Анализ содержания молодежной прессы Республики Дагестан в 90-е годы

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава I. Общая характеристика печатных СМИ Республики Дагестан и место среди них молодёжной прессы

Глава II. Анализ содержания публикаций в молодёжных СМИ Республики Дагестан 90-х годов на примере еженедельника «Молодёжь Дагестана»

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Темой работы является анализ содержания молодёжной прессы Республики Дагестан в 90-е годы. Актуальность темы определена фактором, что средства массовой информации являются основным источником информации в современном обществе, играют важную роль в формировании общественного мнения и молодежной культуры.

Именно по этой причине целью данного исследования является анализ современного состояния молодёжной прессы Республики Дагестан. Отметим, что на фоне большого числа региональных изданий в Российской Федерации, в том числе и молодёжных, данная категория СМИ в Дагестане в настоящее время (и уже много лет) представлена единственным изданием — республиканской еженедельной газетой «Молодёжь Дагестана». Поэтому практические примеры в работе приведены по материалам этого еженедельника. Объектом исследования как раз и выступают различные материалы, публиковавшиеся на страницах «Молодёжи Дагестана» в течение 1991 — 1999 гг. В связи с этим характеристики издания (тираж, популярность и т. д.) приведены по состоянию на начало 2000 года для сопоставимости.

Задачи работы предусматривают:

Ш общую характеристику современного состояния региональной прессы по Республике Дагестан

Ш структуризацию и анализ материалов, публиковавшихся в еженедельной газете «Молодёжь Дагестана» в течение 90-х годов. Анализ будет вестись по рубрикам и с приведением практических примеров.

Работа состоит из: введения, двух глав, посвященных теоретическому и практическому разбору проблемы молодёжных региональных печатных изданий, заключения.

Отметим, что специально вопрос о том, какими должны быть специализированные молодёжные издания, в Республике Дагестан практически не изучался. С этим связаны многие недостатки публикаций в еженедельнике «Молодёжь Дагестана», отмечаемые в ходе работы. К сожалению, этот вопрос слабо изучен и в других региональных исследованиях. В частности, из публикаций других регионов следует отметить следующие: «Информационное сопровождение молодежной политики в прессе» (автор — Новикова И. В., г. Тюмень) и «Заголовок в газете» (автор — Э. А. Лазарева, г. Омск). В обеих публикациях приводится анализ молодёжной прессы соответствующих регионов и даются рассуждения, каким должно быть региональное молодёжное издание.

Кроме того, использованы материалы двух статей из Интернета, при этом обе статьи рассматривают суженный вариант проблемы. Первая — «Агрессивность текста в современных молодёжных журналах» (автор — Лада Браславец) отмечает одну из тенденций публикаций в молодёжной (не только региональной) прессе — культивирование острых ощущений в условиях депрессивного состояния, в частности, вербальной агрессии (простой пример — сочетание жестокости дел и жестокости слов). Вторая — «Проблема пропаганды наркомании на страницах печатных и виртуальных молодежных изданий» (автор — М. В. Нарыжная) — также, как видно из названия, представляет узкоспециализированное исследование.

Дополнительно для написания работы использована литература по СМИ и журналистике (С. А. Муратов; Г. В. Кузнецова; О. И. Пиронкова; И. И. Засурский и др.).

Глава I. Общая характеристика печатных СМИ Республики Дагестан и место среди них молодёжной прессы

В Республике Дагестан издается свыше 200 газет и журналов на 14 языках народностей Дагестана, из них более 70 — это печатные периодические издания с государственным участием. Это прежде всего 14 республиканских газет на 12 языках и журнал «Женщина Дагестана» на 7 языках, учрежденные Народным Собранием Р Д и Правительством Р Д совместно с журналистскими коллективами редакций, а также зональная газета «Степные вести» для работников отгонного животноводства, учредителем которой также является Правительство Дагестана. Разовый тираж республиканских государственных изданий составляет 81,5 тыс. экз.

Из республиканского бюджета оказывается поддержка газете «Молодежь Дагестана», журналам Союза писателей Дагестана «Соколенок» (для детей) на 7 языках и «Литературный Дагестан» на 5 языках, общественно-политическому журналу «Наш Дагестан». К изданиям с государственным участием относится также журнал «Народы Дагестана» Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД, издания Минобразования, Минздрава, Минсельхозпрода, Минсоцзащиты, Госналогинспекции, Гостелерадиокомпании «Дагестан», а также вузовские многотиражки.

Учредителями 46 районных и городских газет на 7 языках выступают органы местного самоуправления совместно с коллективами редакций. Суммарный разовый тираж этих изданий равен около 70 тысячам экземпляров. Помимо газет с государственным участием в Дагестане издается около 30 так называемых «независимых» СМИ, среди которых 12 общественно-политических еженедельников («Аваристан», «Дагестанский годекан», «Дагпресс-инфо», «Диалог», «За правду», «Маслиат», «Народная газета», «Новое дело», «Новый век», «РИО», «Советский Дагестан», «Хроника недели»), по 3 религиозных («Ассалам», «Исламский вестник», «Очищение»), детских («Гном», «Детская газета» и «Поколение Next») и спортивных («Гранд-авто», «Спортивная газета» и «Фобос»), масса рекламно-информационных и коммерческих («Восточный базар», «Все для Вас», «Кизляр», «Платан», «Стройсервис», «ТВ-Буйнакск», «ТВ-Дербент», «ТВ для всех», «Экономические вести» и др.). Общий разовый тираж негосударственных газет превышает 120 тыс. экз.

Свыше 70% населения более или менее регулярно читают местные газеты. О популярности средств массовой информации можно судить по подписке на те или иные издания. Всего в республике на 01. 10. 2000 г. подписано 179 387 экземпляров различных периодических изданий. Из них центральных 46 754 экземпляров, а республиканских — 132 568 экземпляров. Наибольшей популярность у дагестанцев пользуются такие центральные газеты, как «Аргументы и факты», «Здоровый образ жизни», «Спид-Инфо», «Щит и меч» и журналы «Здоровье», «Крестьянка» и «Милиция». Другим существенным показателем популярности прессы является число газет, издаваемых в неделю на 1000 человек населения. За последние годы этот показатель в республике составил 160 газет, а в 1985 году был 750 газет на 1000 человек.

