Социокультурный анализ советской моды 20-30-х гг. XX века

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Теория и история культуры
Страниц:
175


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования

За последнее время российское общество претерпело ряд весьма значительных социально — культурных изменений, связанных с появлением новых политических институтов, экономических моделей, новых культурных образцов и ценностных ориентаций. Однако тема советского общества на современном этапе отечественной гуманитаристики и, прежде всего, культурологии, не отрефлексирована в научно — аналитическом плане и нуждается не столько в оценочно — сравнительных, сколько в объективно -значимых характеристиках. Это позволит избежать все новых и новых предвзятостей, стереотипов и общих рассуждений о недостатках или достоинствах советской общественной системы. Для решения, хотя бы частично, этой задачи необходим модуль исследования, имеющий универсальную природу и видимую независимость от социально-исторических процессов, но связанный с сущностью человека. Такой ракурсно — аналитической моделью в данном исследовании является феномен моды.

Несмотря на обилие работ, посвященных моде на протяжении веков, она по-прежнему остается явлением неуловимым и не познанным в полной мере.

Причина тому — объективная двойственность моды: она принадлежит как миру материального (например, мода на одежду, мебель), так и духовного (мода на определенные мысли, идеи, высказывания). Она расположена между вещью и человеком, являя собой продукт взаимодействия человека и среды, человека и вещи, человека и его & laquo-оболочки»-. Этим обусловлен и еще один ракурс двойственности: связь с материальной культурой, а значит, — факторами, обуславливающими материальное развитие социума, делает моду безусловно общественным явлением. С этих позиций можно говорить об идеологичности, социологичности, экономичности моды, об общественном значении вызывающих ее к жизни аспектов. Но, вместе с тем, она является следствием работы человеческого сознания, и с этих позиций мода субъективна. Ею открывается канал воздействия на мир личности и определение как внешней (визуальной), так и внутренней индивидуальности человека. Таким образом, мода предстает неким многомерным феноменом: существуя в пространстве, образуемом пересечением осей общественного и личностного, объективного и субъективного, материального и духовного, внешнего и внутреннего, стихийного и осознанного, — она являет собой в высшей степени сложное философско-культурологическое понятие, не только в силу своей структурированности, но и многофункциональности, полисемантичности, одновременной исключительности и универсальности.

Весьма важно отметить, что моду, ставшую проводником между социально — культурными идеями и повседневностью, следует рассматривать как существенный фактор, оказавший решительное влияние на процессы культурной динамики XX века.

Мода выражает и формирует идеалы той или иной эпохи, реализуемые, например, в костюме.

Человек является источником культурных технологий, преобразующих мир. Эти технологии направлены, в частности, на преобразование мира, его отражение, подчинение, и что не менее важно — на человеческое самопознание. Таким образом, мы можем говорить о том, что способом современного бытования человека в мире являются культуртехнологии. При этом сущностной характеристикой человеческой культуры являются динамичность, подвижность ее структуры, подверженной произвольным изменениям, в отличие от & laquo-вечной»- природы. Подобная многовариантность человеческого бытия подразумевает непредсказуемость, риск как неотъемлемую составляющую своей сущности (& laquo-В детерминистическом мире риск отсутствует, ибо риск есть лишь там, где универсум открывается как нечто многовариантное, подобное сфере человеческого бытия. »-1). Такая характеристика человеческой культуры придает особую актуальность

1 Пригожин И. Философия нестабильности / И. Пригожин // Вопросы философии. — 1991. — № 6. — С. 46 — 57. 4 изучению всех механизмов социокультурной деятельности личности и общества. Если на более раннем этапе развития человечество основное внимание уделяло механизмам в их материально — вещественном конкретном понимании (сферам механики, естествознания и т. п.), то в настоящее время всё большее значение приобретают социально-культурные стратегии, ибо в этой сфере риск неправильного выбора направления ведет к духовному, интеллектуальному, этическому разрушению общества, что значительно опаснее экономического или технического отставания. Осознание риска как элемента человеческой культурсистемы обуславливает ответственность в виде компенсирующей парной составляющей. В отличие от физически и биологически детерминированного созревания фруктового плода или выпадения осадков человек волен выбирать из произвольного числа имеющихся вариантов и по своему разумению направлять развитие общества, формировать эстетические, этические и другие сферы. Человечество конструирует в каждый конкретный момент времени не только настоящее, но, вместе с тем, и будущее, закладывая точки отсчета для дальнейшего развития общества. Изменяясь сам, человек меняет эти точки отсчета и тем самым аксиологически трансформирует будущее.

Мода представляет собой фокус обнаружения очень важных изменений в человеке. Воздействуя на образное мышление личности, мода выявляет в ней глубокие, сущностные изменения и вместе с тем становится одним из механизмов, обеспечивающих необходимость развития человеческой культуры.

В связи с вышеизложенным становится очевидно, что понимание моды в XX веке далеко ушло за пределы толкования данного явления как процесса, посредством которого костюм совершает свою эволюцию (М. Мерцалова, Е. Киреева3, Ф. Пармон4, М. Килошенко5 и др.). В современном

2 Мерцалова, М. Н. Костюм разных времен и народов / М. Н. Мерцалова. — Т.1. — М.: Академия Моды, 1993. -543 с

3 Киреева Е. В. История костюма/Е. В. Киреева. -М.: Просвещение, 1976, — 176 с.

4 Пармон, Ф. М. Композиция костюма / Ф. М. Пармон. — М.: Легпромбытиздат, 1985. — 264 с.

5 Килошенко М. Психология моды / М. Килошенко. — СПб.: Речь, — 2001. -192 с. коммуникативном процессе мода выступает как «оператор-контролер», отбирающий информацию, придавая ей аксиологические свойства (А.

Л 7 о

Дриккер, Д. Мейнард), и проводник идей (М. Беен, П. Карден). Именно костюм является связующим звеном между человеком & laquo-природным»- и человеком & laquo-социальным»- и зависит от культурной парадигмы эпохи, социальных, экономических, политических аспектов, т. е. является частью развития культуры в целом. Одной из основных функций костюма становится функция социальной ориентации и культурной адаптации.

С давних пор о моде судили философы и писатели, ее создатели и публика, искусствоведы, социологи и историки. Как весьма полиаспектное явление культуры, мода давала почву для размышлений самого различного толка. Однако по большей части, исследования прежде всего касались эстетического аспекта. Для современного же общества наибольшую актуальность составляет анализ социально — культурного потенциала модного влияния, рассмотрение моды одновременно в качестве инструмента обнаружения сущностных изменений в обществе и, вместе с тем, — реакции на них, т. е. воздействия на личность и социум в целом. Ведь мода, с одной стороны, выявляет коллективное бессознательное, и при этом, — с другой, -формирует общественное сознание. Советская мода 20 — 30 — х г. г. XX века предоставляет возможность рассмотрения моды в подобном праксиологическом направлении, поскольку этот период характеризуется интенсивностью формирования нового быта, разработкой визуальных форм & laquo-советскости»-, появлением идеи государственности на уровне отдельного представителя социума. Концентрация подобных процессов создает репрезентативное поле для анализа выдвинутой проблемы.

6 Дриккер А. С. Эволюционный прогноз: пульсация народонаселения / А. С. Дриккер //Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — С. 429−446.

7 Мейнард Д Язык и средства массовой коммуникации / Д. Мейнард // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: Хрестоматия. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2000. — С. 55.

8 История моды с XVIII по XX столетие. Коллекция института Киото / А. Фукай [и др.]. — М.: APT-РОДНИК, 2003. — С. 512.

Степень научной разработанности проблемы

Значение гуманитарных наук для изучения феномена моды

Прежде чем рассмотреть вопрос о научной разработанности заявленной проблемы, остановим свое внимание на методологических подходах к изучению феномена моды и обоснуем доминирующую роль социально -гуманитарного знания в этом процессе.

Как было нами отмечено ранее, мода являет собой один из наиболее сложных, противоречивых и многогранных феноменов мира культуры. Несмотря на множество разнообразных глубоких и своеобразных суждений о ней, мода и на сегодняшний день остается неуловимой для категориального определения и исчерпывающего анализа в рамках какой — либо одной науки.

В силу своей полиаспектности мода представляет огромный интерес для изучения в пространстве самых различных наук: эстетики, истории, теории дизайна, математического моделирования, конструирования, этнологии, фольклористики, психологии, этики, социологии и ряда других как гуманитарных, так и точных наук.

Безусловно, негуманитарные в своем назначении науки имеют достаточно оснований для изучения моды. Дизайн модных объектов, их формообразование, расчет параметров, пропорций и многие другие аспекты модного конструирования относятся скорее к негуманитарному знанию. Необходимо обратиться к сущностному основанию моды как объекта исследования, а также ее аксиологической роли для функционирования и развития социума. Выделение указанных характеристик позволит нам обосновать несомненную значимость социально — гуманитарного, и, в частности, культурологического подхода к изучению моды.

Прежде чем выделить базовые характеристики и социально-культурное значение моды как особого явления, отметим, что мода функционирует в самых различных областях человеческой жизни, не ограничиваясь лишь одеждой (хотя подобное отождествление широко распространено). Абсолютно любые классы объектов в различных областях культуры могут наделяться модными значениями.

Возможно, акцентированное внимание к моде в одежде и интерьере связано с тем, что одежда и дом — своеобразное & laquo-продолжение»- человека, его телесности, и наиболее соответствуют непременному для моды как таковой атрибуту демонстративности. Тем не менее, как было отмечено выше, сфера моды — всё поле культуры.

Таким образом, мода — в первую очередь, не собственно модные стандарты и образцы, а культурные реальности, стоящие за ними -тенденции образа жизни, ценности, мотивы, — сфера человеческого сознания и его актуализации в культурных смыслах конкретной эпохи и субкультуры.

На современном этапе общественного развития появляется возможность наиболее адекватным образом представить те сущностные черты и основания, которые определяют специфику моды в качестве феномена мира культуры.

Прежде всего, это постоянная изменчивость — мода непостоянна. Быть может, именно она наиболее ярко выявляет основу культурного бытия самого человека — его вечное стремление к & laquo-неравности»- самому себе. Развитие моды непрерывно и бесконечно: на смену любому конкретно -актуальному набору модных образцов, стоит ему утвердиться и & laquo-осесть»- в каком-либо социуме, тут же приходит & laquo-новая актуальность& raquo- со своим набором знаково-смысловых акцентов, форм и стилистического разнообразия.

При этом, учитывая высказанные ранее идеи, мы можем говорить о том, что & laquo-смена мод& raquo- - это не просто замена одного & laquo-фасона»- вещи или идеи другим, но свидетельство некой трансформации социального мышления, общественного сознания, механизмов самоидентификации личности и ценностных тенденций внутри культурного поля.

Становится очевидным тот факт, что мода как феномен культуры принадлежит сфере человеческой индивидуальности, изучение которой составляет приоритет гуманитарных наук.

Ценность социально — гуманитарного, и, прежде всего, культурологического подхода к изучению моды состоит в возможности преодоления созерцательности и описательности, количественного подсчета и механических замеров модных образцов путем выхода на уровень продуцирующего их общественного сознания и аксиологической обусловленности тех или иных модных тенденций, а также стоящих за этими модными образцами и стандартами культурных универсалий.

Обладая значительным влиянием на различные сферы человеческой деятельности, мода связана с культурными смыслами и образами, являющимися первостепенными, фундаментальными для человеческого сообщества, такими как & laquo-мужчина»-, & laquo-женщина»-, & laquo-ребенок»- & laquo-повседневность»-, & laquo-дом»-, & laquo-разрешение»- и & laquo-запрет»-, & laquo-старое»- и & laquo-новое»- и т. д.

Таким образом, роль гуманитарного знания в изучении моды заключается в том, что именно в совокупности социологической детерминированности, психологической обусловленности, этико эстетической взаимосвязи, на пересечении всех этих смыслов в соотнесении их с базовыми культуремами конкретной социально — культурной целостности рождается наиболее адекватное и плодотворное для дальнейшей культурной практики понимание такого феномена культуры как мода.

На основных теориях моды, существующих на данный момент в социально — гуманитарной сфере, мы остановимся более предметно в первой главе работы, когда обратимся к обоснованию термина & laquo-советская мода& raquo- в культурном контексте изучаемой эпохи.

Что же касается собственно темы советской моды 20 — 30 — х г. г. XX века, необходимо отметить научную неизученность этой проблемы.

Лишь немногие из исследований содержат сведения, имеющие непосредственное отношение к советскому искусству костюма указанного периода. В основном литература освещает либо общую проблематику моды, либо ее конкретные проявления в исторических условиях определенной эпохи (не касаясь указанного периода), либо некоторые социальные, психологические и идеологические аспекты жизни советского общества.

Для выделения методологических подходов к изучению феномена моды большое значение имеют работы Т. Адорно9, Г. Вейса10, JI.B. Петрова& quot-, Г. Зиммеля12, Дж. Флюгеля13, Г. Блумера14, Г. Тарда15, М. Вебера16, Э. Гобло17, Р. Барта18 и др.

Наиболее фундаментальным из рассмотренных изданий исследованием в сфере советской моды 20−30-х гг. XX века является монография Т. К. Стриженовой & laquo-Из истории советского костюма& raquo- 19. Здесь автором рассматривается период становления и развития советского костюма с 1917 г. до конца 20-х годов- освещается деятельность первых советских модельеров.

Интересные особенности в формировании советского костюма отмечает Ф. М. Пармон в своей работе & laquo-Композиция костюма& raquo-. В главе & laquo-Костюм XIX — начала XX века& raquo- автор акцентирует внимание на исторических обстоятельствах, предопределивших коренное изменение во взгляде на костюм и на весь облик человека (имея ввиду революцию 1917 г.) — кратко характеризует основные принципы развития моды начала XX века- приводит сжатые сведения по вопросам создания военной формы для Красной армии и участия советских модельеров на Всемирной выставке в Париже в 1925 г.

Среди исследователей предметов советской материальной культуры указанного периода особо следует выделить Селима Хан-Магомедова. В своих работах, преимущественно касающихся архитектурной среды, он

9 Адорно, Т. Эстетическая теория / Т. Адорно. — М.: Республика, 2001. — 527 с.

10 Вейс, Г. История культуры народов мира. Костюм. Украшения / Г. Вейс. — М.: ЭКСМО, 2004. — 960 с.

11 Петров, Л. В. Мода как общественное явление / Л. В. Петров. — Л.: Знание, 1974. — 32 с.

12 Зиммель, Г. Мода / Г. Зиммель // Избранное. — Т. 2: Созерцание жизни. — М.: Юристь, 1996. — 607 с.

13 Flugel, J. С. The Psychology of Clothes / J. C. Flugel. — L.: Hogart Press, 1930. — 148 p.

14 Blumer, H. G. Fashion // International Encyclopedia of the Social Sciences / H. G. Blumer. — Vol. 5. — N.Y.: The Macmillian Company and The Free Press, 1968. -P. 341 -344.

15 Тард, Г. Законы подражания / Г. Тард // Идея подражания в гуманитарном познании в очерках и извлечениях. — Новосибирск: НИИ МИОО НГУ, 1998. — С. 39 — 94.

16 Вебер, М. Избранные произведения / M. Вебер. — М.: Прогресс, 1990. — 808 с.

17 Гобло, Э. Барьер и уравнивание / Э. Гобло. — Париж: PUF, 1967. — 86 с.

18 Барт, Р. Система моды. Статьи по семиотике культуры / Р. Барт. — M.: Издательство им. Сабашниковых, 2003. -512 с.

19 Стриженова Т. К. Из истории советского костюма / Т. К. Стриженова. — М.: Советский художник, 1972. -112 с.

20 Пармон Ф. М. Композиция костюма / Ф. М. Пармон, — М.: Легпромбытиздат, 1985. — 264 с. обращает внимание на одно из важнейших направлений обозначенного

21 проблемного пространства — создание прозодежды.

Для всестороннего и наиболее полного изучения вопроса большое значение имеют издания, освещающие общие функции костюма в жизни общества и отдельной личности, значимые аспекты костюмологии,

22 цветопсихологии, психогеометрии: & laquo-Мода: за и против& raquo- В. И. Толстых ' & laquo-Язык одежды& raquo- сестер Сориных23 и т. д.

Социально — эстетическую сторону вопроса рассматривают следующие издания: Г. Х. Шингаров & laquo-Социальная природа эстетических чувств& raquo-24, М.С.

25 26

Каган & laquo-Начало эстетики& raquo-, М. С. Каган & laquo-Социальные функции искусства& raquo-, & laquo-Формирование нового социального облика рабочего класса СССР в переходный период от капитализма к социализму& raquo-27, & laquo-Формирование нового

28 29 человека& raquo-, М. С. Каган & laquo-Эстетическая культура советского человека& raquo-, В. Тупицын & laquo-Коммунальный (пост) модернизм"30и др. Также для изучения влияния социальных процессов на формообразование одежды в 30-е годы большой интерес представляют материалы тендерных исследований -например, сборник статей & laquo-Гендер как интрига познания& raquo-31, статья Татьяны Дашковой & laquo-Визуальная репрезентация женского тела в советской массовой культуре 30-х годов& raquo-32 и др.

Источником для социокультурного анализа советской моды 20−30-х годов XX века послужили документы Российского государственного архива

21 Хан-Магомедов С. О. Пионеры советского дизайна / С.О. Хан-Магомедов. — M.: Галарт, 1995. — 423 с.

22 Мода: за и против: сб. ст. / Под ред. В. И. Толстых. — M.: Искусство, 1973. — 287 с.

23 Сорины, сестры. Язык одежды или Как понять человека по его одежде / Е. А. Петрова, Н. А. Коробцева. -M.: Издательство Гном и Д, 2000 — 224 с.

24 Шингаров Г. Х. Социальная природа эстетических чувств / Г. Х. Шингаров. — M.: Знание, 1978 — 64 с.

25 Каган М. С. Начало эстетики / М. С. Каган. — М.: Искусство, 1964, — 210 с.

26 Каган М. С. Социальные функции искусства / М. С. Каган. — Л.: О-во Знание, 1978.- 34 с.

27 Формирование нового социального облика рабочего класса СССР в переходный период от капитализма к социализму: межвуз. сб. научн. тр. / Отв. ред. А. З. Ваксер. — Л.: ЛГПИ, 1986.-. 171,(1) с.

28 Формирование нового человека: сб. / Н. П. Лейзеров, B.C. Марков, В. П. Чернов [и др.]. — М.: Московский рабочий, 1985. -184 с.

9 Каган М. С. Эстетическая культура советского человека / Под ред. М. С. Кагана, — Л.: изд-во Ленингр. ун-та им. А. Жданова, 1976.- 168с.

30 Тупицын В. Коммунальный (пост) модернизм / В. Тупицын. — М.: Изд. фирма «Ad Marginem», 1998. -206с.

31 Гендер как интрига познания: сб. ст. / А. В. Кирилина [и др.].- М.: Рудомино, 2000. — 168 с.

32 Дашкова Т. Визуальная репрезентация женского тела в советской массовой культуре 30-ых годов / Т. Дашкова//Логос.- 1999.- № 11−12. -С. 131−155. литературы и искусства (г. Москва), фонды Русского музея фотографии (Н. Новгород), а также периодические издания указанного периода, такие как: & laquo-Искусство одеваться& raquo-, & laquo-Швейная промышленность& raquo-, & laquo-Ателье»-, & laquo-Работница»- и др.

Предмет исследования

Мода как механизм выявления сущностных изменений общественного сознания, воздействия на индивида и социум в советском социально -культурном пространстве 20−30-х г. г. XX века.

Объект исследования

Советская модная одежда 20 — 30-х г. г. XX века (включая как артефактную, так и проектно — образную составляющие).

Рассматривая артефактную составляющую объекта исследования, отметим: несмотря на то, что мода как феномен, существует как на материальном и духовном уровне, предметно обозначена она, главным образом, в материальной сфере. Особое место в ней занимает именно одежда в силу наиболее тесной непосредственной связи с человеком. Существуя и видоизменяясь вместе с человеком, самый близкий из всех предметов материальной культуры — костюм стал со временем выполнять множество функций: и прямых, и косвенных, более тонких, интимных, способных создать даже еле уловимое настроение. 34

Что касается проектно — образной составляющей, то здесь уместнее говорить не столько об одежде как таковой, сколько о советском искусстве костюма рассматриваемой эпохи. Одежда подразумевает различные формы тех изделий, которые носит на себе человек. Это набор материальных оболочек для человеческого тела, преимущественно защищающая его от климатических воздействий. Костюм же являет собой систему определенным

33 Под артефактом мы понимаем материально-художественный объект (материальный объект, носитель художественных смыслов в системе соответствующих культурно-функциональных связей).

34 Мерцалова М. Н. Костюм разных времен и народов / М. Н. Мерцалова. — Т.1. — М.: Академия Моды, 1993. -С. 5. образом подобранных предметов одежды, обусловленную предназначением. Это сложная система, отражающая индивидуальность человека или общественной группы людей. Костюм наиболее ярко воплощает особенности развития общества разных стран и народов. В многообразии форм костюма находят отражение климатические условия, социальная структура общества, материально-экономическое состояние, моральные нормы и эстетические идеалы. Народы разных стран и этносов имеют свои особые формы одежды, формируя из них костюмы определенного типа, в которых выражается национальный вкус и понимание красоты. Костюм создает внешнюю характеристику человеку, определяя его возраст, пол, социальный статус, характер, эмоциональное состояние и т. д. 35 Но вместе с тем искусство костюма является одной из наиболее значимых составных частей декоративного искусства в целом. Однако, подчиняясь общим со всем декоративным искусствам законам, костюм обладает своей ярко выраженной спецификой. Содержанием творчества художников — модельеров и конструкторов костюма является сам человек, а объектом — его облик. Подобная активная обращенность к человеку порождает ряд особенностей искусства костюма, в числе которых непосредственное участие (а порой и соавторство) социума в проектировании и развитии форм одежды. Ни один другой вид декоративного искусства не может соперничать с костюмом в аспекте массовости и распространенности. С этим связано и то обстоятельство, что ни в одной сфере материальной культуры мода не проявляется столь ярко и значимо, как в костюме.

Данными обстоятельствами и обусловлен выбор одежды 20−30-х г. г. XX века в качестве объекта исследования советской моды указанного периода.

Обозначив объект исследования, следует уделить внимание его проектно — образной составляющей. Общий контекст анализируемой нами эпохи обусловил направленность советской культуры 20−30-х годов в будущее. Так

35 Современная энциклопедия Аванта+. Мода и стиль / Глав. ред. В. А. Володин. — М.: Аванта+, 2002. — С. 8−9. же, как, например, для мифологической культуры характерна постоянная обращенность в прошлое, для советской культуры 20−30-х гг. XX века -сущностная апелляция к будущему. Советское общество рассматриваемого периода целиком сосредоточено на построении принципиально нового социокультурного пространства. Планы & laquo-развитого социализма& raquo-, пятилетки, стахановские подвиги — всё это усиливает доминанту движения вперед, опережения настоящего, жизни будущими достижениями.

Этот контекст и обуславливает значительное внимание к & laquo-проектной»- части объекта исследования. & laquo-Идеально — проектный& raquo- характер исследуемой нами культуры определяет большую роль ее предполагаемого компонента в виде должного, будущего, проектируемого, нежели имеющегося в конкретно-материальном воплощении. Внимание акцентируется преимущественно не на той одежде, которая носилась на практике в обозначенный период, но на том, как мыслилось перспективное, будущее, идеальное. Безусловно, прозодежда, разработанная Поповой и Экстер не получила повсеместного распространения. Однако идея прозодежды вызвала массовое признание и сама по себе составила феномен советской моды. В этом плане, уместно подчеркнуть, что модным является тот объект, пусть и в проекте, который максимально востребован конкретным социумом в данном контексте. Как пишет А. Б. Гофман, главным в моде является «не платье само по себе, а его ношение для женщины или его проектирование для дизайнера одежды& raquo-36. Таким образом, идеально-образная составляющая моды приравнивается по значимости к материально-воплощенной, а в случае с советским обществом 20−30-х гг. XX века даже имеет преимущественное значение.

Временные рамки объекта исследования обусловлены спецификой социокультурного контекста: до начала 20-х годов XX века говорить о феномене советской моды несколько преждевременно в силу политических и

36 Гофман А. Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения / А. Б. Гофман. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2004. — С. 14. экономических условий (мода невозможна по сути в ситуации глубокого промышленного, творческого и психологического кризиса, в котором находилась страна) — мода же послевоенного37 периода уже является кардинально отличной от моды 20−30-х гг. по своей аксиологической и стилистической наполненности.

Цель и задачи исследования

Цель работы заключается в исследовании диалектической связи феномена моды с общественным сознанием (в плане фиксации его сущностных изменений и ответного влияния) на примере советской культуры 20−30-х годов XX века.

Данная цель предполагает решение ряда конкретных исследовательских задач:

• определить понятие & laquo-моды»-, выявив ее онтологические, сущностные характеристики-

• выявить наличие и особенности феномена моды в советском социокультурном пространстве 20−30-х г. г. XX века-

• отразить роль моды в выявлении сущностных изменений общественного сознания и пространства повседневности рассматриваемой эпохи-

• обозначить основные функции советской моды 20−30-х г. г. XX века и проследить их аксиологическую трансформацию на протяжении рассматриваемого периода-

• показать тесную взаимосвязь материальной и духовной культуры, возникшую в процессе идеологизации феномена моды в советском социуме 20−30- х г. г. XX века.

37 После Второй Мировой войны.

Методологическая основа исследования

Диссертация построена на двух основных подходах к феномену моды:

38 как механизму культуры (универсальному, всеобщему) и как к артефакту (то есть воплощенному либо спроектированному материальному воплощению художественного образа и культурного смысла в конкретике определенной эпохи с позиций ретроспективы)39.

В качестве теоретико — методологических оснований исследования выступает совокупность ряда подходов, операций и аналитических приемов, в частности:

— диалектический подход (идея изменения — изменчивость — одна из сущностных характеристик моды- развития — развитие моды в исторической ретроспективе, смена модных тенденций- отрицание отрицания отрицанием — цикличность в моде- единство противоположностей — традиция и новация в моде, соотношение утилитарного и неутилитарного, массового и уникального, общественного и личностного и т. д.) —

— психоаналитическая концепция, позволяющая проанализировать влияние отдельных элементов костюма на общественное сознание-

— функционализм, поскольку мода — весьма многофункциональное явление культуры-

— историко — культурный подход, рассматривающий явление советской моды на различных этапах (начало 20-х годов XX века, годы нэпа- начало 30-х годов XX века- середина — конец 30-х годов XX века) —

— сравнительно — историческое изучение (при сопоставлении советских и западных тенденций моды рассматриваемого периода- в анализе русских народных и советских принципов построения костюма) —

— синхронно — диахронный анализ (при рассмотрении моды в контексте социокультурной целостности) —

38 В значении & laquo-присущему различным эпохам, сообществам, этносам и т. д.".

39 Так как мода, вместе с тем, исторична.

— дедуктивный / индуктивный подход (дедуктивный подход воплощен в перенесении культурных доминант эпохи в целом на моду рассматриваемого периода в частности, а также особенностей построения быта и изменений в структуре повседневности на принципы разработки костюма- индуктивный подход позволяет разработать на примере моды методологию познания сущности социума через артефакт) —

— структурно — семантическое рассмотрение знаковой природы костюма и моды- анализ описаний одежды в периодической печати рассматриваемого периода- исследование значения доминантной цветовой палитры в советской одежде 20−30-х г. г. XX века.

Раскрывая суть подхода к изучению заявленной проблемы, следует отметить, что мы исходим из понимания моды как многоаспектного, неодномерного и полисемантического феномена культуры, существующего в культурном пространстве, образуемом пересечением осей общественного и личностного, объективного и субъективного, материального и духовного, внешнего и внутреннего, стихийного и осознанного. Культура, при этом, понимается нами не только как собрание высших достижений человеческого духа (что традиционно для академического культурологического дискурса), но как духовно — материальная целостность, включающая артефактную и художественно — образную составляющие, обычаи, ценности и убеждения определенной эпохи. 40

Научная новизна диссертации

Научная новизна диссертации определяется совокупностью поставленных задач и содержанием полученных результатов исследования. Основное в них — раскрытие потенциала моды в качестве механизма выявления сущностных изменений в общественном сознании и воздействия на индивида и социум в советском социокультурном пространстве 20−30-х

40 Галанова Г. Э. Об основных принципах современной культурологии / Г. Э. Галанова // Культурология в контексте гуманитарного мышления: материалы Всерос. межвуз. конф. (5−6 октября 2004 г.) / МГУ им. Н. П. Огарева и др.- Ред. совет: M. И. Каргина и др. — Саранск, 2004. — С. 27. г. г. XX века- а также — методология познания социума через артефакт на примере одежды. Данное исследование призвано изменить сложившееся о советском обществе мнение — в сфере проектной культуры и дизайна. Расхожее (не только среди обывателей, но и в научной среде) представление об & laquo-отсутствии»- моды в советском социокультурном пространстве указанных лет должно быть опровергнуто, поскольку советская мода 20−30-х гг. XX века представляет собой интересный и значимый феномен мировой культуры.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется историко

— философской обусловленностью темы исследования, актуальностью поставленных в нем проблем (в частности, взаимодействия идеологического и социального с художественно — эстетическим в самом развитии процесса моды), научной потребностью осмысления самых различных направлений советской культуры.

Теоретические выводы работы обогащают теорию возникновения и эволюции культурных форм, расширяют концепцию их духовно -содержательного наполнения, дополняют культурологическое исследование свойств массового сознания и поведения.

Работа может служить основой спецкурса по истории моды или раздела лекционного курса о развитии советской культуры. Ее материал может быть рекомендован историкам, дизайнерам, психологам, изучающим дополнительные измерения восприятия окружающего мира.

Особое значение эта работа может иметь при формировании интеграционного образовательного и воспитательного процесса.

Положения, выносимые на защиту:

— Мода является сложным, противоречивым, многоаспектным и полифункциональным явлением культуры-

— Мода является активным и динамическим средством внедрения социокультурных форм, под воздействием которых происходит поиск, отбор, установление нормы и последующая инновация-

— Модные элементы не изолированы от остальных компонентов социальной системы, а связаны с ними определенными отношениями, обусловленными состоянием общества и культуры-

— Мода выявляет глубокие сущностные изменения в характере, сознании и поведении человека, отражая развитие индивидуальной и общественной культуры-

— Мода как динамический аспект социально-культурных отношений исторически и антропологически обусловлена-

— Советская мода 20−30-х гг. XX века является неотъемлемой и значимой частью европейской моды указанного периода.

Апробация работы осуществлялась на научных и научно-методических конференциях:

Этнические культуры в условиях глобализации. X Межвузовская конференция по культурологии. Н. Новгород, 2003.

Высокие технологии в педагогическом процессе. V Международная научно — методическая конференция преподавателей вузов, ученых и специалистов. Н. Новгород, 25−26 марта 2004.

100 лет после Чехова. Международная научно — практическая конференция. Ярославль, 13−15 мая 2004.

Культурология в контексте гуманитарного мышления. Всероссийская межвузовская конференция. Саранск, 5−6 октября 2004.

IX нижегородская сессия молодых ученых & laquo-Голубая Ока& raquo-. Н. Новгород, 19−23 октября 2004.

Война как событие и со-бытие. Межвузовская конференция по культурологии. Н. Новгород, 27−28 апреля 2005.

Глобализация, политика, право. III Межрегиональная научная конференция. Н. Новгород, 19−20 мая 2005.

Устойчивое развитие города: проблемы и решения. Межрегиональная научно-практическая конференция. Дзержинск, 10 декабря 2005.

IV Межвузовская научно-практическая конференция студентов, аспирантов, молодых ученых & laquo-Студенческий гений — 2006″, 18 мая 2006.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой культурологии Нижегородского государственного педагогического университета.

Основные положения и результаты исследования отражены в 13 публикациях, общим объемом 2,8 п.л., в том числе две публикации в изданиях, включенных ВАК в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций.

Структура исследования

Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, насчитывающего 154 единицы, в том числе издания на русском и английском языках, архивные материалы из фондов Российского Государственного Архива литературы и искусства (г. Москва) и фотоматериалы из фондов Русского музея фотографии (Н. Новгород).

Во введении рассматриваются общие вопросы, касающиеся моды как социокультурного феномена- раскрывается актуальность исследования в концептуально-историческом рассмотрении феномена моды. Дается характеристика степени разработанности проблемы в литературе. Также во введении определяются предмет, объект, хронологические рамки, цель, задачи, методологические основания исследования.

Первая глава посвящена рассмотрению моды как культурного феномена. В ее первом параграфе раскрываются основные характеристики и проблемы изучения моды, существенные категории исследования данного феномена, такие как изменчивость, инновационность, телесность и т. д. Также анализируются основные подходы к пониманию сущности и значения моды для социума, личности и культуры в целом- акцентированное внимание уделяется значению гуманитарного подхода для изучения феномена моды. Во втором параграфе первой главы с помощью теоретической модели одного из наиболее авторитетных исследователей моды в нашей стране, А. Б. Гофмана, в которой отчетливо сформулированы принципы выделения сущностных компонентов атрибуции моды как феномена, доказывается обоснованность использования термина & laquo-советская мода& raquo- в контексте советского социокультурного пространства 20 — 30 — х годов XX века.

Во второй главе исследования мы определяем специфику повседневности советского культурного пространства 20−30-х г. г. XX века и ее выражение в моде на одежду этого периода. Особое внимание останавливаем на наиболее значимых взаимосвязанных аспектах: на милитаризации советского общества (параграф 2.1.) а также сфере тендерных изменений (параграф 2.2.), подразумевая, что все остальные аспекты -статусные, возрастные и т. п. напрямую связаны с обозначенными двумя и вытекают из них в силу специфики историко-культурного контекста изучаемой нами эпохи.

Третья глава раскрывает основные социальные функции советской моды 20−30-х гг. XX века, вытекающие из особенностей функционирования механизма моды в контексте структурных изменений советской повседневности обозначенного периода, которые анализируются во второй главе работы. Данные функции содержательно раскрывают значение феномена советской моды 20−30-х гг. XX века (в том числе и для современного общества) в праксиологическом направлении.

В заключении обобщаются все полученные результаты исследования, дается характеристика степени достижения поставленной цели и реализации исследовательских задач- а также оценивается значимость проведенной работы в аксиологическом и праксиологическом плане.

Заключение

В осуществленном нами исследовании советской моды 20−30-х гг. XX века мы решили ряд задач, позволивших выявить диалектическую связь феномена моды с общественным сознанием.

Прежде всего, мы определили понятие & laquo-моды»-, выявив ее онтологические, сущностные характеристики и проанализировав в исторической ретроспективе основные подходы к пониманию данного феномена культуры. Затем выявили наличие феномена моды в советском социокультурном пространстве 20−30-х г. г. XX века на основе теоретической модели А. Б. Гофмана, в которой отчетливо сформулированы принципы выделения сущностных компонентов атрибуции моды как феномена, -утвердив, таким образом, советскую моду заявленного периода в качестве реального предмета исследования.

Далее была определена специфика повседневности советского культурного пространства 20−30-х г. г. XX века и ее выражение в моде на одежду этого периода. Особое внимание при этом было уделено наиболее значимым взаимосвязанным аспектам: милитаризации советского общества и сфере тендерных изменений. Отразив, таким образом, роль моды в выявлении сущностных изменений общественного сознания и пространства повседневности рассматриваемой эпохи, мы вышли на социальное значение моды данного периода и проанализировали его в виде определения конкретных функций в заключительной главе работы. При этом показали тесную корреляцию материальной и духовной культуры, реализуемую в процессе идеологизации феномена моды в советском социуме 20−30- х г. г. XX века.

Выделенные нами социальные функции содержательно раскрывают значение феномена советской моды 20−30-х гг. XX века (в том числе и для современного общества) в праксиологическом направлении.

Значение нашего исследования заключается в нескольких существенных аспектах и обусловлено двояким подходом к феномену моды: как механизму культуры (универсальному, всеобщему) и как к артефакту (то есть воплощенному, либо спроектированному материальному воплощению художественного образа и культурного смысла в конкретике определенной эпохи с позиций ретроспективы).

Прежде всего, это позволило нам сформировать методологию познания социума через артефакт на примере одежды. Далее — раскрыть потенциал моды в качестве механизма выявления сущностных изменений в общественном сознании и воздействия на индивида и социум на примере советского социокультурного пространства 20−30-х г. г. XX века. Отметим: социокультурное пространство советского общества 20−30-х гг. XX века характеризуется завершенностью концептограммы, где извлеченная из общего культурного контекста модная идея становилась базой для формирования государственной культурной идентичности.

Советская мода как удовлетворение эстетических, психологических, нравственных потребностей нового человека отражает сущность советского общества, в качестве которой выступает материальная трудовая деятельность индивида.

Проведенный анализ показал, что социально-политические, экономические условия не способствовали расцвету моды в Советской России указанного периода. Тем не менее, она поднялась на один уровень с общеевропейскими модными тенденциями, при этом сохранила плюралистический характер, несмотря на идеологию государственной монополизации. Таким образом, данное исследование призвано способствовать изменению представления, сложившегося о советском обществе в плане проектной культуры и дизайна. Расхожее (не только среди обывателей, но и в научной среде) мнение об & laquo-отсутствии»- моды в советском социокультурном пространстве указанных лет опровергается нами, благодаря чему советская мода 20−30-х гг. XX века вписывается в общеевропейский контекст и предстает как весьма интересный и значимый феномен мировой культуры, обладающий своей яркой и интересной спецификой. А это позволяет нам отчасти преодолеть изолированность советской культуры из общемирового контекста, не утрируя отдельные черты (так как стремление к изолированности в целом присутствовало) увидеть советское общество несколько иначе через призму отдельного феномена- моды.

Кроме всего перечисленного выше, осуществленное нами исследование советской моды 20−30-х гг. XX века позволяет сделать ряд выводов, касающихся моды в целом как феномена культуры.

Мода возвещает о себе как феномен, глубоко мотивированный и подготовленный реальной действительностью. Вот почему мода становится понятием социальной философии, но характеризуется, прежде всего, свойствами культурологической категории.

Мода наиболее ярко и полно обнаруживает себя при содержательной характеристике социокультурных процессов.

Идя от поверхности советской моды к ее сущности, а затем к явлению этой сущности и к возникновению субъекта моды как единству сущности и явления, мы убедились в том, что мода предстает историческим явлением, в котором ее сущность, подчиняясь социальному, преобразует одни и сохраняет другие свои функции.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава первая.

Советская мода 20 — 30-х гг. XX века в аспекте культурно-исторической целостности.

1.1. Мода как вид социальной и исторической культуры.

1.2. Концепт советской моды 20−30-х г. г. XX века с позиций герменевтики.

1.2.1. Модные стандарты.

1.2.2. Модные значения.

1.2.3. Основные уровни модных ценностей.

Глава вторая.

Специфика повседневности советского культурного пространства 20−30-х г. г. XX века и ее выражение в моде на одежду этого периода.

2.1. Смещение оппозиций & laquo-мирное»- и & laquo-военное»- в качестве структурообразующих основ повседневности.

2.2. Тендерные аспекты советской моды 20−30-х гг. XX в.

Глава третья.

Функционирование моды как социокультурной системы.

3.1. Социальные функции моды.

3.2. Коммуникативная функция.

3.3. Функция формирования унификации / разнообразия в культурных образцах.

3.4. Инновационная функция.

3.5. Функция социальной дифференциации и нивелирования.

3.6. Функция социализации.

3.7. Функция психофизиологической разрядки.

Список литературы

1. Адорно, Т. Эстетическая теория / Т. Адорно. М.: Республика, 2001. -527 с.

2. Алпатов, М. Социальное значение костюма / М. Алпатов // Швейная промышленность. 1931. — № 9. — С. 6 — 9.

3. Андреева, И. А. Массовая мода и & laquo-технологическая эстетика& raquo- / И. А. Андреева // Техническая эстетика, 1985. № 7. — С. 10.

4. Арманд, Е. Об одежде будущего / Е. Арманд // Швейная промышленность. 1931. — № 2. — С. 11 — 12.

5. Артемова, JI. Перспективы моды на 1938 г. / JI. Артемова // Швейная промышленность. 1938. — № 1. — С. 52.

6. Балдано, И. Ц. Мода XX века: Энциклопедия / И. Ц. Балдано. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — 400 с.

7. Барсукова, С. Ю. Модели успеха женщин советского и постсоветского периодов: идеологическое мифотворчество / С. Ю. Барсукова // Социологические исследования. 2001. — № 2. — С. 75 — 82.

8. Барт, Р. Система моды. Статьи по семиотике культуры / Р. Барт. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003. — 512 с.

9. Бахтин, М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике / М. М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. -М.: Художественная литература, 1975. 504 с.

10. Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1974. -Т. 16. -С. 389.

11. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. М.: Прогресс, 1990. -808 с.

12. Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. М.: Прогресс, 1984. -367 с.

13. Вейс, Г. История культуры народов мира. Костюм. Украшения / Г. Вейс. М.: ЭКСМО, 2004. — 960 с.

14. Во имя укрепления могущества родины // Работница. 1938. — № 21. -С. 5.

15. Волков, А. Г. Эволюция российской семьи в XX веке / А. Г. Волков // Мир России. 1999. — № 4. — С. 12.

16. Гак, Г. Политическое воспитание кадров первоочередная задача / Г. Гак // Работница. — 1938. — № 34. — С. 4.

17. Тендер как интрига познания: сб. ст. / А. В. Кирилина и др. М.: Рудомино, 2000.- 168 с.

18. Гете, И. В. К учению о цвете / И. В. Гете // Психология цвета. М.: Рефл — бук, 1996. — С. 325−326.

19. Гобло, Э. Барьер и уравнивание / Э. Гобло. Париж: PUF, 1967. — 86 с.

20. Горбачева, JT. М. Костюм XX века: От Поля Пуаре до Эммануэля Унгаро / Л. М. Горбачева. М.: ГИТИС, 1996. — 120 с.

21. Готтенрот, Ф. Иллюстрированная история материальной культуры / Ф. Готтенрот. М.: ACT — 478 с.

22. Гофман, А. Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения / А. Б. Гофман. 3-е изд. — СПб.: Питер, 2004. — 208 с.

23. Дашкова, Т. Визуальная репрезентация женского тела в советской массовой культуре 30-ых годов / Т. Дашкова // Логос. 1999. — № 11 — 12. — С. 131−155.

24. Деготь, Е. От товара к товарищу. К эстетике нерыночного предмета / Е. Деготь // Память тела. Нижнее белье советской эпохи: Каталог выставки / Под ред. Е. Деготь. -М.: Эпифания, 2000. С. 13 — 15.

25. Декоративное искусство СССР. 1977. -№ 11. -С. 5, 41.

26. Демиденко, Ю. Краткий курс истории белья Советского Союза / Ю. Демиденко // Память тела. Нижнее белье советской эпохи: Каталог выставки / Под ред. Е. Деготь. М.: 2000. — С. 25.

27. Драгунский, В. В. Цветовой личностный тест / В. В. Драгунский. Мн.: Харвест, 2000. — С. 127.

28. Дриккер А. С. Эволюционный прогноз: пульсация народонаселения / А. С. Дриккер //Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. М.: Прогресс-Традиция, 2002. — С. 429−446.

29. За новую бытовую одежду // Швейная промышленность. 1931. — № 9. -С. 29.

30. Захаржевская, Р. В. История костюма: От античности до современности / Р. В. Захаржевская. М.: РИПОЛ классик, 2005. — 288 с.

31. Зиммель, Г. Мода / Г. Зиммель // Избранное. Т. 2: Созерцание жизни. — М.: Юристъ, 1996. — 607 с.

32. Ильин, В. И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ 1917 1996 гг. Опыт конструктивистско-структуралистского анализа / В. И. Ильин. — Сыктывкар: Сыктывкарский гос. ун-т, ИС РАН, 1996. — 349 с.

33. Искусство кино. — 1936. — № 7. — С. 43.

34. История моды с XVIII по XX столетие. Коллекция института Киото / А. Фукай и др. М.: АРТ-РОДНИК, 2003. — 736 с.

35. Каган, М. С. Начало эстетики / М. С. Каган.- М.: Искусство, 1964. -210 с.

36. Каган, М .С. Социальные функции искусства / М. С. Каган. Л.: О-во Знание, 1978. -34 с.

37. Каган, М. С. Эстетическая культура советского человека / Под ред. М. С. Кагана. Л.: изд-во Ленингр. ун-та им. А. Жданова, 1976. — 168 с.

38. Кайуа, Р. Миф и человек. Человек и сакральное / Р. Кайуа. М.: Объединенное гуманитарное изд-во, 2003. — 296 с.

39. Кандинский, В. О духовном в искусстве / В. Кандинский // Психология цвета. М.: Рефл-бук, 1996. — С. 181 — 220.

40. Килошенко М. Психология моды / М. Килошенко. СПб.: Речь, — 2001. -192 с.

41. Киреева Е. В. История костюма / Е. В. Киреева. М.: Просвещение, 1976. -176 с.

42. Кудрявцев, П. На стрельбище / П. Кудрявцев // Работница. 1928. — № 19. — С. 15.

43. Культурология. XX век: Энциклопедия. Т. 1. — СПб.: Университетская книга, 1998. — С. 236.

44. Культурология: Учеб. пособие / В. А. Глуздов, И. И. Лукичева, А. А. Касьян и др. / Под ред. В. А. Фортунатовой и JI. Е. Шапошникова. М.: Высш. шк., 2003. -304 с.

45. Ламанова, Н. О современном костюме / Н. Ламанова // Красная нива. -1924. -№ 27. -С. 662−663.

46. Ламанова, Н. П. Русская мода / Н. П. Ламанова // Красная нива. 1923. -№ 30. -С. 32.

47. Лапин, Н. И. Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях / Н. И. Лапин. М.: ИФРАН, 1994. — 245 с.

48. Леви-Строс, К. Путь масок / К. Леви-Строс. М.: Республика, 2000. -399 с.

49. Ленин, В. И. Полное собрание сочинений / В. И. Ленин. 5-е изд. — М.: Политиздат. — Т. 44. — 838 с.

50. Лотман, Ю. М. Структура художественного текста / Ю. М. Лотман. -М.: Искусство, 1970. 284 с.

51. Луначарский, А. В. Своевременно ли подумать рабочему об искусстве одеваться / А. В. Луначарский // Искусство одеваться. 1928. — № 1. — С. 3.

52. Любимова, Т. Б. Мода и ценность / Т. Б. Любимова // Мода: за и против / Под ред. Толстых В. И. М.: Искусство, 1973. — 286 с.

53. Маслова, Г. С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX XX в. / Г. С. Маслова. — М.: Наука, 1984. — 216 с.

54. Маслова, Г. С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник / Г. С. Маслова. М.: Наука, — 1978. — 208 с.

55. Машурина, Е. Роль художника в швейной промышленности / Е. Машурина // Швейная промышленность. № 7. — С. 16.

56. Межуев, В. Рождение новой культуры / В. Межуев // Декоративное искусство СССР.- 1977. -№ 11. -С. 11.

57. Мейнард Д Язык и средства массовой коммуникации / Д. Мейнард // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы: Хрестоматия. -Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2000. С. 55.

58. Мерцалова, М. Н. Костюм разных времен и народов / М. Н. Мерцалова. Т.1. — М.: Академия Моды, 1993. — 543 с.

59. Мода и промышленное моделирование одежды: тезисы докл. на Всесоюз. науч. конф., 16−18 января 1979 г. М., 1979. — С. 15−17.

60. Мода: за и против: сб. / Под ред. В. И. Толстых. М.: Искусство, 1973. -287 с.

61. Наумов, В. Племя отважных / В. Наумов // Работница. 1938. — № 21. -С. 13.

62. Начальник дороги // Работница. 1938. — № 34. — С. 5.

63. Некрасов, Т. Летчицы, всадницы, пулеметчицы / Т. Некрасов // Работница. -1938. -№ 21. -С. 10−11.

64. Обухов, Я. Л. Красный цвет / Я. Л. Обухов // Журнал практического психолога. 1996. — № 5. — С. 39 — 47.

65. Островский, Н. А. Как закалялась сталь / Н. А. Островский. Л.: Художеств, лит., 1973. — С. 155.

66. Память тела. Нижнее белье советской эпохи: Каталог выставки / Под ред. Е. Деготь. М.: Эпифания, 2000. — 162 с.

67. Пармон, Ф. М. Композиция костюма / Ф. М. Пармон. М.: Легпромбытиздат, 1985. — 264 с.

68. Петренко, В. Ф. Психосемантика сознания / В. Ф. Петренко. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. — 208 с.

69. Петров, JI. В. Мода как общественное явление / JI.B. Петров. JI.: Знание, 1974. -32 с.

70. Пирс, Дж. Символы, сигналы, шумы / Дж. Пирс. М.: Мир, 1967. — 335 с.

71. Плешанов, А. Д. Русский алфавит как инструмент научного познания вселенной / А. Д. Плешанов. М.: Новый Центр, 2000. — 68 с.

72. Погодин, Ф. Великокняжеский бизнес. Русские дома моды в Париже / Ф. Погодин // Русский предприниматель. 2002. — № 5 — 6 (5). — С. 64 — 68.

73. Попова, А. Путин приказал снимать кино / А. Попова // Ежедневная аналитическая газета RBC daily. 04 ноября 2003 г. — С. 8 — 11.

74. Пригожин, И. Философия нестабильности / И. Пригожин // Вопросы философии. 1991. -№ 6. -С. 46−57.

75. Пропп, В. Морфология сказки / В. Пропп. JL: Академия, 1996. — 151 с.

76. Психология цвета: сб. ст. М.: Рефл-бук, 1996. — 352 с.

77. Путь советской женщины // Швейная промышленность. 1938. — № 3. -С. 1.

78. Пушкарева, Н. JL Русская женщина: история и современность / Н. Л. Пушкарева. М.: Ладомир, 2002 — 526 с.

79. Радунская, И. Л. Предчувствия и свершения / И. Л. Радунская. М.: Детская литература, 1978. — 382 с.

80. Раева, Д. М. Война и мода: стилистика и образ жизни / Д. М. Раева // Сб. статей и докл. регион, конф., посвященной 60-летию Великой победы & laquo-Война как событие и со-бытие". Н. Новгород: ГХИ ННГАСУ, 2005. -СЛ15 -118.

81. Раева, Д. М. Основные уровни модных ценностей в советской моде 2030-х гг. XX века / Д. М. Раева // Студенческий гений 2006: Сборник статей в 2 ч. Часть I / Под ред. А. И. Аспидова, А. Н. Штефана. — Н. Новгород: Нижег. филиал МГЭИ, 2006. — С. 84 — 89.

82. Раева, Д. М. Игра и мода / Д. М. Раева // Филологический обозреватель наблюдений и явлений. 2006. — № 1 (7). — С. 61 — 62.

83. Раева, Д. М. Городская мода как феномен культуры / Д. М. Раева // Устойчивое развитие города: проблемы и решения: Материалы науч. практ. конф. 10 декабря 2005 г. — Н. Новгород: Изд-во ВВАГС, 2006. — С. 212 — 215.

84. Раева, Д. М. Советская мода 20−30-х гг. XX в. как феномен культуры и предмет научного изучения / Д. М. Раева // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. -2006. -№ 3. -С. 232−236.

85. РГАЛИ, ф. 941, оп. 7, д. 47 (Протоколы 1 3 заседаний группы по изучению текстиля за 1928/29 гг. и материалы к ним).

86. РГАЛИ, ф. 941, оп. 7, д. 47 (Протоколы 1 3 заседаний группы по изучению текстиля за 1928/29 гг. и материалы к ним).

87. Русский музей фотографии. КП 3605.1. РГАЛИ, ф. 941, оп. оп. 96. РГАЛИ, ф. 94 197. РГАЛИ, ф. 94 198. РГАЛИ, ф. 94 199. РГАЛИ, ф. 941 100. РГАЛИ, ф. 941 101. РГАЛИ, ф. 941 102. РГАЛИ, ф. 941 103. РГАЛИ, ф. 941 104. РГАЛИ, ф. 941оп. оп. оп. оп. оп. оп. оп. оп.

88. Русский музей фотографии. КП-4188.

89. Русский музей фотографии. КП 4189.

90. Русский музей фотографии. КП 7366.

91. Русский традиционный костюм: Иллюстрированная энциклопедия / Авт. сост.: Н. Соснина, И. Шангина. — СПб.: Искусство-СПБ, 1998. — 400 с.

92. Рычкова, Ю. В. Энциклопедия модернизма / Ю. В. Рычкова. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 224 с.

93. Самохвалов, А. Мой творческий путь / А. Самохвалов. JI.: Художник РСФСР, 1977. -248 с.

94. Сидоренко, В. И. История стилей в искусстве и костюме / В. И. Сидоренко. Ростов н / Д.: Феникс, 2004. — 476 с.

95. Смит, А. Теория нравственных чувств / А. Смит. М.: Республика, 1997. -350 с.

96. Современная энциклопедия Аванта+. Мода и стиль / Глав. ред. В. А. Володин. М.: Аванта+, 2002. — 480 с.

97. Соколов, Э. В. Культура и личность / Э. В. Соколов. JL: Наука. Ленинград, отд., 1972. -228 с.

98. Сорины, сестры. Язык одежды или Как понять человека по его одежде / Е. А. Петрова, Н. А. Коробцева. М.: Издательство Гном и Д, 2000 — 224 с.

99. Стали мы счастливыми // Дуэль. 2001. — № 50. — С. 7.

100. Стриженова, Т. К. Из истории советского костюма / Т. К. Стриженова. -М.: Советский художник, 1972. 112 с.

101. Сурина, М. О. Цвет и символ в искусстве, дизайне и архитектуре / М. О. Сурина. М.: ИКЦ & laquo-МарТ»-, Ростов н / Д.: Издательский центр & laquo-МарТ»-, 2003. -286 с.

102. Тард, Г. Законы подражания / Г. Тард // Идея подражания в гуманитарном познании в очерках и извлечениях. Новосибирск: НИИ МИООНГУ, 1998. -С. 39−94.

103. Терин, В. П. Массовая коммуникация. Исследование опыта Запада / В. П. Терин. М.: МГИМО, 2000. — 224 с.

104. Трифонов, П. Промышленность и художественное производство / П. Трифонов // Ателье. 1923. — № 1. — С. 45.

105. Ухтомский, А. А. Доминанта души: из гуманитарного наследия / А. А. Ухтомский. Рыбинск: Рыбинское подворье, 2000. — 380 с.

106. Федоров, В. В. Крылья Чкалова: Документальные очерки / В. В. Федоров. Н. Новгород: Бегемот, 2004. — 144 с.

107. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: JI. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев, В. Г. Панов М.: Сов. Энциклопедия, 1983. — 840 с.

108. Фоли, Дж. Энциклопедия знаков и символов / Дж. Фоли. М.: Вече, 1997. -430 с.

109. Формирование нового социального облика рабочего класса СССР в переходный период от капитализма к социализму: межвуз. сб. научн. тр. / Отв. ред. А. 3. Ваксер. Л.: ЛГПИ, 1986. -171, (1) с.

110. Формирование нового человека: сб. / Н. П. Лейзеров, В. С. Марков, В. П. Чернов и др. -М.: Московский рабочий, 1985. 184 с.

111. Хан-Магомедов, С. О. Пионеры советского дизайна / С. О. Хан-Магомедов. М.: Галарт, 1995. — 423 с.

112. Харькова, Т. Л. Демографический баланс России: 1927−1959 гг. / Т. Л. Харькова // Мир России. 1999. — № 4. — С. 23.

113. Хокс, Т. Организация тела / Т. Хокс // Октябрь мысли. 1924. — № 2. -С. 60−62.

114. Черных, Е. Символы древних культур / Е. Черных // Знание сила. -1989. -№ 9. -С. 40.

115. Шехман, В. Конструкция новых форм одежды / В. Шехман // швейная промышленность. 1932. -№ 1. -С. 16−18.

116. Шехман, В. М. Мода и ее распространение / В. М. Шехман // Швейная промышленность. 1938. — № 3. — С. 7.

117. Шехман, В. М. Одежда на голосование масс / В. М. Шехман // Швейная промышленность. 1931. — № 1. — С. 34.

118. Шингаров Г. Х. Социальная природа эстетических чувств / Г. X. Шингаров. -М.: Знание, 1978 64 с.

119. Эйхенгальц, Ел. Надо перестроиться / Ел. Эйхенгальц // Швейная промышленность. 1931. — № 1. — С. 31.

120. Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. М.: Академический проект, 2000. -223 с.

121. Эльконин, В. Что я помню о Татлине / В. Эльконин // Декоративное искусство СССР. 1990. — № 3 — 4. — С. 38 — 39.

122. Юнг, К. Г. Архетип и символ / К. Г. Юнг. М.: Ренессанс, 1991. -304 с.

123. Ятина, JI. И. Мода глазами социолога: результаты эмпирического исследования / JI. И. Ятина // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. — Том 1. -N2. -C. 11−13.

124. Blumer, Н. G. Fashion // International Encyclopedia of the Social Sciences / H. G. Blumer. Vol. 5. — N.Y.: The Macmillian Company and The Free Press, 1968. -P. 341−344.

125. Flugel, J. C. Sex Differences in Dress. Proceedings of the Int. Congr. of the World League for Sexsual Reform / J. C. Flugel. L.: Hogart Press, 1930. — 252 P

126. Flugel, J. С. The Psychology of Clothes / J. C. Flugel. L.: Hogart Press, 1930. -148 p.

127. Richardson, J. Three Centuries of Women’s Dress Fashions: A Quantitative Analysis / J. Richardson, A. Kroeber // University of California Anthropological Records. 1940. — Vol. 5. — P. 111 — 154.

128. Robinson, D. Style changes: cyclical, inexorable and foreseeable / D. Robinson//Harvard Business Review, 1975. -Vol. 53. -№ 6. -P. 121−131.

129. Scott, J. W. Gender and the Politics of History / J. W. Scott. N. Y.: Columbia University Press, 1988. — 242 p.

130. Smelser, N. Theory of collective behavior / N. Smelser. N. Y.: The Free Press, 1962. -681 p.

131. Steele, V. Fashion and Eroticism: Ideals of Feminine Beauty from the Victorian Era to the Jazz Age / V. Steele. N.Y. & Oxford: Oxford UP, 1985. -672 p.

132. Wilson, E. Adorned in Dreams: Fashion and Modernity / E. Wilson. LA, Berkeley: California UP, 1985 — 336 p.

Заполнить форму текущей работой