Психофизиологические показатели уровня внимания

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Психологические науки
Страниц:
184


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Общая характеристика работы. Актуальность.

В связи с развитием в последнее время компьютерной техники все большее значение приобретает проблема оптимизации взаимодействия человека и компьютера. Поэтому встает важная проблема эффективной диагностики состояния человека-оператора. В настоящее время создана Международная Эргономическая Ассоциация, а в рамках этой ассоциации функционирует группа & quot-Психофизиология в эргономике& quot-. На конференциях, организованных Международной Эргономической Ассоциацией, постоянно ставится вопрос о дальнейшей разработке и совершенствования методов объективной диагностики и мониторинга состояний человека-оператора в целях повышения эффективности взаимодействия системы человек-компьютер.

В рамках данного направления одной из наиболее актуальных задач является изучение психофизиологических показателей уровня внимания как системной интеграции процессов, протекающих на центральном и периферическом уровнях.

По мнению многих зарубежных (Llinas, 1995- Crick, Koch, 1990- Singer, 1990- Basar 1998, Basar et al., 1999) и отечественных (Ливанов, 1972- Иваницкий, 1997- Данилова, 1985,1998- Думенко, 1997) исследователей наиболее успешно эта проблема может быть решена с позиции резонансной теории, согласно которой осцилляторная активность мозга рассматривается как основной язык, на котором нейронные сети реализуют процессы переработки информации.

Интерес исследователей к изучению механизмов и функций осцилляторной активности мозга в последние годы получил дополнительный импульс в результате открытия гамма-ритма — ритмической активности в частотном диапазоне от 30 до 200 Гц, верхняя граница которого по некоторым данным, по-видимому, может быть сдвинута еще дальше в высокочастотную область.

Высокая частота гамма-ритма приближает его к электрофизиологическим характеристикам нейронной активности, что дает основание рассматривать его в качестве хорошего кандидата стать неинвазивным ЭЭГ-показателем активности нейронных сетей. Широкое распространение по структурам мозга гамма-ритма не только у человека, но и у животных, включая беспозвоночных, позволило рассматривать гамма-активность в качестве функциональных строительных блоков электрической активности мозга, которые включены во все виды сенсорных и когнитивных процессов (Basar, 1998, Basar et al., 1999).

Однако некоторые исследователи связывают гамма-активность главным образом с физиологическим механизмом сознания (Llinas, 1995- Singer, 1990- Crick, Koch 1995). Согласно данному подходу возникновение субъективного образа требует усиления гамма-активности, которая выполняет функцию & quot-временного связывания& quot- нейронов в ансамбли через синхронизацию их электрических осцилляций.

Изучение связи гамма-активности с вниманием привело исследователей также к неоднозначным выводам. По одним данным сенсорный компонент гамма-активности в составе вызванного потенциала модулируется и зависит от внимания к стимулу (Marshall et al., 1996), по другим он инвариантен по отношению к сложности заданий и направленности внимания (Karakas, Basar, 1998).

Все вышеизложенное делает весьма актуальным изучение гамма-активности в качестве коррелята процессов внимания.

Другое перспективное направление в фундаментальных исследованиях механизмов внимания связано с изучением роли осцилляторной активности в управлении состояниями человека через сердечный ритм. Показано, что пейсмекерный механизм сердечной мышцы находится под непрерывным контролем со стороны ритмических модуляторов ЦНС, вклад которых определяет рисунок спектра мощности, характеризующего вариабельность сердечного ритма (Жемайтите, 1982- Соколов, Станкус, 1982- Данилова и др., 1994, 1995). Для количественной оценки вкладов ритмических модуляторов в регуляцию пейсмекерной активности сердца разработан метод построения векторного пространства сердечного ритма (CP), оси которого интерпретированы как метаболический, сосудистый и дыхательный модуляторы (Данилова, 1995, 1997, 1998). Функциональные состояния человека, состояния внимания могут быть описаны через параметры CP в виде векторов возбуждения, компоненты которого представлены вкладами (активностью) метаболического, сосудистого и дыхательного ритмических модуляторов.

С позиции резонансной теории для описания состояния внимания представляется актуальным объединение осцилляторной активности, регистрируемой методом ЭЭГ, и прежде всего в форме гамма-ритма, с параметрами CP, характеризующими его вариабельность в терминах изменения активности ритмических модуляторов RR-интервала.

Таким образом, гипотеза нашего исследования исходит из представления о сопряженном изменении ЭЭГ и сердечного ритма как системы регуляции внимания. Осцилляторная активность ЦНС, проявляющаяся в ритмах ЭЭГ и в ритмических модуляторах, управляющих процессами периферического уровня, рассматривается в качестве языка мозга, с помощью которого реализуются различные виды внимания: активное (произвольное) и пассивное (непроизвольное) внимание. Предполагается, что произвольное внимание, вызванное необходимостью выполнять моторную реакцию на регулярное появление сенсорного стимула, проявляется в специфическом комплексе реакций активации, реализуемых в виде системы осцилляторных процессов, протекающих на центральном (ЭЭГ) и периферическом (CP) уровнях.

Для измерения ЭЭГ-реакций активации был применен новый метод оценки уровня гамма-активности по числу локальных источников гамма-ритма в объеме мозга, вычисленных на основе однодипольной модели с подвижным источником (Данилова, 1999). Для картирования гамма-активности мозга был использован метод выявления фокусов (центров) взаимодействия. Состояние человека оценивалось по ряду параметров сердечного ритма: частоты сердечных сокращений (ЧСС), индекса напряжения (ИН), стандартного отклонения (СО) и вкладам ритмических модуляторов, определяющих вариабельность CP на основе построенния его векторного пространства. Были исследованы корреляционные связи между параметрами центрального уровня (ЭЭГ) и периферического (CP) в ситуациях произвольного и непроизвольного внимания. Для выявления различий в метаболической активности мозга при произвольном и непроизвольном внимании был применен метод функционального ядерно-магнитного резонанса (ФЯМР).

Экспериментально нами было показано, что измерение гамма-активности по числу локализованных источников гамма-ритма на основе однодипольной модели с подвижным источником свидетельствует об усилении гамма-активности под влиянием привлечения внимания к стимулу в виде сенсорного компонента в составе звукового ВП. Вычисление корреляционных связей между спектрами мощности в полосе гамма-ритма для различных отведений выявило закономерное перемещение центров взаимодействия по гамма-ритму в результате привлечения внимания к стимулу для выполнения на него моторной реакции в правую височную и фронтальную кору, а также в центральные области обоих полушарий. Топография фокусов гамма-активности для состояния произвольного внимания при выполнении простой сенсомоторной реакции на звук получила подтверждение методом ФЯМР, с помощью которого были определены различия в метаболической активности мозга по уровню содержания деоксигемоглобина для двух ситуаций: при наличии и отсутствии двигательной реакции на световой стимул. Выявлена положительная корреляция мощности гамма-ритма и активности высокочастотного дыхательного модулятора СР. Описан комплекс осцилляторных реакций, характерный для ситуации привлечения внимания в виде усиления гамма-ритма как сенсорного компонента ВП и появления специфического распределения по коре фокусов взаимодействия по гамма-ритму при одновременном усилении модулирующих влияний на сердце от высокочастотного дыхательного осциллятора и росте ЧСС.

Предмет и задачи исследования.

В ходе проведения данного исследования решались следующие задачи:

1. Исследовать изменение спектральной мощности ЭЭГ, усредненной относительно стимула, в диапазонах дельта-, тета-, альфа-, бета- и гамма-ритмов под влиянием привлечения внимания к звуковому стимулу для выполнения на него моторной реакции.

2. Исследовать влияние произвольного внимания на величину гамма-активности как сенсорного компонента, измеряемой числом локализованных источников гамма-ритма на основе однодипольной модели с подвижным источником. Для уточнения локализации сенсорного компонента гамма-ритма использовать трехдипольную модель с фиксированными источниками.

3. Исследовать картирование корреляционных связей гамма-активности для различных отведений ЭЭГ с целью выявления локусов (центров) взаимодействия в ситуациях непроизвольного и произвольного внимания к звуковым стимулам.

4. Определить различия в метаболической активности вокселей объёмного отображения мозга при наличии и отсутствии моторной реакции на световой стимул, используя метод функционального ядерного магнитного резонанса (ФЯМР).

5. Сопоставить данные о центрах взаимодействия по гамма-ритму, полученные методом картирования корреляционных связей для различных отведений ЭЭГ с результатами, полученными методом ФЯМР.

6. Исследовать индивидуальные и групповые векторные пространства CP для больших наборов частотных спектров РГ сердца, полученных в различных сериях, и определить их мерность.

7. Проанализировать изменение параметров ЭКГ в виде ЧСС, СО и ИН и компонентов векторов возбуждения, отражающих вклады ритмических модуляторов CP, под влиянием привлечения внимания к стимулу для выполнения моторной реакции.

8. Исследовать корреляционные связи между значениями мощности дельта-, тета-, альфа-, бета- и гамма-ритмов в составе ЭЭГ, усредненной относительно стимула, и параметрами CP: ЧСС, СО, ИН и вкладами ритмических осцилляторов, модулирующих RR-интервал и выделенных с помощью векторного пространства СР.

Научная новизна.

В диссертации получены и представлены новые научные результаты:

1. Впервые механизм регуляции внимания исследован как взаимодействие осцилляторных процессов центрального (ЭЭГ) и периферического (CP) уровней. Установленная положительная корреляция высокочастотного дыхательного модулятора сердца, выделенного с помощью 4-х мерного векторного пространства, с гамма-активностью рассматривается как механизм произвольного внимания.

2. Апробирован новый метод для измерения уровня гамма-активации по числу локализаций в объеме мозга источников гамма-ритма на основе однодипольной модели с подвижным источником. При помощи данного метода показано усиление сенсорного компонента гамма-ритма в составе ВП, измеряемого числом локализаций источников гамма-ритма во временном окне от 10 до 200 мс после стимула, при привлечении внимания к звуковому стимулу для выполнения на него моторной реакции.

3. Впервые для уточнения локализации эквивалентных дипольных источников гамма-ритма использованы срезы мозга конкретных испытуемых, полученные методом структурного ядерно-магнитного резонанса (ЯМР).

4. Выявлено уменьшение общего числа корреляционных связей по гамма-ритму между различными отведениями ЭЭГ и одновременно увеличение их силы в нескольких немногих центрах (центрах взаимодействия) при усилении внимания к звуковым стимулам для выполнения простой сенсомоторной реакции по сравнению с прослушиванием индифферентных звуков.

5. Показана согласованность данных об изменениях в карте корреляционных связей по гамма-ритму между различными отведениями ЭЭГ, возникающих под влиянием произвольного внимания, с результатами, полученными методом ФЯМР о появлении дополнительных очагов метаболической активности (по уровню содержания деоксигемоглобина) в лобной и моторной коре.

6. Усовершенствована модель векторного пространства CP: вместо 3-х мерного решения предложено 4-х мерное пространство, оси которого интерпретируются как метаболический, сосудистый и два дыхательных осциллятора: низкочастотный (0,1−0,14 Гц) и высокочастотный (0,3−0,5 Гц). У высокочастотного дыхательного модулятора CP выявлена высокая чувствительность к изменению уровня и направленности внимания. Привлечение внимания к звуку для выполнения простой сенсомоторной реакции усиливает активность высокочастотного дыхательного модулятора RR-интервала (0,3−0,5 Гц), что подтверждается изменением координат группового спектра РГ в пространстве СР.

7. Впервые описан комплекс осцилляторных реакций, возникающий на центральном и периферическом уровнях и характеризующий ситуацию произвольного внимания в виде усиления гамма-ритма, как сенсорного компонента ВП и появления специфического распределения по коре фокусов взаимодействия по гамма-ритму при одновременном усилении ритмических модуляций на сердце от высокочастотного дыхательного осциллятора, положительно коррелирующего с гамма-ритмом электрической активности мозга.

Практическое применение.

Выявление комплекса реакций активаций в виде паттерна осцилляторной активности, реализуемой на центральном и периферическом уровнях, может служить объективной оценкой возможностей человека при отборе лиц для профессий, требующих высокой надежности в экстремальных условиях, при контроле за уровнем бодрствования и внимания в процессе обучения. Наличие положительной корреляции гамма-ритма и высокочастотной дыхательной аритмии позволяет использовать векторное пространство CP для реализации биологической петли обратной связи в системе «человек-компьютер» в целях повышения эффективности их взаимодействия.

Положения, выдвигаемые на защиту.

1. 4-х мерная модель векторного пространства CP, оси которого интерпретируются как метаболический, сосудистый и два дыхательных осциллятора: низкочастотный (0,1−0,14 Гц) и высокочастотный (0,3−0,5 Гц) по сравнению с 3-х мерной является более эффективной для диагностики состояния человека. Для высокочастотного дыхательного модулятора CP, выделенного с помощью 4-х мерного пространства, установлена положительная корреляция с гамма-активностью ЭЭГ, что позволяет использовать CP как индикатор центральной активации.

2. Измерение уровня гамма-активности по числу локализаций в объеме мозга источников гамма-ритма на основе однодипольной модели с подвижным источником предлагается в качестве эффективного метода для исследования уровня внимания и реакций активаций в структурах мозга.

3. Привлечение внимания к звуковому стимулу для выполнения моторной реакции усиливает сенсорный компонент гамма-ритма в составе ВП, измеряемого числом локализаций источников гамма-ритма во временном окне от 10 до 200 мс после стимула, что рассматривается как показатель усиления сенсорного внимания.

4. Уменьшение общего числа корреляционных связей по гамма-ритму между различными отведениями ЭЭГ и увеличение степени их корреляции в нескольких немногих центрах (центрах взаимодействия) рассматривается в качестве маркера тех структур мозга, которые вовлечены в выполнение сложной целенаправленной деятельности, требующей усиления сенсорного и моторного внимания.

5. Привлечение внимания к звуку для выполнения простой сенсомоторной реакции сопровождается комплексом реакций активации на центральном (ЭЭГ) и периферическом (CP) уровнях в виде усиления гамма-ритма как сенсорного компонента ВП, измеренного по числу локализаций источников гамма-активности, специфического изменения состава фокусов взаимодействия гамма-активности, роста ЧСС и усиления модулирующих влияний на сердце со стороны высокочастотного дыхательного осциллятора, положительно коррелирующего с гамма-ритмом ЭЭГ.

Апробация работы.

Материалы диссертационного исследования были доложены на заседании кафедры психофизиологии МГУ (сентябрь 1999 года) и представлены на следующих конференциях:

1) Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам & quot-Ломоносов-96"- (Москва, 12−14 апреля 1996). Доклад & quot-Влияние диазепама на тревожность и параметры сердечного ритма& quot- в секции & quot-Психофизиологические механизмы восприятия& quot-. Тезисы опубликованы.

2) Первая Всероссийская конференция по психологии (31 января — 2 февраля 1996 г., Москва). Симпозиум & quot-Общая психофизиология& quot-. Тезисы & quot-Вегетативное пространство сердечного ритма человека& quot- опубликованы.

3) EBPS'96 (European Behavioural Pharmacology Society) (Forte Village, Cagliary, Italy, May 17−21, 1996). Тезисы «Anti-anxiety effect of Diazepam according to the indices of the heart rhythm» приняли участие в «poster session» «Anxiety and anxiolytics» и опубликованы.

4) Постер «The connection of sensory component of gamma rhythm with attention» представлен на конференции «Conceptual advances in the studies of associative learning and memory», Москва, 23−26 сентября 1999. Тезисы опубликованы.

Структура диссертации.

Рукопись диссертации содержит 183 страницы текста, включает 32 рисунка и 24 таблицы. В списке использованной литературы 107 источника, из них 66 на иностранных языках. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, пяти глав экспериментального исследования с описанием % методики и полученных результатов, обсуждения, выводов, списка литературы

Выводы

1.. Сопоставление активности гамма-ритма в составе ЭЭГ с высокочастотным дыхательным компонентом аритмии CP позволило предложить модель произвольного внимания в виде комплекса реакций осцилляторной активности на центральном (ЭЭГ) и периферическом (CP) уровнях.

2. Выполнение простой сенсомоторной реакции связано с усилением гамма-колебаний как сенсорного компонента ВП, со специфическим изменением фокусов гамма-активности, ростом ЧСС и усилением модулирующих влияний на сердце от высокочастотного дыхательного осциллятора.

3. Расположение фокусов гамма-активности (центров взаимодействия), характерное для выполнения простой сенсомоторной реакции, согласуется с локализацией метаболически активных вокселей, выявленных методом ФЯМР в аналогичных условиях.

4. На основе нового метода для измерения уровня гамма-активации, основанного на подсчете числа локализаций его в объеме мозга, показано, что произвольное внимание, направленное на выполнение моторной реакции на звук, вызывает увеличение числа локализованных источников гамма-ритма во временном окне от 10 до 200 мс после стимула.

5. Усиление внимания к звуковым стимулам при выполнении простой сенсомоторной реакции по сравнению с прослушиванием индифферентных звуков уменьшает общее число корреляционных связей в полосе гамма-ритма между различными отведениями, выделяя несколько центров взаимодействия: в правой височной и фронтальной коре, а также в центральных зонах обоих полушарий.

• 6. Методом ФЯМР выявлено, что привлечение внимания к стимулам создает дополнительные очаги метаболической активности в лобной и моторной коре левого полушария, а также в мозжечке.

7. Предложенное 4-х мерное векторное пространство СР, оси которого интерпретируются как метаболический, сосудистый и два дыхательных осциллятора: низкочастотный (0,1−0,14 Гц) и высокочастотный (0,3−0,5 Гц), позволило показать, что привлечение внимания к звуку для выполнения простой сенсомоторной реакции сопровождается ростом ЧСС и усилением активности высокочастотного дыхательного модулятора RR-интервала (0,3−0,5 Гц).

8. Усиление внимания в виде активации гамма-ритма в височных, теменных и центральном отведениях обоих полушарий при произвольной реакции положительно коррелирует с ростом модулирующих влияний на сердце со стороны высокочастотного дыхательного осциллятора.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Обзор литературы.

Внимание, уровень активации и функциональное состояние (ФС).

Электроэнцефалографические показатели уровня активации и внимания.

Основные ритмы ЭЭГ и их функции.

Метод картирования внутрикоркового взаимодействия в исследованиях внимания.

Потенциалы, связанные с событиями (ПСС).

Потенциалы, связанные с событиями (ПСС) на слуховые стимулы.

Потенциалы ствола мозга.

Среднелатентные ответы (СЛО).

Длиннолатентные компоненты.

Гамма-ритм и внимание.

Гамма-ритм как компонент CJIO.

Локализация источника сенсорного компонента гамма-ритма.

Сердечный ритм и внимание.

Частота сердечных сокращении, индекс напряжения и вариабельность RR интервала как показатели активации.

Векторное пространство СР.

Диагностика уровня активации при помощи функционального ядерно -магнитного резонанса (ФЯМР).

Изложение результатов исследования.

Гпава I. Изменение спектральных характеристики ЭЭГ, усредненной относительно стимула, в зависимости от внимания.

Методика.

Результаты.

Глава П. Гамма-ритм как электроэнцефалографический показатель внимания.

§ 1. Сенсорный компонент гамма-ритма как показатель внимания.

Методика.

Результаты.

§ 2. Пространственно — временные отношения гамма-ритма в зависимости от внимания.

Методика.

Результаты.

Глава III. Исследование метаболической активности различных участков мозга методом функционального ядерно-магнитного резонанса.

Методика.

Результаты.

Гпава IV. Диагностика состояния внимания по сердечному ритму.

Методика.

§ 1. Векторное пространство CP как метод оценки состояния человека.

§ 2. Изменение активности ритмических модуляторов сердца в зависимости от внимания.

Глава V. Корреляционные связи между ЭЭГ — показателями активации и параметрами сердечного ритма.

Методика.

Результаты.

Обсуждение.

Выводы.

Список литературы

1. Баевский Р. М., Кириллов О. И., Клецкин С. 3. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. М.: Наука, 1984. 221 с.

2. Безденежных Б. Н. Методы психофизиологических исследований // Основы психофизиологии (под. ред. Александрова Ю.И.). Москва, Инфра-М, 1997.

3. Виноградова О. С. Гиппокамп и память. М., 1975. С. 333.

4. Голубева Э. А. Способности и индивидуальность. Москва, Прометей, 1993

5. Грановская P.M. Восприятие и модели памяти. Л., 1974.

6. Данилова Н. Н. Психофизиология. Москва, Аспект пресс, 1998.

7. Данилова Н. Н. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний. М.: МГУ, 1992. 192 с.

8. Данилова Н. Н. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. М.: МГУ, 1985. 387 с.

9. Данилова Н. Н. Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности М, 1997. С. 431.

10. Данилова Н. Н. Сердечный ритм и информационная нагрузка. //Вестник МГУ. Серия 14 (Психология). 1995. № 4. с. 14.

11. Данилова Н. Н., Коршунова С .Г., Соколов Е. Н. Показатели сердечного ритма при решении человеком арифметических задач // Журнал высшей нервной деятельности. 1994. Т. 44. Вып.6. М., 1995.

12. Данилова Н. Н., Коршунова С. Г., Соколов Е. Н., Чернышенко Е. Н. & laquo-Зависимость сердечного ритма от тревожности как устойчивой индивидуальной характеристики& raquo-. // Журнал Высшей нервной деятельности им. И. П. Павлова. 1995 г. Том 45. № 4.С. 647.

13. Думенко В. Н. Высокочастотная электроэнцефалограмма: результаты и перспективы. 1997. С. 286−298.

14. Жемайтите Д. И., Воронецкас Г. А., Соколов Е. Н. Взаимодействие парасимпатического и симпатического отделов вегетативной нервной системы в регуляции сердечного ритма//Физиология человека. 1985. том 11. N 3. с 448.

15. Жемайтите Д. М. Вегетативная регуляция синусового ритма у здоровых и больных. //Анализ сердечного ритма. Вильнюс: Москлас, 1982. с. 22.

16. Иваницкий A.M. Психофизиология сознания. // Основы психофизиологии (под. ред. Александрова Ю.И.). Москва, Инфра-М, 1997а.

17. Иваницкий A.M. Синтез информации в ключевых отделах коры как основа субъективных переживаний // Журн. высш. нервн. деят. 19 976. Т. 47. № 2. С. 209.

18. Иваницкий A.M. Сознание и рефлекс // Журн. высш. нервн. деят. 1990. Т. 40. № 6. С. 1058.

19. Иваницкий A.M., Ильюченок И. Р. Картирование биопотенциалов мозга при решении вербальной задачи. // Журн. высш. нервн. деят. 1992. Т. 42. № 4. С. 625.

20. Иваницкий A.M., Подклетнова И. М., Таратынова Г. В. Исследование динамики внутрикоркового взаимодействия в процессе мыслительной деятельности. // Журн. высш. нервн. деят. 1990 Т. 40. № 2. С. 230.

21. Коган А. Б. Электрическое проявления деятельности коры головного мозга // Частная физиология нервной системы. JI.: Наука, 1983. С. 605.

22. Коган А. Б. Электрофизиология. М.: Выс. школа, 1969. 365 с.

23. Коптелов Ю. М Программа трехмерной локализации источников электрической активности головного мозга «Brainloc» версия 5.0 Руководство пользователя Москва, 1998

24. Лебедев А. Н. Математическая модель восприятия и запоминания зрительной информации человеком. // Нейрофизиологические механизмы поведения. М.: Наука, 1982. С. 381.

25. Ливанов М. Н. Избранные труды. М.: Наука, 1989. 400с.

26. Ливанов М. Н. Пространственная организация процессов головного мозга. М.: Наука, 1972. 181с.

27. Митрофанов А. А. Компьютерная система анализа и топографического картирования электрической активности мозга «BRAINSYS» описание применения. 1999.

28. Наатанен Р. Внимание и функции мозга. М.: МГУ. 1997. 559с.

29. Новикова Л. А. Влияние нарушений зрения и слуха на функциональное с состояние мозга. М, Просвещение, 1966, 319с.

30. Основы психофизиологии (под. ред. Александрова Ю.И.). Москва, Инфра-М, 1997.

31. Павлов И. П., 1951. Полн. Собр. Соч.: в 6 т. М. -Л., 1951−1952.

32. Психология. Словарь, М., 1990.

33. Симонов П. В. Тета ритм и механизм квантования извлекаемых из памяти инграмм. // Память и следовые процессы. Тезисы докл. 4-й Всесоюзн. Конференции. Пущино. 1979. С. 77.

34. Соколов Е. Н. Восприятие и условный рефлекс. М.: МГУ, 1958. 333 с.

35. Соколов Е. Н., Станкус А. И. Типы психофизиологических реакций на информационную нагрузку //Анализ сердечного ритма. Вильнюс: Мокслас, 1982.С. 83.

36. Соколов Е. Н. Принцип векторного кодирования в психофизиологии. // Вестник МГУ. Серия 14 (Психология). 1995. № 4.

37. Соколов Е. Н. Физиология высшей нервной деятельности. 4.1 М., 1979.

38. Сороко С. И., Бекшеев С. С. Статистическая структура ритмов ЭЭГ ииндивидуальные свойства механизмов саморегуляции мозга // Физиологический журнал СССР, 1981. Т. 67.

39. Ханин Ю. А. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спильбергера. Л., 1976, 54с.

40. Basar Е., Basar-Eroglu С., Karakas S., Schurmann М. Oscillatory brain theory: a new trend in neuroscience. IEEE Eng Med Biol Mag 1999 May-Jim 18:3 56−66.

41. Basar E. Brain functions and oscillations. Vol. 1. Springer, Berlin, 1998.

42. Basar E. Brain functions and oscillations. Vol. 2. Springer, Berlin, 1999.

43. Basar-Eroglu C., Basar E., Demiralp Т., Schurmann M. P300-response: possible psychophysiological correlates in delta and theta frequency channels. A review. Int J Psychophysiol 1992 Sep. 13:2 161−79.

44. Berntson G. G., Cacioppo J. T. Quigley K. S., and Fabro V. T. Autonomic Space and Psychophysiologal Responce //Psychophysiology. 1994a. Vol. 31. No. l.P. 44.

45. Berntson G.G., Cacioppo J. Т., and Quigley K.S. Respiratory sinus arrhythmia: autonomic origins, physiological mechanisms and psychophysiological implications //Psychophysiology, 1994c, Vol. 30. № 2. P. 183 — 196.

46. Berntson G.G., Cacioppo J.T. and Quigley K.S. Autonomic Determinism: the Modes of Autonomic Control, the doctrine of Autonomic Space, and the Laws of autonomic Constraint. //Psychological Review, 1991, Vol. 98. № 4, pp. 459 -487.

47. Bouyer J.J., Montaron M.F., Vahnee J.M., Rongeul A. Anatomical localization of cortical beta rhythms in cat // Neuroscience. 1987. Vol. 22. P. 863 869.

48. Burne E.A., Porges S. W. Frequency-Specific Amplification of Heart Rate Rhythms Using Oscillatory Tilt // Psychophysiology. 1992. Vol. 29. N 1 p. 120

49. Burton AC, Taylor D, 1940. A study of the adjustment of peripheral vascular tone to the requirements of body temperature. Am J Physiol., 129: 565−577.

50. Cacioppo J.T., Bernston G.G., Binkley Ph.F., Quigley K.S., Uchino B.N. and Fieldstone A. Autonomic cardiac control. III. Noninvasive indices and basal response as revealed by autonomic blockades. //Psychophysiology, 1994, Vol. 31, № 6, pp. 586 — 598.

51. Celesia, G.G., 1976. Organization of auditory cortical areas in man. Brain, 99, 403−414.

52. Creutzfeldt OD, Watanabe S, Lux HD Relations between EEG phenomena and potentials of single cortical cells. I. Evoked responses after thalamic and erpicortical stimulation. Electroencephalogr Clin Neurophysiol 1966 Jan 20:1 1−18

53. Crick F, Koch C. Why neuroscience may be able to explain consciousness 11 Scientific Amer. 1995. V. 273. P. 66.

54. Crick F. Function of thalamic reticular complex: the searchlight hypothesis // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. Neurobiology. 1984. V. 81. P. 4586.

55. Crick F., Koch Ch. Towards a neurobiological theory of consciousness // Seminars in Neurosciens. 1990. Vol.2. P. 263−275.

56. Culham JC, Brandt SA, Cavanagh P, Kanwisher NG, Dale AM, Tootell RB. Cortical fMRI activation produced by attentive tracking of moving targets. J Neurophysiol 1998- 80: 2657−70

57. Cyon E. 1874. Zur Physiologie des Gefassnervencentrums. Pfluger’s Arch, 9: 499−513.

58. Demiralp T, Basar E. Theta rhythmicities following expected visual and auditory targets. Int J Psychophysiol 1992 Sep 13:2 147−60

59. Dinse HR, Kriiger K, Akhavan AC, Spengler F, Schoner G, Schreiner CE. Low-frequency oscillations of visual, auditory and somatosensory cortical neurons evoked by sensory stimulation. Int J Psychophysiol 1997 Jun 26: 1−3 205−27

60. Ekberg D.L. Respiratory sinus arrhythmia and other human cardiovascular neural periodocities. In: Lenfant C., Pack A., Dempsey J.A. (eds.). Regulation of breathing, 2nd edition. Marcel-Dekker, New York, USA. 1995. Pp. 669−740.

61. Fredericq L. 1882. De riinfluence de la respiration sur la circulation. Les oscillations respiratoires de la pression arterielle chez le chien. Arch. Biol. Paris. 3: 55−100.

62. Galambos, R., Makeig, S., & Talmachoff, P.J., 1981. A 40-Hz auditory potential recorded from the human scalp. Proceedings of the National Academy of Sciences, 78, 2643−2647.

63. Hales S. 1733. Statical essays: containing haemastatics- or, an acount of some hydraulick and hydrostatical experiments made on the blood and blood-vessels of animals. Innys W, Manby R, Woodward T. London, United Kingdom.

64. Haller A. von. 1778. De partium corporis humani praecipuarum fabrica et functionibus. Berne: Prelis Societatum Typhograhicarum.

65. Hatch J. P., Klatt K., Porges S. W., Schroeder-Jasheway L. and Supic J. The relation between rhythmic cardiovascular variability and reactivity to ortostatic, cognitive and cold pressor stress // Psychophysiology. 1986. Vol. 23. N 1. P. 48.

66. Hayashi H, Iijima S, Sugita Y Teshima Y Tashiro T Matsuo R Yasoshima A Hishikawa Y & Ishihara T (1987) Appearance of frontal mid-line theta rhythm during sleep and its relation to mental activity Electroenceph elm Neurophysiol 66 66−70

67. Herbert R & Lehmann D (1977) Theta bursts An EEG pattern in normal subjects practising the transcendental meditation technique Electroenceph elm Neurophysiol 42 397−405

68. Hering E. 1869. Uber den Einfluss der Atmung auf den Kreislauf 1. Uber Athembewegungen des Gefasssy stems. Sitzungsberichte Mathemat-Naturwissenschauft Classe Kaiserlich Akad Wissenschaft, 60: 829−856.

69. Jacobson, G.P. Fitzgerald, M.B. Auditory evoked gamma band potential in normal subjects. J Am Acad Audiol 1997- 8: 44−52

70. James, W., 1890. The principles of psychology. New York: Holt. Jung R & Kommuller AE (1938) Eme methodik der ableitung lokalisierter potenualschwankungen aus subcorticalen himgebieten Arch Psychiat Nervenkr 109 1 30

71. Kahneman D. Attention and Effort. Eglewood Cliffs. N.Y.: Prentice Hall, 1973.

72. Kamath M.V., Fallen E.L. Power spectral analysis of heart rate variability: a noninvasive signature of cardiac autonomic function. Critical Reviews Biomed Eng, 1993,21(3): 245−311.

73. Karakas S, Basar E Early gamma response is sensory in origin: a conclusion based on cross-comparison of results from multiple experimental paradigms. Int J Psychophysiol 1998 Dec 31:1 13−31.

74. Katayama S Hon Y Inokuchi S Hirata T & Hayashi Y (1992) Electroencephalographs changes dunng piano playing and related mental tasks ActaMedOkayama46(l) 2329

75. Klimesch W, Pfiirtscheller G, Mohl W, Schimke H. Event-related desynchronization, ERD-mapping and hemispheric differences for words and numbers. Int J Psychophysiol 1990 Apr 8:3 297−308

76. Knight, R.T., Hillyard, S.A., Woods, D.L. & Neville, H.J., 1980. The effects of frontal and temporal-parietal lesions on the auditory evoked potential in man. Electroencephalography and clinical Neurophysiology, 50, 112−124.

77. Makeig, S. & Galambos, R., 1989. The CERP: event-related perturbations in steady-state responses. In: E. Basar & T. Bullock (Eds.), Brain Dynamics: Progress and Perspectives. Berlin: Springer Verlag, 375−400

78. Makela, J.P. & Hari, R., 1987. Evidence for cortical origin of the 40 Hz auditory evoked response in man. Electroencephalography and clinical Neurophysiology, 66, 539−546.

79. Marshall, L. Malle, M. Bartsch, P. Event-related gamma band activity during passive and active oddball tasks. Neuroreport 1996- 7: 1517−20

80. Mayer S. 1877. Studien zur Physiologie des Herzens und der Blutgefasse. V. Uber spontane Blutdruckschwankungen. Sitzungsberichte Kaiserlich Akad Wissenschaft Mathemat-Naturwissenschaft Classe, 74: 281−307.

81. McFarland, W.H., Vivion, M.C., & Goldstein, R" 1977. Middle components of the AER to tone-pips in normal-hearing and hearing-impaired subjects. Journal of Speech and Hearing Research, 20,781−798.

82. Mizuki Y, Takii 0, Tanaka T, Tanaka M & Inanaga К (1982) Periodic appearance of frontal midline theta activity during performance of a sensory-motor task. Folia Psychiatrica et Neurologica Japonica 36 (4). 375−381.

83. Moruzzi, G., Magoun, H. Brain stem reticular formation and activation of the EEG. // EEG. Clin. Neurophysiol. 1949. V.l. p. 455.

84. Murthy V.N., Fetz E.E., Coherent 23 to 35 Hz oscillations in the sensorimotor cortex of awake behaving monkey. Proceedings of the National Academy of Science. USA. 1992. Vol. 89. P. 5670−5674.

85. Naatanen R. Attention and brain function. New Jersey: Erlbaum Associates. 1992.

86. Nakashima К & Sato H (1993) Relationship between frontal midline theta activity in EEG and concentration. J Human Ergol 22: 63−67.

87. Osaka M. Peak alpha frequency of EEG during a mental task: task difficulty and hemispheric differences. Psychophysiology 1984 Jan 21:1 101−5.

88. Pantev C., Makeig S., Hoke M., Galambos R., Hampson S., Gallen C. Human auditory evoked gamma-band magnetic fields. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, vol. 88, 1991, pp. 8996−9000

89. Pfurtscheller G, Klimesch W. Functional topography during a visuoverbal judgment task studied with event-related desynchronization mapping. J Clin Neurophysiol 1992 Jan 9:1 120−31

90. Porges S. W. Vagal tone: an autonomic mediator of affect// Development of affect regulation and dysregulation/Eds. J. A. Garber andK. A. Dodge. 1991. N. Y.: Cambridge University press. P. 111.

91. Porges.S. W. Orienting in Defensive world: Mammalian Modifications of our evolutionary heritage. A Polyvagal Theory. //Psychophysiology. 1995. vol. 32. P. 301−318.

92. Posner M.I. Rothbart M.K. Constructing neuronal theories of mind. // High Level Neuronal Theories of the brain. Cambridge, Mass., MIT Press. 1994. P. 183.

93. Posner, M.I., 1978. Chronometric explorations of mind. Hillsdale, N.J.: Lawrence Erlbaum Associates.

94. Richards J.E. Heart rate responses and heart rate rhythms, and infant visual sustained attetin//Advanses in Psychophysiology. JAI press Inc. 1988. Vol.3. P. 189 221.

95. Scherg, M. & Cramon, D. von, 1986. Evoked dipole source potentials of the human auditory cortex. Electroencephalography and clinical Neurophysiology, 65, 344−360.

96. Schurmann M, Basar-Eroglu C, Kolev V, Basar E. A new metric for analyzing single-trial event-related potentials (ERPs): application to human visual P300 delta response. Neurosci Lett 1995 Sep 15 197:3 167−70.

97. Schweitzer A. 1945. Rhythmical fluctuations of the arterial blood pressure. J Physiol, London, 104: 25P-26P.

98. Singer W. Search for coherence: a principle of cortical self-organization // Concepts in Neurosci. 1990. Vol .1. N 1. P. 1−26.

99. Traube L. 1865. Uber periodische Thatigkeits-Aeusserungen des vasomotorischen und Hemmungs-Nervencentrums. Centralbl Med Wissenschaft, 56: 881−885.

100. Wolpaw, J.R. & Penry, J.K., 1975. A temporal component of the auditory evoked response. Electroencephalography and clinical Neurophysiology, 39, 609 620.

101. Woods, D.L. & Clayworth, C.C., 1985. Click spatial position influences middle latency auditory evoked potentials (MAEPs) in humans. Electroencephalography and clinical Neurophysiology, 60, 122−129.

102. Yamaguchi Y. & Niwa K. (1974) Feedback training and self-control of frontal theta burst of EEG appearing during mental work. J Jap Psychosom Soc 14: 344−353.

Заполнить форму текущей работой