Развитие многоукладности в экономической жизни общества непосредственным образом сказывалось на типологии и форме собственности СМИ. При этом дагестанская журналистика сохранила в лице государства гарантированного заказчика. Учредителями 14 республиканских газет являются Госсовет, Народное Собрание и Правительство Республики Дагестан. Более 30% газет, издающихся в городах и районах республики, имеют в составе учредителей местные администрации. Этот фактор определяет политическое лицо многих районных газет и журналов. Они реализовывают информационные задачи, отражающие политику местных администраций. Тиражи этих изданий колеблются от 100 экземпляров до 15 тыс. Там, где администрация не уделяет достаточного внимания, газеты выходят с низкими тиражами и неудовлетворительным полиграфическим качеством. Видимо, этим объясняется отсутствие у этих газет подписчиков, как, например, в Левашинском районе. Интенсивное развитие информационного рынка значительно разнообразит периодические печатные издания в республике. К государственным и муниципальным изданиям прибавились частные, акционерные, партийные и религиозные издания.

Существенно обогатилась и религиозная печать. Среди религиозной печати преобладают исламские издания такие как «Путь ислама», «Ассалам», «Знамя ислама», «Шариат», «Халиф», «Исламская истина», «Ихлас», «Хофаим», «Нурул ислам», «Исламский вестник» и т. д. Газеты «Путь ислама», «Халиф», «Исламская истина» уже не выходят, а в сохранившихся идет переосмысление роли религии в обществе, дагестанской культуре, в истории, подчеркивается ее патриотический характер. Некоторые из этих газет способствовали формированию идеологии ваххабизма и других экстремистских течений ислама в Дагестане. Показательно и то, что многие религиозные газеты уделяют основное внимание общеполитическим вопросам.

В печатных СМИ республики сформировался и новый тип информационно-коммерческих изданий, быстро завоевавший читательский интерес. К нему можно отнести газеты «Новое дело», «Молодежь Дагестана», «Все для вас», «Новый день», «Из рук в руки», «ТВ — Дербент» и т. д. При уменьшении тиражей общеполитических изданий, тиражи этих изданий возрастают. Популярность их объясняется тем, что они либеральны, открыты, мобильны и оперативны. В их тематике, помимо достаточно большого блока коммерческой информации и рекламы, появились новые направления, рубрики: политическая борьба, межнациональные отношения, преступность, а также социальные, молодежные проблемы. Эти издания отказались от объемных официальных материалов. Уменьшение объема повлекло за собой увеличение числа элементов, составляющих единые целые полосы, что делает издания информационно более насыщенными и многомерными.

В информационно-коммерческой прессе можно выделить две группы. Первая — рассчитана на определенную аудиторию и в основном обслуживает бизнес. К ней можно отнести газеты: «Новое дело», «Новый день» и «Молодежь Дагестана». Вторая — ставит своей целью получение коммерческого дохода от выпуска массовых газет, наполненных разнообразной легкой информацией и рассчитанных на широкие круги читателей. К этой группе можно отнести газеты: «Все для вас», «Из рук в руки», «Говорит и показывает Махачкала», «ТВ — Дербент», «ТВ — Буйнакск», «Кизляр» и т. д.

Повышению интереса к журналу способствовало увеличение историко-патриотической, этнологической и краеведческой тематики. Среди новых журналов можно отметить «Народы Дагестана», который ориентируется на комментарии различных политических событий и пропаганду культурного наследия народов республики. Литературные журналы и альманахи «Новолуние», «Дружба», «Самур», «Радуга», «Утренняя звезда», «Соколенок» по-прежнему являются основными изданиями для публикаций прозы, поэзии и публицистики творческой интеллигенции республики. В последнее время появились и рекламные журналы: «Желтые страницы Махачкалы», «Товары, услуги и цены», «Бизнес-карта» и др.

В 1997 году в Дагестане на русском языке выходило 98 газет и журналов, на аварском — 26, на даргинском — 10, на лезгинском — 13, на кумыкском — 11, на лакском — 9, на табасаранском — 4, на ногайском — 4, и по одному изданию на других языках (агульском, рутульском, татском, азербайджанском, чеченском). Рыночные отношения и недофинансирование отрасли повлияли не только на снижение тиражей существующих изданий, но сократили и их количество. Так, на ноябрь 1999 года в республике на русском языке выходило 84 издания, что на 14 изданий меньше, чем в 1997 году, на аварском языке в настоящее время выходит 22 издания, что на 4 издания меньше по сравнению с предыдущим периодом. На остальных языках периодическим печатным изданиям удалось выстоять, так как, по крайней мере, при снижении тиражей, не изменилось их количество.

Существующие средства массовой информации, выходящие на языках народов Дагестана, безусловно, играют важную роль во внутриполитической жизни республики, в возрождении культуры, развитии национальных языков. Всего за последние годы в республике было зарегистрировано более 400 СМИ. Только электронные СМИ насчитывают 31 телерадиопрограмму. Успешно развивается сеть Интернета и ее провайдеров: «Датаком», «Дагнет». Функционируют информационные агентства: «Энергоинформ», «Кавказ», «Сайд-информ», корпункты агентств ИТАР-ТАСС, РИА-Новости, спец. корреспонденты крупных российских СМИ.

Сегодня Республику Дагестан можно отнести к числу регионов с довольно развитой сферой массовой информации. На 14 языках издается 144 газеты и 31 журнал. Еженедельный тираж только республиканских газет составляет 150 тыс. экземпляров. Кроме того с разной периодичностью выходят 34 районных и 12 городских, 14 ведомственных и более 70 коммерческих и частных изданий. Для сравнения укажем, что в Грузии в 1998 году выходило 243 газеты и журнала.

В формирование и развитие СМИ республики огромный вклад вносит Миннацинформсвязи Р Д. Анализ показывает, что с передачей полномочий в сфере печати этому министерству существенно изменилась ситуация на информационном поле, повысилась ответственность СМИ, что особенно ощущалось в период агрессии международных террористов.

Экономические трудности, проявившиеся в эти годы почти повсеместно, не обошли и СМИ Дагестана. Резко упали тиражи многих республиканских периодических изданий. Если еженедельный тираж республиканских газет в 1985 году составлял около 1,5 млн. экземпляров, то сегодня лишь 320 тыс. экземпляров. Удержаться на плаву многим из них удалось с помощью дотаций из государственного бюджета.

