Анализ динамики развития транзакционного сектора российской экономики

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1 Теория транзакционных издержек

1.1 Понятие транзакционных издержек и трансакций

Транзакционные издержки — это издержки в сфере обмена, связанные с пeрeдачей прав собственности. Категория транзакционных издержек была введена в экономическую науку в 1930_е гг. Pональдом Коузом и ныне получила широкое распространение. В своей статье «Природа фирмы» он определил транзакционные издержки, как издержки функционирования рынка. Транзакционные издержки складываются из

— затрат ресурсов

— затрат времени на совершение сделки,

— потерь, возникающих вследствие того, что был заключен неполный или неэффективный контракт.

Рассмотрим, например — ремонт квартиры. Вы можете делать его сами, если умеете и если у вас к этому есть интерес. Или вы можете организовать весь процесс, нанимая на рынке работников для каждой конкретной операции, закупая краску и рассчитывая, сколько ее надо, и т. д. В этом случае вы пытаетесь встать в такой ряд трансакций, который будет чисто рыночным и исключит вaшe взаимодействие с одной фиpмой. Ведь фирме вы заранее не доверяете, считая, что у нее есть собственный интерес, а вы сделаете ремонт дешевле. Однако если вы — человек достаточно богатый, вы для ремонта квартиры нанимаете фирму, потому что ваши альтернативные издержки врeмени выше, чем издержки, которые вы потратите на организацию этого процесса. Чаще всегo это связано с «эффектом богатства». Впервые этот термин ввел тоже Коуз. В его тeории понятие «трансакционные издержки» противополагается понятию «aгентские издержки», и выбор между тем или иным типом издержек в значительной мeрe определяется «эффектом богатства».

В настоящее время трансакционные издержки понимаются подавляющим большинством ученых интегрально, как издeржки функционирования системы. Трансакционные издержки — это издержки, возникающие, когда индивиды обменивают свои права собственности в условиях неполной информации либо подтверждают их в тех же условиях. Когда люди обмениваются правами собственности, они вступают в контрактные отношения. Когда они подтверждают свое право собственности, они не вступают ни в какие контрактные отношения (оно у них уже есть), но они защищают его от нападок третьих лиц. Они боятся, что их права собственности будут ущемлены третьей стороной, поэтому тратят ресурсы на защиту этих прав.

Трансакция — обмен правами собственности и правами свобод. Ввел термин Коммонс, что означает сделка.

Коммонс различал три основных вида трансакций:

1) Трансакция сделки — служит для осуществления фактического отчуждения и присвоения прав собственности и свобод и при ее осуществлении необходимо обоюдное согласие сторон, основанное на экономическом интересе каждой из них.

В трансакции сделки соблюдается условие симметричности отношений между контрагентами. Отличительным признаком трансакции сделки, по мнению Коммонса, является не производство, а передача товара из рук в руки.

2) Трансакция управления — в ней ключевым является отношение управления подчинения, которое предполагает такое взаимодействие между людьми, когда право принимать решения принадлежит только одной стороне. В трансакции управления поведение явно асимметрично, что является следствием асимметричности положения сторон и соответственно асимметричности правовых отношений.

3) Трансакция рационирования — при ней сохраняется асимметричность правового положения сторон, но место управляющей стороны занимает коллективный орган, выполняющий функцию спецификации прав. К трансакциям рационирования можно отнести: составление бюджета компании советом директоров, федерального бюджета правительством и утверждение органом представительной власти, решение арбитражного суда по поводу спора, возникающего между действующими субъектами, посредством которого распределяется богатство. В трансакции рационирования отсутствует управление. Через такую трансакцию осуществляется наделение богатством того или иного экономического агента.

Наличие трансакционных издержек делает те или иные виды трансакций более или менее экономичными в зависимости от обстоятельств времени и места. Поэтому одни и те же операции могут быть опосредованы различными типами трансакций в зависимости от правил, которые они упорядочивают.

Например покупка автомобиля — сделка купли — продажи.

1.2 Классификация транзакционных издержек

Обычно выделяют пять основных формы транзакционных издержек:

— издержки поиска информации;

— издержки ведения переговоров и заключения контрактов;

— издержки измерения;

— издержки спецификации и защиты прав собственности;

— издержки оппортунистического поведения

Издержки поиска информации связаны с ее асимметричным распределением на рынке: на поиск потенциальных покупателей или продавцов приходится тратить время и деньги. Ограниченность информации о рынке может привести к отказу от совершения трансакции. Связано это с тем, что уровень неопределенности может стать настолько высоким, что люди предпочитают скорее отказаться от трансакции, чем тратить силы на получение дополнительной информации. Либо неполнота имеющейся информации оборачивается дополнительными расходами, связанными с покупкой товаров по ценам, выше равновесных, с потерями, возникающими вследствие покупки товаров-субститутов.

Издержки ведения переговоров и заключения контрактов также требуют затрат времени и ресурсов. Издержки, связанные с переговорами об условиях продажи, юридическим оформлением сделки, нередко значительно увеличивают цену продаваемой вещи.

Весомую часть транзакционных издержек составляют издержки измерения, что связано не только с прямыми затратами на измерительную технику и сам процесс измерения, но и с ошибками, которые неизбежно возникают в этом процессе. К тому же по ряду товаров и услуг допускается лишь косвенное измерение или неоднозначное. Как, например, оценить квалификацию нанимаемого работника или качество покупаемого автомобиля? Определенную экономию обусловливают стандартизация выпускаемой продукции, а также гарантии, предоставляемые фирмой. Однако полностью ликвидировать издержки измерения эти меры не могут.

Особенно велики издержки спецификации и защиты прав собственности. В обществе, где отсутствует надежная правовая защита, нередки случаи постоянного нарушения прав. Затраты времени и средств, необходимых для их восстановления, могут быть чрезвычайно высоки. Сюда же следует отнести расходы на содержание судебных и государственных органов, находящихся на страже правопорядка.

Издержки оппортунистического поведения также связаны с асимметрией информации, хотя и не ограничиваются ею. Дело в том, что поведение после заключения контракта очень трудно предсказать. Нечестные индивиды будут выполнять условия договора по минимуму или даже уклоняться от их выполнения. Тaкой моральный риск всегда существует. Он особенно велик в условиях совместного труда — работы командой, когда вклад каждого не может быть четко отделен от усилий других членов команды, тем более если потенциальные возможности каждого полностью неизвестны. Итак, oппортунистическим называется поведение индивида, уклоняющегося от условий соблюдения контракта с целью получения прибыли за счет партнеров. Связаны издержки с преодолением нечестности партнера по отношению к вам, и приводят к тому, что вы нанимаете надсмотрщика, либо пытаетесь найти и вложить в контракт какие-то дополнительные измерения эффективности вашего партнера. Оно может принять форму вымогательства или шaнтажа, когда становится очевидной роль тeх участников команды, которых нельзя заменить другими. Используя свои относительные преимущества, такие члены команды могут требовать для себя особых условий работы или оплаты, шантажируя других угрозой выхода из команды.

Различают все основные формы оппортунистического поведения. Первая носит название «морального риска». «Моральный риск» возникает тогда, когда в договоре одна сторона полагается на другую, а получение действительной информации о ее поведении требует больших издержек или вообще невозможно. Самая распространенная разновидность оппортунистического поведения такого рода — «отлынивание» когда агент работает с меньшей отдачей, чем от него требуется по договору. Особенно удобная почва для «отлынивания» создается в условиях совместного труда целой группой, или, как называли это А. Алчян и Г. Демсец, «командой». Например, как выделить личный вклад каждого работника в совокупный итог деятельности «команды» завода или правительственного учреждения? Приходится использовать суррогатные измерения и, скажем, судить о производительности многих работников не по результату, а по затратам (вроде продолжительности труда), но и эти показатели сплошь и рядом оказываются неточными. При асимметрии информации (подчиненный точно знает, сколько им вложено труда, а руководитель лишь приблизительно) существуют и стимулы, и возможности для работы с меньшей отдачей.

Если личный вклад каждого агента в общий результат измеряется с большими ошибками, то его вознаграждение будет слабо связано с действительной эффективностью его труда. Отсюда — отрицательные стимулы, подталкивающие к «отлыниванию». Если информация о действительном поведении агента является дорогостоящей, то тогда в известных границах он будет действовать бесконтрольно, следуя своим собственным интересам, далеко не во всем совпадающим с интересами руководителей. Отсюда — возможность «отлынивать» (в пределах безопасности). Поэтому и в частных фирмах, и в правительственных учреждениях создаются специальные сложные и дорогостоящие структуры, в задачи которых входят контроль за поведением агентов, обнаружение случаев оппортунизма, наложение наказаний и т. д. Сокращение издержек оппортунистического поведения — главная функция значительной части управленческого аппарата различных организаций.

Вторая форма оппортунистического поведения — «вымогательство» Возможности для него появляются тогда, когда несколько производственных факторов длительное время работают в тесной кооперации и настолько «притираются» друг к другу, что каждый становится незаменимым, «уникальным» для остальных членов «команды». Это значит, что если какой-то фактор решит покинуть «команду», то остальные участники кооперации не смогут найти ему эквивалентной замены на рынке и понесут невосполнимые потери. Поэтому у собственников уникальных (по отношению к данной группе участников) ресурсов возникает возможность для «шантажа» в форме угрозы выхода из «команды». Даже когда «вымогательство» остается только возможностью, оно всегда оказывается сопряжено с реальными потерями.

Таким образом, транзакционные издержки возникают до процесса обмена в процессе обмена и после него. Углубление разделения труда и развитие специализации способствуют росту транзакционных издержек. Их величина зависит также и от господствующей в обществе формы собственности.

Решающими факторами транзакционных издержек являются:

Специфичность связанных с трансакцией инвестиций: описывает в рамках трансакции проводимые капиталовложения в производственные мощности и достижение требуемой квалификации.

Риск: содержит в себе неопределённость параметров внешней среды и неуверенность в поведении участников договора,

Частотность: учитывает возможность дегрессии издержек с повышением частоты идентичных трансакций как эффект массовости производства или синергии

1.3 Понятие транзакционного сектора

Транзакционный сектoр — совокупность институтов, обеспечивающих интенсификацию взаимодействия экономических субъектов, в условиях оппортунизма и асимметрии информации. Этo издержки в сфере обмена, связанные с пeрeдачей прав собственности.

Теорема Коуза — утверждение о том, что при нулевых транзакционных издержках распределение юридических прав не влияет на эффективность размещения ресурсов и структуру производства.

Транзакционный сeктор, в отличие от производства промышленных или сельскохозяйственных товаров, подвержен экономии на масштабах. Т. е. по мере того, как объем выпуска в секторе увеличивается, удельные издержки на одну сделку падают". Постоянные компоненты есть во всех видах транзакционных издержек: когда информация собрана, ею может пользоваться любое количество потенциальных продавцов и покупателей; договоры стандартизируются; стоимость разработки законодательства или административных процедур не зависит от того, какое число лиц подпадает под действие: «Однажды установленные, права собственности могут почти бесконечно распространяться на другие районы с малыми дополнительными издержками». Поэтому растущая «рыночность» хозяйства может увеличивать душевой доход населения даже при отсутствии технического прогресса за счет экономии транзакционных издержек на масштабах рынка.

Сектор состоит: оптовая и розничная торговля, страхование, банки, транзакционные уcлуги.

Розничная торговля: торговля товарами и оказание услуг покупателям для личного, семейного, домашнего использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.

Оптовая торговля — торговля партиями товара.

Банк — финансово-кредитное учреждение, производящее разнообразные виды операций деньгами и ценными бумагами и оказывающее финансовые услуги правительству, юридическим и физическим лицам.

Транзакционные услуги — услуги по обслуживанию сделок.

— Ведение систем расчетов, в которой перемещение ценностей сопровождается бухгалтерскими проводками.

— Обеспечивают валютную конвертируемость

Страхование — это вид отношений по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых ими страховых взносов.

— имущественное

— личное

Факторы, которые способствуют росту транзакционных издержек в современной экономике: развитие рыночных институтов, формирование новых рынков и как следствие, адаптация предприятий, что требует повышения расходов на управление; неразвитость инфраструктуры, что вызывает увеличение нагрузок на инфраструктурные сети.

2. Источники транзакционных издержек в малом бизнесе РФ

2.1 Транзакционные издержки малого бизнеса России и источники

Малый бизнес — особый тип институциональной организации, располагающий активами разной степени спецификации и правами собственности на них.

Транзакционные издержки сопровождают каждую стадию воспроизводственного процесса малого бизнеса.

Транзакционный сектор малого бизнеса в России имеет ярко выраженную специфику — более низкая доля его в экономике и пропорционально иное соотношение видов деятельности, связанных с рядом объективных и субъективных причин, среди которых необходимо выделить:

— отсутствие эффективных механизмов защиты прав собственности;

— отсутствие действенных механизмов принуждения;

— асимметрия информации и ее высокая экономическая стоимость;

— рентоориентированное поведение чиновников и административные барьеры;

— институциональные ловушки, связанные с преобразованием старых институтов в новые;

— отсутствие доверия и особенности национального менталитета.

Транзакционный сектор малого бизнеса оказывает самое непосредственное влияние на эффективность его деятельности, в связи с чем возникает проблема его измерения. В современной России транзакционные издержки малого бизнеса связаны с коррупцией, входом в деловые сети, охраной бизнеса, инфраструктурным сопровождением и весьма значительны по объему. Малый бизнес, принимая решения в пользу легальной или внелегальной деятельности, оценивает и сравнивает размер транзакционных издержек в том и другом случае. Существование институтов, которые способствуют снижению транзакционных затрат, определяет как возможности национальной экономики, так и ее структурных подсистем.

Транзакционный сектор неравномерно развит в регионах РФ, а так же отсутствуют институты для полноценного функционирования. Транзакционные издержки имеют место, если речь идет об контрагентах по поводу специфических активов, ограниченно рациональности и оппортунизм. В современной России условия существования транзакционных издержек имеют яркое выражение по сравнению с развитыми странами. Специфичность активов в России тесна связана зависимостью поставщиков и потребителей и узкой предметной специализацией предприятий. Ограниченная рациональность ярко выражена, в связи с нестабильностью переходной экономики России. Транзакционные издержки высоки, потому что в России отсутствует разработанная правовая база, а чтобы снизить издержки выступили денежные суррогаты, именно бартер и неплатежи. В России нет условий для возникновения цивилизованных институтов, возникают специфические институты — денежные суррогаты.

Несмотря на все минусы государственного регулирования малого бизнеса, приоритет институционального обеспечения воспроизводства экономики малых предприятий должен быть отдан государству, которое как институт создает «правила игры», способное заставить их исполнять. Сегодня субъекты малого предпринимательства предъявляют спрос на институты, которые отвечают следующим интересам воспроизводства. Существует проблема интеграции малого бизнеса. Малым предприятиям взаимодействие с крупными предприятиями выгодно. Именно интеграция могла бы создать официальное прикрытие малому предпринимательству, избавляя его от стихийных рыночных колебаний спроса и предложения, обеспечивая равномерную загрузку оборудования, обучение и развитие персонала. В результате взаимодействия крупные предприятия выступают гарантами в получении кредитов, приобретении оборудования, поставке сырья и материалов, способствуют внедрению новых технологий. Формами интеграции малого бизнеса являются: субконтракт организованные промышленные зоны, франчайзинг, кластеры, аутсорсинг, лизинг. Аутсорсинг-передача организацией, на основании договора, определённых бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области.

Субконтрактная система обеспечивает малое предприятие долгосрочными заказами и постоянным сотрудничеством. Франчайзинг позволяет малому бизнесу использовать на законном основании товарный знак или марку, получать доступ к разработанной технологии ведения бизнеса, техническую, консультационную, финансовую поддержку. Предприниматель экономит средства на рекламу, на ведение переговоров, поиск партнеров. Лизинг позволяет начать собственное дело при сравнительно небольшом стартовом капитале, выйти на рынок современной технологии, получить техническую поддержку и помощь в подготовке кадров.

Источник транзакционных издержек — несовершенство рынка и, прежде всего асимметричность информации, которой обладают продавец и покупатель, эмитент и инвестор, менеджер и акционер, то есть стороны в процессе достижения и выполнения соглашения.

Источники транзакционных издержек включают:

1. Издержки по недопущению к использованию данного блага посторонних лиц.

2. Издержки связанные с обменом информации, включая передачу и получение информации об условиях совершения сделок.

3. Издержки неравновесности, возникающие потому, что распределение ресурсов во всякой сложной системе занимает определенное время.

2.2 Анализ транзакционного сектора в малом бизнесе России

Анализ транзакционного сектора на примере ЮФО:

Для развития транзакционного сектора в данном субмакрорегионе была предложена группа стратегий. Ее суть в максимальном развитии сил и в минимизации угроз. Для этого необходимо решить следующие задачи:

1. Строительство инфраструктурных объектов при поддержке федерального бюджета.

2. Поддержка предприятий сфер туризма и обслуживания.

3. Принятие мер по минимизации межэтнических конфликтов и укрепление границ с соседними государствами.

4. Развитие сети кредитных и страховых учреждений с участием государственного капитала.

Для реализации данных задач необходимо как полное выполнение уже имеющейся Федеральной целевой программы «Юг России», так и составления новых, ориентированных на данный субмакрорегион.

Выделено несколько факторов, способствующих росту транзакционного сектора как в Южном макрорегионе, так и Российской Федерации в целом. В основном увеличение объемов транзакционного сектора происходило за счет увеличения торгового подсектора, а в частности, сектора розничной торговли и услуг. На этот процесс оказывали влияние факторы экстенсивного характера: во-первых, рост доходов хозяйствующих субъектов, который приводит к увеличению спроса на товары и услуги; во-вторых, появление и рост ассортимента и объемов новой продукции бытового и производственного назначения. К факторам интенсивного характера можно отнести рост значения и доступности услуг кредитно-финансовой сферы. Но все же полноценное развитие транзакционного сектора возможно при равномерном росте его трех подсекторов.

Для эффективного развития транзакционного сектора, а значит и всей экономики, необходимо наличие развитой совокупности следующих отраслей торгового подсектора: предприятий оптовой торговли, транспортной инфраструктуры, а также финансового подсектора.

Для преодоления экономического отставания ЮФО, все субъекты которого в той или иной степени дотационны, необходимы постоянный приток инвестиций и ускоренное промышленное развитие. А это возможно только при развитости инфраструктурной отрасли и финансового подсектора.

По объемам вводимого жилья округ входит в тройку лидеров среди федеральных округов — по итогам 2006 года здесь сдано 7 588 тыс. кв. м жилой площади.

Транзакционный сектор Южного федерального округа развивается в соответствии с общероссийскими тенденциями, но со своими специфическими особенностями, обусловленными географическим положением и этноэкономическими факторами. Этот округ имеет наименее мощную экономику из всех европейских округов России. Особенности экономики ЮФО наиболее существенно проявляются в объемных показателях: в расчете на душу населения промышленной продукции в округе выпускается в 2,3 раза меньше, чем в среднем по России; отраслевой структуре: объем продукции аграрного комплекса превышает среднероссийский показатель, и территориальной организации производства, значительная территориальная неоднородность экономики, отчетливо выраженный отрицательный градиент промышленного развития с севера на юг.

Но у Южного федерального округа имеется ряд естественных преимуществ для развития транзакционного сектора: выгодное экономико-географическое положение благодаря близости как зарубежных и российских экономических регионов; высокая плотность населения, наличие рекреационных ресурсов; непосредственное прилегание к территории крупных морских и речных бассейнов, наличие довольно густой сети железных и автомобильных дорог, трубопроводов, речных и морских путей. Все это является важным условием развития транспортной инфраструктуры.

Одним из недостатков экономики данного региона является дифференциация экономического развития субъектов, входящих в Южный федеральный округ. На современном этапе стало ясно, что необходимо разработать концепцию развития макрорегионов, благодаря которой можно будет определить наиболее эффективные пути развития субъектов Российской Федерации.

Но все же назрела необходимость более точного разделения субъектов на макрорегионы. По критерию «уровень развития транзакционного сектора» регионы ЮФО ранжируются на три субмакрорегиона: сбалансированный (Краснодарский край и Ростовская область); интенсивный (Волгоградская область, Ставропольский край и Республика Дагестан); и экстенсивный (Астраханская область, Республика Северная Осетия — Алания, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Ингушетия, Республика Калмыкия, Республика Адыгея, Чеченская республика).

Сбалансированный субмакрорегион является наиболее мощными экономическим центром Южного федерального округа. Здесь сосредоточена наибольшая доля промышленности Юга России. Несмотря на доминирующее положение трансформационного сектора, в субъектах, относящихся к исследуемому макрорегиону, высоко развит транзакционный сектор. Как и в других регионах Российской Федерации, наибольшую долю транзакционного сектора в данных субъектах ЮФО занимают предприятия торгового подсектора. С точки зрения качества развития этого подсектора, данный субмакрорегион занимает лидирующее положение. Здесь также широко представлены предприятия розничной торговли, что характерно для подавляющего большинства регионов Российской Федерации, но также сильны позиции предприятий оптовой торговли, транспорта и связи. Развитость этих отраслей является предпосылкой для дальнейшего экономического роста, так как регионы с развитой инфраструктурой являются более привлекательными для иностранных и внутренних инвестиций в трансформационный сектор экономики.

Развитие финансового подсектора рассматриваемого субмакрорегиона также опережает другие субъекты Южного федерального округа. Здесь широко представлены все составляющие данного подсектора: банки, страховые организации, пенсионные фонды. В регионе представлены как крупные общероссийские, так и местные финансовые структуры. Это, прежде всего, связано со схожестью экономики с общероссийской экономической системой, наличием широкой клиентской базы (промышленные и сельскохозяйственные производители, крупные города и т. д.). Главными проблемами финансового подсектора являются специфические проблемы данной отрасли:

* слабость системы банковского регулирования и надзора, недостаток политической воли к проведению банковской реформы;

* высокая концентрация субъектов данного подсектора;

* доминирование одного крупного субъекта исследуемого подсектора (ОАО КБ «Сберегательный банк России»);

* риски, связанные с непрозрачной и концентрированной структурой собственности;

* значительная концентрация кредитных портфелей, ресурсной базы и источников доходов;

* неустойчивость показателей прибыльности, обусловленная высокой концентрацией бизнеса и высоким удельным весом доходов от торговых операций;

* высокая нагрузка на банковский капитал, обусловленная быстрым ростом активов.

Но для сбалансированного субмакрорегиона основной проблемой финансового подсектора является концентрированность его субъектов в крупных городах, что делает их услуги труднодоступными большинству сельскохозяйственных производителей, которые играют важную роль в экономике, как Краснодарского края, так и юга Ростовской области.

Ситуация в субмакрорегионе с интенсивным развитием транзакционного сектора кардинальным образом не отличается от экономической ситуации в сбалансированном субмакрорегионе. Исторически специализация регионов, относящихся к данному субмакрорегиону выглядит следующим образом: Волгоградская область — промышленно-аграрный регион, Ставропольский край — аграрно-промышленный регион, Республика Дагестан — аграрный регион. Но, несмотря на то, что в этих субъектах доминирует трансформационный сектор, в них бурно развиваются транзакционные отрасли.

Такая ситуация близка по своей сути к динамике транзакционного сектора как в сбалансированном субмакрорегионе, так и к общероссийским тенденциям. Эти субмакрорегноны можно объединить для разработки федеральных целевых программ.

К субмакрорегиону с экстенсивным развитием транзакционного сектора относятся следующие субъекты: Астраханская область, Республика Калмыкия, Северная Осетия, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Республика Адыгея, Чеченская республика. Эти субъекты, за исключением Астраханской области, характеризуются слаборазвитой экономикой. Доля этих республик в ВРП округа незначительна. Также данный субмакрорегион характеризуется дотационностью экономики и отсутствием источников развития налоговой базы.

По развитию транзакционного сектора эти субъекты находятся на последнем месте в ЮФО. Для преодоления данного явления как говорилось ранее, Правительством Российской Федерации была разработана Федеральная целевая программа «Юг России», нацеленная на повышение благосостояния и качества жизни населения республик и обеспечивающая сокращение их отставания от среднероссийского уровня. Для реализации этой цели необходимо решить следующие задачи:

* снять инфраструктурные ограничения для развития экономики региона (на федеральном, региональном и местном уровнях);

* обеспечить развитие на территории республик Юга России туристско-рекреационного комплекса, промышленного и агропромышленного комплексов, обеспечивающих высокие темпы экономического роста, увеличение доходов населения;

* повысить доступность и качество социальной инфраструктуры на региональном и местном уровнях;

* повысить уровень занятости населения.

Как можно увидеть из задач предложенной программы, Правительство Р Ф осознает важность развития транзакционного сектора на Юге России, а именно его инфраструктурной составляющей, как основы для развития экономики в целом.

Если говорить о развитии транзакционного сектора, то в этом формирующемся субмакрорегионе, он очень слабо развит. Статистические данные говорят о его высокой доле, но это свидетельствует лишь о слабости развития трансформационного сектора. Также, несмотря на положительную динамику информационного и финансового подсекторов, нельзя говорить об их качественном росте, здесь любое положительное движение вперед дает резкий процентный рост.

Последствием неразвитости транзакционного сектора данного субмакрорегиона является его низкая инвестиционная привлекательность. Это также обусловлено сложившимися представлениями о высоких экономических и социальных рисках на Северном Кавказе, наличием административных барьеров, дефицитом квалифицированных кадров. Полноценное и разноплановое развитие транзакционного сектора в этом регионе поможет преодолеть барьеры на пути роста экономики ЮФО.

Развитие туристско-рекреационного комплекса

Одним из приоритетов Программы является обеспечение государственной поддержки рекреационного комплекса как одной из ведущих составляющих экономики юга России, создание условий для его конкурентоспособности как на внутреннем, так и на мировом рынке.

С учетом имеющихся ресурсных предпосылок, специализации рекреационного комплекса и тенденций на рынке основным направлением является развитие разнообразных видов туризма: лечебного, оздоровительного, спортивного и др.

Наличие в регионе протяженных морских побережий и уникальных горных ландшафтов, а также обширной бальнеологической базы предопределяет благоприятные возможности для развития оздоровительного туризма, в том числе в предгорных и горных зонах Северного Кавказа (включая развитие курортного комплекса в районе Красной Поляны). Развитие этого вида туризма предполагает реконструкцию всей сложившейся системы инфраструктуры. Программой предусматривается дальнейшее развитие юга России как региона санаторно-курортного лечения. Целесообразность развития данного направления связана с возможностью использования уникальной бальнеологической базы, а также сложившейся сети разнопрофильных локальных санаторно-курортных комплексов, в совокупности насчитывающих более 80 тыс. мест. В стратегической перспективе санаторно-курортная база на юге России должна получить дальнейшее развитие. При этом определенное внимание уделяется реконструкции и развитию таких традиционных центров санаторно-курортного лечения, как Кавказские Минеральные Воды, Сочи, Нальчик, Каякент, Талги, Горячий Ключ и др.

Ландшафты Северного Кавказа и его морские побережья перспективны для развития различных видов спортивного туризма, которое во многом сдерживается неудовлетворительным уровнем технической оснащенности поисково-спасательных служб и отсутствием необходимой инфраструктуры.

Регион благоприятен для развития делового туризма. Его центрами могут стать как наиболее развитые туристско-рекреационные ареалы (г. Сочи, Кавказские Минеральные Воды), так и важнейшие административные, хозяйственные и культурные центры (г. г. Ростов-на-Дону, Волгоград, Краснодар).

Юг России располагает обширным и разнообразным культурно-историческим потенциалом, представленным памятниками разных эпох, литературно-мемориальными и историко-культурными музеями, природоведческими объектами, что определяет перспективы для развития познавательных видов туризма.

Стратегия развития туристско-рекреационного комплекса предусматривает реализацию имеющегося потенциала юга России как на традиционно привлекательных территориях (г. Сочи, Кавказские Минеральные Воды, Приэльбрусье и др.), так и на территориях, оказавшихся на периферии современных рекреационных потоков. В своей основе эта стратегия предусматривает выделение трех основных групп в соответствии с конкурентоспособностью на рынке туристических услуг, а также с инфраструктурными, экологическими и иными условиями.

К первой группе относятся наиболее привлекательные курорты Краснодарского и Ставропольского краев, Карачаево-Черкесской Республики и Кабардино-Балкарской Республики (г. г. Сочи, Анапа, Туапсе, Геленджик, Кавказские Минеральные Воды, район Приэльбрусья, пос. Теберда, пос. Архыз, пос. Домбай и др.). Государственная поддержка должна быть направлена в первую очередь на реконструкцию и развитие инфраструктуры на этих территориях.

В частности, Программой предусматривается приоритетная государственная поддержка развития санаторно-курортного и туристско-рекреационного комплекса особого эколого-курортного региона Кавказских Минеральных Вод, располагающего уникальной бальнеологической базой и мощной инфраструктурой, позволяющей обеспечить одновременный прием более 36 тыс. отдыхающих.

Вторая группа объединяет территории, недостаточно вовлеченные в туристско-рекреационную деятельность (Республика Калмыкия, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области, каспийское побережье и некоторые участки черноморского побережья и др.). Их освоение предполагает финансовую поддержку развития инфраструктуры на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Третья группа объединяет неконкурентоспособные из-за близости к очагам социально-политической нестабильности территории (Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания). Необходимо прямое финансовое участие федерального центра в реконструкции и завершении ранее начатого строительства курортно-рекреационных объектов, которые в дальнейшем будут являться базой для развития рекреационного комплекса этих территорий.

Для выявления возможностей и перспектив развития транзакционного сектора Южного федерального округа был выполнен анализ.

В первом блоке анализа для Южного федерального округа исследованы два субмакрорегиона — сбалансированный (Краснодарский край и Ростовская область) и интенсивный (Волгоградская область, Ставропольский край и Республика Дагестан.

К силам данных субмакрорегионов относятся факторы географического, инфраструктурного и производственного характеров:

1. Географические факторы:

* географическое положение Краснодарского края и Ростовской области — они расположены на пути важного транспортного коридора «Балтика-Центр-Черное море», имеют выход к Черному морю;.

* естественные географические преимущества Волгоградской области, Ставропольского края и Республики Дагестан: расположение на пути международного транспортного коридора «Север-Юг», связь через две крупнейшие реки Европейской части Р Ф Дон и Волгу с речным транспортом с другими экономическими регионами страны; выход к Каспийскому морю;

2. Инфраструктурные факторы:

* наличие нескольких крупных транспортных узлов Ростов-на-Дону, Краснодар, Батайск, Новороссийск, Туапсе, Волгоград, Ставрополь, Минеральные воды, Махачкала;

* наличие двух международных аэропортов в Ростове-на-Дону и Краснодаре;

* наличие портов: Новороссийск, Геленджик, Темрюк;

* густая сеть автомобильных и железных дорог.

3. Производственные факторы:

* мощный трансформационный сектор (как промышленный, так и сельскохозяйственный);

* развитый транзакционный сектор: широко представлены предприятия розничной торговли, сильны позиции предприятий оптовой торговли, транспорта и связи, широко представлены все составляющие финансового подсектора: банки, страховые организации, пенсионные фонды.

Но так же имеются и слабости данных субмакрорегионов можно также разделить на инфраструктурные, географические и производственные:

1. Географические слабости: наличие границ с регионами и государствами с нестабильной политической обстановкой.

2. Инфраструктурные слабости: изношенность объектов инфраструктуры и ее несоответствие мировым стандартам; недостаточность и отсутствие многих инфраструктурных объектов (дорог, аэропортов и т. д.), необходимых для полноценного развития экономики; удаленность и труднодоступность некоторых территорий (Заволжье, горные районы Дагестана и т. д.).

3. Производственные слабости: концентрированность объектов финансового, информационного и торгового подсекторов в крупных городах; изношенность основных фондов предприятий трансформационного и транзакционного секторов; отсутствие многих транзакционных предприятий, необходимых для развития.

К благоприятным возможностям развития транзакционного сектора данных субмакрорегионов относятся:

1. Всестороннее развитие экономических связей с приграничными государствами, макрорегионами и субъектами РФ.

2. Качественное развитие транспортных коридоров, проходящих через исследуемые макрорегионы.

3. Модернизация имеющихся и появление новых инфраструктурных объектов.

4. Развитие субъектов финансового и информационного подсекторов, которые нацелены на облегчение функционирования и развития субъектов трансформационного сектора.

К угрозам развития транзакционного сектора исследуемых субмакрорегионов относятся:

1. Недооценка правительством перспектив развития транзакционного сектора.

2. Перенос в другие регионы некоторых транспортных объектов (например, газопроводов из Туркмении в Европу).

3. Концентрация в процессе развития объектов транзакционного сектора в крупных городах.

4. Возникновение военных и межэтнических конфликтов на границах данных макрорегионов.

5. Неравномерное развитие объектов транзакционного сектора. На основе представленных блоков анализа были разработаны четыре группы стратегий для развития транзакционного сектора. Наиболее подходящей группой стратегий для данного субмакрорегиона являются стратегии слабости — возможности. Их суть состоит в минимизации слабостей и максимизации возможностей. Для этой цели необходимо решить следующие задачи:

1. Строительство объектов при поддержке средствами федерального бюджета.

2. Поддержка государством методами налоговой и бюджетной политики развития субъектов транзакционного сектора.

3. Создание благоприятных условий для привлечения иностранного банковского капитала на российский рынок.

Для реализации представленных задач необходима разработка новых федеральных целевых программ, нацеленных именно на качественное развитие транзакционного сектора для повышения инвестиционной привлекательности представленного субмакрорегиона.

Анализ перспектив развития транзакционного сектора для регионов, отнесенных нами к формирующемуся субмакрорегиону (Астраханская область, Республика Калмыкия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Республика Адыгея, Республика Ингушетия), выявил следующие особенности.

К силам данного субмакрорегиона можно отнести:

* наличие рекреационных ресурсов;

* благоприятные климатические условия.

К слабостям данного субмакрорегиона относятся следующие факторы:

* невыгодное географическое положение: в большинстве своем республики расположены в гористой местности, что отрицательным образом сказывается на развитии производственной инфраструктуры;

* слабо развитый трансформационный сектор;

* этнокультурные особенности подавляющего большинства населения республик: особым образом сложившаяся этноэкономика, препятствующая развитию многих отраслей транзакционного сектора, а также разрозненность этнических групп, проживающих в представленном макрорегионе;

* наличие границ с государствами с нестабильной политической обстановкой.

Благоприятными возможностями развития транзакционного сектора исследуемого субмакрорегиона являются:

* формирование рекреационной базы для различных видов туризма;

* более качественное развитие сельского хозяйства, что повлечет модернизацию обслуживающих отраслей;

* всеобъемлющее сотрудничество с другими субъектами ЮФО.

К угрозам для развития транзакционного сектора относятся:

* ненадлежащее выполнение ФЦП «Юг России»;

* межэтнические конфликты как в самих республиках, так и в приграничных государствах;

* взаимная изоляция республик, входящих* в данный макрорегион.

Для преодоления экономического отставания ЮФО, все субъекты которого в той или иной степени дотационны, необходимы постоянный приток инвестиций и ускоренное промышленное развитие. А это возможно только при развитости инфраструктурной отрасли и финансового подсектора.

Структуры инвестиций в основной капитал крупных и средних организаций по источникам финансирования показывает, что в Южном федеральном округе, аналогично большинству других российских регионов, капитальные вложения осуществляются преимущественно за счёт привлечённых средств.

Единственным регионом ЮФО, где инвестиционные проекты финансируются большей частью из собственных средств, является промышленная Волгоградская область. В 2011 году, наряду с Волгоградской областью, аналогичная ситуация сложилась в Калмыкии (соответственно 62,1 и 55 процентов). В Краснодарском крае, Ростовской области и Калмыкии от 22 до 29 процентов составляли инвестиции за счёт бюджетных средств, в которых преобладали средства федерального бюджета.

Важным резервом ускорения экономического роста являются иностранные инвестиции. В 2011 году, по предварительным итогам, в Южный федеральный округ из-за рубежа поступило 3609,3 млн. долларов иностранных инвестиций. Иностранные инвестиции в 2011 году (в% к общему объему по РФ).

транзакционный рекреационный бизнес российский

По данным организаций, представивших статистическую отчетность, без учета органов денежно-кредитного регулирования, коммерческих банков, включая рублевые поступления, пересчитанные в доллары США.

В видовой структуре иностранных инвестиций основная часть (85%), как и в целом по России, приходится на прочие инвестиции (торговые, прочие кредиты), доля прямых инвестиций составляет 14,8% (12% - по РФ), портфельных — менее одного процента. Среди регионов округа доля прочих инвестиций колеблется от 54,3% в Адыгее до 92,6% в Ростовской области.

В разрезе видов деятельности более двух третей иностранных инвестиций ЮФО направлены в обрабатывающие производства, что главным образом определяется значительным объемом поступлений в Ростовскую область, возросшим по отношению к 2010 году в 1,7 раза.

Далее по убывающей следуют поступления в организации, осуществляющие деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг, а также в организации транспорта и связи.

Рост поступлений иностранных инвестиций в торговый бизнес отмечен в 2011 году в Астраханской и Волгоградской областях.

Иностранные инвестиции по отдельным видам экономической деятельности в 2011 году.

Долгосрочные финансовые вложения наибольший удельный вес в Краснодарском крае (26,8%).

Анализ экономики крупного макрорегиона — Южного макрорегиона — показал, что по структурной динамике транзакционный сектор ЮФО соответствует общероссийским тенденциям: происходит смещение отраслевой структуры в сторону увеличения удельного веса транзакционного сектора и уменьшения доли трансформационного сектора. В то же время геополитическая и экономическая специфика макрорегиона обусловливают ряд специфических тенденций развития транзакционного сектора, обусловленных географическим положением и этноэкономическими особенностями, учет которых повышает степень корректности разрабатываемых стратегических направлений развития его субъектов.

Неравномерный уровень развития транзакционного сектора в ЮФО позволяет объединить его субъектов в три группы — регионы с равнозначным развитием трансформационного и транзакционного секторов, с бурно развивающимся ТС, со слаборазвитым ТС. Определение факторов, способствующих и препятствующих осуществлению хозяйственных трансакций в этих группах, в рамках анализа, позволило обосновать целесообразность выделения трех субмакрорегионов по признаку развитости транзакционного сектора (сбалансированный, интенсивный и экстенсивный) в рамках ЮФО и предложить стратегические направления их экономического развития.

Проанализировав ситуацию в Южном макрорегионе, можно прийти к выводу, что транзакционный сектор рос во многом благодаря факторам, которые применимы и к российской экономике:

Увеличение количества хозяйствующих субъектов, благодаря развитию предпринимательства, которые требуют наличия обслуживающих отраслей, координирующих их действия;

Рост реальных доходов хозяйствующих субъектов, что особенно актуально в последнее время;

Расширение ассортимента предлагаемых на рынке товаров и услуг;

Развитие кредитования, следствием чему является увеличение платежеспособного спроса, а, следовательно, рост торгового подсектора;

Реализация федеральных целевых программ;

Научно-технический прогресс.

Все эти факторы оказывали прямое влияние и на развитие транзакционного сектора ЮФО, в большей степени это влияние ощущали на себе сбалансированный (Краснодарский край и Ростовская область) и интенсивный (Волгоградская область, Ставропольский край и Республика Дагестан) субмакрорегионы. В меньшей степени влияли эти факторы на экстенсивный субмакрорегион.

Данную методику для деления и анализа регионов по принципу развитости транзакционного сектора можно применять для исследования и группировки регионов в других Федеральных округах. Это будет способствовать выработке более обоснованных Федеральных целевых программ по развитию транзакционных отраслей субъектов, которые, в свою очередь, окажут положительное влияние на инвестиционную привлекательность и увеличение темпов роста транзакционного сектора, а значит и экономики в целом.

Заключение

Проделав работу я сделал вывод, что транзакционный сектор играет важную роль в экономике страны. В данной работе исследуются проблемы транзакционного сектора, для того, чтобы обосновать необходимость большего внимания теоретиков и практиков к его развитию, как в национальной экономике, так и региональной экономической системе. Транзакционный сектор выступает ключевым фактором повышения инвестиционной привлекательности региона. В результате исследования были определены следующие положения.

Экономическая трансакция является базовым понятием в теории транзакционных издержек. Это взаимодействие, при котором происходит не только перераспределение прав собственности, но и изменение благосостояния участников. В процессе такого взаимодействия благо перемещается от одного экономического объекта к другому.

Если взять за критерий классификации рыночной трансакций благо, по поводу которого осуществляется взаимодействие, то их можно разделить на товарные, информационные и финансовые трансакции.

Была выдвинута гипотеза о разделении субъектов южного макрорегиона на три субмакрорегиона по признаку удельного веса транзакционного сектора в общероссийских показателях. В дальнейшем при рассмотрении масштабов и динамики таких показателей, как количество зарегистрированных предприятий транзакционного сектора, оборот оптовой и розничной торговли, оборот платных услуг, отдельные показатели деятельности кредитных и страховых организаций эта гипотеза нашла свое подтверждение. Был сделан вывод о целесообразности деления ЮФО на субмакрорегионы: субмакрорегион с развитым транзакционным сектором — Краснодарский край и Ростовская область; субмакрорегион с развивающимся транзакционным сектором.

— Волгоградская область, Ставропольский край, Республика Дагестан; субмакрорегион с неразвитым транзакционным сектором (экстенсивный) — Республика Адыгея, Республика Калмыкия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская республика, Республика Ингушетия, Астраханская область.

В процессе рассмотрения динамики транзакционного сектора Южного федерального округа были выявлены следующие тенденции его развития: в сбалансированном и интенсивном субмакрорегионах — рост масштабов транзакционного сектора, преобладание в структуре транзакционного сектора торгового подсектора, качественный рост финансового подсектора (при уменьшении количества субъектов, увеличение качественных показателей деятельности: страховых выплат, депозитов и кредитов); замирание развития информационного подсектора; в экстенсивном субмакрорегионе — замедленный рост транзакционного сектора в целом, замедление развития финансового подсектора и ликвидация многих его субъектов, преобладание в торговом подсекторе субъектов розничной торговли и упадок субъектов оптовой торговли и транспорта.

На основе проведенного анализа были выявлены факторы роста транзакционного сектора, как в Южном федеральном округе, так и в российской экономике: увеличение количества хозяйствующих субъектов, благодаря развитию предпринимательства, которые требуют наличия обслуживающих отраслей, координирующих их действия; рост реальных доходов хозяйствующих субъектов, что особенно актуально в последнее время; увеличение ассортимента предлагаемых на рынке товаров и услуг; развитие кредитования, следствием чему является увеличение платежеспособного спроса, а, следовательно, рост торгового подсектора; реализация федеральных целевых программ; научно-технический прогресс.

Следующим этапом исследования было проведение анализа перспектив развития транзакционного сектора субмакрорегионов Южного федерального округа, в результате которого были выявлены сильные и слабые стороны, возможности и угрозы развития транзакционного сектора и предложены стратегии для развития этого сектора экономики.

Список литературы

1. Олейник А. Н. Институциональная экономика. Учебное пособие // Вопросы экономики. 1999. № 1−12.

2. Дуглас Норт, институты, институциональные изменения и функционирование экономики. — М., 1997. С. 45.

3. Радаев В. В. Российский бизнес: структура транзакционных издержек // Общественные науки и современность. 1999. № 6. С. 32−38.

4. Карпов, Ю. А. Состояние транзакционного сектора Южного Федерального округа. / Ю. А. Карпов // Вестник Волгоградского Государственного университета. — Серия 3. Экономика. Экология. — № 1 (12). — 2008 г. — Изд-во ВолГУ, 2008. — 0,24 п. л.

5. Карпов, Ю. А. Дифференциация развития транзакционного сектора в Южном федеральном округе. / Ю. А. Карпов // Интеграл. — № 5. — 2008. — 0,13 п. л.

6. Карпов, Ю. А. Состояние транзакционного сектора Южного Федерального округа. / Ю. А. Карпов // Вестник Волгоградского Государственного университета. — Серия 3. Экономика. Экология. — № 1 (12). — 2008 г. — Изд-во ВолГУ, 2008. — 0,24 п.л.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой