Пенитенциарная политика советского государства в 1928-1934 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
218


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. Процессы демократизации всех сфер общественной жизни Российской Федерации, формирование основ правового государства способствовали тому, что внимание научных кругов, широкой общественности все в большей степени стали привлекать проблемы разработки и реализации пенитенциарной политики. Это было неизбежно в связи с тем, что в российском обществе на рубеже XX—XXI вв. резко возросло значение социально-правовых ценностей, среди которых на первое место были поставлены права и свободы человека и гражданина.

Ценности гражданского общества обуславливают приоритет прав человека, необходимость соблюдения которых распространяется и на места лишения свободы, что получило свое юридическое закрепление в нормах Конституции Р Ф и Уголовно-исполнительного кодекса РФ. С учетом интересов личности осужденных и справедливого отношения к ним Уголовно-исполнительный кодекс РФ определил основные принципы исполнения уголовных наказаний: законность, гуманизм, демократизм, равенство осужденных перед законом, дифференциация и индивидуализация исполнения наказаний, рациональное применение мер принуждения, соединение наказаниях исправительным воздействием.

Однако процессы строительства основ правового государства, в том числе, обновления пенитенциарной политики потребовали глубокого переосмысления не только современных реалий, но и обращения к исторической традиции развития российской пенитенциарной системы. Это во многом объяснялось тем обстоятельством, что система учреждений, обеспечивающих наказание, изоляцию и исправление преступников, выступая, с одной стороны, как чрезвычайно консервативная сфера, с другой — довольно существенно изменяла свой облик, отражая глубокие перемены в характере социально-экономического и политического строя. В данной связи осмысление исторического опыта трансформации российской пенитенциарной системы представляет большой интерес как в плане извлечения уроков, полезных для ее реформирования в современных условиях, так и в контексте изучения истории страны в целом.

В целом сегодня вполне ясно, что современный уровень состояния пенитенциарной системы, а также правового статуса осужденных не обособлен от прошлого. Чтобы определить современное состояние системы, правовой статус осужденных к лишению свободы, нужно знать, как они формировались, какие основные этапы прошли в своем развитии, какие причины влияли на образование составляющих их элементов. При этом важно правильно оценить всю совокупность исторических факторов, характеризующих политическую, правовую, экономическую и социальную деятельность государства в сфере уголовно-исполнительной политики.

В контексте решения отмеченной задачи особенно актуальным представляется обращение к истории государственной пенитенциарной политики в 20−30-е годы, обусловившей возникновение обширной, практически не имеющей аналогов в мировой истории тюремно-лагерной сети, получившей всемирную известность под названием & laquo-ГУЛАГ»-.

В плане характеристики актуальности избранной проблематики отметим также еще и то обстоятельство, что, несмотря на заметное в последние годы продвижение вперед в вопросах соблюдения международных рекомендаций в пенитенциарной сфере, положение уголовно-исполнительной системы России остается довольно сложным, а среди специалистов, исследователей наблюдается серьезный разнобой взглядов по вопросам развития пенитенциарного дела в России.

Анализ историографии проблемы позволяет выделить два основных периода в ее развитии. Первый из них относится к концу 20-х -80-м годам XX в. Второй охватывает 90-е годы, а также начало нынешнего столетия. В свою очередь, в их рамках можно выделить отдельные, довольно специфические этапы.

В частности, для первого периода можно выделить этапы 1928 — ср. 1930-х годов, середины 30-х — начала 50-х годов, середины 50-х — конца 80-х годов. На начальных этапах, вплоть до середины 50-х годов, в силу ряда причин, изучение проблем истории становления и развития советской пенитенциарной системы относилось к разряду многочисленных & laquo-закрытых»- тем и находилось на периферии научного поиска. Тем не менее, в советской историографии, несмотря на очевидную закрытость проблематики, в 1928 — середине 1930-х годов были подготовлены довольно интересные работы как по проблемам социалистической законности в целом, так и по различным аспектам деятельности советской исправительно-трудовой системы — в частности.

Соответственно для начального этапа, первое, выделенное нами, направление в историографии проблемы составили работы общего плана, характеризующие советскую правоохранительную политику в целом и имеющие в основном вспомогательное значение.

В данном контексте, прежде всего, нельзя обойти вниманием блок теоретических трудов, связанных с вопросами законотворчества и проведения советской уголовной политики.1 Наряду с этим, большой интерес представляют практически ориентированные работы, поднимавшие тему поддержания режима социалистической законности. В данном массиве уже в 20-е годы появляются работы, посвященные политическим репрессиям. Их отличительной особенностью являлся

1 Эстрин А. Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933- Эстрин, А .Я. Уголовное право СССР и РСФСР. М., 1931- Крыленко Н. В. Реформа уголовного кодекса. М., 1929- Исаев М. М. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. M. -JL, 1927- Пионтковский А. А. Формы уголовного права периода пролетарской диктатуры // Основы и задачи советской уголовной политики. М., 1929 и др. публицистический характер. 2 Впрочем, в некоторых из них конкретизировались причины массовых репрессий, обстоятельства привлечения к ним ряда государственных учреждений и объектов преследований, также разъяснялись & laquo-необходимость»- и & laquo-правильность»- разоблачения & laquo-врагов»- и осуждение их в духе & laquo-революционной законности& raquo-. 3

Особый массив литературы в конце 20-х — 30-е годы составили публикации, посвященные политике ликвидации кулачества как класса. Как правило, они представляли собой статьи партийных деятелей, организаторов и руководителей проведения раскулачивания, публицистов, журналистов, пытавшихся подробнее рассказать о новой политике партии, обосновать ее необходимость. Среди произведений партийных руководителей4 наиболее интересными являются работы В. М. Молотова, возглавлявшего комиссию по подготовке ликвидации кулачества как класса, и А. А. Андреева, руководившего работой комиссии по проведению раскулачивания в 1931—1932 годах. Из журналистских работ наиболее фактологически насыщенными были брошюры и книги А. Ангарова, С. Силаева, М. Корнеева и др.5 Однако нужно отметить, что в конце 20-х — середине 30-х годов работы по теме

2 Ширвинд Е. Вопросы судебно-карательной политики на XV съезде ВКП (б) // Советское право. 1928. № 1- Стучка П. Революционная законность (итоги и перспективы) // Советская юстиция. 1930. № 10- Крыленко Н. В. О революционной законности. М., 1932- Вышинский А. Я. Законность революционная. Большая Советская Энциклопедия. Т. 26. М., 1933. С. 86- Его же: Советский уголовный процесс. М., 1938- и др.

3 Крыленко Н. В. На борьбу с вредительством. М., 1930- Формы классовой борьбы на данном этапе. М., 1933- Вышинский А. Я. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры. М., 1938 и др.

4 Андреев А. А. На путях подъема и социалистической реконструкции сельского хозяйства. Статьи и речи. 1928−1930. Ростов-н/Д, 1930- Варейкис И. М. О сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Воронеж, 1930- Хатаевич М. М. О ликвидации кулачества как класса. Самара, 1930: Эйхе Р. И. Ликвидация кулачества как класса. Новосибирск, 1930- Молотов В. М. В борьбе за социализм. М., 1934.

5 Ангаров А. Классовая борьба в советской деревне. М., 1929- Силаев С. Классовая борьба в деревне и хлебозаготовки. М., 1930- Корнеев М. Вторая пятилетка и уничтожение классов. М., 1932 и др. раскулачивания еще не приобрели характера исторического исследования. Их ценность состоит в фиксации фактических данных, а также в отражении духа эпохи. В данной связи привлечение данных работ было обусловлено их несомненной источниковедческой ценностью.

Особый блок в рамках первого направления составили чрезвычайно интересные работы, в которых нашла свое отражение практическая деятельность правоохранительных органов по пресечению антиобщественных явлений, в т. ч. обобщение опыта практической работы. 6

Второе направление историографии мы связываем с трудами, посвященными непосредственно анализу особенностей советской пенитенциарной политики и содержавшими ценные фактические сведения и даже новые методологические подходы. Уже на рубеже 20−30-х годов в России появлялось немало таких работ. В частности, здесь следует отметить весьма прогрессивный для своего времени труд Б. С. Утевского, посвященный теоретическим и практическим проблемам советской пенитенциарии. 7

Вместе с тем, в целом для литературы данного времени было характерным, с одной стороны, обращение к текущим пенитенциарным о проблемам, показ особенностей советской пенитенциарной модели, а с другой — нацеленность на популяризацию пенитенциарной политики, 9 решение агитационно-пропагандистских задач.

В гораздо большей степени отмеченная проблематика приковывала внимание зарубежных исследователей, прежде всего, русских

6 Герцензон А. А. Борьба с преступностью в РСФСР. М., 1928- и др.

7 Утевский Б. С. Советская исправительно-трудовая политика. М., 1934.

8 Кесслер М. Задачи и методы производственно-хозяйственной деятельности в местах заключения. Доклад на 1 Всесоюзном совещании пенитенциарных деятелей. М., 1928- Сизов С. К. Дореволюционная тюрьма и советский исправительно-трудовой дом. Армавир, 1928 и др.

Авербах Л. И. От преступления к труду. М., 1936- Беломоро-Балтийский канал. М., 1934 и др. эмигрантов. 10 В частности, одной из первых работ, привлекших внимание общественности, стали книга И. Л. Солоневича & laquo-Россия в концлагере& raquo-, выдержавшая в 30-е годы за границей несколько изданий. В книге, основанной на личных наблюдениях и впечатлениях, дается колоритная характеристика царивших в советских лагерях порядков, состояния режима, злоупотреблений администрации и т. д. 11

Серьезным исследованием, не утратившим своей актуальности и в наши дни, стала вышедшая в Лондоне после Великой Отечественной войны книга известных эмигрантов Д. Далина и Б. Николаевского & laquo-Принуди

1 ^ тельный труд в СССР& raquo-. «В ней авторы показали, что карательная политика в Советском Союзе развивалась в направлении все большего ужесточения, становилась едва ли не единственным и основным рычагом решения экономических задач, а труд лишенных свободы приобретал все больший размах.

И в последующем русские эмигранты, нередко имевшие личный опыт пребывания в сталинских лагерях неоднократно обращались к пенитенциарной проблематике. В данной связи особо выделим капитальный труд А. И. Солженицына (как он его сам озаглавил — & laquo-опыт художественного исследования& raquo-) & laquo-Архипелаг ГУЛАГ& raquo-. Автор, пройдя школу ГУЛАГа, сам испытал все стороны лагерной жизни, на себе почувствовал исполнение режимных требований.

Заметим, что в 1940-е — 1980-е гг. прошлого столетия история советских ИТУ продолжала активно исследоваться западными учеными, как

10 Киселев-Громов Н. И. Лагеря смерти в СССР. Шанхай, 1936- Артемьев В. П. Режим и охрана исправительно-трудовых лагерей МВД. Мюнхен, 1956- Шварц С. Рабский груд в СССР: статистика рабского труда// Социалистический вестник. 1951. № 12- Яковлев Б. А. Концентрационные лагеря в СССР. Лондон, 1983- Семенов Н. Советский суд и карательная политика. Мюнхен, 1952- Tchernavin V. I speak for the Silent Prisoners of the Soviets. London, 1939- и др.

11 Солоневич И. Россия в концлагере. Б. Айрес, 1936- Солоневич И. Л. Полное собрание сочинений. Буэнос Айрес, 1956.

12 Dalin D. Nikolaevsky В. Forscd Labour in the USSR. London, 1947. специально, так и в рамках изучения периода сталинских репрессий. 13 Довольно ценные для своего времени, к сожалению, они не отличались адекватной фактологической насыщенностью и, кроме того, оставались в русле довоенной антисоветской традиции, неизбежно усиленной и закрепленной условиями холодной войны, что в полной мере характеризует литературу 60−80-х годов.

Что касается советской историографии, то ее анализ показывает, что до середины 50-х гг. в СССР практически не издавались научные работы, касающиеся советских исправительно-трудовых учреждений. Основная причина этого явления заключалась в том, что система мест лишения свободы в тот период стала предельно закрытой от общества, что, в свою очередь, объяснялось использованием властью исправительно-трудовых лагерей для решения экономических и политических задач соответственно за счет эксплуатации дешевого труда заключенных и изоляции & laquo-политически ненадежных& raquo- лиц. Деятельность исправительно-трудовых учреждений некоторым образом затрагивалась в основном в учебных пособиях, учебниках, в отдельных монографиях и статьях, преимущественно по советскому уголовному праву, книгах, пропагандирующих советскую исправительно-трудовую политику. 14

3 Cilfga A. The Russian Eni’gma. — London. 1940- Cliff Т. Stalinist Russia. Marxist Analysis. -London, 1955- Swianiewich S. Forced Labour and Economic Development/ An enquiry into the Experience of Soviet Industrialization. — London, 1965- Conquest R. Great Terror: Stalin’s Purge of the Thirties. — New York, 1968- Juviler P. Revolutionary Low and Order. Politics and Social Changes in the USSR. — New York, 1976- Conguest R. Kolyma. The arctic death camps. Oxford, 1979- Cohen S. Stalin Question. In: The Soviet Union Today. An interpretive guide. — Chicago, 1983 Jashy N. Labor and Output in Soviet Camps // Journal of Political Economy. 1951. Oct. P. 405−519- GULAG. The Documentary Map of Forsed Labour Camps in Soviet Russia. New York, 1951- и др.

14 История советского уголовного права. М., 1948- Карева М. П. Право и нравственность в социалистическом обществе. М., 1951- Маньковский Б. С. Проблема ответственности в уголовном праве. М., 1949- Пионтковский А. А. Сталинская Конституция и проект Уголовного кодекса СССР. М., 1947- Якубсон В. Р. Вопросы индивидуализации наказания // Вопросы уголовного права. М., 1945- Меньшагин В. Н. К вопросу об определении наказания по советскому уголовному праву // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. М., 1940- Курский Д. И. Избранные статьи и речи. М., 1948-

Таким образом, вопросы пенитенциарной политики советского государства освещались, как правило, в трудах по теории права и уголовному праву. В них в основном повторялись и комментировались положения, содержащиеся в программных установках КПСС. Причем и в последующем, несмотря на определенное изменение ситуации в СССР в годы & laquo-оттепели»-, тема по-прежнему привлекала внимание в основном специалистов в области исправительно-трудового права.

Ими занимались, в частности, Н. А. Стручков, Н. А. Беляев, В. П. Артамонов, А. Е. Наташев, И. В. Шмаров, М. Д. Шаргородский, Л. Г. Крахмальник и другие исследователи из различных городов страны. 15 В этих работах освещались многие аспекты развития исправительно-трудовой системы, в том числе затрагивались и исторические вопросы,

Якубович М. И. О правовой природе института условного осуждения // Советское государство и право. 1946. № 11 и др.

15 Ной И. С. Теоретические вопросы лишения свободы. Саратов, 1965- Ефимов М. А. Некоторые вопросы кодификации советского исправительно-трудового законодательства в свете решений XXI1 съезда КПСС // XXI1 съезд КПСС и вопросы государства и права. Свердловск, 1962- Ширвиндт Е. К. К сорокалетию исправительно-трудовой политики Советского государства. М., 1957- Беляев Н. А. Понятие советского исправительно-трудового права и основные принципы советской исправительно-трудовой политики. Вестник ЛГУ. 1958. № 5- Карпец И. И. Индивидуализация наказания. М., 1961- Андреев В. В. Усилить карательную сторону режима в тюрьмах // Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. Саратов, 1961- Беляев Н. А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. ЛГУ, 1963- Наташев А. Е. Неприемлемость & laquo-прогрессивной системы& raquo- отбытия лишения свободы // Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. Саратов, 1961- Стручков Н. А. Советское исправительно-трудовое право. М., 1961- Лосев М. П. Содержание заключенных в тюрьмах. М., 1957- Калинин В. Н., Утевский Ю. Б., Яковлев A.M. Советские исправительно-трудовые учреждения. М., 1960- Шаргородский М. Д. Наказание по советскому уголовному праву. М., 1958- Туманов Г. А. Роль режима лишения свободы в достижении задач уголовного наказания // Усиление борьбы с преступностью в свете требований программы КПСС. М., 1964- Крахмальник Л. Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. Саратов, 1963- Лашко В. О новом виде исправительно-трудовых учреждений // Советская юстиция. 1965. № 1- Шмаров И. В., Мелентьев М. П. Дифференциация исполнения наказания в исправительно-трудовых учреждениях. Пермь, 1971- Зубков А. И. Трудовое перевоспитание заключенных в советских исправительно-трудовых учреждениях и его правовое регулирование. Томск, 1970- Верещагин В. А. Формирование трудовой и социальной активности осужденных. М., 1984- Дедюхин В. В. Становление и развитие организации борьбы с преступностью в исправительно-трудовых учреждениях. М., 1984- и др. однако они в абсолютном большинстве работ не представляли предмета специального исследования.

В середине 1970-х гг. в Рязанской высшей школе МВД России была издана книга З. А. Астемирова & laquo-История советского исправительно-трудового права& raquo- 16. Здесь исторический материал также имел более узкую — правовую — направленность. Тем не менее, работа содержала немало историко-информационного материала, а также общих выводов, заслуживающего внимания. Автор, в частности, отмечал, что в & laquo-деятельность ИТУ протекала в обстановке широкого применения репрессий и сосредоточения значительного числа лиц в местах лишения свободы. Среди них было и определенное количество безвинно и несправедливо осужденных или подвергнутых репрессиям во внесудебном порядке& raquo-. И все же, что касается общих подходов к освещению недавней истории пенитенциарной системы, то в духе решений XX съезда КПСС они состояли лишь в признании отдельных фактов необоснованных репрессий, что, однако, & laquo-не могло изменить и не изменило природы советских исправительно-трудовых учреждений, стоящих на страже интересов трудящихся& raquo-. 17

В связи с указанной причиной исследователи изучали только те пласты российской пенитенциарной политики, которые власть считала возможным приоткрыть и, соответственно, разрешала обсуждать публично без политического и морального ущерба для себя. Соответственно, область научного поиска в истории пенитенциарной политики была достаточно ограниченной. Из поля зрения уходили существенные аспекты научной проблемы, например, использование труда осужденных для решения государственных экономических задач, что нередко выражалось в откровенной эксплуатации заключенных как

16 Астемиров З. А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975.

17 Исправительно-трудовое право. М., 1966. С. 13. бесплатной или дешевой рабочей силы- условия содержания в пенитенциарных учреждениях, которые зачастую не отвечали элементарным санитарно-бытовым требованиям и др. Как следствие, не удавалось выявлять объективные тенденции развития пенитенциарной политики, что, в свою очередь, затрудняло и по многим аспектам делало невозможным использование научных достижений для формирования стратегии государственного развития в целом.

Известный пробел в исследованиях истории советской пенитенциарной политики был отчасти заполнен общими работами по 18 истории МВД, правоохранительной деятельности в целом, чаще всего косвенно затрагивавшими интересующую нас проблематику. 19

Как исключение из правил можно расценивать художественные произведения А. И. Солженицына & laquo-Один день Ивана Денисовича& raquo- и воспоминания Б. Дьякова & laquo-Повесть о пережитом& raquo-, публикация которых в начале 1960-х гг. оказалась возможной в рамках хрущевской & laquo-оттепели»-. Их дополняли менее известные художественные произведения Алдан-Семенова, Шелеста, Горбатова. В этих работах нет открытой критики советской пенитенциарной политики, однако отдельные эпизоды свидетельствовали именно об этом. Вместе с тем следует иметь в виду, что в данных произведениях сильно сказывалось субъективное восприятие авторами той пенитенциарной действительности, в которой они оказались. Тем не менее, в известной степени, литераторы продвинулись в изучении проблем пенитенциарной политики дальше ученых.

18 Еропкин М. И. Развитие органов милиции в советском государстве. М., 1967- Киссис М. Т. Основные этапы советской милиции. М., 1965- Биленко С. В. Максименко Н.П. Этапы развития советской милиции. М.: МВД СССР, 1972- История советской милиции. В 2 т. М., 1977- История советской милиции. В 2 т. М., 1977- Советская милиция: история и современность. 1917−1985. М., 1987 и др.

19 См.: История органов внутренних дел Советского государства (вопросы по методологии и историографии). М.: Академия МВД СССР, 1981.

Новый этап в советской историографии связывается с либеральными изменениями в нашем обществе, начавшимися с рубежа 1980−1990-х гг. Под их влиянием наметился общий пересмотр основных концептуальных положений, определяющих фундаментальные теоретико-методологические характеристики рассматриваемого периода, началась разработка принципиально нового направления исследований,

20 связанного с изучением репрессивном политики советского государства. Вне всякого сомнения, в рассматриваемый период центральное место в литературе заняла именно тема репрессий. При этом в поле зрения исследователей оказался самый широкий круг лиц. 21

После первых горячих споров о масштабах репрессий и достоверности характеризующих их данных, 22 исследователи все более активно обращаются к конкретным проблемам пенитенциарной политики. Буквально взрывной интерес к проблемам советской пенитенциарии обнаружили, в частности, многочисленные научные конференции. 23 Данилов А. А. История инакомыслия в России. Советский период. Уфа, 1995- Стецовский Ю. История советских репрессий. Т. 1−2. М., 1997- Иванов В. А. Миссия ордена. Механизм массовых репрессий в советской России в конце 20-х-40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). СПб., 1997- Кириллов В. М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала. 1920−1950-е годы. 4. 1−2. Нижний Тагил, 1996- Некрасов В. Ф. Тринадцать & laquo-железных»- наркомов: История НКВД-МВД от А. И. Рыкова до Н. А. Щелокова (1917−1982 гг.). М., 1995- Уйманов В. Н. Репрессии. Как это было. (Зап. Сибирь в конце 20-х — начале 50-х годов). Томск, 1995- Власть и общество в СССР: политика репрессий (20−40-е гг.). Сб. статей. М.: ИРИ РАН, 1999- Павлов С. М. И наступит день.: Очерки о политических репрессиях против церкви. Кемерово, 2003- Наша общая горькая правда: историко-краевед. сб. Ханты-Мансийск, 2004- Глебов В. Г. Кровавый песок Дубровки — воронежцы в тисках НКВД. Воронеж, 2004- и т. д. г Книга памяти жертв политических репрессий. Ульяновская область. Ульяновск, 2001- Боль и память: Книга памяти жертв политических репрессий Владимирской области. Владимир, 2001- и др.

22 Цаплин В. В. Статистика жертв сталинизма в 30-е годы// Вопросы истории. 1989. № 4- Земсков В. Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР// Социс. 1995. № 9- Попов В. П. Государственный террор в советской России. 1923−1953гг. (источники и их интерпретация)// Отечественные архивы. 1992. № 2 и др.

23 Пенитенциарная преступность: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Владимир, 2003- Репрессии 1930-х

При этом в рамках второго периода произошло качественное переосмысление проблем разработки и реализации пенитенциарной политики в сталинскую эпоху, что показали уже первые & laquo-сенсационные»- статьи в центральной прессе, 24 а затем закрепили солидные монографические и диссертационные исследования. 25

В целом, с конца 80-х годов пенитенциарная проблематика привлекает все большее внимание отечественных ученых. В стране формируются крупные исследовательские центры, занимающиеся проблемами истории советской пенитенциарной политики. В частности, в Академии МВД СССР было подготовлено и защищено несколько кандидатских и докторских диссертации по истории советских ИТУ.

Особо выделим также работы исследователей Краснодарской академии МВД России, — И. В. Упорова, Л. П. Рассказова, A.M. Меликяна годов в Мордовии и их последствия. Материалы республиканской научно-практ. конференции, 27 мая 1998 г. Саранск, 2004. и др.

24 Земсков В. Н. & laquo-Архипелаг ГУЛАГ: глазами историка и публициста //Аргументы и факты. 1989. № 45- Кузьмин С. И. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши // Молодая гвардия. 1995. № 7- Дугин А. Н., Малыгин А. Я. Солженицын А.И., Рыбаков: технология лжи // Военно-исторический журнал. 1991. № 7- Дугин А. Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990. № 7 и др.

25 Гвоздкова Л. И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997- Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997- Детков М. Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 19 171 930 годов. М., 1992- Его же. Тюрьмы, лагеря и колонии (К 120-летию Главного тюремного управления России). М., 1999- Кузьмин С. И. Деятельность исправительно-трудовых учреждений (1936−1960 гг.). М., 1989- Рубинов М. В. Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918−1934 гг.: По материалам Урала. Дисс. канд. ист. наук. Пермь, 2000- Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие. Магадан, 2000- и др.

26 Белых Л. М. Развитие организационных форм участия общественности в деятельности исправительно-трудовых учреждений (1917−1933 гг.). М., 1989- Печников А. П. Становление организационно-правовых форм исправления и перевоспитания осужденных в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (октябрь 1917 — 1925 гг.). М., 1991- Асаналиев Т. Становление и развитее организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных в СССР (1917−1969 гг.). М., 1993- Ахмадеев Ф. Х. Становление режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917−1930 гг.). М., 1993. и др.

27 и др., в большей степени ориентированных на изучение именно исторических аспектов пенитенциарной проблематики. В частности, 0 здесь отметим докторские диссертации Л. П. Рассказова,& quot- в которых автор показывает как с рубежа 20−30-х годов расширились карательные функции ОГПУ, а затем и НКВД, которые Сталин и его окружение & laquo-подстраивали»- под политику & laquo-большого террора& raquo-.

Отличительной чертой историографии в рамках второго периода стало значительное расширение проблематики исследований. В частности, в это время появился огромный массив литературы, посвященной отдельным социальным группам, особенно раскулаченным

0Q

Базаров А., Шашков В. и др.), регионам и лагерям (Кириллов В. ,

ОЛ О 1

Козлов А., Мить А. и др.), тюрьмам. Очевидной новизной отличаются исследования посвященные борьбе заключенных с лагерным режимом

27 Упоров И. В. Пенитенциарная политика России в XVIII—XX вв. СПб, 2004- Рассказов Л. П. Дьяченко О.В. Упоров И. В. Органы госбезопасности и пенитенциарная политика советского государства в довоенный период: (1917−1941 гг.). Краснодар, 2003- Рассказов Л. П. Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. Краснодар, 1998- Упоров И. В. Социально-правовые аспекты уголовно-исполнительной политики советского государства в 19 301 960 гг. Краснодар, 2003- Упоров И. В. Исторический опыт формирования и реализации пенитенциарной политики России в XVIII—XX вв. Дисс. докт. ист. наук. М., 2001- и др.

28 Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно — командной системы в Советском государстве (1917 — 1941 г.г.). Уфа, 1994- Рассказов Л. П. Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП (б) (конец 20-х -1941гг.). Дисс.. докт. ист. наук. М., 2001.

29 Базаров А. А. Кулак и агрогулаг. Челябинск, 1991- Шашков В. Я. Раскулачивание в СССР и судьбы спецпереселенцев. Дисс. докт. ист. наук. М., 1995 и др.

30 Бацаев И. Д. Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах. В 2 ч. Магадан, 2002- Берлинских В. А. История одного лагеря (Вятлаг). М., 2001- Гвоздикова Л. И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса (30−40-е гг.). Кемерово, 1994- Козлов А. Г. Из истории колымских лагерей. Магадан, 1991- Кириллов В. М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала. 1920−1950-е годы. 4. 1−2. Нижний Тагил, 1996- Морозов П. А. ГУЛАГ в Коми крае, 1929−1956. Сыктывкар, 1997- Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, образование, колымский ГУЛАГ. Сб. статей. Магадан, 1996- Кукушкина А. Р. Акмолинский лагерь жен & laquo-изменников Родины& raquo-: история и судьбы. Караганда, 2002- Пайчадзе С. А. Издания БАМЛага ОГПУ-НКВД // Вторые Макушинские чтения. Томск, 1991 и др.

31 Базунов В. В. Тюрьмы НКВД-МВД СССР в карательной системе Советского государства. М., 2000- и др.

Морозов Н., Макарова А.). С первых работ здесь центральное значение для выяснения сущности сталинской пенитенциарной политики получила тема использования заключенных как дешевой рабочей силы. 33 Работы, посвященные вопросам экономического значения системы принудительного труда, использования труда заключенных составили целое направление.

Обширная литература, прежде всего, принадлежащая перу юристов, рассматривает вопросы режима содержания заключенных. 34 Причем ее отличает дискуссионность. В частности, много споров ведется по вопросу о взаимосвязи выбора места дислокации лагеря и режимными требованиями. В частности, М. Г. Детков утверждает, что требования по с обеспечению режима предопределяли место расположения лагеря. В то же время, по мнению других исследователей последнее определялось в первую очередь интересами производственно-хозяйственной деятельности, а уже само место расположения объективно создавало условия для установления соответствующего режима содержания контингента. 36

32 Сопротивление в ГУЛАГе / Материалы международной конференции. М., 1992- и др.

33 Хлевнюк О. В. Принудительный труд в экономике СССР (1929−1941гг.)// Свободная мысль. 1992. № 13- Бикметов Р. С. Спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса в 1930-е — середине 1950-х гг. Дисс. канд. ист. наук. Кемерово, 2000- Исаков В. М. Труд осужденных в исправительно-трудовых учреждениях Советского государства (1917−1990 гг.). М, 2000- Асаналиев Т. Становление и развитие организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных в СССР (1917−1969 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 1993- Еланцева О. П. Строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (30-е- начало 50-х годов). Исторический опыт. Дисс.. докт. ист. наук. Владивосток, 1996- и др.

34 Удодов А. Г. Правовое регулирование режима отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях Советского государства: 1929−1941 гг. Дисс. канд. юрид. наук. М., 2003-

35 Детков М. Г. Развитие системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в России: Автореф. дис. докт. юрид. наук.- М.- 1994. С. 5.

36 См. напр.: Христофорова Е. И. Режим в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР (1929−1941 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 2002.

Среди важных новых направлений исследований отметим также работы, посвященные отдельным категориям заключенных, различающимся по национальной37 и религиозной принадлежности. 38 Довольно много современные исследователи пишут об особенностях /- 39 ~ 40 воспитательной работы, пенитенциарнои психологии.

В зависимости от ситуации, отдельные проблемы периодически приобретают особенно острое звучание и вызывают оживленные споры. В их числе можно выделить споры последних лет по статистике репрессированных. 41

Некоторое значение для исследования имеет довольно обширная юбилейная литература, 42 в т. ч. по отдельным лагерям 43

Тема по-прежнему разрабатывается и в рамках истории советской милиции и госбезопасности, 44 органов юстиции 45 Особенно плодотворным

37 Куликов К. И. Дело Дело & laquo-СОФРИН»-. Ижевск, 1997- Корейцы — жертвы политических репрессий в СССР, 1934−1938. Кн.2. Пермь. 2002-

О Л

Гулаг: его строители, обитатели и герои: (Раскулачивание и гонение на Православную Церковь пополняли лагеря ГУЛАГа)// Под ред. И. В. Добровольского. 2-е изд. М.: Междунар. о-во прав человека Франкфурт/Майн, 2001. 453 е.- Голубцов С. А. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999- Вине Г. П. Тропою верности: (О П.Я. Винсе). СПб., 2003. 305 е. -

39 Хребтов В. И. & laquo-Цивилизованный»- ГУЛАГ: Генезис воспитательной работы с лицами, лишенными свободы, и сворачивание ее в современных условиях. М., 2002- Кузьмина О. С. Становление и развитие воспитательной системы исправительных учреждений советского государства: 20-е, 50-е, 70-е гг. Дисс. канд. пед. наук. М., 1994- Кузьмин М. А. Стимулирование правопослушного поведения заключенных в исправительно-трудовых лагерях посредством реализации поощрительных норм (1930−1956 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 1998- и др.

40 Поздняков В. М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. М., 2000- и др.

41 Дугин А. ГУЛАГ: кощунство арифметики // Криминальная хроника. 1991. N 7- Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 6- Земсков В. Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. № 4- Цаплин В. В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х гг. // Вопросы истории. 1991. № 4−5 и др.

42 Рубежи: К 75-летней годовщине уголовно-исполнительной системы Ставропольского края. Сборник. Ставрополь, 1997- Это нашей истории строки: 120 ГУИН: (Информационно-справочный сборник). Владивосток, 1999. 43 е. -

43 См. напр.: Учреждению ЖХ-385, 70 лет. Саранск, 2001. оказывается подход к изучению проблем пенитенциарной политики с позиций общей теории права. 46 Важное значение имеют специальные работы по основополагающим пенитенциарным документам. 47

Большой массив научных работ, подготовленных в последнее время, обусловил необходимость подготовки специальных указателей литературы. 48

Большой пласт пенитенциарной литературы советского периода составили также публицистические работы, в которых предпринимаются попытки анализа пенитенциарной действительности, в том числе в историческом контексте, то есть те работы, которые, не являясь чисто научными исследованиями, все же содержат определенные элементы научности. 49 В большинстве из них содержится критика советской исправительно-трудовой политики, причем зачастую с перехлестом, основанном на чрезмерной эмоциональности авторов, нередко прошедших жернова советских исправительных учреждений, а также на действительных недостатках, присущих советским ИТУ. Тем не менее, с учетом указанных особенностей эти работы также представляют

44 Ахмадеев Ф. Х. Катаев Н.А. Хабибулин А. Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа, 1993- Стручков Н. А., Полиция и милиция России. Страницы истории. М., 1995- Органы и войска МВД России. М., 1996- Хаустов В. Н. Деятельность органов государственной безопасности НКВД СССР, 1934−1941гг. М& bdquo- 1997- и др.

45 Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России: История и современность. М., 1998- и др.

46 Курицын В. М. История государства и права России. 1929−1940гг. М., 1998- Кудрявцев В., Трусов А. Политическая юстиция в СССР. М., 2000 и др.

47 Ястребов А. В. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 года. М., 1997- и др.

48 СЛОН-СТОН: Соловецкие лагеря и тюрьма особого назначения (1923−1939). Рекоменд. указ. лит. // Сост. М. А. Смирнова и др. Архангельск: Принт-Мастер, 2003. и ДР

49 Абрамкин В., Чеснокова В. Костер в белой ночи (как зеки себя калечили и как их калечила администрация) // Новое время. 1991. № 29- Дворжецкий В. Я. Пути больших этапов//Воля. 1993. № 1-ПобожинИ. Мертвая дорога//Новый мир. 1994. № 8- Пашков А., Дударец Г. Секретная стройка № 506 // Карта. 1995. Ж7−8- Полубинский В. И. От царской каторги к советским лагерям // Преступление и наказание. 1995. № 5- определенную научно-историческую ценность.

Что касается научной и публицистической литературы зарубежных авторов, издаваемой как в нашей стране, так и в других странах, и касающейся исторических аспектов деятельности пенитенциарной (исправительно-трудовой, уголовно-исполнительной) системы СССР, 50 то такие работы по сравнению с трудами российских ученых последних лет, как правило, более поверхностны и нередко страдают достаточно упрощенными трактовками, слабыми аргументами в объяснении тех или иных явлений. Нам представляется, что зарубежная литература представляла серьезную научную ценность в советский период, когда иностранные историки пенитенциарии находились в более выгодных условиях (над ними не довлел идеологический диктат, они имели свободный доступ к зарубежным архивным материалам). В последние же годы ситуация коренным образом изменилась. Российские научные труды по рассматриваемой проблематике, по нашему убеждению, основанному на анализе соответствующих трудов, заметно глубже и серьезнее как с методологической, так и содержательной позиций.

В целом, историографический обзор показывает, что, несмотря на наметившийся с 90-х годов заметный рост интереса, проявляемого исследователями к истории российской пенитенциарной политики, комплексного труда, посвященного ее анализу в рамках избранного периода, до сих пор не создано. Кроме того, остаются практически не исследованными многие региональные особенности реализации исправительно-трудовой политики.

50 Верт Н. История советского государства. М., 1994- Росси Ж. Из истории советских лагерей // Карта / Независимый российский правозащитный журнал. 1996. N 10−11- Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1997- Карр Э. История советской России. Т. 1, 2. М., 1990- Немояну М. Открытость тюрем — важный элемент тюремной реформы // Тюремная реформа: поиски и достижения. Харьков, 1999- Bacon Е. The Gulag at war: Stalin’s forced labour system in the light of the arch. Edwin Bacon. London, 1996- Vivien Stern. A sin against the future/ Imprisonment in the world/ Pehquin Book, 1998- и др.

Целью исследования является изучение исторического опыта разработки и реализации пенитенциарной политики советского государства в 1928—1934 гг., выявление основных тенденций развития системы учреждений, связанных с лишением свободы.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

— рассмотреть изменение приоритетов пенитенциарной политики в условиях индустриализации и массовой коллективизации-

— проанализировать процесс создания сети ИТЛ и изменения в структуре и организации исправительно-трудовой системы СССР- показать специфику нормативно-правового обеспечения пенитенциарных преобразований 1928−1934гг. -

— осветить особенности организационного обеспечения режима наказания в пенитенциарных учреждениях СССР.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1928 года по 1934 год. Выбор этого периода объясняется радикальной сменой относительно более мягкого курса периода нэпа откровенно репрессивной пенитенциарной моделью, оформившейся на волне массовых репрессий периода коллективизации. Складывание системы исправительно-трудовых лагерей, превращение заключенных в важную производственную силу, позволявшую решать задачи индустриализации, обозначили переход к принципиально новой пенитенциарной системе. Логическим завершением отмеченных перемен в 1934 г. стало сосредоточение практически всех пенитенциарных учреждений страны во вновь созданном НКВД СССР.

Источниковую базу работы составили как опубликованные, так и архивные материалы. Среди открытых публикаций следует, прежде всего, выделить блок нормативно-правовых актов. 51 Эти документы, учитывая

51 Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. М., 1928−1932- Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского их общеобязательное назначение, оказывали прямое влияние на все стороны общественно-политической жизни, отражались в правовой деятельности местных властей. Среди правовых документов такого рода нужно особо отметить Основной Закон (Конституцию) СССР (II съезд Советов СССР, январь 1924 г.), постановления и т. д. В процессе написания данной работы анализу были подвергнуты основополагающие для правового статуса осужденных к лишению свободы нормативные правовые акты, изданные в рассматриваемый период: исправительно-трудовые кодексы РСФСР 1924 и 1933 годов- положение об исправительно-трудовых лагерях ОГПУ СССР 1930 года.

К ним примыкают директивные, руководящие материалы РКП (б)-ВКП (б) и Советского государства, в т. ч. стенограммы и протоколы различного рода съездов, конференций, программные документы правящей партии и т. п. 52

Особенно большой интерес представляют собою документальные публикации, отразившие деятельность правоохранительных органов. При этом известная избирательность в подборе документов, имевшая место в 1920−80-е гг., позволяет и ныне вводить в научный оборот все новые ценные материалы, характеризующие правоохранительную политику

53 советского государства. В данной связи, в частности, выделим тематический сборник по проблеме экономики ГУЛАГа, подготовленный

Правительства РСФСР. М., 1928−1932- Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917−1952. М.: Госюриздат, 1953- Собрание кодексов РСФСР. М., 1927- Декреты Советской власти. Т. 1−13. М., 1957−1989 и др.

52 Съезды Советов Союза ССР, Союзных и Автономных Советских Социалистических Республик. Сборник документов. 1917−1936 гг. В 3-х т. М., 1959- КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., Т. 2−4. 1970- XVI съезд ВКП (б). Стенографический отчет. М.: Госполитиздат, 1930 и др. о

История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х- первая половина 1950-х годов. Сб. документов в 7 т. М.: РОССПЭН, 2004- ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 19 181 960// Сост.: А. И. Кокурин и Н. В. Петров. М., 2002- Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ, 1917−1960. Справочник// Сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров. М., 1997- Репрессии 30−40-х годов в Томском крае. Томск, 1991 и др. в ИРИ РАН. 54 К данным публикациям тесно примыкает справочная литература. В частности, отметим, справочник по ГУЛАГу, ее подготовленный специалистами Г АРФ и общества & laquo-Мемориал»-. Особо выделим также содержательно связанные с ними сборники по коллективизации. 56

Для детальной характеристики карательной политики советского государства немалое значение имеют статистические и справочные издания, позволяющие с известной степенью точности сопоставить масштабы репрессий в разные периоды его истории. 57 Однако следует заметить, что статистика о правоохранительной деятельности является неполной, так как с 1930 г. необходимые для нашего анализа данные не публиковались.

Отдельный блок источников составили публикации дневниковых

58 59 записеи, мемуары, передающие ощущения и оценки непосредственных участников событий.

Ценный материал извлечен автором из периодической печати, прежде всего, из ведомственной прессы — журналов & laquo-Еженедельник советской юстиции& raquo- (с 1930 г. — & laquo-Советская юстиция& raquo-), & laquo-Советское государство и право& raquo-, & laquo-За социалистическую законность& raquo- (1934г.).

54 Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-е годы. Сб. документов// Сост. проф. М. И. Хлусов. М., 1998. 171 е. -

55 Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923−1960: Справочник// Сост. М. Б. Смирнов. М.: Звенья, 1998.

56 Документы свидетельствуют: из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927−1932гг. М., 1989- Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание: Док-ты и мат-лы. В 5 т. М., 1999 и др.

57 Движение населения в местах заключения СССР // Статистическое обозрение. 1928. № 5- Итоги десятилетия Советской власти в цифрах, 1917−1927. М., 1928- Преступность и репрессии в РСФСР: Материалы к реформе уголовного кодекса. М., 1930 и др.

58 Хочу жить. Из дневника школьницы, 1932−1937: По материалам следственного дела семьи Луговских. М., 2003- и др.

59 Риутта У. Осужденный по 58-й статье: История человека, прошедшего уральские лагеря. СПб., 2001- Террор на пороге. Сборник. М., 2004- Правда о ГУЛАГе: свидетельствуют очевидцы. Тула, 1991- Дементьев С. И. Четверть века в лагерях и колониях Советского Союза: правда и вымысел. М., 2004- и др.

Помимо опубликованных материалов автором были изучены документы, хранящиеся в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). В первом автором использовались фонды НКВД, Главного управления местами заключения НКВД РСФСР и др. Во втором — материалы фонда ЦК КПСС.

Для характеристики процессов, протекавших на краевом -областном — губернском — окружном уровнях, использовались документы региональных архивов — Государственного архива и Центра документации новейшей истории Краснодарского края.

Научная новизна диссертации определяется тем, что в ней впервые в обобщающем виде рассматривается история эволюции пенитенциарной политики советского государства в условиях перехода большевиков к форсированной модернизации экономики страны и созданию социально однородного общества.

Избранные хронологические рамки исследования позволили более адекватно представить эволюцию взглядов большевиков по проблемам законности, в том числе в пенитенциарной сфере, существенно скорректированных под воздействием программ индустриализации и коллективизации.

В диссертации показана специфика воздействия общеполитических условий на характер пенитенциарной политики, обоснован вывод о том, что переход к системе исправительно-трудовых лагерей, работающих под контролем ОГПУ, в рамках новых приоритетов государственной социально-экономической политики являлся объективно неизбежным.

В работе рассмотрена специфика законодательного обеспечения пенитенциарной политики, доказано, что оно довольно заметно отставало от реальной практики и лишь закрепляло уже свершившиеся изменения. В силу этого доминирующее значение в плане нормативно-правового регулирования пенитенциарной сферы приобрели подзаконные, прежде всего, ведомственные нормативные акты.

Автором установлено, что развертывание сети ИТЛ в рассматриваемый период в равной степени определялось потребностями проведения кампаний раскулачивания и задачами осуществления крупных хозяйственных проектов. При этом данные факторы доминировали поочередно, и лишь к концу рассматриваемого периода определилась явная тенденция к объективному росту значения последнего фактора.

На основе изученных документов автором обоснован вывод о том, что строительство ГУЛАГа, прежде всего, осуществлялось силами самих заключенных, не просто отбывавших наказание, но в массовом порядке выполнявших административные, охранные, технические и другие функции. Тем самым была создана уникальная, во многом самодостаточная система.

Методологическую основу диссертации составили научные принципы объективности и историзма, основанные на признании вариативности исторического процесса, исходящие из приоритета фактов, документальных свидетельств, предусматривающие отказ от политической заданности. Теоретическая основа исследования определена комплексом исторических, общеюридических, философских трудов.

Учитывая остро критическую направленность основной массы вновь появляющейся литературы, автор также исходит из учета того, что & laquo-разоблачение может стать врагом понимания не в меньшей мере, чем апологетика& raquo-. 60

Научная и практическая значимость диссертации состоит в том, что исторический опыт деятельности государства по реорганизации

60 Зиновьев А. А. Коммунизм как реальность. М., 1994. С. 11. пенитенциарной системы является чрезвычайно важным в условиях современного кризисного состояния мест заключения и осуществления их модернизации в условиях перехода к гражданскому обществу. Результаты исследования призваны ориентировать государственные органы на принятие таких решений и правовых актов, которые обеспечивали бы полноценное развитие пенитенциарных институтов с учетом особенностей исторического опыта их эволюции в различные периоды и, соответственно, повышали эффективность деятельности исправительных учреждений.

Материалы диссертации могут найти применение при чтении специальных и факультативных курсов в вузах, при написании монографической литературы, обобщающих трудов, разработке учебников и спецкурсов по истории России.

Апробация исследования. Результаты диссертации изложены в публикациях автора, в сообщениях и докладах на научных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех разделов, заключения, списка использованной литературы и источников.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проведенному исследованию, следует отметить, что на основе изученных материалов можно выделить целый ряд факторов, которые в рассматриваемый период оказывали существенное влияние на пенитенциарную политику СССР. Среди них — осложнение международной обстановки, обострение внутрипартийной борьбы, рост преступности, несогласованность уголовной и исправительно-трудовой политики и т. д. Однако приоритетными стали трудности народнохозяйственного развития. В данной связи можно считать несомненным, что возникновение в конце 20-х — начале 30-х годов ГУЛАГа было предопределено попыткой волевого решения социально-экономических задач в рамках программ коллективизации и индустриализации. Основой перехода к новой пенитенциарной модели стало общее усиление карательных начал уголовной политики в СССР, обусловленное формированием системы внеэкономического принуждения к труду, которое, в свою очередь, отразилось и на исправительно-трудовой политике.

Одним из важнейших факторов внутриполитического развития СССР с конца 1920-х годов стал процесс расширения сферы уголовных преследований. Проведенное исследование показало, что уже в 1928—1929 гг. основным их мотивом было привлечение к ответственности за экономические преступления. Так, против крестьян активно использовали статьи 60, 61, 62 УК РСФСР 1926 г., которые позволяли лишать & laquo-кулаков»- свободы с конфискацией имущества на срок от 1 до 2-х лет за отказ от выполнения государственных повинностей. А постановление СНК РСФСР от 29 ноября 1929 г. дало право на заключение осужденных & laquo-кулаков»- в концлагеря.

Ужесточались уголовные санкции и по другим видам преступлений. Среди них: постановления ВЦИК и СНК РСФСР & laquo-О мерах усиления борьбы с самогоноварением& raquo- от 2. 01. 1928 г. и & laquo-О мерах борьбы с лжекооперативами& raquo- от 27. 03. 1929 г., союзные законы о преступлениях на транспорте, об ответственности за & laquo-хищнический»- убой скота, хищения почтовых отправлений, наконец, & laquo-Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной социалистической собственности& raquo- и т. д. Одновременно с 1930 г. усилилось привлечение к уголовной ответственности по ст. 58, что было связано с возрастанием сопротивления населения.

Результатом данной политики стало значительное увеличение числа заключенных в ИТЛ, колониях и тюрьмах, причем нарастание численности заключенных здесь шло даже после принятия мер по разгрузке мест заключения, на что власти вынуждены были пойти в 1933 г. в связи переполнением мест заключения.

Изменения в сфере пенитенциарной политики государства нашли свое проявление не только в количественных показателях. На основе анализа обширного документального материала установлено, что реформа системы исправительно-трудовых учреждений обуславливалась недостатками, которые систематически вскрывались прокурорскими проверками. Пенитенциарная система СССР, созданная в начале 20-х годах, оказалась неэффективной и требовала реформирования. Она в принципе не соответствовала эпохе роста репрессий, когда особое значение приобрели не только проблемы переполненности колоний, но и вопросы внутренней безопасности, связанные с трудностями содержания большого количества заключенных в центральных районах страны.

В данных условиях оказались востребованными идеи, которые уже с середины 20-х годов продвигались фанатиками административных методов хозяйственного регулирования. Важнейшее значение при этом приобрели проекты использования заключенных для реализации строительства крупных народнохозяйственных объектов и освоения необжитых, & laquo-труднодоступных»- районов, богатых сырьевыми ресурсами. Автором показано, что в 1929 году при прямой санкции Политбюро был взят курс на создание глобальной системы принудительного труда и превращение ИТЛ в ведущий элемент пенитенциарной системы СССР.

Отметим стремительность проводившейся реорганизации. Еще в конце 1927 г. ВЦИК принимал как абсолютную истину вывод о том, что «фабрично-трудовая колония. является опытом организации в широком масштабе нового типа мест заключения, предусматриваемого ИТК в качестве наиболее соответствующего советской пенитенциарной системе& raquo-. 426 Тем не менее, под влиянием изменившейся в 1928 г. обстановки в стране и в местах заключения, стала очевидной необходимость отказа от сложившейся пенитенциарной модели. В частности, требовалось изменить ситуацию, когда до 1929 г. по РСФСР было & laquo-охвачено»- трудом от 34 до 41% заключенных.

В контексте наметившихся перемен объективно усиливались роль и влияние в пенитенциарной сфере органов ОГПУ. Ведь теперь основная ставка делалась на расширение контингентов заключенных за счет изоляции классово чуждых элементов. Уже в начале 1929 года СНК РСФСР и ВЦИК были приняты меры к расширению сети исправительно-трудовых лагерей ОГПУ. В результате осуществления перехода от традиционных учреждений к тотальной пенитенциарной системе, за короткий срок в ходе массовой передачи из ведения НКВД в ИТЛ ГУЛАГа лиц, осужденных на 3 года и более, ОГПУ было создано 6 территориальных управлений (от Карелии до Дальнего Востока). Среди них: Дальневосточный ИТЛ, Сибирский ИТЛ, Казакстанский ИТЛ и др. Их контингент уже в 1930 г. составлял около 200 тыс. заключенных, а к концу периода достиг полумиллиона. Учитывая, что в середине 1929 г. в них содержалось 22 848 человек (Соловецкий ИТЛ, УСЛОН), можно

426 ГАРФ. Ф. 1235. On. 1. Д. 733. Л. 9. фиксировать резкое увеличение численности за короткий промежуток времени.

Первая группа ИТЛ появилась в 1929 году на севере страны в бассейне рек Печора, Воркута, Ухта. 5 августа 1929 года было создано Управление Северных лагерей Особого назначения ОГПУ в г. Сольвычегодске. В это Управление входили: Севитлаг, Котласский, Усть-Вымский, Пинюгинский, Сыктывкарский лагеря. В разделе показано, что каждая такая группа лагерей ОГПУ имела строго определенную производственную задачу.

В 1930 г. ОГПУ устранило & laquo-конкурента»- в лице НКВД, добившись его упразднения. Жертвой межведомственной борьбы стал наркомат, в 279 исправительно-трудовых учреждениях которого на 1 мая 1930 г. содержалось 171 251 человек. Возникли две параллельные системы & mdash-ИТЛ ОГПУ и ИТК республиканских НКЮ. Однако усиление репрессивной активности государства и растущие планы освоения природных богатств страны обусловили более высокие темпы роста численности заключенных и вновь создаваемых лагерей ОГПУ.

В процессе организации системы ИТЛ сложилось два основных типа колоний: стационарные и подвижные. Наряду с этим, в это время были созданы по сути автономные ИТЛ, которые не включались ни в структуру ГУЛАГа ОГПУ, ни в структуру ГУМЗ НКВД и ГУИТУ НКЮ. Наиболее ярким примером такой практики стал Северо-Восточный ИТЛ, организации которого предшествовало создание государственного треста & laquo-Дальстрой»-.

После создания в июле 1934 г. НКВД СССР общие места заключения недолго находились в ведении Наркомата юстиции (ГУИТУ). Решение о передаче всех исправительно-трудовых учреждений системы НКЮ в ведение НКВД СССР было закреплено постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 года. Подобная централизация руководства местами лишения свободы в НКВД в значительной мере объяснялась стремлением скрыть истинные масштабы репрессий и нарушений законности.

Рассматривая в данной связи проблемы нормативно-правовой оформленности организации и деятельности мест заключения, следует также отметить, что по мере отказа от основ нэпа набирал силу процесс ужесточения советской пенитенциарной политики. Так, уже 26 марта 1928 года ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление & laquo-О карательной политике и состоянии мест заключения& raquo-, обозначившее начало отхода от ранее провозглашенной гуманной исправительно-трудовой политики, заложившее предпосылки ГУЛАГа.

Отличительной чертой наступившего периода развития стала вторичность собственно законодательного регулирования процессов реформирования советской пенитенциарной системы в 1928—1934 гг. В частности, это стало очевидным уже в ходе работы комиссии Н. М. Янсона (1929г.). Тогда с подачи наркома юстиции РСФСР проблема несоответствия действующего законодательства и предлагаемой практики была решена в духе партийного руководства. Предполагалось, что исполняя партийную директиву, комиссия не связана с уже существующими законами.

Результатом такого подхода стало то, что пенитенциарная практика решительно опережала обеспечивающий ее законотворческий процесс. В итоге, к концу 20-х гт. сложился порядок при котором, к примеру, растущая сеть ИТЛ функционировала на основе ведомственных, причем секретных актов, по сути, копировавших лагерные документы СЛОН. Собственно, вся система ИТЛ жила в это время вне ясного правового поля. Нормативным актом, наконец-то определившим правовой статус осужденных в ИТЛ, явилось Положение об исправительно-трудовых лагерях, утвержденное Постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 г.

Исследование позволило установить, что с принятием Положения об

ИТЛ роль подзаконных, ведомственных нормативных актов, регламентирующих деятельность исправительно-трудовой системы, еще более возросла. Собственно законотворческая деятельность явно утратила свое значение, что продемонстрировало принятие ИТК 1933 г. Действие этого документа, содержавшего немало прогрессивных положений, охватывало лишь часть исправительно-трудовой системы и фактически закончилось в 1934 г. после создания ГУЛАГа и Особого совещания в НКВД. Данная подмена законотворческой деятельности на государственном уровне комплексом ведомственных нормативных актов привела к ужесточению советской пенитенциарной практики.

Исследование также показало, что руководство ОГПУ, а впоследствии НКВД СССР, занятое проведением массовых репрессий, не уделяли должного внимания внутренней жизни ИТЛ. Несмотря на то, что для лагерных пунктов был разработан санитарно-бытовой минимум, включавший в себя наличие: бараков, кухонь, хлебопекарен, ларьков, бань и пр., в ходе редких инспекций, поездок руководителей ГУЛАГа и лагерей по отделениям и лагерным пунктам вскрывались вопиющие нарушения режима, условий труда и содержания заключенных. При этом самой большой опасностью, наиболее нетерпимым фактом являлось не нормативно закрепленное существенное ограничение прав заключенных, а произвол администрации, ее полная бесконтрольность, злоупотребления и халатность которой приводили к массовым заболеваниям и высокой смертности. Невыносимый режим содержания, отсутствие должной охраны создавали условия для массовых побегов.

В условиях, когда лагерный персонал, начиная с начальников ИТЛ, в значительной степени формировался из числа самих заключенных, в СССР возникла своего рода самодостаточная система. В ней заключенные не только отбывали наказание, но и руководили лагерями, отрядами, охраняли заключенных, работали в качестве инженерно-технического персонала, осуществляли научную работу и пр. В результате этого в среде заключенных возникла сложная иерархия. При этом приказами ОГПУ-НКВД, начальников лагерей режим и условия содержания отдельных категорий заключенных ставились в прямую зависимость от выполняемых ими функций.

На основе материалов инспекций, автор обосновывает вывод о том, что системное использование в административном аппарате ИТЛ заключенных дополнительно питало его злоупотребления. В частности, из 23 человек (9 расстреляно) — членов администрации СЛОНа, привлеченных к ответственности по результатам работы комиссии ОГПУ СССР (1930−1932 гг.), только четыре человека были несудимыми.

В ходе исследования установлено, что поскольку курс на индустриализацию страны требовал ускорения темпов строительства и освоения объектов, широкое значение получило стимулирование правопослушного поведения заключенных. При этом соревнование и ударничество непосредственно связывалось с разработанной системой поощрений и льгот, применяемой в ИТЛ.

Особо в работе рассмотрены проблемы борьбы с негативными явлениями в среде заключенных — отказами от работы, симуляцией, пьянством, воровством и др. Показано, что фактически профессиональные преступники задавали тон жизни в лагерях. С целью активизации борьбы с внутрилагерной преступностью и для изоляции злостных нарушителей режима широко использовалась практика дисциплинарных наказаний, продления сроков заключения, а в 1932—1933 годах стали создаваться отдельные лагерные пункты усиленного режима, в составе которых имелся штрафной изолятор.

ПоказатьСвернуть

Содержание

ВВЕДЕНИЕ. 3

Раздел 1. Изменение приоритетов пенитенциарной политики в условиях индустриализации и массовой коллективизации. 26

Раздел 2. Создание сети лагерей и изменения в структуре и организации исправительно-трудовой системы СССР. 66

Раздел 3. Законодательное обеспечение нового советского пенитенциарного курса в 1928—1934 гг. 110

Раздел 4. Обеспечение режима наказания в пенитенциарных учреждениях СССР .!. 148

Список литературы

1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)1. Ф. 1235. -ВЦИК РСФСР.1. Ф. 3316. -ЦИК СССР.

2. Ф. 4042. -ГУМЗНКВД (1917−1931гг.)

3. Ф. 5446 Совет Народных Комиссаров СССР — Совет Министров СССР. 1923−1991.

4. Ф. 5674. СТО при СНК СССР.

5. Ф. 8466 Управление строительства № 505 МВД СССР. Ф. 9401 — НКВД (МВД) СССР. 1938−1959.

6. Ф. 9413 Тюремный отдел Министерства внутренних дел СССР. 19 381 959.

7. Ф. 9414-ГУЛАГ НКВД СССР. 1930−1960.

8. Ф. 9489 Управление строительства канала «Москва-Волга».

9. Российский государственный архив социально-политическойистории (РГАСПИ)1. Ф. 17. ЦК КПСС.

10. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК)

11. Ф. 580 Славянский райисполком (1930-е гг.) — Ф. Р-686 — Кубано-Черноморский областной исполком- Ф. Р-687 — Краснодарский крайисполком.

12. Центр документации новейшей истории Краснодарского края

13. ЦДНИКК) Ф.1 — Кубано-Черноморский обком РКП (б). Ф.9 — Черноморский окружной исполнительный комитет.

14. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918−1960// Сост.: А. И. Кокурин и Н. В. Петров. М., 2002. 885 с.

15. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918−1932 гг. / Сост. С. В. Журавлев и др. М.: Российская политическая энциклопедия, РОССПЭН, 1998. 328 с.

16. Два документа комиссии JL М. Шанина на Соловках// Звенья.

17. Исторический альманах. М., 1991.

18. Декреты Советской власти. Т. 1−13. М., 1957−1989.

19. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. 1917−1957 гг. Сб. документов в 4-х тт. Т. I. 1917−1928. М., 1957. 584 с.

20. Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне ив ходе коллективизации. 1927−1932гг. М., 1989. 390 с.

21. История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х- первая половина 1950-х годов. Сб. документов в 7 т. М.: РОССПЭН, 2004.

22. Коллективизация сельского хозяйства. Важнейшие постановления коммунистической партии и советского правительства 1927−1955. М., 1957.

23. Конституция СССР 1924 года // Сборник нормативных актов по советскому государственному праву. М.: Юрид. лит., 1984. С. 65−102. КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., Т. 2−4. 1970.

24. XV съезд ВКП (б). Стенографический отчет. 4. 1−2. М.: Госполитиздат, 1961−1962.

25. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР, действующих на 1 апреля 1935 г. М., 1935. 582 с.

26. Репрессии 30−40-х годов в Томском крае. Томск, 1991.

27. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923−1960:

28. Справочник// Сост. М. Б. Смирнов. М.: Звенья, 1998. 597 с.

29. Собрание кодексов РСФСР. М., 1927.

30. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. М., 1928−1934.

31. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. М., 1928−1934.

32. Съезды Советов Союза ССР, Союзных и Автономных Советских Социалистических Республик. Сборник документов. 1917−1936 гг. В 3-х т. М., 1959.

33. Совершенно секретно& raquo-: Лубянка-Сталину о положении в стране (19 221 934 гг.). М., 2001. Т. 1−4.

34. Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание: Док-ты и мат-лы. В 5 т. М., 1999.

35. Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-е годы. Сб. документов// Сост. проф. М. И. Хлусов. М., 1998. 171 с. GULAG. The Documentary Map of Forsed Labour Camps in Soviet Russia. New York, 1951. -482 c.1. СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

36. Движение населения в местах заключения СССР // Статистическое обозрение. 1928. № 5.

37. Итоги десятилетия Советской власти в цифрах, 1917−1927. М., 1928. Преступность и репрессии в РСФСР: Материалы к реформе уголовного кодекса. М., 1930.

38. Статистика амнистированных в ознаменование десятилетия Октябрьской революции. М.: Изд-во ЦСУ, 1928.

39. Статистика осужденных в СССР в 1923—1924 гг. М.: Изд-во ЦСУ, 1927. Статистика осужденных в СССР в 1925,1926 и 1927 гг. — М.: Изд-во ЦСУ, 1930.1. МЕМУАРЫ

40. Голицын С. Записки уцелевшего. М., 1990.

41. Дементьев С. И. Четверть века в лагерях и колониях Советского Союза: правда и вымысел. М., 2004.

42. Правда о ГУЛАГе: свидетельствуют очевидцы. Тула, 1991. 284 с. Риутта У. Осужденный по 58-й статье: История человека, прошедшего уральские лагеря. СПб., 2001.

43. Правда. 1928−1934. Известия. 1928−1934.

44. Еженедельник советской юстиции. 1928−1930. Карта. 1993−1999.

45. На боевом посту. 1991. Строитель БАМа. 1934. Суд идет! 1921−1933. Колымская правда. 1934.

46. Советское государство и революция права. 1930. Воспитание и правопорядок. 1990.

47. Анисимков В. М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы. Уфа, 1993.

48. Артемьев В. П. Режим и охрана исправительно-трудовых лагерей МВД. Мюнхен, 1956.

49. Астемиров З. А. История советского исправительно-трудового права. Рязань: Высшая школа МВД СССР, 1975. 92 с.

50. Ахмадеев Ф. Х. Катаев Н.А. Хабибулин А. Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа, 1993.

51. Базаров А. А. Кулак и агрогулаг. Челябинск, 1991. — 250 с.

52. Базу нов В. В. Тюрьмы НКВД-МВД СССР в карательной системе

53. Советского государства. М., 2000. 111 с.

54. Бацаев И. Д. Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах. В 2 ч. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002.

55. Бацаев И. Д. Особенности промышленного освоения Северо-Востока России в период массовых политических репрессий (1932−1953гг.). Дальстрой. Магадан, 2002. Беломоро-Балтийский канал. М., 1934.

56. Белых JI. М. Развитие организационных форм участия общественности в деятельности исправительно-трудовых учреждений (1917−1933 гг.). М., 1989.

57. Бердинских В. А. Вятлаг. Киров, 1998.

58. Бердинских В. А. История одного лагеря (Вятлаг). М.: Аграф, 2001. 463 с. Биленко С. В. Максименко Н.П. Этапы развития советской милиции. М.: МВД СССР, 1972.

59. Бордюгов Г. А., Козлов В. А. Поворот 1929 г. и альтернатива Бухарина // Вопросы истории КПСС. 1988. № 8.

60. Бухарин Н. И. Путь к социализму: Избранные произведения. Новосибирск, 1990.

61. Варейкис И. М. О сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Воронеж, 1930.

62. Вине Г. П. Тропою верности: (О П.Я. Винсе). СПб., 2003. 305 с.

63. Власть и общество в СССР: политика репрессий (20−40-е гг.). Сб. статей.1. М.: ИРИ РАН, 1999.

64. Вышинский А. Я. Законность революционная. Большая Советская Энциклопедия. Т. 26. М., 1933.

65. Гвоздкова Л. И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997.

66. Герцензон А. А. Борьба с преступностью в РСФСР. М., 1928. Гиляров Е. М. Становление и развитие исправительно-трудовых учреждений РСФСР в первые годы Советской власти (1917−1925 гг.). М., 1986.

67. Глебов В. Г. Кровавый песок Дубровки воронежцы в тисках НКВД. Воронеж: Кварта, 2004. 159 с.

68. Голанд Ю. М. Кризисы, разрушившие НЭП. М., 1991. Голубцов С. А. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. Греков M. JI. Тюремные системы: история и современность. Краснодар, 1999.

69. Гулаг: его строители, обитатели и герои: (Раскулачивание и гонение на Православную Церковь пополняли лагеря ГУЛАГа)// Под ред. И. В. Добровольского. 2-е изд. М.: Междунар. о-во прав человека Франкфурт/Майн, 2001. 453 с.

70. Данилов А. А. История инакомыслия в России. Советский период. Уфа, 1995.

71. Дугин А. ГУЛАГ: кощунство арифметики // Криминальная хроника. 1991. № 7.

72. Дугин А. Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990. № 7.

73. Дугин А. Н. Неизвестный ГУЛАГ. Документы и факты. М., 1999.

74. Дугин А. Н., Малыгин А. Я. Солженицын А.И., Рыбаков: технология лжи //

75. Военно-исторический журнал. 1991. № 7.

76. Дугин А. И. Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. М.: Наука, 1999. 101 с.

77. Еланцева О. П. Кто и как строил БАМ в 30-е годы // Отечественные архивы. 1992. № 5.

78. Еланцева О. П. БАМ: малоизвестные страницы истории 30-х годов // Известия Ц К КПСС. 1991. № 8.

79. Еропкин М. И. Развитие органов милиции в советском государстве. М., 1967.

80. Зеленин И. Е. & laquo-Закон о пяти колосках& raquo-: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1999. № 1.

81. Земсков В. Н. & laquo-Архипелаг ГУЛАГ: глазами историка и публициста //Аргументы и факты. 1989. № 45.

82. Земсков В. Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльные и высланные // История СССР. -1991. № 5. — С. 149−156.

83. Земсков В. Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 6.

84. Земсков В. Н. Документы трагического времени: архивы открывают тайны // Аргументы и факты. 1990. — № 35.

85. Земсков В. Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. № 4.

86. Земсков В. Н. Заключенные, спецпереселенцы, ссыльнопоселенцы и высланные: Статистико-географический аспект// История СССР. 1991. № 5.

87. Зубков А. И. Трудовое перевоспитание заключенных в советских исправительно-трудовых учреждениях и его правовое регулирование. Томск, 1970.

88. Иванов В. А. Миссия ордена. Механизм массовых репрессий в советской России в конце 20-х-40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). СПб., 1997.

89. Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997. 364с.

90. Иванова Г. М. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. СПб., 1998. Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994.

91. Ильинский М. М. Нарком Ягода. М., 2002.

92. Исаев М. М. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. М. -Л., 1927.

93. Исаев М. М. Основы пенитенциарной политики. М. -Л., 1927.

94. Исаков В. М. Труд осужденных в исправительно-трудовых учреждениях

95. Советского государства (1917−1990 гг.). М, 2000-

96. Кудрявцев В. Трусов А. Политическая юстиция в СССР. М., 2000.

97. Исправительно-трудовое право. М., 1966.

98. Калинин В. Н., Утевский Ю. Б., Яковлев A.M. Советские исправительно-трудовые учреждения. М., 1960.

99. Кириллов В. М. История репрессий в нижнетагильском регионе Урала. 1920−1950-е годы. 4. 1−2. Нижний Тагил, 1996.

100. Кесслер М. Задачи и методы производственно-хозяйственной деятельности в местах заключения. Доклад на 1 Всесоюзном совещании пенитенциарных деятелей. М., 1928.

101. Кожинов В. Сколько же было заключенных в ГУЛАГе? // Труд. 1999. — 7 августа.

102. Козлов А. Г. Из истории колымских лагерей. Магадан, 1991. — 402 с. Кокурин А., Моруков Ю. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль-XXI. -2001. -№ 1.

103. Кокурин А., Петров Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль-XXI. 1999.- № 8−12- 2000. — № 1−3, 5−12.

104. Корейцы — жертвы политических репрессий в СССР, 1934−1938. Кн.2. Пермь. 2002.

105. Корнеев М. Вторая пятилетка и уничтожение классов. М., 1932.

106. Котек Ж. Ригуло П. Век лагерей: Лишение свободы, концентрация, уничтожение. Сто лет злодеяний. М.: Текст, 2003. 686 с.

107. Красильников С. А. Рождение ГУЛАГа: дискуссии в верхних эшелонахвласти // Исторический архив. 1997. № 4.

108. Крахмальник Л. Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. Саратов, 1963.

109. Крыленко Н. В. На борьбу с вредительством. М., 1930. Крыленко Н. В. О революционной законности. М., 1932. Крыленко Н. В. Реформа уголовного кодекса. М., 1929. Крыленко Н. В. Три проекта реформы УК. М.: Сов зак-во. 1931.

110. Кузьмин С. И. Крестные отцы ГУЛАГа//На боевом посту. 1991. № 7. Кузьмин С. И. Деятельность исправительно-трудовых учреждений (19 361 960 гг.). М., 1989.

111. Кузьмин С. И. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши // Молодая гвардия. 1995. № 7.

112. Кузьмин С. И. Исправительно-трудовые учреждения в СССР (19 171 953 гг.). М.: Академия МВД СССР, 1991. 132 с.

113. Кузьмин С. И. ИТУ: история и современность // Человек преступление и наказание. 1995. — № 2−4- 1996. № 1.

114. Кузьмин С. И. От ГУМЗа до ГУИНа // Преступление и наказание. 1997. -№ 5. — С. 9−13.

115. Кузьмин С. И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений. М.: Академия МВД СССР, 1988. 96 с.

116. Куликов К. И. Дело Дело & laquo-СОФРИН»-. Ижевск, 1997.

117. Курицын В. М. История государства и права России. 1929−1940гг. М., 1998.

118. Курицын В. М. Комиссия Янсона // Государство и право. 1992. № 3.

119. Курский Д. И. Избр. статьи и речи. М.: Госюриздат, 1958. 311 с.

120. Лосев М. П. Содержание заключенных в тюрьмах. М., 1957.

121. Лунев В. В. Преступность XX века. М, 1987.

122. Маньковский Б. С. Проблема ответственности в уголовном праве. М., 1949. Меныпагин В. Н. К вопросу об определении наказания по советскому уголовному праву // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. М., 1940. Молотов В. М. В борьбе за социализм. М., 1934.

123. Морозов Н. Сопротивление в особых лагерях Коми АССР (19 531 955 гг.) // Карта. 1996. № 12.

124. Морозов Н. А. ГУЛАГ в Коми крае, 1929−1956. Сыктывкар, 1997. 189 с. Наша общая горькая правда: историко-краевед. сб. Ханты-Мансийск, 2004.

125. Некрасов В. Ф. Тринадцать & laquo-железных»- наркомов: История НКВД-МВДот А. И. Рыкова до Н. А. Щелокова (1917−1982 гг.). М., 1995.

126. Нижник Н. С. Сальников В.П. Мушкет И. И. Министры внутренних дел

127. Российского государства (1802−2002). Биобиблиографический справочник.

128. СПб.: Фонд поддержки науки и образования в областиправоохранительной деятельности & laquo-Университет»-, 2002. 584 с.

129. Николаев М. Е. Возвращенные имена. Якутск: Бичик, 2003.

130. Органы и войска МВД России. М., 1996.

131. От тюрем к воспитательным учреждениям. М., 1934.

132. Павлов С. М. И наступит день.: Очерки о политических репрессияхпротив церкви. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. 293 с.

133. Павлова И. В. Современные западные историки о сталинской России 30-хгодов (критика & laquo-ревизионистского»- подхода) // Отечественная история. 1998. -№ 5.- С. 107−121.

134. Пайчадзе С. А. Издания БАМЛага ОГПУ-НКВД // Вторые Макушинские чтения. Томск, 1991.

135. Пенитенциарная преступность: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Владимир: ВЮИ МЮ РФ, 2003.

136. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России: История и современность. М.: Норма, 1998.

137. Пилясов А. Закономерности и особенности освоения Северо-Востока России ретроспектива и прогноз. Магадан, 1996.

138. Пионтковский А. А. Сталинская Конституция и проект Уголовного кодекса СССР. М., 1947.

139. Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в Советском государстве (1917−1941 гг.). Уфа: Академия МВД РФ, Уфимская высшая школа МВД РФ, 1994. -465 с.

140. Рассказов Л. П. Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1998. 166 с.

141. Репрессии 1930-х годов в Мордовии и их последствия. Материалы респ. научно-практ. конф., 27 мая 1998 г. Саранск, 2004. 214 с.

142. РоссиЖ. Справочник по ГУЛАГу. 4. 1−2. М.: Просвет, 1991.

143. Росси Ж. Из истории советских лагерей // Карта / Независимыйроссийский правозащитный журнал. 1996. № 10−11.

144. Рубежи: К 75-летней годовщине уголовно-исполнительной системы Ставропольского края. Сборник. Ставрополь, 1997.

145. Силаев С. Классовая борьба в деревне и хлебозаготовки. М., 1930. Славин С. В. Промышленное и транспортное освоение Севера СССР. М, 1961.

146. СЛОН-СТОН: Соловецкие лагеря и тюрьма особого назначения (19 231 939). Рекоменд. указ. лит. // Сост. М. А. Смирнова и др. Архангельск: Принт-Мастер, 2003. 66 с.

147. Смыкалин А. С. Колонии и тюрьмы Советской России. Екатеринбург, 1997. 402 с.

148. Стецовский Ю. История советских репрессий. Т. 1−2. М., 1997.

149. Стучка П. Революционная законность (итоги и перспективы) // Советскаяюстиция. 1930. № 10.

150. Туманов Г. А. Роль режима лишения свободы в достижении задач уголовного наказания // Усиление борьбы с преступностью в свете требований программы КПСС. М., 1964.

151. Уйманов В. Н. Репрессии. Как это было. (Зап. Сибирь в конце 20-х -начале 50-х годов). Томск, 1995.

152. Упоров И. В. Пенитенциарная политика России в XVIII—XX вв. СПб, 2004. 608 с.

153. Упоров И. В. Социально-правовые аспекты уголовно-исполнительной политики советского государства в 1930—1960 гг. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. 142 с.

154. Утевский Б. С. Советская исправительно-трудовая политика. М., 1934. 110 с.

155. Учреждению ЖХ-385, 70 лет. Саранск, 2001. 69 с.

156. Формы классовой борьбы на данном этапе. М., 1933.

157. Хатаевич М. М. О ликвидации кулачества как класса. Самара, 1930.

158. Хлевнюк О. В. Политбюро: механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996.

159. Хлевнюк О. В. Принудительный труд в экономике СССР (1929−1941гг.)// Свободная мысль. 1992. № 13-

160. Хребтов В. И. & laquo-Цивилизованный»- ГУЛАГ: Генезис воспитательной работы с лицами, лишенными свободы, и сворачивание ее в современных условиях. М.: НПЦ & laquo-Технограф»-, 2002. 511 с.

161. Цаплин В. В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х гг. // Вопросы истории. 1991. № 4−5.

162. Чилингаров А. Н, Кокорев Е. М. Размышления о Российском Севере. М., 1997.

163. Шагивалиев А. К. Места лишения свободы Кыргызстана: история и современность. Бишкек, 2001. 252 с.

164. Ширвинд Е. Вопросы судебно-карательной политики на XV съезде ВКП (б) // Советское право. 1928. № 1.

165. Ширвиндт Е. Г. К сорокалетию исправительно-трудовой политики советского государства. М., 1957. 78 с.

166. Ширвиндт Е. Г. Перспективы уголовной политики и лишение свободы II Проблемы преступности. М. -Л., 1928. Вып. 3. С. 3−9. Широков А. И. Дальстрой: предыстория и первое десятилетие. Магадан, 2000.

167. Шмаров И. В., Мелентьев М. П. Дифференциация исполнения наказания висправительно-трудовых учреждениях. Пермь, 1971.

168. Эйхе Р. И. Ликвидация кулачества как класса. Новосибирск, 1930.

169. Эстрин А. Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933. Эстрин А. Я. Уголовное право СССР и РСФСР. М., 1931. Это нашей истории строки: 120 ГУИН: (Информационно-справочный сборник). Владивосток, 1999. 43 с.

170. Яковлев Б. А. Концентрационные лагеря в СССР. Лондон, 1983. Якубович М. И. О правовой природе института условного осуждения // Советское государство и право. 1946. № 11.

171. Якубсон В. Р. Вопросы индивидуализации наказания // Вопросы уголовного права. М., 1945.

172. Ястребов А. В. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 года. М., 1997. 110 с.

173. Bacon Е. The Gulag at war: Stalin’s forced labour system in the light of thearch. Edwin Bacon. London, 1996.

174. Cilfga A. The Russian Eni’gma. London. 1940.

175. Cliff T. Stalinist Russia. Marxist Analysis. London, 1955.

176. Cohen S. Stalin Question. In: The Soviet Union Today. An interpretive guide.1. Chicago, 1983.

177. Conguest R. Kolyma. The arctic death camps. Oxford, 1979.

178. Conquest R. Great Terror: Stalin’s Purge of the Thirties. New York, 1968.

179. Dalin D. Nikolaevsky B. Forscd Labour in the USSR. London, 1947.

180. Jashy N. Labor and Output in Soviet Camps // Journal of Political Economy. 1951. Oct. P. 405−519.

181. Juviler P. Revolutionary Low and Order. Politics and Social Changes in the USSR. New York, 1976.

182. Tchernavin V. I speak for the Silent Prisoners of the Soviets. London, 1939.1. ДИССЕРТАЦИИ

183. Асаналиев Т. Становление и развитие организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных в СССР (1917−1969 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 1993.

184. Ахмадеев Ф. Х. Становление и развитие режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917−1930 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 1993.

185. Бикметов Р. С. Спецконтингент в уголовной промышленности Кузбасса в 1930-е середине 1950-х гг. Дис. канд. ист. наук. Кемерово, 2000. 337 с. Гвоздкова Л. И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса. Дис. докт. ист. наук. Екатеринбург, 1997. — 458 с.

186. Головин С. А. История политических репрессий на Дальнем Востоке России, 1920−1930-е годы. Дис. канд. ист. наук. Благовещенск, 2000. -235 с.

187. Кузьмин М. А. Стимулирование правопослушного поведения заключенных в исправительно-трудовых лагерях посредством реализации поощрительных норм (1930−1956 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М., 1998.

188. Кузьмин С. И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений Советского государства (1917−1985 гг.). Дис. док. юрид. наук. М., 1992.

189. Кузьмина О. С. Становление и развитие воспитательной системы исправительных учреждений советского государства: 20-е, 50-е, 70-е гг. Дис. канд. пед. наук. М., 1994. 204с.

190. Романовская В. Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX века (опыт философско-правового исследования). Дис. д-ра юрид. наук. СПб., 1997.

191. Рубинов М. В. Становление и развитие советской пенитенциарной системы, 1918−1934 гг.: По материалам Урала. Дисс. канд. ист. наук. Пермь, 2000.

192. Смыкалин А. С. Пенитенциарная система Советской России 1917 — начало 60-х гг. (историко-юридическое исследование). Дис. докт. юрид. наук. М., 1998. -325 с.

193. Удодов А. Г. Правовое регулирование режима отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях Советского государства: 1929−1941 гг. Дисс. канд. юрид. наук. М., 2003.

194. Упоров И. В. Исторический опыт формирования и реализации пенитенциарной политики России в XVIII—XX вв. Дисс. докт. ист. наук. М., 2001.

195. Христофорова Е. И. Режим в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР (1929−1941 гг.). Дисс.. канд. юрид. наук. М., 2002.

196. Шашков В. Я. Раскулачивание в СССР и судьбы спецпереселенцев. Дисс. докт. ист. наук. М., 1995.

197. Шашкова O. JI. Репрессивная политика государства в 1928—1939 годах и ее последствия (на материалах Центрального Черноземья). Дисс. канд. ист. наук. Курск, 2000.

198. Широков А. И. История формирования и деятельности Дальстроя в 19 311 941 гг. Дис. канд. ист. наук. Магадан., 1997. 204 с. Ястребов А. В. Первый советский исправительно-трудовой кодекс. Дис. канд. юрид. наук. М., 1987. — 180 с.

Заполнить форму текущей работой