Однако падение тиражей республиканских газет и журналов не означает уменьшения интереса дагестанской аудитории к СМИ. В целом, основные статистические данные все еще говорят о значимости и важности средств массовой информации для населения Дагестана. Исследования, проводимые Миннацинформвнешсвязи Р Д, свидетельствуют о сохранении прессой своей популярности. Одним из таких показателей является количество времени, уделяемого средствам массовой информации. В последние годы, согласно опросу, дагестанцы уделяют СМИ 5 часов в сутки, из них 60% уходит на просмотр ТВ, а остальное на прослушивание радио и чтение периодики.

Отношение к СМИ меняется в зависимости от региона и местности. Жители городов предпочитают газеты, а жители сел — телевидение и радио. В целом, на первом месте находится телевидение. Это связано с появлением спутникового телевидения и множества различных каналов, обеспечивающих оперативность и информационную насыщенность Иванов В. Н., Назаров М. М. Массовая коммуникация в условиях глобализации //Социс, 2003, № 8, С. 66−71.

Все большую конкуренцию традиционным СМИ составляет и Интернет-пресса. Ряд достоинств, среди которых безбумажность производства, мгновенность и непрерывность доставки информации, интерактивность, обеспечивают ей очень высокую конкурентоспособность. Многие газеты и журналы обзавелись собственными web-страницами и электронными почтовыми ящиками.

Однако компьютерные СМИ в Дагестане в силу их дороговизны пока не приобрели широкой популярности и не пользуются таким спросом, как печатные средства.

Как видно из всего изложенного, молодёжная пресса Республики Дагестан небогата. В настоящее время выходит только одно собственно молодёжное издание, рассчитанное на аудиторию читателей от 14 до 28 лет — «Молодёжь Дагестана». В начале 90-х годов выходили ещё два издания — «Зеркало» и «Я и Мы», но их влияние на общее состояние молодёжной прессы было невелико, а в 1993 году они закрылись по причине неоднократно упоминавшихся выше финансовых проблем. К молодёжным СМИ можно также (с известной натяжкой) отнести и «молодёжные странички» в СМИ, как это было в конце 90-х годов в «Новом Деле», но она не пользовалась популярностью, и в 2001 году прекратила своё существование, уступив место другим рубрикам.

Состояние молодёжной прессы в Республике Дагестан абсолютно противоречит ситуации, сложившейся в целом по Российской Федерации и СНГ. За последние десять лет в Российской Федерации структура средств массовой информации для молодежи претерпела существенные изменения, как в тематическом, так и в количественном плане. С одной стороны, значительно выросло общее количество СМИ, ориентированных на молодого читателя. С другой — такой количественный рост, не подкрепленный кадровым потенциалом на фоне существовавшей политической и социально-экономической ситуации, привел к остро негативным последствиям в информационной среде.

В Российской Федерации зарегистрировано свыше 350 периодических изданий для молодежи. Суммарный тираж этих изданий составляет до 3 млн. экземпляров ежемесячно. На современном российском рынке печатных СМИ для молодежи доминируют издания развлекательного характера (их совокупный ежемесячный тираж составляет до 75 процентов от тиража всех типов юношеских и молодежных изданий) Конецкая В. П. Социология коммуникации. — М., 1997 — С. 128.

При этом следует отметить, что всем спектре юношеской и молодежной прессы слабо представлены издания обучающего и познавательного характера.

Говоря о современной молодежной прессе СНГ, С. Козыбаев, профессор, д.и.н., президент Академии журналистики Казахстана, совершенно справедливо отмечает: «В настоящее время с сожалением приходится констатировать, что на рынке прессы для молодежи безраздельно властвуют российские или западные издания, адаптированные для молодежи СНГ, такие как „Cool“, „Птюч“, „YES“, „Ровесник“ и др., что еще раз наглядно подтверждает глобализацию информационного рынка. Подобные издания делают упор на развлекательную информацию. Издания идут на поводу у аудитории (которая предпочитает читать о музыке, шоу-бизнесе, сексе, сплетнях), не стремятся поднимать её культурный и образовательный уровень. Огромный крен в молодежных СМИ в сторону музыки, развлечений, моды, анекдотов, приколов» Цит по: Засурский И. И. Реконструкция России: масс-медиа и политика в 90-е годы. — М.: Изд. МГУ, 2001 — С. 141.

Кстати, перепечаткой публикаций из обозначенных изданий на перечисленные темы нередко занимались «Молодёжь Дагестана» и молодёжная страничка «Нового Дела».

Проанализируем основное содержание публикаций в еженедельнике «Молодёжь Дагестана» за 90-е годы и убедимся в правоте процитированного утверждения.

Глава II. Анализ содержания публикаций в молодёжных СМИ Республики Дагестан 90-х годов на примере еженедельника «Молодёжь Дагестана»

«Молодёжь Дагестана» — еженедельная республиканская газета, являющаяся фактически правопреемником прежнего еженедельника «Комсомолец Дагестана» (нынешний «Комсомолец Дагестана» является изданием республиканской организации КПРФ и непосредственного отношения к советскому еженедельнику не имеет). Тираж в течение 90-х годов не превышал 10 тыс. экземпляров. Количество подписчиков по состоянию на 2000 год немного превышало 3 тыс. человек. Позиция на рынке СМИ невысокая, о чём можно судить хотя бы по показателю возвратности (нереализованности): в 2000 году она составила 32.5% (для сравнения: «Дагестанская правда» — возвратность составила 17.9%, «Махачкалинские известия» и «Илчи» — по 8.1%, «Лезги газет» — 26.8%). По популярности занимает третье место среди республиканских газет (данные социологических опросов в 2000 году показали, что ей интересуются 24% читателей, но это значительно меньше, чем для «Нового Дела» — 75% и «Дагестанской правды» — 53%).

Структура публикуемых материалов в «Молодёжи Дагестана» в 90-х годах может быть представлена в упрощённом виде примерно так:

Ш Новости (как правило, краткий обзор)

Ш «Колонка редактора» (мнение редактора, реже — главного редактора о том или ином событии)

Ш Внутренняя политика (события в Дагестане или имеющие отношения к Дагестану)

Ш Общество (наиболее значительные общественные проблемы)

Ш Культура, религия (справедливости ради следует отметить, что религиозными вопросами «Молодёжь Дагестана» в 90-е годы интересовалась мало, больше публикаций по религии относились к исторической рубрике; кроме того, в конце 1995 года в № 51 еженедельника был опубликован обзор нетрадиционных религиозных направлений в Дагестане: ничего категоричного не утверждалось, а статья была написана в жанре ужаса; оказывается, у нас в республике распространены сатанисты и «поклоняющиеся мёртвым»!);

Ш История (эта рубрика требует особого внимания, так как публиковавшиеся материалы отличались тенденциозностью и предвзятостью суждений, скорее, речь шла об отношении ведущего историческую рубрику — им был Х. -М. Донного — к тому или иному событию, чем объективное изложение событий);

Ш Досуг (объёмное понятие, включающее те материалы, которым характерен упомянутый выше «упор на развлекательную информацию»; здесь содержатся самые разнообразные материалы, и классификация их очень затруднительна; среди них много перепечаток из федеральных молодёжных изданий);

Ш «Слово читателя» — так названа рубрика, помещавшая читательские письма, она также заслуживает особого внимания;

Ш Литературная страница (рассказы).

Ш Финальная страница (карикатуры, анекдоты и т. п.).

Иногда встречались материалы неожиданные. Так, в 1997 году был опубликован цикл «Уроки эсперанто» (к сожалению, публикация обрывалась на 19-м уроке, продолжение обещали в 1998 году, но его не последовало). В 1996 году (№ 23) Р. Магомедов давал краткий критический анализ нового учебника по математике для 6-х классов. В частности, отмечалось, что в учебнике целая страница посвящена выяснению, является ли число 231 простым или составным, тогда как за две страницы до этого объясняется признак делимости на 3. В том же 1996 году целый разворот (№ 19) был посвящён обзору отношения ко дню 9 мая в других странах — на примере союзников и противников по второй мировой войне. Так, отмечалось, что американцы отмечают свой День Победы в сентябре (для нас вторая мировая война — это война с Германией, а для США основной противник — Япония, поэтому для американцев 9 мая всего лишь «день победы на европейском театре военных действий»). В 1997—1998 гг. появлялись публикации, посвящённые дагестанской топонимике, но они не представляли собой организованного цикла, а вводились бессистемно: в частности, за объяснением топонима «Тарки» через четыре номера следующая статья была посвящена двум топонимам Южного Дагестана.

Разумеется, политика всегда была на первых страницах, но для «Молодёжи Дагестана» 90-х годов была характерна тенденция к упрощённому пониманию политических событий или к простому перечислению фактов. Это справедливо и к началу первой чеченской кампании в конце 1994 года, и к Хасавюртовским соглашениям 1996 года, и к захвату братьями Хачилаевыми здания Госсовета и Правительства республики в мае 1998 года, и к выездному заседанию Правительства Р Ф в Дагестане летом 1999 года. События августа и сентября 1999 года представлены простой хроникой, публикациями официальных заявлений руководителей республики (в частности, обращения главы администрации Махачкалы Саида Амирова) и сообщениями о дагестанцах, воюющих на стороне Басаева и Хаттаба. Зато нередки публикации непроверенной информации и слухов на политические темы. Как правило, они носят негативный характер, иногда вызывая устрашение и безысходность, давая понять читателю, что ничего нельзя сделать (обывательская издевательская фраза: «а что ты сможешь изменить?» — квинтэссенция этих публикаций) Багиров Б. Б., Ковалёва М. М. Журналистика и политика // Социс, 2000, № 7. С. 67−69. В частности, летом 1997 года «Молодёжь Дагестана» (№ 25) опубликовала полный текст «секретного указа» Аслана Масхадова, выражавший территориальные претензии самопровозглашённой Республики Ичкерия к Дагестану. Эта же тема занимала половину статьи о проблемах (вроде бы экономических) Ногайского района, опубликованной осенью того же года. Но само название: «Кто решит проблемы ногайцев? Ичкерия — раз! Ичкерия — два…» уже превращало эти экономические проблемы в предмет политического (аукционного, как видно по построению фразы) торга. Отмечалось (без каких-либо подтверждений и комментариев), что правительство Масхадова удовлетворительно и последовательно решает проблемы ногайцев, проживающих на территории Чечни (в Шелковском районе), чего нельзя сказать о Правительстве Республики Дагестан. Правда, на эту статью последовал отзыв Минэкономики Р Д («Дагестан — три! Продано!»), но он по уровню остроты уступал публикации.

Уникальным среди политических публикаций выступал проект «областного деления Дагестана», предложенный З. Аруховым (выдвинут в том же 1997 году и опубликован в «Молодёжи Дагестана» за 29 мая 1997 г.). При этом проект выступал в двух вариантах, различавшихся делением к югу от Каспийска. Во втором варианте (более приемлемом, по мнению автора) предполагалось создание четырёх областей — Махачкала, Север, Центр, Юг. При этом административным центром Северной области в обоих вариантах предполагался Кизляр, значение которого должно было возрасти со строительством железной дороги от Карланюрта (кстати, эту стройку, которую другие республиканские СМИ даже громко сравнивали с БАМом, «Молодёжь Дагестана» почему-то обходила молчанием). Во главе Центральной области предполагался Буйнакск, а Южной — Дербент. Конечно, проект был интересный, заслуживающий внимания, но ни одного отклика на него не последовало.

Вроде бы «Молодёжь Дагестана» должна была проявлять интерес к молодёжной политике в республике и в стране. Однако анализ публикаций за пять лет (1993−1998 гг.) показывает обратное — сильное безразличие к данному вопросу. Становление молодежной политики как области интересов государства было долгим. Многие политические лидеры в конце 80-х и 90-х гг. неоднократно заявляли о том, что никакой специальной молодежной политики быть не может. А Комитет Р Ф по делам молодежи за восемь лет его существования упраздняли и реорганизовывали пять раз. Однако если общество озабочено развитием человеческого потенциала, оно должно проводить внятную и целостную возрастную политику, смысл которой заключается в том, чтобы помочь раскрыть и проявить потенции, которые таятся в каждом возрасте человека, использовать их на личное и общее благо. Следует заметить, что само понятие «молодежная политика» уже давно существует в мировой практике, да и саму молодежную политику, так или иначе, проводят многие государства. Выделение отдельной социальной группы в качестве объекта государственного влияния и государственной внутренней политики свидетельствует о том, что именно молодежь является областью столкновения различных интересов (и не только государственных) Варакута С. А., Егоров Ю. Н. Связи с общественностью М: Инфра-М, 2001 — С. 98.

Молодежная политика — сфера социальной политики, ориентированная на поддержку и развитие интересов и потребностей молодежи, способствующая государственно-общественному участию в создании условий нормализации жизнедеятельности молодых (детей, подростков, юношей и девушек, молодых людей в возрасте с 10 до 25 лет), поддержке их входа в самостоятельную активную жизнь. Именно это определение является отправной точкой в анализе информационной составляющей государственной молодежной политики. Выделение молодежной политики в специальную сферу государственной деятельности произошло только в последние полтора десятилетия. Сам же термин «государственная молодежная политика» вошел в нашу юридическую систему в 1991 году с принятием Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР». Отсутствие этого правового термина в предыдущие годы вовсе не означает, что государство не проводило никакой политики в отношении данной категории граждан. Однако можно говорить о том, что существовала партийная политика в вопросах обучения и воспитания молодого поколения.

На сегодняшний день существует мощная нормативно-правовая база государственной молодежной политики, на федеральном и региональном уровнях определены ее основные направления, сложилась система управления молодежной политикой, однако эффективность современной молодежной политики с точки зрения ее реального влияния на жизнь молодого поколения можно оценить как низкую. На практике, в конкретной деятельности специалистов органов по делам молодежи, молодежь по-прежнему рассматривается не как субъект, а как объект определенного рода воздействий. В разное время появлялись государственные и региональные программы (Президентская программа «Дети России» (1994), Федеральная программа «Молодежь России» (1994), ряд региональных программ. Однако никакого внимания этим программам «Молодёжь Дагестана» не уделяла.

Единственные серьёзные проблемы, которые поднимались на страницах еженедельника «Молодёжь Дагестана» — наркомания и распространение СПИДа (этими публикациями богат конец 1997 и первая половина 1998 годов).

СМИ, несомненно, могут влиять на уровень потребления наркотических веществ в обществе. Являясь основным источником информации о наркотических веществах, каждый материал способствует формированию общественного мнения по отношению к проблеме наркомании. И хотя один конкретный материал в СМИ вряд ли сможет кардинально изменить ситуацию, каждый материал вносит свою лепту в то, чтобы склонить общественное мнение в ту или иную сторону.

Цель СМИ при освещении проблемы наркомании — способствовать возникновению у аудитории отрицательного отношения к наркотикам. СМИ могут давать необходимые знания о вреде наркотиков, способствовать формированию установки на здоровый образ жизни и неприятие наркотиков. Но СМИ могут способствовать и обратным процессам. Это особенно важно предусмотреть и предупредить при освещении проблемы наркомании, чтобы не получить не планируемого обратного эффекта (пропаганды наркотических средств).

Неправильное освещение журналистами вопроса наркомании провоцирует пропаганду наркотиков среди молодежи и осложняет борьбу с этой проблемой. «Молодёжь Дагестана» в этом отношении просто старается поставить саму проблему на место ответа. Никакой установки на здоровый образ жизни нет, информация о вреде наркотиков ограничивается общеизвестными сведениями и карикатурами. Очевидно, что это было проявление «общей волны», дань моде — именно в тот период региональные издания заполнились безграмотными «антинаркотическими» публикациями Лазутина Г. В. Профессиональная этика журналиста.- М.: Аспект Пресс, 1999 — С. 113−114.

Кстати, «дань моде» чувствуется и в отношении текущих политических событий. В 1997 году произошла скандальная отставка министра юстиции Р Ф Ковалёва. Как раз в это время «Молодежь Дагестана» на последней странице (раздел сатиры и юмора, хотя он больше напоминал «чернушный» раздел, как будет видно по приводимым примерам) появилась «История профессора Н.» — саркастический рассказ в карикатурах (можно было бы назвать комиксами, но сюжеты здесь некомедийны). Одно из первых «изобретений» этого «карикатурного гения» — «ванна с гидромассажем», о которой было сказано: «Если бы у Ковалёва была такая ванна, ему не надо было бы ходить в баню». Не чувствуется ли в этом отмеченное ещё Цицероном «обыкновение толпы топтать упавшего»? Кстати, и в «Новом Деле» в то же время была отмечена подобная нападка на Ковалёва. В «Новом деле» тогда работал художник-карикатурист Тимур Курбаналиев (более известен как Тим). Тогда он на последней странице выпускал свой «сериал» «Триста случаев майора Мегрэханова». В очередном эпизоде Мегрэханов направлен в служебную командировку в Москву. Он разговаривает с коллегами по работе из других регионов, а тут мимо проходит некто, и от него воняет. «Кто это такой?» — тихо спрашивает Мегрэханов. «Это новый министр юстиции. С момента назначения он не ходит в баню».

Другие истории с «профессором Н.» (их вышло всего четыре) были насмешками над экономической политикой (в особенности над законом об ограничении бюджетных расходов, более известном как секвестр, над предстоящей деноминацией и т. п.) и над Лукашенко.

В вопросах экономики «Молодёжь Дагестана» поступает в те годы так же, как и в политике: красочно описывает проблему, но никакого решения её не предлагает. Более того, проблема не только ставится на место ответа, но и представляется неразрешимой, даже создаётся чувство безысходности. В частности, когда было принято решение вместо множества законов о налогах и сборах создать единый Налоговый кодекс РФ (его первая часть была введена в действие с 1 января 1999 года, но обсуждение проекта длилось свыше двух лет), «Молодёжь Дагестана» ограничивалась публикациями мнений только противников Налогового кодекса: введение его приведёт к тому, что в стране будет создана группировка из 200−300 семей, владеющих всем (о подобном явлении в капиталистических странах мы знали из учебников истории). На фоне бесчинств олигархов это выглядело весьма правдоподобным и порождало различные сплетни. А в феврале 1997 года (№ 7) «Молодёжь Дагестана» даже публикует свой проект налоговой системы, иронический (конечно, объектом иронии выступает бедность, что характерно для многих изданий тех лет), где упомянуты налог на землю в горшочках, отчисления в фонд поддержки генеральных отпрысков руководителей, налог на добавленный налог и прочая ерунда.

Без сарказма, но с усилением чувства безысходности «Молодёжь Дагестана» реагирует и на кризис 1998 года: в первом же номере за сентябрь 1998 года просто приводятся цены на основные продукты до и после подорожания, а затем следует риторический вопрос «Выживем ли?». Кстати, и здесь в подборе материалов чувствуется «чернушная» избирательность. Как уже указывалось выше, «Молодёжь Дагестана» не чуждается перепечатки материалов из других газет. Почему-то еженедельник перепечатывает небольшую статейку из «Труда» — «Первое самоубийство на почве кризиса», но не помещает ни одной статье о людях, нашедших выход из трудной жизненной ситуации (например, в конце сентября 1998 года в «Аргументах и фактах» появилось письмо, опубликованное с подзаголовком «Гордая прачка» — о женщине, не только нашедшей выход, но даже сумевшей жить лучше, после того, как она открыла частную прачечную; вот что стоило бы перепечатать). Лазарева Э. А. Заголовок в газете // Научный сборник ОмГПУ, Омск: 2000, с. 10−15

Так же неудовлетворительно выступает историческая рубрика. Как уже отмечалось, её ведущим в еженедельнике «Молодёжь Дагестана» был Х. -М. Доного. Проявляя интерес в основном к дореволюционному периоду истории Дагестана (конечно же, в первую очередь, к Кавказской войне), он пытался представить упрощённо исторический процесс. Ту же Кавказскую войну он сводил к истории имамов с дагестанской стороны и главнокомандующих — с российской. То есть история событий представлялась как история личностей. Конечно, сейчас отрицать роль личности в истории никто не собирается, но представлять её столь значительно — это просто другая крайность. Определённое внимание Доного уделял и гражданской войне, при этом он стремился поменять оценки на противоположные (оправдывая белых и интервентов и огульно обвиняя во всём большевиков). Кстати, такой подход стал основной линией в недавно вышедшей книге этого автора «Контрреволюция», по поводу которой в журнале «Народы Дагестана» появились по крайней мере две значительные публикации, справедливо указывающие на необъективную и даже предвзятую оценку исторических событий в «Контрреволюции» См. Даниялов Г. -А. Д., Вагабов М. В. Измышления в сборнике «Контрреволюция» и действительность //Народы Дагестана, 2004, № 5, с. 43−46.

История и за рамками исторической рубрики часто сводилась к личным мотивам. Например, в выпуске «Молодёжи Дагестана» к 7 ноября 1997 года (будь бы СССР, эту дату торжественно отметили бы как 80-летие Октябрьской революции) на первой странице помещена карикатура: невероятных размеров дагестанец в национальном костюме рассуждает о Ленине, сперва перечисляя национальные обычаи, которым Ленин не следовал, а затем подводя итог: «Он был не наших обычаев! Но как он отомстил за брата!»

Зато, если анализировать изменение соотношения тех или иных материалов за период с 1992 по 1998 годы, то можно заметить увеличение на страницах «Молодёжи Дагестана» удельного веса развлекательных (вернее — отвлекающих) публикаций. Например, в конце 1997 года чуть ли не вдвое больше места стало уделяться читательским письмам (рубрика «Слово читателя»). В основном это были письма на тему не сложившихся любовных отношений, среди которых просматривалась тенденция «выйти замуж за богатого». Как правило, такие письма подписывались псевдонимами или инициалами. При этом данные письма женщин следует разделить на две группы: в одной из них письма тех, кто, выйдя замуж за богатого (точнее, «крутого» или «бычка» в терминологии тех лет), столкнулись с оборотной стороной этой жизни (его злобным характером, криминальной деятельностью, презрением ко всему и вся с открытым проявлением насилия, ложью и грязью) и поэтому жалеют о случившемся, в эту же группу можно включить и другие письма, авторы которых предлагают не торопиться с таким решением вопроса, а осмотреться: а стоит ли это делать вообще? Иногда попадаются и плагиаторские письма — так, в упоминавшемся номере «Молодёжи Дагестана» от 7 ноября 1997 года есть письмо, озаглавленное «Муж — богатый, друг — любимый», слово в слово воспроизводящее письмо, напечатанное ранее в «Аргументах и фактах» (№ 37 за этот же год) как «Новорусская жена».

Полярное мнение высказывается в письмах второй группы. Их намного меньше (из числа написанных женщинами), но они действуют на сознание сильнее, так как авторы писем приводят убедительные аргументы, в частности, свой образ жизни, о котором писал, правда, с отрицательным отношением, ещё Юхан Август Стриндберг: «Большинство женщин выходят замуж, чтобы жить обеспеченно, не работать и «быть самостоятельными»… Особенно рьяно эту позицию в течение конца 1996 года отстаивала некая «Нелли из Дербента». Она не без гордости писала, что «замужем за богатым бычком», что если бы другие узнали, как она живёт, то «обзавидовались», что медовый месяц она провела в Греции, а сейчас собирается в Америку.

К этой группе примыкают и письма мужчин-неудачников, которые получили отказ только по причине своей бедности.

Остальные письма нельзя удовлетворительно классифицировать по группам. Здесь и просто частные конфликты, и спиритические сеансы и иное «волшебство», и обида на кого-либо, и даже письма с грамматическими ошибками (напечатанные без исправлений).

Проблема «новой Золушки», ищущей своего принца в лице богатого иностранца, «нового русского», собственного начальника и т. п. иногда проявляется и в других публикациях. В частности, в одном из номеров «Нового Дела» за февраль 1998 года была напечатана статья Б. Казиева «Семья: искушение свободой», где автор рассуждал о современном хаосе в отношениях между мужчиной и женщиной. Но продолжение темы последовало уже на страницах «Молодёжи Дагестана» (№№ 18 и 19 за 1998 год). Правда, автор вёл беседу только с двумя женщинами — он их называл Мариной и Эллой. В публикации «Семья: искушение свободой» он указывал, что вокруг его бывшей жены (можно предположить, что это и есть Марина, на страницах «Молодёжи Дагестана» он её называет просто по имени, без каких-либо комментариев, тогда как в «Новом Деле» просто фигурирует «бывшая жена», без имени) в Литве собралась целая неформальная группа женщин, причём все они обеспечены, имеют детей и разведены, кроме одной (это и есть Элла). Темой беседы становится всё тот же хаос, причём беседа скатывается к фактическому возрождению многожёнства. Казиев даже считает, что если человек имеет четыре жены, то этим самым он открывает как бы четыре рабочих места. Он признаёт это справедливым и необходимым. Но в действительности, если не узаконить, а хотя бы дозволить многожёнство, то сложится ситуация, о которой кратко говорил поэт Магомед-Эмин Османов: «Десять жён у одного, у другого — ни одной!». Такая позиция — и газеты, и конкретных авторов, как Б. Казиев, — дискриминационна по отношению к мужчинам. Заяви кто-нибудь из них, что он хочет жениться на богатой, сам будучи бедным, и его бы при таких установках подняли на смех. Блэк С. Введение в паблик рилейшнз. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998 — С. 198

Самые разнообразные материалы появлялись в нерегулярном разделе «Досуг». В частности, в № 38 за 1998 год «Молодёжь Дагестана» напечатала под этой рубрикой статью «Музыкальное опьянение Вячеслава Бутусова» к дню его рождения. Вот выдержка из этой статьи:

«Год 1994. Для Бутусова новые проекты подобны игре, где новые песни занимают свою нишу в быстро летящем времени. Неповторимый стиль «Наутилуса» с трудом угадывается в компьютерно-гитарном «Титанике». Легко запоминающиеся мелодии, современные аранжировки в стиле «нового рок-н-ролла»… Кто-то назвал это здоровой «попсой», можно было бы поспорить, только я не знаю какой стиль у группы «Наутилус Помпилиус». Они слишком изменчивы и непредсказуемы. Но я могу прикоснуться к их музыке. Сентиментальная история гибели самого великого корабля, умение святых бандитов ходить по воздуху, мучительная боль человека-демона и зверя — всё это «Наутилус» образца середины 90-х. Время не обгонит нас…

Я не буду ждать конца, чтоб не тратить больше сил,

Смотри на звезду — она теперь твоя,

Искры тают в ночи, звёзды светят в пути,

Я лечу и мне грустно в этой степи…

Через год выходит самый романтичный альбом «Наутилуса» с призрачно-печальным названием — «Крылья». Кто-то, не поняв, попытается узнать у Вячеслава Бутусова тайну этих песен. Только он ничего не скажет, лишь пошутит: «Демисезонная смена крыльев…», вскоре забыв и вопрос, и любопытного поклонника… А ночью, укладывая дочку спать, расскажет ей сказку о том, что каждый человек умеет летать, когда его никто не видит и, полетав, он становится чуть чище и добрее, печаль его светлее, а крылья прозрачнее…

Одинокая птица, ты паришь высоко

В антрацитовом небе безлунных ночей,

Повергая в смятенье бродяг и собак

Красотой и размахом крылатых плечей…"

Иногда под рубрикой «Досуг» появляются перепечатки из других изданий. При этом просматривается жажда сенсаций. В частности, в 1999 году в журнале «Я молодой» была серия публикаций про Майка Тайсона, и они немедленно были воспроизведены «Молодёжью Дагестана» с неизменными заглавиями, характерными для стиля «Я молодой»: «Тайсона опять простили», «Знаменитый боксер, зубодробитель и ухокусатель», «Возвращение ухогрыза Майка Тайсона». Использование просторечных слов также добавляет экспрессии в название. Новикова И. В. Информационное сопровождение молодежной политики в прессе //Информационное пространство Тюмени, выпуск 1, (1997), с. 288

Наконец, литературная страничка. Отметим также разнообразие публикаций. Здесь и фантастика («Конец света завтра» — рассказ автора, пожелавшего остаться неизвестным: к Земле приближается астероид, но погубить он должен только США; американцы узнают, что только Россия может им помочь, так как у неё есть созданная в обход всех соглашений бомба в 500 мегатонн; в обмен на уничтожение астероида Россия требует списать половину своего долга, и Клинтон идёт на это), и триллеры («Молчание девчат» — о двух красивых девушках, заманивавших парней в свой дом, чтобы их кровью напоить редкие розы; подписан инициалами, а девушки названы Буря и Айсберг), и любовные драмы (рассказ Альберта Мехтиханова о любви чеченской девушки и попавшего в плен солдата федеральных войск, опубликованный в № 47 за 1997 год; автор утверждает, что это только пересказ действительно имевшей место истории), и детективы («Мент и милиционер» того же Мехтиханова в № 16 за 1996 год; рассказ ведётся от первого лица, рассказчик расследует серию убийств и изнасилований и с ужасом убеждается, что преступник — его заместитель; элемент триллера в этом детективе — все преступления совершались, если нанести их места на план вымышленного города Бухтинска — места действия — на одной прямой на одинаковом расстоянии друг от друга, и это помогло определить место следующего нападения преступника и взять его). Но всё же и здесь чувствуется «чёрная» избирательная направленность стилей и жанров. В том же рассказе «Мент и милиционер» отец одной из жертв преступника (изнасилованной, но по какой-то оплошности преступника не убитой) бросает в лицо рассказчику гневную тираду, что он собирался выдать дочь замуж за богатого, что ему за неё давали калым в десять тысяч долларов, а теперь, узнав о том, что произошло «он мне за неё ничего не даст». Всё несчастье этого человека сводится к тому, что он фактически теперь не может выгодно продать дочь (он даже не думает о пережитом ужасе). Насколько это цинично выступает в рассказе: ведь рассказчик ни в чём не виноват.

Однако больше информации несут рассказы с описанием повседневной жизни в её самом худшем проявлении. Пальма первенства принадлежит здесь Эльмире Кожаевой (кстати, она красочно описала свою поездку в ваххабитскую Кадарскую зону в 1997 году на страницах «Молодёжи Дагестана, №№ 25 — 26). В основном она представляла рассказы из сборника «Эпоха выживания» («Инвалид», «Домбристка», «Батуран» и др.). Как же они контрастируют с публикациями на страницах центральных газет, подобными «Гордой прачке»! Общая тема этих рассказов — люди, изнывающие под ударами судьбы, не видящие никакого выхода, и тот, кто читает такие рассказы, тоже поневоле начинает испытывать чувство безысходности. В рассказе «Инвалид» отец семейства, не имеющий постоянной работы, чтобы «осуществить прорыв из блокады нищеты и голода», сознательно калечит себя, чтобы его семья получила пенсию по его инвалидности. Но истории известны и более страшные случаи: любой, кто читал «Экономикс» Макконнелла и Брю, может вспомнить цитируемые примеры из книги «Великая депрессия», где описаны события в США 30-х годов: там говорится о том, что некоторые американцы предпочитали самоубийства, чтобы их семья получила пособие по потере кормильца. Что мешало редакции «Молодёжи Дагестана» публиковать другие рассказы — о людях, устоявших под ударами кризиса и сумевших наладить свою жизнь? Эти случаи существуют (жизнь состоит не из одних трагедий!), просто они несовместимы с «чернушной» линией редакции. Более того, в конце 1996 года «Молодёжь Дагестана» даже объявляла конкурс на тему «Самая страшная история».

В отношении «Молодёжи Дагестана» 90-х годов справедливо утверждение В. Васильева, автора «Юридической психологии», цитата из которой (из главы «Психология кризиса») приводится дословно: «Рост напряженности в обществе доводит часть людей до распущенности (депрессивного возбуждения) с преобладанием агрессивности по отношению к себе или окружающим. Это также способствует развитию состояния депрессии, чувства беспросветности, когда многие просто начинают ждать плохих вестей, испытывая нездоровое удовлетворение от того, что дела идут все хуже и никакого просвета не видно. Аморален был сам способ этих действии, в которых не было любви к Истине: только мстительное желание надругаться над вчерашними кумирами и жажда сенсаций. Все, чем руководствовался homo sovetikus в своей подвижнической философии, все, на чем зиждилось его доверие к миру, к власти, к себе, к людям, низвергалось и обращалось в руины. Взамен же он получил примат личного интереса, утилитарно-прагматического критерия, эмансипации. И ничего, что удовлетворяло бы потребность в смысле жизни, в ценностных ориентирах. Беда наша заключалась в том, что мы, всем существом своим понимая, как жить нельзя, решительно ничего не могли сообщить о том, как жить должно и можно. В части критики наша публицистика и даже массовое искусство были «на высоте», но как только речь заходила о том, чтобы высказать что-либо позитивное, выходило всякий раз нечто вроде «отпустите меня в Гималаи, а не то я завою, а не то я залаю… «; в этом более всего проявилось убожество homo sovetikus: выяснилось, что ему нечего сказать не только миру, но и самому себе; выяснилось, что, освобожденный от гипноза коммунистической фразеологии, он находит внутри себя только ничтожество и пустоту. Поэтому его философией, его здравым смыслом и этикой стала «прагматическая эмансипация», т. е. мировоззрение, в котором господствует критерий выгоды, утилитарной пользы, так что человек считает возможным освободить себя от бесполезных, прагматически неоправданных нравственных обязательств, ценностей, дружбы, любви, родительских чувств, добродетели и др., т. е. вообще от любого человеческого смысла» Цит. по Васильев В. Л. Юридическая психология СПб, Питер, 2005 — с. 131. И этим всем страдают многие молодёжные издания, как региональные, так и общероссийские.

печатный молодежный пресса газета

Заключение

В качестве вывода можно заметить, что публиковавшиеся на протяжении всех 90-х годов материалы в «Молодёжи Дагестана» несут избыточный отрицательный заряд, в крайнем выражении — гнетущий трагизм с поворотом на устрашение и безысходность, то, что И. Ефремов в романе «Час Быка» обозначал как «Стрела Аримана» — тенденция к избирательному накоплению плохого. Присутствует и экзистенциалистская тенденция — попытки подменить решение проблемы самой проблемой, и чем серьёзнее проблема, тем сильнее эта тенденция просматривается. Приводя примеры, как жить нельзя, «Молодёжь Дагестана» практически не приводит примеры на тему, как жить можно.

Общая депрессивная направленность привела к естественному снижению популярности «Молодёжи Дагестана» по итогам 90-х годов. При этом в СМИ республики никогда не ставились настоящие вопросы. Каким должно быть издание для молодого поколения? Какие функции выполнять? Как должны соотноситься в нем информационные материалы, аналитические и развлекательные? Вопросы, которые должны волновать редакторов детских, подростковых и молодежных изданий, а в расширенном варианте (как привлечь молодых читателей?) — редакторов вообще всех газет и журналов.

Реализация концепции молодежного издания зависит от кадрового потенциала. Как правило, журналисты должны обладать высоким уровнем профессионализма. Кроме того, для того чтобы издание для молодого поколения состоялось, в нем должен быть, прежде всего, молодой «герой», несущий некое новое знание, новое отношение к миру, он должен быть носителем определенных ценностей, задавать «неудобные» вопросы. Весь вопрос в том, какими качественными характеристиками он обладает. Но, безусловно, он должен быть лишён депрессивного безразличия.

Список использованной литературы

1. Багиров Б. Б., Ковалёва М. М. Журналистика и политика // Социс, 2000, № 7. С. 67−69

2. Блэк С. Введение в паблик рилейшнз. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998 — 400 с.

3. Варакута С. А., Егоров Ю. Н. Связи с общественностью М: Инфра-М, 2001 -246 с.

4. Засурский И. И. Реконструкция России: масс-медиа и политика в 90-е годы. — М.: Изд. МГУ, 2001 — 224 с.

5. Иванов В. Н., Назаров М. М. Массовая коммуникация в условиях глобализации //Социс, 2003, № 8, С. 66−71

6. Конецкая В. П. Социология коммуникации. — М., 1997 — 224 с.

7. Кузнецова Г. В. Журналистика: критерии профессионализма. — М.: Изд. РИП-холдинг, 2003 — 400 с.

8. Лазарева И. А. Заголовок в газете // Научный сборник ОмГПУ, Омск: 2000, с. 10−15

9. Лазутина Г. В. Профессиональная этика журналиста.- М.: Аспект Пресс, 1999 — 384 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой