Нижний комплекс многослойного поселения Сухотино-IV и его место в верхнем палеолите Северной Азии

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Археология
Страниц:
215


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К настоящему времени на территории Восточного Забайкалья (Читинская область) обнаружено более ста разновременных- местонахождений донеолитического периода. В основном, они связаны с долинами основных рек Байкальскогои Амурского бассейнов. Часть их хорошо стратифицированы и характеризуется наличием плейстоценовой фауны. Широкие исследовательские работы, проводимые здесь в 60−90 годы, наряду с привлечением материалов из Западного Забайкалья (Бурятия) дали фактологическую основу для создания хронологии и периодизации верхнего палеолита, позволили выявить общие контуры развития материальной культуры древних обитателей Забайкалья.

Важным достижением было открытие и исследование памятников первого отдела верхнего палеолита, объединенных забайкальскими исследователями в Толбагинскую культуру (Толбага, Арта 3, Сухотино 1 и другие). Вместе с тем, наиболее слабо изученным не только в Забайкалье, но и в Сибири остается период, относящийся к первой фазе Сартанского оледенения (25−22 — 16 тыс. лет назад). Даже среди известных памятников этого времени далеко не все изучены в должной мере, либо обладают крайне ограниченной информативностью, что не позволяет реконструировать целостной картины развития материальной культуры. Этим в первую очередь объясняется выбор темы исследования. Наличие на поселении Сухотино 4 одинадцати культурных слоев, залегающих в четких стратиграфических условиях, содержащих выразительные хозяйственные, фаунистические, индустриальные комплексы, подкрепленные серией радиоуглеродных дат, позволяют рассматривать данный памятник как совокупность самостоятельных поселений временного промежутка от 22−20 до 11 тыс. лет назад& raquo-

Исходя из вышеизложенного, автор ограничивает хронологические рамки диссертации нижними культурными слоями поселения (6−11 слои), которые достаточно полно характеризуют период начальной фазы Сартанского оледенения. К тому же разнообразный археологический материал этих слоев впервые полномасштабно вводится в научный оборот. Вполне естественно, что данные нижнего комплекса Сухотино 4 при анализе материала, обосновании выводов и обобщений дополняются материалами из вышележащих слоев, частично опубликованными предшественниками (Окладников А.П., Кириллов И. И. 1980., Кириллов И. И. 1981). Дополнительно автор использовал и новые материалы по верхним слоям, полученные в результате раскопок 1984, 1986, 1988−91 г. г. Материалы этих раскопок существенно дополняют и корректируют ранее полученные сведения.

Таким образом фактологическая база диссертации значительно расширяется, позволяя автору дать всестороннюю характеристику развития материальной культуры в рассматриваемы хронологический период, проследить основные направления ее развития в последующее время.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ. Основной целью настоящей работы является всесторонний анализ материалов полученных при раскопках нижних культу-росодержащих слоев многослойного поселения Сухотино 4.

Для достижения цели был определен следующий круг задач:

— введение в научный оборот нового археологического материала нижних слоев поселения,

— технико-типологическая характеристика каменного инвентаря,

— классификация жилищных комплексов поселения,

— определение хронологии, культурной принадлежности поселения, его места среди одновременных памятников Забайкалья и сопредельных территорий.

ИСТОЧНИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. В основу работы положены материалы полевых исследований поселения Сухотино 4 проводимые в период с 1972 по 1989 годы, в которых с 1984 по 1989 г. г. принимал участие автор диссертации. Широко привлекаются материалы, хранящиеся в камеральной лаборатории Забайкальского Государственного педагогического университета, литературные источники и исследования предшественников.

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ. В основу методики положены: описание, классификация, сравнительный анализ, статистическая обработка, реконструкция. В работе, наряду с традиционными археологическими методами, использованы данные смежных наук: геологии четвертичного периода С А. К. Тулохонов, П. М. Долуханов, Л. Д. Базарова, С.й. Цейтлин, А.Ф. Ямских), минералогии С Г. А. Юргенсон), — палеонтологии (Н.К. Верещагин, А. К. Каспаров, Н.Д. Оводов), радиологии (Ю.С. Свеженцев, Л.В. Фирсов).

НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ. Впервые в научный оборот вводится весь блок материалов нижних культурных слоев Сухотино 4. Для орудийного набора составлен тип-лист"предложена классификация микронуклеусов. Дается описание планиграфической ситуации культурных горизонтов с классификацией выделенных в них жилищ. Приводятся данные по стратиграфии и палеофауне поселения, обосновывается датировка культурных слоев нижнего комплекса.

На основе аналитических сопоставлений материалов нижних и верхних культурных слоев обосновывается преемственность в развитиии материальной культуры обитателей поселения,

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ. Диссертация представляет собой первое полномасштабное описание культуросодершащих слоев нижнего комплекса многослойного поселения Сухотино 4. Основные наблюдения, выводы и обобщения автора могут быть использованы для разработки спецкурсов, написания обобщающих работ по древней истории Сибири. Коллекции разнообразных изделий используются для оформления музейных экспозиций, используемых в пропаганде научных знана-ий.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Автор принимал непосредственное участие в раскопках поселения в составе Верхнеамурской археологической экспедиции ЧГПИ. Ряд положений настоящей работы нашли отражение в научных статьях, список которых прилагается в диссертации. Результаты исследований неоднократно докладывались им на внутриву-зовских, региональных, всесоюзной конференциях в г. г. Москве, Кемерове, Красноярске, Омске, Иркутске, Чите, на заседаниях кафедры Отечественной истории Заб. ГПУ, обсуждались на секторе палеолита

— 6

Института археологии и этнографии СО РАН.

СТРУКТУРА РАБОТЫ. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения. К ней прилагается альбом иллюстративного- материала и статистических данных. В связи с тем, что в ряде работ по Восточному Забайкалью дана физико-геграфическая и геолого-геоморфологическая характеристика данного региона, автор настоящего исследования считает возможным опустить этот блок вопросов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе исследования палеолита Восточного Забайкалья, который начался в середине 60-х годов изысканиями охвачены бассейны большинства крупных рек: Хилка, Чикоя, Мнгоды, Онона, Пилки, Витима и их притоки. Раскопки и рекогносцировочные работы на разновременных местонахождениях, число которых постоянно увеличи-вается, позволило создать хронологию и периодизацию палеолита данного региона. На основе анализа остатков материальной культуры опорных памятников, с использованием геолого-геоморфологических, пале онтологических, палинологических, радиоуглеродных данных, предложены варианты развития и интерпретация этапов верхнего палеолита Восточного Забайкалья и определено его место среди памятников сопредельных территорий. Данное обстоятельство позволяет рассматривать его как составную часть древнекаменного века огромного региона Северной Азии.

— 127

Многослойное палеолитическое поселение Сухотино 4 в 1972—1989 гг. г. изучалось археологической экспедицией ЧГПИ под руководством д.и.н. профессора И. И. Кириллова, Поселение приурочено к юго-восточному склону Титовской сопки и связано со второй надпойменной террасой р. Ингоды. 11 культурных слоев поселения разделены на два комплекса: верхний ВК (сл 1−5) и нижний НК (6−11). В работе на основе анализа культурных отложений НК, геологических, палеонтологических данных и радиоуглеродных датировок по кости слоев 6,7, 8, обосновывается датировка нижнего комплекса поселения первой половиной Сартанского оледенения.

Приведенный в работе планиграфический анализ культурных отложений способствует классификации жилищ и жилищных комплексов в нижних слоях поселения с 6 по 11, Автором считает, что они входят в категорию наземных. Все жилища и жилищные комплексы снабжены очагами с каменными обкладками. Характерной чертой сухотинских жилищ является их обкладка по периметру скальными обломками в виде кольцевых выкладок. Во всех хорошо сохранившихся жилищах в юго-западной части имеется вход, в виде разрежения в каменной кладки. Ряд жилищ у входа имеют дополнительные очаги с наружной части. Одно жилище слоя 8 снабжено перегородкой в виде каменной вымостки. Достаточно большая площадь вскрытия слоев: 705 — 446 — 277 кв.м. позволила установить, что жилища располагались вдоль лагунообраз-ной речной заводи Ингоды, Более сложный характер в компановке наблюдается в слое 8, где выделяется группа из 4-х жилищ, состоящая из крупного и примыкающих к нему 3-х более мелких, Жилища данного типа (& quot-А"-) по кольцевому характеру каменных обкладок оснований и расположению очага в центре позволяют видеть в них жилищные конструкции аборигенов Севера — & quot-чум"- или & quot-типи"- северо-американских индейцев зоны прерий. Они имели вид конусообразных или пирамидальных шатров с каркасом из деревянных жердей, крытые шкурами животных.

В слое 7 жилищные конструкции имеют более сложный характер, что дало основание выделить их в подтип Б.2. — & quot-жилищный комплекс". Не имеет в настоящее время аналогий жилище, зафиксированное в слое 6, с пятью очагами и & quot-пунктирной"- каменной обкладкой основания (Б, 1). Автор разделяет точку зрения, согласно которой строительст

— 128 во жилищ было вызвано суровыми климатическими условиями обитания человека в в позднеплейстоценовое время на территории Восточного Забайкалья.

Анализ остеологического материала нижнего комплекса поселения позволил сделать вывод о специализации обитателей поселения на копытных животных среднего и, в меньшей мере/крупного размера. Во всех слоях Сухотино 4 присутствуют- лошадь. первобытный бизон, дзе-рен. Остатки шерстистого носорога зафиксированы только в слое 6.

С жилищными конструкциями связана основная масса находок нижнего комплекса. Анализ первичной обработки каменного инвентаря свидетельствует о & quot-расточительной стратегии", при которой не фиксируются полностью сработанные ядрища и невелик удельный вес первичных отщепов.

Первичная обработка и расщепление нуклеусов проходило за пределами поселения, по всей видимости, на мастерской & quot-Сухотино"- в скальных выходах Титовской сопки в полукилометре от поселения. Анализ имеющихся ядрищ свидетельствует о сочетании принципов параллельного и радиального скалывания. Большой серией (140 экз) в нижнем комплексе представлены торцовые микронуклеусы и их заготовки, что позволило автору предложить классификацию микронуклеусов комплекса и дать принципиальную схему их подготовки.

Во вторичной обработке преобладает краевое дорсальное ретуширование заготовок, Орудия с фасиальной и бифасиальной обработкой единичны. Техника резцового скола представлена крайне слабо. Ударная ретушь применялась, в основном, для обработки & quot-галечных"- орудий. В целом по нижнему комплексу лидируют орудия микроформ --57%. Основной формой заготовки служил отщеп — 72,5%. По орудийному набору составлен тип-лист включающий 72 типа изделий.

Подавляющая часть нуклеусов, микронуклеусов, орудий труда нижнего комплекса находит аналогии в одновременных памятниках Забайкалья и Северной Азии. Сравнение каменного инвентаря комплексов поселения (верхний-нижний) свидетельствует об их генетической связи, что позволяет делать вывод о плавном эволюционном развитии каменной индустрии обитателей Сухотино 4 и Восточного Забайкалья, в целом, на протяжении Сартанской эпохи. Таким образом, поселение

Сухотино 4 входит в круг азиатских памятников, для которых в рамках второго отдела верхнего палеолита характерна микропластинчатая индустрия на основе торцовых микроядрищ.

На этапе второго отдела верхнего палеолита известные забайкальские памятники составляют своеобразное единство. Отличительные моменты в каменном инвентаре могут быть связаны со стадиально-хронологическими моментами, разным характером и уровнем хозяйственной адаптации человеческих коллективов того времени, а так же с выборочностью раскапываемых памятников и конкретных мест их вскрытия. При этом в вопросе о выделении так называемых & quot-локальных археологических культур& quot- в позднем палеолите Сибири автор диссертации солидарен с точкой зрения С. А. Васильева, достаточно хорошо освещенной в литературе.

Остатки каменных сосудов и жировников, представленные слоем 7, первые из которых не находят прямых аналогий в памятниках палеолита, позволяют опровергнуть сомнения о раннем возрасте возникновения керамики в пределах Северной Азии, представленной рядом памятников. Судя по дате слоя 7, в пределах 17 ООО лет назад, уже тогда были найдены оптимальные формы и пропорции сосудов, воплотившиеся в конце Сартанской эпохи в глине в ряде территорий С Забайкалье, Приамурье, Япония).

Изделия из кости и украшения нижнего комплекса Сухотино 4, обладая рядом своеобразий, находят аналогии как в памятниках Забайкалья, так и в сопредельных территориях.

Фиксация охры, предметов искусства & quot-малых форм& quot- позволяет предположить, что, помимо охоты, изготовления орудий труда, строительства жилищ, бытовой деятельности древним обитателям Сухотино 4 была присуща и такая форма творчества, как первобытное искусство, в котором органично отражались элементы рациональных знаний.

Показать Свернуть

Содержание

ВВЕДЕНИЕ .с 3

ГЛАВА 1. История исследования и историография палеолита. Восточного Забайкалья., с 6 —

ГЛАВА 2. Стратиграфия и планиграфия СУХОТИНО 4. о ¦ Ь 34 с. 1. Стратиграфия поселения. Г 34

С, 2. Планиграфия нижнего комплекса., С со го с * 3. Классификация жилищ нижнего комплекса .с 52

ГЛАВА 3, Характеристика инвентаря НК .с 81

3.1. Послойная характеристика инвентаря с 61

3.2. Особенности каменной индустрии нижнего комплекса .с 84,

ГЛАВА 4. Возраст и место памятника в верхнем палеолите Северной Азии .с 85

4.1. Датировка культурных слоев поселения .с 95

4.2. Место памятника в верхнем палеолите

Северной Азии с 98

4.3. Некоторые аспекты хозяйственной и духовной деятельности обитателей поселения Сухотино 4. с 115

Список литературы

1. Абдулов Т.н. Мезолитические горизонты многослойной стоянки Курла -4,// Палеозоологические исследования на 1. e Средней Сибири, — Иркутск: 1391. — С. 55−62.

2. Абрамова З. А. Палеолитическое искусство на территории СССР /УСАИ.Й -4 -3. Москва -Ленинград: 1962. 85 с.

3. Абрамова З. А. Археологические культуры в верхнем палеолите Северной Азии и южно сибирская культура область// СДКС Новосибирск: 1975, С. 3 — И.

4. Абрамова З. А. Микронуклеусы в палеолите Енисея. // К С И, А, 1979, вып. 126. С, 14 — 21 —

5. Абрамова З. А. Палеолит Енисея: Афонтовская культура. Новосибирск: Наука, 1979 а. — 156 с.

6. Абрамова З. А. Палеолит Енисея: Кокоревская культура. Новосибирск: Наука, 1979 б. — 199 с.

7. Абрамова З. А. К вопросу о возрасте алданского палеолита. // CA, 1974. С. 5 — 13.

8. Абрамова З. А. Основные проблемы периодизации палеолита Сибири, // Четвертичная геология и первобытная история Южной Сибири, Улан-Удэ: 1986. -С. 10 -И.

9. Абрамова 3.А. Гречкина Т. Ю. Об охоте и охотничьем вооружении в позднем палеолите Восточной Сибири. // КСИА, вып. 181 -. Москва: 1985. С. 44−49.

10. Абрамова З. А. Палеолит Северной Азии. // Палеолит мира. Палеолит Кавказа и Северной Азии. Москва: Наука. — 1989. -С. 145 — 266 ,

11. Акимова Е. В. Палеолит Красноярского археологического района. // Автореф. дисс. на соиск. ст. канд. ист. наук, — Новосибирск1993. -С. 16.

12. Аксенов М. П. Археологическая стратиграфия и послойное описание инвентаря Верхоленской Горы 1. // Мезолит Верхнего Приан-гарья.- Иркутск: 1980. С. 45 — 94.

13. Арсенов М. П. Палеолит и мезолит Верхней Пены. // Автореф. дисс. на соиск, ст. докт. ист. наук.- Новосибирск — 1989. 35с

14. Аксенов М. П. Палеоэкология древнего человека Верхней Лены,// Хроностратиграфия палеолита Северной, Центральной и Восточной Азии и Америки. Новосибирск: 1990. — С. 7 — 1,0.

15. Алексеев A.n. Палеолит Олекмы. // Научно-теоретическая конференция. Иркутск: 1977. — С. 20 — 21.

16. Артемьев Е. В. Микропластинчатая индустрия верхнепалеолитических памятников Средней Сибири (среднее течение р. Ееисей). // Автореф. дисс, на соиск, ст. канд. ист, наук. Новосибирск: Наука. 1996. — 18 с

17. Археология СССР. Мезолит СССР. Москва: Наука. 1989. 352с,

18. Археология Северной и Центральной Азии. Новосибирск: 1975. — 230с.

19. Базаров Д. В.. Константинов М. В., и др. Геология и культура древних поселений Западного Забайкалья, Новосибирск: Наука 1982. -163 с.

20. Базаров Л. Д. Палеогеографические реконструкции эпохи обитания первобытного человека в юго-заподном Забайкалье С по материалам исследования археологических памятников) // Автореф. дисс. на соиск. ст. канд, геогр. наук. Новосибирск: 1985. -16с.

21. Васильев С. А. Проблема определнния специфики позднего палеолита. // Проблемы археологии и этнографии Сибири и Дальнего Востока.- Красноярск: 1991. Т. 1. -С. 6−8.

22. Васильев С. А., Ермолова Н. М. Маинская стоянка новый памятник палеолита Сибири // Палеолит Сибири. -Новосибирск: Наука. -1983.С. 67−75.

23. Васильев С. А. К вопросу о реконструкции приочажных комплексов в позднем палеолите. // Методы реконструкций в археологии. -Новосибирск: Наука. 1991. -С. 246−250.

24. Васильев С. А. Локальное и стадиальное в развитии позднепалео литической культуры на Енисее. // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири. Барнаул: 1991. С. 11−13.

25. Васильев С. А. Поздний палеолит Верхнего Енисея (По материалам многослойных стоянок р-она Майны). СПб: 1996. -224с.

26. Васильевсий P.C., Лавров Е. Л., Чан Су Бу. Культуры каменного века Северной Японии. Новосибирск: Наука, 1982. -208 с.

27. Вангенгейм З. А. Палеонтологическое обоснование стратиграфии антропогена Северной Азии. Москва: 1977. — 170 с7

28. Верещагин Н. К. Пещерный лев и его история в Голактике в пределах СССР. // Материалы по фаунам антропогена СССР. Ленинград: Наука. -С. 123−200.

29. Ветров В. М. Резцы и нуклеусы Усть-каренгской археологической культуры. // Байкальская Сибирь в древности. Иркутск: 1995. -С. 30−45.

30. Ветров В. М. Усть-каренгский комплекс стоянок на Витиме // Новое в археологии Забайкалья. Новосибирск. 1981. -С. 19−25.

31. Ветров В. М. Керамика усть-каренгской культуры на Витиме // Древнее Забайкалье и его культурные связи. Новосибирск. -19 856. -С. 123−130.

32. Ветров В. М. Каменный век Верхнего Витима: Автореф. дисс. на соиск. ст. канд. ист. наук, Новосибирск. — 1992, -17с.

33. Гай Пзй. Микролитические комплексы в палеолите Китая. // Хроностратиграфия палеолита Северной. Центральной и Восточной Азии и Америки. Новосибирск: 1990. -С. 107−113.

34. Герасимов М. М, Палеолитическая стоянка Мальта (раскопки 1956−1957 г). // СЭ, 1958, N3. -С. 28−52.

35. Гладилин В. Н., Ситливый В. М. Принципы археологической периоди зации палеолита. //Хроностратиграфия палеолита Северной, Центральной, и Восточной Азии и Америки. Новосибирск: 1990. -С. 124−131.

36. Голубева Л. В., Караулова Л. П, Растительность и климатистра -тиграфия плейстоцена и голоцена юга Дальнего Востока СССР. -Москва: 1983. 140с.

37. Гушин н.С. Происхождение искусства.- Москва Ленинград: 1937.

38. Деревянко А. П. Палеолит Дальнего Востока и Кореи. Новосибирск: 1983. — 216с.

39. Деревянко А. П. Каменный век Северной, Восточной и Центральной Азии. Новосибирск: 1975. — 232с, 40,41,42

Заполнить форму текущей работой