам — от семиотики до теории коммуникации, социологии, модальной логики Демняков В. З., Звегинцев В. А. Предложение и его отношение к языку и речи. М., 1976..

Из наиболее часто встречающихся в современной специальной литературе можно выделить педагогический, политический, научный, критический, этический, юридический, военный, родительский дискурсы. При этом все они являются «прагматическими дискурсами» на том основании, что в каждом их них актуализируются определенные коммуникативные стратегии.

При рассмотрении дискурса как типа текста выделяют специальный (исследовательский), научно-популярный, дидактический (педагогический), правовой дискурсы. Каждый дискурс может быть представлен в виде многообразных ситуаций, которые образуют типы внутри дискурса.

Дискурс-анализ заключается в выявлении как вербальных компонентов, так и прагматических факторов.

Если, исходя из языкового характера мышления, сводить деятельность людей к их «речевым», то есть дискурсивным практикам, то каждую научную дисциплину можно считать определенным дискурсом. При таком подходе наблюдается сходство понятий «дискурс» и «стиль», «дискурс» и «текст». Но понятие дискурса значительно шире. Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

Дискурс — это «язык в языке», но представленный в виде особой социальной данности. Дискурс существует в текстах, но таких, за которыми встает особая грамматика, особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса, особая семантика — особый мир. Каждый дискурс — это один из «возможных миров».

Дискурс (фр. discours, от лат. discursus — рассуждение, довод) — одно из сложных и трудно поддающихся определению понятий современной лингвистики, семиотики и философии, получившее широкое распространение в англо — и особенно франкоязычных культурах. Значение слова — речь, выступление, рассуждение. В русском языке, как и во многих европейских, этому слову нет эквивалента. Оно переводится как дискурс, дискурсия, речь, слово, текст, рассуждение. Предметом теоретического изучения дискурс стал относительно недавно.

М. Стаббс выделяет три основные характеристики дискурса:

1) в формальном отношении — это единица языка, превосходящая по объему предложение,

2) в содержательном плане дискурс связан с использованием языка в социальном контексте,

3) по своей организации дискурс интерактивен, то есть диалогичен Стабс М. Дискурс и речь М.: 1999 — С. 122.

П. Серио выделяет восемь значений термина «дискурс»:

1) эквивалент понятия «речь», то есть любое конкретное высказывание,

2) единица, по размеру превосходящая фразу,

3) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации высказывания,

4) беседа как основной тип высказывания,

5) речь с позиции говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такую позицию,

6) употребление единиц языка, их речевая актуализация,

7) социально или идиологически ограниченный тип высказываний, например, феминистский дискурс,

8) теоретический конструкт, предназначенный для исследований условий производства текста Серио П. Как читают текст во Франции // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999..

Любой практический дискурс содержит оценочную семантику, поскольку он является выражением коммуникативной функции, обусловленной традициями общества, которые определяются ценностными предпочтениями. Одной из современных тенденций изучения дискурсов является изучение взаимодействия дискурса и общества. В разного рода дискурсах оценка является имманентной величиной: трудно обнаружить текст без оценки, так как нейтральная (нулевая) оценка — это тоже оценка.

Дискурс как сходен, так и отличен от языка и речи. С речью его сближает то, что он также является процессом и деятельностью. Однако в отличие от речи дискурс предполагает систему, он обладает свойством целостности, имеет внутреннюю организацию, форму, к нему применимы понятия вида, жанра и стиля. Свойство системности сближает дискурс с языком. Язык является универсальной абстрактной микросистемой, тогда как дискурс — конкретной мини-системой. Дискурс — это речь, наделенная социокультурным измерением, или язык, преобразованный говорящим субъектом и включенный в конкретный социокультурный контекст. Типология дискурса включает религиозный, политический, литературный, философский и другие дискурсивные жанры. Мы в подобных случаях обычно используем понятие языка, считая, что каждая область культуры имеет свой язык: литературный, философский, научный и т. д.

Понятие дискурса нашло широкое применение в социальных и гуманитарных науках. Историки используют его при исследовании архивных документов. Социологи и психологи — при изучении разного рода анкет, интервью и бесед. Р. Барт положил начало применению дискурсивного подхода в литературоведении и критике Барт Р. Воображение знака / пер. Н. А. Безменовой // Избранные ра-боты. Семиотика. Поэтика; под ред. ПК. Косикова. — М., 1994. М. Фуко рассматривает через призму языка и дискурса эволюцию всей западной культуры, уделяя особое внимание науке, философии и литературе. Исторически дискурс выступал в самых различных значениях, формах и жанрах. Конкретными его примерами являются тронная речь короля по поводу какого-либо важного и торжественного события; вступительная речь (слово) или заключительная речь (слово) при открытии или закрытии научного или иного конгресса; речь по случаю приема в академию или получения высокой награды или премии. «Дискурсом» может быть названа и достаточно обширная работа. Так, «Философское рассуждение о современности» Ю. Хабермаса, во французском названии которого используется слово «discours», представляет собой двенадцать лекций, прочитанных во французском университете.

Суммируя различные понимания дискурса, М. Л. Макаров показывает основные координаты, с помощью которых определяется дискурс: формальная, функциональная, ситуативная интерпретации. Формальная интерпретация — это понимание дискурса как образования выше уровня предложения.

Функциональная интерпретация в самом широком понимании — это понимание дискурса как использования (употребления) языка, то есть речи во всех ее разновидностях. Компромиссным (более узким) вариантом функционального понимания дискурса является понимание дискурса как целостной совокупности функционально организованных, констектуализованных единиц употребления языка.

Ситуативная интерпретация дискурса — это учет социально, психологически и культурно значимых условий и обстоятельств общения, то есть поле прагмалингвистического исследования. Закономерно поэтому обращение к дискурсу со стороны многих ученых, разрабатывающих теорию речевых актов, логическую прагматику общения, конверсационный анализ, анализ диалога, лингвистический анализ текста, критический анализ дискурса, проблемы социолингвистики и этнографии коммуникации, когнитивной лингвистики и психолингвистики.

В.Е. Чернявская, обобщив различные понимания дискурса в отечественном и зарубежном языкознании, сводит их к двум основным типам:

1) «конкретное коммуникативное событие, фиксируемое в письменных текстах и устной речи, осуществляемое в определенном когнитивно и типологически обусловленном коммуникативном пространстве»,

2) «совокупность тематически соотнесенных текстов».

Понятие «дискурс» в лингвистике определяется самыми разными способами. Иногда его понимают как тип разговора, иногда определяют как сложное коммуникативное событие в целом, иногда как конкретный разговор (дискурс всегда касается речи, тогда как текст имеет отношение к системе языка) или жанр (научный, новостной и др. дискурсы). В целом устный дискурс можно определить вопросами «О чем сказано, и что этим сказано, а также сделано?», а также «Кто это сказал и кому сказал?», что означает интеграцию формы и содержания беседы текущей ситуацией взаимодействия говорящего и слушающего, ситуацией, обусловленной всей их жизнью до этой встречи. В более общей форме под дискурсом понимают реализацию социального взаимодействия в языковой форме — коммуникативное действие. Доминантной характеристикой устного дискурса является диалогический аспект, рассматриваемый в двух измерениях — индивидуально-личностном и социальном. Нельзя быть абсолютным хозяином смысла высказывания, история и бессознательное вносят свою непрозрачность в наивное представление о прозрачности смысла для говорящего субъекта. Об этом же говорит и М. Бахтин — «Слово нельзя отдать одному говорящему. У автора (говорящего) свои неотъемлемые права на слово, но свои права есть и у слушателя, свои права у тех, чьи голоса звучат в преднайденном автором слове (ведь ничьих слов нет)» Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979 — С. 116. Таким образом, слово к говорящему приходит со стороны общества, уже многократно использованным и несущим разные оттенки смыслов. Люди используют язык в форме социолекта — языка наполненного многими смыслами и устойчиво закрепленными социокультурными нормами, оценками и убеждениями. Он называет социолект «пунктом проката», слова и словосочетания содержат «отпечатки тех смысловых контекстов, в которых побывало „общенародное“ слово, прежде чем попало в наше распоряжение». В этом смысле социолект контролирует и регулирует индивидуальный дискурс через перенимаемую систему речевых практик, уже содержащую в себе определенное ценностно-смысловое отношение к миру. Структура дискурса отражает, как зеркало, социокультурную среду со всей совокупностью принадлежащих ей идей. Таким образом, индивидуальный дискурс существенно регулируется социальным, вплоть до контроля речевых практик у граждан тоталитарных государств (цензура и самоцензура).

По Бахтину диалог не является только обменом репликами или смыслами, он происходит не только внутри высказывания, но и между высказываниями Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979 — С. 117. Диалогичность текста, например, определяется перекличкой разных «голосов» (смыслов) между высказываниями (текстами) и внутри высказывания одного и того же человека. Эта особенность текста (речи в целом) получила название интертекстуальность или интердискурсность, под которыми понимается вписанность текста или речи в культурный контекст, ее изначальная диалогичность. Социальная сущность языка предполагает наличие адресата речи. В этой диалогической модели высказывание не имеет смысла, если анализируется изолированно, в отрыве от ситуации общения и контекста. Поэтому некоторые проблемы клиента могут быть рассмотрены как артефакт дискурса, или как отражение групповых идеологических клише. Люди могут независимо составлять тексты, интерпретировать их и говорить на любую тему, выражая свое мнение. Однако они всегда являются мужчинами или женщинами, представителями своей социальной группы и своей культуры. И даже если они и не принимают оценок или мнений, содержащихся в дискурсе других, это не отменяет того факта, что большинство их суждений о мире складывается через господствующий дискурс. Картина мира, складывающаяся у каждого в процессе усвоения опыта, обусловлена многими влияниями:

— опытом других, «авторитетных носителей метафор или гипербол, усиливающих суждение или ослабляющих его;

— порядком получения знаний (уроки, лекции, учебники, инструкции);

— альтернативными источниками знаний (сравнение мнений).

Поэтому, с одной стороны важно понимать, как создается и понимается дискурс отдельным участником речевого взаимодействия, а с другой как он функционирует в социальном контексте. Иными словами, дискурс — это реализация социального взаимодействия в языковой форме. Таким образом, диалог и дискурс в онтологическом отношении неразделимы.

Текст, который создает личность имеет довербальную основу в виде смыслов и значений, усваиваемых индивидом на ранних стадиях развития.

В дискурсе текст строится с позиции говорящего, который учитывает адресата, ситуацию и выбирает для текста определенную структуру, пользуясь, при этом, определенными языковыми, стилистическими и риторическими средствами. Читатель или слушатель при этом оказывается поставленным перед задачей интерпретации, руководствуясь той стратегией, с помощью которой автор ведет его через текст, как бы открывая то, что явно не выражено. Дискурс создает общий мир для говорящего и слушающего (терапевта и клиента), мир, который динамически выстраивается по ходу их разговора. При этом любой из элементов текста (морфема, лексема, словосочетание или высказывание) интегрирован в целое, обусловленное коммуникативной ситуацией. Текст есть функция коммуникативной ситуации, и элементы текста тоже заданы ею. Смысл текста может быть понят индивидуумом только тогда, когда индивидуум имеет соответствующий опыт и возможность расшифровать языковую конструкцию представленного текста. Дискурс является выражением индивидуальной психической реальности индивидуума и, в то же время, трансиндивидуальным полем включающим эту индивидуальную психическую реальность.

Важнейшим свойством дискурса является динамика контекста, который поступательно разворачивается во времени. Содержание дискурса при этом концентрируется вокруг некого опорного концепта, называемого темой или топиком. Тема это то, о чем идет речь в целом и в этом смысле тема дискурса (например, отношения с авторитетами и властью) отличается от темы говорящего, это другой уровень абстракции. Кроме того, тема дискурса в большей степени касается социального мира, тема говорящего его внутренней жизни и проблем. Анализ дискурса призван показать, кто контролирует темы и их изменение (семантические макроструктуры), кто определяет форму и стиль речи. Это особенно интересно при рассмотрении терапевтического взаимодействия в аспекте власти. К теме дискурса относится все, что говорится в этом дискурсе, но не все элементы темы активны в каждый момент дискурса.

Такой подход к понятию темы позволяет объяснить феномен целостности и связности дискурса. В процессе порождения дискурса индивидуум мысленно просматривает или сканирует текущий суперфокус и разбивает его на отдельные фокусы соразмеримые с объемом сознания в каждый момент времени. При этом на границе контакта организм-окружающая среда оказываются ощущения, чувства, мысли и образы, опосредованные речью и передаваемые более или менее адекватно слушающему. Восприятие высказываний говорящего слушающим и наоборот, невозможно без интерпретации, обуславливаемой всем усвоенным до этого набором значений слов, смыслов и идей, как личностных, так и ассимилированных в рамках данного направления терапии. В ходе интерпретации проясняется драматургия всего дискурса, а интерпретатор реконструирует весь дискурс или тот мысленный мир, в котором автор описывает реальное, желаемое или нереальное положение дел. Интерпретация услышанного базируется на:

— связности дискурса — приемах упорядочивания частей текста, установления причинно-следственных связей, процессе развития темы, отношений внутри дискурса, способах соединения его частей;

— организации информации — способах подачи новой и данной информации, т. е. фигура — фон соотношения;

— риторических приемах — стратегии для выдвижения своей точки зрения и определения позиции, формах аргументации;

— особенностях синтаксиса — построениях фраз с учетом их вклада в семантическую интерпретацию;

— особенностях лексического выбора, т. е. выбора слов, которые используются для активизации пресуппозиций (подразумеваемого), для выражения позиции и отношения;

— использовании языка с точки зрения социальных, психологических и конверсационных принципов;

— построения пропозиционального содержания предложений.

Таким образом, дискурс контролирует ментальные и социальные способы выражения себя участников коммуникации (общепринятый способ мышления, говорения и поведения внутри сообщества).

Тенденцией современности является повсеместное распространение Интернета и компьютеризация всех сфер общественной жизни. Компьютеры становятся необходимой принадлежностью офисов, медицинских учреждений, школ, прочно входят в наш быт. Глобальная сеть, называемая почти образно «виртуальной глобализацией» уже внедрилась во многие сферы человеческой деятельности, и влияние Интернета продолжает расти.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой