Анализ творчества К. Томана

Тип работы:
Доклад
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: //www. . ru/

Важно не количество, а качество. Особенно это ценят ценители настоящей поэзии. Не важно, сколько стихотворений вышло из-под перапоэта, важно то, насколько искусны эти стихи.

Карел Томан — один из лучших поэтов конца 19-го и начала 20-го веков. Именно он является подтверждением вышесказанного. В копилке его творчества не больше ста небольших стихов, но каждое из них является настоящей жемчужиной поэзии своего времени.

Карел Томан — это псевдоним. Его происхождение даже не указывало на то, что когда-нибудь молодой сын крестьянской семьи покинет отчий дом и отправится за своей судьбой пешком. Что его стихи сделают его навсегда частью чешской и западноевропейской культуры, что он станет настоящим бродягой, но бродягой не простым. Что он превратится в аристократа, который постоянно находился в движении, в поисках себя и своего пути.

Профессионально заниматься литературой будущий поэт начал в студенчестве, когда поступил на юридический факультет, но потом его бросил, поняв, что на самом деле важно для него. Из Праги он переселяется в Вену, а после Вены уже не смог остановиться — и начал свои знаменитые путешествия по Западной Европе пешком. Именно в пути он сочинял свои стихи. Когда он заносил перо над бумагой, он уже прекрасно знал, как будет звучать его стих, потому что он отбился в его памяти за время долгих переходов пешком с места на место. В его рукописях нет ни единой помарки! Стихотворение «Солнечные часы» — одно из таких, возникших во время пути в бесконечном поиске покоя для никогда не успокаивающейся души.

Томан никогда не имел постоянной работы и постоянного заработка. И это неудивительно, видя его темп жизни. Время от времени его друзья помогали ему найти какое-нибудь место работы, но Карел Томан не мог долго находиться на одном месте. Доходило до настоящих казусов, как, например, однажды, в середине обычного рабочего дня Томан вдруг затосковал по Франции и ее романтики. Он встал со своего рабочего места, взял лишь пальто и ушел в Париж. То есть буквально — ушел. Пешком. Что самое интересное — через несколько недель он и правда оказался в Париже.

Своему другу, известному писателю и поэту Фране Шрамеку он писал из Вены о своих приключениях. Бунтарская душа его выделялась на фоне расчетливых и спокойных немцев:

— Я здесь дразню немцев чем попало, и никто из них не отважится дать мне по морде. Максимум они ругаются. Однажды я залез в здешний чешский «Национальный дом». В нем шел праздник, музыка играла песни «На Марианке», «На радлицкой дороге» и «Боже, царя храни!». Как раз когда играли третью часть этой смеси, я — социалист! — выкрикивал свирепо: «Тьфу!». Приблизительно минут через десять патриоты, наконец, разозлились. Потом их прибежало около десяти, размахивая кулаками перед моими глазами они кричали, чтобы я немедленно убирался. «Верните мне плату за вход, господа, и я уйду. Я не вхожу в вашу компанию». И господа ушли, засунув свои кулаки в карманы. A faute de mieux, вот как по-идиотски я здесь развлекаюсь. Напиши когда-нибудь, и лучше всего будет, если ты оставишь мой адрес лишь для себя.

Успех литературный к Томану пришел только после Первой мировой войны. За период своего взлета на литературном поприще почти каждый год он получал награды и премии, в том числе и государственную, что позволило ему бросить нелюбимые работы и жить, не завися ни от кого.

Послевоенный сборник Карела Томана называется «Месяцы» и вышел он сразу после войны. В нем находятся двенадцать коротких стихотворений, каждое из которых посвящено отдельному месяцу в году. Его первую книжку критики до сих пор считают лучшим произведением поэта.

C середины 20ых Карел Томан постепенно перестает печатать новые стихотворения. А во время Второй мировой войны и после, когда чешские власти подарили ему звание народного поэта, Томан уже давно не писал стихи. Однако это никак не отразилось на его поведении — вел он себя как настоящий поэт и был настоящим поэтом до самого конца своей жизни, до лета 1946 года. Особенно это проявлялось в его работе редактором в «Чешском денике» и «Народних листех».

Конец 19-го века стал знаменательным для чешской литературы. Она вошла в число искуснейших литератур Европы. Закончилось чешской национальное возрождение, принеся свои огромные плоды. Даже не смотря на то, что Чехия все еще была частью Австро-Венгерской монархии, культура Чехии была уже полностью самостоятельной и самобытной. И если некоторые писатели старшего поколения 19го века иногда кажутся бесконечно далекими от нашего поколения, то творчество молодого поколения, которые начинали свое литературное дело с 90ых годов 19-го века, даже не смотря на то, что прошло уже без малого сто лет, кажется нам современным, а среди чешских читателей имеет успех и теперь.

Самым главным событием, которое определило судьбу многих поэтов и вообще всей чешской литературы конца 19 -начала 20 века, стало издание общего литературного манифеста «Чешский модерн». Буйное молодое поколение сплотилось, чтобы его написать, и, когда результат был достигнут, а манифест выдан, этот странный союз, состоящий из слишком разных и самостоятельных творцов, распался. Но подарил чешской литературе таких деятелей искусства, как, например, критика и литературоведа, теоретика невероятной величины, неповторимой пока в чешской литературе, Франтишка Ксавера Шалду. Он был действительно индивидуалист, в своем роде единственный. Вместе с ним свой кусок славы получили и старшие писатели, которые обратились к стилю модерн, которых наполовину в шутку, наполовину всерьез называли «великими старцами».

Среди жемчужин чешского модерна импрессионист, настоящий музыкант чешского слова, удивительный Антонин Сова; гениальный, вовремя понятый, но все еще остающийся непонятным символист, мистик, профессиональный мечтатель Отакар Бржезина, который является первым чешским кандидатом на Нобелевскую премию (не получил он ее только потому, что неожиданно и преждевременно скончался); мастер сатиры Йозеф Сватоплук Махар, который смог придать меланхолической поэзии остроту колкой иронии, направленной против образа жизни чешского обывателя.

Это время подарило чешской литературе одного из самых известных представителей чешского модерна, который остался навсегда в чешской истории, бесконечно несчастного поэта, спортсмена и художника Карела Главачка. Он умер очень рано, но за свою короткую жизнь успел написать три сборника очень чувственных меланхолических стихов («Поздно ночью», «Мстительная кантилена», «Псалмы»). Он создал целый ряд эстампов, а так же организовал чешскую спортивную жизнь и основал физкультурную организацию «Сокол», которая сегодня есть едва ли не в каждом каком угодно малом чешском городке.

Он писал удивительные белые стихи, а его меланхолический стиль, полный желания куда-то вернуться (может быть, даже в прошлую жизнь — кто знает, как мистичен был этот поэт?), полный художественной тоски — если судить по его популярности в свое время и по сей день — очень вовремя пришел на чешскую литературную сцену. Многие другие поэты, как, например, поэт Йиржи Карасек из Львовиц, или поэт и драматург, директор национального чешского театра Ярослав Квапил, вдохновлялись стилем Главачка и перенимали у него некоторые его особенно прекрасные черты.

Чешская литература периода расцвета модерна отличается от других литератур того времени тем, что в этот период поэзия получила наибольшее распространение, а не проза, как это было, например, в литературе русской. Поэзия — даже не смотря на всю ее красоту — не могла заполнить пробел, вызванный нехваткой личности прозаика, который написал бы крупный роман. Отакар Тээр, писатель и поэт, пытался заполнить своими рассказами этот пробел, но, к сожалению, стать чешским Оноре де Бальзаком ему не удалось. Но литературная критика все равно осталась ему очень благодарной и высоко ценит большую часть его произведений.

К чешской литературе модерна относят целый ряд популярных имен литераторов, художников и других деятелей искусства. Среди них и вечно запрещаемый философ и писатель Ладислав Клима, и известный живописец, график и писатель Йозеф Вахал (как говорит одна легенда, он писал свои романы не рукописно, а прямо на блочном наборе печатного станка), и представитель чешской католической литературы, поэт и священник Якуб Демл.

Чешская литература стиля модерн подарила чешскому искусству множество интересных, загадочных и таинственных личностей, как например Артур Брейский. Он выдал один сборник портретов исторических личностей под названием «Триумф зла». Он покинул Чехию и уехал жить в Америку, где в возрасте 25 лет таинственно исчез.

О литературе чешского модерна многое сказано, но хочется говорить и говорить еще больше. Чешские мистики в это время восхищались самыми разными предсказаниями. Как и в любое время, и в первой половине 19-го века ходили предсказания, обещающие конец света именно в этот период. В некоторых произведениях есть предсказания того, что конец мира наступит в 1917 или 1918. Эпоха стиля модерн по сути прекращается тогда, когда в мире началась Первая мировая война. Сейчас, спустя столетие, можем ли мы сказать, что предсказание о конце света сбылось, потому что мир, каким он был до этого времени, после конца войны стал совершенно другим?

стихотворение литературный манифест

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой